Электронная копия



жүктеу 3.27 Mb.
бет5/14
Дата29.08.2018
өлшемі3.27 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

НА ПОРОГЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ

_________________________________________________________________________


Совету Музея Рериха в Нью-Йорке

С радостью прочел я ваши последние доклады, из которых видно, что, несмотря на всеобщий финансовый кризис, наша деятельность не только не сокращена, но даже широко разви­вается. Во время неслыхан­ного мирового кризиса мы должны сознательно приготовиться, как встретить его. Углубляясь в корни каждой нашей проблемы, я вспоминаю пионеров Амери­ки с их крытыми повозками. Когда они начинали свою новую жизнь, они вместо помощи или займов могли ожидать лишь отравленную стрелу. Тем не менее своим постоянным трудом и расширением деятельности они создали ту блестящую цивили­зацию, которую мы свидетельствуем. Работая по Культуре в наши трудные дни, мы являемся теми же зачинателями и те же отравленные стрелы ожидают нас из-за угла. Но в наших руках тот же самый творческий труд и то же самое непоколебимое осознание правоты и необходимости нашей работы. Ни один хотя бы слегка цивилизованный человек не скажет, изучая нашу деятельность, что она не нужна или вредна. Из этого — одно заключение, а именно — что лишь усиливая и расширяя нашу работу, мы прейдем все отравленные стрелы и все мате­риальные кризисы.

Конечно, мы должны соблюдать жизненную экономию во всех тех подробностях, которые не уменьшат основы и нравст­венную сторону наших работ. Вопросы цен и всех прочих до-




58





машних соображений должны быть решаемы истинно эконом­но. Как вы понимаете, мы не можем сокращать и умалять основы нашей Культурной деятельности. Если мы станем кар­ликами, тогда мы легко будем унесены потоком, который уже сломал мощные плотины. Мы не можем согласиться, что какие-либо отделы неотложной работы должны остаться без работников, — это будет значить, что мы замолчали и закры­лись. Но мы должны создать такую деятельность всем работни­кам, что даже самое близорукое сердце должно поразиться этим творчеством и продуктивностью.

Каждый из наших отделов, следуя программе своей, дол­жен создавать возможности для самосодержания. Конечно, предпринятые начинания для специальных фондов также необходимы. Среди этих начинаний особое место займут сотруд­ничества масс, вносящих посильные лепты. Не только в одном долларе, но и в четвертаке может быть выражено посильное сотрудничество. Работа творится для общей Культуры, для масс, и это дает нам право и обращаться к массам. Но мы не должны ни о чем просить, мы должны давать, чтобы это дан­ное по своему внутреннему достоинству значительно превыша­ло размер вносимой лепты.

Другое условие дает нам возможность широкой кооперации. Наши основные расчеты и бюджеты были абсолютно правиль­ны по времени, когда они были сделаны. Не наша вина, что с этого времени общее финансовое положение совершенно изме­нилось. Как же мы можем противостоять этому потоку общего бедствия? Мы можем пересилить этот бедственный поток еще более мощным потоком труда, находчивости и творчества.

Если мы честно осмотрим факты нашей десятилетней дея­тельности, ничего не упуская из вида и не умаляя в легкомыс­лии, мы увидим неповторимый размах деятельности, который отзвучал и пробудил симпатии более чем в двадцати странах.

Просматривая наши Ежегодники, в которых, по размеру их, далеко не все факты жизни отображены, мы увидим такую сумму деятельности, что даже враги наши не считают ее малою. Все странные легенды о каких-то сверхъестественных силах, изобретенные завист­никами, показывают, как щедро они кре­дитуют нас. Одна из последних легенд утверждает, что мы даже чеканим нашу собственную монету. Да будут наши знаки Куль­туры этими истинными банкнотами. Пусть наш честный лист фактов деятельности растет безгранично, так, что мы могли бы сказать даже самому жестокому притеснителю: «Стыдитесь, не­ужели вы дерзнете притеснять полезную и быстрорастущую культурную работу, плодами которой ваши же собственные дети облагодетельствованы?».




59





Я недавно написал вам о мученичествах творчества, науки, Куль­туры; сейчас я не буду говорить о том же несомненном. Сейчас мне хо­чется подчеркнуть то, что может быть противо­поставлено всем гаси­телям Культуры. Истинно, мы можем представить им полный лист на­шей положительной деятельнос­ти. Будем помнить, что в 1930 году мы понесли такие крупные финансовые потери, но все же победо­носно пре­одолели труд­ности, так неожиданно вставшие перед всей нацией. Кто же не пострадал в этом году? Но не забудем все многие сотни собра­ний наших обществ во имя Культуры. Вспомним множество кон­цертов и лекций. Не забудем ценных выставок, в которых сотрудни­чали не только отдельные художники, но и правитель­ства многих стран. Не за­будем очевидный рост школы нашей. Вспомним книги нашего книго­из­дательства, которые постепен­но завоевывают широкое поле. Вспомним трудности при завер­шении здания нашего. Вспомним все новые инос­транные наши общества и образование Европейского Цен­тра в Пари­же. Вспомним, сколько полезного, ободряющего и строительного мы все же смогли предложить сочленам нашим. Не забудем, что четверть миллиона посетителей пришли к нам за это время. Не пройдем вни­ма­нием тысячи сочувствий, выраженных наше­му Знамени Мира, кото­рое уже развевается над некоторыми учреждениями. Вспомним новые изда­ния, посвященные нашей Центрально-Азиатской экспеди­ции. Вспом­ним основание на­шего Гималайского Института Научных Иссле­дований, первый Ежегодник которого сообщает ряд ценных ре­зуль­татов. Вспом­ним лекции, прочтенные в Америке Ю.Н.Рерихом, ди­рек­тором Гималайского Института. Вспомним посещение Южной Амери­ки директором нашего издательства Фрэнсис Грант с культур­ными целями. Вспомним экспедиции д-ра Кольца, организо­ванные Гималайским Институтом, которые доставили большой научный материал, который высоко оценен американскими и иностранными музеями и университетами. Вспомним мою декларацию на собрании Французского Общества в Париже о новых сотрудничествах и возможностях. Поистине, каждый из названных фактов может быть развернут в целую книгу. Мы можем утверждать, что эта работа была полезна общей Культуре и не будет забыта в истории Америки. Наше основное преиму­щество в том, что мы не должны ни преувеличивать, ни при­украшать что-либо. Мы можем лишь честно выявить факты, зная в существе нашем, что мы дали все наши возможности на общую пользу прогресса и Культуры. И мы не новички более, ибо отмечаем уже десятилетие неустанного труда в Америке. А если вы к тому же приложите сорок лет моей культурной работы и опыта, то, положа руку на сердце, мы можем сказать,



60





что приложили все усилия служить тому, что поистине необхо­димо Культуре человечества.

Множества неизвестных друзей на разных континентах при­знают нашу деятельность. Часто мы получаем знаки внимания нашей работе оттуда, откуда мы менее всего могли бы ожидать их. Без преувеличения мы можем сказать, что эти незримые друзья наши рассеяны и в пустынях, и за горами, и за морями.

Нас называют энтузиастами. Не забуду, как утверждающе сказала наша Фрэнсис Грант на многолюдном собрании: «Да, мы энтузиасты, и ничто не сломит наш энтузиазм». Радостно было слышать эту непоколебимость, ибо только в несломимом порыве подвига можем мы отклонить все отравленные стрелы и продолжать постройку Державы, куда дух будущего человечества будет обращаться за обновлением и наполнением. Истинно, мы энтузиасты; этот энтузиазм основан не на слепом фанатизме, но на чистосердечии, на синтезе знания, укрепленном мудростью веков. Когда мы составляли суровый устав наших Учреждений, мы опять не преувеличивали, говоря, что мы все отдали на служение Культуре. Невежды по злобности своей могут подозре­вать, что мы что-то скрываем, но мы по справедливости можем гордиться красноречивою действительностью.

Так мы можем встретить новое десятилетие в полном созна­нии неустанного труда и полезных достижений, несмотря на все трудности. Мы вовсе не мечтатели и не идеалисты в обыч7 ном понимании, наоборот, обращаясь к достижениям, мы имеем право рассматривать себя как практических реалистов. Мы не любим туман и бесформенные облака и все, что соеди­нено с туманностью. Мы любим Свет; мы любим осязатель­ность не в смысле низшей материальности, но в значении духа. Мы нуждаемся в средствах для просветительных задач, и мы знаем, куда должны быть направлены они для скорейших ося­заемых достижений. Помню, помню, что произношу эти слова именно в момент величайшего материального кризиса, но я также знаю, что все кризисы исцеляются лишь духовными цен­ностями.

Культура есть культ Света, как я уже недавно писал вам. Во имя этого Света мы имеем право призывать наших знаемых и незнаемых друзей к творческому труду, к славному со­трудничеству, в котором, как в мегафоне, умножаются силы человеческие.

Мы твердо знаем, что во Вселенной ничто не конечно, ибо всюду встречаемся с Великой Беспредельностью. Мы знаем Ве­ликую Иерархию Блага и мы уверены в победе Света! Законы Света несокрушимы.


1931





61





ЗДОРОВЬЕ ДУХА

_________________________________________________________________________


Вашингтонскому Обществу имени Рериха
Многоцветущая милая, всеми любимая ты, всецарица,

Слушай, блаженная Гигия, матерь для всех, приносящая счастье,

Благодаря лишь тебе прекращаются заболевания смертных,

Благодаря лишь тебе каждый дом процветает в веселии многом

И расцветают науки; царица, Космосом всем обладаешь,

Только тебя лишь одну ненавидит Аид — вечный душегубитель;

Благожеланнейшая, вечно юная, — отдохновение смертным.

Удалено от тебя все, что суетно и бесполезно для смертных,

Ибо единственно ты надо всем управляешь и всем обладаешь.

Но, о, богиня, сойди к посвященным, ты их покровитель бессмертный,

Ты задержи возникающие злодеяния тяжких болезней...
Так гласит при возжигании манны Орфический гимн боги­ни здо­ровья Гигии. Поистине, божественно понимали древние здоровье. Свет­лая богиня Гигия является не начальником меди­цинского управления, но она дает здоровье во всем его пони­мании, то есть здоровье и тела и духа. Как драгоценно, что мы в обоюдном понимании можем говорить о здоровье духа, без которого здоровье тела будет лишь уродством.

Опять дух наш устремляется и к свету Аполлона, и к солнцеподобному Митре, и к огню-жизнедателю Зороастру. Не ста­новимся ли мы язычниками, произнося эти понятия? Тот, кто мыслит о Свете, неминуемо приходит к единому Свету. В какой бы обстановке мы ни увидели Свет, наше сердце все-таки будет знать, что в Свете мы найдем жизнедателя.

Ныне день свершения доказательства, проявления слова и пришествия утверждения.

Бог повелевает вам то, что для вас благотворно, и заповеду­ет вам то, что вас приблизит к Нему, Владыке всех Учений.

Не сказаны ли эти слова Евангелием, не произнесены ли они в Библии, или, может быть, это слова из книги достовер­ности Китаб Эль-Иган? Слова эти направляют к тому же еди­ному Свету, для приближения к которому мы собираем наши лучшие испытания и накопления. И как мы назовем эту всесокровищницу самого лучшего, самого духу нашему драгоцен­ного? Мы договоримся вполне честно и откровенно на поня­тии Культуры. Не было ли в древности такой богини: Культура? Не было ли такого Ангела Культуры, служение которого было в открытии Врат прекрасных?




62





Не святотатственно сближать все, что относится к Культуре с самыми высокими понятиями. Иногда падение духа челове­ческого доходило до таких пропастей, что всякая манифестация Высшего Духовного, Вдохновляющего уже считалась чем-то не­современным, стыдным, несоединимым с понятием современ­ного серьезного человека. Сколько бессмысленных разрушений произошло из этого извращения основ! Мы знаем о Благодати, знаем о психической энергии, знаем о витаминах. Казалось бы, из этого апельсина и лимона, полного витамина, из этого зерна, начавшего бродить, основною субстанцией даже для самого ограниченного мышления уже открывается путь кверху. Именно кверху, ибо нет такого зерна, которое стало бы расти вниз. Даже каждая былинка, каждый листок знает, где свет и тепло, и тянется к нему. И войны, и землетрясения, и болезни, и ужасы смятения духа человеческого достаточно толкают чело­вечество, чтобы поднять голову и искать высших путей. Пусть будут эти пути не в пещерах отшельников. Они могут быть вполне найдены и в жизни.

Башни духа могут быть созидаемы там же, где и высятся башни рукотворные. Если кто-нибудь еще раз будет шептать вам, что напоминание о Культуре излишне, что для Культуры уже сделано достаточно, — смело можете назвать этого шептателя невеждою. К тому же, вероятно, он вообще не будет в состоянии различить между Культурою и цивилизацией. А ци­вилизация будет для него лишь стандартом пошлости. И вы легко заметите, каким находчивым будет становиться этот шептатель, когда он окажется в милом ему смраде клеветы, пересу­дов и прочих язв пошлости.

Нет такой меры, которая была бы достаточной для заполне­ния нужд истинной Культуры. Культура так же высока, как Беспредель­ность. И когда дух человеческий осознает эту Бес­предельность, она обя­зывает его к непрестанному совершенст­вованию. Так, Беспредельность становится для нас действитель­ностью. Не может никто спрятать голову, подобно страусу, от действительности. Значит, нельзя избегнуть ее и следует сде­латься достойным ее сотрудником.

Постигающий значение Культуры прежде всего вычеркива­ет из своего сердца всякое понятие страха, боязнь смерти, бо­язнь врагов. Если в сердце своем он твердо знает, что он непо­колебимо идет к Свету, то единственный враг его будет тьма. Но тьма рассеивается от внесения Света. Значит, вдохновенное сердце, несущее Свет, уже является победителем тьмы.

Культура покоится на Красоте и Знании. Растет она осозна­нием благословения Иерархии Света. Значит, к познаванию ме­ханическому нужно добавить огонь сердца. В этом будет уже первое отличие Культуры от цивилизации.




63





Для восстановления языка сердца мы и собираемся. Мы сходимся, чтобы вне предрассудков и суеверий, обращаясь к первоисточникам, обмениваться и взаимно укрепляться зна­ками сердца. Не может человеческое существо, отражающее в себе все сияние Космоса, ограничить себя мерзостью, духов­ною нищетою, ложью ради тленности сегодняшнего дня. Ранее или позднее психическая энергия восстает мятежом, если ей не дано широкое русло прекрасного восхождения. История человечества дала достаточно примеров мятежа психической энергии. Этот опыт достаточен для того, чтобы напомнить человечеству, насколько оно должно сознательно обратиться к творческой мысли, к светлому строительству, понимая его не как далекую отвлеченность, но как неотложную насущную по­требность.

Пусть будут эти качества насущности и неотложности нашим ближайшим стимулом. Ведь мы ответственны за буду­щее поколение! Как садовник ответственен за порученный ему сад, так же ответственно человечество за данную ему планету. Человечество не имеет права пятнать и темнить и искривлять сияющее высшее творчество. Кто же из мыслящих дерзнет ума­лять и туманить высшую творческую мысль?

В наших собраниях мы не будем ссориться, предоставив это темным невеждам. Сказано: первым признаком отсутствия Культуры является раздор. Не будем умалять друг друга, ибо из мысли о малом и родится малое. Будем чувствовать себя сердечными сотрудниками украшения жизни и углубления знания. Перед нами необъятное поле работ и каждому даны неограниченные возможности, ибо приближение к Свету не ограничено. Уйдет из помыслов всякое соперничество, ибо в Беспредельности достаточно места. Кроме того, вмещение и терпимость являются одним из первых украшений Культуры. Будем останавливать всякие зачатки подлых мыслей, ибо ими каждому трудящемуся и некогда заниматься. Собрания будут источником животворного обмена, вдохновения и укрепления, а не тяготою фальшивых безделушек. Обращаясь к первоис­точникам, какими прекрасными образцами творчества мы можем вдохновлять друг друга! От соборов романского средне­вековья до великих заветов древнего Востока, памятников Егип­та, Китая, Индии, Майя, Персии, Японии. Как это все безгранично и как оно благожелательно и реально! Не забудем и современное творчество, помня, что оно будет условием внешности будущих стилей жизни.

Пусть на наших собраниях дружественно встретятся ученый и художник, и все строители жизни, ибо в основе своей они те же носители эволюции, те же посвященные мыслетворчеству. Пусть осенит наши собрания и сияние Мадонны, и скоропомо-






64





гающая Сторучица Богоматерь, и многоокая Дуккар, и много­рукая Куанин, и Лакшми в своем созидательном Облике.

Мусульмане почитают Мариам — Матерь Христа. Библия дала нам высокотрогательные облики женского подвига. В са­мых древнейших местах Азии найдены культы Матери Мира. Под этим благостным знаком вспомним то, с чего мы начали сегодня. Вспомним, как вдохновенные эллины славословили Гигию, Bсe-Матерь. Каждый по-своему объединял здоровье тела с крепостью духа. Во имя этой несокрушимой крепости, во имя неиссякаемых снегов Гималаев, хранящих ценную пыль метеоров — вестников дальних миров, я верю, что вы найдете в себе всю неисчерпаемость бодрости, терпения и доброй воли, чтобы всемерно послужить великой Культуре.


1931

СТРОЕНИЕ

_________________________________________________________________________

Тридцать лет тому назад, пишет художник, была у меня картина «Строят город». В ней мне хотелось выразить стремле­ние к созиданию, когда в разгаре сложения новых твердынь нагромождаются башни и стены. С тех пор радостно было воз­вращаться к тому же понятию созидательства, которое является естественным противоположением разрушению.

Такую же радость прикасания к созидательству ощутили мы, посещая столицу Маньчжу-Ди Го Синьцзян. В наши дни, когда мы пережили столько разрушений, каждое строительство является особо ценным. Еще недавно нам твердили разные житейские мудрецы, что мир находится в агонии материаль­ной депрессии, материального небывалого кризиса и потому всякое строительство неуместно. Мы слышали дикие выкрики вандалов:

— Долой культуру, деньги на стол.

Ради этих меняющих свою условную ценность бумажных знаков люди готовы были произнести мерзкую хулу на самые высокие понятия. Эти кощунники думали, что материальный кризис мира можно разрешить материальными вычислениями. Но проказа зашла слишком далеко. Кризис мира вовсе не ма­териальный, но именно духовный. Он может быть исцелен лишь духовным обновлением. Холодный язык мозга обманул счетчиков, и опять настоятельно требуется обратиться к тому вечному языку сердца, которым создавались эпохи расцвета.






65





Еще недавно в статье «Черта мира» нам приходилось гово­рить о том необычайно очевидном явлении, что сейчас весь мир неслыханно резко разделился по черте света и тьмы, сози­дания и разрушения. Потому-то так особенно болезненно отражается каждое разрушение. Потому-то так особенно радостно звучит сейчас каждое построение. Не скрываем, что к стыду человечества силы тьмы весьма организованы, тогда как пози­тивные поиски затруднены многими блужданиями и неосмот­рительными отравлениями. Тем драгоценнее именно сейчас видеть строительство. Ведь мы знаем, какими трудностями сейчас окружен каждый строитель, каким подвижником должен он быть, чтобы перебороть натиски разрушения, хаоса, тьмы. Правда, тьма рассеивается от света, но ведь этот свет должен быть интенсивнее тьмы, чтобы рассеять ее.

Друзья, вы можете себе представить мою сердечную радость, когда в новой столице Маньчжу-Ди-Го нам пришлось воочию убедиться в реальности обширного строительства. Строится целый город. Широко планируется множество государственных и образовательных учреждений. Когда мир содрогается от не­разрешимости материальных проблем, тогда здесь, на просторах Азии, как в далекое блестящее историческое время, складыва­ется большое строительство.

Каждое сердце человеческое, которое направлено к основам созидания, порадуется, узнав, что несмотря на бури потрясе­ний, здесь идет строительство. Оно увлекает в своем движении множество энергии и укрепляет ее очевидностью созидательных возможностей. И в Америке, и в Европе, по всему миру боль­шинство людей вообще не знает, что творится в новой Импе­рии. Газеты чаще сообщают о каких-то нападениях, нежели о строении. Многие люди вообще с трудом понимают язык Азии, который является прежде всего языком сердца. Я уверен, что множество светлых сердец, устремленных к созиданию, будут готовы приобщиться к моей радости, услышав, что мы видели здесь бодрое напряженное строение, видели заботливо обрабо­танные пашни и ощутили большой нерв начинания.

Среди маразма уныния и упадка этот созидательный темп звучит как настоящий героизм. В восточном искусстве особен­но часто развита анонимность, также и в каждом строительстве мы обычно не знаем имен сотрудников, вложивших свою энер­гию в новое построение. От имени всех, устремленных к созидательству, мне хочется поблагодарить всех тех, от великих до малых, которые устремляют свою энергию к созданию, каждое создание приносит с собой и сотрудничество. В этом звучном понятии, произнесете ли вы его по-русски, как сотрудничество, или в иностранной форме, как кооперация, заключены живые основы, противостоящие силам разрушения. Там, где есть со-






66





трудничество, там есть и взаимопомощь, там за пределами ус­ловных трактатов рождается светлое улучшение жизни.

Радуюсь о строительстве новой Империи Маньчжу-Ди-Го. Будем радоваться каждому строительству; будем помогать ему на всех путях мира, ибо весь мир нуждается в созидательстве. Каждый строитель уже друг человечества, и мы знаем, как безмерно труден путь каждого строителя. Не затрудним его ка­кими-то недоразумениями, суевериями или пережитками. Эво­люция строительства и сердечный язык человечества могут сказать свое решающее благое слово. «Поможем строителям» — в этой простой готовности будет разрешение множества житей­ских проблем. Французский земледелец говорит: «Когда постройка идет, все идет!».

К завету Запада добавим и мудрое завещание Востока. Славный самурай Мори, напутствуя своих сыновей, дал каж­дому из них стрелу и предложил разломать ее. Без усилия все стрелы были поломаны. Тогда глава рода дал каждому сыну одинаковое количество стрел, вместе соединенных, и никто не мог разломать их. А на другом материке в это же время писа­ли вечные слова:

«В единении сила».


РОБОТЫ

_________________________________________________________________________

Эрик — робот, выставлен впервые в Англии на ученической выставке. Он может стрелять из пулемета по команде. Так опо­вещает местная газета под картинкой, изображающей стальное чудовище. В приложении к «Нью-Йорк Тайме» изображен какой-то ученый из Массачусетса, делающий сложные вычис­ления, а подпись гласит о том, что он изобретает мозги для робота. Итак, в разных концах мира человечество занято мыс­лями не о самоусовершенствовании, но об усовершенствовании механических чудовищ, которые должны заменять людей во многих работах.

Многие миллионы безработных и голодающих ищут работы, готовы приложить свою энергию к любому труду, лишь бы спастись от голода и холода. Но им угрожают не только живые конкуренты, но изобретаются и какие-то мозги для роботов. Неужели ко всем несчастьям и злобным выдумкам люди начнут мыслить по направлению условной механизации, забывая об истинном значении своего бытия.




67





Музыка в консервной банке, искусство на фильме, лекции по радио, корабли без капитана, аэропланы-бомбометы без пи­лотов и как корона механизации и венец уничтожения чело­веческого духа — война ядовитыми газами и биологическое ис­требление всего живущего. Старые заветы о том, что «да живет все живущее», кажутся какими-то неуместными. Вместо симфо­ний и опер завывает саксофон, и люди медленно движутся в механическом танце смерти.

Может быть, мы преувеличиваем. Может быть, нашествие роботов во всевозможных одеяниях не так уж опасно, но перед нами лежат многие журналы и письма с разных концов света; отовсюду слышатся вопли ужаса не только о безработице, но и об умерщвлении духа. Чуткий духовный водитель Т.Л.Васвани в издании женского журнала «Мира» выражает глубокое сожа­ление о быстро растущем цинизме. Он подчеркивает, что почи­тание героизма было основой совершенство­вания личности и прогресса нации. Цинизм есть форма разложения. Наши по­требности в но вой интеграции мысли и жизни. Циники спра­ведливо приравнивались к воронам — между тем как почитание героя подобно расцвету в жизни народа.

Из другого края слышится — «Мы ждем героизм, кото­рый останется героическим даже в своих тайных помыслах. Мы ждем героев, которые поражают драконов в частной жизни. Мы желаем то царственное мужество, которое подавляет каж­дый недостойный импульс, как только он зарождается. Быть героичным должно заключаться в самой природе человеческой».

Древние Риши молились: «Тамасо ма джиотир гамая» — что значит: «через тьму веди нас к Свету». Поистине, исполняется именно этот путь. Тьма так сгустилась, что, потопая в ней, люди перестают желать Света. Сожигаются на глазах голодных гекатомбы зерна. Убиваются миллионы животных, чтобы не по­мешать остальным. Говорят, что все это нужно и что кто-то в конце концов оставшийся получит необыкновенную выгоду. Но кто будет тот, кто выживет и останется? И не выйдет ли против него какой-то уже давно заведенный робот и не размоз­жит ли ему голову привычным механическим движением, в то время как последняя механическая пластинка будет доигрывать джаз из похоронного марша Шопена?

В то же время, несмотря на все эти странные в своей при­роде признаки, мы не можем быть пессимистами. Можно знать, что роботы еще покажут себя во всем своем механическом невежестве. Именно они, как уже и случалось, остановят самое нужное уличное движение (траффик), они не донесут спешную весть, они, заржавев от морского тумана, направят человечес­кий корабль на гибельную скалу. Трудно представить себе, кто может оказаться наиболее губителен — роботы ли, заведенные





68





механической рукой, или же та бесчеловечная биологическая война, о возможности которой можно читать в газетах.

Может быть, люди надеются, что вообще от нашей циви­лизации — уже не говоря о Культуре — мало что останется. Таким образом и пос­тыдные газетные листы со всеми дифирамбами о ядовитых газах и биологической войне разложатся и сгниют прежде многого другого. Помню, как у Уэллса на одном обеде он, подняв рюмку, сказал: «Не удивляйтесь, если этот кусок стекла для кого-то когда-то опять будет редкос­тью». В этой шутке звучала неподдельная ирония печальной действительности.

И все же через всех роботов, поверх всех ехидн безбожия и темного невежества зарождаются прекрасные очаги сотрудниче­ства. Правда, они редки, правда, каждый вступающий на этот путь подвергается всевозможным трудностям. На него сыплется град черных камней. Для всех роботов и ядовитых человеконе­навистников каждый думающий о созидательном сотрудничест­ве должен быть уничтожен. Не может быть для темных и речи о том, чтобы привести в свою веру, вернее, в свое неверие, молодые и преданные истинному познанию сердца. Попросту говоря, они должны быть уничтожены! И нет такой злобной выдумки и клеветы, которая не должна бы пропустить случай, чтобы прекратить луч Света.

Но ведь древние Риши и предусмотрели именно эту тьму, которая является пробным камнем для взыскующих Света. Эти искатели блага отлично чувствуют, что препятствия не случайны и должны быть превзойдены. Среди настоящих искателей много и поддельных — много тех ночных никодимов, которые шепчут сладкие речи ночью и готовы предательствовать в зное дня. Дайте им даже самый маленький опыт подтверждения их стремлений, и они немедленно уйдут в бездну, где до тех пор и проживали. Спросите, может ли такой Никодим ради блага не спать всего одну ночь, и он поспешит скрыться, лишь бы не затруднить себя даже малейшим усилием! Но не о них жив человек. Люди живы теми немногими преданными сердцами, одно упоминание о которых удесятеряет силы. Хотящие идти во тьму — туда и пойдут, но взыскующие Свет достигнут его через все потемки. Книга «Мир Огненный» заповедует:

«Кто-то полагает, что он желает достичь космического со­знания, пусть лучше думает об очищении сердца. Пусть не только воображает себя победителем Космоса, но желает очистить сознание от сора. Нельзя проникнуть за пределы закона без желания приблизиться преображенным. Именно пекарь хлеба духовного и телесного не должен помышлять лишь, как самому насытиться».




69





«Выздоравливающему опытный врач советует не думать о прошлой болезни и уговаривает думать о будущем и о счастли­вых обстоятельствах. Так не только физически, но и духовно отметается всякое напоминание о прошлой болезни. Следует прилагать такой же простой метод при всех случаях жизни. Особенно же при огненных действиях, когда огонь трепещет от мрака, не нужно думать о мраке и о воздействии его на огонь. Явление будущего воспламенит сердце. Самое подавляющее может рассеяться от будущего. Глупцы кричат о конченной жизни, разве может кончиться жизнь вечная? Нужно произвес­ти столько ужасов, чтобы нарушить жизнь! Даже звери не дер­зают обратиться в прах бездны».

«Среди психических заболеваний самые неприятные, почти неизлечимые — предательство и кощунство. Однажды преда­тель — всегда предатель. Только сильнейший огненный удар может очистить такой зараженный мозг. Если такое преступ­ное состояние происходит от одержания, то такая причина одинаково неутешительна. Можно ли представить сотрудниче­ство с предателем или кощунником? Они, как зараза в доме. Они, как труп смердящий. Так, Мир Огненный не имеет уте­шения для предателей и кощунников».

«Смелость сочетается с осторожностью. Иначе смелость будет безу­мием, и осторожность обратится в трусость. Люди, которые представ­ляют себе всю сложность огненных волн, могут оценить совет осторож­ности. Йог не забывает всю осто­рожность, в ней будет уважение к вели­кой стихии и почтение Мира Огненного. Можно видеть, как нужно напрячь всю осто­рожность, проходя между рядами тончайших сосудов. Если эти изделия огненной работы требуют такой бережности, то сами огненные волны умножат путь нашей сердечной наблюдатель­ности». Именно этой сердечной наблюдатель­ностью можно безошибочно отличать, где есть животворящее стрем­ление, где механический штамп робота.

Друзья мои, сейчас очень сильны всякие роботы. Всякие условности, мертвенные запреты и ржавый скрип злости и все прочие свойства механизации и всякой хотя бы технократии — все эти темные беды будут преоборены огненным сердцем. Когда я вспоминаю о Вас, дружно сходящихся во имя истинного Мира и сотрудничества, то всегда сердце преисполняется радос­тью. Трудясь весь день, отдавая энергию свою подчас очень трудным занятиям, Вы во всей свежести духа находите силы сходиться по вечерам для прекрасных преуспеяний духовных.

Честь тем, кто устремляет Вас к этим достижениям, честь Вам самим, кто находит в себе и неутомимость, и терпение, чтобы превращать рутину жизни в сияющий сад прекрасный.
1931




70





ПУТЬ ТВЕРДЫЙ

_________________________________________________________________________




Колумбийскому Обществу имени Рериха
Ваша весть об избрании меня почетным Президентом дошла ко мне уже в Гималаях. Могу вам сказать со всею сердечностью, что я обрадовался вашему письму. Я знаю президента вашего Общества генерала А. де Леона и всю вашу работу на общее благо. Я питаю лучшие чувства к президенту Колумбии Энрико Олайя Херрера. Все, что я слышал о его просвещенной деятель­ности, показывает, что он сильный человек и прирожденный государственный деятель. Страны нуждаются в сильных личнос­тях, в мощной руке, которая может вести их к благосостоянию и к истинной эволюции. Я знаю, что вам близки основы коопе­рации и что вы сознаете глубоко, насколько человечество нуж­дается в просвещенном знании и в благородной красоте, только они являются истинными основами жизни и восхождения.

Вы знаете, что мы не можем оставаться без движения. Или мы идем вперед или отступаем. Во имя постоянного восхождения, во имя неутомимой битвы против всех зол невежества шлю вам пожелание несломимого мужества, терпения, радости в труде и истинного прогресса в грядущем Золотом Веке человечества.

В настоящее время всюду происходит глубокий материаль­ный кризис; в основе своей это не только финансовый кризис, но чаще всего это кризис потухших сердец. Истинная Культура не роскошь. Истина, что для пламенеющих сердец, для вооду­шевленных высоким понятием Культуры — не деньги как тако­вые существенны, но нужен постоянный рост и утонченность духа. И все необходимые средства приходят от единого источни­ка, от того же священного огня. Там, где просвещенные трудя­щиеся руки, там, где преданность и пылание сердца, там будет и успех. Священный огонь дает силу преодолеть все препятст­вия. Действительно, какие такие огромные средства требуются, чтобы группа преданных Культуре людей могла время от време­ни объединяться и в сердечном обмене возжигать светоч истин­ной Культуры? Для энтузиастов даже чашка чаю не нужна. Ибо не чайник будет кипеть, но сердце.

Духовное понимание и созвучие ткут светоносную ткань Матери Мира — священную Культуру. Этим творческим путем вы и будете восходить.

Соединим же руки наши в крепкой клятве, что всеми сила­ми будем укреплять и расширять благородную работу просве­щения и улучшения жизни.
1931




71






СЛАВА САМУРАЕВ

_________________________________________________________________________




Японскому Обществу имени Рериха
Комио, прекрасная Владычица Нары, пела: «Я не сорву тебя, цветок, но посвящу тебя Буддам прошлого, настоящего и будущего».

В этом обращении к прошлому и будущему заключена вся мощь японского гения. Почему так нестираемо запоминаются картины старых японских мастеров? Почему мы так запечатле­ваем жесты и несравнимую мимику японских актеров? И отчего дух японского самурая остается в истории человечества как символ героизма, истинного патриотизма и мужества? Эти по­нятия установились с такою убедительностью, что как друзья, так и враги, и близкие и далекие, без всякого сомнения уста­навливают эти эпитеты.

За границами зримого создается и особый язык. Непереда­ваемое чувствознание творится там, где мы соприкасаемся с областью духа. В этой державе мы понимаем друг друга несказуемыми рунами жизни. Там мы начинаем познавать в прозре­нии, близком вечному чуду Истины.

Чудо жизни, всепобеждающее и величественное! Чудо, на­полняющее все глубины Бытия. О, чудо, редко ты выражае­мо рукою человечества. Но с древнейших времен сверкающие искры Истины все же достигли нас. Но часто извращен их величавый ритм. Тем драгоценнее замечать сохранность этой чудотворной ткани красоты в старых японцах. Благоухание бла­женной сказки струится с позолоченных временем листов и с несломимой веками патины чудесных лаков. Безграничен гори­зонт живого глаза и пылающего сердца. И насыщенные кон­цепции старых японцев и поучают и поражают. Выражена в них удивительная жизнь и запечатлены явления великой Истины. В тончайших иероглифах жизни запечатлен синтез. В выраже­нии повседневной жизни не обойдены высшие законы. Фантас­магория жизни делается невинной в высшей убедительности. В прекрасной гамме красок выражена мощная песнь, которая может вдохновлять наше беспокойное сознание.

Многие вершины искусства сверкают в создании японских мастеров. Многие проблемы, такие трудные, отважно разреше­ны японскими создателями. Аристократизм красоты, народ­ность, романтизм, героизм, символизм, содержание, история, этнография, подвиг — все это так ценно человеческой природе и так часто отринуто предрассудками; все это сокровище объ­единено в прекрасном творении японских мастеров.




72





Говоря о Японии, мы можем употреблять слово Прекрасное. На это понятие имеет право народ, который до сих пор весною выходит празднично приветствовать пробуждение природы, народ, который обращает повседневность в сокровище искусст­ва и выбирает одну картину для каждого дня; народ, который знает, как очувствовать произведение искусства. Где же, кроме Японии, так много частных художественных собраний? В какой другой стране так же почетно называться собирателем искусст­ва? И где та страна, кроме Японии, где на школьном конкурсе, на тему «Фудзияма», первая награда будет дана за наиболее самоотверженное описание? Множество фактов являют нам Японию с самой положительной стороны, но при этом мы должны помнить, что для нас ускользает такое же множество трогательных и героических подробностей. Наши мерила, ко­нечно, не чувствительны ко многому, что может быть заметно самим японцам. Но мы помним Японию в цветении вишневых садов, и в сердце нашем мы чувствуем, что жив тот священный цветок, о котором пела так прекрасно Комио, божественная Повелительница Нары.

Японский народ, осознавая богатые традиции, понесет и дальше высокую Культуру, которая уже помогла ему занять в мире такое выдающееся место.

Крепчайшая человеческая твердыня, истинное сокровище, заключается в возможности встречаться во имя высшей Куль­туры. В этом великом понятии мы соединяем все завоевания высших культов, все непобедимые красоты и все вышнее зна­ние. В наше время, во время земного смятения, не трюизм твердить заклинание о высокой Культуре. Более чем вовремя сейчас укреплять друг друга в том, что высокая Культура не должна оставаться в небрежении и что личность, род, государ­ство могут расти лишь на основе Культуры; никакая вульгар­ность, ни разложение не должны проникать за эти благо­родные врата.

Мы стремимся к взаимному пониманию. Назначаются на­грады за мир. Мы стремимся к Знамени Мира, которое охранит все Культурные сокровища от вандализма и грубости, как во времена войны, так и во время мира. Ведь мы знаем, что и во время так называемого мира очень часто вандализм свирепст­вует не меньше, чем во время войны. Мы также знаем, что иногда война в духе более опасна, нежели война в поле. Духов­ное убийство еще более опасно и преступно, нежели физичес­кое. Все позднейшие открытия, изобретения сулят множество еще неосознанных возможностей. И все служители Культуры несут прекрасную ответственность применять эти благие воз­можности в высших решениях. Каждый огонь может быть по­тушен. В сумерках повседневности могут незаметно понижаться





73





дух народный и постепенно опять могут вползти жестокость, вульгарность и эгоизм. Духовный сад нуждается в орошении даже больше, нежели материальный.

Во имя прекрасного сада Японии, во имя почитания вели­ких предков, во имя вечного Цветка Комио, Владычицы Нары, я приветствую вас, еще незримые мне друзья мои! Твердо верю, что идеалы высшей Культуры всюду тождественны; ни океаны, ни горы не могут препятствовать дружеским стремлениям чело­вечества.

Те, кто живут высшими стремлениями, неизбежно встретят­ся на перепутьях великой Беспредельности. Приветствую вас во имя общей творческой работы!

1931




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет