Электронная копия



жүктеу 3.27 Mb.
бет9/14
Дата29.08.2018
өлшемі3.27 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

ОСТРОВ СЛЕЗ

_________________________________________________________________________

Самая тяжкая необходимость есть необходимость отказов. Тех отказов, когда к вам приходят с самыми лучшими намере­ниями, реше­ниями, когда просят о поддержании чего-то очень хорошего, уже существующего, а вы совершенно не в силах помочь. И не только вы не можете помочь сами, но, оглядыва­ясь по всему горизонту, вы даже не знаете, куда же направить этих страждущих, где бы могли быть утолены их прекрасные нужды. Собрание всевозможных обращений о помощи есть ис­тинный остров слез.

Иногда вы можете догадаться, что некоторые из этих людей еще продержатся до каких-то новых обстоятельств, но нередко вы чувствуете, что этот зов был последним призывом и что в запасе уже нет не только средств физических, но ис­черпались и средства духовные, а это самое прискорбное. Кроме множества несчастий личных, ужасно видеть, как под­секаются всевозможные образовательные и просве­тительные Учреждения. Происходит именно то, чего человечество долж­но бы особенно опасаться в текущее время. Происходит усек­новение роста Культуры, именно той Культуры, которая в расцвете своем должна давать истинное — и духовное и всякое благосостояние.

Вот перед нами просьба о школе. Если она не осуществит­ся, то многие детишки останутся без должного образования. Здесь же приложен и снимок с целой многочисленной груп­пой этих детей. И какие славные, милые лица! Несмотря на бедные одежды, сколько здорового элемента чувствуется в




120




этих маленьких телах, готовых для пищи духовной! И спро­шенные деньги на эту школу совсем не велики, но и их взять неоткуда.

Вот просьба о поддержании Журнала и полезнейшего Из­дательства. Все, уже изданное этим Издательством, ценно и, безусловно, полезно. Это не какие-то абстрактные мечтания. На столе лежат нужнейшие книги, которые сообщают моло­дым поколениям прекрасные, обоснованные и укрепляющие факты. Именно такие Журналы и Издательства, полные стро­ительства, должны бы не только существовать, но и расширя­ться во имя неотложно нужного совершенствования. И опять спрошенная сумма так мала, так несоответственно мала с по­лезнейшими уже явными достижениями Издательства. Но все-таки и этой суммы нет. И опять приходится писать: «Будем ждать лучших времен». Будут они, эти лучшие времена, но ведь до тех пор нарушится весь темп уже налаженной работы. Весьма вероятно, что работа даже прервется, а вы знаете, что значит налаживать работу вновь. И таких просьб от изда­тельств и журналов много. И вовсе не из одной страны они, и вовсе не являются они следствием несчастья одного народа. Разнообразие народов, мест и всех условий сводится к одной объединенности, а именно к объединенности факта усекновения ростков Культуры.

Вот перед вами целое уже заслуженное историческое Уч­реждение. Результаты плодотворного издательства и работы налицо. Список сотрудников заключает в себе целый ряд цен­нейших научных имен. О нужности этого Учреждения никто не спорит. Местное правительство посильно поддержало его. Но для существования нужна еще сумма, смешная в своей малости сравнительно с программою Учреждения, но даже и этой суммы нет. И сколько ценнейших усилий, сколько невоз­наградимого времени отнимается от нужнейших научных ис­следований на бесплодные поиски, лишь бы двери Учрежде­ния вообще не закрылись. А закроются они, тогда поди, собе­ри опять весь нужный комплекс сил и условий. Неужели же дух человечества стал настолько расточительным, чтобы слепо бросаться прекраснейшими накоплениями и нужнейшими изу­чениями?

Вот в таком же положении медико-научное Учреждение, уже достигшее определенных результатов и приветствованное научными центрами, и тоже смешно мала нужная сумма, но и ее нет. Точно нож гильотины! Вот стариннейший Музей, наци­ональная гордость, принужден искать даже самых малых сумм, чтобы поддерживать свое существование. И опять тот же нож гильотины! Вот поиски о построении Храма, так нужного, когда болеет дух человеческий. И вместо построения нож гильотины!




121





Вот кружки молодежи, собиравшиеся во имя прекрасных созидательных Начал, ради самых высоких Имен и Понятий. Ценнейшие кружки молодежи, трудящейся, с трудом проби­вающей свое личное затрудненное существование. И сколько ни озираются эти искатели лучших духовных укреплений, не могут найти даже минимальной суммы, чтобы закрепить суще­ствование своего единения. Обессиленные, они разбегутся, го­нимые нуждою, и когда же опять удастся соединить их, таких ценных, так радующих дух и сердце?

Вот Культурное Общество, устремленное к задачам Просве­щения, Воспитания, Материнства, к укреплению всех тех начал, которые если не будут осознаны и устроены, то мы вновь будем терпеть крахи и духовные, и материальные. Они просят совсем немногого, чтобы просуществовать. Они и так отдают все свое, что может быть только отдано. Но эти пре­краснейшие примеры самопожертвования разбиваются о те леденистые потоки, о которых говорилось в «Огне Претво­ряющем».

Известный писатель, широко приветствованный, не может даже взяться за перо, ибо нет средств к существованию. Разве в этом не сказывается безумная расточительность человечества духовными силами? И не только все те множества просьб о поддержании прекрас­нейших начинаний остаются, по необхо­димости, неотве­ченными, но мировой уклад продолжает идти по той же пагубной линии пресечения лучших культурных на­мерений и стремлений человечества. И главное, что это не от­носится к одной стране или даже к одной группе стран, нет, эти, к сожалению, неоспоримые сведения поступают со всего мира.

Кто-то скажет: но ведь школы все-таки существуют, ведь университеты существуют, ведь и музеи существуют. Так, но посмотрим, во что постепенно превращаются бюджеты всех этих сохраненных, хотя бы ради долговременности, учреж­дений. Мы читаем ежедневно о закрытии целых отделов науч­ных музеев, о прекращении исследований, о приостановле­нии раскопок, о пресечении построек, о сокращении штатов, причем столько нужных незаменимых молодых сил отсекают­ся, чтобы навсегда затеряться в беспощадном океане Хаоса. Царят «нет» и «нельзя». Царят отрицания, пресечения, даже без особых обсуждений, что наиболее необходимо. Даже в самых, казалось бы, обеспеченных учреждениях мы видим не­бывалые ранее объявления о невыполненных изданиях, об от­ложенных планах и о тех же урезаниях, хотя бы и самого насущного.

Конечно, мы должны думать о будущем, в этом никто не будет особого мнения; даже любой производитель производит




122





не для вчерашнего дня. И вот среди, казалось бы, все же существующих помыслов о будущем, люди сами самым жестоким образом начнут пресекать все то неотложно нужное, хотя бы даже для каждого производства.

Земля пережила много крахов и потрясений. Но нет ли каких-то отличительных признаков свалившегося сейчас на че­ловечество духовного и материального несчастья? Такой при­знак есть. И этот признак страшен, если на него не обратить особого внимания. Это признак всемирного несчастья. Прежде несчастья были национальные или групповые, но сейчас про­изошел неслыханный интернационализм несчастий. Нет такой страны, нет такого удаленного острова, которые бы не повто­ряли речей о несчастье.

Чем больше вы приходите в соприкосновение с самыми разнообразными народностями, тем больше вас потрясает эта универсальность несчастья. Малые группы рантье, закрывших от себя мир в призрачной обеспеченности, становятся совер­шенно незначи­тельными. Любой из них, почти еще не постра­давший лично, уже твердит о несчастье. И во всех этих несчастьеносных утверждениях и действиях получается какое-то ги­бельное вызывание несчастий, точно какие-то незримые сея­тели несчастий проходят по разным странам и бросают в пространство губительные, мертвящие формулы.

А за ними появляется настоящий танец смерти: «отсечь, прекратить, убить, омертвить» — на самых разных языках, в различных формулах несутся по миру эти мертвые слова. При­зрачная экономия породила армии безработных или сделала размер содержания не отвечающим даже самым нищенским по­требностям. Перед нами тоже лежат цифры разных заработных плат, и нужно сознаться, что эти цифры ужасны.

Ясно одно: если человечество будет продолжать гипнотизи­ровать себя вызываниями несчастий, оно нарушит самое цен­ное, ради чего оно существует, оно нарушит Культуру, оно нарушит ход и накопление того, что при иных условиях невоз­вратимо или потребует многих веков для врачевания.

Ужас отказа, ужас убивания живых ростков не может про­должаться долее. Совершенно необходимо, отбросив личные препира­тельства и личные соперничества, сообща подумать о будущих поколениях, для которых основа Культуры есть един­ственная твердыня духа. Вместо вызываний несчастий рано или поздно, и лучше пусть будет рано, нужно обратиться к призыванию основ положительного построения. Если мы ут­вердимся мысленно и действенно на основах строительства, тем самым начнут разрешаться и многие, казалось бы, нераз­решимые проблемы. Многолетен был Эдисон, многолетен был Майкельсон, и никто из этих творцов мысли не думал о само-







123





убийстве. Творческая мысль была тем аккумулятором высоких энергий, которые питают все соки жизни. Высокие энергии творчества являются великим жизнедателем, вечно искомым людьми. Вот этот жизнедатель и подсказывает каждому же­лающему помыслить, что необходимо от пагубных вызыва­ний несчастий обратиться к настойчивому вызыванию благого культурного строительства. И если мы все вместе закричим о необходимости развития познания и облагораживания, то этот клич уже будет первым камнем в новом построении положительной твердыни человечества.

Мы начали от ужаса необходимости отказа, кончим же сер­дечною радостью о реальной возможности построений, если только хотя бы временно, хотя бы частично будет отставлена злоба разрушения и разложения. Созидание от мысленного пре­творяется в действенное, и потому так хочется сказать всем работникам Культуры, получившим за последнее время столько отказов и отсечений: «Продержимся, не будем рассеиваться, призовем хотя бы остатки дружелюбия и покроем отказы этими зернами Блага». Превращать Остров Слез в Сад Прекрасный, в Сад Труда и Познания — разве это не есть первая основа всех положительных Учений Мира?


1932


ЭКСПЕДИЦИЯ СИТРОЕНА

_________________________________________________________________________

Возвратилась вторая экспедиция, устроенная Ситроеном. Получили мы газеты с первыми сведениями о результатах. Видели первые снимки второй выставки привезенных экспо­натов. Сердечно мы пожалели потерю экспедиции в лице ее безвременно погибшего начальника Харда. Но и порадова­лись, что остальные участники этой экспедиции — Луи Одуэн-Дюбрейль, Ж.Хакен, О.Тейяр де Шарден и другие вернулись невредимыми и привезли новые поучительные отчеты. Мы ра­довались, слыша о прекрасных новых рисунках Яковлева. По себе знаем, насколько трудны такие пути и как нужно ценить каждую удачу в этих отважных достижениях.

После второй экспедиции, устроенной Ситроеном, нельзя не подвести некоторый итог и отметить своеобразие этих пред­приятий. Мы не видели первой выставки, результатов Африкан­ской экспедиции, но зато знаем и отчеты о ней, и превосходное издание путевых работ Яковлева, выразившего неповторяемый характер пройденных стран.






124





Обе экспедиции, как Африканская, так и Азиатская, вызы­вают определенные соображения, так нужные при современных движениях Культуры. Рассматривая состав экспедиции, можно радоваться необыкновенно удачному и разнообразному подбору сотрудников по всем специальностям. Каждая отрасль была представлена одним из самых живых и характерных в ней дея­телей. А ведь это случается не часто, и каждый знает, что подобрать такое многообразное созвучие нелегко.

Мы знаем о многих экспедициях, которые не только не доходили до цели, но разваливались по пути вследствие не­простительного человеческого взаимного антагонизма. Но в случае экспедиции Ситроена мы видим не только преоборение трудностей, но и живой, убедительный, многообразный ре­зультат.

Автомобиль как одно из самых могучих средств сооб­щений в этом случае напомнил, что он явился объединяю­щим предметом для изысканий научно-художественно-куль­турных. В этом смысле при­вхождение индустриального фак­тора как объединительного и соединительного звена прямо драгоценно.

Задачи Культуры, о которых сейчас так много говорится, требуют и своих современных выражений. Культура как тако­вая исключает всякую завистливую антагонистическую сепара­цию. Если верхи цивилизации и высшие области Культуры прежде всего являются синтезом всех завоеваний человеческо­го гения, то ведь и средства к выполнению этих расширенных задач должны бить поистине современны. Именно широкие горизонты Культуры как поднятие общего уровня мышления зовут нас ко всем современным открытиям и усовершенство­ваниям.

Мотор, радио, телевидение, все подводные и надземные со­общения должны вести к взаимопониманию и объединению. Именно коллек­тивные экспедиционные задания так особенно ярко выразились в экспедициях Ситроена и могут напоминать нам о задачах сотруд­ничества, основанного не на туманных отвлеченностях, но на открытиях сегодняшнего дня. Посетите­ли выставок Ситроена, читатели отчетов об этих экспедициях будут благодарны за то коллективное целое, что живо переносит их не только в другие страны, но и действительно расширяет их сознание своим многообразием.

Когда-то, как замечательно было отмечено у Анатоля Фран­са, люди боялись всякого синтеза, всякого обобщения и тем упирались в неминуемое ничтожное, ожесточенное разобщение. Вся Культура последних дней, как в ее индустриальных прояв­лениях, так и в духовных поисках, стремится к выражению истинной кооперации. Человечество усиленно ищет формулы,






125





на которых можно бы сойтись для мирной, созидательной ра­боты. Все новые Конференции, новые Общества, Учреждения в той или иной мере имеют в себе эту задачу Культурного объ­единения и взаимопонимания.

Если раньше могло казаться, что Культурное объединение может выражаться преимущественно в каких-то областях, науч­ных или художественных, то сейчас особенно делается ясным, что эти объединения гораздо шире отдельных областей. Они выражаются в общем подъеме уровня мышления в смысле об­щенародного творчества во всех областях жизни.

Вот во имя Культуры, от лица Лиги Культуры и хочется благодарить все предприятия, подобные просвещенным задани­ям экспедиции Ситроена. Именно хочется благодарить и самих вдохновителей, строителей и сотрудников всех подобных пред­приятий, которые самоотверженными трудами шевелят челове­ческое мышление и, конечно, возводят его на новую ступень. Без этих отважных нахождений человечество опять погрязало бы в рутине каждодневной вульгарности. Мы знаем все труд­ности передвижений и по горным тропам, и по пескам Такла-макана, и по льдистым нагорьям.

Мы встречали на путях много доброжелательных местных рассказов о замечательном исследователе Свене Гедине и вос­поминания о Пржевальском, и о миссии Пельо, и о многих, приносивших из глубин пустынных новые соображения, новые толчки человеческой мысли.

Не будем жалеть, что поэтический верблюжий караван уступает свое место мотору, аэроплану, железным путям. Не будем огорчаться, что «длинное ухо» Азии передает свои возможности телеграфу и радио. Но будем думать, что все эти усовершенствования уживутся не только с цивилизацией, но и войдут благостно в Культуру, не обесценивая никаких духовных ценностей.

Ревниво оберегаемая наука, чем скорее она распространит­ся, тем принесет больше блага. Правильно истолкованные на­родные предания и тысячелетняя традиция в новом свете ис­следований дадут лишь новые блестящие возможности, и при истинном сотрудничестве не может возникать ничего враждеб­ного, ничего мешающего или умаляющего. Все разрушительное и разлагающее останется в пределах невежественности. Но каж­дый шаг кооперации и объединения будет означать движение к истинному просвещению.

Эти соображения появляются, когда мы видим перед собою коллективные труды последних экспедиций. Хочется поблагода­рить устроителей и участников их за ту бодрость мышления, которую, несомненно, вносят они в человеческое сознание, сейчас так смятенное и так утесненное. Ведь поистине новым




126





шагом к прогрессу будет то обстоятельство, что самые послед­ние усовершенствования подали руку науке и искусству. Это коллективное творчество дает ту бодрость духа, в которой так нуждается молодое поколение.

Искренний привет!


1932

СПЕШНОСТЬ ЧАСА

_________________________________________________________________________

Подражание и заимствование являются признаками спро­са, подделка есть ответ на потребность. С самого начала наших Культурных Учреждений мы не сомневались в том, что при успехе их мы увидим всякого рода подражания и заимст­вования. Таким способом человечество выражает свое внима­ние. В то время, когда темные, некультурные силы будут явно протестовать против всего, напоминающего им ненавистное для их существования понятие Культуры, прочие элементы, желая как-нибудь приобщиться к Культурным движениям, начнут подражать тому, что уже выявилось в жизни. Ограни­ченное мышление часто сердится на подражание и заимст­вование, но именно это было бы недостойным при осозна­нии Культуры. Наоборот, нужно радоваться каждому заимст­вованию и подражанию. Пусть растут всевозможные радио­центры. Пусть одни из них будут богаты деньгами, другие будут расти углубленным сознанием и огнем сердечным. Пусть каждый двигается по-своему, лишь бы избежать мертвящих ограничений.

Страшны не заимствования и не подражания, которые мы уже замечаем и которым мы будем радоваться. Страшны те гнезда невежества, где запрещают произносить слово «Культу­ра», где по ограниченности ума хотели бы уничтожить всех, кто о Культуре мыслит и выражается. Прискорбно, что существуют такие окаменелые чудовища доисторических эпох, которые всеми своими темными силами пытаются повредить Культуре и тем, кто за нее. К сожалению, мы имеем доказательства тому, что такие темные силы существуют. И не только прозябают они, прикрываясь случайно доставшимся им общественным по­ложением, но и пытаются назвать себя общественным мнением, тем самым возводя на человечество тягчайшее и несправедливое обвинение в невежестве.

Общественное мнение есть выражение народного сознания. В существе своем это сознание всегда прогрессивно, ибо имен-





127





но им создавалась всякая цивилизация. Конечно, под народным сознанием мы не будем понимать только количественность, ка­чественно оно нагнетается и выражается в меньшинстве. Но такое меньшинство как бы является выразителем скрытого по­тенциала человечества, и потому эти вожди, эти священные дружины Подвижников должны, поистине, почитаться сокрови­щем народа. Именно, народное сознание со временем всегда выдвигает и опирается в трудный час на этих Носителей их всенародных сердечных желаний.

Существуют особые признаки этих средоточий сердечных помыслов народа. Темные силы, в основе которых, прежде всего, заложено разъединение, разрушение, возвращение к хаосу, особенно бывают возмущены этими яркими проявления­ми Света. Костер Жанны д'Арк, гильотина Лавуазье, сожжение Джордано Бруно, мученичество Ипатии и все бесчисленные проявления необъяснимой ярости против героев Культуры яв­ляются верными признаками признания со стороны темных сил грозящей их мрачному царству опасности.

Пора иметь списки не только друзей Культуры, но и врагов ее. Забвение их недостаточно обрисовывает действительное по­ложение вещей для истории. Мало лишь предполагать, что тем­ные, антикультурные силы были активны, нужно знать их распределение. Вдруг среди них окажутся имена, известные в разных отраслях жизни. Такое осведомление облегчит точность будущего исторического очерка. Полезно, что история сохрани­ла губительное имя Герострата.

Не рискуя впасть ни в трюизм, ни в сентиментальность, мы должны признать, что смятение настоящего часа губитель­но угрожает всем культурным зародышам. По печальному обыкновению общий финансовый или материальный кризис прежде всего отражается на всей области просвещения. Люди не дерзают сократить или уничтожить производство ядовитых газов, но с необычайною легкостью они готовы прикрыть просветительные учреждения или, по крайней мере, срезать оплату тяжелого труда по образованию. Можно приводить множество самых прискорбных для истории человечества при­меров, как уродливо нарастало количество безработных и го­лодающих, а в то же время уничтожалось драгоценное зерно и закрывался доступ к естественным богатствам из-за боязни перепроизводства. Между тем само перепроизводство есть не что иное, как признак мелкого мышления и ненаблюдатель­ности. Но условные стандарты настолько потрясены, что даже Золотой Телец — Золотая Валюта сметается без замены каким-либо другим условным знаком. Потрясение такой твердыни условности, как золото, лишь показывает степень обуявшего смущения и смятения.







128





Именно теперь, несмотря на все нападения темных сил, мыслящие круги человечества должны спешно обратиться к осознанию Культуры. Всем труженикам и искателям Культуры не время допускать между собою какие бы то ни было разделе­ния. Не время впадать в догматические рассуждения или сорев­новаться и состязаться на спинах друг друга. Спешно время для сложения, для строительства, для собирания всего, что хотя бы отчасти, хотя бы несовершенно, но уже может мыслить и дей­ствовать во имя Культуры. Следует забыть всякие шероховатос­ти, толчки и уколы. О том ли думать! Нужно всеми силами спешить, заменяя обветшавшие стандарты жизненными и не­увядающими основами творчества и высокого качества. Грустно видеть, как иногда несомненно могущие мыслить воедино пытаются воскресить в памяти своей какие-то омертвелые вредо­носные обиды и соревнования. Тот, кто найдет в себе духовную мощь забыть все мелочи и неудобства ради общего строения, тот выразит этим наиболее насущную потребность настоящего дня. Нужды жизни, которые, может быть, когда-то могли изме­ряться годами, сейчас в спешности своей дошли до дня, может быть, даже до часа. Так же быстро должно измеряться и стрем­ление к объединению всех тех, кто может мыслить о Культуре; кто не отвлеченно мечтает, но чувствует в себе потенциал при­ложить эту творящую мысль к действию, не боясь всех звериных усмешек и отравленных стрел и палиц современных дикарей.

И так тот, кто найдет в себе силы строения и объединения, тот выразит стимул времени.


1932


БУДЬТЕ БЛАГОСЛОВЕННЫ!

_________________________________________________________________________

Доктор Роберт Харше состоит не только директором круп­нейшего художественного института Чикаго, но и является виднейшим знатоком и лидером художественных движений Америки. Потому его недавнее письмо, в котором он опреде­ленно говорит, что всякий вред нашим учреждениям был бы «национальным бедствием», является для нас, поистине, историческим документом.

Если мы вспомним все письма и заявления, сделанные в пользу учреждений во время нашествия варваров, то величай­шим воздаянием будет видеть, как даже сравнительно посторонние нам люди и лидеры художественного и общественного






129





движения называли наше учреждение Гордостью Страны; и другие признавали, что каждый ущерб нашим Культурным Делам был бы несовместим с достоинством Америки.

Таким образом, нашествие варваров, о котором доктор Бринтон так своевременно напомнил, служит как бы пробным камнем достижений Учреждений наших. Мы не сомневаемся, что каждая дальнейшая попытка со стороны варваров и всех темных сил будет вызывать такой же противовес и напряжение благих энергий. Каждый, кто прочел трогательную речь нашей слепой ученицы Леонтины Хирш, конечно, почувствовал и то глубокое отношение, которое было создано в сердцах наших учащихся и сотрудников культурными задачами Учреждений.

Все наши сотрудники должны почувствовать ценность своей работы, которая могла возбудить такие искренние отзывы в момент варварского нашествия. Все призывы и письма милли­онных женских организаций, письмо Президента Франклина Рузвельта, письменные протесты студентов Колумбии, наших учащихся, многих кружков молодежи, письма таких известных культурных лидеров, как проф. Оверстрит, Радославович, проф. Пэтти Хилл, вице-губернатор Леман, Воган, миссис Сутро, ге­нерал Де Леон, Чарльз Флейшер, О'Хара, Косгрэв, Х.Барнс, Руфь, С.Дени, Дабо, Гребенщиков, В.Лун и все множество свет­лых поборников Культуры, будут необыкновенным историчес­ким свидетельством победоносной борьбы Света с тьмою.

Не сомневаемся, что все драгоценные заявления поборни­ков Культуры держатся в строгом порядке, в особом портфеле, ибо впоследствии они составят из себя ценнейшую историчес­кую книгу. Эта же книга запечатлеет как поучительный факт для будущих поколений также имена представителей темных сил, имена разрушительных варваров, имена низких, антикуль­турных духов, пытающихся всевозможными темными уловками нанести глубокий ущерб Культурным делам. Зная, что эти тем­ные силы действовали вполне своекорыстно, прибавим к этой будущей книге документы и все данные судебного следствия, все свидетельства и показания даже совершенно посторонних лиц, возмущенных подпольною темною интригою.

Потому храните во всевозможном порядке все эти драгоцен­ные документы. Ведь по многообразию своему они могут нахо­диться в разных Отделах Учреждений. Но их следует собрать воедино, чтобы ни один прекрасный голос, зазвучавший во имя Культуры, не остался неприведенным среди памятных свидетельствований. Можно было наблюдать и своеобразное отноше­ние прессы. При этом мы могли убеждаться, что лишь очень немногие органы не выступили знаменательно на защиту Куль­туры. Большинство же прессы, к чести ее будет сказано, до-





130





стойно и справедливо отзывалось на все варварские извращения и инсинуации.

Как всегда, можно было заметить, что некоторые шатаю­щиеся, слабые духом люди, даже и среди сотрудников, вместо непреклонной уверенности в победу дел Культуры, заколеба­лись и начали думать о всяких постыдных отступлениях. Другие же, по мерзости природы своей, начали злорадствовать и даже усугублять лживые свидетель­ствования варваров. Оба эти явле­ния также не должны быть забыты.

Мужество испытывается в бою за правое дело. Истинные светлые воители лишь укрепляются трудностями. Всякая труд­ность вызывает в них напряжение истинного священного огня. Именно так и совершались те исторические победы Культуры, которыми сейчас изумляется, гордится и живет человечество. Можно только пожалеть, что шатающиеся, уклончивые, боязли­вые люди вынимают имена свои из анналов Культурных Дости­жений. Они уклонились от благородных действий и по закону справедливости история уклонится от них.

Итак, наш случай, так же как и некоторые предыдущие, развернулся в общественное явление чрезвычайной знамена­тельности. Не только в истории Культуры Америки, но и в культурном понимании многих других стран отзовется дело наших Культурных Учреждений. Мы видим уже, как отзывают­ся представители многих других стран. Мы видим, как многие из них благородно отзываются и в трудный момент нападения лишь усугубляют свою дружбу и содействие. Были и немногие другие, которые считали, что финансовое положение одного дома перевешивает значение всех культурных идей. Запомним и этих недорослей духа, которые были готовы так легко отсту­пить и поцеловать окровавленный меч варваров. Запомним и этих трусливых помощников сил темных.

Многочисленны сознательные силы темные, но еще более бесчисленны бессознательные их сослужители, так легко пре­клоняющиеся перед темною грубою силою. Это явление чрез­вычайно опасно, ибо врата крепости могут быть легко открыты низко­поклонниками варваров. На воротах Вердена была много­значительная надпись, имевшая в виду всех врагов: «Здесь не проходят». И геройский дух защитников подтвердил смысл этой надписи, тогда как весь мир иногда уже готов был, хотя бы и с прискорбием, сдать эту твердыню.

Есть вещи в Мире, которые в существе своем недопусти­мы. Всякая низость, всякая уступчивость темным силам есть почти что такое же преступление, как и действие самой мрач­ной силы, силы разру­шительных варваров. Область Культуры представляет из себя именно ту светоносную твердыню, ко­торую нельзя сдать ни в коем случае. Могут быть многие






131





тактические действия, но сдачи, как таковой, не может быть и не будет!

По счастью, Культура зиждется не на денежном знаке. Если даже многие Культурные проявления могут быть времен­но затруднены или несколько сокращены, то Культурное ду­ховное сокровище не может быть нарушено никакими ми­ровыми кризисами, если только предатели во тьме ночной не будут открывать врата неприятелю. Потому остережемся всякого предательства; употребим для этого всю зоркость, погля­дим во все подзорные трубы.

Найдем в себе силы отбросить все мелочи дня вчерашнего и объединиться лишь во славу и на пользу Культуры. Пожа­леем об ошибках дня вчерашнего и улыбнемся светлой воз­можности еще крепче соединиться. Великое понятие Культуры поможет нам презреть все недостойные мелочи обихода, кото­рые могут, как песчинка в колесе, вносить раздирающий дис­сонанс. Выполним прекрасный опыт духовного объединения, который безмерно умножает силы и утончает находчивость и прозорливость.

Именно: «Пусть будут благословенны препятствия, ими рас­тем». Пусть будут и благословенны имена всех друзей Культу­ры, которые не устрашились в час испытания дать о себе такие славные свидетельства. На узловых поворотах жизни создаются моменты, когда именно не отвлеченные слова, но мужествен­ные геройские действия необходимы только; такие действия могут быть прочными ступенями будущего прогресса.

Какое же самое сердечное слово можем сказать мы всем тем, кто, поистине, заботится о будущем, кто понимает, что лишь созданием и укреплением молодого поколения страны преуспеют и этим путем все «неразрешимые проблемы» мощью культурного мышления обратятся в новое достижение!

Если трудности выявляют истинных друзей, если трудный час, как труба мужества, собирает воедино лучшие сердца, то как же не благословить эти часы, в которые проявляется самое прекрасное и самое благородное! Благословенны все те, для кого Культура не роскошь, не пустой звук, но единая основа Бытия.

Благословенны, благословенны, благословенны все светлые вои­тели на Великом Служении Культуры!

Агни Йога в книге «Сердце» заповедует:

«Где же то чувство, где же та субстанция, которой наполним Чашу Великого Служения? Соберем это чувство от лучших со­кровищ. Найдем части его в религиозном экстазе, когда сердце трепещет о высшем Свете. Найдем части в ощущении сердеч­ной любви, когда слеза самоотвержения сияет. Найдем среди подвига героя, когда мощь умножается во имя человечества.




132





Найдем в терпении садовода, когда он размышляет о тайне зерна. Найдем в мужестве, пронзающем тьму. Найдем в улыбке ребенка, когда он тянется к лучу Солнца. Найдем среди всех уносящих полетов в Беспредельность. Чувство Великого Служе­ния беспредельно, оно должно наполнить сердце, навсегда не­исчерпаемое. Священный трепет не станет похлебкою обихода. Самые лучшие Учения превращались в бездушную шелуху, когда трепет покидал их. Так среди битвы мыслите о Чаше Служения и принесите клятву, что трепет священный не оста­вит вас».
1932


ЗВУЧАНИЕ НАРОДОВ

_________________________________________________________________________

Давно сказано, что душа народов звучит не только в самих словах, но именно в звуках. Это и есть то подлинное звучание, которое выражает сущность, ибо каждый звук есть и цвет, есть и вся эссенция Бытия. Сравнительная фонетика наречий даст прекрасное зеркало души народов. Конечно, очень часто пер­воначальное звучание изломалось в Вековых перестановках. Не­даром говорится, что каждый язык меняется трижды в столетие, но если бы мы услышали язык в его чистоте, в произношении людей, прирожденных в этом наречии, то несомненно, что ис­тинное звучание языка объяснило бы нам многое и в самом характере целой нации.

Упоминая нацию, мы должны безбоязненно определить, что есть национализм. Если это какое-то понятие, связанное с че­ловеконена­вистничеством, то оно будет попросту вредно и должно подлежать уничтожению, как и всякая ненависть, злоба, самость и невежество. Но в понятии национализма есть такие ценные основы, что, поняв его в чистейшем звучании народов, в их высшем проявлении, мы увидим еще один фактор прогресса.

Никто не будет возражать против индивидуальности как вы­ражения неповторенного ценнейшего комплекса чувств и твор­ческих способностей. Если же существует всеми ограждаемая индивиду­альность личности, то и в каждом коллективе, будет ли это коллектив семьи, государства, народа, отображается своя индивидуальность — значит, и это качество должно быть охра­няемо. Таким образом, национализм вместо чего-то обедневше­го в своей самости сделается лишь необходимым новым созвучием в хоре всех народов земных.





133





Пусть не только личная душа, но и великий коллектив души народной выражает свое лучшее, свое самое ценное, воз­вышенное и прекрасное. Если это выражение будет действительно прекрасным и возвышенным, то и всякие недопус­тимые в своей ограниченности понятия, вроде шовинизма, не найдут себе места в этом очищенном мощном хоре истинного прогресса.

Национализму, обедневшему в условностях и предрассудках, последнее время противопоставляется интернационализм, но всякое противопоставление часто содержит в себе самом угрозу противо­положной условности. То же случилось и с современ­ным понятием интернационализма.

В стремлении найти какие-то общие формулы, в поисках стирания условных границ интернационализм сам обратился во что-то стертое, смутное, избегающее высоких характерных выражений. Один ярый интернационалист говорил, что миро­вое уравнение должно разрушить всякую личность, и если бы разница мозгов препятствовала такому заданию, то следует по­средством какой-то операции уравнять мозги, сравняв их по какому-то среднему уровню. Такое абсурдное стирание мозгов было предложено человеком с университетским образованием. Мы могли бы не обращать внимания на эту формулу уничто­жающей ярости, но мы видим, что во многих своих выраже­ниях интерна­ционализм со всеми его новейшими суевериями начинает клониться в сторону обезличения и стирания всего ценного.

Менее всего нам хочется критиковать. И то уже во взаимо­критике люди дошли, попросту говоря, до клеветы, в таком размере, что идти дальше, пожалуй, уже некуда. Но, по счас­тью, во все трагические моменты человеческой истории вы­растало какое-то ценное и всеобъемлющее понятие, которое примиряло ужасы обезличения с самостью ожесточившейся личности.

Если сейчас так упорно во всех частях света на различней­ших наречиях заговорили о Культуре, то в этом своеобразном СОС человечества заключается истинное спасение. Никогда нельзя было найти такого одновременного хорового повторения слова «Культура», как сейчас. Перед нами лежит множество книг, и периодических изданий, и газетных статей, где именно это слово произносится во всевозможных спасительных и предостерегающих пониманиях.

Вот французский академик, рассуждая об истинном наци­онализме, говорит о Культуре, полной человечности. И вы по­нимаете, что национализм этого выдающегося историка не есть шовинистическое ненавистничество, но именно лучшее выявление достойнейшей сущности народа. Никто из образо-






134





ванных людей не может не согласиться с тем видом национа­лизма, который в формуле своей имеет культуру всечеловечности. Вот из другого конца света прекрасный философ и писатель обсуждает религию и культуру. И опять от совершен­но других сердечных источников он приходит к тому же, а именно к оживлению религии культурою и жизненному возра­щению человеческих возможностей и обязанностей. Вот из противоположного конца Индии, в Образова­тельном обозре­нии Мадраса ученый индус непосредственно подходит к теме наболевшей и дает интересную статью «Культура и националь­ность». В прекрасных выражениях автор оформляет понятие Культуры как нечто живое, возвышенное, вдохновляющее и украшающее. Не знаю этого автора, но в силу одного и того же закона Бытия мы начинаем говорить с ним на одном и том же языке, зовущем к постоянному обновлению и улучшению жизни человеческой.

И в других странах в самых разных комбинациях произно­сится слово «Культура». Но везде как нечто неотложное, как истинное прибежище человечества. Вероятно, поборник Куль­туры индус живет в своем национальном наряде; вероятно, поэт китаец, думающий о Культуре, не лишает себя китайских тра­диций. Сын Кавказа мыслит в благородной красе своих великих вершин. Ученый Франции остается во всех тех прекраснейших исторических традициях, в которых многие поколения сложили Культуру очень человечную. И последователи Шекспира, и Данте, и Гете, и Сервантеса понимают романтизм в своих доспехах, и новоизбранный Президент Соединенных Штатов Руз­вельт знает сложный комплекс американского прогрессивного национализма.

Именно в понятии Культуры как живой каждодневности, зовущей к преуспеянию, все мы сходимся и радуемся каждому национальному проявлению. Именно укрепленные широкими понятиями Культуры, мы обоюдно оберегаем ценности гения человечества. Та же Культура поможет нам не только обере­гать их как музейное достояние прошлого, но одухотворить эти сокровища как вехи светлого будущего. И национализм, и Культура, и даже стертый интернационализм — решитель­но все человеческие понятия указывают нам, что нельзя даль­ше идти по стезе человеконенавистничества. Газета каждого дня в бездонном укоре бросает нам обвинения в бесчеловеч­ности и невеже­ственности. Несмотря на всякие условные и часто мертворожденные договоры, человечество доходит до какой-то страшной изысканности в преступлениях ненависти. Как бы мы хотели, чтобы сказанное было преувеличением. Но оно не только не преувеличено, но недосказано по беднос­ти выражений.




135





Все человечество сошлось и на другом крике: оно вопит о кризисе и старается под порогом дома спрятать в чулке хотя бы кусочки золота. Но в то же время люди отлично понимают, что эти золотые обломки не надолго могут сохранить их хлеб на­сущный. Если человечество закроет и минирует все пороги домов, то, может быть, лишь завтра оно не пойдет на рынок и, может быть, неделю согласится пробыть без взаимоознакомле­ния. Цивилизация предъявит свои требования. Но она в своей механической условности никогда не поймет, что такое есть истинный национализм, что есть характерное звучание народа, полное творческих возможностей. Как следующая за цивилиза­цией ступень приходит стремление и тоска по Культуре. Цен­ности национализма нужно синтезировать, для сокровищ творчества нужны оправа и понимание.

И вот зазвучали народы о Культуре. Каждый по-своему начал сопоставлять это благословенное понятие со всевозмож­ными общественными заданиями. Все ожесточенное и утес­ненное начинает вспоминать, что ведь не для взаимоуничто­жения сошлись мы здесь. Каждый народ хочет развиваться и преуспевать в настоящем самоусовершенствовании, иначе го­воря, делать то, для чего мы и существуем на Земле. И неве­жественное понятие самости претворится в подвиг дости­жения, если будут осознаны живые понятия истинного наци­онализма и действительной Культуры как основ, неразрывно между собою связанных.

После мирового бедствия прошлой войны оказалось, что за целое десятилетие ровно ничего не улучшилось в быте челове­ческом, но, наоборот, все побледнело, обеднело и еще более ожесточилось. Как реакция войны люди бросились искать еди­нение в Лиге Наций, начатой с самыми благими намерениями, но оказалось, что единения не только не хватило даже для половины мира, но Лига часто является источником всевозмож­ных новых недоразумений. Неоднократно все слышали, как именно в Лиге Наций ссорились державы, географически и духовно ничего между собою общего не имеющие.

После нарастающего разочарования в Лиге Наций нача­лись обособления тарифные, паспортные и всякие прочие. Мыслители и вожди отлично понимают, что на абсолютном обособлении тоже далеко не уйдешь. И в то же время они страшатся быстро стершихся монет интернационализма. Но рядом стоит чучело национализма, увешанное всякими первобытными орудиями обихода. Но ведь это чучело не есть душа народа, это не есть истинное звучание всех ценнейших созву­чий. Истинные сокровища опять безбоязненно должны быть открыты. Только настоящее проявление души народной, не связанное никакими невежественными предрассудками, пока-




136





жет высоты творчества. В творчестве этом народы будут стре­миться к мирному самоусовершенствованию, иначе говоря, они обратятся к воссозданию Культуры своей. Этот прекрас­ный хор Культур народных, всех прекрасноцветных проявле­ний национализма, даст то творчество, которое ответит на запросы сердца человечества.

Когда сердце человеческое жалеет и сострадает, никто не забо­тится, будет ли это выражением интернационализма или национализма. Если же сердце может сострадать лучше в одеянии страны своей — пусть оно и облечется в лучшие ткани, лишь бы оно не забыло, что есть сострадание и что есть любовь.

Когда мы говорим о задачах Культуры, пусть это будет не аптека с ярлыками химических препаратов. Пусть это будет то взаимопони­мание, то сострадание, которые могут взаим­но помочь выйти из теснин губительного кризиса. Кризис, как материальный, так и духовный, обратился в свирепую эпидемию.

Люди закричали в ужасе: нельзя, невозможно! Но о том, что именно можно и что именно должно, они оставили помышле­ние. Пусть же помышление о Культуре, о народностях всего мира, о душе народа явится тем живым стимулом, который поможет выйти из пределов грозного кризиса и вновь присту­пить к самоусовершенствованию, со всем терпением, сострада­нием и любовью к ближним.

Пусть зазвучат народы!
1933

ПЕЧАТЬ ВЕКА

_________________________________________________________________________

Каждому изучавшему историю человечества, конечно, бро­сался в глаза необъяснимый, но яркий факт особой печати каждого века, которою отмечалась жизнь человеческая на самых удаленных материках, когда не могло быть и речи ни о каких сношениях и сообщениях. Возьмем ли мы древнейшие периоды каменного века, не поразит ли изумительная анало­гичность вещей этого периода как в Европе, так и в Египте, и в Америке, и в Азии. Мы не знаем, говорили ли эти праот­цы на одном языке, но, конечно, они мыслили одним путем, ибо иначе они не могли бы сложить те же самые формы и применить ту же технику во всех ее особенностях. Перейдем ли мы к бронзовому веку, мы найдем те же объединительные




137




формы, тот же обобщающий смысл человеческого обихода. Мы говорим — меч бронзового века, и часто даже не произно­сим никакого имени народности, ибо предмет ярко принадле­жит веку, а народность стирается как нечто второстепенное. Если мы пойдем по всем последующим векам, то, несмотря на явное расхождение мышления, мы все-таки усмотрим типич­ную печать века. Романский стиль, готика, ведь это тоже век, отзвучавший и в самых отдаленных землях. Возрождение ведь многоцветные формы его облетели не только христианский, но и мусульманский и прочие миры. Не странно увидеть ту же технику как в русских иконах, так и в итальянских прими­тивах, и в персидской миниатюре, и в китайской, и в тибет­ской живописи. Та же печать века, тот же знак человеческой мысли, которая без радио и телеграфа владела миром и эво­люцией его.

Лишь бы не инволюция как противоположность эволюции. Лишь бы мейстерзингер и цеховой мастер даже темного сре­дневековья не имел повода возгордиться, сравнивая качество своего производства со стертыми формами нашего века. Сре­дневековому мастеру часто даже не нужно было подписывать имя свое, ибо само качество и характерность вещи, созданной им, являлись его лучшею печатью. А что если печать века, этот почетный вековой герб, для нашего времени обратится в клеймо века? Как бы ни произошел тоже объединяющий знак времени, когда по недоумению стиралось все характерное и сердце человеческое клеймилось терновником стандарта.

Нам скажут: «Не будет ли самомнительно предрешать какие-либо печати века нашего? Ведь те, которые творили уклад человеческий прошлых веков, не думали ни о каких печатях века, а просто пытались сделать как лучше, как до­стойнее». Ответим на это: «Конечно, было бы несовместимым самомнением думать об установлениях печатей века, но каж­дое мыслящее существо не может не обратиться мысленно к тем образцам искреннего человеческого творчества, которые самым своим существованием влекут мысль нашу к сопостав­лению».

Действительно, как же без размышлений и сопоставлений пройдем мы мимо внутреннего качества старинной работы? Как же не заметить, с каким тщанием выбирался особенный ствол дерева для изображения Мадонны? Как же не оценить применение самое заботливое естествен­ной градации янтаря? Как же не восхититься остроумно обдуманным применением формы жемчужины для тела статуэтки в руках венеци­анского мастера?

Эта тщательность выбора материала вполне отвечала и даже укрепляла технику самой руки мастера. Уверенно шла







138





кисть, и твердо следовал резец за творческою мыслью, полной желания сделать как можно лучше, вне жгучих соображений о наживе и других посторонних соображений. Те сильные харак­теры, которые сквозят в чертах дошедших до нас портретов, складывались также не случайно, но в силу твердой и руково­дящей мысли, которая в светлом пламени своем сжигала мел­кие искры зла, которые, как скользкие насекомые, вторгаются в обиход человечества. Сияние этого светлого пламени осве­щало и Лоренцо Великолепного и всех тех, которые даже при всех прочих своих несовершенствах сочетались с великолепи­ем прекрасного. Отнимите эти прекрасные искры несокруши­мых драгоценных камней творчества, и от многих стран тем оторвалось бы, может быть, самое ценное, что дает им почет­ное место в Пантеоне Мира. Без этих сокровищ творчества мы не имели бы права мыслить и о Знамени Мира, которое, как бы его ни писать, остается почетным признаком устрем­ления духа.

Умышленно устанавливать печать века не есть дело совре­менников, но думать о лучшем качестве всех производств есть не­сомненная обязанность каждого мыслящего существа. Мы только что встретились с губительным понятием стандартиза­ции в попытках строения новой жизни. Правильно, жизнь но­вого века должна отвечать потребностям широких масс. Жизнь должна быть истинно приспо­собленной для облегчения существования народа. Но кто же сказал, что форма венского стула, прочного для сидения, есть самая желательная? Или кто же в душе может примиряться со всеми безличными формами обихода, делаемыми лишь для удешевления, как бы в надежде, что эти вещи, вследствие слабости самого материала, разло­жатся бесследно? Плоха такая надежда. Правда, очень многие наши книги обратятся в слившиеся кирпичи, наша слабенькая эмаль распадется, и наши металлические сплавы, гордость де­шевизны, даже и покрытые корою разлагающихся наростов, все же поразят глаз своим безличным безобразием.

Примитивы дошли до нас в своих блистающих красках вовсе не потому, что создатели в гордости своей хотели делать их вековым назиданием. Вовсе нет, они просто хотели сделать лучше, чтобы само сердце горящее чувствовало в существе своем, как была приложена крайняя мера добросовестности. «Книги есть реки премудрости», «Художество изображения есть высшее художество», «Книга есть дар высокого духа», «Мастер изделия превыше рыцаря меча». Так мыслили старые мастера. На этом здоровом понимании, полные сознания от­ветственности, росли цехи, иконные дружины и все те мно­гообразные творческие проявления, которые поражают нас и своим «добрым изде­лием», и благородством устремления.




139





Правда, масло для картин очищалось десятками лет, прежде чем оно прилагалось для выполнения высокого художества. Делалось это опять же не из гордости, а из опытности. Куда же ушел этот опыт? Кому-то, вероятно, кажется достаточным оправданием упомянуть о быстроте круговращения нашей со­временной жизни. Может быть, кто-то даже думает, что чело­вечеству уже некогда более мыслить о качестве. В этом была бы тяжкая клевета. Глава производства самых необходимых и прозаичных обиходных вещей как-то признавался, что поку­патели прежде всего ценят те вещи, в которых была продума­на форма и выра­жена своеобразная красота. Совершенно верно, нечего пенять на невежество масс. Невежды вовсе не в этих массах. Они, как черная зараза, расползаются по раз­ным кругам, достигая даже высших общественных должностей. И своею [за]разительностью они создают клевету на народ­ные массы.

Ведь и теперь можно заготовлять доброкачественное масло и прочие вещества для выражения духа человеческого. Можно и теперь начать изготовлять их на десятки лет вперед, чтобы достижения химии действительно оправдывали прочность и ус­танавливали целесо­образность применения необходимых соста­вов. Но для этого прежде всего нужно помыслить о будущем, об ответственности современников за все качество века. В этом не будет ни самомнения, ни гордости, но наоборот, будут стро­гий контроль над ростом сознания и забота о том, чтобы луч­шие ступени продолжали лестницу восхождения челове­чества. Во всех учебных заведениях и просветительных обществах дол­жен быть всесторонне освещаем вопрос о качестве производст­ва, конечно, как внешнем, так и внутреннем. Наряду с установлением Дня Культуры должен быть установлен и «час качества». И как значителен будет этот час для выработки ис­тинной печати века, когда молодые умы, содрогнувшись от воз­можности клейма века, устремятся к достойной печати, к благородному знаку, который сопроводит все их творческие устремления.

Ясно лишь одно: в момент необыкновенного напряжения мировой энергии все культурные силы должны быть вместе. Именно в такие знаменательные часы должно быть как нельзя более осознано сотрудничество во имя Блага и познание вели­кой мощи мысли творящей.
1931




140






СИНТЕЗ

_________________________________________________________________________




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет