Дурной пример (слэш)



жүктеу 5.06 Mb.
бет2/25
Дата20.04.2019
өлшемі5.06 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

2

Прикрыв глаза рукой, Джинни внимательно вглядывалась в небо.

— Мерлин, если все будет продолжаться в том же духе, то к концу каникул Альбус запросит метлу, — пробормотала она, не отрывая глаз от двух крошечных точек в небе.

— Думаешь? — Гарри вопросительно поднял брови, не отрываясь от газеты, и потянулся к кофейнику. Жена оторвалась от созерцания кучевых облаков над головой и смахнула с хлебной корзинки упавший с дерева листочек. Завтракать в хорошую погоду на улице, накрыв стол в палисаднике в тени вековой липы, стало еще одной традицией семьи Поттеров, чему Гарри был очень рад — на свежем воздухе вкус кофе казался насыщеннее, хлеб мягче, а масло вкуснее. Даже надоевший еще во времена детства тыквенный сок шел на ура, и кувшин приходилось наполнять дважды за трапезу.

— О, господи, — ахнула Джинни, и заорала, сложив ладони рупором и усилив голос заклинанием, — Альбус! Скорпиус! Снижайтесь немедленно!

Гарри вздрогнул от неожиданности и выронил газету. Жена отчаянно замахала над головой руками, стремясь привлечь к себе внимание летунов, но те, похоже, и не думали спускаться.

— Черт знает что, — недовольно пробурчала она, опять усаживаясь за стол и то и дело поднимая голову вверх, — Хорек в школе был ненормальным, но у того хоть было чувство самосохранения, а его сын совершенно рамок не знает! А Альбус! Он же терпеть не может летать!

— Он любит летать, — сообщил Гарри, не отрываясь от спортивного раздела, но считая своим долгом защитить сына, — Просто рекорды его не интересуют.

— Да он же из-за Малфоя шею сломает! Альбус! — снова крикнула она, — Сейчас же вниз!

Гарри поднял голову и счастливо заулыбался, не разделяя обеспокоенности супруги. Под белой пузатой тучей, похожей на пухлую подушку, летали две темные фигурки. Периодически одна из них зависала на месте, дожидаясь, пока вторая в нескольких метрах от нее выписывает зигзаги и восьмерки. Через несколько мгновений уже обе фигурки повторяли только что показанный вираж. Красиво.

— Если Ал заинтересуется квиддичем, то я буду только рад, — сказал Гарри, продолжая всматриваться в глубокую летнюю синеву, не замечая как от неудобной позы начинает ныть шея.

— Что ты, что Рон — просто неисправимы, — отозвалась Джинни, заботливо подливая мужу новую порцию кофе, — И что за маниакальное желание сделать из детей звезд мирового спорта?

Гарри оторвался от созерцания неба и молча принял из рук жены кофейную чашечку, покрутив занемевшей шеей. С Джинни он был не согласен. Вовсе не хотел он сделать из Ала звезду, тем более, что Джеймс своими спортивными успехами и так вполне тешил отцовское тщеславие. Лучший загонщик Гриффиндора, благодаря которому команда уже в третий раз брала школьный кубок — нет, Джеймс явно пошел в отца!

«Мальчишка!» — в который раз с гордостью подумал Гарри, вспомнив отчаянный вираж, который исполнил Джейми на последней игре сезона. Поттеры сидели на трибуне для почетных гостей, вместе с директором, преподавателями и другими родителями, рукоплескавшими двум великолепным командам, орали как ненормальные, размахивая красно-золотыми шарфами, а потом обнимали счастливого чемпиона возле раздевалок. Альбус игру пропустил, смывшись под каким-то благовидным предлогом, и обнаружился только вечером, когда родители уже собирались домой.

— Молодец, — сухо поздравил он брата, чмокнул в щеку мать и тут же испарился, заметив в конце галереи светловолосую голову.

«А ведь Скорпи не играет в квиддич» — вдруг вспомнил Гарри и снова взглянул в небо, — «Кто же его научил таким выкрутасам, неужели хорек?!» Представив, как Малфой мог бы обучать своего сына держаться на метле Поттер криво усмехнулся и порадовался, что в команде Слизерина больше нет ни одного представителя белобрысого семейства, иначе Джеймсу было бы трудно вырвать из цепких хоречьих лапок кубок. Даже самому Гарри это удавалось с трудом, что бы там не думали его гриффиндорские друзья-приятели, вечно проезжающиеся по поводу купленного места в команде. Когда-то поддавшись общему убеждению Гарри быстро расстался с иллюзиями и убедился, что у отца Скорпи был настоящий талант ловца, и если бы не грандиозное везение Поттера — не видать Гриффиндору кубка как своих ушей за все годы учебы в школе Драко Малфоя.

— Нет, он расшибется! — покачала головой Джинни, опять бросая в небо встревоженный взгляд, — Хоть бы пониже спустились, ну нельзя же так!

— Пусть летают! — решил Гарри, не обращая внимания на обеспокоенное лицо супруги, и тут же зажал руками уши, когда Джинни сорвалась с места и опять заорала, приставив к губам руки:

— Джеймс! Джеймс! Скажи им, чтобы немедленно спускались!

Гарри понял, что спокойно насладиться утренним кофе ему не дадут. Свернув газету трубкой, он решительно положил ее на край стола, тяжело поднялся со стула и точно как жена, приложил ко лбу ладонь козырьком. Из-за густой кроны высокой липы взмыл черный длинный силуэт и понесся в небо, подняв черенок метлы почти вертикально вверх, со свистом тараня упругий воздух.

— Ну, сейчас он им задаст, — улыбнулся Гарри, предвкушая занятное зрелище — почему-то он был уверен, что старший сын с радостью присоединится к Скорпиусу в его попытке научить Ала полетам.

Джеймс быстро поднимался под облако, на глазах превращаясь в третью черную точку. Подлетев к двум другим, он остановился и завис на одном месте в паре метров от брата и его друга.

— Не надо никому ничего задавать! — рассердилась Джинни, не опуская головы, — Если они продолжат в том же духе втроем — сама поднимусь, видит Мерлин, и плевать, что я уже сто лет не летала!

— Правда?! — Гарри повернулся в сторону жены и шутливо приобнял ее за талию, прижимаясь боком, — Может, правда полетаем? Покажем молокососам на что способны их старики? Мы еще с тобой ого-го!

— Прекрати, Гарри, — легко засмеялась Джинни, отталкивая от себя мужа, — А просто шучу, куда уж мне летать.

— А что? — у Поттера вдруг азартно загорелись глаза, — Соберем команду: я, ты, Рон, можно еще кого-нибудь позвать...

— Малфоя, например, — жена уже вовсю улыбалась, снисходительно поправляя Гарри воротничок рубашки.

— Малфоя? Можно и его! — взбудораженный идеей Гарри даже не заметил жеста жены, — Соберем команду родителей и покажем этим новоявленным чемпионам где тестралы пасутся!

— Фантазер. — Джинни шутливо толкнула мужа в плечо, посмотрела вверх и вдруг испуганно ахнула, побледнев как полотно, — О, Мерлин, нет!

Гарри тут же задрал голову и почувствовал, как в завтрак в желудке сделал кульбит и холодным камнем упал куда-то вниз.

Три точки хаотично метались по небу, словно под облаком, как под белым плафоном, бесятся черные мухи. Летуны то сближались на угрожающе близкое расстояние, то разлетались в разные стороны со скоростью бильярдных шаров, по которым изо всей силы ударили кием, то снова мчались друг на друга, и казалось, что мальчишки вот-вот столкнуться прямо в воздухе.

Вдруг одна из точек задергалась из стороны в сторону, метнулась влево-вправо, и со скоростью курьерского поезда устремилась к земле.

— Альбус! — закричала Джинни, в панике хватаясь за голову.

Гарри как в кошмарном сне наблюдал, как метла сына несется прямо в крону старой липы, и понятия не имел, что делать и как остановить неминуемую катастрофу. Так страшно ему еще никогда не было. Боковое зрение отметило какое-то движение справа, Гарри на секунду повернул голову и увидел осевшую на траву Джинни, на белом как скатерть лице застыла маска ужаса. Медленно потянув из заднего кармана джинсов палочку, Поттер поднял руку и непослушными губами прошептал:

— Мобиликорпус!

* * *
Целитель похлопал Альбуса по руке и вежливо улыбнулся Джинни, застывшей на стуле и продолжающей сжимать в руках стакан с успокоительным зельем. Гарри тяжело привалился к дверному косяку, сосредоточенно созерцая солнечные блики на полу. Желтый яркий квадрат освещал кроссовки Ала, пыльную полу серой мантии колдомедика и угол кожаного чемоданчика с зельями.

— Ерунда, все ерунда, — бодро напевал под нос целитель, закрепляя повязку, — Завтра все будет как новое, но с полетами лучше повременить. А вот мать пугать не надо, не надо мать-то пугать.

Гарри согласно кивнул, словно знахарь обращался к нему, и закрыл глаза, чтобы не видеть вялого тела сына на кровати. Альбус зевал, пристраивая на груди перевязанную руку. У противоположной двери неловко перетаптывались с ноги на ногу Джеймс и сын Малфоя. Скорпиус так же как Гарри прислонился к косяку и сложил руки на груди, уставившись в окно. С момента жесткого приземления Ала в крону старой липы мальчишки не проронили ни слова.

— Ну-с, — целитель подошел к Гарри и хлопнул хозяина дома по плечу, — Переломов нет, сотрясений нет. Небольшая царапина, можно было бы сразу убрать, но пусть лучше зелье старается. Так надежнее.

— Да, — согласился Поттер, все еще переживая потрясение.

— Летать можно, но осторожно, — колдомедик повернулся к Альбусу и погрозил ему пальцем, — Слышите, молодой человек? Можно, но осторожно!

— Да, — опять ответил Гарри за сына. Ал открыл, было, рот, увидел взгляд матери, стушевался и покорно лег обратно на подушку.

— Молодость и горячность, да, — вещал целитель, двигаясь рядом с Поттером к камину. — Все мы были молоды, я и сам несколько раз в юности с метлы падал. А уж дочка моя вся ломаная-переломаная! Мне, говорит, квиддич нравится, вот так вот! — с непонятной гордостью сообщил он.

Гарри скептически покосился на розовую лысину медика. Ломаная-переломаная дочь целителя не показалась ему достаточной причиной для оправдания безрассудства Альбуса. Хорошо, что Джинни их не слышит.

— А у мальчика все будет хорошо, — интимно понизив голос, продолжала розовая лысина, забираясь в камин, — Не ругайте его, вы же сами герой, а они просто мальчишки, обыкновенные мальчишки.

— Да.


Зеленое пламя полыхнуло в лицо, колдомедик хитро подмигнул хозяину дома и исцез. Гарри постоял у опустевшего очага, потом снял очки и потер слезящиеся глаза.

— Джеймс! — заорал он, решив, что уже вполне успокоился, чтобы провести допрос с пристрастием.

Дожидаясь появления сына, Гарри подошел к окну и выглянул на улицу. Солнце заливало ярким светом зеленый палисадник, за белым низким заборчиком шумела кроной старая липа. Неприбранный стол с забытыми чашками выглядел сиротливо — ветер трепал край белой скатерти.

— Чего?!

Гарри обернулся на голос. В дверях гостиной стоял мрачный Джеймс. По его насупленному лицу было понятно, что мальчишка прекрасно понимает, о чем пойдет речь, и заранее приготовился к обороне.

— Ну? — отец уселся в кресло, сбросив с него старый рукодельный журнал, — И что же произошло? Почему Альбус упал?

— Вот его и спроси! — резко ответил сын, с независимым видом засовывая руки в карманы.

— Спрошу. — пообещал Гарри и вдруг попытался представить, как хорек общается с собственным отпрыском. Ничего не получилось. Возникшая картинка задрожала и рассыпалась — Гарри понятия не имел, как бы в такой ситуации поступил Драко.

— Так что же случилось, Джеймс?

Сын шумно втянул носом воздух, повесил голову и уставился под ноги.

— Да понятия не имею! — начал он. — Я взлетел, сказал, чтобы они спускались. Что мама волнуется. А белобрысый сказал, что они и так сейчас спустятся. А Альбус сказал, что не хочет. А я сказал, чтобы он сейчас же снижался. А он сказал, что ему нравится, и он еще хочет летать. А я сказал, что если он не спустится, то я сам его спущу. А белобрысый заржал. А Альбус сказал, что я дурак и неуч, все в мускулы ушло. А я сказал, что у него…

— Что у него? — не понял Гарри, почти сразу потеряв нить сбивчивого повествования. — Что у него?

Джеймс замолчал, еще ниже опустив голову. Поттер смотрел на сына, и слушал, как тикают напольные часы за его спиной. Медное блюдце маятника лениво покачивалось из стороны в сторону, узкие изящные стрелочки застыли на половине одиннадцатого. Тик-так. Сын молчал, вздыхал и ковырял носком ботинка плинтус.

— Что ему метлу надо в задницу засунуть и в небо запустить. — наконец выдавил он.

Гарри удивленно приподнял бровь.

— И все?! — изумился он. На его памяти Джеймс и Альбус могли друг другу еще и не такое наговорить, но ни разу это не приводило даже к драке. Ал умел одним словам так припечатать брата, что тому оставалось только убраться, поджав хвост. Ни разу Джеймс не пробовал пустить в ход кулаки, хотя по характеру был очень похож на дядю Рона.

— И все! — рявкнул сын, сполна оправдывая бешеный темперамент Уизли, — А белобрысый сказал, что если Ал захочет, то летать может даже лучше меня! Даже лучше тебя! А я сказал, что ему только в библиотеке сидеть, книжки читать, а настоящий спорт ему и не снился. А Альбус… — Джеймс поиграл желваками и запустил пятерню в волосы, — Он сказал, что из любого пике спокойно выйдет… И как рванул вниз!... Я и слова не успел сказать! придурок…

Гарри встал с кресла и неловко приобнял сына за плечи, отметив про себя, что мальчишка уже сравнялся с ним в росте. Джеймс отвернулся, пряча блестящие непролитыми слезами глаза.

— Перед белобрысым своим рисовался, кретин, — невнятно пробормотал он, и Гарри опять вспомнил ревнивого Рона. Ну, до чего же похож, даже поразительно! Такой же вспыльчивый и резкий Уизли. Да, а Альбус не такой… И в кого — не понятно, не в Гермиону же…

— Ладно, я маме скажу, что просто несчастный случай, — Поттер грубовато потрепал сына по макушке, тот дернул головой, выворачиваясь из отцовских объятий. Совсем мальчишка вырос, теперь его на колени не посадишь, и снитч в руку не сунешь… Взрослый. — Только давай договоримся — пока в нашем доме гостит…

— Пап, да прекрати! — взвился Джеймс, краснея еще больше, — Причем тут белобрысый?! Ты чего, еще не понял, что Альбус не из-за меня упал, а из-за него?!

— Нет, не понял, я вообще связи не вижу, потому что Скорпи…

— Да, Скорпи замечательный мальчик, умный, начитанный, и даже на метле держится как профи, хоть и не играет! Я всего этого дерьма в школе наслушался, хоть ты мне это не повторяй!

Джеймс в бешенстве пнул ногой испуганно крякнувшие часы, и вылетел из комнаты, грохнув дверью.

Гарри метнулся к окну и успел увидеть только черную тень, взмывающую в небо. Сын пронесся мимо палисада, взлетел выше, зацепив прутьями верхушку липы, и помчался над пустым полем.

— Черт, не семья, а сумасшедший дом, — рявкнул Гарри, ударив кулаком в стену, и пошел искать жену.

Проходя мимо открытой двери, за которой стоял диван с пострадавшим летуном, Гарри притормозил и воровато заглянул в комнату, удивляясь своему поступку. Он увидел идиллическую картину — перевязанный герой лежал, откинувшись на подушки, а младший Малфой… Гарри почувствовал острую необходимость срочно протереть очки, потому что меньше всего мог представить сына хорька стоящим на коленях перед диваном и чуть ли не мурлыкающим с Альбусом. Скорпиус положил голову Алу на живот и что-то тихо говорил, периодически срываясь на нервное хихиканье и грозя пальцем, а Ал отвечал ему совершенно идиотской улыбкой.

Гарри тихо отступил назад. Он стоял в полной прострации, рассматривая стену коридора, а потом развернулся и пошел в обратную сторону, не совсем понимая, чему только что стал свидетелем.


* * *
Метла неслась вверх, ветер свистел в ушах, отдувал к вискам слезы, рвал куртку с плеч. Джеймс покрепче сжал в ладонях ребристый черенок, наклонил метлу вперед и сделал круг над озером. Улетать дальше было категорически запрещено, и Джеймс чувствовал себя мухой в банке, бессильно мотаясь вверх и вниз. Под облако — и к слепящей глади воды, снова вертикально в небо — и опять к земле. Он летел по широкой дуге, вдоль белой ограды, огибающей опушку леса и выводящей на луг позади родительского дома.

Приземлившись в маленький стожок терпко-пахнущей свежескошенной травы, Джеймс отшвырнул метлу и упал ничком во влажную зеленую подушку, зарываясь в нее лицом.

— Придурок… — невнятно пробормотал он, сжимая в кулаке сочный травяной пучок.
* * *
— Ал, ты дурак, ну и зачем это надо было? Еще раз так сделаешь — и я сам тебя с метлы столкну, псих ненормальный! — Скорпи осторожно поправил бинт на руке, лежащей перед его лицом, — Ты просто болван, ты это знаешь? Вот поправишься, видит Мерлин, я тебя отлуплю, честное слово!

Альбус улыбнулся другу, и неловко пошевелился — подбородок младшего Малфоя больно надавил ему на живот. Скорпи сдвинулся в сторону, но с коленей не встал, продолжая выговаривать приятелю за глупую выходку.

— Ну, ничего же не случилось… — неуверенно протянул Ал, упиваясь странной смесью удовольствия, вызванной озабоченным видом друга, острой виной и не до конца пережитым страхом, когда он попал в объятия старой липы. Темная зелень в лицо, оглушительный хруст веток, хлесткие удары по рукам и ногам — и темнота. А потом — бледные лица родителей, испуганный Джеймс, ловкие руки целителя и молчаливый Скорпи, немым укором застывший в дверях.

— Когда случится — будет поздно! — друг улыбался и Альбус расцвел, как всегда не в силах держаться от ответной улыбки, — Что вы за народ такой, Поттеры? Вечно влипаете в приключения!

— Мы не влипаем, они сами нас находят, — Ал откинулся на подушку и закрыл глаза, когда Скорпиус осторожно убрал с его лба растрепанную прядь, — Можно подумать, что с тобой такого не бывает никогда.

— Нет, представь себе, не бывает, — Скорпи пристроил обе ладони на груди приятеля и положил на них подбородок, — А если и бывает, то всегда по твоей вине!

— Ты забыл, что я рейвенкловец, — напомнил Альбус, и потянулся руками вверх — долго лежать без движения он не привык, — Максимум, что со мной может случиться — это шишка на лбу, когда на голову падает очередной библиотечный том.

— Кто такую глупость говорит?

— Джеймс говорит.

— Джеймс ни черта не понимает, но уж мне-то можешь не заливать.

— Да, ты, конечно, знаешь про меня больше остальных!

— Конечно, знаю! — без тени сомнения заявил Скорпи, — Я, например, знаю, что ты хочешь научиться летать на метле. А еще я знаю, что ты вовсе не зубрила, просто у тебя хорошая память. А еще ты любишь лопать ванильные сухари и одновременно читать под одеялом. А еще у тебя есть дурацкая привычка гладить меня пальцем по щеке, вот как сейчас, хотя ты знаешь, что еще немного — и я начну чихать! Ал, да прекрати, ну щекотно же, я тебе что, девчонка что ли?!

Альбус довольно рассмеялся, когда Скорпи сел на пятки и звонко чихнул, закрыв лицо ладонями. Трогать друга ему нравилось, и нравилось, что Скорпиус ему это позволяет, хотя потом злится. Но невозможно было не протянуть руку и не погладить бледную фарфоровую щеку, а если повезет — то и прочертить линию от уголка ярко-голубого глаза к розовым сухим губам. Представить, чтобы Скорпиус еще кому-нибудь разрешил прикасаться к своему лицу, было нереально.

— Ну и болван же ты, — незлобно констатировал Скорпи, перестав чихать, и опять устраиваясь подбородком на теплом животе приятеля. — А потом твой брат опять скажет, что мы гомики.

— Не скажет, — Альбус поборол в себе желание еще раз повторить свой маневр, с целью потрогать мягкую щеку, — Тем более, что его все равно нет.

— А если бы был, то пусть завидует, да? — голубые глаза лукаво сощурились. Скорпиус изобразил имитацию удара, слегка ткнув приятеля кулаком под ребро.

— Вот именно, пусть завидует!

* * *
Нервное утро сменил относительно спокойный день, а затем и долгожданный вечер. Джинни уселась в кресло с вязанием, Гарри устроился напротив. Он медленно прихлебывал обжигающий чай и, поддавшись незнакомому приступу сентиментальности, листал старый школьный альбом Джинни. Молодежь на улице играла в некое подобие маггловского футбола, с воплями гоняя по двору старый мячик Лили. Квиддич был объявлен вне закона на неопределенный срок.

Гарри изредка бросал взгляд в окно, наблюдая как Альбус, поставленный голкипером в импровизированные ворота из двух садовых стульев, элегантно валится в траву, пропуская очередной мяч. Тогда Джеймс, в силу возраста представляющий из одного себя всю команду противника, носился по палисаднику и зычно орал: «Го-о-ол!» Лили и Скорпиус заливались смехом, Ал поднимался на ноги, неловко отряхивая брюки и покорно возвращался в ворота.

— Я за эти каникулы с детьми свихнусь, — пожаловалась Джинни, продолжая считать петли, — Через месяц меня можно в Мунго отправлять.

— А завтра они купаться собирались, — не моргнув глазом сдал детей Гарри, тихонько посмеиваясь, когда Джеймс и Скорпи затеяли борьбу за мячик. Они азартно толкались на пяточке размером метр на метр, заплетаясь ногами и поднимая в воздух столб легкой желтой пыли. Лили с визгом прыгала вокруг них, пытаясь помочь белобрысому гостю отбить мяч.

— Я не разрешаю, — поджала губы Джинни, разматывая клубок оранжевых ниток, до боли напоминая покойную тещу, — Сегодня Ал с метлы упал, а завтра утонет. Или, не приведи Мерлин, со Скорпи что-то случится!

— Да что с ним случиться может?! — Гарри не отрываясь смотрел в окно, мечтая присоединиться к веселой возне в палисаднике — в нелегкой борьбе команда Альбуса вырвала мяч у противника и великий футболист Малфой забил шикарный гол в пустые ворота.

— Нечестно! — взревел Джеймс, но в его голосе недовольства не слышалось, — Я добежать не успел, гол не засчитан!

Обе команды затеяли жаркий спор. Гарри засмеялся и нетерпеливо потопал по полу стоптанными тапочками — безумно захотелось выйти на улицу, встать между двумя стульями и поддержать «команду» Джеймса.

— Случиться может что угодно, — невозмутимо отозвалась из своего угла супруга, — Тем более, Альбус не умеет плавать.

— Научится! — легкомысленно отмахнулся Гарри, откладывая в сторону альбом и жадно прилипая к окну. Черт, надо позвать Рона, позвать Гермиону, можно еще собрать знакомых по школе. Мерлин с ним, с квиддичем, но погонять мячик по траве… можно еще какие-нибудь новые правила придумать… И хорька тоже пригласить.

Поттер на минуту представил тонкие губы, складывающиеся в презрительную усмешку в ответ на предложение поиграть семьями в маггловскую игру, и опять улыбнулся. Нет, этот сноб никогда не согласится царапать свои лаковые штиблеты о потрепанный резиновый мячик. Ну и черт с ним, а вот Малфоевский сын явно с восторгом принял бы приглашение поиграть со взрослыми.

В это время игра изменилась — спорщики договорились до пенальти. Джеймс встал в ворота, чуть пригнулся и растопырил руки. Скорпиус отошел подальше, поставил мячик на землю и заправил за ухо растрепанную длинную челку. Лили и Ал заняли позицию в стороне, не отрывая глаз от обоих дуэлянтов. Гарри понял, что невольно задерживает дыхание, впившись взглядом в тонкую светловолосую фигурку.

— Гарри, не вздумай потакать Альбусу, никаких купаний! — раздалось за спиной.

— Да, да! — нетерпеливо ответил Поттер, не слушая жену и практически впечатавшись носом в стекло.

Скорпи легко разбежался и ударил по мячу. Джеймс метнулся в правый угол, но мяч, бешено закрутившись в воздухе, по какой-то немыслимой траектории пролетел над его левым плечом и врезался в клумбу с ирисами, пробив в высоких ломких цветах заметную просеку.

— Гол! — заорал Альбус, повисая у Скорпиуса на шее. С другой стороны к нему присоединилась Лили и вся троица повалилась на траву, вереща и дрыгая ногами в воздухе.

— Чертов мальчишка, все же забил! — Гарри ударил кулаком по подоконнику и засобирался на улицу — он был обязан поддержать старшего сына и забить гол малолетним заучкам, чтобы сравнять счет.

— Ты куда?! — удивилась Джинни, увидев, как муж в прихожей вытаскивает из шкафа старые рваные кроссовки, — Гарри, ты с ума сошел, соседи увидят, тебе давно не двадцать!

— Прекрати, тут на мили вокруг никого нет, — пропыхтел возбужденный Поттер, завязывая шнурки и топая по коврику поцарапанными подошвами — кроссовки были старые, заслуженные, повидавшие всевозможные метеоусловия, и Гарри не позволял их выбрасывать, в последний момент выхватывая потертых ветеранов из рук хозяйственной жены.

— Гарри, не мешай, пусть играют без взрослых!

— Я пойду, послежу, вдруг с Алом опять что-нибудь случится, — неубедительно соврал супруг, азартно блеснув глазами, и выскочил за дверь.

Его появление в палисаднике было встречено бурным восторгом Джеймса, писком Лили, вежливой улыбкой Скорпи и удивленным взглядом Ала.

— Примите? — весело спросил он игроков, пошире раздвигая стулья в воротах старшего сына.

— Конечно, мистер Поттер! — засмеялся Скорпи, зажимая мячик под мышкой и вытирая лоб грязной рукой — на белой коже остались темные полоски, — Из Джеймса не вратарь, а полный ноль, даже флобберчервь справился бы лучше!

— Поговори у меня, Малфой! — погрозил ему Джеймс, выбегая на середину площадки, — Сейчас посмотрим, какой из тебя вратарь!

— Увидим, Поттер! — сверкнул улыбкой Скорпи и Гарри вздрогнул от моментального чувства дежа вю. Но нет, белобрысый красавчик, с растрепанными волосами — это не хорек, а его сын. А знакомое обращение адресовано не Гарри, а Джеймсу.

— Ал, вылезай из ворот! Начинаем с нового счета! — рявкнул Джеймс, — Сейчас твой приятель нам покажет высокий класс игры!

— Даже не сомневайся! — Скорпи подошел к растерявшемуся Алу и подтолкнул его в спину, — Мы вас сделаем, вот увидишь!

— Жду с нетерпением, хвастун!

Альбус вышел на площадку, неуверенно пожимая плечами. Лили что-то быстро зашептала ему в ухо, видимо, объясняя стратегию игры. Гарри занял позицию между стульями, пригнулся и, в ожидании мяча, развел руки в стороны, мысленно посмеиваясь над неумехами-футболистами.

К его немалому изумлению первый же мяч в солнечное сплетение он словил именно от Альбуса. Второй, буквально через несколько минут — от дочери. Следующий удар он пропустил, и команда младшего сына вырвала еще один гол, теперь навалившись с восторженными криками на совершенно счастливую Лили.

— Пап, соберись! — крикнул раздраженный Джеймс, выходя один на один против младшего Малфоя, оставив за флагом не поспевающих за ним брата с сестрой. Удар — Скорпи по-кошачьи прыгнул в воздух, поймав мяч над головой.

— Попробуй еще раз, Джейми! — засмеялся он, вставая с земли и возвращая мяч на поле, — Я же обещал, что мы вас сделаем!

Джеймс только что-то неразборчиво прорычал в ответ.

Гарри потерял счет времени. Сумерки быстро сгущались, но никто из игроков не собирался прекращать игру, даже тихоня Альбус. Поняв, что в воротах успеха не добиться, Ал полностью выкладывался на поле, нагло атакуя отца и ловко выбивая мяч из под ног старшего брата. Через несколько минут и двух неудачных атак, захлебнувшихся на подходе к воротам, Гарри пропустил еще один гол, теперь забитый Альбусом.

— Вот черт! — выругался Гарри, вытаскивая мяч из безвозвратно изуродованной клумбы, — Мама нам задаст за ирисы!

— Ерунда! — Альбус забрал мяч и вопли над площадкой возобновились.

Лили ловко сделала пас брату, Ал, опьянев от чувства победы, снова погнал мяч к воротам отца. Но Джеймс, раздраженный до крайности тем, что его команда проигрывает малолеткам с позорным счетом 3:5, легко блокировал подачу, отобрал мяч и со скоростью Хогвартс-экспресса рванул к воротам Малфоя.

Гарри так и не понял, как можно было так ударить, но Скорпи получил грязным резиновым мячиком точно в центр живота, согнулся пополам и упал на землю. А сверху его накрыло тело Джеймса, не успевшего затормозить. Оба мальчишки покатились по траве, уродуя бордюр из настурций, и так и остались лежать друг на друге среди смятых цветов.

— Я так и знала! — раздался с крыльца возмущенный голос Джинни, — Кого на этот раз покалечили?!

* * *
Джеймс помотал головой и осторожно приподнялся на локтях, почувствовав, как в ребра ему упираются твердые кулаки.

— Черт, слезь с меня, дышать нечем! — прохрипел Скорпиус, пытаясь спихнуть с себя незадачливого нападающего, — Чуть кости не переломал!

— Да, — смущенно пробормотал Джеймс, скатываясь с горячего распаренного тела. Малфой тяжело вздохнул и закашлялся, осторожно ощупывая пострадавший живот.

— Скорпи! — Альбус и Лили летели к ним на всех парах. Отец неспешно ковылял следом, видимо сообразив, что ни переломов, ни разбитых голов не случилось.

— Вставай, чего разлегся? — недружелюбно буркнул Джеймс, протягивая руку. Скорпи на секунду застыл, оценивая перемазанную землей ладонь, ухватился за предложенную конечность и, кривясь при каждом движении, медленно поднялся на ноги.

— Тупой придурок, думай, что делаешь! — Альбус налетел на брата, энергично размахивая руками, так что тот от неожиданности попятился назад, — Болван, тебе голова для еды нужна, а больше ты ни на что не годен!

Джеймс открыл рот и не нашелся что ответить. Взбешенный Ал наскакивал на него, выдавая замысловатые ругательства и пытаясь достать до челюсти кулаком. Лили, причитая, метнулась к Скорпи, отряхивающему брюки от налипших цветочных лепестков. Под ногами погибали сломанные настурции, втоптанные в рыхлую землю возбужденными футболистами.

— Ал, уймись! — рявкнул Гарри в сторону сыновей, решив, что над нетипичным поведением Альбуса подумает потом. Сейчас намного важнее выяснить какие потери понес гость, — Скорпиус, все нормально? Ничего не болит? Лили, отойди, что ты под ногами вертишься?!

— Все хорошо, мистер Поттер, — ответил Скорпи, осторожно прижимая к животу руку, — Просто мячом попали, бывает…

— Ну, Джеймс! — мистер Поттер развернулся к старшему сыну и понял, что гость уже отомщен — старший сын, вытянув вперед руки, удерживал Альбуса за плечи, стараясь не подпустить его к себе на расстояние удара. Оба мальчишки совершенно забыли об окружающих, продолжая орать друг на друга. Джинни, перегнувшись через перила крыльца, размахивала руками, подавая супругу какие-то загадочные знаки, видимо, призывающие прекратить членовредительные игры, пока все еще живы.

— Все, игра закончена! — сообщил Гарри, подбирая с земли мячик. Ответом ему был разочарованный стон игроков и возмущенные требования Джеймса продолжить матч. Не обращая внимания на недовольные возгласы, Гарри решительно направился к дому и остановился только у крыльца, дожидаясь плетущихся позади футболистов.

— И уберите тут все, Джеймс, слышишь? Чтобы двор был таким же как до игры! — велел он, проигнорировав еще один дружный страдальческий стон.

— Гарри, я говорю серьезно — завтра никаких купаний! — Джинни внимательно посмотрела на мужа, подошедшего к крыльцу, и Поттер послушно кивнул, притворившись, что да, никаких купаний, квиддича и футбола больше не будет.

* * *
— Ты точно в порядке? — Альбус тихонько тронул Скорпи за локоть, когда обе команды, восстановив относительный порядок в палисаднике, засобирались в дом, — Ты как-то дергаешься, может маме сказать? Она колдует хорошо, не хуже целителей.

— Да нормально все, — Скорпиус недовольно, когда друг бесцеремонно ткнул его пальцем в живот, — Это же обычный мячик, а не квоффл! Что я, от простого синяка умру, что ли?

— Дай посмотрю! — потребовал Альбус, решительно хватаясь за пуговицы на рубашке Малфоя.

— Обалдел?! — Скорпи быстро оглянулся, увидел Лили, помогающую Джеймсу убирть на крыльцо садовые стулья, и густо покраснел, — Я при твоей сестре заголяться не собираюсь!

— А как же ты купаться собираешься завтра?

— Это другое, болван!

Ал захихикал, схватил приятеля за руку и поволок за угол дома, туда, где из окна кухни лился уютный желтый свет. Толкнув Скорпи к стене, он деловито начал расстегивать пуговицы рубашки, не обращая внимания на протесты и неубедительные отталкивания. Совершенно красный Скорпиус нервно оглядывался и вздрагивал от каждого звука.

— Мать твою! — ахнул Альбус, увидев длинный лиловый кровоподтек, начинающийся под ребрами и спускающийся наискосок через весь живот почти до бедра. В некоторых местах кожа была содрана, и из царапин проступала сукровица. Видимо Джеймс, не успев затормозить, добавил вратарю вражеской команды удар ногой в живот.

— Налюбовался, что ли? — зло прошептал Скорпи, пытаясь запахнуть рубашку и чувствуя себя крайне неловко, — Может, еще Лили пригласишь на просмотр?

Альбус не ответил — усевшись на корточки перед другом, он осторожно провел пальцами по всему синяку, погладил вздрогнувший живот и поднял на Скорпиуса несчастные сочувствующие глаза.

— Сильно болит? — спросил он, продолжая гладить теплую кожу, — Вот ты придурок, чего ж ты сразу не сказал, что Джеймс еще и ногой ударил!

— Потому что там была твоя сестра! — Скорпиус еще больше вспыхнул, разозленный недогадливостью друга, — Ты бы прямо при всех смотреть полез, я тебя знаю!

— Ты что, стесняешься Лили?! — изумился Ал, и прыснул, уткнувшись лицом в измазанные землей и травой брюки Скорпи, — О, Мерлин, да она же совсем маленькая! Никогда бы не подумал, что ты такой застенчивый. А представляешь, вдруг вы вырастите и поженитесь, как же тогда?

— Дурак! — рявкнул блондин, раздраженно шлепнул друга по руке, и скривился от боли, — Во-первых, я вовсе не стесняюсь! Во-вторых, я все равно хотел потом к твоей маме подойти! А в-третьих, прекрати меня трогать, больно, между прочим!

— Ой, прости! — Альбус быстро убрал руку, и, пока Скорпи приводил в порядок одежду, громко пыхтя через нос, недовольно проговорил, — Джеймса надо запереть в клетку и показывать за деньги, как самое тупое и бесполезное существо на свете.

— Он не нарочно, — проворчал друг, и расстегнул верхнюю пуговицу на брюках, чтобы осторожно заправить рубашку — любое прикосновение к содранной коже отдавалось саднящей болью. — Лучше помоги, больно…

— Так, вот где наши голубки милуются!

Альбус, уже протянувший руки к ширинке друга, вздрогнул от неожиданности, потерял равновесие и плюхнулся на зад. Скорпиус застыл на месте, так и не успев застегнуть рубашку, и покраснел еще сильнее, увидев ухмыляющееся лицо Джеймса.

— Альбус, ты бы хоть дома постеснялся свои склонности демонстрировать! — рявкнул старший брат, нависая над растерявшейся парочкой, — У вас в Рейвенкло все полные извращенцы, или ты один такой?! А ты прикройся, педрила белобрысый! — обрушился он на Скорпиуса, стоящего у стены с расстегнутыми брюками, — Смотреть противно, а если мама или Лили увидят?!

— Заткнись! — взревел Альбус, подскакивая на ноги, — Сам ты педрила озабоченный, вали отсюда!

Скорпиус быстро застегивал одежду, тихонько шипя от боли, пока братья орали друг на друга, затеяв старый спор, который продолжался уже год, с тех пор, как Джеймс встретил их в Хогсмите. Увидев младшего Альбуса с другом, держащихся за руки перед витриной Сладкого королевства, Джеймс в первый раз отпустил гадкую шуточку по поводу странных отношений брата и Скорпи. Через неделю, обнаружив их же под квиддичными трибунами, где оба мальчишки с интересом листали какую-то книгу, Джеймс предложил им снять номер в отеле, а не позорить школу. Ал полез в драку, получил сильный тычок в грудь и осел на пожухлую осеннюю траву. Тогда в бой ринулся Малфой. Все закончилось отработками для всех троих, а для Альбуса — еще и визитом в больничное крыло.

После того случая Джеймс присмирел, рук не распускал, но шуточки все равно сыпались с завидной регулярностью, тем более что Ал и Скорпи, словно назло, сдружились еще больше, везде появляясь вместе, и заметив злые глаза Джеймса специально хватались за руки. А с началом каникул, когда Альбус объявил, что хочет и лето провести вместе с другом, ситуация накалилась до предела. Даже сильнее чем в школе.

* * *
— Это уже не смешно! — возмущалась Джинни, колдуя над плитой, — Я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал. Гарри, ты понял насчет завтрашнего дня? Никаких купаний!

— Да понял я, сколько можно повторять? — Поттер с удовольствием принюхивался к вкусным запахам, поднимающимся над кастрюлями. После беготни на свежем воздухе он был готов съесть дракона, — Все будет нормально, никаких купаний.

— И никаких лодок как в прошлом году! — категорично добавила Джинни, шлепая супруга по руке ложкой, когда Гарри с любопытством приподнял крышку шкварчащей на огне сковороды, — Я могу рассчитывать на то, что никто не утонет, пока меня не будет дома?

— Можешь, — Поттер проглотил голодную слюну и нетерпеливо посмотрел в окно — дети слишком задержались с уборкой, а сесть за стол хотелось немедленно. Тем более что из-за футбола ужин и так задержался.

— Лили, накрывай на стол! И позови остальных! — крикнула Джинни в открытую дверь и, повернувшись к мужу, добавила, — А если Джеймс будет задевать Ала — устрой ему выволочку. Что-то он в последнее время распустился…

— Угу, — Гарри стянул с деревянной доски кусок сыра и жадно затолкал его в рот, проигнорировав суровой взгляд жены, не одобряющей перекусы перед ужином. Прожевав кусок, он подошел к окну, привлеченный какой-то подозрительной возней в палисаднике.

— Ты куда? Что случилось? — испугалась Джинни, когда супруг, выругавшись, рванул на улицу, оглушительно хлопнув входной дверью.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет