Единственным западноевропейским источником, который содержит оригинальные известия о Ледовом побоище, является “Старшая ливонская [198] Рифмованная хроника”



жүктеу 0.78 Mb.
бет1/4
Дата13.09.2018
өлшемі0.78 Mb.
  1   2   3   4

ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НЕМЕЦКО-ШВЕДСКО-ЛИТОВСКОЙ ЭКСПАНСИИ

НА СЕВЕРО-ЗАПАДЕ РУСИ В XII­ – СЕРЕДИНЕ XV ВВ.
Новгородская Первая летопись мл. извода: «В лѣто 6491 [983]. Иде Володимеръ на Ятвягы, и побѣдѣ Ятвягы, и взя землю их…

В лѣто 6552 [1044]. Ходи Ярославъ на Литву…

В лѣто 6621 [1113]. Ходи Ярославъ на Ятвягы, сынъ Святополчь… Сего же лѣта побѣди Мьстиславъ на Бору Чюдь…

В лѣто 6624 [1116]. Иде Мьстиславъ на Чюдь с новгородци, и възя Медвижю голову на 40 святых. В то же лѣто Мьстиславъ заложи Новъгородъ болѣи перваго. Того же лѣта Павелъ, посадникъ ладоскыи, заложи Ладогу город каменъ…

В лѣто 6631 [1123]… А на весну ходи Всеволод с новгородци на ѣмь, и побѣди я

В лѣто 6638 [1130]. Иде Всеволод с новогородци на Чюдь зимѣ, в говѣние, и самых исѣче, а хоромы пожже, а жены и дѣти приведе домов…

В лѣто 6639 [1131]… В то же лѣто, на зиму, иде Всеволод на Чюдь…

В лѣто 6641 [1133]… Того же лѣта, на зиму, иде Всеволодъ с новгородци на Чюдь, и взя город Гюргевъ, на память святого Микифора, февраля въ 9

В лѣто 6650 [1142]… В то же лѣто приходиша ѣмь и воеваша область Новгородчкую; избиша ладожанѣ 400 и не пустиша ни мужа. Въ то же лѣто приходи свѣискыи князь съ пискупомъ въ 60 шнекъ на гость, иже суть изъ заморья шли въ 3 лодиях; и бишася, и не успѣша ничтоже, и отлучиша их 3 лодьи, избиша их полтораста.

В лѣто 6651 [1143]… В то же лѣто ходиша Корѣла на ѣмъ, и отбѣжаша; 2 лоиву избилѣ…

В лѣто 6657 [1149]… На ту же зиму приидоша ѣмь на Водь ратью в тысящи; и услышавше новгородци идоша по них въ 500 с воеводою и не упустиша ни мужа

В лѣто 6672 [1164]. Приидоша Свѣя под Ладогу, и пожгоша ладожанѣ хоромы своя, а сами затворишася в городѣ с посадникомъ своимъ Нѣжатою, а по князя послаша и по новгородци. Они же приступиша под город въ день суботныи и не успѣша нѣчтоже граду, но болшюю рану въсприяша; и отступиша в рѣку Воронаи. Въ 5 же день потомъ приспѣ князь с новгородци и с посадникомъ Захарьею, и наворотишася на ня мѣсяца маия въ 28, на память святого Еладиа, в четвертокъ, въ 5 час дни; и побѣдиша божиею помощью, овы иссѣкоша, а другыя изимаша: и пришли бяху въ 55 шнекь, и изьимаша 43 шнекѣ; а мало их убѣжаша, и тѣ язвени

В лѣто 6691 [1183]… На ту же зиму бишася плесковици с Литвою, и много ся пакости издѣя плесковицемъ.

В лѣто 6694 [1186]… Тогда же ходиша новгородци на ѣмь о Вышатѣ о Василевици и приидоша вси здрави, добывше полона…

В лѣто 6696 [1188]… В то же лѣто рубиша [новгородьце] Варязи на Гътѣх, Нѣмци в Хорюжку и в Новоторжьце; а на весну не пустиша из Новагорода своих ни одиного мужа за море, ни сла выдаша Варягомъ, но пустиша я без мира

В лѣто 6698 [1190]. Избиша плесковици Чюдь поморьскую: пришли бо бяху въ 7 шнекъ и оболочилися около порога въ озеро; и удариша на нѣх плесковици и не упустиша ни мужа, а шнекѣ привезоша въ Плесковъ.

В лѣто 6699 [1191]. Ходиша новгородци в лоивахъ на ѣмъ с Корѣлою, и воеваша землю ѣмьскую и пожгоша и скот исѣкоша… И бысть на зиму, иде князь Ярославъ с новгородци и со плесковици и со всею областью своею на Чюдь и взя город Гюргевъ, и пожгоша землю их и полона бещисла приведоша; а сами приидоша въ Новъгород вси здрави. 

В лѣто 6700 [1192]. Иде князь Ярославъ къ Плескову на Петровь день, и новгородци вмалѣ; и самъ сѣде въ Плесковѣ, а дворъ свои посла съ плесковици воеватъ, и шедши, взяша город Медвѣжию голову и пожгоша, и възвратишася вси здрави…

В лѣто 6708 [1200]. Литва взяша Ловоть и до Налюча, с Бѣлѣи и до Свинорта и до Ворча середу; и нагнашася новгородци по них и до Чернянъ, и бишася с ними и убиша у нихъ мужь въ Клинѣ 80, а новгородець 15: Рагуилу Прокшиница с братомъ Олексою, Юрья Сбыщиница, Ратмира Нѣжатиница, Страшка серебряника вѣсца, Внѣзда Ягиница, Луку Мирошкинъ отрокъ, Микиту Лазоревица, Жирошку Огасовица, Осипа подвоискаго, Романа Потка, инѣх 4 муж; а полонъ всь отяша, а избытокъ убѣжа…

В лѣто 6712 [1204]… В то же лѣто побѣдиша Олговици Литву и избиша их 7 сот да 1000…

В лѣто 6718 [1210]. Новгородци угонивше Литву в Ходыницѣх, избиша съ княземъ Володимиром и с посадникомъ Твердиславомъ…

В лѣто 6720 [1212]. Ходи Мьстиславъ на Чюдь, рекомую Торму, с новгородци, и много полониша, а скота бещисла приведе. Потом же, на зиму, иде князь Мьстиславъ с новгородци на чюдьскыи город, рекомыи Медвѣжию голову, села их потрати; и приидоша под город, и поклонишася Чюдь князю, и дань на них взя; и приидоша вси здрави.

В лѣто 6721 [1213]. В Петрово говѣние изъихаша Литва безбожная Пьсковъ и пожгоша; плесковици же бяху в то время изгналѣ князя Володимера от себе, а плесковици бяху на озерѣ; и много створиша зла и отъидоша.

В лѣто 6722 [1214]… [Мѣсяца февраля въ 1 день] иде князь Мьстиславъ с новгородци на Чюдь на Ереву, сквозѣ землю Чудьскую к морю, села их потрати и осѣкы ихъ возмя; и ста с новгородци под городомъ Воробииномъ, и Чюдь поклонишася ему; и Мьстиславъ же князь взя на них дань, и да новгородцемъ двѣ чясти дани, а третьюю часть дворяномъ; бяше же ту и Плесковьскыи князь Всеволод Борисовиць со плесковици, и Торопечьскыи князь Давыдъ, Володимирь брат; и приидоша вси здрави со множествомъ полона…

В лѣто 6725 [1217]… И воеваша Литва в Шелонѣ; новгородци же поидоша по них и не състигоша их. И поидоша к Медвижьи головѣ съ княземъ Володимеромъ и с посадникомъ Твердиславом, и сташа под городомъ. Чюдь же начаша слати с поклономъ лестию, а по Нѣмцѣ пославша; и начаша новгородци гадати съ плесковици на чюдьскои рѣцѣ, отшедше далече на товаръ, а сторожи нощьнѣи пришли бяху, а деньныи не пошли; и наидоша на товары безъ вѣсти, новгородци же побѣгоша с вѣча в товары, и поимавше оружие и выбиша е ис товаръ; и побѣгоша Нѣмцѣ къ городу, и убиша новгородци два воеводѣ, а третии руками изимаша, а коиевъ отъяша 700, и приидоша вси здрави…

В лѣто 6727 [1219]… Того же лѣта иде князь Всеволод с новгородци к Пертуеву, и усрѣтоша сторожевъ Нѣмци, Литва, Либь, и бишася; и пособи богъ новгородцомъ, и идоша под город и стояша 2 недѣли, не взяша города; и приидоша здрави вси…

В лѣто 6731 [1223]… И тогда воеваша Литва около Торопца; и гонися по них Ярославъ с новгородци до Въсвята, и не угони их…

В лѣто 6732 [1224]… Того же лѣта убиша Нѣмцѣ князя Вячка въ Юрьевѣ, а город взяша. Въ то же лѣто, по грѣхомъ нашим, не ту ся зло сътвори: поиха Федоръ посадникъ с рушаны, и бишася с Литвою, и сгониша рушанъ с конии, и много коневъ отъяша, и убиша Домажира Трълиница, а рушанъ много, и розгониша иных по лѣсу…

В лѣто 6733 [1225]… Тои же зимѣ приидоша Литва, и повоева около Торжьску бещисла, не догониша Торжьку за три веръсты, бяше бо их 7000, и гость биюще много, и Торопечьскую волость всю взяша. Князь же Ярославъ и Володимиръ съ сыномъ и с новоторжьцѣ, княжь дворъ, а новгородцовъ бѣ мало, торопцянѣ съ княземъ своимъ Давыдомъ поидоша по них, а по новгородци послаша: они же, дошедше Русѣ, и пакы назадъ възвратишася. Князь же Ярославъ сугнавъ на Въсте и наворопи на не; и тако, божиею помощью и святыи Софѣя, отъимавъ всь полонъ, а самых избиша 2000, а прочии разбѣгошася…

В лѣто 6735 [1227]. Иде князь Ярославъ с новгородци на Емь, и повоеваша всю землю и полонъ приведоша бещисла…



В лѣто 6736 [1228]… Того же лѣта приидоша Емь воевать во Въдьское озеро в лодкахъ; и прииде вѣсть в Новъгород на Спасовъ день. Новгородци же всѣдши в носады, погребоша в Ладогу съ княземъ Ярославом. Володиславъ же, посадникъ ладоскыи, съ ладожаны, не дождавши новгородцовъ, гонися в лодиях по них въ слѣд, гдѣ онѣ воюють, и постиже я и бися с ними. И абие приспѣвши нощи, и отступися въ островъ далече, а Емь на брезѣ с полономъ: воевалѣ бо бяху около озера на исадѣх. Тои же нощи просивше мира, и не дасть имъ посадникъ с ладожаны; и онѣ иссѣкше полонъ весь, а сами побѣгоша на лѣсъ пѣши, а лодки свои пометавъ, много же их ту паде, а лодки их изожгоша. Новгородци же стоявше в Невѣ нѣколико днии, и створиша вѣче и хотѣша убити Судимира, и скры князь в носадѣ у себе, оттолѣ же въспятишася в Новъгород, а ладожанъ не ждавше. Нь послѣ толко осташася Ижерянѣ устрѣтоша их бѣгающих, и ту их избиша много, а останокъ их разбѣгощася, кои гдѣ; нь пакы и тѣх Корѣла, гдѣ любо обшед, или в лѣсѣ или на нѣвѣ или в вежах, и тѣх, выводяще, избиша: бѣ бо их пришло творяху 2000 или болши, богъ вѣсть, мало же их въ свою землю убѣжа, ано вся кость ту паде. Того же лѣта князь Ярославъ, преже сеи рати, поиде въ Плесковъ с посадникомъ Иванкомъ и тысячкыи Вячеславъ. И слышавше плесковици, яко идет к нимъ князь, и затворишася в городѣ и не пустиша их к собѣ; князь же, постоявъ на Дубровнѣ, въспятися в Новъгород. А во Плесковѣ пронесеся рѣчь сиа, яко везеть князь оковы, хотя ковати вятшии мужи. И пришед, створи вѣче въ владычнѣ дворѣ и рече, яко не мыслилъ есмь до плесковиць груба никоего же; нь везлъ бых имъ в коробьях дары: паволокы и овощь, а они мя обеществовалѣ; и положи на них жалобу велику. И тогда же приведе полкы ис Переяславля, а рекь тако: хощю ити на Ригу; и сташа около Городища шатры, а иныи въ Славнѣ по дворомъ. И по торгу все бысть дорого: и хлѣбъ, и мясо, и рыбы; и оттолѣ ста дороговъ: и купляхом хлѣбъ по двѣ кунѣ, а кадь ржи по три гривнѣ, а пшеницю по 5 гривенъ, а пшена по 7 гривенъ; а такоста по три лѣта. То же слышавше плесковици, яко приведе Ярославъ полкы, и убоявшеся того, взяша миръ с рижаны, Новгород выложивше, ркуще: то вы, а то новгородци; а намъ не надобѣ; нь аще поидут на нас, то вы намъ помозите; и они ркоша: тако буди, и пояша у них 40 муж в талбу. Новгородци, увѣдавше, рѣша: князь нас зовет на Ригу, а хотя ити на Плесковъ. Тогда же князь посла Мишю въ Плесковъ, тако рече имъ: поидите со мною на путь, а до вас есми зла не мыслилъ никоегоже; а тых ми выдаите, кто мя обадилъ к вам. И ркоша плесковици, приславше Гричина: тобѣ, княже, кланяемся и братьи новгородцемъ; на путь не идемъ, а братьи своеи не выдадимъ; а с рижаны есмя миръ взялѣ. Ходивши есте къ Колываню, серебро взялѣ, а сами поидосте в Новъгород, а правды не створисте, город не взясте, а у Кѣсѣ такоже, а у Медвижии головѣ такоже; и зато нашю братию избиша на озерѣ, а инии поведени, а вы толко раздравши да прочь; или есте думалѣ на насъ, то мы противу вас съ святою богородицею и с поклоном; то вы нас лучьши иссѣчите, неже поганыи, а жены наша и дѣти собѣ поемлите. То вамъ ся кланяемъ. Новгородци же князю ркоша: мы безъ своеи братьи плесковиць не имаемся ити на Ригу; а тобѣ, княже, кланяемся. Много же князь нуди, и не яшася по путь. Тогда же князь Ярославъ полкы своя назадъ въспяти. Плесковицѣ же тогда бяху подвелѣ Нѣмцовъ и Чюдь, и Латыголу и Либъ, и отпустиша я опять; а тѣх, кто ималъ придатокъ у Ярослава, выгнаша ис Плескова: поидите по князи своемь, намъ есте не братья…

В лѣто 6737 [1229]… Тои же зимѣ приидоша Литва, и воеваша Любне, Мореву и Серегѣръ; и гонишася по них новгородци, угониша их и биша, а полонъ отъяша всь, мѣсяца генваря…

В лѣто 6738 [1230]… Изби мразъ на въздвижение честнаго креста все обилье по волости нашеи, и оттолѣ пакы уставися горе великое… инии простая чадь рѣзаху люди живыя и ядяху, а иныи мертвое трупие, обрѣзывающе, ядяху; а друзии конину и псину и кошьки; а инѣх осочивше, тако творяще имь: овоих огнемъ жгоша, а другых осѣкоша, инѣх избиша; друзии же мох ядяху и ушь, сосну, кору липову и листь, илемъ, кто что како замысливъ; а инии пакы злѣи человѣци добрых людии почаша домы зажигати, гдѣ слышаще рожь и всякое обилье, и тако грабяше имѣниа их…

В лѣто 6739 [1231]… Того же лѣта откры богъ милосердие свое на нас грѣшных, и сътвори милость свою въскорѣ: прибѣгоша Нѣмци изъ заморья съ житомъ и с мукою, и створиша много добра; а уже бяше при конци град сеи…

В лѣто 6741 [1233]. Изгониша Изборескъ Борисова чадь съ княземъ Ярославомъ с Володимирицемъ и с Нѣмци. Плесковици же, оступивше Изборескъ, и изымаша и князя, а Нѣмцина убиша Данилу, а инии побѣгоша; и дашася великому князю Ярославу; князь же, их исковавъ, и посла въ Переяславль… На то же лѣто изгониша Нѣмци в Тѣсовѣ Кюрилу Синькиница, и яша и ведоша и въ Медвижию голову; и сѣди окованъ от госпожина дни до великого говѣниа, князю же Ярославу не сущу в Новѣградѣ, нь въ Переяславлѣ бѣ. И пришедши князю оттолѣ, выправи божиею помощию и святыя Софѣя; а полкы своя приведе в Новъград, множество много, хотя ити на нѣх.

В лѣто 6742 [1234]. Иде князь Ярославъ с новгородци и со всею областию новгородчкою и с полкы своими на Нѣмци под Юрьевъ; и ста князь, не дошед града, с полкы, и пусти люди своя въ зажитиа воеватъ; Нѣмци же из града выступиша, а инии изъ Медвижии головы на сторожи, и бишася с ними и до полку. И поможе богъ князю Ярославу с новгородци: и биша их и до рѣцѣ, и ту паде лучьших Нѣмцовъ нѣколико; и яко быша на рѣцѣ на Омовыже Нѣмци, и ту обломишася, и истопе ихъ много, а и инии язвенѣ быша и вбѣгоша въ Юрьевъ, а друзии въ Медвижию голову. И много попустошиша земли их и обилья потратиша около Юрьева и около Медвѣжии головѣ. И поклонишася Нѣмци князю, Ярославъ же взя с ними миръ на всеи правдѣ своеи; и возвратишася новгородци вси здрави, а низовець нѣколико паде… Того же лѣта изгониша Литва Русу даждь и до торгу, и сташа рушанѣ, и засада, огнищанѣ и гридба, а кто купець и госте, и выгнаша я опять ис посада, биющеся на поле; и ту убиша нѣколико Литвы, а рушанъ 4 мужи: попа Петрилу, другое Обрадица и ина два мужа; а манастырь святого Спаса всь пограбиша, и церковъ полупиша всю, и иконы и престолъ, и чернци 4 убиша, и отступиша на Клинъ. Тогда же вѣсть прииде в Новъгород къ князю Ярославу; князь же Ярославъ с новгородци, всѣдше в насады, а и инии на конѣх, и поидоша по них по Ловоти; и яко быша у Моравьина, и въспятишася лодииници опять оттолѣ в город, и князь их отпусти: недостало бо бяше у них корма, а самъ поиде с коньникы по них. И постиже я на Дубровнѣ, на селищи в Торопечьскои волости, и ту ся би с безбожными и оканными и богопротивными кровопролитникы крестияньскыми; и ту поможе богъ и крестъ честныи и святая Софѣя, премудрость божиа, над погаными князю Ярославу с новгородци: и отъяша у них конии 300 и с товаромъ ихъ, а сами побѣгоша на лѣсъ, пометавше от себе все оружие, щиты и сулици; а инѣи ту костию падоша. А новгородцовъ ту убиша 10 мужь: Феда Якуиовица тысячкого, Гаврила щитника, Нѣгутина с Лубяници, Нѣжилу серебряника, Гостилца с Кузмодемьянѣ улицѣ, Федора Ума княжь дѣчькои, другое городищанинъ, и иных 3 мужи; а покои господи душа их въ царствии небесномъ, проливьших крови своя за святую Софѣю и за кровь крестияньскую…

В лѣто 6745 [1236]… Того же лѣта приидоша Нѣмцѣ в силѣ велицѣ изь заморья в Ригу, и ту совокупившеся вси, и рижанѣ и вся Чюдская просто земля, и плесковици от себе послаша помоць мужь 200, идоша на безбожьную Литву; и тако, грѣх ради наших, безъбожными погаными побѣждени быша, приидоша коиждо десятыи в домы своя…

В лѣто 6747 [1239]… Того же лѣта князь Александръ с новгородци сруби городець въ Шелонѣ.



В лѣто 6748 [1240]. О господѣ бозѣ нашемъ азъ худыи и грѣшныи малосмысленыи покушаюсь написати житие святого князя Александра, сына Ярославля, внука Всеволожа, понеже бо слышахомъ от отець своих и самовидець есмь възраста его и сице радъ бых исповѣдалъ святое и славное и честное житие его… Сего ради нѣкто от западъныя страны, иже нарицаются слугы божиа, и оттолѣ приидоша, хотяще видѣти дивныи възрастъ его. Яко же древле цесариця Южьская прииде къ Соломону, хотя слышати премудростъ его, такоже и сии, именемь Андрѣашь, видѣвъ князя Александра, и къ своимъ възвратися и рече: прошед страны и языкы, не видѣх таковаго въ цесарехъ цесаря, ни въ князехъ князя. Се же слышавъ король части Римьскы, от полунощьныя страны, таковое мужество князя Александра, и помысли в себѣ: и поиду, рече, плѣню землю Александрову. И събра вои множество, силу велику зѣло, Свѣя съ княземъ и с пискупы своими, и Мурманѣ, и Сумь, и Емъ, и тако наполни корабля многы полковъ своих, и подвижеся в силѣ велицѣ, пыхая духомъ ратнымъ, и прииде в рику Неву и ста усть Ижеры, шатаяся безумиемъ своимъ, хотяше въсприяти Ладогу, такоже и Новъград и всю область Новгородчкую. И пакы посла послове с великою гордостию къ князю Александру Ярославличю в великыи Новъград, а ркя тако: аще можеши противитися мнѣ, королевѣ, то се уже есмь здѣ и плѣню землю твою. Князю же Александру слышавши словеса их, разгорѣся сердцемь, и вниде въ церковь святыя Софѣя и паде на колѣну пред олтаремъ, нача молитися съ слезами: боже хвалиыи и праведныи, боже великыи и крѣпкыи, боже превѣчныи, створивыи небо и землю, и постави предѣлы языкомъ и повелѣ жити, не преступая в чюжюю часть. Нь въсприимъ псаломьскую пѣснь, и рече: суди, господи, обидящимъ мя и възбрани борющимся со мною, приими оружие и щитъ, стани в помощь мнѣ. И скончавъши молитву, и въставъ, поклонися архиепископу. Епископъ же Спиридонъ благослови его и отпусти. Идущу же ему изъ церкви, утирая слезы, и нача крѣпити дружину свою, и рече: не в силах богъ, нь въ правдѣ, помянемъ пѣснословца Давыда: сии въ оружии, а сии на конѣх; мы же въ имя господа бога нашего призовем; тѣ въспяти быша и падоша. И иде на них в малѣ дружинѣ, не дождавъся, съ многою силою своею, нь упавая на святую Троицю. Жалостьно бѣ слышати, паче же и видѣти достоино, яко отець его Ярославъ честныи и великыи въ время то не бѣ вѣдалъ таковаго въстания сына своего, богомъ въспѣтаннаго и богочестивнаго и богомь утвержаемаго, и поборника суща православнѣи христовѣи вѣрѣ, дражиишаго Александра; ни оному же бысть тогда послати вѣсти ко отцю: уже бо приближишася ратнии; тѣм же мнози новгородци не совокупилѣся бяху, понеже ускорѣ князь поити. И прииде на ня в недѣлю на сборъ святых отець 600 и 30, иже в Халкидонѣ, на память святых мученикъ Кирика и Улиты и святого князя Владимера, крестившаго Рускую землю, и сице имѣя велику вѣру къ святымъ мучеником Борису и Глѣбу. И се пакы бѣ нѣкто муж старѣишина в земли Ижерьскои, именемь Пелгусии, поручена же бѣ ему стража морьская; и въсприят же святое крещение, и живяше посредѣ роду своего, погана суща, и наречено бысть имя его въ святомъ крещении Филипъ. Живяше богоугодно, въ среду и пятокъ пребывая въ алчбѣ, тѣм же сподоби его богъ видѣнию страшну. Скажемъ въкратцѣ. Увѣдавъ силу ратных, иде противъ князя Александра, скажеть ему станы: обрѣте бо ихъ. Стоящу же ему при краи моря, стрегущу обою пути, и пребысть въсю нощь въ бдѣнии; яко же нача въсходити солнце, и услыша шюмъ страшенъ по морю, и видѣ носадъ единъ гребущь; посредѣ носада стояща Бориса и Глѣба въ одежах червленых, и бѣста рукы своя держаста на рамѣхъ коиждо коему, гребци же сѣдяху акы в молнию одѣни; и рече Борисъ: брате Глѣбе, вели грести борзо, да поможевѣ сроднику своему Александру. Видѣвше Пелгусии таковое видѣние и слышавши таковыи страшныи глас от святую мученику, стояше трепетенъ, дондеже носадъ отъиде от очию его. Потомъ же поиде скоро Александръ князь; он же, видѣвъ его радосныма очима, исповѣда ему единому, яко же видѣ и слыша; князь же отвѣща ему: сего не рци никому же. Оттолѣ потщася наихати на них въ 6 час дни; и бысть сѣча велика над Римляны: изби множество бещислено их, и самому королевѣ възложи печать на лице острымъ своимъ копиемъ. Здѣ же еще к тому явишася в полку Александровѣ шесть муж храбрых, и бѣ мужство их съ княземь крѣпко. Именемь 1 Гаврила Олексичинъ; сии нашедши на шнеку и видѣ королевица, мчаща под руку, и изъиха по дскѣ до самого корабля, по неиже схожаху, и втекоша пред нимъ в корабль, и пакы обративъся; свергоша его с коиемъ с доскѣ в море; божиею волею от тѣх изиде невреженъ, и опять наиха, и бися крѣпко съ самымъ воеводою посредѣ полку ихъ; и ту убиенъ бысть воевода их Спиридонъ, и бискупъ их ту же убиенъ. Другыи же новгородець, именемъ Сбыславъ Якуновиць; си, такоже наихавши, многажды биашеся единымъ топоромъ, не имѣя страха въ сердци; и паде нѣколико от рукы его, и подивишася силы его и храбрости. Третии же Яковъ полочанинъ, ловчии бѣ у князя; сии, наихавъ на полкъ с мечемъ, и мужствовавъ много, и похвали его князь. Четвертыи же новгородець, именемь Миша; сии пѣшь съ дружиною своею наскочи, погуби три корабли Римлянъ. Пятыи от молодых его, именемъ Сава; сии наихавъ шаторъ великыи и златоверхыи, подсѣче столпъ шатерныи; и полчи Александровѣ видѣша падение шатра и възрадовашася. Шестыи от слугъ его, именемъ Ратмиръ; сии бися пѣшь, и оступиша его мнози; и оному же пакы от многых ранъ падшю, и тако скончася. Си же вся слышах от господина своего Александра и от иных, иже в то время обрѣтошася в тои сѣчи. Бысть в то время чюдо дивно, яко въ древняя дни при Езекии цесари, егда прииде Сенахиримъ, цесарь Асурьскыи, на Иерусалимъ, хотя плѣнити святыи град, и внезаапу изиде аггелъ господень и изби от полка Асирииска 100 и 80 и 5000, и, въставше утро, обрѣтоша трупья их мрътва; и такоже бысть при побѣди Александровѣ, егда побѣди кораблѣ об онъ полъ рѣкы Ижеры: идеже не бѣ проходно полку Александрову, здѣ же обрѣтошася многое множество избиеных от аггелъ божиих; а останокъ же побѣжа; трупья же мертвых болших своих муж, накладъши корабля 3, и потопишася на морѣ, а прочимъ ископавше ямы, въметаша в ня бещисла, а инѣи мнозѣ язвенѣ быша. И новгородцовъ же паде ту: Костянтинъ Луготиниць, Юрятя Пинещиниць, Намѣстъ, Дрочила, Нездыловъ сынъ кожевниковъ, а всѣх 20 муж и с ладожаны, или менши, богъ вѣсть. Князь же Александръ с новгородци приидоша вси здрави въ своя сы, съхранены богомъ и святою Софѣею. Того же лѣта взяша Нѣмци медвижанѣ, юргевци, вельядци съ княземъ Ярославомъ Володимиричемъ Изборьско. И прииде вѣсть въ Плесковъ, яко взяша Нѣмци Изборьско, и выидоша плесковици вси и до души; и бишася с ними, и побѣдиша я Нѣмци. Ту же убиша Гаврилу Горислалиця воеводу, и плесковиць в сугонъ много побиша, а иных рукама изимаша; и пригонивши под город, и зажгоша посадъ весь и много селъ потратиша около Плескова. И стояша под городомъ недѣлю, нь города не взяша; нь сице дѣтии поимаша у добрых муж в таль, и пакы отъидоша прочь; и тако быша без мира, бяху бо перевѣт держаще с Нѣмци плесковици, и подвелъ ихъ Твердила Иванковиць съ иными, и самъ нача владѣти Плесковомъ с Нѣмци, воюя села новгородчкая; а инии плесковицѣ вбѣгоша в Новъгород с женами и с дѣтми. Того же лѣта. на зиму. выиде Олександръ князь из Новагорода съ матерью и с женою и съ всѣмъ дворомъ своимъ къ отцю своему въ Переяслаль, роспрѣвъся с новгородци. Тои же зимѣ приидоша Нѣмцѣ на Водь съ Чюдью, и повоеваша и дань на них возложишя, а город учиниша в Копорьи погостѣ. И не то бысть зло, нь и Тѣсово взяша, и гонящася за 30 веръстъ до Новаграда, гость биющи; и сѣмо Лугу и до Сабля. Новгородци же послаша къ Ярославу по князя, и дасть имъ сына своего Андрѣя. Тогда же сдумавше новгородци, послаша владыку с мужи опять по Алексаидра; а на волость на Новгородскую наидоша Литва, Нѣмци, Чюдь, и поима по Луги вси конѣ и скот, и нѣлзѣ бяше орати по селомъ, нь нѣцѣмъ, и яко вдасть Ярославъ сына своего Александра опять.

В лѣто 6749 [1241]… Того же лѣта поиде князь Александръ на Нѣмци на город на Копорью, с новгородци, и с ладожаны, и с Корѣлою, и съ Ижеряны, и взя город, а Нѣмцѣ приведе в город , а иных пусти по своеи воли; а Вожанъ и Чюдь перевѣтниковъ извѣша.



В лѣто 6750 [1242]. Поиде князь Александръ с новгородци и с братомъ Андрѣемъ и с низовци на Чюдскую землю на Нѣмци в зимѣ, в силѣ велицѣ, да не похвалятся, ркуще: укоримъ словеньскыи языкъ ниже себе; уже бо бяше Пьсковъ взят, и тиюнѣ их посаженѣ. И князь Александръ зая вси пути до Плескова; и изгони князь Пьсковъ, и изима Нѣмци и Чюдь, и, сковавъ, поточи в Новъгород, асамъ поиде на Чюдь. И яко быша на земли, пусти полкъ всь в зажитья; а Домашь Твердислалиць и Кербетъ быша в розгонѣ, и убиша ту Домаша, брата посадница, мужа честна, и иных с нимь избиша, а иных руками изимаша, а инѣи къ князю прибѣгоша в полкъ. Князь же въспятися на озеро; Нѣмци же и Чюдь поидоша по нѣх. Узрѣвь же князь Александръ и новгородци, поставиша полкъ на Чюдьскомъ озерѣ, на Узменѣ. у Воронья камени; и наступиша озеро Чюдское: бяше бо обоих множество много. Бяше бо ув Олександра князя множество храбрых; якоже древле у Давыда цесаря силни крѣпци, такоже мужи Александрови исполнишася духа ратна, и бяху бо сердца имъ акы лвомъ; и ркоша: о, княже нашь честныи и драгыи, нынѣ приспѣ время положити главы своя за тя. Князь же Александръ, въздѣвъ руцѣ на небо, и рече: суди, боже, и расуди прю мою от языка велерѣчьна. Помози ми, господи, якоже древле Моисиеви на Амалика и прадѣду моему Ярославу на оканьнаго Святополка. Бѣ бо тогда день суботныи, въсходящю солнцю; и наихаша полкъ Нѣмци и Чюдь, и прошибошася свиньею сквозѣ полкъ, и бысть ту сѣча велика Нѣмцом и Чюдѣ, трускъ от копии ломлениа и звукъ от мечнаго сѣчениа, яко и морю померзъшю двигнутися и не бѣ видѣти леду: покрыло все кровию. Се же слышах от самовидца, и рече ми, яко видѣх полкъ божии и на въздусѣ пришедшии на помощь Александровѣ. И побѣди я помощью божиею и святои Софѣи и святую мученику Бориса и Глѣба, еюже ради древле крови прольяша; и Нѣмци ту падоша, а Чюдь даша плещи; и гонящися билѣ на 7 веръстъ по леду до Соболичькаго берега; и паде Чюди бещисла, а Немѣць 500, а иных 50 руками яша и приведоша в Новъгород. А бися априля въ 5, на память святого мученика Феодула, на похвалу святыя Богородица, в суботу. Здѣ же прослави богъ Александра пред всѣми полкы, яко Исуса Навгина у Ерихона. Они же рекли: имемъ Александра руками; и сих дасть ему богъ в руцѣ его, и не обрѣтеся противникъ ему во брани никогда же. Възвративъ же ся Александръ съ славною побѣдою: бяше бо полона множество в полку его, и ведяху их подлѣ конь, иже именуються божии рыторѣ. Яко приближися князъ Александръ къ граду Пьскову, и стрѣтоша его многъ народ, а игумены и попове в ризах такоже срѣтоша съ кресты и пред градом, поюще славу господню князю Александру: пособивыи господи кроткому Давыду побѣдити иноплеменникы, и вѣрному князю нашему оружьемъ крестънымъ свободити град Пьсковъ от иноязычных рукою Александровою. О невѣгласии пьсковици, аще се забудете до правнучатъ Александровъ, уподобитеся жидомъ, их же препита господь в пустыни крастели печены, и сии всѣх забыша бога своего, изведшаго из работы египетскыя. И нача слыти имя Александрово по всѣм странамъ, и до моря Хупожьскаго, и до горъ Аравитьскыхъ, и об ону страну моря Вяряжьскаго, и до самого Рима. Того же лѣта прислаша Нѣмци с поклономъ: безъ князя что есмя зашли Водъ, Лугу, Плесковъ, Лотыголу мечем, того ся всего отступаемъ; а что есмя изъималѣ мужь ваших, а тыми ся розминимъ. мы ваши мужи пустимъ, а вы наши пустите; и таль плесковьскую пустиша и умиришася…

В лѣто 6754 [1246]… Тогда же воеваша Литва около Торжьку и Бѣжици; и гнашася по них новоторжьци съ княземъ Ярославомъ Володимирицемъ и бишася с ними; и отъяша у новоторжець конѣ, и самых биша, и поидоша с полоном прочь. И погони по них Явиде и Кербетъ съ тфѣрицѣ и дмитровци, и Ярославъ с новоторжьци; и бишя их под Торопцомъ, и княжицѣ их вбѣгоша в Торопець. И заутра приспѣ Александръ с новгородци, и отъяша полонъ весь, а княжицовъ изсѣче ли боле 8. И оттоль новгородци въспятишася; а князь погонися по нихъ съ своимъ двором, и би их под Жизичемь, и не упусти их ни мужа, и ту изби избытокъ княжиць; а самъ поимя сына своего из Витебьска, поиха в малѣ дружинѣ, и срѣте ину рать у Свята; и ту ему богъ поможе, и тых изби, а самъ прииде здравъ и дружина его…

В лѣто 6761 [1253]. Воеваша Литва волость Новгородчкую, и поидоша с полономъ; и угониша их новгородци съ княземъ с Васильемь у Торопчя; и тако мьсти их кровъ крестияньская, и побѣдиша я, и полонъ отъимаша и приидоша в Новъград вси здрави. В то же лѣто приидоша Нѣмцѣ под Пьсковъ и пожгоша посадъ, нь самых многых пьсковици биша. И поидоша новгородци полкомъ к нимъ из Новаграда, и они побѣгоша прочь; и пришедше новгородци в Новъград, и покрутившеся идоша за Нарову, и створиша волость их пусту; и Корила такоже много зла створиша волости ихъ. Того же лѣта идоша со пьсковици воеватъ ихъ, и они поставиша противу их полкъ, и побѣдиша их новгородци съ плесковици силою креста честнаго: понеже бо сами на себе почаша оканнии преступници правдѣ; и прислаша въ Пьсковъ и в Новъгород, хотяще мира на всеи волѣ новгородчкои и на пьсковьскои; и тако умиришася…

В лѣто 6764 [1256]. Приидоша Свѣя и Емь и Сумъ и Дидманъ со своею волостью и множество рати и начаша чинити город на Наровѣ. Тогда не бяше князя в Новѣгородѣ, и послаша новгородци в Низъ ко князю по полкы, а сами розослаша по своеи волости, такоже копяще полкы. Они же, оканнии, услышавше, побѣгоша за море. В то же лѣто, на зиму, прииха князь Александръ, и митрополит с нимъ; и поиде Александръ на путь, и митрополит с нимъ; и новгородци не вѣдяху, гдѣ князь идет; друзии творяхуть, яко идет на Чюдь. И дошед Копорьи, поиде Александръ на ѣмь, а митрополит поиде в Новъгород, а инии мнози новгородци въспятишася от Копорьи. И поиде князь съ своими полкы и с новгородци; и бысть золъ путь, якоже не видаша ни дни, ни нощи; и многымъ шестьникомъ бысть пагуба, а новгородцовъ богъ соблюде. И пришед на землю ѣмъскую, овыхъ избиша, а другых изима силою честнаго креста и святыя Софѣя; приидоша новгородци съ княземь Александромъ вси здрави…

В лѣто 6766 [1258]. Приидоша Литва с полочаны къ Смоленьску и взяша Воищину на щитъ. Тои же осени приходиша Литва к Торжьку, и высушася новоторжьци, и по грѣхомъ нашимъ повергоша Литва подсаду; овых избиша, а иных руками изимаша, а иныи одва избѣжаша, и много зла бысть в Торжьку. Того же лѣта взяша Татарове всю землю Литовьскую, а самых избиша

В лѣто 6770 [1262]. Срубиша новгородци город новъ; а с Литвою миръ взяша…

В лѣто 6771 [1263]… Того же лѣта и в Литвѣ бысть мятежь, богу попущьшю на них гнѣвъ свои: въсташа сами на ся, убиша князя велика Миндовга свои сродници, свѣщавьшеся отаи всѣх

В лѣто 6773 [1265]… Того же лѣта бысть мятежь велии на Литовьскои землѣ божиимъ попущениемъ: не тръпяше бо господь богъ нашь зрѣти на нечестивыя и поганыя, видя ихъ проливающи кровь крестианьскую акы воду, иныи расточены от них по чюжимъ землямъ; тогда господь въздасть имъ по дѣлом ихъ… Тогда же въбѣгоша Литвы въ Плесковъ съ 300 и с женами и с дѣтми, и крести их князь Святославъ с попы плесковьскыми и со плесковици; а новгородци хотѣша их изьсѣщи, нь не выда ихъ князь Ярославъ, и не избиени быша.

В лѣто 6774 [1266]. Посадиша плесковици у себе князя Довмонта литовьскаго. Того же лѣта вложи богъ въ сердце Домонту благодать свою поборнику быти по святои Софѣи и святѣи Троицѣ, отмьстити кровъ крестияньскую, и поиде съ плесковици на братью свою поганую Литву, и много повоеваша, и княгиню Герденеву възя, и два княжичица плениша. Князь же Гердень, скопивъ около себе силу литовьскую, погонися по них. И яко увѣдаша плесковици погоню, отослаша полонъ, а сами сташа крѣпко противу им о сию страну Двины. Литва же начаша бродитися на сию страну; тогда плесковици сняшася с ними; и пособи богъ князю Домонту со плесковици, и много множество их побиша, а инѣи в рѣцѣ истопоша, и толко убѣжа единь князь Гердень в малѣ дружинѣ; плесковици же приидоша вси здрави. Того же лѣта, на зиму, ходиша пакы плесковицѣ на Литву съ княземъ своимъ с Домонтомъ. Того же лѣта прииде князь Ярославъ с полкы своими в Новъгород, хотя ити на Плесковъ на князя Домонта; и новгородци же възбраниша ему, глаголюще тако: еще, княже, тобѣ с нами увѣдавшеся, тоже ити на Плесковъ; князь же отосла полкы назад.

В лѣто 6775 [1267]… Того же лѣта ходиша новгородци съ Еулферьемь Сбыславицемъ и с Домонтом, со пьсковици на Литву, и много ихъ повоеваша, и приидоша вси здрави.



В лѣто 6776 [1268]. Сдумаша новгородци съ княземъ своимъ съ Юрьемъ, хотѣша ити на Литву; и яко быша на Дубровнѣ, бысть распря, инѣи хотѣша на Литву, а инии на Полтескъ, а иныи за Нарову, въспятишася и поидоша за Нарову къ Раковору, и много земли их потратиша, а города не взяша; и застрѣлиша с города мужа добра Федора Сбыслалица, иных человѣкъ 6; и приѣхаша вси здрави. Того же лѣта сдумавше новгородци с посадникомъ Михаиломъ, призваша князя Дмитриа Александровича ис Переяславля с полкы, а по Ярослава послаша; и Ярославъ въ свое мѣсто посла Святослава с полкы. Изыскаша масторы порочоныя, и начаша чинити порокы во 4 владычнѣ дворѣ. Прислаша Нѣмци послы своя, рижанѣ, вельяжанѣ, юрьевци и из ыных городовъ, с лестью глаголюще: намъ с вами миръ; перемогаитеся с колыванци и с раковорци, а мы к нимъ не приставаемъ, а крестъ цѣлуемъ. И целоваша послы крестъ; а тамо ѣздивъ, Лазарь Моисѣевич водилъ их къ кресту, пискуповъ и божиих дворянъ, яко не помагати имъ колыванцомъ и раковорцемъ; и пояша на свои рукы мужа добра из Новагорода Семьюна, цѣловавше крестъ. И совокупившеся вся княжениа в Новъгород: Дмитрии, Святославъ, брат его Михаилъ, Костянтинъ, Юрьи, Ярополкъ, Домонтъ Плесковьскыи, и иных князь нѣколико, поидоша к Раковору мѣсяца генваря въ 23; и яко внидоша в землю их, и раздѣлишася на три пути, и много множество их воеваша. И ту наихаша пещеру непроходну, в неи же бяше много Чюди и влѣзъше, и бяше нѣлзѣ их взяти, и стояша 3 дни; тогда мастеръ порочныи хытростню пусти на них воду, Чюдь же побѣгоша сами вонъ, исѣкоша ихъ, а товаръ новгородци князю Дмитрию всь отдаша. И оттолѣ поступиша къ Раковору; и яко быша на рѣцѣ Кѣголѣ, и ту устрѣтоша стоящь полкъ нѣмечкои; и бѣ видѣти якои лѣсъ: бѣ бо совокупилася вся земля Нѣмечкая. Новгородци же не умедляще ни мало, поидоша къ нимъ за рѣку, и начаша ставити полкы; плесковици и сташа по правои руцѣ, а Дмитрии и Святославъ сташе по праву же выше, а по лѣвую ста Михаилъ, новгородци же сташа в лице желѣзному полку противу великои свиньи. И тако поидоша противу себѣ; и яко съступишася, и тако бысть страшно побоище, яко же не видали ни отци, ни дѣди. И ту створися зло велико: убиша посадника Михаила, Твердислава Чермнаго, Никифора Радятиница, Твердислава Моисиевича, Михаилу Кривцевица, и Ивана, Бориса Илдятинича, брата его Лазаря, Ратшю, Василя Воиборзовица, Осипа, Жирослава Дорогомиловица, Поромана подвоискаго, и Полюда, и много добрых бояръ, а иных черных бещисла людии; а и иных без вѣсти не бысть: тысячкого Кондрата, и Ратислава Болдыжевица, Данила Мозотиница, а и иных много, и богъ вѣсть, а плесковиць такоже и ладожанъ; а Юрьи князь вдасть плеце, или перевѣтъ былъ в немъ, или богъ вѣсть. То же, братье, за грѣхы нас казнить богъ и отъятъ от насъ мужи добрѣ, и да быхомъ ся покаяли, якоже глаголеть писание: дивно оружье молитва и постъ, и пакы: милостинѣ совокупилася с постомъ и молитвою, от смерти избавляеть человѣка; и пакы помянемъ Исаия пророка, глаголюща: аще хощете послушати мене, благая земная снѣсте; аще ли не хощете, ни послушаете мене, оружие вы поясть, и поженеть единъ вас сто, а от ста побѣгнеть вас тма. Мы же тую страсть видѣвше, никакоже покаяхомся грѣховъ своих, нь горши быхомъ на зло, братъ брата хотяще снѣсти завистию другъ друга, крестъ цѣлуете и пакы преступающе, и не вѣдуще, кака есть сила крестьная: крестомъ бо побѣжени бывают врагы и силы бѣсовьскыя, крестъ бо княземъ пособит въ бранех, крестомъ бо огражаеми вѣрнии людие побѣжают супостаты противныя; иже бо крестъ преступят, то и здѣ казнь приимут, и на оном вѣцѣ муку вѣчную. Мы же на преднее възвратимся. Бывшю бо великому тому снятию и добрым мужемъ главами покывающе за святую Софѣю, господь милосердыи съсла милость свою въскорѣ, не хотя смерти грѣшнику до конца, кажа насъ и пакы милуя, отврати ярость свою от нас, и призри милосердымъ окомъ: силою креста честнаго и помощью святыя Софѣя, молитвами святыя владычиця наша богородица и всѣх святых, пособи богь князю Дмитрию и новгородцомъ, мѣсяца февраля въ 18, на память святого отца Лва, в суботу сыропустнои недѣлѣ; и гониша их, бьюще, до города, въ три пути, на 7 веръстъ, якоже не мощи коневи ступити трупьемь. И тако въспятишася от города, и узриша иныи полкъ свинью великую, коя бяше вразилася в повозникѣ новгородчкыи; и хотѣша новгородци на них ударити, нь иныи ркоша: уже есть вельми к нощи, егда како смятемся и побиемся сами; и тако сташа близъ противу себѣ, ожидающе свѣта. И тако оканнѣи преступници кресту, не дождавьше свѣта, побѣгоша. Новгородци же сташа на костех 3 дни, и приидоша въ Новъгород, привезоша братью свою избиеных…

В лѣто 6777 [1269] Приидоша Нѣмци в силѣ велицѣ под Плесковъ в недѣлю на всѣх святых, и приступиша къ городу, и не успѣша ничтоже, нь болшюю рану въсприяша, и стояша днии 10. Новгородци же съ княземъ Юрьемъ погонишася по них, инѣи на конехъ, а инѣи в носадех поѣхаша вборзѣ; и яко увѣдаша Нѣмци новгородскыи полкъ, побѣгоша за рѣку. Новгородци же приихаша въ Плесковъ и взяша миръ чресъ рѣку на всеи волѣ новгородчкои. Того же лѣта прииде князь Ярославъ в Новъгород, и нача жалити: мужи мои и братья ваши побита; а вы розъратилися с Нѣмци, и на Жирослава Давыдовица и на Михаила Мишинича и на Ельферья Сбыславича, хотя их лишити волости. Новгородци же сташа за них; и князь хотяше ѣхати из города. Новгородци же кланяхуся ему: княже, тымъ гнѣва отдаи, а от нас не ѣзди; и еще бо не добрѣ ся бяху умирилѣ с Нѣмци. Князь же того не послуша и поихаше прочь… Того же лѣта, на зиму, князь Ярославъ, с новгородци сдумавъ, посла Святослава на Низовьскую землю плъковъ копить, и совокупи всю князью и полку бещисла, и приведе в Новъгород; и ту бяше баскакъ великыи володимиръскыи, именемъ Амраганъ, и хотѣша ити къ Колываню. И увѣдавше Нѣмци, прислаша послы с молъбою: кланяемся на всеи воли вашеи, Наровѣ всеи отступаемся, а крови не проливаите; и тако новгородци, гадавше, взяша миръ на всеи воли своеи. Князь же хотѣ ити на Корѣлу, и умолиша новгородци не ити на Корѣлу; князь же отосла полкы назад.

В лѣто 6778 [1270]… И совокупишася в Новъгород вся власть Новгородчкая, плесковици, и ладожанѣ, и Корѣла, Ижера, и Вожанѣ; и идоша в Голина от мала и до велика, и стояша недѣлю на бродѣ, а Ярослаль полкъ ста об ону сторону. И присла митрополит грамоту в Новъгород, рекъ тако: мнѣ поручилъ богъ архиепископью в Рускои земли, вамъ слушати бога и мене; крови не проливаите, а Ярославъ всеи злобѣ лишаеться, а язъ за то поручаюся; аще будет крестъ цѣловали, и язъ за то прииму опитимъю и за то отвѣтъ дамъ пред богомъ. И не вда богъ кровопролитья крестияномъ…

В лѣто 6786 [1278]. Князь Дмитрии с новгородци и со всею Низовьскою землею казни Корѣлу и взя землю их на щитъ.

В лѣто 6787 [1279]. Испроси князь Дмитрии у Новагорода поставити собѣ город Копорью, и ихавъ самъ сруби.

В лѣто 6788 [1280]. Князь великыи Дмитрии с посадникомъ Михаилом и с болшими мужи, шедши, обложиша город каменъ Копорью…

В лѣто 6791 [1283]… Того же лѣта възъѣздиша Нѣмци ратью Невою въ озеро Ладоское, избиша новгородцовъ, обонискых купець; идоша ладожанѣ в Неву и бишася с ними.

В лѣто 6792 [1284]… Того же лѣта воевода нѣмечьскои Трунда с Нѣмци в лоивахъ и въ шнеках внидоша Невою в Ладоское озеро ратью, хотяще на Корѣлѣ дань взяти; новгородци же с посадникомъ Сменомъ и с ладожаны и ѣхавше, сташа на усть Невы, и дождавше избиша их, а прокъ их убѣжаша, мѣсяца септября въ 9, на память святых праведникъ Акима и Анны…

В лѣто 6793 [1285]… Тои же зимѣ Литва воеваша волость…

В лѣто 6800 [1292]… Того же лѣта ходиша молодци новгородстѣи с воеводами съ княжими воеват на Емъскую землю; воевавше, приидоша вси здрави. В то же лѣто приходиша Свѣя воеват, 800 их: 400 иде на Корѣлу, а 400 на Ижеру; избиша их Ижера, а Корѣла изби своих, а иных рукама изимаша.

В лѣто 6801 [1293]. Пришедши Свѣя, поставиша город на Корѣльскои землѣ… Того же говѣнья посла великыи князь Андрѣи князя Романа Глѣбовича и Юрья Мишинича, Андрѣяна тысячкого, в малѣ новгородцовъ к городу Свѣискому; пришибошася вторник на похвалнои недѣли крѣпко, и застрѣлиша с города мужа добра Ивана Клекачевича, и мнози ранени быша; тои же нощи, по грѣхомъ нашимъ, бысть оттеплѣе, росполися вода под городом, а конемъ не бысть корма; и отъидоша, и приидоша вси здрави, нь ранени; а Иванъ Клекачевич привезенъ преставися с тои ранѣ…

В лѣто 6803 [1295]. Поставиша Свѣя с воеводою своимъ Сигомъ город в Корѣлѣ; новгородци же, шедши, город розгребоша, а Сига убиша, не пустиша ни мужа…

В лѣто 6805 [1297]. Поставиша новгородци городъ Копорью…

В лѣто 6806 [1298]. В зимѣ изгониша Нѣмци Плесковъ и много зла створиша: посадъ пожьженъ бысть, а по манастыремъ всѣ чернци исѣкоша; и плесковици же съ княземъ Домонтомъ, укрѣпившеся богомъ и святою богородицею, прогнаша их, давши имъ рану не малу.

В лѣто 6808 [1300]… Того же лѣта приидоша изъ заморья Свѣя в силѣ велицѣ в Неву, приведоша мастеры изъ своеи земли, изъ великаго Рима от папы мастеръ приведоша нарочитъ, и поставиша город надъ Невою на усть Охты рѣкы, и утвердиша твердостию несказанною, поставиша в немъ порокы, похвалившеся оканнѣи, и нарекоша его Вѣнець земли, бѣ бо с ними намѣстьникь королевъ, именемъ Маскалко; и посадивше в немъ мужи нарочитыя с воеводою Стѣнемъ, и отъидоша; князю великому Андрѣю не бывшю тогда в Новѣградѣ.

В лѣто 6809 [1301]. Прииде князь великыи Андрѣи с полкы нѣзовьскыми, иде с новгородци къ городу тому, и приступиша к нему мѣсяца мая въ 18, на память святого Патрикия, в пятокъ пред Шествиемъ святого духа, и потягнуша крѣпко; силою святыя Софѣя и помощью святую Бориса и Глѣба твердость та бысть ни во чтоже, за высокоумье их; зане всуе трудишася безъ божиа повелѣниа: град взятъ бысть, овых избиша, а иных исѣкоша, а иных, извязавше, поведоша с города, а град запаливше и розгребоша. А покои, господи, душа въ царствии небесномъ тѣх, иже у города главы своя положиша за святую Софѣю; а князю великому Андрѣю умножи, господи, много лѣт съ своими мужи съ суздалци и съ своими мужи с новгородци и с ладожаны…

В лѣто 6819 [1311]. Ходиша новгородци воиною на Нѣмечькую землю за море, на Имъ съ княземъ Дмитриемь Романовицемъ, и переихавше море, взяша первое Купечьскую рѣку, села пожгоша, и головы поимаша, и скотъ исъсѣкоша; и ту убиенъ бысть Костянтинъ, Ильинъ сынъ Станимирович, в загонѣ. Потомъ взяша Черную рѣку також всю, по Чернои приидоша къ городу Ванаю, городъ взяша и пожьгоша; а Немци вбѣгоша в Дѣтиниць: бяше бо мѣсто то велми твердо, понеже бо на высоцѣ каменѣ, не имѣя приступа ниоткудуже; и съслаша с поклономъ, просяще мира; новгородци же мира не даша. И стояща 3 дни и 3 нощи, волость труще, села великая пожгоша, обилье все потратиша, а скота не оставиша ни рога; и потомъ идуще, взяша Кавгалу рѣку, Перну рѣку, и выидоша на море, и приидоша здрави в Новъгород, и радъ бысть владыка и Новъград весь…

В лѣто 6821 [1313]. Выиха посадникъ ладожьскыи с ладожаны въ воину; и по грѣхомъ нашимъ врази наши оканьнии Нѣмци изъихаша Ладогу и пожгоша…

В лѣто 6822 [1314]. Избиша Корила городцанъ, кто былъ Русѣ в Корѣльскомъ городкѣ, и введоша к собѣ Нѣмцовъ; новгородци же съ намѣстникомъ Федоромъ идоша на нѣх, и передашася Корѣла, и избиша новгородци Нѣмець и Корѣлу перевѣтниковъ…

В лѣто 6824 [1316]. Выидоша намѣстьницѣ Михаиловы из Новаграда, и поиде князь Михаило к Новугороду со всею землею Низовьскою; а новгородци учиииша острогъ около города по обѣ сторонѣ, и соиде вся волость новгородская: и плесковици, и ладожанѣ, рушанѣ, Корила, Ижера, Вожанѣ. Князь же Михаило, не дошед города, ста въ Устьянехъ; и тако мира не возмя, поиде прочь, не успѣвъ ничтоже…

В лѣто 6825 [1317]… Того же лѣта приходиша Нѣмци во озеро Ладоское и побиша много обонискых купець.

В лѣто 6826 [1318]. Ходища новгородци воиною за море, в Полную рѣку, и много воеваша, и взяша Людеревь город сумьскаго князя и Пискупль; и приидоша въ Новъгород вси здрави…

В лѣто 6830 [1322]. Прииде князь Юрьи в Новъгород, позванъ новгородци, и повелѣ порокы чинити. Тогда же приходиша Нѣмци ратью къ Корѣльскому городку и не взяша его. Того же лѣта поиде князь великыи Юрьи с новгородци к Выбору, городу Нѣмечкому; и биша и 6-ю пороковъ, твердъ бо бѣ, и избиша много Нѣмець в городѣ, а и иных извѣшаша, а инии на Низъ поведоша; и стоявше мѣсяць, приступивъ, и не взяша его, нь за грѣхы наша нѣколико муж добрых паде…

В лѣто 6831 [1323]. Ходиша новгородци съ княземъ Юрьемъ и поставиша город на усть Невы, на Орѣховомъ островѣ; туто же приихавше послы великы от Свѣискаго короля, и доконцаша миръ вѣчныи съ княземъ и с Новымъгородом по старои пошлинѣ. Того же лѣта воеваша Литва волость, и угониша ихъ новгородци и биша, а инии убѣжаша…

В лѣто 6834 [1326]… Того же лѣта приихаша послове от Литовьскыя земли: брат литовьскаго князя Гедимина, Воини Полотскыи князь, Василии Мѣньскыи князь, Федоръ Святославич; и доконцаша миръ с новгородци и с Нѣмци…

В лѣто 6841 [1333]… Сем же лѣтѣ въложи богъ въ сердце князю Литовьскому Наримонту, нареченому въ крещении Глѣбу, сыну великого князя Литовьскаго Гедимина, и присла в Новъград, хотя поклонитися святѣи Софѣи; и послаша новгородци по него Григорью и Олександра, и позваша его к собѣ; и прииха в Новъгород, хотя поклонитися, мѣсяца октября; и прияша его съ честью, и цѣлова крестъ к великому Новуграду за одинъ человѣкъ; и даша ему Ладогу, и Орѣховыи, и Корѣльскыи и Корѣльскую землю, и половину Копорьи въ отцину и в дѣдѣну, и его дѣтемъ…

В лѣто 6843 [1335]… Того же лѣта, великому князю Ивану приихавшю в Торжокъ из Новагорода, воеваша Литва Новоторжьскую волость на миру; и пославъ князь великыи, пожже городкѣ Литовьскыи Осѣченъ и Рясну и иных городковъ много…

В лѣто 6845 [1337]… Тои же зимы Корѣла, подведше Нѣмець, побиша Русь новгородцовъ много и ладожанъ гостии и кто жилъ крестиянъ в Корѣлѣ, а самѣ побѣжалѣ в Нѣмечкыи городокъ и потом много посѣкоша крестиянъ изь Нѣмечкого городка.

В лѣто 6846 [1338]… Тои же веснѣ ѣздиша новгородци с посадникомъ Федоромъ в Неву, и стояша под Орѣховымъ, съсылающеся послы с воеводою нѣмечкымъ съ Стѣнемъ, и не бысть миру; нь тако възвратишася новгородци в Новъгород. Воеваша Нѣмцѣ с Корѣлою много по Обонижью, послѣже и Ладогу пожгоша, пригонивше, посадъ, нь города не взяша. Потомъ же ходиша молодци новгородстѣи с воеводами и воеваша городецьскую Корѣлу нѣмечкую, и много попустошиша земли их и обилье пожгоша и скот иссѣкоша, и приидоша вси здрави с полономъ. Того же лѣта приходиша Нѣмци из городка воеватъ на Толдогу, и оттолѣ хотяху на Водскую землю, и не взяша ничто же: остерегли бо ся бяху, нь выщедши копорьянѣ с Федоромъ Васильевичемь, и биша я; и убиша ту Михѣя Копорьянѣна, мужа добра, а под Федоромъ конь раниша, нь самому не бысть пакости, выихалѣ бо бяху в малѣ. Князь же Наримантъ бяше в Литвѣ, и много посылаша по него, и не поѣха, нь и сына своего выведе изъ Орѣхового, именемь Александра, токмо намѣстьникъ свои остави Тои же зимы прислаша послы из нѣмечкого городка из Выбора о миру в Новъгород от Петрика воеводѣ, ркуще, яко князь свѣискыи того не вѣдаеть, что учинилося розмѣрье с Новымъгородомъ, нь то подѣялъ Стѣнь воевода о своемь умѣ. Новгородци же послаша Кузму Твердиславица и Олександра Борисовица посольством, и привезоша миръ, доконцавше по тому миру, что доконцали с великымъ княземъ Юрьемь в Невѣ, а про Кобыличкую Корилу послати къ свѣискому князю.

В лѣто 6847 [1339]… Того же лѣта послаша новгородци Кузму Твердиславля и Олександра Борисовича с другы, а от владыкы сестрицича его Матфѣя за море къ свѣискому князю посольствомъ; и наихаша его в Мурманьскои земли, в городѣ Людовли, и доконцаша миръ по старым грамотамъ; а про Корилу тако ркоша: аще к вамъ наши бежат, сѣките их или вѣшаите; или ваши к намъ, мы же тако имъ створимъ, дажь не польстят промежю нами; а сих не выдадимъ: крещени суть в нашю вѣру; а и бес того мало бѣ их осталося, а то вси помроша гнѣвом божиимъ…

В лѣто 6850 [1342]. Прислаша плесковици послы к Новугороду съ поклономъ: идет на нас рать нѣмечкая до полна ко Плескову; кланяемся вам, господѣ своеи, обороните нас. Новгородци же, не умедляще ни мала, поѣхаша вборзѣ в великую пятницю, а и иныи в великую суботу, а обьчины вси попечатавъ; и яко быша на Мелетовѣ, прислаша плесковицѣ с поклоном: вамъ кланяемся; рати к нам нѣту, есть рать нѣмечкая, да ставят город яа рубежи на своеи земли; и хотѣша ити къ Плескову, и потомъ, послушавше молбы их, възвратишася в Новъград вси здрави… Того же лѣта предашася плесковици Литвѣ, отвергъшеся Новаграда и великаго князя; приведоша собѣ из Литвы князя Олгерда, Гедиминова сына, с Литвою; а Олександра Всеволодица преже того выпровадили бяху. Олгердъ же повелѣ крестити сына своего, и наркоша имя ему въ святомъ крещении Андрѣи, и посади его въ Плесковѣ, а самъ поѣха в Литву. Того же лѣта бишаг плесковицѣ Нѣмець, угонивше под их городкомъ под Новымъ на рубежи, избиша их съ 300. Приходиша же Нѣмци силою великою с порокы ко Изборьску и стояша под городом 11 день, и мало не взяша его; нь Нѣмцовъ много побиша, и убиша же ту Воинева сына Литовьскаго князя, и нѣколико Литвы [и] изборянъ паде; и отъидоша Нѣмци…

В лѣто 6851 [1343]. Поидоша плесковици въ воину съ княземъ Остафьемь, въ 5 тысящь, к городу къ Медвѣжьи головѣ, в Нѣмечькую землю, и воеваша плесковици 8 днии, 8 ноцѣи; и бысть на озерѣ на Острѣчнѣ, на Сшествие святого духа, надгониша Нѣмци и поставиша полкъ противъ плесковиць, а пьсковици собѣ сташа; и бысть побоище велико. Богъ пособи князю Остафью с мужи плесковици, убиша у них князя, и велневиць много побиша и Нѣмець побиша; и пьсковиць убиша, посадника Кормана Кюра, Олуферья и иных бояръ. Покои, господи, душю их съ святыми. А Данила, посадникъ пьсковьскыи, обрѣзавъ брони на собѣ, и побѣже…

В лѣто 6852 [1344]. Бысть мятежь за Наровою великъ: избиша Чюдь своихъ бояръ земьскых, и въ Колываньскои земли и в Ругодивьскои волости, 300 их; потом сташа на них велневицѣ съ юрьевци и избиша Чюди 14000, а избытокъ убѣжа в Островьскую землю; тамо по них ходиша велневици въ Островьскую землю, их же не взяша, но сами биты отъидоша…

В лѣто 6854 [1346]… Того же лѣта прииха князь Литовьскыи Олгердъ съ своею братьею съ князи и со всею Литовьскою землего, и ста в Шелонѣ, на усть Пшаги рѣкы, а позывая новгородцовъ: хочю с вами видѣтися; лаялъ ми посадникъ вашь Остафеи Дворяниць, назвал мя псомъ. И взя Шелону и Лугу на щитъ, а с Порховьского городка и съ Опоки взя окупъ; а новгородци выихаша противу ему в Лугу и, въспятившеся въ город, позвониша вѣче и убиша Дворяниньца посадника на вѣцѣ, а ркуще, яко в тобѣ волость нашю взяша…



В лѣто 6856 [1348]. Магнушь, король Свѣйскыи, прислалъ к новгородцом, рекъ: пошлите на съѣздъ свои философы, а язъ пошлю свои философы, дажь поговорят про вѣру, увѣдают, чья будет вѣра лучыли: аще ваша будет вѣра лучьши, язъ иду в вашю вѣру; аще ли будет наша вѣра лучши, вы пойдите в мою вѣру, и будем всѣ за одинъ человѣкъ; или не поидете в одиначьство, язъ хощю ити на вас со всею моею силою. Владыка же Василии и посадникъ Федоръ Данилович и тысячкыи Аврамъ и вси новгородци, погадавше, отвѣчаша Магънушю: аще хощеши увѣдати, коя вѣра лучши, наша ли или ваша, пошли къ Цесарьскому граду к патриарху, занеже мы прияли от Гричь правовѣръную вѣру, а с тобою не спираемся про вѣру; а коя будет обида межи нами, а о томъ шлем к тобѣ на съѣздъ. И послаша новгородци к Магнушю Авраама тысячкого, Кузму Твердиславля и иных бояръ. Аврам же со своими другы прииха в Ориховець и хотѣ поихати к Магнушю, а Магнушь тогда былъ в Березовомъ островѣ со всею своею силою. Орѣховци же биша челомъ Аврааму, чтобы не ѣхалъ от них из городка; и поиха к Магнушю Кузма Твердиславль с другы. Магнушь же отвѣчаль Кузмѣ: обиди ми с вами нитут ни коеи, поидите в мою вѣру; а не поидете, иду на васъ со всею моею силою; и отпусти Кузму с другы. Доихавше же Орѣховца, затворишася в городки вси, а Магнушь приступилъ къ городку ратью со всею своею силою; а Ижеру почалъ крестити въ свою вѣру, а которыи не крестятся, а на тых рать пустилъ. Слышавши же новгородци се, что король отпустилъ рать на Ижеру, послаша противу их Онцифора Лукиница, Якова Хотова, Михаилу Фефилатова, с малою дружиною; молитвами же святыя богородица и святыа Софѣя пособиемъ и святою мученику Бориса и Глѣба помощью, богъ пособи Онцифору: избиша Нѣмцовъ 500, а иныхъ живых изимаша, а перевѣтниковъ казниша; и приихаша новгородци вси здрави, развѣ 3 человѣкы убиша новгородцовъ. Посадникъ же Федоръ Данилович и намѣстьници князя великаго и вси новгородци и плесковиць немного и новоторжьци и вся волость Новгородская поихаша в Ладогу, а ко князю Семеону Ивановичю послаша послы, ркуще: поиди, господине, к нам оборонять своея отчины; идеть на нас король свѣискыи на крестъномъ цѣловании. Князь же великыи Семеонъ отвѣт дал новгородцом: «радъ, поѣду к вам». Медливъ же князь долго, поиха в Новъгород; отъихавши от Торжьку до Ситна, и поиха взадъ на Москву, а в Новъгород посла брата своего Ивана. Князь же Иванъ прииха в Новъгород, и не поиха к новгородцомъ в Ладогу. А в то время Магнушь король взя Орѣховець на Спасовъ день; Авраама же и Кузму и иных бояръ 8 взялъ к собѣ, а иных эсѣх пустилъ из городка, а самъ поиде от городка прочь, а в Орѣховцѣ оставивъ рать. Князь же Иванъ, слышавъ яко взят бысть Орѣховиць от Нѣмцовъ, поиха из Новагорода взадъ, не принявъ владычня благословлениа и новгородчкого челобитья. Новгородци же поихаша из Ладоги и сташа у Ворѣховца… Тои же осенѣ сташа новгородци под Орѣховымъ, въ госпожино говѣнье, и стояша до великаго заговѣнья и приступиша к городу с приметомъ в понедѣльник чистои недѣли; милостью божьею и святѣи Софѣи заступлениемъ, и молитвами пресвятыя владычиця богородица нашея, силою креста честнаго, на нь же уповаша, и святою мученику христову Бориса и Глѣба помощью, свитающу о вторнику, взяша город, на память святыя и честныя главы обрѣтение Иоанна Предтеча, а Нѣмець исѣкоша, а иных живыхъ изымаша, а братью свою новгородцовъ посадиша, Якова Хотова, Олександра Борисовича, въ Орѣховомъ…

В лѣто 6858 [1350]. Ходиша новгородци воевать на Нѣмечкую землю, с Борисовым сыномъ с намѣстьницимъ, с тысячкымъ съ Иваном с Федоровицем, с воеводами съ Михаиломъ с Даниловичемь, съ Юрьем съ Ивановичемъ, съ Яковомъ с Хотовым, и приидоша къ городу к Выбору в понедѣлник мѣсяца марта въ 21 день, и пожгоша посадъ всь. На другыи же день выидоша Нѣмци из города, и удариша на нихъ новгородци, и побѣгоша Нѣмци в город, и убиша ту нѣсколко Нѣмець, и волость около города воеваша и пожьгоша, а Нѣмець иссѣкоша много, и жонъ и дѣтии, а иных живых изимаша; и приихаша в Новъград вси здрави. Того же лѣта ходиша новгородци въ Юрьевъ, и розмѣнишася Нѣмци, что поималѣ въ-Рѣховомъ, Свѣю на Аврама и на Кузму и на Олександра и на Ондрѣя и на дружину их, что былѣ за моремъ у Свѣискаго короля у Магнуша; и приихаша в Новъград вси здрави, милостью божиею, силою креста честнаго, на нь же уповаша; а приихаша мѣсяца июня въ 9 день, на память святого мученика Александра…

В лѣто 6870 [1362]… Того же лѣта приимаша плесковици гость нѣмечьскыи и поморьскыи и заморьскыи, а ркуще тако: отъималѣ юрьевци с велневици у нас землю и воду…

В лѣто 6871 [1363]. Приихаша послове нѣмечкыи, юрьевьскыи и велневидьскыи в Новъгородна смолву со плесковици, и приихаша плесковици в Новъгород, и повѣстовавше много, поихаша прочь, а миру не доконцавъ; и приимаша гость новгородчкыи въ Юрьеви… Того же лѣта ѣздивши новгородчкыя послове, ис концевъ по боярину, въ Юрьевъ в Нѣмечкои, смолвиша Нѣмець съ плесковици влюбовъ и бысть межю ими мирно, и попускаша плесковици от себе нѣмечкыи гость, а Нѣмци новгородчкыи гость попускаша…

В лѣто 6875 [1367]… Того же лѣта, по грѣхом нашимъ, не бѣше пословици пьсковицамъ с Новымъгородом; и пришедши рать нѣмечкая, велневичкая, воеваша около Изборьска волость всю пьсковьскую и до Великои рѣки, и перебродивъ за Великую рѣку и пришед къ городу ко Пьскову, и посадъ пожгоша около города, и много пакости подѣявше, и отъидоша прочь; а пакости имъ не бѣ ничего, зане не бяше тогда ни князя Александра, ни посадника Лентиа, ни иных людии добрых, много бѣше въ розъѣздѣ. И потом прислаша в Новъгород пьсковици послы с поклономъ и с жалобою: господо братье, како печалуетесь нами, своею братьею. А тогды бѣше гость новгородчкыи приималѣ въ Юрьевѣ и по инымъ городом нѣмечкымь, а в Новѣгородѣ приималѣ гость нѣмечкыи, но толко бяше не розвержено крестное цѣлование Новугороду с Нѣмци, и за то не всѣдоша на борзѣ по пьсковицах на Нѣмечьскую землю новгородци… Тогда бяше послалѣ Саву Купрова посломъ в Нѣмечькую землю.

В лѣто 6876 [1368]… Того же лѣта приходиша Нѣмци ратью великою, самъ бискупъ и местерь и кумендерѣ под Изборескъ; и новгородци поидоша на них и доидоша до Пьскова, и Нѣмцѣ от Изборьска побѣгоша, а порокы посікши…

В лѣто 6878 [1370]. Ходиша новгородци съ плесковицѣ к Новому городку к нѣмечьскому и отъидоша, не вземше, занеже бяшеть твердъ; и нѣколко людии пострѣляша с города…

В лѣто 6885 [1377]. Ходиша из Новагорода люди молодыи к Новому городку, на Овль на рѣцѣ, к нѣмечкому. И стояша под городомъ много днии, и посадъ всь взяша, и волость всю потравиша, и полона много приведоша в Новъгород, а сами приидоша всѣ здрави в Новъгород, с воеводою Иваномъ Федоровицемъ, Василии Борисович, Максимъ Онаньиниць…

В лѣто 6889 [1381]… Тои же осени стоялъ князь Литовьскыи Скригаило под Полотскомъ с нѣмечьскою ратью, и много бысть имъ тягости; и прислаша к Новугороду, просяще помоци по крестияньству: помогли бы есте по насъ. И не бысть имъ помощи от Новаграда, толко посолъ послаша Юрья Онцифоровица къ князю Литовьскому Ягаилу. И заступи богъ и святая Софѣя свои домъ, и отъидоша, города не вземше…

В лѣто 6898 [1390]… Того же лѣта ѣздиша новгородци с Нѣмци на съѣздъ и не взяша мира…

В лѣто 6899 [1391]… Тои же осени послаша новгородци послы на създъ с Нѣмци в Ызборьско: посадника Василья Федоровича, посадникъ Богданъ Обакунович, посадника Федора Тимофѣевича, тысячкого Есифа Фалелѣевича, Василья Борисовича и купцевъ; а нѣмечкыи послове приихалѣ изъ заморья, из Любька из городка, из Гочкого берега, из Ригѣ, изъ Юрьева, ис Колываня и из ыныхъ городовъ изо многых; тогда взяша миръ с Нѣмци. Тои же зимѣ тѣи же послове нѣмѣчкыи приихавъше в Новъгород, и товары свои поимахут, и крестъ цѣловалѣ, и начаша дворъ свои ставити изнова: занеже не бяшет по 7 год миру крѣпкаго…

В лѣто 6900 [1392]… Того же лѣта пришедши из моря разбоиницѣ Нѣмцѣ в Неву, взяша села по обѣ сторонѣ рѣкѣ, за 5 веръстъ до городка до Орѣшка. И князь Семеонъ с городцаны сугнавши, иных избиша, а иных разгониша, и языкъ в Новъгород приведоша; и тогды же поѣхаше в Литву къ своеи братьи, а городокъ покинувши…

В лѣто 6901. [1393]… Сѣде на княженьи в Литвѣ князь Витовтъ Кестутьевич, и новгородци взяша с нимъ миръ но старинѣ…

В лѣто 6903 [1395]… Приходиша Нѣмци Свѣя к новому городку къ Ямѣ, и поихаша прочь, и князь Костянтинъ с городцаны иных изби, а инии убѣжаша…

В лѣто 6904 [1396]… Того же лѣта пришедше Нѣмци в Корѣльскую землю и повоеваша 2 погоста: Кюрьескыи и Кюлоласкыи, и церковь сожгоша; и князь Костянтинъ с Корѣлою гнася по них, и языкъ изима и присла в Новъгород…

В лѣто 6905 [1397]… Тои же осени пришедши Нѣмци, взяша 7 селъ у Ямьского городка и пожгоша…

В лѣто 6913 [1405]… Взя князь Литовьскыи Витовтъ плесковьскыи пригород Коложе на миру; а под Воронацемъ стоя два дни, и много повоева волостии плесковьскых изгоном без вѣстѣ. и крестиянъ много посѣче, а иных в полонъ сведе.

В лѣто 6914 [1406]… Пьсковици ходиша воиною к Полотску и мало не взяша города, а волости полочкыи повоевавше, и отъидоша. И пришед местерь рискыи, именемъ Корто, со всею силою нѣмечкою ко Пьскову, и повоева волости и отъиде… Тои зимы ходиша пьсковици воевати землѣ Нѣмечкои съ князя великаго намѣстьником съ княземъ Даниломъ Олександровицемъ; и стрѣтоша их Нѣмци за Новым городкомъ, и бишася ту, и пособи богъ князю Данилью и мужем пьсковицамъ над поганымы Нѣмцѣ, биша их на 15 веръстъ в погоню до Кирьяпивѣ, а иньх рукама поимаша и приведоша въ Пьсково…

В лѣто 6915 [1407]… Ходиша пьсковици воиною в Нѣмечкую землю с братом князя великаго Костянтином, и взяша город их Порхъ, и селъ их много повоеваша, и отъидоша во Пьсково, а князь Костянтинъ отъиха на Москву… Приидоша Нѣмцѣ въ землю Пьсковьскую и сташа станы, не дошедше города Пьскова, на Комнѣ; и пьсковици выихавше из города, удариша на них, и Нѣмци побѣдиша пьскович, убиша ту 3 посадницѣ пьсковьскыи: Ефрѣма Кортаца, Елентѣя Лубьку, Панькрата, а иных много пало со обѣ сторонѣ; и отъидоша Нѣмцѣ, а много зла учинивше христианом;и бысть во Пьсковѣ плачь, а не радость…

В лѣто 6917 [1409]… Того же лѣта пьсковици взяша миръ с Литвою и с Нѣмци, а воевавъся с Нѣмцѣ три лѣта…

В лѣто 6918 [1410]… Того же лѣта, мѣсяца июля въ 15 день, бысть побоище королю Ягаилу Олгердовичю, нареченому Володиславъ, и князю великому Литовьскому Витовту Кестутьевичю с Нѣмци с Прусы въ их земли въ Прускои, межи городы Дубравны и Острода; и убиша местеря и моршолда, и кунтуры побиша, и всю силу нѣмечкую избиша; и городы нѣмечьскыи поимаша, нь толко три городы не дашася королю и Витовту. И бысть тои осени Ляхом и Литвѣ 3 побоища с Нѣмци, а трижда Нѣмець избиша; а во всѣхъ тѣх побоищех много же крестиянъ и Литвы и Ляховъ от Нѣмець избиено бысть; а стояша под Марьиным городомъ 8 недѣль и взяша Марьина 2 города охабня, а вышняго третьяго не взяша, и ходиша по Нѣмечкои землѣ полдругинатцать недѣлѣ… Ходиша опять Ягаило и Витовтъ къ Марьину городу, и рать нѣмечкую побѣдивъ, и миръ възяша.

В лѣто 6919 [1411]. Пришед Свѣя воиною и взяша пригород новгородскыи Тиверьскыи; и новгородци, то слыщавъ, въскорѣ поидоша на Свѣю, толко за три дни по сеи вѣсти, со княземъ Семеоном Олгердовичемъ. И приихавши въ Свѣискую землю, села их повоевавъ и пожгоша; а Свѣи много исѣкоша, а иных поимаша, а у города у Выбора охабенъ вземъ и пожьжгоша, мѣсяца марта въ 26, на сборъ архаггела Гаврила; и приихаша в Новъгород со множеством полона… а Нѣмци у Выбора толко одиного человѣка убиша: Павла с Нутнои улици…

В лѣто 6920 [1412]… А Лугвень съѣха аЛитву и намѣстьникы сведе с пригородовъ новрородчкых… А король Ягаило и Витовтъ и Лугвенъ въскинуша грамоты възметныи к Новугороду генваря въ 2, а рекъ тако король и Витовтъ, что: были есте намъ нялися: сложать ли Нѣмци намъ, и вамъ было Нѣмцом також сложити, а с нами за одино стати и закрѣпитися на обѣ сторонѣ в запасъ; а что бы то ся пригодило, а ино бы с того ничего не было. И мы пакъ посылалѣ бояръ своих, Немира и Зѣновья Братошичя, стоите ли в том словѣ въ прежреченом; и вы Немиру отвѣчалѣ: не можеть Новъгород того учинити, какъ есме с Литовьскымъ мирни, такъ есме и с Нѣмци мирны. Мы князя Лугвеня вывелѣ от вас к собѣ, а с Нѣмци есме миръ вѣчныи взялѣ, и съ Угры и со всими нашими граничникы мирны есме; а вы слова своего забывъ, и не издержалѣ, какъ были есте намъ нялися. А еще ваши люди намъ лаялѣ, нас беществовалѣ и соромотилѣ, насъ погаными звалѣ; а над то надо все нашего ворога Юрьева Святославлича сына Федора принялѣ есте. А Лугвень тако рече: держалѣ мя есте хлѣбокоръмлениемъ у себе, ино ноница братьи моеи старѣишеи, королю и Витовту, не любо, и мнѣ не любо, занеже еемь с нимѣ одинъ человѣкъ; а с мене челование доловъ. И князь Федоръ рече новгородцомъ: о мнѣ с Витовтом нелюбья не держите; отъиха в Нѣмцѣ…

В лѣто 6922 [1414]… Тои веснѣ ѣздиша от Новагорода в Литву послы: посадникъ Юрьи Онцифорович, Офоносъ Федорович сынъ посаднич, Федоръ Трябло; и взяша со княземь Витовтомъ миръ по старинѣ…

В лѣто 6925 [1417]… А в то время взяша новгородци миръ с Нѣмци…

В лѣто 6927 [1419]… Того же лѣта, пришед Мурманѣ воиною въ 500 человѣкъ, в бусах и въ шнеках, и повоеваша въ Арзуги погостъ Корильскыи и в земли Заволочкои погосты: в Неноксѣ, в Корѣльскомъ манастырь святого Николы, Конечныи погостъ, Яковлю кюрью, Ондрѣяновъ берегъ, Кигъ островъ, Кяръ островъ, Михаиловъ манастырь, Чиглонимъ, Хѣчинима; 3 церкви сожгли, а христианъ черноризиць посѣклѣ, и заволочанѣ двѣ шнеки Мурманъ избиша, а инии избѣгоша на море…

В лѣто 6928 [1420]… Тои же осени прииха в Новъгород из Нѣмець от местеря Селивестра посолъ велиядьскыи кумендеръ Гостило, сестричиць местеровъ Тимофѣи, и воевода ругодивьскои, и доконцаща со княземъ Костянтиномъ и со всѣмъ великымъ Новымградом, что быти на съѣзди местерю, а князю Костянтину и новгородцомъ послати своих бояръ; и послаша намѣстьника князя великаго князя Федора Патракиевича, посадника новгородчкого Василья Есифовица, посадника Офоноса Федоровича, Якова Дмитриевича, Михаилу Юрьевича, Наума Ивановича. Они же наѣхавше местеря на Наровѣ и взяша вѣчныи миръ по старинѣ, како былъ при великом князѣ Александрѣ Ярославличѣ…

В лѣто 6936 [1428]. Приходилъ князь Витовтъ к Порхову ратью, и порховици кончаша за себе 5000 серебра. И тогда прииха владыка Еуфимеи к Порхову с послы новгородскыми, и доконца Витовту другую 5000 серебра, а шестую тысяцю на полону…

В лѣто 6944 [1436]… Тои зимы послаша новгородци посадника новъгородского Григориа Кюриловича к Жидимонту, и князь Литовьскыи Жидимонтъ человаше крестъ к новгородцемъ к послом, и взяша миръ…

В лѣто 6952 [1444]… Тои же осени пришедши Нѣмцѣ у Ямѣ города посад пожьгоша и берегъ повоеваша, а в Новъгород прислаша: мы вас не воюемъ, а воюеть васъ князь Григории изъ заморья Клевьскыи про своего проводника Итолка Ругодивца; а то все лгаша Нѣмци… А из Литвы князь великыи Казимиръ присла в Новъгород, а ркя такъ: возмите моихъ намѣстниковъ на Городище, а язъ васъ хочю боронити; а съ княземъ есмь с московьскымъ миру не взялъ васъ дѣля; и новгородци по тому не яшася. Тои же зимы, шедше новгородци в Нѣмѣцкую землю за Нарову съ княземъ Иваномъ Володимеровичемъ, поплениша и пожгоша много около Ругодива и до Пурдознѣ, и подлѣ Норову и до Чюдьского озера. Того же лѣта, събравшеся Нѣмци, местеръ со всими своими вои, пришедше под город под Яму, бивше и пушками, и стоявше 5 днии, и по Вочкои земли и по Ижерѣ и по Невѣ поплениша и пожгоша; а города ублюде богъ и святыи архистратигъ Михаилъ, не взяша, а самых Нѣмець много паде под городомъ, а инѣи язвени отъидоша въ свою землю. А в то же время в городѣ вь Ямѣ былъ князь Василеи Юрьевич Суздальскых князеи; а новгородци послаша селниковъ лускых и вочкых и ижерьскых бояръ наперед, а сами хотѣша ити с ними за Нарову воевати съ княземъ Иваномъ Володимеровичемъ. И в то же время, по грѣхомъ нашимъ, начаша кони мрети в городѣ и по волостемъ велми много; новгородци же въспятишася и не поидоша за Нарову. А в то время псковици прислаша в Новъгород свои послы о миру, и узрѣша, оже в Новѣгородѣ кони много падуть, а новгородци не идоша за Нарову, и отъѣхаша безъ миру. Того же лѣта ходиша Корѣла на Мурманѣ, избиша ихъ и повоеваша, и пленивше, и приидоша здоровѣ…

В лѣто 6953 [1445]… Тои же зимы послаша новгородци на съѣздъ с Нѣмци, с местеромъ, князя Юрья и бояръ и купцевъ; и местеръ же захотѣ Острова, того ради безъ миру розъѣхавшеся… Того же лѣта приидоша Свѣя Мурманѣ безвѣстно за Волокъ на Двину ратью, на Неноксу, повоевавъ и пожгоша и людеи пересѣкоша, а иных в полонъ поведоша. Услышавше то двинянѣ, придоша вборзѣ, иных иссѣкоша, а иных прислаша въ Новъгород с четыредесятъ; а воеводы ихъ, Ивора и Петра и третьего, убиша; инѣи же, мало вметавшеся в корабли, отбѣгоша…»



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет