Его Божественная Милость Шрила Бхакти Ракшак



жүктеу 0.68 Mb.
бет1/4
Дата27.03.2018
өлшемі0.68 Mb.
  1   2   3   4


Сердце и сияние



Его Божественная Милость

Шрила Бхакти Ракшак

Шридхар Дев-Госвами Махарадж





Шри Чайтанья Сарасват Матх

Шри Чайтанья Сарасват Матх


Основатель-ачарья: Его Божественная Милость Шрила Бхакти Ракшак Шридхар Дев-Госвами Махарадж
Севаите-президент-ачарья: Его Божественная Милость Шрила Бхакти Сундар Говинда Дев-Госвами Махарадж
Электронная версия этой книги издается по решению и благословениям

ачарьи русской миссии Шри Чайтанья Сарасват Матха Его Божественной Милости

Шрилы Бхакти Бимала Авадхута Махараджа
© 2015, издательство Шри Чайтанья Сарасват Матха. Все права принадлежат ачарье русской миссии, Шриле Б. Б. Авадхуту Махараджу
Наши сайты:

harekrishna.ru — официальный сайт Шри Чайтанья Сарасват Матха в России.

scsmath.com — официальный международный сайт Шри Чайтанья Сарасват Матха.

saraswati.pro — издания Шри Чайтанья Сарасват Матха.

gaudiyadarshan.com — электронные и бумажные публикации трудов ачарьев Шри Чайтанья Сарасват Матха.

sridharmaharaj.ru — аудиоархив Шрилы Б. Р. Шридхара Махараджа

govindamaharaj.ru — аудиоархив и видеоархив Шрилы Б. С. Говинды Дев-Госвами Махараджа.

avadhutswami.ru — официальный сайт Шрилы Б. Б. Авадхута Махараджа.

youtube.com/BeautyOverPower — официальный канал Шрилы Б. С. Госвами Махараджа, выдающегося проповедника Шри Чайтанья Сарасват Матха, на английском языке и субтитрами на других языках.

Слава Шри Гуру и Шри Гауранге!



Содержание
Предисловие к английскому изданию 1
Часть первая.

Душа и ее высочайшее прибежище 22

Ключ — в ваших руках 22

Путешествие к Центру 22

Истинный вердикт любви 22
Часть вторая.

Путь домой 22

Заблуждение, божественность и истинный преданный 22

Трансцендентное знание 22

Сладчайшая борьба 22

Сердце и сияние 22


Предисловие к английскому изданию

Это честь и великая удача вновь иметь возможность представить англоязычной публике исполненные нектара слова, нисшедшие с уст Его Божественной Милости Ом Вишнупада Парамахамсы Шри Шрилы Бхакти Ракшака Шридхара Дев-Госвами Махараджа. Надеемся, эти слова найдут путь к сердцам всех добродетельных душ, а также воодушевят тех, кто следует пути бхакти. Некоторые люди любят читать книги из любопытства, другие — с острым интересом, но и с критическим подходом, в то время как третьи стремятся воспользоваться плодами приобретения знаний, и в настоящей работе мы обращаемся, главным образом, именно к этой категории людей. Успех по всему миру нашей предыдущей публикации, «Ступеней истины»1, вдохновил нас продолжать прилагать усилия.

Шрила Гуру Махарадж пишет в своей «Шри Шри Прапанна-дживанамритам» (1.8):
йатхокта̄ рӯпа-па̄дена, нӣченотпа̄дите ’нале
хемнах̣ ш́уддхис татхаива̄тра, вираха̄ртти-хр̣тих̣ сата̄м

«Шрила Рупа Госвамипад в смирении сказал, что золото очистить может даже огонь, зажженный варваром. Подобным образом эта книга способна рассеять скорбь чистых преданных, рожденную разлукой с Господом».

Сегодня слова Шрилы Шридхара Махараджа уже живут в сердцах и домах многих и многих людей по всему миру в виде книг, аудио- и видеокассет. Сладостные вибрации его кӣртана в форме хари-катхи продолжают распространяться по всей вселенной. Однажды Шрилу Шридхара Махараджа описали как человека вечного разума — так чувствовали личности, достаточно удачливые для того, чтобы услышать, как он говорит о духовном мире. Точность, с которой он представлял сиддха̄нту (основополагающие заключения учения о преданности), ясность его богословского и онтологического анализа, потрясающая действенность и простота его аналогий вместе с феноменальным сочетанием серьезности и иногда детского простодушия, представляют его как личность поистине уникальную. Каждый соглашался, что он был самым искренним человеком, с которым когда-либо приходилось встречаться. Его Гуру Махарадж, Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур, отзывался о нем как о человеке сути. Поэтому неудивительно, что преданные со всех концов света стремились к нему, чтобы по любому важному вопросу услышать его окончательное суждение. Даже многие из тех, кто находился по отношению к нему в оппозиции, в конце концов не смогли устоять перед очарованием его личности. Когда как-то раз он спросил одного такого джентльмена, почему тот, несмотря на подобное умонастроение, продолжает регулярно посещать его, этот человек ответил: «Из-за вашего глубокого интеллекта, крепкого здравого суждения и беспристрастности».

Настоящая подборка составлена из неформальных бесед, записанных в Шри Чайтанья Сарасват Матхе в 1982—1985 гг. Название книги «Сердце и сияние» — сладостное выражение самого Шрилы Шридхара Махараджа, описывающего бха̄ву и ка̄нти Шримати Радхарани, Высшей Подвластной Половины, супруги Всевышнего, Шри Кришны. Однажды, когда Его Божественная Милость искал подходящее выражение, чтобы описать Ее внутренние и внешние качества, преданные, присутствовавшие при этом, пытались подобрать сравнения. Были предложены «настрое­ние и блеск», «чувство и лучезарность», а также несколько других, подоб­ных, вариантов. Но всякий раз Шрила Шридхар Махарадж неудовлетворенно качал головой. Неожиданно улыбка осветила его лицо, он поднял глаза и сладостным голосом произнес: «Сердце и сияние».

Мы предлагаем наши особые дан̣д̣ават-пранамы Его Божественной Милости Шриле Бхакти Сундару Говинде Дев-Госвами Махараджу, возлюб­ленному преемнику Шрилы Бхакти Ракшака Шридхара Дев-Госвами Махараджа и нынешнему а̄ча̄рйе-президенту всемирного Шри Чайтанья Сарасват Матха. Благодаря его покровительству, любви и способности вдохновлять, расцветает новое поколение преданных. Пусть же это поколение вступает в мир, неся во все его концы вечное послание Шрилы Шридхара Махараджа.

Мы хотели бы выразить личную признательность всем тем, кто помогал в работе над этой книгой на всех стадиях ее создания, в особенности: Шрипаду Б. А. Сагару Махараджу, Шрипаду Б. П. Джанардану Махараджу, Шрипаду Б. Ч. Парвату Махараджу, Шри Шруташраве Прабху, Шри Сарвабхаване Прабху, Шри Набадвипу Прабху, Шри Джагадбандху Прабху, Шри Адити-нандану Прабху, Шри Лалита Чарану Прабху, Шри Нарахари Прабху, Шримати Сварнанги Деви Даси, Шримати Анупаме Деви Даси, Шримати Сите Деви Даси, Шримати Тилаке Деви Даси и Шримати Дикшавати Деви Даси.

Мы приносим свои извинения, если в этой книге сохранились те или иные ошибки любого рода, несмотря на то, что мы старались их устранить.

Харе Кришна!
Свами Б. С. Триданди
Сапхала-экадаши,
18 декабря 1995 года


Часть первая. Душа и ее высочайшее прибежище

Ключ — в ваших руках

Существует сознание высшего, субъективного, мира и сознание низшего, объективного, мира. Связь с низшим, объективным, миром обрекает нас на страдания, а взаимоотношения с высшим сознанием возвышают нас, даруя подлинное счастье. Один результат проистекает из самопосвящения, другой — из наслаждения. Одним словом, наслаждение плохо, а преданность — хорошо. На стороне преданности — Господь, а на стороне наслаждения — страдание. «Существует столько вещей, которыми можно наслаждаться» — это очарование ада, противостояния.


бхактис твайи стхиратара̄ бхагаван йади сйа̄д
даивена нах̣ пхалати дивйа-киш́ора-мӯртих̣
муктих̣ свайам̇ мукулита̄н̃джалих̣ севате ’сма̄н
дхарма̄ртха-ка̄ма-гатайах̣ самайа-пратӣкш̣а̄х̣


(«Кришна-карнамрита», 107)2
Билвамангал Тхакур говорит в своей «Кришна-карнамрите»: «Бхактис твайи стхиратара̄ бхагаван йади сйа̄д — мой Господь, если мое посвящение себя Тебе, мое поклонение Тебе неизменны, устойчивы, даивена нах̣ пхалати дивйа-киш́ора-мӯртих̣, и если они достигают такой высоты, когда возможно встретиться с дивйа-киш́ора-мӯртих̣, юной Парой, погруженной в наивысшую игру, — если мы сможем продвинуться столь далеко, что откроем для себя вечные игры Божественной Четы, если мы сумеем достичь этого предела, то обнаружим, что: муктих̣ свайам̇ мукулита̄н̃джалих̣ севате ’сма̄н — сама возможность освобождения, избавления, придет со сложенными ладонями, чтобы выполнять для нас любое желаемое служение. И дхарма̄ртха-ка̄ма-гатайах̣ самайа-пратӣкш̣а̄х̣: дхарма, плоды добросовестного следования долгу, артха, благосостояние, ка̄ма, объекты чувственного наслаждения, — все они ожидают на почтительном расстоянии и явятся перед нами по первому зову: “Мой владыка, мой господин, что тебе угодно?” Таким будет наше положение: дхарма, артха и ка̄ма будут держаться поодаль и в любое время, когда бы мы их ни позвали, они предстанут перед нами: “Что ты хочешь, чтобы я сделал?” А мукти, освобождение, всегда будет ходить вокруг нас со сложенными ладонями, совершая различного рода служение, если по своей удаче мы сможем подняться на такую высоту, что встретимся с той Божественной Четой, погруженной в счастливые игры».

Билвамангал Тхакур явил своей жизнью исключительный пример: он отправился во Вриндаван прямо от дома проститутки и обрел милость Высшего Существа. Его жизнью очень сильно завладела чувственность самого низкого пошиба — она почти поглотила его, и с этого уровня, за одну жизнь, он сумел подняться до наивысшего уровня осознания Прекрасного.

Махапрабху принес из Южной Индии две книги: одной была «Брахма-самхита», а другой — «Кришна-карнамрита». «Кришна-карнамрита» повествует об играх во Вриндаване, а «Брахма-самхита» раскрывает онтологическую основу положения Абсолюта: почему Господь Вриндавана представляет высочайшую концепцию Реальности.

Кр̣ш̣н̣а-лӣла̄ — не предмет изучения исторической науки. В истории имеют место события: они происходят однажды и никогда не могут повториться вновь. Это вечный поток, и если в нем что-то уходит в прошлое, то никогда не возвращается. Существует выражение «история повторяется». Но это относится к сходной природе событий, а не к ним самим; история повторяется в сущности происходящего, но что прошло, то не вернется. Как только нечто произошло — оно ушло навеки. Но в кр̣ш̣н̣а-лӣле, мире вечности, все не так. В ней одно и то же может происходить в каждый момент времени, в каждое мгновение. Потому это называется нитйа-лӣлой, вечными играми, — превосходящими ограничения, полномочия истории. В истории прошлое мертво. Но игры Господа вечны, нитйа, они происходят беспрерывно. Каждая лӣла̄ проходит вечно; Он может явить Себя в Своих вечных образах одновременно. Поэтому в Его прошлом, настоящем и будущем все события совершаются одновременно. Когда Кришна вступает на арену Камсы, различные группы присутствующих видят Его по-разному. Люди одного типа видят Его одним образом, другие видят иначе, согласно своей природе. Даже слепой может узреть Его, если Он пожелает. Если Он желает явить Себя кому-либо, даже слепой сможет ясно узреть Его, ведь, чтобы видеть Его, не нужны плотские глаза. Он может открыть Себя любому одной лишь Своей силой воли.

Так было в случае с Дхритараштрой в куру-ш́абхе. Дхритараштра сказал:

— Мой Господь, сделай меня на некоторое время зрячим, дабы я мог увидеть Твой изумительный образ, который другие созерцают и восхваляют. Ты можешь все — так устрани же ненадолго мою слепоту.

— Не нужно избавлять тебя от слепоты, Дхритараштра! Я скажу: «Узри Меня!», и будет так.

И по Его велению Дхритараштра увидел! Его веление, Его желание — это все. Лишь Его воля есть все, причина всего сущего.

Куру жаждали увидеть Драупади нагой, но мольба Драупади достигла Господа, Он повелел одежде, и ее одежда стала нескончаемой, приобрела свойство бесконечности. Одежды прибавлялось ровно столько, сколько они ее срывали. Такова воля, вича̄ра, которая есть все. Изначальная Причина обладает такой великой силой столь высокого свойства. Мы привыкли думать: «Это хорошо, это плохо» и «Это возможно, это невозможно». Мы привыкли мыслить подобными категориями. Но к Нему эти правила неприменимы. При попытке охватить даже самую незначительную часть Его царства весь наш опыт окажется несостоятельным.

Господь удивителен. В связи с Вамана-авата̄рой говорится о Его удивительном шаге, адбуткраме. Одним шагом Он покрыл всю землю, а следующим — все небеса. Затем Ему понадобилось место, чтобы сделать третий шаг, но куда? Он Адбуткрама — Тот, чья поступь необычайна: все Его шаги удивительны. Он есть чудо, источник всего, что приводит в изумление наш ничтожный ум. Он здесь и Он также повсюду. В Своем полном проявлении Он пребывает повсюду, но, несмотря на это, Он нигде! Все в Нем, и в Нем ничего нет! Кришна сказал: «Попытайся понять Мое исключительное положение, Арджуна». Он — Таинство всех таинств. С точки зрения нашего мирского опыта нам кажется удивительной даже собственная душа:
а̄ш́чарйават паш́йати каш́чид энам
а̄ш́чарйавад вадати татхаива ча̄нйах̣
а̄ш́чарйавач чаинам анйах̣ ш́р̣н̣оти
ш́рутва̄пй энам̇ веда на чаива каш́чит


(Бхагавад-гита, 2.29)

3

Мы не знаем даже своей собственной замечательной сущности. Она очень высокого порядка, но наше внимание приковано к великому множест­ву бренных вещей. Мы знакомимся с самыми ничтожными аспектами мира, и они пленяют нас. Таков результат корыстного настроения. Мы хотим наслаждаться, желаем эксплуатировать. Для нас умелый эксплуататор — царь! Но эксплуатация сама по себе позорна, чрезвычайно вульгарна и низка. Она приводит нас на самый низший уровень и делает нас жертвами тяжких последствий.

Эксплуатация и наслаждение — мы в самом центре этого и не знаем ничего, кроме наслаждения. Мы хотим понять все и вся через приз­му наслаждения, — вот в каком мерзком, падшем положении мы находимся. Мы знаем лишь: «Наслаждаться! Наслаждаться!» — такова эксплуатация. Но эксплуатировать — самое отвратительное из свойств личности, оно омерзительно, и мы должны освободиться из когтей этого духа эксплуатации. Существует и другой дух: отречение, праздность. Но самопосвящение, жизнь в преданности — это нечто возвышенное.

Существует два злых духа: один из них — дух отречения, другой — эксплуатации. Мы должны освободиться от этого кошмара, этой мании, основанной на нашей склонности оценивать вещи как хорошие или плохие. В сфере эксплуатации присутствует разделение на законное и незаконное, или дхарму и адхарму.

Затем — отречение. Множество великих поборников этой концеп­ции рекомендуют полное прекращение активной жизни. Мертвая точка! Но любой наделенный сознанием человек не должен желать подобной перспективы. Абсолютная остановка бытия — это ли цель жизни для тех, кто в здравом уме?

Благородная жизнь, жизнь в самопосвящении — и не только в обычном посвящении себя окружению, но в посвящении себя Наивысшему Благу — высочайшая форма жизни. На низшей ступени в этом посвящении присутствует расчет, на высшей же оно спонтанно, непроизвольно. И, воистину, в нем — радость. Там полнота радости — и качественно, и количественно. Во всех отношениях это — подлинная жизнь. Жизнь — там, а здесь — наихудшая тень, искаженное отражение. И нам говорят: уддхаред а̄тмана̄тма̄нам — ключ в наших собственных руках — свобода, благодаря которой мы можем связать себя с чем угодно, хорошим и дурным, и получить соответствующий результат.

В конечном итоге нам говорят, что ключ — в наших собственных руках; не на кого больше возложить ответственность за наше нынешнее положение. Но всегда есть возможность великодушной помощи, которая придет к нам, и мы должны принять ее. Наши прошлые поступки — будь они хорошими, плохими, или связанными с вечными устремлениями (сукр̣ти), — также оказывают на нас значительное влияние. Но, в конечном счете, ни на каком уровне мы не лишены свободы действий: даже в столь низком положении, когда мы рождаемся деревом, — даже тогда мы обладаем внутренней свободой.

Трудно представить, что дерево обладает независимостью, свобо­дой воли, но они присутствуют — в приглушенном состоянии. Свобода есть и у нас, и нам нужно попытаться насколько возможно понять, что это так. Но наша свобода также скована столькими ограничениями, что мы можем думать, будто несвободны, но управляемы обстоятельствами. И все же мы свободны сами выбрать любой путь, хороший или дурной. Наше бытие столь незначительно, поэтому и наша свобода мала и ограничена, но она есть. Хоть и чрезвычайно незначительная, она существует.


Путешествие к Центру
Обычно, когда из-за плохой погоды мы вынуждены бездействовать, то думаем: «Как это плохо!» Мы — люди действия, люди, использующие окружение и природу ради накопления какого-то количества энергии. Мы все время стараемся скопить некоторое количество энергии, чтобы использовать ее. Таково наше естество. Скапливать как можно больше энергии и богатства, которые можно было бы использовать в случае необходимости, — сама природа жителей этого мира смерти. Если же возникают какие-либо препятствия на пути осуществления этой цели, мы считаем, что складывается ужасная ситуация, противостоящая цели нашей жизни. Но, чтобы напомнить нам о важности нашего внутреннего богатства, нам говорят, что внешняя природа не способна причинить нам столько вреда, сколько наша собственная внутренняя природа, т. е. наше безразличие к скапливанию богатства для духовного бытия, внутреннего «я». Помните об этом!

Не страшно утрачивать вещи этого мира смерти — они приходят и уходят. Даже само тело, центр всей этой деятельности, исчезнет. Так есть ли необходимость скапливать столь много энергии, чтобы поддерживать тело? Пробудите свою душу, истинную индивидуальность внутри вас, найдите ее и попытайтесь ей помочь. Это возможно только благодаря помощи са̄дху.

Потерян тот день, когда мы не встречаем никакого святого или не обсуждаем истинную цель жизни, внутреннюю жизнь, внутреннюю суть. Осознавайте это. Во всех отношениях, всеми возможными способами, не забывайте это наставление, помните о ваших собственных ин­тересах, найдите свое собственное «я». Не концентрируйтесь на внешнем мире и обстоятельствах, но глубоко погрузитесь в реальность, во внутренний мир. Откройте ваше внутреннее «я» и внутренний мир, в котором вы живете, в котором живет ваше внутреннее «я». Постарайтесь обрести свой дом, направиться обратно к Богу, домой. Вы должны использовать свою энергию, чтобы вернуться домой, а не для скитаний по чужой стране, обители смерти. Любой ценой старайтесь обходить стороной царство смерти, всегда пытайтесь отыскать землю вечности — ту землю, которой вы принадлежите. Попытайтесь понять, что представляет собой ваш дом, и почему он таковым является. Домашний уют — что это значит? Это значит, наша родина — мес­то, где мы родились.

В «Шримад-Бхагаватам» мы находим следующий стих:


сата̄м̇ прасан̇га̄н мама вӣрйа-сам̇видо
бхаванти хр̣т-карн̣а-раса̄йана̄х̣ катха̄х̣
тадж-джош̣ан̣а̄д а̄ш́в апаварга-вартмани
ш́раддха̄ ратир бхактир анукрамиш̣йати


(«Шримад-Бхагаватам», 3.25.25)
«Беседы обо Мне в обществе чистых преданных доставляют великую радость и удовлетворение слуху и сердцу. Подобные беседы, исполненные духовного могущества, — источник сладости, и такое самосовершенствование скоро открывает путь освобождения от мирской жизни. Затем постепенно человек обретает твердую веру, которая в должный срок развивается во вкус, а затем в истинную любовь ко Мне».

Это сказал Своей матери Девахути Шри Капиладев, нисшествие Госпо­да, в ответ на ее вопрос об истинной цели жизни и способе ее достиже­ния. Это произошло следующим образом. Девахути выдали замуж за мудреца, Кардаму Риши. После нескольких лет, проведенных в удовольствиях супружеской жизни, Девахути стала носить в своем чреве ребенка от этого р̣ш̣и.

В Бхагавад-гите [10.28] Господь говорит: праджанаш́ ча̄сми кандарпах̣ — «Среди купидонов Я — порождающий потомство». И в других писаниях сказано: праджана̄йа на ратайе — семейная жизнь не предназначена для наслаждений, ее цель — рождение благочестивого потомства.

Поэтому, когда цель их брака была достигнута, р̣ш̣и вознамерился оставить супружескую жизнь. Он сказал Девахути:

— У тебя во чреве ребенок, и это не обычное дитя — пришел сам Господь. Для осуществления высшего предназначения моей собственной жизни я ухожу, дабы жить в одиночестве.

Тогда Девахути ответила:

— У меня столь прекрасный спутник. Мне посчастливилось получить в мужья такого святого, как ты. Но я не воспользовалась возможностью узнать от такой возвышенной личности что-либо о Брахмане, Господе, о том, что необходимо для моей внутренней жизни и как это обрести. Я не спрашивала об этом. Я была занята лишь служением тебе, исполнением твоих желаний. Хотя мой спутник был таким возвышенным, я не воспользовалась своей удачей. Теперь я молю о том, чтобы ты остался на некоторое время и учил меня, помогал мне в духовной жизни. А потом — можешь идти.

Кардама Риши на это сказал:

— Тебе поможет твой сын. Он не обычный ребенок — явился сам Господь. Помни это, и в должное время ты обретешь от Него духовную помощь. Поэтому я не останусь. Я отправляюсь прямо сейчас.

Он ушел, но вскоре родился ребенок, и Девахути воспитывала Его. Однако пока сын подрастал, великая материнская любовь заставила ее постепенно забыть слова мужа о том, что это не обычное дитя.

Через некоторое время мальчик вырос. Однажды, когда Он пребывал в глубокой задумчивости, у Девахути промелькнула мысль: «По-моему, мой ребенок ведет себя необычно». Она поняла, что Он погружен в глубокие размышления, и заключила: «Его отец предсказал, что через меня явится Господь, и сейчас я вижу, что это правда. Похоже, что у моего сына не мирское настроение — оно свыше. Его ум погружен в мысли о трансцендентном».

Затем она неторопливо обратилась к Нему:

— Дитя мое, Твой отец говорил мне, что Ты необычный мальчик, не от мира сего. Ты обладаешь божественной природой. Я хотела получить от него какие-нибудь духовные наставления, но он сказал, что Ты наставишь меня. Я столь долго не обращала на это внимания, но сегодня Твое душевное состояние воодушевляет меня. Оно напоминает мне о тех словах Твоего отца и побуждает обратиться к Тебе за духовным советом. Пожалуйста, объясни мне, что есть духовная истина? Кто я? Что представляет собой этот мир? Как мне обрести правильное направление в жизни? Кто Владыка этого мира, и каков мой долг по отношению к Нему? Ты не обычный мальчик, поэтому, дитя мое, я хочу узнать все это от Тебя.

Тогда с уст ее сына сошел этот стих, приведенный в «Шримад-Бха­гаватам»:


сата̄м̇ прасан̇га̄н мама вӣрйа-сам̇видо
бхаванти хр̣т-карн̣а-раса̄йана̄х̣ катха̄х̣
тадж-джош̣ан̣а̄д а̄ш́в апаварга-вартмани
ш́раддха̄ ратир бхактир анукрамиш̣йати


(«Шримад-Бхагаватам», 3.25.25)
Господь Капила сказал:

— Сата̄м̇ прасан̇га̄н мама вӣрйа-сам̇видо — «Исполненные могущества беседы обо Мне можно услышать лишь из уст Моих преданных. Это не пустые слова, но слова, обладающие глубиной, духом, силой. Слова, представляющие Реальность, нисходят с уст Моих преданных. Такие речи не поверхностны, но исполнены духа, жизни и способны вдохнуть жизнь». Бхаванти хр̣т-карн̣а-раса̄йана̄х̣ катха̄х̣ — «Они услаждают как наш слух, так и наше сердце, и даруют вкус духовной радости, раса̄йана̄х̣. Их слова исполнены восторга духовного мира и заставляют расцветать наши слух, ум и сердце — физически, ментально, а также на уровне души». Тадж-джош̣ан̣а̄д — «Слушая из подлинного источника, от истинного са̄дху», а̄ш́вапаварга-вартмани — «мы продвигаемся к избавлению от этой мирской жизни. Посредством постепенного процесса мы обретаем эти дары»: ш́раддха̄ ратир бхактир анукрамиш̣йати — «Сначала ш́раддха̄, непрерывно возрастающая вера, затем рати, едва ощутимый вкус, после этого мы обретаем истинную любовь, бхакти. Благодаря анукрамиш̣йати, последовательному процессу, нас принимают в высшее царство».

Так мальчик начал давать наставления Своей матери Девахути. Этот Девахути-нандана, Капила, был сыном Кардамы Риши, но существовал и другой Капила, чья философия са̄н̇кхйа не признает Бога, а исследует лишь материальные элементы, постепенно отделяя все от духовной сущности. Таким образом, существуют два Капилы, каждый из которых дал философию са̄н̇кхйа4: божественный сын Кардамы Риши (Кардама-Капила), и другой — Санкхьяка-Капила. Капила, сын Кардамы и Девахути, явил то, что известно как санкхья, но Он признает Всевышнего, Ишвару, в то время как Капила-атеист провозгласил: ӣш́вара-асиддхе — чтобы объяснить бытие этого мира, нет необходимости ни в каком Боге. Таково его заключение. Нйа̄ики (логики) утверждают, что должен быть Некто, сотворивший этот мир. Этот мир был создан, поэтому должен существовать Кто-то, сотворивший его. Их высочайшее заключение таково: необходим Творец — и это Бог, Ишвара. Но Капила-атеист утверждает: «Нет, чтобы объяснить бытие этого материального мира, нет необходимости в каком-либо Боге — ӣш́вара-асиддхе». Его вывод, его заключение состоит в том, что нет необходимости в Творце: все существует непреднамеренно. Необходимы только два явления: во-первых, искра духа и, во-вторых, материя. Соединившись, материя и дух, ш́ива и ш́акти, сотворили этот мир. Существует великое множество духовных частиц, подобных песчинкам или пылинкам, и благодаря их соединению с мате­рией этот мир творится автоматически.

Однажды в мадрасском мат̣хе я встретил одного джентльмена из Мадхупура, последователя данной школы мысли. Это был образованный бенгальский джентльмен, и я спросил его:

— Что вы узнали от своего Гуру, того Капилы?

Он ответил:

— Существует множество душ, йата джӣва, и каждая из них ш́ива, независимая от материи.

Я сказал:

— Вас удовлетворяет это объяснение?

— Да, я удовлетворен: па̄ш́а баддхах̣ бхавет джӣвах̣, па̄ш́а муктах̣ сада̄ ш́ивах̣ (порабощенная душа есть джӣва, освобожденная — ш́ива).

— Там, где ваша философия заканчивается, наша философия, филосо­фия школы Бхагавата, начинается, — сказал я ему.

— Как это возможно? — спросил тот джентльмен.

— Вам придется объяснить, где находятся эти ш́ивы. Есть множество ш́ив, подобных духовным пылинкам. Почему бы нам не предположить, что они должны обитать в некоем месте и что там между ними существуют некие взаимоотношения? Их столь много и между ними должны быть те или иные взаимоотношения. И, кроме того, они должны пребывать где-то, в определенном месте, на определенном плане бытия. И еще, сосуществуют ли они все в гармонии, или же каждая из них — самостоятельная единица, и каждый враждует с каждым? Если нет, то какова их природа? Бхагавата нисходит, чтобы поведать истину о мукта-джӣвах, освобожденных душах. Эти некогда больные души теперь свободны от болезни. Что же они делают, будучи здоровыми? Каково их положение, отличительные черты, природа, цель, времяпрепровождение? Нам нужно знать это. И «Бхагаватам» дает нам объяснение.

Деварши Нарада попросил Вьясадеву: «Объясни, каково нормальное, естественное состояние освобожденных душ, свободных от болезни». И вот каким был ответ. Существует Центр, и все действуют, имея взаимоотношения с Ним, в согласии друг с другом.

В Шримад Бхагавад-гите Господь говорит:
йат са̄н̇хкйаих̣ пра̄пйате стха̄нам̇
тад йогаир апи гамйате
экам̇ са̄н̇кхйам̇ ча йогам̇ ча
йах̣ паш́йати са паш́йати


(Бхагавад-гита, 5.5)5
«Кто видит, что системы са̄н̇кхйа и йога — одно и то же, тот воистину зряч».

Одна личность пытается достичь конечной цели отсеиванием внешнего, а кто-то — исключением внутреннего: «это тело, это ум, это душа (а̄тма), затем Сверхдуша (парама̄тма)», и далее. Весь поиск осуществляется внутри. Исключения производятся внутри. Вооружившись этим, он стремится достичь сердцевины. А другой, исключая элементы внешнего мира (землю, воду, огонь, воздух и эфир), пытается постичь Источник.

Такова са̄н̇кхйа: нети, нети, нети — «Это не то, это не то, это зависимое, это также зависимое, это не изначальное, не это, не это. Это все следствия. Что же тогда Причина?» Исследование посредством внешнего процесса есть са̄н̇кхйа, а внутренний процесс осуществляется через йогу — пра̄н̣а̄йа̄му, пратйа̄ха̄ру, дхйа̄ну, дха̄ран̣у, сама̄дхи6. Таким образом через исключение следствий мы доходим до причины; от грубого мы устремляемся к тонкому и достигаем все более и более утонченных уровней по направлению к причине.

Таков путь са̄н̇кхйи и йоги. Но в начале «Шримад-Бхагаватам» Шукадева Госвами, разговаривающий с Парикшитом Махараджем, начинает свою речь со слов о том, что как са̄н̇кхйа, так и йога, а также сва-дхарма-париниш̣т̣хайа̄ (исполнение предписанного Ведами долга), способны даровать нам освобождение, но существует нечто большее:


эта̄ва̄н са̄н̇кхйа-йога̄бхйа̄м̇
сва-дхарма-париниш̣т̣хайа̄
джанма-ла̄бхах̣ парах̣ пум̇са̄м
анте на̄ра̄йан̣а-смр̣тих̣


(«Шримад-Бхагаватам», 2.1.6)7
Он утверждает: эта̄ва̄н, до сих пор нам говорили, что освобождение может быть достигнуто благодаря следованию этим путям: са̄н̇кхйи, внешнего исключения, йоги, внутреннего исключения, а также — сва-дхарма-париниш̣т̣хайа̄, исполнения своего долга, как это предписано в Ведах. Выполнение своего предписанного долга без каких-либо определенных корыстных целей есть ниш̣ка̄ма (деятельность, свободная от личных желаний). Ш́астра утверждает, что таков мой долг в моем нынешнем положении, и я выполняю его бескорыстно, не преследуя каких-либо определенных целей. Если я бра̄хман̣, мне говорится: «Ты должен совершать то-то и то-то», и я делаю это. Если я кш̣атрий, мой долг — охранять общественный порядок и сдерживать злодеев — таковы мои обязанности, и я исполняю их. Если я ваиш́йа, мне предписывается определенная деятельность. Так советует ш́астра, поэтому я выполняю необходимые обязанности бескорыстно, т. е. без каких-либо особых целей или интересов, выполняю положенный мне долг.

Все эти три пути — са̄н̇кхйа, йога и исполнение предписанного Ведами долга — приводят нас к освобождению (мукти). Но: джанма ла̄бхах̣ парах̣ пум̇са̄м анте на̄ра̄йан̣а-смр̣тих̣ — после того как мы обретаем избавление от внешнего рабства, цель жизни заключается в памятовании о нашем Господе Нараяне, о Творце, и о наших взаимоотношениях с Ним. Мы должны выбраться из сетей, в которых запутались, а после освобождения из этого затруднительного положения мы должны обрести соответствующие для нас отношения с Изначальной Причиной. Кто мы в наших взаимо­отношениях с Ним? Здесь начинается Бхагавата:


эта̄ва̄н са̄н̇кхйа-йога̄бхйа̄м̇
сва-дхарма-париниш̣т̣хайа̄
джанма ла̄бхах̣ парах̣ пум̇са̄м
анте на̄ра̄йан̣а-смр̣тих̣


(«Шримад-Бхагаватам», 2.1.6)
Джанма-ла̄бхах̣ означает осуществление цели нашего бытия, нашего рождения; ла̄бхах̣ значит «обретение», «осуществление», «цель». В чем она состоит? Анте на̄ра̄йан̣а-смр̣тих̣: наше соединение, наше воссоединение с Центром, Центром, приводящим в гармонию все, — такой должна быть наша цель. И «Бхагаватам» приходит, чтобы поведать нам об этом. Множество других ш́астр являются, чтобы дать нам освобождение от внешнего рабства; но посредством внутреннего развития, миновав пограничный уровень, мы получаем доступ в паравйому, особую область, Вайкунтху. То есть мы получаем визу: ‘вираджа̄’, ‘брахмалока’ бхеди’ ‘пара-вйома’ па̄йа. Мы ловим поток, устремленный к Центру, — такова виза. Са̄н̇кхйа, йога и сва-дхарма-париниш̣т̣хайа̄ могут дать нам паспорт, позволяющий покинуть страну, где мы живем, но после этого, если мы желаем куда-то добраться, необходима виза.
Истинный вердикт любви

Согласно специалистам индийской медицины в теле присутствуют воздух, желчь и слизь, которые соответствуют воздуху, огню и воде, трем стихиям в эфире, влияющим на землю. Земля, главным образом, испытывает влияние воды, вода — жара, жар — воздуха, и все сталкиваются, борются в эфире. Такова природа материального мира. Также существует мир ума, про­явление умственной энергии: «Я хочу это, я не хочу то; мне нравится это, мне неприятно то». Разум же дает указание уму: «Не принимай это, принимай то». И все это пребывает внутри ахан̇ка̄ры, материального эго. Выше этого — душа, переживающая все, хорошее или плохое. Она называется пуруш̣ей:


пуруш̣ах̣ сукха-дух̣кха̄нам̇, бхоктр̣тве хетур учйате

(Бхагавад-гита, 13.21)
«Установлено, что само обусловленное живое существо, сам пуруш̣а ответственен за все переживания радости и горя, которые он испытывает в этом мире».

Таково различие между духом и материей. Материя, называемая пракр̣ти, есть энергия, а душа, пуруш̣а, переживает хорошее и плохое: она — индивидуальность, испытывающая плохое или хорошее, горе или счастье. Она представляет собой одну сущность, а то, что испытывается — другую:


ка̄рйа-ка̄ран̣а-картр̣тве, хетух̣ пракр̣тир учйате

(Бхагавад-гита, 13.21)
«Несомненно, все действия в этом преходящем мире происходят благодаря неотъемлемому качеству господствующей материальной природы, пракр̣ти, которая ответственна как за причину (силу чувств), так и за следствие (материальное тело)».

Таким образом, вся деятельность, все движения, которые мы находим здесь, связаны с этой материальной энергией, а тот, кто все чувствует, познает, постигает — душа. Душа подобна глазу — оку, видящему все и вся.

В философии са̄н̇кхйи эти взаимоотношения пракр̣ти и пуруш̣и сравниваются с отношениями слепого и безногого. Безногий может передвигаться, сидя на плечах слепого. Тот, кто двигается, (пракр̣ти) — слеп, а безногий, находящийся на его плечах (пуруш̣а), имеет глаза, чтобы смотреть, и может указывать направление. Душа — «безногая»: она не способна двигаться, но может видеть. Энергия — в распоряжении слепого, который может перемещаться туда и сюда; он может нести, но он слеп. Таким образом, душа — по­знающая, чувствующая, обладающая субъективным бытием, а энергетический аспект принадлежит силе, пракр̣ти. Итак, существуют сила и сознание.

Мы столь сильно увлечены силой. Мы домогаемся только силы, энергии и забыли, что мы те, кто воспринимает эту силу! Этот «воспринимающий» поразителен: если мы попытаемся осознать наше собственное «я», то испытаем потрясение: «Что это? Вот какова моя природа! Я не имею ничего общего с этим миром смерти? Я могу существовать независимо от него? Неужели это так?»

После этого мы сможем постичь больше — понять, что существует Сверхдуша. В материальном мире есть множество различных уровней: царство огня, царство воды, царство воздуха. Все развивается от тонкого уровня к более грубым творениям, таким как камень или дерево. Подобно тому, как в материальном мире развитие происходит в таком направлении, в субъективном мире также происходит развитие, — но направленное ввысь: от души к Сверхдуше, затем к Сверх-Сверхдуше. Развитие происходит подобным образом, и оно бесконечно.

Мы татаст̣ха, пограничная энергия: наша душа пребывает в пограничном положении, между высшим и низшим, между тонким и грубым. Высшая обитель вечна, она сат-чит-а̄нандам — вечная, исполненная сознания и счастья. А здесь — асат, ачит, нира̄нанда. Здесь всё асат — мимолетное, ежеминутно умирающее; ачит, лишенное сознания; и нира̄нанда, без чувства радости или счастья. Таковы основные свойства этого мира и мира высшего. И если мы желаем обрести связь с тем миром, нам говорят, что высочайшее положение там занимает бесконечная красота, любовь и восторг. Тот мир способен низойти к нам, и нас могут принять в него как одного из членов семьи самого Господа. Мы можем жить с Высшим Существом того мира как члены Его семьи! Махапрабху сказал нам, что это возможно, но только благодаря любви, а не знанию или какому-либо мистическому постижению. Нежностью и любовью мы можем привлечь Его настолько, что нас могут признать как члена семьи. Столь близкое к Нему положение! До такой степени это возможно.

В Бхагавад-гите Господь говорит:
тато ма̄м̇ таттвато джн̃а̄тва̄, виш́ате тад-анантарам

(Бхагавад-гита, 18.55)
«Осознав Мое исключительное положение, они входят туда; то есть вступают в Мой личный особый круг, в Мою семью».

А «Бхагаватам» говорит:


майа̄тма-бхӯйа̄йа ча калпате ваи

(«Шримад-Бхагаватам», 11.29.34)
«Они получают столь высокое признание, что обретают право вечно жить со Мною как Мои близкие. Если они самоотверженно предлагают себя, чтобы удовлетворить Меня, оставив все в стороне (ананйа бхаджана), если они стремятся только ко Мне и ни к кому больше, то таковым и будет их будущее».
мартйо йада̄ тйакта-самаста-карма̄
ниведита̄тма̄ вичикӣрш̣ито ме
тада̄мр̣татвам̇ пратипадйама̄но
майа̄тма-бхӯйа̄йа ча калпате ваи


(«Шримад-Бхагаватам», 11.29.34)
Санатана Госвами исследовал, каково истинное значение этого выражения а̄тма-бхӯйа̄йа: «Мои близкие», «они становятся Моими близкими». Что значит «близкие»? Он говорит, что это означает вхождение в семью Господа, а «семья» подразумевает градацию: прислуга, друзья и их товарищи, те, кто испытывает сыновнюю любовь, опекуны и, наконец, высочайший круг — те, кто находится в супружеских взаимоотношениях с Господом.

От своего духовного брата Вайкханаса Махараджа, ученого бра̄хман̣а из Ориссы, я услышал рассказ об одном случае, произошедшем сравнительно недавно и связанном с храмом Господа Джаганнатха в Пури, где по традиции Господу не предлагали кхечхура̄нну (китри).

Однажды магометане совершили набег на Ориссу, и одна девушка из царской семьи была похищена солдатами магометанского генерала, дабы служить для его услаждения. Позже он оставил пост, а та девушка была брошена на окраине некой деревни или города и там родила ребенка, который был великим преданным. То была необычная ситуация: девушка также была преданной, но по какой-то причине она должна была пережить столь ужасный опыт. Она родила ребенка, и он жил в предместьях того же селения. Став взрослым, он обычно готовил китри, то есть рис с бобами, доведенные в процессе варки до полужидкого состояния, и издалека предлагал Джаганнатху. Тронутый его преданностью, Джаганнатх приходил туда и принимал его подношение, это китри.

Однажды юноша, возможно, не успел предложить свое подношение вовремя. Джаганнатх принял китри, но времени до подношений в храме оставалось совсем немного. Поэтому, чтобы занять Свое место в храме, Ему пришлось бежать обратно, и немного этого китри осталось на Его устах. Па̄н̣д̣ы, пуджа̄ри (сословие священников), заметили: «Что это такое? Как это произошло? Мы считаем, что это неподобающее подношение для Джаганнатха. Как же тогда это оказалось на Его устах?» Они обратились к главе па̄н̣д̣, и он тоже попытался установить причину происшедшего, но безрезультатно. Тогда о случившемся доложили царю, и он также стал выяснять: «Кто принес эту пищу и вымазал ею уста Джаганнатха?»

В конце концов был задержан священник, который служил в храме во вре­мя предложения пищи: «Это твоя вина! Ты служил в храме, когда Джаганнатху делали подношения. Каким образом эта нечистая пища попала на Его уста? Объясни, или будешь наказан!» Этот человек, будучи невиновным, повторял: «Я ничего не знаю, я ничего не знаю!» Когда же священник должен был подвергнуться наказанию, Джаганнатх явился во сне царю, а также главному священнику: «Этот человек невиновен, оставьте его в покое. На окраине города живет Мой преданный. Он предложил Мне эту пищу, и Я принял ее. Но было уже поздно, и Мне пришлось поспешить обратно, чтобы занять Свое место в храме. По этой причине Мои уста остались неочищенными. Этого юношу зовут так-то. Он живет там-то; Он — Мой преданный, и Я принял там эту пищу».

Преданный же этот появился на свет в результате того, что принцесса была наложницей магометанина. Таким образом, кр̣ш̣н̣а-бхакти, преданность Кришне, выше соблюдения формальностей, касающихся чистоты или нечистоты, основанных на каких бы то ни было мирских соображениях. Оно независимо.



Кр̣ш̣н̣а-бхакти столь могущественно и не заботится ни о чем. Джаганнатх принимал подношения этого юноши, который считался человеком с наихудшей судьбой, ужасной судьбой. Принцессу захватил магометанин, и она родила сына — этого юношу. Поэтому он был «проклятием проклятой». Но его подношения столь привлекали Джаганнатха!

Итак, любовь удивительным образом выше всего, превосходит все. Махапрабху просил нас принять путь любви, что означа­ет отдать свое сердце, свое «я». Это столь могущественно. Ничто другое не может привлечь Кришну. Он с огромной жадностью «вкушает» эту любовь, эту прему. Он живет этой премой. Он — Господь любви. Эта любовь обладает своим внутренним бытием — это внутреннее бытие каждого из нас. Господь — олицетворенная любовь, и в нас также живет ее отблеск. И, по принципу «одного поля ягода», любовь стремится к любви.

Однажды Махапрабху — это было в то время, когда Он победил и завоевал Кази, — вел группу сан̇кӣртаны и почувствовал большую усталость. Он пришел к Шридхару Пандиту, бедному бра̄хман̣у, зарабатывавшему средства на свое скудное существование продажей на рынке тарелочек из банановых листьев. У Шридхара Пандита имелся колодец, поблизости от которого лежал железный кувшин, которым он пользовался для зачерпывания воды. Махапрабху стал пить, набирая воду из колодца этим сосудом. Все преданные запротестовали: «Что Ты делаешь? Этот кувшин все время лежит во дворе и очень грязен. Мы принесем Тебе чистый, чтобы Ты мог пить из него!» Махапрабху не обращал на них внимания и продолжал пить воду из того железного кувшина. Наконец Он отозвался: «Это кувшин Моего преданного Шридхара — это самая чистая вещь на свете».

В Бхагавад-гите Господь говорит:


апи чет судура̄ча̄ро, бхаджате ма̄м ананйа-бха̄к
са̄дхур эва са мантавйах̣, самйаг вйавасито хи сах̣


(Бхагавад-гита, 9.30)
«Если человек, будучи чистым преданным, почитающим исключительно Меня, оставив все прочие стремления, основанные на эксплуатации и отречении, совершает пусть даже отвратительный поступок, его следует считать святым. Он абсолютно чист, поскольку его стремления полностью направлены на удовлетворение Моих интересов, и он утвердился в этой решимости».

Так происходит потому, что тот, кто по-настоящему предался Кришне, принимается Им как Его собственность, и такую предавшуюся душу никогда нельзя считать нечистой, преступником. Итак, что такое бхаджана? Это дело сердца, а не какая-то формальность. В преданности Кришне, кр̣ш̣н̣а-бхакти, единственное, что принимается в расчет, — это посвящение сердца. Кришна хочет этого, а не соблюдения каких-либо внешних правил цивилизованного или нецивилизованного мира.

В случае с Господом Рамачандрой мы также видим, что хотя, согласно высочайшим соображениям, Он — владыка нравственных законов, нӣти, Он не смог удержаться от предложенных с преданностью подношений «неприкасаемой» женщины. И это произошло после того, как она уже вкусила сама, после того, как она приняла сладости. Она сохранила для Рамы самое, по ее мнению, вкусное, и Он принял это.

Был другой случай, произошедший в доме Видуры. В то время как Видура вышел собирать подаяние, в его доме неожиданно появился как гость Кришна. Жена Видуры приняла Его, но предложить было нечего — только несколько бананов. Поэтому, любезно усадив Кришну, она предложила их Ему. Из-за неожиданного прихода Кришны она была столь взволнована, радость так переполняла ее, что она выбрасывала фрукты и подавала Ему кожуру. И Он вкушал это.

В тот самый момент пришли Нарада и Видура. Видура воскликнул:

— Что ты делаешь? Ты отбрасываешь фрукты в сторону и предлагаешь моему Господу кожуру!

Однако Нарада заступился за нее:

— Она взволнована, но Тот, Кто вкушает, совсем не обеспокоен! Кто-то может подумать, что Ему следует сказать: «Дай же Мне фрукты! Зачем ты подаешь Мне кожуру?» Но Он вкушает совершенно спокойно.

Тогда Кришна ответил:

— Я ем не фрукты и не кожуру, но преданность! Я принимаю ее преданность. Нарада! Ни кожура, ни фрукты не могут удовлетворить Меня. Я не нуждаюсь ни в том, ни в другом. Но Я принимаю преданность.


патрам̇ пуш̣пам̇ пхалам̇ тойам̇
йо ме бхактйа̄ прайаччхати
тад ахам̇ бхактй-упахр̣там
аш́на̄ми прайата̄тманах̣


(Бхагавад-гита, 9.26)8

Господь говорит: «Я вкушаю всю ту пищу, которая предлагается Мне; но в действительности Я принимаю не сами продукты, а скорее намерение, стоящее за подношением, идеал. Меня интересует сама суть, а никак не внешнее зрелище. Я живу во внутреннем мире. Также и с пищей: Ме­ня интересует именно внутренняя сущность, а не внешний вид».

Поэтому сказано: бха̄ва-гра̄хӣ-джана̄рданах̣ — «Господь Джанардана (Кришна) видит чувство преданности». Преданность не печется об обычных правилах и предписаниях этого материального мира. Тем не менее нам, в нашем низком положении, советуют следовать арчан̣е, и, в зависимости от нашего уровня осознания, мы предлагаем Господу то, что считаем чистым, а нечистое отвергаем. На предварительной ступени это необходимо для нашего блага. Но по мере нашего продвижения эти внешние соображения отбрасываются, а внутренние начинают приобретать все большее и большее значение.

Вспоминается другая история, иллюстрирующая это. Враджен Сил был значительным ученым Бенгалии — столь выдающимся ученым философом, что однажды, после того как он прочел лекцию на Всемирной философской конференции в Риме, председатель собрания сказал ему: «Я считаю вас Аристотелем!» Его почтили как Аристотеля — таким он был ученым человеком!

Он учился в шотландском церковном колледже в Калькутте и однажды сдавал там экзамены. В зале для проведения экзаменов ему выдали вопросы и бумагу, он начал писать ответы. Вопросов было много, но ответ на один конкретный вопрос так захватил его, что он забыл обо всем прочем. Он столь глубоко погрузился в написание ответа на единственный вопрос, что потратил на него все время, проигнорировав остальные. Когда прозвенел звонок, время экзамена истекло, он пришел в замешательство: что делать? Он занимался только одним вопросом. Тем не менее, он отдал свои листы и ушел.

Он был самым выдающимся студентом колледжа, но думал, что, скорее всего, в списках успешно сдавших экзамен его имени не будет, так как из, возможно, пяти-шести вопросов у него был ответ лишь на один. И все же он тайком приходил посмотреть, не вывешен ли список успешно сдавших экзамен. В одно из посещений он обнаружил, что его имя стояло во главе списка! Он был поражен: «Этого не может быть! Я ответил лишь на один вопрос и оказался во главе списка. Как это возможно?» Поэтому он обратился к профессору:

— Сэр, я ответил только на один вопрос. Как это возможно, что вы присудили мне первое место?

— Эх, мистер Сил! Вы дали ответ ученого-исследователя, а не обычного студента. Поэтому я присудил вам первое место!

Итак, это напоминает ра̄га-маргу, в которой полностью игнорируется все формальное, а выделяется суть. Хотя по правилам г-н Сил должен был оказаться в рядах худших из провалившихся, профессор оказался смелым судьей и решил: «Его ответ всего лишь на один вопрос, но столь высокого качества! Этого студента никак нельзя признать провалившимся». Соответственно, ему было присуждено самое высокое место.

Такова любовь: в своем истинном вердикте она не заботится о соблюдении никаких формальностей.





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет