Электронная копия



жүктеу 3.27 Mb.
бет3/14
Дата29.08.2018
өлшемі3.27 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

ЗОВ О КУЛЬТУРЕ

_________________________________________________________________________



Обращение на учредительном собрании

Комитета Общества Друзей Культуры

Понятие Культура, по значению самого корня своего, уст­ремляет к самоотверженному изучению, познанию и наслоению всех исканий, возвышающих сознание. Самое огрубелое сердце затруднится отринуть благородную красоту Культуры, создан­ную безбоязненными подвигами духа. Можно расходиться в путях цивилизации, можно спорить о признаках прогресса, но невозможно не учуять понятие Культуры, сокровищницы всего возвышающего, путевого столба истинной эволюции. Каждый живущий и мыслящий понимает также и ответственность свою перед сложением светлого будущего.

В трепете исканий доходим до живого синтеза, чтобы сно­сить воедино разнообразные накопления и, после вражды неве­жества, опять оценить терпимость и соизмеримость, сложенную знанием.

Не казалось ли иногда, в буднях смятения и неустройства, что в мелочах подразделений, в серых нагромождениях исчез Свет Единый, ведущий, прощающий и обновляющий?

Но час особого смятения пены высекает гребень волны. Много­различно начинают собираться сведения о том, что в самых неожиданных углах творятся полезные достижения. Из­далека доносится зов, в котором бодро звучит светлое слово «Культура». И работники всех отраслей оборачиваются и улы­баются этому мирному и ответственному призыву. Все созидаю-­




36




щее и трудящееся, умеряя голос неверия и осуждения, начинает приближаться взаимно, зная, что достоинство Культуры убере­жет от оскорбления: зная, что огонь духа, которым живо серд­це, поможет достичь сознания ближнего и оправдает все самоотверженное и созидательное.

Безмерно надоело разрушение! По признаку созидания и Культуры начали собираться. В Нью-Йорке, в марте этого года, создалось Общество Друзей Культуры, и немедленно к основе начали прирастать в разных странах отделы.

Без особых оповещений начали притекать драгоценные све­дения о работе неоглашенной, созидательной, вдохновляющей. Сколько многостороннего опыта накопляется, сколько прилага­ется незаменимого труда, дающего мировые понимания.

Разнообразны подробности уставов и правил отдельных вет­вей Общества, примененные к основному занятию и устремле­нию группы, но от этого нисколько не потрясается основное, всесвязующее понятие.

«Если можем встречаться во имя ценности Культуры, ведь это уже огромное счастье, еще так недавно невозможное. Пусть в своеобразных выражениях, пусть в смятениях духа, но пусть бьется сердце человеческое во имя Культуры, в которой соль­ются все творческие нахождения. Мыслить по правильному на­правлению — значит уже двигаться по пути к победе».

Радостна была возможность ответить на обращение учреди­телей Общества Друзей Культуры 4 апреля так:

Друзья!


Как радостно соединить драгоценное понятие Друг с поня­тием Культуры. Среди всех часто необоримых сложностей со­временной жизни понятие Культуры высится, как несокруши­мая Башня, как тот великий Мост, по которому мы достигнем берега прекрасного.

В разных частях света, в разных состояниях и в разных устремлениях мы находим то же зовущее, обобщающее понятие Культуры. Если нечто должно быть забыто — оно легко может быть забыто во имя Культуры. Если нечто должно быть сози­даемо — оно легче всего может быть созидаемо во имя того же понятия Света. Этот свет не отвлеченный, но свет реальности, как само Солнце согревает сердце человеческое и от прошед­шего обращает нас лишь к будущему.

Изучая основы Культуры, мы видим, что немое, ограниченное «нет» было лишь губительным, тогда как светлое, готовое к под­вигу и созидательному труду «да» создало целые великие эпохи.

В новых открытиях современности много дано человечеству. Люди полетели, растворяя условные границы. Но с какою же вестью? Люди послали свой голос через безбрежные простран­ства, но каков этот зов? Мы имеем право совершенствовать







37





Прекрасные открытия лишь во имя Культуры. Мы имеем право облегченно создавать лишь во имя великой будущей Культуры. И нет такого черствого человеческого сердца, которое бы не смягчилось перед понятием Культуры.

Рад принять Ваше избрание, ибо каждый должен принести свою каплю в чашу достижений светлого будущего.

Собирайтесь в культурно-трудовые организации в разных странах и разных частях света в крепком деловом общении. Про­тягивайте через все океаны и через все горы мужественную руку, знающую радость труда и сотрудничества. Еще раз укрепимся в сознании, что ограниченное «я» уступает перед мощным «мы», и эти «мы» во имя просветительного подвига, во имя оздоровления, укрепления и украшения жизни не остановятся перед просветлен­ным трудом. Если праздник труда не в бездействии, то во время этого будущего праздника позволено будет подняться на гору и оттуда увидеть бесчисленные нити, действенно соединяющие че­ловечество во имя прекрасного Строительства.

Поистине, радостно сознание, что объединение именем Культуры из абстракции облеклось в дело и зовом своим напо­минает и воодушевляет созидательный труд.

Сколько духовных единений! Сколько рассыпанных по всем материкам научных и художественных начинаний! Сколько ра­бочих мастерских и инженерных предприятий! Сколько соколи­ных спортивных ячеек будут объединены и укреплены.

Сколько кооперативных и финансовых дерзаний будут ос­мыслены тем же благородным созидательным зовом «Культура».

Сколько новых открытий, сколько побед над хаосом стихий, сколько неустанного творчества вспыхивает там, где растет бод­рое достоинство Культуры.

Да живет живущее! Общество Друзей Культуры уже живет и укрепляется неожиданными далекими друзьями. И будет жить, и будет широко творить благо это общество, ибо сроки пришли.

Привет!
1930

ПРИВЕТ ФРАНЦИИ

_________________________________________________________________________


Приезжая в Париж, по моему старому обычаю прежде всего посещаю Собор Богоматери. Под сенью благородных сводов, в сиянии розет я еще раз чувствую геройский дух французского народа, этот «дух Франции», во имя которого объединилось наше Французское Общество и в Нью-Йорке и в Париже. Во





38





время открытия Общества Генеральный Консул Монжендр и профессор «Колеж де Франс» Меллье произнесли прекрасные речи, в которых была выражена накопленная веками Культура.

Когда профессор Меллье говорил о жизни на других плане­тах, он вознесся выше всех предрассудков в области творческо­го сознания. Вспоминаю, как один из присутствовавших, сидевший очень далеко в переполненной аудитории и не мог­ший слышать тихого голоса профессора Меллье, сказал мне: «Должно быть, он говорил о чем-то очень прекрасном». — «По­чему?» — спросил я. «Так был вдохновлен лик его», — ответил мой друг. Действительно, тонкие черты французского ученого были еще более облагорожены долгими годами научного труда, тем несказуемым светом, который дается только каждодневным общением с сокровищами Красоты и Знания.

То же думал я, когда Генри Берн показывал мне в Лувре выставку Делакруа, этот триумф благородного синтеза.

Столетие романтизма! Кто сказал? Почему это не тысячеле­тие? Вспомним о романском стиле, о наследии друидов, о всех тех героичес­ких наслоениях многочисленных веков. Вспомним о священной Матери Друидов, облаченной в сияющие одежды «Матер Максима».

Столетие романтизма! Но ведь романтизм не родился вместе с Эженом Делакруа, который сам явился следствием вековых накоплений. Нет, отправная точка романтизма будет в героизме романского стиля. Из каких же глубин принесен этот героизм? Романтизм не что иное, как синоним героизма. И в этом он выражает одну из лучших, одну из наибо­лее возвышенных стра­ниц человечества, вдохновленного, преодолеваю­щего эгоизм и трансмутирующего его в благородную индивидуальность.

Многообразен и мощен гений Делакруа. Восхищаемся его синтезом. Этот священный синтез освобождает художника от рамок личности и ведет его к космическим озарениям. Эти священные обобщения вели художника как к величественному закату, так и к изображению людей в их страданиях, в их стремлениях, в их дости­жениях. Вероятно, художник сам никогда не стремился показать себя в таком разнообразии. Он просто выражал на холсте экстазы своих наст­роений. Но его творчес­кий гений опирался на вековые традиции. Художник не стра­шился походить на других и связывать себя однообразием мысли. Он руководился окружающею действитель­ностью; в этой торжествующей действительности он находил правду, ко­торая соединяет его теперь и с нашим поколением. Среди многообразных выявлений Делакруа не удивляйтесь встретиться с понятиями самыми различными и даже противоположными.

Как полезны подобные выставки! Можно искренне поздра­вить Лувр в лице Генри Верна, благодаря которому музей





39





перестает быть мертвым хранителем сокровищ, но делается живым и даже не боится менять традиционную развеску кар­тин. Сколько новых сопоставлений можно вывести благодаря собранию сокровищ, обычно рассеянных в отдаленных музеях! В каком новом свете, благодаря такому собранию, встает перед нами художественная личность Делакруа! Наряду с ги­гантскими холстами в витринах вы можете изучать до сих пор не показанные альбомы, записные книжки, заполненные в разных настроениях, разными почерками. Новые оправы до­бавлены к основной драгоценности этого искусства романтиз­ма. Истинно, это не столетие, но тысячелетие романтизма, которое празднуется в этом выявлении. И этот романтизм есть только выражение «духа Франции», который вы не поймете ни из разоренных томов библиотеки, ни из случайных изображе­ний. Но полное сокровище романтизма является в собрании всех аспектов его, и тогда вы убеждаетесь окончательно, что романтизм есть героизм.

Этот путь лучший, чтобы познать «дух Франции», к нему не приведут нас ни доводы логики, ни вычисления, ни сухой ана­лиз. Но если мы находим ключ героического романтизма, то этот чудесный ключ позволит нам войти во все святилища.

Героизм, это основное качество человека, должно ли оно быть рассматриваемо как ведущее к постоянным потрясениям или, наоборот, как мощная основа в созидательном стремлении французского народа?

Среди бесконечных усложнений, уклонений, противоречий, двусмысленных формул мы должны делать твердый выбор между положительным и всем отрицательно-разрушительным. В жизни нашей проявилось так много факторов, столько ста­рых понятий стерлось, что психология, подобно художнику, ищущему силуэт, должна следовать твердой классификации и устанавливать основные черты построения. Мы идем как бы в зарослях, где лианы и прочие паразитарные растения совершен­но охватили мощные стволы. Орхидеи, эфемериды совершенно закрыли поверхность корней. Пройдя этот лес, мы все же вый­дем на проезжую дорогу. Там, как в старинных сказках, мы найдем лаконическую надпись, указывающую путь ко спасе­нию. Это путь Культуры; не путь цивилизации материальной, но путь истинной Культуры, которая время от времени откры­вается человечеству. Неизбежны задержки. Но новые открытия приходят, новый вихрь сгоняет старую пыль, и мы устремляем­ся по этому пути, отмеченному вехами подвига.

Не нужно усложнять обиход жизни; не обезображивать, не подражать равнодушно, но следует собирать все жизненные элементы Культуры и прилагать их на дальнейшем этапе.




40




Так мы возвращаемся опять к понятию «духа Франции». Так из-под сомнений, из-под холодных расчетов выступают очерта­ния ведущего героизма. В продолжении лет, когда все усилия народа были направлены к победе, Франция дала истинный пример героизма, самоотречения и несравненной стойкости. Можно было еще раз судить о твердом закале духа ее, ясном и несокрушимом, как сталь. Мы свидетели этих незабываемых лет, мы можем утверждать, что это не был преходящий парок­сизм. Новая страница, притом великолепная, была вписана в историю страны. Когда мы ощущаем вибрацию духа Франции, нам кажется, что мы видим могучие крылья, которые несут его к новым высотам. В известные часы жизни критика становится ненужной и вредной. Единственно плодоносным остается положительное действие.

Вспоминаются слова наших сибиряков, говоривших: «Кто его знает, что делается у вас в столице, а нам строиться нужно. Мы не хотим больше жить в хижинах, нам подавай дома о двух этажах». Не дух эгоизма, но дух практичного созидательства выявлялся в кооперативах и во всем многообразии сотрудниче­ства. То же поражает нас и во Франции. Даже поверхностный глаз замечает, что во Франции всюду строятся. Давняя фран­цузская пословица говорит: «Когда постройка идет, все идет». Эта народная мудрость прекрасно отмечает основу строитель­ной эпохи.

Благородный проект М.Бриана о штатах Европы относится к тому же созидательному духу французского народа. Еще не­давно такая мысль была бы названа отвлеченностью. Но теперь она рассматривается как новая возможность международного соглашения вполне реально.

Итак, я вызываю перед собою высокий интеллигентный лик в американской аудитории, творчество Делакруа и строитель­ный дух французского народа. Эта троица в моих глазах выра­жает Культуру, которой мы восхищаемся и на древнейших путях. Очищая эти старые формулы, мы с новыми силами воз­вращаемся под знак победоносной Культуры. И не случайно сейчас в самых разных странах различные люди объединяются около великого понятия Культуры. Они стремятся отринуть все условные разделения, они хотят восстановить победу духа. Тож­дественны все представления о Культуре, так же точно, как понятия честности; так же отлично понимаемо каждым челове­ческим сердцем и понятие Культуры. Мы говорим не о каком-то новом идеализме, не о туманных отвлеченностях, но об ежедневном питании духа.

Ошибочно было бы подставлять под значение Культуры ци­вилизацию или даже прогресс. Цивилизация и прогресс явля­ются только отдельными обстоятельствами Культуры. И даже






41




подвиг как гигиеническое действие является моментом Культу­ры. Постоянная эволюция собирает все инициативы и отбрасы­вает всеразлагающее отрицание.

Новые пути открываются в пространство, пути Беспредель­ности. Но не страшимся мы этой великой Беспредельности, где ду-
ши наши, наполненные опытом, воссияют улыбкою героизма. Истинно, радостно видеть героизм в основе духа Франции, ибо где жив героизм, там сердце человеческое звучит на призыв Беспредельности.

Также должны мы выразить признательность всем тем, ко­торые дают нам возможность вызвать перед нами еще раз свя­щенное начало героизма.


1930

КУЛЬТУРА – ПОЧИТАНИЕ

СВЕТА

_________________________________________________________________________


«Культура есть почитание Света. Культура есть любовь к человеку. Культура есть благоухание, сочетание жизни и Красо­ты. Культура есть синтез возвышенных и утонченных достиже­ний. Культура есть оружие Света. Культура есть спасение. Культура есть двигатель. Культура есть сердце.

Если соберем все определения Культуры, мы найдем син­тез действенного Блага, очаг просвещения и созидательной Красоты».

Осуждение, умаление, загрязнение, уныние, разложение, все порождения невежества не приличны Культуре. Ее великое древо питается неограниченным познаванием, просвещенным трудом, неустанным творчеством и подвигом благородным.

Камни великих цивилизаций укрепляют твердыню Культу­ры. Но на башне Культуры сияет алмаз-адамант любящего, по­знающего бесстрашного Сердца.

Любовь открывает эти Врата прекрасные. Как всякий на­стоящий ключ и любовь эта должна быть подлинная, самоот­верженная, отважная, горячая. Там, где истоки Культуры, там источники горячи, и бьют они из самых недр. Где зародилась Культура, там ее уже нельзя умертвить. Можно убить циви­лизацию. Но Культура как истинная духовная ценность бес­смертна.

Потому и радостна пашня Культуры. Радостна даже в самых крайних трудах. Радостна даже в напряженных битвах с самым







42





темным невежеством. Зажженное сердце не ограничено в вели­кой Беспредельности.

Праздник труда и созидания. Звать на праздник этот значит лишь напомнить о нескончаемом труде и о радости ответствен­ности как о достоинстве человеческом.

Труд работника Культуры подобен работе врача. Не одну болезнь знает истинный врач. Врач не только спасает от уже случившегося, но он мудро предусматривает на будущее. Не только изгоняет болезнь, но он работает над оздоровлением всей жизни. Сходит врач во все подвалы темнейшие, чтобы помочь осветить и отеплить их.

Не забывает врач о всех улучшениях, украшениях жизни, чтобы порадовать дух поникающий. Знает врач не только ста­рые эпидемии, но готов распознать и симптомы новых несчас­тий, вызванных гниением устоев.

Имеет здоровое слово врач и к ребенку, и к старцу, для каждого готов его совет одобряющий. Не прекратит врач позна­вания свои, иначе он не ответит действительности. Не утеряет врач терпение и терпимость, ибо ограниченность чувств оттолк­нет от него болящих.

Не устрашится врач видом язв человеческих, ибо он мыслит лишь об исцелении. Собирает врач всяческие травы и камни целебные, знает он об изыскании их благого применения. Не утомится врач поспешить на помощь к больному во все часы дня и ночи.

Работнику Культуры присущи те же качества. Так же точно готов он на помощь во благо в любой час дня и ночи. Подобно сокольскому зову, работник Культуры доброжелательно отвеча­ет: «Всегда готов». Он открыт сердцем ко всему, где опыт и знание его могут быть полезны. Помогая, и сам он вечно учит­ся, ибо «в даянии мы получаем». Он не устрашается, ибо знает, что страх открывает врата тьмы.

Работник Культуры всегда молод, ибо не дряхлеет сердце его. Он подвижен, ибо в движении сила. Он зорок на постоян­ном дозоре во Благо, в Познание, в Красоту. Знает он, что есть сотрудничество.

Нитями сердечными объединены работники Культуры. Горы и океаны не препятствия для этих сердец возжженных. И не мечтатели они, но строители и пахари улыбающиеся.

Посылая привет о Культуре, нельзя послать его без улыбки, без зова дружбы. Так и сойдемся, так и соберемся и потрудимся во Благо, во Знание, в Красоту. И сделаем это неотложно, не упустив ни дня, ни часа для строительства доброго.







43






ВЕХИ КУЛЬТУРЫ

_________________________________________________________________________


Германскому Обществу имени Рериха в Берлине
Дорогие друзья!

Для меня было огромною радостью получить здесь среди белых вершин Гималаев ваш привет, избрание и приглашение. В строках вашего обращения я прочел ту сердечность, ко­торая поистине может согревать культурные начинания. Боль­шая радость видеть, что сердца ваши горят при мысли о Культуре, и действительно, мы должны собрать всю нашу твердость духа, чтобы защитить нахождения Культуры, так сейчас пренебрегаемые среди водоворота механической жизни. Мы должны найти лучшие формы взаимных дружеских сно­шений и обмена творческими достижениями. И когда мы будем знать друг друга, в полном доверии установится и на­стоящая кооперация, которая осветлит жизнь, нарушенную всякими материальными кризисами. Но если мы знаем духов­ные ценности и сознаем возможные духовные полезные завое­вания, то это уже большая ступень к взаимному пониманию. Охранить достоинство творческой личности, помочь росткам, рожденным в трудах, это есть одна из наших ближайших свет­лых миссий. Для меня всегда будет радостью получить от вас вести и послать вам и статью мою, и доброе слово, которое, я уверен, будет сердечно обсуждено.

Всегда Вагнер оставался моим любимым композитором, и Шиллер и Гете занимали почетное место на моем столе, на­чиная со школьного времени. И я помню, что мои первые сюжеты со школьных лет были «Ундина» и «Лесной Царь». И Дюрер, и Холбейн оставались всегда для меня как свиде­тельство мощных достижений духа. Те же великие традиции искусства мы должны всячески охранять и укоренять в совре­менную жизнь. Иначе, откуда же придет благородство духа? Как же будет расти достоинство человечества? Откуда же снизойдет осознание широкого сотрудничества и взаимное дове­рие? Все из того же неисчерпаемого источника, светоносного благословенного творчества. Жизнь преображается подвигами Культуры. Трудны они во времена узкого материализма, но тем не менее мы знаем, что лишь эти подвиги составляют двигательную силу человечества. Свет един, и поистине меж­дународны врата к нему, и доступны они для всех искренних искателей света. Темнота допущена лишь на время сна. Но поистине не для сна человечество пытается совершенствовать себя уже миллионы лет.





44





Не трюизм мыслить и взывать о Культуре. Неограниченно в количестве мы должны вкладывать в чашу Культуры все луч­шие накопления наших сердец. Сказано, что мы сейчас при­ближаемся к эпохе огня. Какая это чудесная стихия, если мы можем осознать ее и применить благостно. Зажигая светочи духа, разве это не прекрасно сознавать, что и в других странах те же самые светочи сверкают. Это осознание сотрудничества укрепит и воздымет наши устремления. Увидим ли мы этих друзей физическим глазом или почувствуем их в духе сердца нашего, не знаем мы, что более ценно. Главное знать, что Чаша Грааля, чаша Культуры неустанно наполняется, и в сердечном сотрудничестве наши друзья слагают в нее их лучшие духовные ценности.

И во имя этих ценностей духа шлю вам с белых вершин мой искренний привет и прошу почувствовать, как рад буду встре­титься лично, когда придет к этому время.


1930

ДУХОВНЫЕ СОКРОВИЩА

_________________________________________________________________________

В собирании красот духа, если мы начнем вспоминать со­бытия последних лет, нас поразит одно укореняющееся обсто­ятельство, вызывающее особые соображения. За последние десятилетия мы проводили в далекий путь многих замечатель­ных людей. При этом ценно было почувствовать, какие ис­кренние сожаления об утрате их вызывались в сердцах самых разных людей, на разных материках. Словно бы уходило что-то родное, нужное, слагавшее восходящие основы жизненного строительства. У самых, казалось бы, непричастных людей сверкала слеза — эта чистая жемчужина неэгоистической вибрации. Помним, как провожали уход Льва Толстого или Пастера, или Вагнера, или Менделеева и многих таких же творцов, ценных для улучшения и очищения человеческого сознания. Вспоминаем и другое ощущение, тоже не менее ценное, а именно: приветствие производившимся опытам и культурным достижениям. Не бездушная хроника отмечала и приветствовала новые завоевания человечества. Они возбужда­ли горячие оценки и неминуемые осуждения, сопровождавшие эти события вспышкой искр, в свою очередь творящих и воз­буждающих внимание.

Так ли оно стоит сейчас? Хроника отмечает открытие, от­водя несомненно большее место бирже и спорту. Появление




45




крупных людей встречается недоверчивым сомнением, а уход их сопровождается официальным вставанием и искусственным молчанием, и никогда не знаешь качества мыслей во время этой минуты предписанного молчания.

Что же значит это? Может быть, это знак необыкновенного духовного богатства? Может быть, гиганты мысли, гиганты творчества стали так обычны, что уход их более не может за­нимать общественного внимания?

Так ли это? Не обозначает ли сказанное как раз обратное? Не значит ли оно пренебрежение к духовным ценностям? Не значит ли оно увлечение материальными, телесными, преходя­щими понятиями, при которых, как пыльным облаком, засти­лается свет и отодвигаются во мглу ценности Культуры? Нам не нужно взаимно убеждать друг друга об истинных причи­нах происходящего очевидного явления. Мы собрались во имя Культуры, и каждый из нас, конечно, остро чувствует необхо­димость истинного сплочения вокруг этого руководящего эво­люцией понятия. Но если мы в той или иной мере чувствуем вышесказанное, то не есть ли наш долг выявить это и посильно каждому в своей сфере обратить внимание окружающего на небрежение духовными ценностями?

Сказано и повторено на всех скрижалях заветов, что сад духовный нуждается в том же ежедневном орошении, как и сад цветочный. Если мы все еще считаем физические цветы истин­ным украшением жизни нашей, то кольми паче мы обязаны вспомнить и уделять главенствующее место в окружающей жиз­ни творческим ценностям духа. Будем же неусыпно на вечной страже благостно отмечать появление работников Культуры и стремиться всячески облегчать этот трудный путь подвига.

Так же точно будем отмечать и находить место в жизни уходящим героям, помня, что имя их уже не является личным со всеми свойствами ограниченного эго, но оно является досто­янием всемирной Культуры и должно быть обережено и прочно взращено в наиболее благодатных условиях.

Этим мы будем лишь продолжать их самоотверженный труд и будем растить их творческие посевы, которые так часто, как мы видим, засоряются пылью непонимания и зарастают бурья­ном невежества.

Духовных нахождений творческих откровений очень мало. Мы не можем объяснить развитием стандарта жизни небреже­ние к руководящим светильникам. Пусть на наших улицах уже горят электрические фонари, еще недавно бывшие редкостью. Но на нас надвинулось сокровище новых, еще не испытанных энергий, и проявление их во всех областях связано с такими же самоотверженными жертвами и трудами, которые должны зани­мать общественное внимание, ибо в этом внимании мы как бы







46





сотрудничаем с Творцом и в наших благих мысленных посыл­ках мы усиляем возможности нахождения.

Итак, среди занятий наших Культурных ассоциаций будем же отводить должное внимание к творениям и нахождениям во всех отраслях искусства и знания. Будем приносить наши искренние мысли в преуспеяние трудов как вновь приходя­щих, так и уходящих носителей Света. Пусть это будет не сомнительное пожимание плечами. Пусть это будут не холод­ные некрологи, но мы, как бы почетная стража, будем охра­нять ростки Света. Освобожденные от предрассудков и суеве­рий, служа победой Красоте и всеподымающему Знанию, мы приложим во всех размерах и отраслях ревностную мысль ут­верждения блага, тем способствуя дальнейшим ветвям изуче­ния и улучшения жизни.

Как драгоценно, что наши ассоциации находятся в различ­ных странах. Тем легче всемирно следить за проявлениями творчества и опытов, тем легче взаимно обменяться и обога­тить друг друга полезными и ободряющими сведениями, кото­рые иначе, быть может, потонули бы в безбрежных потоках хроник мелкого шрифта. Никто не знает, к чему непременно нужно творцам истинного прогресса приходить изгнанными и уходить с земного плана осужденными!

Как уже повторено: заповедано не обуглиться, но сиять. Обугливающее злопыхание может быть легко контролируемо сознательными усилиями объединенных Культурных ассоциа­ций, искренно направленных к созидательному творящему по­знанию.

Конечно, наша основная программа действия — обмени­ваться художественными выявлениями всех отраслей и научны­ми проявлениями, взаимно знакомясь с духовными ценностями всех народов. И потому среди программы художественных и научных выявлений и обмена, которыми мы взаимно обогаща­емся, не забудем и благородную работу собирания и установле­ния Культурных ценностей, которые так часто могли бы быть пренебрежены в отливах и приливах океана жизни.

Итак, друзья, введем в ближайшую программу нашу этот обмен о созидательных, познавательных подвигах. И будем по­мнить, что пренебрежение к Культурным ценностям есть позор­ное преступление невежества. Поэтому неустанно и бесстрашно будем взаимно укреплять и освещать путь, приближающий нас к Свету.


1931





47








Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет