Экономический анализ криминального поведения



жүктеу 388.13 Kb.
бет1/6
Дата03.06.2018
өлшемі388.13 Kb.
  1   2   3   4   5   6


Экономический анализ криминального поведения


Экономический подход к анализу преступного поведения базируется на предпосылке рационального поведения людей, совершающих преступления. В неявном виде этот подход присутствует уже в работах классиков политической теории Нового времени – у Чезаре Беккариа и Йеремии Бентама. По словам последнего, «Прибыль от преступления – это сила, которая побуждает человека совершить правонарушение. Тяжесть наказания – сила, удерживающая его от этого. Если первая сила превосходит вторую, преступление будет совершено, если наоборот – преступление не будет совершено» (Bentham [1788] 1843, 399). Однако большую часть двадцатого столетия в исследованиях преступного поведения господствовало мнение, что причины преступления кроются исключительно в греховности индивида, его ненормальности или в его расстроенном душевном здоровье.

1. Рациональный подход к анализу преступного поведения


Попытки дать рациональное научное объяснение преступного поведения людей возобновились в 1968-м году, с выходом в свет статьи Гэри Беккера «Преступление и наказание: экономический подход» (Becker, 1968, русский перевод: Беккер, 2000), сегодня ставшей уже классической. В этой работе Беккер «следует принципам традиционного для экономистов анализа выбора и предполагает, что человек совершает преступление в том случае, если ожидаемая полезность от этого действия превышает полезность, которую он мог бы получить, используя свое время и силы иным образом» (Беккер, 2000, с. 37-38). Иначе говоря, если верить Беккеру, «некоторые люди становятся преступниками не потому, что их базовая мотивация отлична от мотивации других людей, а потому, что у них иная оценка затрат и результатов» (Беккер, 2000, с. 38).

Размышляя о том, совершать преступление или отказаться от него, индивид, по Беккеру, ориентируется на свою функцию ожидаемой полезности:



(1.1)

Где EU – ожидаемая преступником полезность от совершения преступления; Wi – прибыль от преступления (включая и нематериальную); U – функция полезности преступления; p – вероятность того, что преступник будет задержан и понесет наказание; F – тяжесть наказания (в денежном эквиваленте).

Важно отметить, что показатель U – полезность от совершенного преступления – фактически включает в себя отношение индивида к риску. Иными словами, при прочих равных условиях, полезность от совершенного преступления будет у склонного к риску индивида больше, чем у индивида, нейтрального к риску, а у последнего – больше, чем у индивида, не склонного к риску вовсе.

Опираясь на различное отношение индивидов к риску, Гэри Беккер доказывает, что на склонных к риску индивидов гораздо больший сдерживающий эффект оказывает вероятность разоблачения как такового, нежели степень тяжести наказания (этот эффект был впоследствии подтвержден эмпирическими исследованиями). Однако для безразличных к риску индивидов, наоборот, сдерживающим эффектом будет увеличение тяжести наказания, как и пропорциональное ему увеличение вероятности самого наказания. Таким образом, для не склонных к риску индивидов большим сдерживающим эффектом обладает увеличение тяжести наказания, для склонных к риску, наоборот, увеличение вероятности разоблачения, наказание как таковое. Так как, по Беккеру, преступники в большинстве своем – это индивиды, склонные к риску, то сокращению уровня преступности в обществе будет в большей мере способствовать увеличение на 1% вероятности наказания, чем увеличение на тот же 1% его тяжести.

Рассмотрим абсолютные величины эластичности ожидаемой полезности преступника по вероятности наказания и его тяжести соответственно (EU/∂p<0; EU/∂F<0):

(1.2)

Эластичность ожидаемой полезности по вероятности наказания будет выше его эластичности по тяжести в том случае, если:



(1.3)

Это условие не выполняется для не склонных к риску индивидов, для которых U’’(Wi-F)<0. Данный вывод наглядно демонстрирует рис. 1.

На этом рисунке отражена зависимость полезности преступления индивида U от богатства индивида Y (богатство совсем не обязательно должно выражаться в денежном эквиваленте). Очевидно, что доход от преступления увеличивает богатство индивида, а наказание – наоборот, сокращает его. Левая часть приведенного выше неравенства – это тангенс угла наклона хорды AB, а правая часть – тангенс угла наклона касательной к кривой U в точке Y=Wi-F. Очевидно, что неравенство выполняется только в том случае, если U’’(Wi-F)>0, то есть полезность преступления, совершенного индивидом, увеличивается с ростом богатства нарастающими темпами.

Рис. 1. Зависимость ожидаемой полезности преступления от тяжести и вероятности наказания1


Таким образом, очевидно, что количество преступлений, совершаемых индивидом за определенный промежуток времени (θj), зависит от тяжести наказания, от вероятности того, что совершивший преступление индивид понесет наказание, и от ряда других факторов, важнейший из которых – альтернативные доходы, которые мог бы получить индивид, если бы он занимался легальной деятельностью2:

(1.4)

При этом количество совершаемых j-тым индивидом преступлений за определенный промежуток времени обратно пропорционально тяжести наказания и его вероятности:



(1.5)

Важнейшим фактором, не отраженным в модели поведения преступника, предложенной Гэри Беккером, являются доходы индивида от легальной деятельности. Эти доходы утрачиваются им, если он совершит преступление и будет разоблачен3. Если ввести этот фактор в модель Беккера, то представленная выше формула ожидаемой полезности правонарушителя будет выглядеть следующим образом:



(1.6)

Здесь Wl – текущий доход индивида от легальной деятельности.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет