Электронная копия



жүктеу 3.27 Mb.
бет13/14
Дата29.08.2018
өлшемі3.27 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


КУЛЬТУРА

_________________________________________________________________________


Друзья мои!

Скажем кратко, в чем сущность наших задач и стремле­ний. Все определенное может быть выражено кратко: мы по­могаем Культуре. А если кто в минуту дерзновения возьмет на себя бремя сказать: «Мы слагаем Культуру», то он будет неда­лек от истины. Каждый помогающий разве не является и со­трудником?

Мы просим наших друзей каждый день мыслить, произно­сить и применять понятия Красоты и Культуры. В этом нет ничего нового, ибо вообще ничего нового нет. Но мы собираем около этих ценных понятий новое усилие, мы стремимся по­мочь напряжению созидательной энергии. Мы стремимся изу­чать и воплощать так называемую абстракцию в реальность. Очень легко из каждого действия сделать абстракцию. И в этой отвлеченности утерять возможность действен­ности.

Мы видим постоянно, что самое реальное учение жизни превращается искусной риторикой в недосягаемую абстракцию и для успокоения малодушия передается в неосязаемую облач­ность. Сделать эти искусственно созданные великие абстракции реальностью и сущностью жизни есть ближайшая задача Куль­туры. Невозможно представить себе, чтобы истинное познание сущности, истинное учение жизни что-то только запрещало, отсекало и омертвляло.

Истина будет там, где будет явлено беспрепятственное строительное расширение, вмещение и любовь к неустанному подвигу. Враги наши говорят, что мы будто бы образуем из себя какое-то особое племя. Если бы под этим они подразу­мевали народ Культуры, то, пожалуй, и это вражеское опреде­ление, как это часто бывает, явилось бы близким к истине. Этой истины мы и не будем бояться. Если как высшее обви­нение отживающий черный век скажет нам: «Вот, собрались




182





мечтатели и воображают, что они могут помочь человечеству». Ведь именно в этой помощи человечеству нас и укоряют. Но каждый из рассеянных по всем странам соратников наших при этом улыбнется и скажет: «А разве каждый естественный труд не является помощью человечеству?». Ибо мерзко было бы думать, что каждый трудящийся трудится лишь для себя самого. Нет, он трудится для кого-то, ему неизвестного. И тот неизвестный примет этот безымянный труд как некое выраже­ние Благодати, облегчающее ему прохождение земного пути. Не мечтатели, но воплотители мыслей; мечта улетает в без­брежный воздушный океан, но воплощение мыслей творит сущности и цементирует пространство грядущими создания­ми. О творчестве мыслью во многообразии говорили все ре­лигии, все учения. За многие тысячелетия до нашей эры егип­тяне знали это творчество мысленное. И еще сказано всюду: «Мысль и любовь». И под видом сердца, и змия, и чаши во всем многообразии благих символов дается то же предначер­тание мудрое: «Мысль и любовь».

Ведь из мысли, эманации совершенно реально, мы ухит­рились сделать отвлеченность. Мы забыли, что не рука, но мысль и творит и убивает. А из любви мы сделали или кислое воздыхание или мерзость блуда. Дошло до того, что некоторые отрасли Христианской Церкви совершенно недавно даже сан­кционировали аборт. Это несчастное узаконение должно пони­мать как высшую меру отрицания духовности. Подумайте, если Церковь вместо мудрого распределения сил и воздержания будет рекомендовать убийство, если постоянно говорится о де­лении мира на созидателей и разрушителей, то ведь эта мера была бы страшным знаком разрушения. Но Культура по сущ­ности своей не знает разрушения, как такового. Она безудерж­но, беспрестанно создает, она постоянно покрывает новым, высшим куполом несовер­шенство вчерашнего дня, Но где же тот камень, который не пригодился бы мудрому строителю, берегущему каждую возможность? Истинно, в разных частях света сейчас возникает напряжение строительной энергии. Ряды молодых работников вопиют: «Мы изнемогли от разруше­ния, мы отяжелели от бессмысленной механизации, мы хотим творить, мы хотим делать ту полезную работу, которая соеди­нила бы нас со светлым будущим». В старых учениях всегда указывался мост, соединяющий старый и новый мир. И нигде не говорилось ни о разрушении, ни о насилии.

Если мыслить о духовности будущего, то ведь эта духов­ность не будет отвлеченной, но снова она вернется в зримость, в ощутимость, в непреложность. И снова Благодать станет ве­щественною, как вещественна и весома даже мысль. Если кто облагораживает жизнь свою, если кто вместо сорительного зло-




183





речия старается вернуться к творчеству светлому, разве это смешно? Ведь хихикать будут только невежды, для которых само Знание уже является отвлеченностью, а сама Красота ненужною роскошью и сама Благодать младенческою сказкою. Но самые серьезные ученые уже давно пришли к заключению, что сказка есть сказание. А сказание есть исторический факт, который нужно разглядеть в дымке веков.

Те же ученые показали нам, что Культура и достижение государств строились Красотою. Уберите памятники Красоты, и весь аспект истории нарушится. Живучесть Красоты, вековая жизнеспособность Культуры говорят нам об истинном претво­рении отвлеченности в явленную жизнь.

Вот и мы, вовсе не мечтатели, но работники жизни, и по­стулат наш прежде всего в том, что мы стремимся сказать на­роду: «Помни о Красоте, не изгоняй ее облик из жизни и зови действенно и других к этой трапезе радости! А если увидишь союзников, не отгони их, но найди всю меру благого вмеще­ния, чтобы позвать нас на то же мирное необъятное поле труда и созидания. В Красоте и в духе укрепятся силы твои, и взгля­нешь ты ввысь и прострешь крылья свои, как завоеватель сужденного Света...» В дни особых смятений и содроганий мы будем твердить о том же созидании, о том же благодатном Свете. И нет такого условия, которое могло отвратить вступив­шего на путь созидания.

Не убоимся во имя Прекрасного и будем помнить, что на­смешка невежества лишь толчок для подвига.

Отрешаясь от эгоизма, если будем не только сами стремить­ся по пути Прекрасного, но и будем всемерно открывать его близким, мы уже будем выполнять ближайшую задачу осветле­ния Культуры — восхождения духа.
1930


К ДАЛЬНИМ

_________________________________________________________________________


Хочется побеседовать со всеми ведомыми и неведомыми друзьями. Знаем, что большинству из вас, а вернее, и всем нам сейчас тяжко. Ваша культурная работа как бы не нужна. Часто о ней даже и заикаться не приходится. Трудно и морально, и денежно. Самые лучшие начинания неуместны. Отчаиваются соратники. Проползает сомнение. Слова о лучшем будущем ка­жутся химерами.






184





По счастью, в глубинах сознания внесрочно и неумолчно звучит голос победы. Много вы передумали, много перечитали, много бесе­довали, чтобы вызвать и укрепить этот спасительный приказ. Восхищение, восторг, радость тоже должны быть при­казаны себе. В этом твердом волении скажутся познавания ваши, накопленные, собранные.

Приказ о радости вырастает из постоянного творческого де­лания. Будет оно или мысленное или действенное — безразлич­но. Важно, чтобы оно было, и тогда не обуяет вас отчаяние. Кто-то скажет — опять слова, а действительность больно ударя­ет нас. Того гляди и череп проломит!

Для кого слова, а кому и утверждение. И если в таком утверждении встретимся, то вместо слов вырастут решения.

Об Армагеддоне достаточно слышали, и потому нечего по­ражаться. Происходит сложенное человечеством. Гроза, и ливень, и вихрь! Если над вами есть кровля — переждите. Не бросайтесь опрометью во тьму. Если бы вы могли по-преж­нему общаться, многое могло быть обдумано на пользу общую. Но ненастье настолько велико, что общения прерываются. «И это пройдет». Даже в трудные дни накопим и научимся. Среди накоплений будет ценным сознание о друзьях невиди­мых. Говорят, что и больным легче вместе. Также и труждающимся легче сознавать о путниках на тех же путях.

О Культуре всегда уместно было мыслить, но теперь особен­но. Пусть даже о разных плоскостях ее думается. Все равно — лишь бы о строительстве, о познавании, о труде сознательном. По этому направлению все вы мыслите на разных наречиях, в разных странах.

Реальность, действительность зовет вас, и вы знаете, что добро едино во всем своем многообразии. К одному берегу пристанут труженики Культуры. Радостна будет встреча.

Друзья, порадуемся!
1941

МАХА БОДХИ

_________________________________________________________________________


В Сутрах дается прекрасный завет:

«Учение подобно пламени светоча, который возжигает огни многие. Они могут послужить для приготовления пищи или для рассеяния тьмы, но пламя светоча остается неизменно сия­ющим» (Сутра, 42 чл.).







185





И среди служения возглашается: «Да будет жизнь тверда, как адамант; победоносна, как знамя Учителя; сильна, как орел; и да вечно длится».

Истинно прекрасны эти заветы крепости, готовности, пре­данности и благородного действия.


Велика радость строения! Благородно действие творчества! Прекрасно каждое приношение во имя Культуры духа! Памятен этот день и для буддистов, и для всех, почитающих духовную Культуру. Из пепла опять восстает великое понятие. Память о подвиге опять вызвана в умах мыслящего человечества, опять подтверждая истину неизменно сияющего светоча.

Когда паломники посещали Сарнат, они чуяли в сердце своем, что не без причины это историческое место пребывает скрытым, кладу подобно. В сужденный час опять восстают ис­торические ценности незабываемых памятников.

Неповторенные изображения Сарната величием красоты духа прошли по всему миру. При самых неожиданных обстоя­тельствах можно было убеждаться, с каким почтительным вни­манием относятся люди к этому славному памятнику вечности. Люди самых разнообразных положений и верований объединя­лись восторгом от изображения, благого и сострадательного.

Прекрасна ваша мысль сделать Сарнат центром. Поистине, какое другое место по историческому и географическому значе­нию может равняться Сарнату?

Знаем, что каждому древу нужно время для роста. И центр Сарната не избежит этого закона и будет развиваться постепен­но и твердо. Терпение, настойчивость, преданность, единение и любовь скуют прочное основание вашему центру.

В наши дни так нужно взаимопонимание, ведь мир содро­гается в ненависти и разрушении! Каждое сердце человеческое пусть устремляется к духовному единению и творческому со­зиданию.


В памятные дни будем думать о том, о чем не следует забывать. В дни всемирного жестокого материального кризиса оглянемся на причины, создающие это повсеместное бедствие. Казалось бы, открытия и изобретения последнего времени дали людям новые необычайные возможности. Сообщения под­водные, водные, подземные, надземные и воздушные предо­ставляют свои услуги для ускоренного обмена и, казалось бы, особенно напряженной деятельности. Но между тем вместо благоденствия всюду вспыхивают потрясения и несчастья. В самых, казалось бы, состоятельных странах образуются устрашающие много­миллионные армии безработных. Чем же





186





могут порадовать челове­чество ускоренные всевозможные пути сообщения?

Взвесим мысленно грузы перевозимые, достаточно ли среди товаров отведено места истинным духовным ценностям? Сказано и повторено всюду: «Не о хлебе едином жив будет человек». И если даны людям необычайные возможности пе­редвижения и сообщений, то ведь прежде всего они должны быть направлены к посылкам духовных ценностей. Тех ценностей, которыми созидались сильнейшие государства и кото­рые давали эпохи расцвета и возрождения, перед чем сейчас восторженно трепещет сердце. Если мы не вспомним опять о великих ценностях духа, то в какую же бездонную тьму мы можем погрузиться!

Но самое трудное материальное время, не дает ли и оно толчок к истинно духовным поискам и нахождениям? И вот, когда грузы подземные и воздушные уравновесятся светлыми духовными устремлениями и нахождениями, то и созидатель­ные решения, казалось бы, неразрешимых проблем снизойдут в виде прекрасного светлого Вестника. Учение предвидит и труд­ности, но за ними всегда предуказана светлая возможность. Пусть же эта возможность не остается отвлеченной, но оплодо­творит творческое мышление человеческое, окрыляя к светлым строительным совершениям.

Когда мы вспоминаем о еще не вскрытых развалинах Сар­ната, Наланды, Капилавасту и другие памятные места Индии, Цейлона, Непала, Индокитая, невольно думается, зачем эти па­мятные места должны лежать в развалинах, когда они, подобно многим другим памятникам, еще могли бы стоять и изумлять, и вдохновлять умы; но около этих старинных мест мы видим уже новые построения и знаем, как многому суждено быть открытым, и каждый год приносит нам новые реликвии пре­красных старых нахождений. «Мир всему живущему», — говорят нам эти реликвии. Пусть же и этот Завет не остается абстракт­ным, но в ряду лучших духовных ценностей пусть он опять цветет огненно серебряными листами Лотоса, бесчисленными, как бесчисленны огни сердец устремленных.

«Мир всему живущему».

Дружелюбие!

«Архат отдыхает ли? Уже знаете, что отдых есть перемена труда, но истинный отдых Архата есть мысль о Прекрасном. Среди трудов многообразных мысль о Прекрасном есть и мост, и мощь, и поток дружелюбия. Взвесим мысль злобы и мысль блага и убедимся, что мысль прекрасная мощнее. Разложим органически различные мысли и увидим, что мысль прекрас­ная — сокровищница здоровья. В мышлении прекрасном узрит




187





Архат лестницу восхождения. В этом действенном мышлении есть отдых Архата.

В чем же можем найти иной источник дружелюбия? Так можно вспоминать, когда мы особенно утеснены. Когда по­всюду закрываются ставни самости; когда гаснут огни во тьме, не время ли помыслить о Прекрасном? Не загрязним, не ума­лим этот путь. Лишь в нем привлечем то, что кажется чудес­ным. И чудо не есть ли неразрывная связь с Иерархией? В этой связи и вся физика, и механика, и химия, и вся пана­цея. Кажется, немногим устремлением можно продвинуть все пре­пятствия, но полнота этого условия непомерно трудна людям! Почему они отрезали крылья прекрасные?» Так гово­рит книга «Мир Огненный».

«Все ли здесь?», «Все ли готовы?» — перекликаются до­зорные на стенах Твердынь. С Башен им отвечают: «Всегда готов» — «Бодрствуем во благе!» Поистине, следует перекли­каться в нынешнее темное время всем, кто мыслит о благе. Через все горы и океаны следует объединенно держаться всем сердцам правды.

В час торжественный как же не объединиться и не послать всем ведомым и неведомым друзьям слово о дружелюбии. Не слабость, не безразличие это дружелюбие. Стремление к правде заложено в нем. Связано с ним желание лучшего пре­успеяния и беспредрассудочного познавания. Может быть, ни­когда еще мир не нуждался настолько в основе дружелюбия.

«Мир всему живущему». Но путь к этому миру через то дружелюбие, которым должны быть полны сердца наши всегда, во все время дня и ночи, при каждой встрече. Ведь нигде не заповедано «во встречном ищи врага». Наоборот, дружелюбие является тем творящим началом, которое создает обновленную, преображенную жизнь.

Какие множества веков должна была протекать жизнь зем­ная, чтобы опять в тоске разрушения и утеснения мы должны вспоминать об оружии Света, о панцире дружелюбия. Может быть, это излишне, может быть, земная жизнь протекает в до­статочном духовном и телесном благосостоянии? Может быть, мы не должны в предрассветный час тосковать сердцем нашим о бедствиях народных?

Но невозможно закрывать глаза на каждодневные сообще­ния о духовных смятениях, об убийствах тела и духа, о страш­ных призраках лжи и взаимного поношения. Доходит человечество до предела разложения. Нужно строить, необходимо неотложно предаться тому светлому строению, которое понима­ется в высоком значении Культуры. Где же те словари добра, где же те высокие начала, которые могут залить благодатью язвы мира, которые так ужасно открылись в дни наши?




188





Не призрачны эти бедствия. У каждого из нас собралось бесконечное количество сообщений о всевозможных разлагаю­щих ужасах как в частной, так и в общественной жизни. Само добро, как таковое, начинает казаться многим чем-то отвлечен­ным, недосягаемым, таким далеким, что и стремиться к нему будто бы не в силах человеческих.

Но не может быть сомнения об этом вездесущем Благе, когда каждое человеческое сердце знает, что есть дружелюбие. Поверх всяких засорений, нечистот, невежества, клеветничества, предательства каждый, хотя бы и духовно опустошенный человек, каждый двуногий все-таки знает, что такое улыбка: не улыбка глумления, но благая улыбка дружелюбия. Как же мы можем приступить к рассуждениям и к решениям, если мы не обезвредимся истинным дружелюбием?

Мы должны думать не только о том, что свойственно лишь очень немногим избранным. Учитель Великий шел ко всем. Все заповеди говорят о том, что принадлежит всем. Из простейших начал всем, всем, всем заповедано дружелюбие. В пламенении сердца это дружелюбие претворится и в любовь, в ту самую животворную, чудесно творящую любовь, которая во всем ору­жии Блага указывает: «Да живет все живущее».

Если бы чье-то сердце еще не возмогло вместить этот все­объемлющий завет, то ведь и у него останется простейший повседнев­ный путь дружелюбия. Начатый от семьи, от рода, от близких, путь дружелюбия восходит великой спиралью до самых вышних обителей.

Много говорим о сердце. Но без основного дружелюбия какое же это будет сердце! Даже дикие звери глубоко чувствуют начало друже­любия. Чем же прежде всего отвращает человек даже самое лютое нападение? Глаз дружелюбия, взор добра ос­тановит самые зверские когти.

Озарение высоких сердец, их светоносность, зажженная лю­бовью, ведь началась когда-то от такого же повседневного дру­желюбия. Началась эта великая сила у того единого костра, к которому сходятся путники пустыни. А разве не путники мы? Разве не обезводили все пустыни духа? Страшно остаться во тьме безоружным, когда из черной мглы несутся вопли нена­висти и взаимоудушения.

Нужен Свет. Нужен священный огонь. Нужны оружия Света, которые сиянием своим рассеют полчища тьмы и разло­жения. Первым оружием Света, о котором так прекрасно ска­зано в заповедях всех заветов, будет именно общечеловеческое дружелюбие. Первым качеством этого дружелюбия будет непре­станное творчество, созидательный труд, который вместо тяж­ких оков каждодневности превратится в сияние творящего праздника.




189





Эту творящую любовь, это всеобщее дружелюбие хранят до­зорные, перекликаясь в час торжественный на стенах Твердынь. «Все ли здесь?», «Все ли готовы?»

Меттасутта посылает свой мудрый зов дружелюбия словами: «Как мать, подвергая опасности жизнь свою, блюдет свое дитя единое, так пусть каждый растит дружелюбную мысль ко всему сущему. Пусть он взрастит в себе желание ко всему миру и дружелюбие и вверху, и внизу, и всюду, неограниченно, без всякой ненависти, без всякой вражды!» (Меттасутта 7,8).




ПАШНЯ КУЛЬТУРЫ

_________________________________________________________________________

Очень рад слышать о каждом движении наших комитетов Культуры. Верю, что все для этих неотложных начинаний дела­ется поистине без всяких промедлений. Но тем не менее еще и еще повторю, насколько все должно быть сделано спешно, и ни одна минута не должна быть потеряна в интересах обществен­ного блага. Также с величайшим вниманием должны быть от­мечаемы даже малейшие приношения и знаки культурной помощи. Пусть каждый комитет отмечает с величайшей точнос­тью все эти благие проявления, чтобы в истории наших Учреж­дений мы знали точно, кто и что принес в общую чашу Культуры. Также пусть все наши комитеты не уменьшат дея­тельность свою какими-либо условными ограничениями. Ведь пашня Культуры поистине необъятна, и бесчисленны все полез­ные действия, возникающие из благожелательных обсуждений. Может быть, неприменимое сегодня будет прекрасно приложимым завтра. И отложенное сегодня может оказаться уже навсег­да упущенным. Потому так благожелательно широки должны быть обсуждения в собраниях комитетов. Ведь не только члены комитетов будут окончательными источниками предложений. Нет, члены комитетов будут теми обобщающими потоками мыслей, которые они соберут от многих друзей своих и сумми­руют из многих встреч и опытов. Главное, чтобы не случилось того, что так часто препятствует полезнейшим начинаниям, именно, чтобы не произносилось легко мертвящее «невозмож­но». Так часто кажущееся невозможным при малейшем измене­нии подробностей или внешностей делается и прекрасным и доступным. Не забудем, что наши Учреждения вовлекают новые массы в мышление о Культуре. В этом заключены счастливые возможности, но и новая ответственность, ибо все, что будет исходить от наших Культурных Учреждений, должно быть ис-




190





тинно высокого качества, — должно отвечать культурным цен­ностям человечества.

Конечно, в течение дел комитеты войдут в контакт со мно­гими крупными учреждениями. Эта кооперация должна быть построена на взаимной пользе. Наши культурные кампании, как уже говорил я, не имеют только финансового значения. Их значение гораздо шире, проникая во всевозможные отрасли Культуры и вдохновляя ею новые массы. Среди этих масс най­дутся и такие, которые или вообще не были знакомы с поня­тием Культуры или ограничивали ее каким-то условным чисто физическим значением. Как радостно вообще говорить о Куль­туре, выяснить, что делаемое для нее далеко не покрывает это необъятное поле — облагорожение руна человеческого. Для этих благородных деяний, конечно, не будет упущена ни одна ма­лейшая возможность. Не будет пропущен ни единый час, когда или действием, или вдохновенным словом можно еще раз ска­зать об украшении, об улучшении, о возвышении жизни чело­веческой.

Точность анналов каждого комитета будет соответство­вать тому качеству заботливости, которое так подобает в деле Культуры.

Воспламенимся всегда живым примером обстоятельств про­светительной деятельности — словами Апостола Павла:

«С оружием правды в правой и левой руке, в чести и бес­честии, при порицаниях и похвалах:

нас почитают обманщиками, но мы верны;

мы неизвестны, но нас узнают; нас почитают умершими, но вот, мы живы; нас наказывают, но мы не умираем;

нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем».


ПРИВЕТ НАШИМ ОБЩЕСТВАМ




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет