Друзья из шкафа



жүктеу 475.73 Kb.
бет1/2
Дата02.04.2019
өлшемі475.73 Kb.
  1   2



ДРУЗЬЯ ИЗ ШКАФА

ГАБОР РАССОВ

Перевод и сценическая редакция Сергея Самойленко

Контакт автора: Eric Schlosser

8 916 259 4039

e_schlosser@yahoo.com
Контакт перевода: Сергей Самойленко

+7 905 930 4148

ssamoylenko@gmail.com

Анонс

2М 2Ж
Сатирическая комедия. Супруги Одиль и Жак, изнывая от скуки семейной жизни, решают купить себе по объявлению пару друзей, пользуясь большой распродажей… Они держат их в шкафу и выпускают лишь для того, чтобы развлечься вечером. С каждым вечером ситуация становится все острее и абсурднее, в результате выясняется, что покупные друзья обходятся слишком дорого. В 2013 году европейский канал ARTEпоказал снятый по этой комедии фильм «Друзья на продажу».



Об авторе
Габор Рассов - современный французский драматург, сценарист, актер. Пишет для театра с начала 90-х годов, автор более чем десяти пьес, среди которых «Криминальная жизнь Ричарда Третьего» (по мотивам пьесы Шекспира), «Нерон», «Ад» (По мотивам поэмы Данте), «Melodrame(s)». Спектакли по его пьесам с успехом идут в парижских театрах. По его сатирической комедии «Друзья из шкафа» (2010) европейский телеканал ARTE в 2013 году снял и показал фильм «Друзья на продажу».
О переводчике
Сергей Самойленко - литератор, журналист, театральный критик. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького (отделение поэзии). Стихи публиковались в столичных и региональных журналах и альманахах, интернет-изданиях. Автор трех книг стихов. Член Союза писателей РФ. С 2001 года живет и работает в Новосибирске. Выступает как культурный обозреватель, театральный и арткритик. Возглавлял отделы культуры в газетах «Новая Сибирь» и «Континент Сибирь», был редактором газеты Новосибирского государственного академического театра оперы и балета «Сибирский колизей». Сотрудничал с федеральной газетой «Культура», радио «Свобода», публиковал театральные рецензии в «Петербургском театральном журнале». Директор Сибирского центра современного искусства.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


ЖАК

ОДИЛЬ, его жена



ГИ

ЖЮЛЬЕТА, его жена



ПЕРВЫЙ ВЕЧЕР
Сцена 1
В гостиной Жак и Одиль. Они обращаются к зрителям.
ЖАК : Я и моя жена Одиль просто помираем от скуки. Двадцать лет супружества, бесконечных тоскливых семейных вечеров с занудными телепередачами охладили наши отношения. А ежеквартальные занятия любовью, на которые скрепя сердце соглашалась Одиль, вряд ли могли нас снова сблизить. Мы были на грани разрыва, а это повлекло бы за собой расходы на адвокатов, алименты, раздел имущества… Как раз в этот момент Одиль попался в руки рекламный проспект, предлагающий друзей жителям Парижа и центрального региона.
ОДИЛЬ : Сначала это меня удивило, я не думала, что можно покупать друзей, я думала, что их надо заводить… Это же общепринятое мнение…
ЖАК: Один телефонный звонок убедил нас, что мы не ошибаемся. Друзья продавались. Молодая сотрудница, с которой мы разговаривали, сообщила, что речь идет в большинстве случаев о безработных, о людях без документов, о потерявших свою жилплощадь. О тех дошедших до ручки, кто не видит другого способа устроить свою несчастную жизнь, кроме как выставить свою дружбу на продажу за приемлемую цену.
ОДИЛЬ : У нас были небольшие сбережения. Почему бы не доставить себе удовольствие? Жизнь так коротка. Мы решили купить в качестве друзей какую-нибудь пару.
ЖАК : Выбирать было крайне не просто. Предложения были очень достойные.
ОДИЛЬ : Например, врач, доктор Ален Жанко, недавно уволенный за то что проводил операции на по удалению груди, которые совсем не требовались. И его супруга Мирей, очаровательная домохозяйка, обожающая литературу и свои домашние растения.
ЖАК : (Одиль) Невероятно, какая у тебя память на имена, я бы поклялся, что ее звали Жанин…
ОДИЛЬ : Не-нет, это была Мирей, мне еще очень понравилась ее укладка…
ЖАК : Не будем спорить, в любом случае, они были нам не по карману.
ОДИЛЬ : Да, сказать честно, цена была просто заоблачной.
ЖАК : Были также супруги Буайе.
ОДИЛЬ : Филипп и Вивиан.
ЖАК : Филипп и Вивиан Буайе, очень добропорядочные люди, это бросалось в глаза. Уравновешенные, вежливые, так уважительно относящиеся друг к другу… Но слегка староватые…
ОДИЛЬ : И со слабым здоровьем ! А это главное. Друзей ведь не покупают для того, чтобы они болели.
ЖАК : Хотя гарантия дается на пять лет. Больных можно сразу же заменить, это оговаривается в договоре.
ОДИЛЬ : Нужно принимать в расчет фактор привязанности. Я очень верна в дружбе, поэтому знаю, что замена друга для меня будет очень травматичным опытом.
ЖАК : Поэтому мы отказались от Буайе. Что касается пары Валуар, они были настоящими интеллектуалами. Это было довольно соблазнительным предложением, но иногда они вызывали у нас комплекс неполноценности. Мне показалось более разумным купить друзей, которые были бы немного ниже нас по уровню развития. Не слишком намного, конечно, чтобы были точки соприкосновения, но все же достаточно, чтобы мы не рисковали в их компании оставаться в тени.
ОДИЛЬ : Мы долго колебались между супругами Фарси и Бегон…
ЖАК : Но Эмили…
ОДИЛЬ : Эвелин…
ЖАК : Да, Эвелин, ты права.. Значит, Эвелин Фарси была очень симпатичной, симпатичнее, чем Одиль, во всяком случае, а Одиль, надо сказать, очень ревнива, точнее завистлива…
ОДИЛЬ : Это правда, я всегда хочу то, что есть у других, мне стыдно, но я не могу с этим ничего поделать…
ЖАК : Я испугался, что это создаст проблемы. Так что мы выбрали пару Бегон. И, в общем, мы довольны.
ОДИЛЬ : О да, очень!
ЖАК : Это такие же посредственные люди, как и мы.
ОДИЛЬ : И она довольно полная. Худые девушки вызывают у меня чувство неполноценности.
ЖАК : Они восприимчивы, услужливы, но без чрезмерности…
ОДИЛЬ : Во всяком случае, они совсем не пугают. Я сразу же привыкла к ним.
ЖАК : И мы с радостью и гордостью представляем их вам. Наши друзья месье Ги Бегон и его жена Жюльетта.
Сцена 2
Входят Жюльетта и Ги.
ГИ : (зрителям) Здравствуйте !
ЖЮЛЬЕТТА : Здравствуйте!
ЖАК : (Жюльетте и Ги) Друзья мои, как дела? Все хорошо? На работе, дома? Я восхищен, мне доставляет истинное удовольствие принимать вас у себя дома, вы даже не представляете, до какой степени я восхищен!
ОДИЛЬ : Жюльетта, ты ослепительна, моя милочка, этот костюм тебе так идет, у тебя в нем такой цветущий вид, такой юный цвет лица и улыбка киноактрисы!
ГИ : Одиль! Жак! Такая радость видеть вас обоих! Какая гармония! Небесная гармония!
ЖЮЛЬЕТТА : Небесная! Ги настоящий поэт! Но он прав, вам позавидует кто угодно! Хорошая работа, обожаемые дети, чудесный дом, прекрасная ванная комната, дезинфецированные туалеты, кабельное телевидение, настоящий восточный чай… А кроме того, у Жака очень красивый череп. Для лысого мужчины это так важно…
ГИ : А Одиль такая забавная, такая забавная…
ОДИЛЬ : Я забавная ?
ЖЮЛЬЕТТА : Ну да, очень, очень забавная, с тобой никогда не соскучишься, ты говоришь такие глубокие вещи, иногда грустные, но произносишь их так весело!
ГИ : Это одно из твоих достоинств, но вовсе не единственное, ты впридачу очень красива и умна.
ЖАК : (зрителям) Вы видите? Правда, стоило рискнуть? Невероятно, они обошлись нам практически даром!
ОДИЛЬ : (зрителям) Мы их безумно ценим.
ЖЮЛЬЕТТА : (внезапно смеется) О да, ты такая смешная! Просто умора! Я больше не могу! А твой дом такой уютный, тут так хорошо себя чувствуешь! У тебя правда хороший вкус. Я уверена, что ты могла бы рисовать картины или лепить что-нибудь, у тебя душа художника! Ах, какие цвета – красный, зеленый, синий!
ГИ : И снова красный, и снова зеленый, и снова синий! Все у вас восхитительно! А Жак? Какой мужчина! Кремень! Ты ведь тоже не просто так здесь?
ЖЮЛЬЕТТА : Как, должно быть, хорошо жить в тени этих деревьев, чувствовать себя в безопасности!
ОДИЛЬ : О да, это так ! Жак такой надежный, он бережлив, он на самом деле всегда все видит наперед, он не пьет и не курит, у него очень скромные сексуальные запросы… Конечно, он немного скучен, не интересуется ничем, и с ним не о чем поговорить. Но не мне его упрекать, я сама такая зануда! Поэтому, прожив с ним так долго, я не рискну его ни в чем упрекнуть.
ЖАК : Это правда, нечего возразить, ты действительно зануда!
ОДИЛЬ : Я это признаю, признаю.
ЖЮЛЬЕТТА : Но разве не это составляет ваш шарм, вашу уникальность? Все вокруг такие интересные, что это невероятная удача - познакомится с кем-нибудь по-настоящему занудным!
ЖАК : Это я и говорю себе все время! Иначе бы я на ней не женился !
ОДИЛЬ : И мы так счастливы!
ЖАК : Да, так счастливы !
ГИ : Чем вы хотели бы заняться сегодня ? Что вам доставило бы удовольствие? Если вы предпочитаете побыть одни, не хотите, чтобы мы мешали вашей любви - без колебаний скажите нам. Мы будем чувствовать себя очень неловко оттого что стесняем вас, мы лучше уедем. Мы не будем жалеть ни о чем, мы провели с вами лучшие моменты нашей жизни! Но мы вас так любим, что будем совершенно счастливы выполнять все ваши желания и просьбы, потакать любым вашим капризам.
ЖАК: (зрителям) Разве не приятно ? Вот это друзья !
ОДИЛЬ : (зрителям) Настоящие друзья !
ЖАК : (зрителям) Понятие взаимности, обычное в дружбе, лишает предприятие всей выгоды. Когда кто-то расшибается в лепешку для вас, это приятно и кажется естественным. Но если взамен вам надо сделать то же самое ? Где здесь удовольствие? Вот в чем выгода купленного друга - он ничего не должен просить. Простой пример. Вы будете обязаны удержать друга, зпглянувшего в гости, если он тут же соберется уйти, чтобы не мешать вам. С купленными друзьями у вас нет никаких обязательств такого рода, вы можете сразу, без колебаний их прогнать. Впрочем, это такое удовольствие, против которого трудно устоять. (Ги и Жюльетте) Простите, но мы действительно хотели бы сегодня побыть одни.
ГИ : Очень хорошо, мы исчезаем.
ЖЮЛЬЕТТА : Жаль вас покидать, но мы счастливы, вы такие приятные.
Ги и Жюльетта возвращаются в шкаф.
ЖАК : (зрителям) Невероятно, правда же? Это ощущение власти, господства мне доставляет истинное блаженство. И если бы вы знали цену, которую мы за них заплатили ! Дешевле холодильника, дешевле стиральной машины, дешевле почти любой вещи!
ОДИЛЬ : (зрителям) Мы оба не курим, поэтому мы можем себе это позволить.
ЖАК : Кроме того, на самом деле они не ушли. Они устроились в шкафу. Они будут там располагаться, пока мы снова не почувствуем нужду в их присутствии.
ОДИЛЬ : Это наша обязанность. Надо, чтобы у друзей было личное пространство. Наиболее обеспеченные могут предоставить им в их распоряжении комнату, но достаточно и шкафа.
ЖАК : Это минимум, запрещено их устраивать в ящике.
ОДИЛЬ : Даже в большом. Необходимо, чтобы друзья могли находиться в их личном пространстве в полный рост и по очереди могли лежать на полу, свернувшись калачиком.
ЖАК : Мы также должны их кормить, а это расходы.
ОДИЛЬ : Они согласны на самое малое. Как правило, на остатки. В воскресенье, конечно, мы им открываем лавочку.
ЖАК : Это нормально, это выходной, в этот день надо быть добрым.
ОДИЛЬ : Для нас это так не естественно. Приходится делать усилие.
ЖАК : (Одиль) О, моя дорогая! Сколько супружеских пар могут оплатить подобную роскошь? А вот мы можем. Мы имеем не только коттедж, две тачки, обе БМВ, шесть разных сортов йогурта в холодильнике, комнату для каждого из наших детей-дебилов, запас из восемнадцати коробок противозапорной микстуры, машинку для стрижки искусственного газона, и так далее. Кроме всего этого у нас есть друзья, это только наши друзья!
ОДИЛЬ : О моя любовь, мы счастливы, мы так счастливы! А не сходить ли нам в супермаркет?
ЖАК : Какая хорошая идея, давай устроим себе настоящий праздник! Я особенно люблю стоять в очереди к кассе с полной тележкой! Какое чувство могущества! Я могу заплатить за весь этот бесполезный и отвратительный хлам, сваленный в тележку! Это кое-что значит!
ОДИЛЬ : А проверка чека! Ах, как мы любим проверять чек…
ЖАК : Обожаем, это истинный ритуал ! А если, к счастью, находим ошибку…
ОДИЛЬ : Это экстаз !
ЖАК : Тогда мы можем качать права! Протестовать с полным на то основанием! Требовать присутствия старшего менеджера, чтобы он лично констатировал грубую ошибку кассира! Это такое наслаждение - видеть старшего менеджера, это сравнимо с сексуальным удовольствием!
ОДИЛЬ : Ах, боже мой, я больше не могу, составляем список и бежим туда !
ЖАК : Мы составим список в машине, я не могу ждать !
Они выходят, на ходу составляя список покупок.
ЖАК : Вода, молоко…
ОДИЛЬ : Туалетная бумага, бумажные полотенца…
Жак и Одиль бегут в супермаркет.
Сцена 3
Ги и Жюльетта пользуются отъездом Одиль и Жака, чтобы выбраться из шкафа.
ЖЮЛЬЕТТА : (зрителям) Сначала маленькое уточнение. Нас зовут не Ги и Жюльетта, а Андре и Изабелла, просто Жак и Одиль не нравится наши имена, поэтому пришлось их сменить.
ГИ : (зрителям) Это записано в договоре продажи. Покупатель имеет право по своему усмотрению менять имена купленных друзей. Протестовать было бы бессмысленно.
ЖЮЛЬЕТТА : Сначала они нас звали Жиль и Алиса, но в конце концов имя Алиса напомнила Одиль коллегу по работе, которую она не любила…
ГИ : А Жак считал, что Жиль звучит по-дурацки. Так что они решили звать нас Ги и Жюльетта. Ну и что, почему бы и нет.
ЖЮЛЬЕТТА : Возможно, что они поменяют их снова. Если честно, это нас беспокоит меньше всего.
ГИ : Да… (пауза) Вы задаетесь вопросом, что с виду нормальных людей может заставить продать себя, не так ли ?
ЖЮЛЬЕТТА : К несчастью, это очень просто…
ГИ : У нас больше не было выбора…
ЖЮЛЬЕТТА : Мы стояли на краю пропасти…
ГИ : Заблокировали наши банковские счета…
ЖЮЛЬЕТТА : Выселили из дома…
ГИ : У нас нет никаких родственников, некому прийти нам на помощь…
ЖЮЛЬЕТТА : Улица нас ждала с распростертыми объятиями…
ГИ : Между улицей и шкафом мы выбрали шкаф.
ЖЮЛЬЕТТА : И не жалеем об этом.
ГИ : Нет, не жалеем.
ЖЮЛЬЕТТА : Жак и Одиль совершенные козлы, но не злые.
ГИ : Я бы не сказал…
ЖЮЛЬЕТТА : Ты не считаешь их полными козлами ?
ГИ : Да, считаю. Но ты говоришь, что они не злые, а с этим я не согласен. Они злые козлы.
ЖЮЛЬЕТТА : Как и все остальные, ни больше ни меньше.
ГИ : Их не беспокоит то, что мы живем в шкафу.
ЖЮЛЬЕТТА : Нет, конечно, но зато они нас кормят.
ГИ : Если они хотят, чтобы мы не протянули ноги, они чуть-чуть обязаны это делать.
ЖЮЛЬЕТТА : Скажем так, что они обычные, ни больше ни меньше.
ГИ : Мерзавцы!
ЖЮЛЬЕТТА : Они что, нас стегают ? Они нас насилуют с утра до вечера ? Заставляют курить крэк, пить соленую воду, чтобы посмотреть, как мы мучаемся? Ты что, обязан орать «Вперед, Марсель!», хотя они знают, что ты болеешь за «Пари Сен-Жермен»?
ГИ : Нет-нет, слава богу, что нет.
ЖЮЛЬЕТТА : Вот я и говорю : они нормальные, ни больше ни меньше.
ГИ : Как тебе угодно. В любом случае, это не важно, мы принадлежим им, и точка.
ЖЮЛЬЕТТА : По крайней мере, мы вместе!
ГИ : Это правда, нас могли распродать поодиночке.
ЖЮЛЬЕТТА : Как бедняжек  Мартину и Роберта! Помнишь, как Мартина выла, когда новые собственники приехали за ней… Мне потом целый месяц снились кошмары…
ГИ : Было достаточно, чтобы начальника нашего отдела захотел позабавиться… И нас разлучили бы.
ЖЮЛЬЕТТА : Или чтобы его внезапно попросили продать одного друга, без пары…
ГИ : Мы избежали худшего !
ЖЮЛЬЕТТА : Ах, мой дорогой, я тебя люблю!
Обнимаются. Затемнение.


ВТОРОЙ ВЕЧЕР
Сцена 1
Жак открывает дверь шкафа.
ЖАК : О-ля-ля, друзья мои, выходите, пожалуйста, друзья мои, мы вместе  проведем прекрасный вечер!
ОДИЛЬ : О да! Мы будем говорить о литературе, живописи, танце, архитектуре, духах (Жюльетте) Я обожаю твои духи, но я не хотела бы поменяться ни за что на свете !
ЖЮЛЬЕТТА : Как я тебя понимаю, как я тебя понимаю, мы с тобой будто сестры!
ОДИЛЬ : Я не готовила вам, у меня не было времени, и потом, мы уже пообедали.
ЖАК : Причем очень вкусно пообедали. Настоящее объедение!
ОДИЛЬ : Но мы можем выпить по стаканчику…
ЖАК : Налить вам? В старой бутылка дешевого вина еще немного осталось. Или воды из-под крана ?
ЖЮЛЬЕТТА : Воды из-под крана с удовольствием!
ГИ : О да! Стакан воды, я так хочу пить!
ЖЮЛЬЕТТА : Ничего так не утоляет жажду, как большой стакан прохладной водопроводной воды !
ОДИЛЬ : У нас только маленькие стаканчики, а вода теплая.
ГИ : Важно не то, что тебе наливают. А то, как тебе это наливают!
ОДИЛЬ : Садитесь, прошу вас, вы же не будете стоять весь вечер!
Жюльетта и Ги делают вид, что не замечают отсутствия стульев для них. Они остаются стоять. Одиль и Жак садятся.
ОДИЛЬ : Итак, Жюльетта, прочла ли ты, наконец, последний роман « … »? Потрясающе ! Увлекательно ! Иногда даже становится страшно!
ЖЮЛЬЕТТА : Да-да, страшно! Действительно страшно!
ОДИЛЬ : Но какой финал, такой искусный! В нем столько остроумия, столько остроумия, он поднимается почти на уровень « … » Или « … »! Это два писателя, которых я обожаю больше всех остальных !
ЖАК : Прости меня, моя дорогая, но я не понимаю ничего из того, что ты говоришь… В твоих фразах не хватает имен собственных. Последний роман писателя « ... » Он поднимается почти до уровня писателя «… » Или писателя «… » Это же не имеет смысла!
ОДИЛЬ : Вот оно что! Однако я эти фразы выучила наизусть на курсах ведения беседы, и я уверена, что употребила их правильно!
ЖЮЛЬЕТТА : Да, ты их очень хорошо употребила!
ГИ : Даже превосходно !
ЖАК : Только надо заменить многоточия именами авторов, иначе фразы не имеют смысла.
ОДИЛЬ : Если ты так говоришь, я верю тебе, ты ведь так умен. Но какими именами ?
ЖАК: Ну я не знаю… Лафонтен, например.
ОДИЛЬ : Да-да, Лафонтен, я его обожаю, окей, начну снова… Прочла ли ты последний роман Лафонтена? В нем столько остроумия, он поднимается почти на уровень Лафонтена! Или Лафонтена! Это два писателя, которых я обожаю больше всех остальных!
ЖАК : Да нет, это тоже не пойдет, нужны разные имена!
ОДИЛЬ : Это так сложно !

ГИ : Жак, ну что ты, не надо драматизировать!


ЖЮЛЬЕТТА : Конечно, не надо, понятно же, что она хочет сказать, а это главное.
ЖАК : Да, это так, три имени писателей – это не конец света. Куча умников пишут книжки! Как-то на ярмарке я шел из секции ДВД в секцию видеоигр и попал в отдел книжек, видели бы вы, сколько их там – горы ! Ну ладно, что там с именами… Лафонтена уже назвали, кого бы еще, не знаю… Агата Кристи! Жорж Сименон!

ОДИЛЬ : Согласна, согласна ! Прочла ли ты последний роман Лафонтена? В нем столько остроумия, он поднимается почти на уровень Агаты Кристи или Жоржа Сименона! Это два писателя, которых я обожаю больше всех остальных!



(Жюльетте и Ги) Простите меня, это немного занудно, но я только начинаю практиковаться в искусстве беседы….
ЖЮЛЬЕТТА : Ничего страшного, это совершенно нормально!
ОДИЛЬ : Ладно, тем лучше.
ЖЮЛЬЕТТА : Да, тем лучше.
Молчание.
ЖЮЛЬЕТТА : Во всяком любом случае, какой писатель этот Лафонтен, настоящий волшебник слова!
ГИ : О да, совершенно верно! Волшебник!
Снова молчание.
ГИ : Жорж Сименон тоже! Волшебник слова!
ЖАК : Не плох, но все же не так хорош как Лафонтен, согласны?
ГИ : Да-да, ты прав ! Хорош, но не дотягивает до уровня Лафонтена.
ЖАК : Ммммм…
Устанавливается молчание. Жюльетта и Ги пытаются нарушить его внезапным смехом, который так же внезапно прекращается.
ЖЮЛЬЕТТА : Как хорошо.
ГИ : Даже очень.
ЖЮЛЬЕТТА : Да-да, в самом деле, в самом деле хорошо.
ГИ : В самом деле, в самом деле. Нормально.
ЖАК : Ну ладно, мы поняли. Не будете же вы повторять это весь вечер!
ГИ : Вовсе нет.
ЖАК : Хорошо.
Опять молчание. Через несколько секунд, которые кажутся Ги и Жюльетте часами, Жак, к их большому облегчению, берет слово.
ЖАК : Кстати о Лафонтене, ты не помнишь хотя бы одну из его басен наизусть? А, Одиль?
ОДИЛЬ : Ну да! « Ворона и лиса! »
ЖАК : Ты хочешь сказать «Ворона и лисица»?
ОДИЛЬ : Конечно! А я что сказала? «Ворона и лисица»! Так смешно !
ЖЮЛЬЕТТА : Да, очень смешно!
ГИ : Очень, очень!
ОДИЛЬ : Значит, так… «Вороне как-то бог послал кусочек сыра…  Уф… На ель ворона взгромоздясь… Лисица бежала мимо, увидела и… Уф… Черт ! А, вот… Она говорит, это не дословно, но по смыслу…

« Какая ты красивая… Что за перышки… Что за глазки… А голосок… Черт, забыла ! Вещуньина с похвал… В зобу… В каком зобу, никогда не знала… Не важно… На чем я остановилась? Забыла…


ЖАК : Это не страшно, моя дорогая !
ЖЮЛЬЕТТА : Конечно, нет !
ГИ : Даже наоборот !
ЖАК : Наоборот что?
ГИ : Ну… Я хотел сказать… Это не страшно…
ОДИЛЬ : Я дальше не помню !
ЖАК : Ну, в общем, лисица наделала комплиментов вороне, которая в конце концов каркнула и уронила сыр, который лисица сожрала!
ОДИЛЬ : Да, точно !
ЖЮЛЬЕТТА : Да-да-да! Точно!
ОДИЛЬ : Эта басня написана для того, чтобы предупредить людей о том, что надо остерегаться льстецов, они не всегда искренние!
ГИ : Конечно…
ЖАК : Вы только вдумайтесь, она учила эту басню в пятом классе и до сих пор помнит почти наизусть ! Это то, что называется хрестоматийным произведением!
ГИ : О да ! да ! да !
ЖАК : То есть у Одиль память как у слона, она помнит все, особенно впечатляет ее фокус с телепрограммой! Дорогая, продекламируй нашим друзьям вечернюю телепрограмму прошлого четверг, шестого числа…
ОДИЛЬ : 20.50 Художественный фильм «Пророчество теней ». 22.55 Телесериал « Интимный дневник девушки по вызову ». Второй сезон, пятая серия « Утраченные иллюзии ». 00.55 Телеигра « Мир путешествий ». Повтор от среды. 2.45. Музыкальный канал.
Ги и Жюльетта аплодируют.
ЖЮЛЬЕТТА : Браво !
ГИ : Невероятно !
ЖАК : Она также очень хорошо помнит имена, может продекламировать список всех одноклассников нашей дочки.
ОДИЛЬ : Да-да! Легко! Клеманс, Гортензия, Беатрис, Рено, Оливье, второй Оливье, Кевин, Эрмина, Андре, Итзок, Поль, Дориан, Элоиза, Мишель, Лоик…
ЖЮЛЬЕТТА : Лоик !
ОДИЛЬ : Да-да, Лоик, две Вирджинии, София, Ламина, Ясмина, Пьер, Поль-Андре, Зоя, Мари, Мари-Пьер…
ГИ : Мари, Мари-Пьер, это забавно !
ОДИЛЬ : Да, правда… И наконец Леа, наша дочь.
ГИ : Я поражен !
ЖЮЛЬЕТТА : Леа очень красивое имя.
ОДИЛЬ : Мы колебались, выбирая между Береникой, Апоплексией и Жозианой.
ЖЮЛЬЕТТА : Выбор сделать, наверное, было нелегко!
ОДИЛЬ : О, это было настоящим приключением!
ЖАК : А я больше по датам. Я знаю наизусть время правления всех королей Франции от Людовика XI до Людовика XVI, а это не каждый может!
ГИ : Это такая редкость!
ЖАК : Хотите, я вам всех перечислю?
ГИ : Если хочешь!
ЖЮЛЬЕТТА : Да, как ты хочешь!
ЖАК : Лучше не буду, не стоит, боюсь, вам будет скучно!
ГИ : Нисколько!
ЖЮЛЬЕТТА : Наоборот !
ЖАК : Нет-нет, бесполезно настаивать !
ГИ : Клянусь тебе, Жак, это нам никогда не сможет наскучить!
ЖАК : Ги, я вижу, что ты говоришь это для того, чтобы доставить мне удовольствие. Но если честно, будет не очень деликатно с моей стороны вам это навязывать, и впридачу это займет много времени.
ЖАК : Посмотри мне в глаза, Жак! Жак, для меня будет огромной радостью, подлинной и глубокой, если ты огласишь список монархов Франции начиная с Людовика XI и заканчивая Людовиком XVI, и если возможно, с датам – начала и конца их правления.
ЖАК : В таком случае я не могу устоять. Когда просят друзья, надо уступить.

Людовик XI (1461-1483),

Карл VIII (1483-1498),

Людовик XII (1498-1515),

Франциск Первый (1515-1547),

Генрих II (1547-1559),

Франциск II (1559-1560),

Карл IX (1560-1574),

Генрих III (1574-1589),

Генрих IV (1589-1610),

Людовик XIII (1610-1643),

Людовик XIV (1643-1715),

Людовик XV (1715-1774)

и Людовик XVI (1774-1791)!


Долгое перечисление сопровождается охами и ахами, издаваемыми Жюльеттой и Ги.
ЖЮЛЬЕТТА : Увлекательно!
ГИ : Феноменально! Просто феноменально!
ЖАК : Ну-ну, я не заслужил ваших похвал, я учил это еще в школе, а в то время я был влюблен в мою учительницу истории… Не сердишься, Одиль ? Это помогает учебе !
ГИ : Конечно !
ЖАК : Тем более, что я был ее любимчиком, ее звали мадмуазель Вильнев. В том классе я лежал в больнице с аппендицитом, она пришла меня проведать и подарила мне книгу о динозаврах, я помню как будто это было вчера.
ЖЮЛЬЕТТА : Как трогательно!
ОДИЛЬ : Я тоже очень любила своих учительниц, особенно во втором классе – мадам Бьенвеню, у меня тогда были сложности с правописанием, а она была так терпелива со мной…
ЖЮЛЬЕТТА : Какая исключительная учительница!
ГИ : Бывают ученики, которые внушают педагогу желание превзойти самого себя !
ЖАК : А я во втором классе получил приз за товарищество. Я был очень симпатичный.
ГИ : Ты все еще симпатичный! Все еще! Ха-ха-ха !
ОДИЛЬ : Еще я помню мою учительницу латинского языка, мадам Було, или Буле… Нет, Була, мадам Була! Она считала меня очень способной!
ЖЮЛЬЕТТА : И ведь она не ошиблась, правда же?
ОДИЛЬ : Да, это правда. У меня всегда были способности к латыни… Вени, веди, вици… Я была превосходной ученицей.
ЖЮЛЬЕТТА : Ничего удивительного, ты так умна.
ЖАК : О! Надо вам рассказать, как я откосил от армии, я уверен, что это вас развеселит!
ГИ : Да, несомненно!
ЖАК : Ах, как я дурачил этих военных кретинов!
ОДИЛЬ : Я так люблю, когда он рассказывает эту историю, она такая смешная!
ЖЮЛЬЕТТА : Я смеюсь заранее! Ха-ха-ха!
ЖАК : На самом деле, это благодаря моему отцу. Он был зубным врачом и как раз лечил одного психиатра, который освидетельствовал призывников. Отец ему предложил скидку на мост, который ставил, - и дело сразу было сделано.
ГИ : Ловко провернул!
ЖЮЛЬЕТТА : Просто супер!
ЖАК : И еще я вам обязательно должен рассказать о своей работе!
ГИ : О, Жак, я так боялся, что после рабочего дня - без всякого сомнения, утомительного - ты не захочешь нам рассказывать о своей работе! Это так благородно с твоей стороны! Все для нас, все только для нас!
ЖЮЛЬЕТТА : Мы запомним этот день навсегда, этот день мы отметим в календаре кружочком, это такое сокровище – иметь настоящих друзей!
ЖАК : Итак, недавно я поставил своего начальника на место…
ОДИЛЬ : Жак если начнет рассказывать, его не остановишь!
ЖЮЛЬЕТТА : И он прав. В нашем обществе нужно обладать яркой индивидуальностью, иначе никак!
ЖАК : Да, с этой стороны мне не на что жаловаться!
ГИ : И ни с какой другой тоже!
ЖАК : Поверьте мне, я ему врезал всю правду-матку. Он побледнел и в конце вс-таки сказал : «Вы правы, Жак, я постараюсь улучшить все те недостатки, на которые вы указали!»
ГИ : О, Жак, знал бы ты, как я хотел бы на тебя походить! Это моя мечта!
ЖЮЛЬЕТТА : О да, и моя тоже ! Я обожаю Жака ! И тебя , Одиль, я тебя тоже обожаю!
ЖАК : (внезапно сухо) Правда?
ЖЮЛЬЕТТА : Что?...
ЖАК : Вот ты говоришь : «Я обожаю тебя, Одиль!» А я тебя спрашиваю : «Ты правда так думаешь?»
ОДИЛЬ : Ну конечно, она же это говорит!
ЖАК : Дай ей ответить.
ЖЮЛЬЕТТА : Ну конечно, я действительно так думаю, а иначе бы…
ГИ : Жюльетта всегда говорит то, что думает!
ЖАК : В этом «Я тебя обожаю, Одиль, я тебя обожаю!» нет никакого преувеличения, ни капли?
ЖЮЛЬЕТТА : Мне кажется, что нет…
ЖАК : А! Вот ты уже не так уверена!
ЖЮЛЬЕТТА : Это потому что…
ЖАК : Так, постой, я чувствую, что ты сейчас увязнешь. То, что Ги мной восхищается и мне завидует, в это я еще могу поверить, у меня есть кое-какие качества, которые могут вызывать подобные чувства. Но в то, что ты обожаешь Одиль и повторяешь это как попугай, я верю с трудом. Одиль все же не настолько великолепна… Она зануда, я, кажется, это уже говорил, эгоистка, скряга...
ОДИЛЬ : Жак так хорошо меня знает.
ЖАК : Завистлива, я это тоже уже говорил, труслива, также как и я, ничем не интересуется…

ЖЮЛЬЕТТА : (обрывает Жака, чтобы самой перейти к признаниям)

Прости, я может быть немного преувеличила. Говоря «Одиль, я тебя обожаю!» я хотела, без сомнения, сказать: «Одиль, я тебя очень, очень люблю!»
ЖАК : А, вот!
ЖЮЛЬЕТТА : Это у меня вырвалось само… Я это сделала не специально.
ЖАК : Когда я говорил так своему отцу, он мне отвечал: «Значит, теперь специально так не делай!»
ЖЮЛЬЕТТА : Значит, специально так не делай ! Я это запомню, это хороший урок!
ГИ : Нам еще многому надо научиться.
ЖАК : В этот раз я прощаю, но запомните, я не буду всегда так снисходителен.
ГИ : Это совершенно нормально!
ЖАК : В следующий раз я буду суров, понятно?
ГИ : Понятно.
ЖЮЛЬЕТТА : Я даже записала!..

ЖАК : Вы, должно быть, считаете меня жестоким? Но поставьте себя на мое место, мы же друзья, так ведь?


ГИ : Конечно.
ЖЮЛЬЕТТА : Лучшие друзья. Тем более, что других у нас нет, и ни за что на свете нам их не надо!
ЖАК : А друг имеет право требовать что?..
ГИ : Ну, это…
ЖЮЛЬЕТТА : Дружбу!
ЖАК : Да, а это значит…
ГИ : Привязанность…
ЖЮЛЬЕТТА : Даже любовь...
ЖАК : Согласен, согласен, но еще?..
ОДИЛЬ : Еще что?
ГИ : Ну, это… Я не знаю даже, моральную поддержку, совет, соль и спички в случае нужды…
ЖЮЛЬЕТТА : Может быть, искренность?
ЖАК : Ну наконец-то! Искренности, вот именно, это наименьшее, что можно требовать от тех, кто называется вашими друзьями. Не лести, не фальшивого подражания, не лицемерных комплиментов! Искренности! Искренности прежде всего !
ОДИЛЬ : (Ги и Жюльетте) О да, это так важно - быть искренней, я в этом всегда с вами, я вас люблю!
ЖАК : А они? Любят ли они тебя так же сильно, как ты их любишь?
ОДИЛЬ : Ну да, потому что это…
ЖАК : Эта взаимная дружба не делает ли из них тех, кого мы называем продажными тварями?
ГИ И ЖЮЛЬЕТТА : (громко кричат) О нет, нет! Вовсе нет, мы вас любим, мы вас обо… То есть мы вас очень-очень-очень любим, всем нашим сердцем!
ЖАК : Вот так вот! Спокойнее, пожалуйста! Не кричите так громко! Это было бы слишком просто! Они орут: «Нет! Нет! » И потому что они орут, надо верить им на слово ? Вы утверждаете, что ваша дружба искренняя? Ну так докажите это!
ГИ : Но какие доказательства искренности нашей дружбы мы можем предоставить?
ЖАК : Доказательства стороны защиты, а не стороны обвинения!
ОДИЛЬ : Статья 1-2-3 Уголовного кодекса !
ГИ : Это так непросто - доказать свою искренность.
ЖАК : Мы вам можем помочь.
ОДИЛЬ : Да, поможем им! Они же наши друзья!
ЖАК : Пожертвуйте что-нибудь ценное во имя дружбы, и мы поверим в вашу искренность!

ГИ : Согласен, что-нибудь ценное… Но у меня ничего нет!


ЖАК : На самом деле ничего нет?
ГИ : Честное слово, ничего!
ЖАК : А ваша жена ?
ГИ : Что моя жена ?
ОДИЛЬ : Что его жена ?
ЖАК : Она разве не принадлежит вам?
ГИ : Согласен, моя жена… Но она не настолько мне принадлежит...

ЖАК : Ах, вот как?


ГИ : Ну да, это человеческое существо, а никакое человеческое существо не может быть собственностью…
ГИ : Что ?
ГИ : Никакое человеческое существо…
ЖАК : Сволочь!
ОДИЛЬ : Жак, что ты!...
ЖАК : Скотина! Подонок!
ОДИЛЬ : Но…
ЖАК : Ты не поняла мерзких инсинуаций этой скотины? Говоря, что никакое человеческое существо не может быть собственностью, он подразумевает, что мы, купив друзей, нарушили основные моральные принципы ! Он считает нас рабовладельцами! Это как тебе? Свинья! Скотина!
ГИ : Вовсе нет! Вы с ума сошли!
ЖАК : С ума?! Ты смеешь называть меня дураком? Он меня оскорбляет! Свинья! Скотина!
ОДИЛЬ : (Ги) Не оскорбляйте моего мужа! Я вам запрещаю!
ЖЮЛЬЕТТА : Простите, простите! Он извиняется!
ГИ : Нисколько, наоборот! Мудак! Сука!
ЖАК : Я вас верну! Вы меня поняли? Я вас сдам назад!
ОДИЛЬ : Да, мы вас вернем, вы вы всю жизнь будете гнить на пыльной полке, вас в конце концов отправят на склад, а потом выбросят на свалку!
ЖЮЛЬЕТТА : Нет, сжальтесь! Сжальтесь! Только не на свалку!
ЖАК : Иди к черту со своей жалостью! Сдохни ! На свалку !
ЖЮЛЬЕТТА : Ужас ! Ужас ! Что стало с нашей дружбой !
ОДИЛЬ : Их сдадут на вторсырье ! На вторсырье !
ЖЮЛЬЕТТА : Нет ! Только не это ! Только не это !
ЖАК : (внезапно расслабляется) Ха-ха-ха ! Какой прекрасный вечер ! Только с настоящими друзьями можно ругаться так непринужденно! Я выместил злобу и даже не ударил ни разу жену, какое счастье !
ГИ : Вы в самом деле не сердитесь?
ЖАК : Ну что вы! Мы же друзья! Тысяча извинений, если мои слова были немного резки, я на само деле так не думаю.
ЖЮЛЬЕТТА : Вы нас не отправите на свалку?
ОДИЛЬ : На свалку! Друзей! Конечно нет, вовсе нет, я вас обожаю!
ЖАК : Я тоже, я тоже, вы такие увлекательные, такие культурные! Нам же не мешает небольшой диспут время о времени; правда, вы очаровательные люди, ну-ка прочь, в шкаф, нет сил, что за день! Ко мне приставал начальник весь день, что за козел! Если бы я только мог послать его: « Пошел к черту! Дерьмо собачье!» Представляю себе его морду, какой козел ! (Одиль) Они вернулись в шкаф?
ЖАК : Во всяком случае я их не вижу !
ЖАК : Это лучшая покупка, которую мы совершили за долгое время. Точно, со времен дивана-кровати, который мы нашли на распродаже во время предпредпоследнего февральского отпуска, помнишь?
ЖАК : Конечно, такие вещи не забываются, есть даже фотография.
ЖАК : Ты думаешь, что нужно было купить еще? Было бы лучше ?
ОДИЛЬ : Еще диван-кровать?
ЖАК : Нет, еще друзей!
ОДИЛЬ : Дополнительно? К этим?
ЖАК : Ну конечно. Четверо друзей лучше чем двое!
ОДИЛЬ : Да, так было бы лучше. У меня есть каталог. Если хочешь, можно глянуть.
ЖАК : У тебя есть каталог ?
ОДИЛЬ : Ну да, за прошлый год, только что вышел. Есть даже служба почтовой доставки. Получаешь друзей анонимной доставкой через неделю после заказа.
ЖАК : Мммм, с виду практично, но, по-моему, опасно. Друзей не выбираю по каталогу, это как собака, надо животное осмотреть, погладить, почувствовать… И потом, это бесчеловечно.

ОДИЛЬ : Это правда, но это не мешает нам полистать каталог, может, появятся идеи.


ЖАК : Ты права, давай посмотрим в постели.
Жак и Одиль уходят в свою спальню.


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет