Евреи россии в зарубежье и израиле



жүктеу 4.46 Mb.
бет1/24
Дата03.12.2017
өлшемі4.46 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


Russian-Jewish

Diaspora

Historical Essays



Jerusalem

2012
Русско-еврейская

диаспора
Очерки истории


Иерусалим

2012

Научно-исследовательский центр

ЕВРЕИ РОССИИ В ЗАРУБЕЖЬЕ И ИЗРАИЛЕ



Русско-еврейская диаспора: Очерки истории

Автор-составитель и гл. ред. Михаил Пархомовский

Иерусалим, 2012
Редакторы: Дмитрий Гузевич, Эрнст Зальцберг, Ольга Казнина,

Александр Кучерский, Ирина Обухова-Зелиньская, Федор Поляков, Юлия Систер, Леонид Столович, Михаил Талалай
Консультант по истории еврейского народа: Дан Харув

Литературный редактор и корректор: Рена Пархомовская
За истекшие два века из России выехало более 4 млн. евреев. Они много сделали для сохранения русской культуры за рубежом (наука о Русском Зарубежье насыщена именами евреев) и построения современной западной цивилизации. Евреи-выходцы из России сыграли решающую роль в возрождении Государства Израиль. Можно ли игнорировать эту часть их истории? – Конечно, нет: история русского еврейства должна включать в себя изучение его жизни и деятельности после выезда за рубеж.

Научно-исследовательским центром «Русское еврейство в Зарубежье» издано 25 томов. В настоящей книге содержатся основные сведения, собранные Центром о русско-еврейской диаспоре. Мы полагаем, что книга может быть использована в качестве учебного пособия для изучения истории евреев, покинувших Россию.

Мы надеемся, что преподавание этой новой ветви иудаистики будет содействовать превращению Израиля в центр русско-еврейской диаспоры, и что здесь будет создан НИ институт «Евреи России в Зарубежье и Израиле».
© НИ центр Евреи из России в Зарубежье и Израиле, 2012

© Михаил Пархомовский, mipar@013.net


ISBN 978-965-90252-1-3

Research Centre for Russian Jews abroad and in Israel


Author-compiler and editor-in-chief Mikhail Parkhomovsky
Russian-Jewish Diaspora (Historical Essays)

Jerusalem, 2012




Содержание

Введение ………………………………….. 9


Часть I. Западная Европа
Великобритания ………………………………. 21

Франция ..…………………………………….. 42

Германия …………….………………………… 72

Бельгия ………………………………………… 91

Нидерланды (Голландия) ……………………… 99

Австрия …..…………………………................. 103

Швейцария …………………………………….. 112

Италия ………………………………………… 120

Чехословакия ……………………………........... 137
Часть II. Америка
США …………………………………………….. 147

Канада ………………………………………… 184

Аргентина …………………………………….. 193
Часть III. Азия, Африка и Австралия
Турция …………………………………………. 205

Китай ………………………………………….. 212

Африка ………………………………………….. 220

Австралия ……………………………………… 230


Русско-еврейская диаспора

в некоторых других странах
Финляндия …………………………………….. 238

Эстония ………………………………………… 241

Латвия …………………………………………. 244

Литва …………………………………………… 247

Польша …………………………………………. 249

Бессарабия (Республика Молдова) ……………… 256

Румыния ……………………………………….. 259

Болгария ……………………………………….. 261

Югославия …………………………………….. 263

Грузия ………………………………………….. 265

Япония …………………………………………. 265
Участники подготовки книги …………………. 267

Указатель имен ………………………………... 269



Список сокращений
Краткая Еврейская Энциклопедия – КЕЭ

Российская Еврейская Энциклопедия – РЕЭ



Книги НИ центра:
Серия Евреи в культуре Русского Зарубежья (ЕВКРЗ):

Том I (1919–1939). Сост. М. Пархомовский; под общ. ред. М. Пархомовского и Л. Юниверга. Иерусалим, 1992. 528 с., ил.

1: (далее номера страниц)

Том II (1919–1939). Сост. и издатель М. Пархомовский. Иерусалим, 1993. 640 с., ил. 2:

Том III (1939–1960). Сост. и издатель М. Пархомовский. Иерусалим, 1994. 543 с., ил. 3:


Том IV (1939–1960). Сост. и издатель М. Пархомовский. Иерусалим, 1995. 590 с., ил. 4:

Том V. Сост. и издатель М. Пархомовский. Иерусалим, 1996. 560 с., ил. 5:


Серия Русское еврейство в зарубежье (РЕВЗ)
Том I(VI). Сост., гл. ред. и издатель М. Пархомовский. Иерусалим, 1998. 480 с., ил. 6: (далее номера страниц)

Том II(VII). Русские евреи в Великобритании. Редакторы-составители: М.Пархомовский, А. Рогачевский. Иерусалим, 2000. 552 с., ил. 7:

Том III(VIII). Русские евреи во Франции. Кн. 1. Журнал в книге. Редакторы-составители: М. Пархомовский, Д. Гузевич. Иерусалим, 2001. 504 с., ил. 8:

Том IV(IX). Русские евреи во Франции. Кн. 2. Журнал в книге. Сост., ред. и издатель М. Пархомовский; науч. ред. и сосост. Д. Гузевич. Иерусалим, 2002. 520 с., ил. 9:

Том V(X) Русское еврейство в зарубежье. Журнал в книге. Составитель, гл. ред. и издатель М. Пархомовский. Иерусалим, 2003. 639 с., ил. 10:

Том XI. Идемте же отстроим стены Йерушалаима (Евреи из России, СССР и СНГ в Эрец-Исраэль и Государстве Израиль). Кн. 1. Редакторы-составители: Ю. Систер и М. Пархомовский. Иерусалим, 2005. 398 с., ил. 11:


Том XII. Русские евреи в Америке. Кн. 1. Редакторы-составители: Э. Зальцберг, М. Пархомовский. Иерусалим – Торонто – Москва, 2005. 304 с., ил. 12: (далее номера страниц)

Том XIV. Идемте же отстроим стены Йерушалаима. Кн. 2. Они создавали историю. Редактор-составитель Р. Пархомовская. Иерусалим, 2006. 452 с., ил. 14: …


Том XV. Русские евреи в Америке. Кн. 2. Ред.-сост. Э. Зальцберг. Иерусалим – Торонто – С.-Петербург, 2007. 340 с., ил.

15:

Том XVI. Русские евреи в Германии и Австрии. Редакторы-составители: К. Кикоин и М. Пархомовский. Иерусалим, 2008. 500 с., ил. 16:

Том XVII. Идемте же отстроим стены Йерушалаима (Евреи из Российской империи, СССР/СНГ в Эрец-Исраэль и Государстве Израиль). Кн.3. Ред.-сост. Ю. Систер. Иерусалим, 2008. 416 с., ил.

17:

Том XVIII. Русские евреи в Америке. Кн. 3. Ред.-сост. Э. Зальцберг. Иерусалим – Торонто – С.-Петербург, 2009. 304 с., ил.



18:

Евреи России в зарубежье: Очерки истории. Автор-составитель и гл. ред. М. Пархомовский. Иерусалим, 2008. 656 с.



ОЗ:

Том XIX. Через Дальний Восток – на Ближний. (4-я кн. серии «Идемте же отстроим стены Йерушалаима»). Редакторы-составители: Р. Пархомовская, И. Резник. Иерусалим, 2009. 492 с., ил.

. 19:

Том XX. Русские евреи в Америке. Кн. 4. Ред.-сост. Э. Зальцберг. Торонто – Иерусалим – С.-Петербург, 2009. 312 с., ил.



20:

Том XXI. Русские евреи в Америке. Кн. 5. Ред.-сост. Э. Зальцберг. Торонто – Иерусалим – С.-Петербург, 2011. 302 с., ил.



21:
Имена евреев из России, впервые появляющиеся в тексте главы, выделяются полужирным шрифтом.

Введение
Русские евреи сформировались в основном из еврейского населения, оказавшегося на территории России в результате разделов Польши в 1772–1815 годах. Постепенно их еврейская сущность с высокой энергией, необходимой для выживания в иной среде, обогатилась русскими культурными ценностями, и они превратились в особое Израилево колено – русское еврейство1.

За последние двести лет из Российской империи, Советского Союза и СНГ выехало более 4.250.000 евреев2. Они внесли существенный вклад в сохранение русской культуры за рубежом и в развитие современной западной цивилизации. Роль евреев-выходцев из России в возникновении и построении Государства Израиль трудно переоценить. История русского еврейства не может ограничиваться временем его пребывания в России, но должна включать в себя изучение его жизни и деятельности после выезда за рубеж.

Российские подданные оставляли родину, начиная со времен Ивана Грозного. Факты выезда из страны и количество покинувших ее ни правительство Российской империи, ни тем более советское правительство, не стремились разглашать, и четких сведений об этом важном аспекте истории нет. Русские и советские историки не могли дать объективного анализа эмиграции – они зависели от идеологических установок властей в отношении эмиграции вообще и еврейской в частности. Даже нынешние российские историки из-за неоднозначности ответа на вопрос, относить ли евреев к числу русских эмигрантов, зачастую вовсе не учитывают эмигрантов-евреев, или относят их к русским3.

Самой распространенной классификацией в российской науке об эмиграции является деление ее на три волны: 1-я – после революции 1917 г., 2-я – после 2-й мировой войны и 3-я – начавшаяся в 1970-е гг. и продолжающаяся до наших дней4.

Но «трехволновая» классификация не учитывает массовый исход евреев из России в 1881–1914 гг. и такие немалые потоки примерно в те же десятилетия: как студенческая или учебная эмиграция (в своем большинстве – евреев), как трудовая эмиграция – выезд крестьян и рабочих на заработки, религиозная – выезд староверов, духоборов и молокан5 в связи с притеснениями их в Российской империи, как политическая эмиграция, насчитывавшая многие десятки тысяч революционеров различного толка, начиная с идеолога анархизма Михаила Бакунина, – в ее составе было много евреев; наконец, выезд деятелей науки и культуры, не нашедших в России применения своим творческим возможностям. «Из России ушла не маленькая кучка людей; ушел весь цвет страны…»6

Деление на три волны не отражает истинного положения вещей в еврейской составляющей этой эмиграции, и мы изложим разработанную нами классификацию. Термин «волна» мы заменили термином «период». Собранные сведения позволили свести эту эмиграции к шести периодам7.



Направление еврейской миграции в Европе веками шло с запада на восток – из высокоразвитых стран в сравнительно отсталые. Однако в XVII в. это направление резко изменилось: евреи начали эмигрировать с востока на запад, в крупнейшие экономические и культурные центры Западной Европы. Наступивший поворот имеет свою точку отсчета – 1648 г. – год погромов Богдана Хмельницкого. Тогда часть евреев юго-восточной Польши (нынешней Украины) бежали в западные и северо-восточные районы Польши, в Чехию, Австрию, Германию; они составили ядро ашкеназских общин Голландии и отделившейся от нее в 1830 г. Бельгии. Эмиграция на Запад усиливалась в последующее время, она привела к изменению структуры и образа жизни еврейского населения, росту его роли в экономической, социальной и культурной жизни Западной Европы и обеих Америк.

I период: Эмиграция набирает силу (с 1860-х годов до 1881 года). Еврейская эмиграция из России становится заметной в первой половине XIX в. и усиливается в 1860-е гг. Евреи бежали от голода, безработицы, перенаселенности, военной службы, религиозной нетерпимости, угрозы погромов, депортации, запрещения жить в сельской местности, невозможности дать детям хорошее образование.

II период: Массовая эмиграция 1881–1914 годов. 1881 г. – год начала погромов после убийства императора Александра II – стал поворотным. Еврейская эмиграция из маргинального явления превращается в фактор, значение которого выходит далеко за пределы России и в огромной степени влияет на историю всего еврейского народа. Несмотря на значительные юридические и административные трудности, связанные с отсутствием в Российской империи законодательства об эмиграции, количество уезжавших росло с каждым годом, достигая апогея во время изгнания евреев из городов – например, из Москвы в 1891 г., после Кишиневского и Гомельского погромов в 1903 г., и в особенности после погромов 1905-06 гг., связанных с Первой русской революцией. Всего за это время Россию покинули примерно 2 млн. евреев, из них около 80% направились в США, а остальные в Канаду, Аргентину, Палестину (более 40.000), Южную Африку, Англию, Францию, Германию и другие страны. Попав на Запад, многие евреи уходили от своего культурного и религиозного наследия, чтобы найти новые формы жизни в рамках эмансипированного еврейства Западной Европы и Северной Америки. В Палестине же они занимались поисками самобытной еврейской культуры, возрождали иврит и еврейскую независимость – становились народом на своей земле. Это не исключало продолжения участия в исканиях русского общества, с его народничеством, симпатиями к земледельцу, идеями и лозунгами революционного движения. Так что еврейское население в Палестине до 1914 г. развивалось и как часть русского еврейства.

III период: Между двумя мировыми войнами. В 1918–1939 гг. из РСФСР, с 1922 г. – Советского Союза выехало примерно 300.000 евреев, в основном в 1918-22 гг. Эмиграция в Палестину продолжалась легально до 1936 г. За это время туда переехало около 30.000 русских евреев.

IV период: Послевоенные десятилетия. Период, начавшийся в конце 2-й мировой войны и продолжавшийся более двух десятилетий (1944–1967), вначале касался в основном евреев, имевших польское, чехословацкое и румынское гражданство. Уехавших нелегально было около 20–25 тыс., в их числе – сотни военнослужащих из советской оккупационной зоны Германии, около тысячи хасидов Хабада8 и несколько тысяч – с помощью организации «Бриха» («Бегство»), действовавшей в Советском Союзе в 1944-46 гг. Наступившая после смерти Сталина (1953) хрущевская «оттепель» сказалась и на эмиграции – 6.916 советских евреев прибыли в Израиль в 1954-67 гг. А в 1956-59 гг. около 25.000 евреев выехало в Польшу. Большинство из них вскоре репатриировалось в Израиль.

V период: Эмиграция 1970-х годов (1968–1988 годы). Выезд в Израиль, прекращенный советскими властями после Шестидневной войны (1967), был возобновлен в основном с пропагандистскими и шпионскими целями, но эмиграция вышла из-под контроля. Из 294.000 евреев, расставшихся в то время с Советским Союзом, больше половины (168 тыс.) прибыли в Израиль, тогда как остальные (126 тыс.) предпочли Запад, в основном Северную Америку.

VI период: Массовая эмиграция 90-х годов: с 1989 по первое десятилетие XXI века. Два важных события изменили размеры и направление еврейской эмиграции из СССР: распад Советского Союза, начавшийся в 1988 г. и завершившийся его формальной ликвидацией 31.12.1991 г., и связанное с этим решение госдепартамента США (октябрь 1989) о прекращении выдачи советским евреям виз в Вене и в Италии, годами служивших для эмигрантов транзитными базами, и о получении их (виз) в американском посольстве в Москве. Эти события привели к гигантскому всплеску эмиграции евреев из Советского Союза с пиком в 1990-91 гг. Всего за 1989–2007 гг. из Советского Союза и стран СНГ выехало 1.670.000 евреев и членов их семей, из них в Израиль прибыло 1.060.000 человек, а на Запад – 610.000, в том числе в США более 350 тыс., остальные – в Германию, Канаду, Австралию, Францию и другие страны.
При общем взгляде на эмиграцию россиян в XIX, XX и начале XXI веков достаточно хорошо видна разница между потоками до революции 1917 г. и после нее. В 1860–1914 годы эмигрировали около 4,5 миллионов человек9, из них более 2 миллионов евреев, то есть около 46% всех эмигрантов. Эта группа состояла из населения, в основном говорившего на идиш и занимавшегося ремеслами и торговлей. Среди них было сравнительно мало людей свободных профессий и других представителей интеллигенции. Такая же ситуация была и у эмигрантов неевреев. Небольшие группы людей свободных профессий, студентов и политических эмигрантов не меняли общей картины преобладания в обеих группах людей физического труда.

С 1917 по 2007 годы из Советской России, Советского Союза и СНГ эмигрировали более 10,5 миллионов человек, из них около 2,25 миллионов евреев и членов их семей, то есть чуть более 21%10. В этой группе еврейских эмигрантов количество людей свободных профессий и интеллигенции был значительнее (по-видимому, порядка 40%), и русскоязычные евреи составили значительную часть российской эмигрантской элиты11, в частности в период между двумя мировыми войнами (1918–1939), когда, как писал А. Солженицын, в культурном воздухе Российского Зарубежья влияние и участие евреев было более чем ощутимо12.

В эмиграции евреи и другие россияне во многом действовали сообща. Они работали вместе во всех ведущих газетах и журналах: «Сегодня» (Рига) и «Рубеж» (Харбин), «Руль» и «Новая русская книга» (Берлин), «Последние известия» и «Современные записки» (Париж), «Новое русское слово» и «Новый журнал» (Нью-Йорк). Владельцами издательств в основном были евреи. Павел Милюков и Николай Авксентьев печатались в «Еврейской трибуне», где секретарем редакции был Вадим Руднев. В работе Объединения русско-еврейской интеллигенции в Париже участвовали Николай Бердяев и Георгий Федотов. Русские и евреи в эмиграции вместе создавали учебные и научные учреждения (Русский научный институт в Германии, Русский юридический институт в Чехословакии, Политехнический институт с заочным обучением на славянских языках в Париже), вместе организовывали многочисленные культурные мероприятия. История русского Берлина, русского Парижа и русского Нью-Йорка, с их многочисленными русскими организациями, в которых было немало евреев, и не меньшим количеством русско-еврейских организаций (с участием этнических русских) также указывает на большой процент евреев в интеллектуальной элите выходцев из России.

Выдвигала евреев в первые ряды и их политическая активность. Большое количество эмигрировавших евреев были меньшевиками – так, все их лидеры, находившиеся в Берлине в начале 1920-х гг., кроме Бориса Николаевского, были евреями; эсерами – в эту партию, например, входили все 5 редакторов (трое из них были евреями) парижских «Современных записок» (по определению П.Н. Милюкова, «праздника нашей свободы»13), кадетами, так Максим Винавер, редактор культурнейшего зарубежного журнала «Звено»14, был одним из основателей и руководителей партии кадетов.


Евреи, уезжавшие из России, в основном оседали в различных странах Европы и Америки и включались в общественную и культурную жизнь новых стран проживания, постепенно сливаясь с окружением (что характерно для любой эмиграции), но не теряя своего культурного лица или, по крайней мере, памяти о своем недавнем историческом прошлом. В середине и во второй половине ХХ в., пережив ужасы Холокоста, часть этой группы (или их потомки) переселилась в Израиль. Другие, сионисты, сразу же направлялись в Палестину, меняя при этом свою социальную принадлежность и род занятий и создавая в Стране Израиля основы нового государства, провозглашенного в 1948 г. Всего в Палестину и Израиль в 1860–2007 годы прибыло более 1.300.000 русских евреев и членов их семей.

Именно евреи России создали палестинофильское движение (Хиббат Цион; его основоположником стал Иехуда Лейб Пинскер /1821–1891/), целью которого было поселение на земле предков. И они же, евреи России, переселяясь в Палестину/Эрец-Исраэль, осуществляли эту цель.

Однако в небольшой стране не всем вновь прибывшим удавалось найти достойное место и занятие, и немалое число репатриантов уехали из Израиля. Так, с 1990 по 2006 г. Израиль покинули 132 тыс. бывших граждан СССР15, и многие среди наших соотечественников в странах русско-еврейской диаспоры обладают израильским гражданством.

Общины русских евреев-эмигрантов в странах Запада сохраняли традиции еврейской жизни и религии, а антисемитизм обострял их национальное самосознание. Некоторых объединяло чувство горечи в связи с поражением русской демократии в годы революции (например, Максима Винавера и его приверженцев во Франции), других (как группа Иосифа Бикермана в Берлине) – чувство вины из-за роли евреев в этой революции, третьих – стремление к возрождению своего государства на земле предков и, наконец, видимо, большинство русских евреев-эмигрантов, – желание достойной жизни в странах эмиграции, раз это невозможно в России. Их объединяли тяга к знаниям, предприимчивость, стремление к новаторству, национальное самосознание с ощущением уникальности судьбы своего народа; их объединял русский язык, русская культура и, в различной степени, российская/советская ментальность. Многие русско-еврейские интеллектуалы в зарубежье являлись крупнейшими творческими личностями, значимыми не в меньшей степени и в русской культуре (например, сэр Исайя Берлин, Иосиф Гессен, Аарон Штейнберг).

Несмотря на противоречия, ссоры и разногласия, русское еврейство в зарубежье представляло собой в достаточной степени целостный национальный организм.
Книги «Евреи в культуре Русского Зарубежья» и «Русское еврейство в Зарубежье», легшие в основу настоящего издания. Идея создания книг о роли евреев в русской эмиграции возникла в конце 1980-х гг., когда перестали бояться говорить о важности культуры этой эмиграции и когда антисемитская часть российских интеллектуалов заявила: настоящую русскую культуру сохранили эмигранты; в СССР ее загубили евреи. Изучение истории эмигрировавших русских евреев подтвердило наше предположение, что созидательная роль евреев в Русском Зарубежье была не меньше, чем в России.

При подготовке серии альманахов Евреи в культуре русского Зарубежья (1992-96) и Русское еврейство в Зарубежье (1998–2012) сложился международный коллектив авторов, а в 1997 г. был создан НИ центр Русское еврейство в Зарубежье.


В своей работе мы придерживаемся определенных принципов:

1. В рассматриваемую историческую эпоху еврей и еврейство определяются национальностью16, а не религией, цивилизацией, или самосознанием. Переход в другую веру для нас не является причиной отказа от включения иноверца в число наших героев. Нередко такой переход носил формальный характер и являлся мерой вынужденной. Вспомним «православного» генерала Михаила Грулева, всегдашнего защитника евреев. В детстве человек не выбирает вероисповедание, например, Сашу Черного крестили в возрасте 10 лет. Владислав Ходасевич и Георгий Адамович – сыновья крещеных матерей-евреек. Но даже если обращение в другую веру совершается как акт доброй воли (Илья Фондаминский крестился в концлагере, зная, что это не изменит его судьбы; Владимир Аллой принял православие взрослым), этот переход не меняет национальности человека. Уже в древние времена было сказано: «Еврей, хоть и согрешивший, остается евреем»17.

2. Еврейский народ славен и горд своим вкладом в законы нравственности, науку, торговлю, бизнес и пр., и мы считали своей задачей показать – в рамках выбранной темы – достижения евреев, а не излагать их историю в форме многоактной трагедии, что делают большинство авторов.

3. Книги о евреях всегда насыщены проблемой антисемитизма. Вопрос настолько болезненный для читателя-еврея, что подчас заслоняет остальное. Поэтому мы по возможности не углубляли эту тему.

4. Из России выехали не только гуманитарии, о которых существует богатая литература. И мы считали нужным рассказывать также о физиках и инженерах, бизнесменах и др. людях, которые сделали для цивилизации не меньше, чем «люди слова» и художники.

Область знаний, которой мы занимаемся, многопринадлежна. Однако в основном накопленный в выпусках ЕВКРЗ – РЕВЗ фактический и исследовательский материал принадлежит двум наукам: Истории Русского Зарубежья и, одновременно, является новой ветвью иудаистики – Истории евреев России в Зарубежье.

Место наших книг в науке о Русском Зарубежье. Об этом немало сказано выше. Добавим еще некоторую информацию.

Кружком молодых поэтов в Берлине руководил Миша Горлин, а в Союзе молодых русских поэтов в Париже было такое количество евреев, что об этом «русском» союзе рассказывали анекдоты. Владельцами русских типографий в Германии в основном были евреи. В Англии ведущей частью репертуара Оды Слободской, которая в Петрограде пела на одной сцене с Шаляпиным, стали произведения русских композиторов, и ее очень любили в стране.

Обозреватель Би-Би-Си петербуржец Анатолий Максимович Гольдберг, которого советские люди, несмотря на глушение, слушали десятилетиями, сделал для освободительного движения в СССР не меньше, чем за сто лет до него сделал для России Александр Герцен.



Мария Цетлина в 1920 г. организовала переезд Ивана Бунина из Константинополя в Париж. В квартире Цетлиных Комитет помощи русским писателям устраивал приемы в пользу Бунина. Продвижение кандидатуры Бунина на Нобелевскую премию лоббировали евреи. Даже получать эту премию Бунин поехал в сопровождении еврея (Андрея Седых). Деньги для гонораров за произведения Бунина в «Новом журнале» давал благотворитель Соломон Атран.

Немалую роль сыграли евреи в судьбе Марины Цветаевой. Деньгами ей помогали Соломон и Эсфирь Познеры, София Либер, Саломея Андроникова-Гальперн. Цветаеву печатали неохотно. В Берлине ей покровительствовал издатель Абрам Вишняк, в Праге продвигал Марк Слоним, поэму «Перекоп» впервые опубликовал Роман Гринберг в своем журнале «Воздушные пути». Как в России, так и в эмиграции, евреи вложили в русскую культуру свой интеллект и свою душу, они не могли не оказать на нее определенного влияния.


О роли евреев писатель Михаил Осоргин высказался так: «В культурной (и иной) деятельности российских эмигрантов первое место, лидерство и инициатива принадлежат евреям… Все большие благотворительные организации в Париже и Берлине лишь потому могут помогать нуждающимся русским эмигрантам, что собирают нужные суммы среди отзывчивого еврейства»18.
Место наших книг в иудаистике. Наряду с достойным местом, которое занимают наши книги в науке о Русском Зарубежье, их роль не менее важна в науке о еврействе. Мы рассказываем об еврейской студенческой молодежи в Европе, которая объединялась в кружки и ассоциации, создавала библиотеки и кассы взаимопомощи, издавала общеполитические и сионистские листки, газеты и журналы. Об эмигрировавших из России после революции 1917 г. еврейских общественных деятелях, которые основали Всемирные союзы ОРТа и ОЗЕ с отделениями в Германии, Франции, многих других странах. О руководимых Яковом Тейтелем организациях Союз русских евреев в Германии, Детский дом и Дети – друзья; принципы деятельности этих организаций вошли в мировую науку и практику.

Хотя сионизм (в отличие от палестинофильства, см. выше) зародился на Западе, ведущую роль в реализации целей этого движения, включая идею создании еврейского государства в Эрец-Исраэль, сыграли выходцы из России. В наших книгах – материалы о таких деятелях сионизма, как Хаим Вейцман, который много сделал для появления Декларации Бальфура – первого документа, санкционировавшего создание еврейского национального очага в Палестине, и стал первым президентом Государства Израиль, о Владимире (Зеэве) Жаботинском – одном из основных теоретиков строительства еврейского государства.

О евреях из России, которые сыграли ведущую роль в возрождении иврита как современного языка: литераторах, писавших на еще не окрепшем иврите, лингвистах, учителях и других работниках просвещения, создавших образовательную систему для преподавания иврита и издававших для этого учебники и учебные пособия.

О ряде других представителей русско-еврейской интеллигенции вне России, имена которых вошли в историю еврейского народа.

Существует множество свидетельств о жизни и деятельности евреев России после выезда за границу. Воспоминания, архивы организаций, статистические данные на различных языках. Масса информации разбросана в периодической печати. Наши авторы собирают и анализируют эту информацию, создавая мозаичные картины. Собрание таких статей-мозаик дает обширную панораму Зарубежья. Наше издание в основном научное: статьи снабжены ссылками на источники, материалы проверяются редакторами, книги содержат именные указатели; часть статей, включенных в наши книги, носят научно-популярный характер. Мы стремились сделать публикации не только нужными для исследователя, но и интересными для чтения. Старались тронуть душу и сердце читателя – живым рассказом мемуариста, родственника героя, откликом на его деяния, иллюстрациями.

В своей работе мы стремились быть максимально объективными – без кичливости и апологетики, с одной стороны, и без идеологических обвинений и комплекса неполноценности – с другой.
Настоящая книга предназначена для изучения истории евреев России в Зарубежье и осмысления этой истории. При подготовке книги использованы изданные нами тома, а также появившиеся в последние годы энциклопедии, архивные публикации и исследовательские труды.

Знакомство с историей своего народа способствует формированию национального самосознания, и мы надеемся названную часть истории евреев России внедрить в качестве предмета преподавания, а настоящее издание предлагаем использовать как учебное пособие по этому предмету.



Часть 1

Западная Европа

Великобритания
В течение всего ХIХ века Великобритания (далее Англия) была убежищем для политических деятелей, преследуемых на их родине. В 1831 г. евреи Лондона получили равноправие, а с 1858 г. евреи-депутаты стали допускаться в парламент и освобождались от обязательной для его членов формулы христианской присяги.

В Англии был принят закон против иммиграции. И лишь люди со связями профессионального, делового и родственного характера могли получить разрешение на въезд (как, например, художник Леонид Пастернак /1890–1960/ – его дочь Лидия была замужем за англичанином).

Англия не стала частью Зарубежной России – в ней не возникло сети культурных и общественных организаций, как в Берлине, Праге, Париже, Харбине. Но жизнь и деятельность евреев, эмигрировавших из России, прошла и проходит в Великобритании не бесследно для их истории, как и для истории этой страны19.

Эмиграция евреев из Восточной Европы привела к созданию в лондонском Ист-Энде общины, преимущественно из ремесленников, торговцев и рабочих, ставшей важным центром еврейского социалистического и профсоюзного движения. При массовой эмиграции евреев из России в начале 1880-х гг. лишь небольшое их число сумели попасть в Великобританию и осесть там, но в абсолютных цифрах это стало заметным явлением: еврейское население страны с 1880 по 1914 г. возросло с 65 до 300 тыс. В эти годы евреи составляли ¾ иммигрантов, приезжавших туда из Российской империи20, в общей сложности – 180.000 человек21. Оставившая Россию еврейская интеллигенция, охваченная социалистическими и анархическими идеями, для обращения в печати к этой массе эмигрантов, еще не овладевшей английским языком, использовала идиш. Первая газета на идиш не ограничивалась Ист-Эндом и распространялась в России и Америке. Лондон стал центром еврейского социалистического движения. Однако его руководители вскоре переехали в Нью-Йорк, а русско-еврейский пролетариат ассимилировался и поглощался рабочими-евреями британских тред-юнионов. Движение Поалей Цион создало в Англии свою партию, которая с 1920 г. вошла как коллективный член в лейбористскую партию, впоследствии отдававшую много сил для лоббирования произраильской политики правительства.

Иммигранты создавали компактные перенаселенные гетто в восточном Лондоне (знаменитый Ист-Энд, где оказалось около половины еврейского населения Англии), Манчестере, Лидсе, Ливерпуле и Глазго. Здесь они в основном занимались различными промыслами. Евреи этих гетто издавали газеты на идиш и иврите, создавали общества взаимопомощи. Лондонский финансист Герман Ландау, родившийся в Константинове (Польша), в 1864 г. эмигрировал в Англию, где преподавал иврит и изучал юриспруденцию. Он составил большое состояние, играя на лондонской бирже. Основал еврейский приют в Лондоне. Помогал эмиграции евреев из России на канадский Запад для создания там сельскохозяйственных коммун. Из политических активистов того времени назовем приехавшего в Лондон в 1883 г. писателя и журналиста Якова Ромбро22, который работал в международных рабочих организациях и стал редактором журнала социал-демократов и анархистов «Арбетер фрайнд».

Публицист, переводчик и издатель Израиль Народицкий (1874, Житомир, – 1942)23 получил традиционное еврейское образование. Он писал стихи и рассказы на идиш и иврите, пропагандировал идеи Ховевей Цион. С 1893 г. – в Лондоне. Работал наборщиком, затем открыл еврейскую типографию и издательство. С 1912 г. выпускал книги на идиш и иврите. Печатался в местных газетах и журналах, помогал русским и еврейским социалистам-эмигрантам.

Со временем евреи из России стали играть ведущую роль в религиозной и культурной жизни еврейства Великобритании. Среди них заметной фигурой был раввин Менахем-Мендл Футерфас из Минской губернии (1907–1995). В советское время он учился в подпольных любавических иешивах, а потом руководил ими. В 1964 г. выехал из страны и стал одним из руководителей хасидской общины Великобритании.

Многие сыновья, дочери и внуки русско-еврейских иммигрантов, приобщившиеся к английскому обществу, превратились в его активных творческих членов. Вот несколько примеров.



Макс Белов24. Английский историк и политолог, родился в Лондоне в традиционной еврейской семье, эмигрировавшей из России в 1900 г. Изучал историю в Оксфорде, преподавал ее в Манчестере, стал профессором Оксфордского университета. В последние десятилетия своей жизни писал о загадке сохранения еврейского народа, восхищался Государством Израиль. Лорд Саймон Маркс25, сын эмигранта из России, начавшего свою карьеру с коробейничества, стал одним из крупнейших предпринимателей Англии и сыграл большую роль в сионистском движении. Сын еврейского эмигранта из Литвы Исраэл Зиф, предприниматель, филантроп и сионистский деятель, получил звание барона. Его жена Ребекка Зиф26 вошла в историю сионистского движения как одна из создательниц ВИЦО и ее первый президент.

В 1875 г. в Лондон приехал Аарон Либерман (1845, Гродно, – 1880)27, ставший центральной фигурой революционного движения среди русских евреев. Окончив Виленское раввинистическое училище, он стал вольнослушателем Петербургского технологического института, где сблизился с кружком последователей П.Л. Лаврова. Позже эмигрировал, стал работать в его лондонском журнале «Вперед». Здесь он основал первую еврейскую революционную организацию «Союз евреев-социалистов», в которую вошли рабочие разных специальностей. Они вырабатывали устав организации, слушали лекции, организовывали митинги, создали профсоюз.

Особо тяжелые условия жизни и труда в Ист-Энде вызвали в 1889 г. забастовку 10 тыс. портных. Она послужила толчком к постепенному улучшению положения жизни и труда бедноты.

Одним из руководителей английской Социал-демократической федерации, созданной в 1884 г., стал Федор Ротштейн (1871, Ковно, – 1953). В 1920 г. после создания компартии Великобритании вернулся в Россию, где занимал высокие посты, стал директором Института мирового хозяйства и мировой политики, действительным членом АН СССР. Определенное место в деятельности компартии Великобритании заняли эмигранты из России Бернард и Зелда Канн, придерживавшиеся антисионистских взгядов. Немалую роль потомки русских евреев сыграли в лейбористской партии. Некоторые из них вышли из манчестерского окружения Хаима Вейцмана.

Из многих русско-еврейских политэмигрантов, воспользовавшихся возможностью укрыться в Великобритании, в историю вошли Максим Литвинов (Меир Валлах)28 и Иван Майский (Ляховецкий)29, в дальнейшем ставшие ведущими советскими дипломатами. Литвинов был выслан в Англию в качестве политэмигранта из Парижа, где он являлся казначеем организации РСДРП, – у него обнаружили банкноты Тифлисского банка, украденные группой социал-демократов под руководством Сталина. С помощью М. Горького Литвинов получил работу в лондонском издательстве и совмещал службу и карьеру английского клерка под именем Харрисон, который расширял свои знакомства среди английской интеллигенции в качестве преподавателя русского языка, и вел тайную партийную работу под псевдонимом Максимыч. В 1930-39 гг. Литвинов был наркомом иностранных дел и посещал Англию как представитель СССР. Начатая Сталиным в эти годы чистка Народного комиссариата иностранных дел от евреев долго не касалась Литвинова, с которым у Сталина были связаны сентиментальные воспоминания: во время V съезда РСДРП, прогуливаясь по ночному Лондону, они подрались с пьяными матросами и остались довольны мужеством друг друга. Во время 2-й мировой войны Литвинов, будучи послом в США и замнаркома иностранных дел, чрезвычайно похвально отзывался о помощи еврейской Палестины Красной армии30.

Иван Майский начал свое знакомство с Англией в 1912–1917 гг. в качестве политэмигранта. Его «университетами» стал читальный зал Библиотеки Британского музея. Полученный им багаж знаний, в числе прочего, помог пробить неприязнь Невила Чемберлена к представителю Советов: когда Майский впервые встретился с ним в качестве посла СССР, он начал разговор с благодарности в адрес отца Невила – экономиста Джозефа Чемберлена. Занятия в библиотеке прерывались походами в Коммунистический клуб в Сохо и основанный еще в ХIХ в. Герценовский кружок. Здесь будущий посол снискал успех в роли Яичницы в гоголевской «Женитьбе», а друг его лондонских лет Максим Литвинов выступил в роли Татарина в горьковской пьесе «На дне». В качестве посла (1932–1943) Майский должен был строить торговые отношения с Англией, а во время войны – вести переговоры об открытии второго фронта. Майский помог восстановить связи между Эрец-Исраэль и СССР, которых не было в течение 20 лет: через Майского передавалась собираемая в еврейской Палестине помощь Красной армии, а в 1943 г., когда посла отозвали в Москву, он посетил Иерусалим, встречался с Д. Бен-Гурионом и выяснял, сколько евреев может принять страна.


Об учившихся в Англии. Назовем горячего сиониста, израильского архитектора, публициста и общественного деятеля Самуила Розова31, который приехал в Палестину с дипломом инженера Лондонского университета, где он учился с 1919 по 1924 г. Любопытно, что, будучи ближайшим другом В. Набокова, Розов одолжил ему для поступления в Кембридж свой аттестат об окончании Тенишевского училища – отметки у Самуила были лучше. С 1920 по 1925 в лондонской Школе экономических и политических наук учился будущий глава израильского правительства Моше Шерток (Шарет; 1894, Херсон, – 1965). Известный французский писатель Жан Бло (наст. имя Александр Блок), автор романов, биографических книг-эссе (о Мандельштаме, Гончарове, Набокове) родился в 1923 г. в Москве, в состоятельной еврейской семье. Через год семья эмигрировала и осела в Англии, где Жан получил образование.
Сионистская деятельность. В 1896 г. евреи Ист-Энда (в значительной своей части – выходцы из России) на массовом митинге горячо поддержали приехавшего в Лондон Т. Герцля, выступившего с идеями политического сионизма. Т. Герцль председательствовал на 4-м Сионистском конгрессе, который состоялся в Лондоне в 1900 г. В нем участвовали Нахум Соколов, Лео Моцкин, Хаим Вейцман. Сионистский деятель Менахем Шейнкин рассказывал об увиденном в Эрец-Исраэль, давал объяснения и инструкции молодым людям из России, уезжавшим в Палестину. В 1907 г. Еврейский Национальный Фонд был зарегистрирован как британская компания. В годы 1-й мировой войны в Англии под руководством Х. Вейцмана действовал неформальный политический центр мирового сионизма, в который входили Н. Соколов и Иехиэль Членов. По ходу своей сионистской деятельности они приезжали в Лондон. В 1906 г. началась продолжавшаяся около 30 лет деятельность Н. Соколова во Всемирной сионистской организации (ВСО). Он возглавлял в Лондоне комиссию, добивавшуюся максимально благоприятных формулировок Декларации Бальфура. Став президентом ВСО, Соколов тесно сотрудничал с Вейцманом. И. Членов получил медицинское образование и впоследствии завоевал известность как практикующий врач. Будучи одним из основных лидеров сионистского движения, он участвовал в нескольких сионистских конгрессах, а на 6-ом конгрессе возглавил группу противников проекта Уганды (согласно проекту, еврейское государство должно было быть создано в этой африканской стране). Он возражал также против проанглийской тактики Вейцмана и Соколова, полагавших, что очаг еврейского народа может возродиться в Эрец-Исраэль под покровительством Великобритании.

В 1920 г. в Лондоне был создан Керен ха-Иесод – главный финансовый орган ВСО и финансовый фонд Еврейского Агентства.

С 1929 г. в столице Англии находился исполнительный комитет основанного Жаботинским Союза сионистов-ревизионистов. Ревизионисты призывали к формированию нового национального типа еврея для строительства своего государства и к отказу от двойственности сионистско-социалистической идеологии, в которой соединены классовая и национальная цели. Позже была создана Новая сионистская организация, главной задачей которой в те годы стала борьба с проарабской политикой английского правительства.
Хаим Вейцман – один из величайших еврейских деятелей ХХ в., выдающийся ученый-химик, вождь сионистского движения и первый президент Государства Израиль. Получив высшее образование в Германии и Швейцарии, стал приват-доцентом Женевского университета. В 1904 г. переехал в Манчестер, и с тех пор его жизнь и деятельность в течение нескольких десятилетий была связана с Великобританией. Разработка Вейцманом в годы 1-й мировой войны способа получения ацетона, необходимого для производства бездымного пороха, была высоко оценена английским правительством и повлияла на подготовку Декларации Бальфура о создании национального очага еврейского народа в Палестине. На одной из встреч с лордом Бальфуром в ответ на его предложение поселить евреев в Уганде Вейцман сказал: «Мистер Бальфур, если бы Вам предложили Париж вместо Лондона, Вы бы согласились?». Лорд ответил: «Мистер Вейцман, но Лондон – это же наш город!» – «Вот именно, – воскликнул Вейцман, – а Иерусалим был нашим, когда на месте Лондона еще расстилалось болото».

В 1918 г. Вейцман возглавил комиссию для определения готовности Палестины к заселению евреями. В 1920 г. Вейцмана выбрали президентом Сионистской организации. Позже его неоднократно переизбирали на эту должность, но дальнейшая деятельность Вейцмана на этом посту сталкивалась с сопротивлением английского правительства, которое постепенно отказывалось от своих обещаний. К 1945-46 гг. вера в добрую волю Великобритании была полностью подорвана. В 1947 г. Вейцман возвратился в Палестину, где стал первым президентом возрожденной страны, но много времени и сил отдавал и развитию Научно-исследовательского института в Реховоте.


Владимир (Зеэв) Жаботинский32 – журналист, писатель, оратор и, главное, – еврейский политический деятель – жил в Лондоне в 1915–1918 гг., когда он добивался создания Еврейского легиона, и в 1936–1940 гг., в период начала трагедии европейского еврейства. В годы 1-й мировой войны он проявил себя блестящим публицистом, отправляя из Лондона обширные письма-фельетоны в ведущую московскую газету «Русские ведомости».

Проект создания Легиона продвигался туго. Лишь в 1917 г. военное министерство Великобритании приняло положительное решение. Жаботинский вступил в британскую армию, получил звание сержанта, а потом лейтенанта. Он жил в доме, арендованном Еврейским легионом. К этому времени Жаботинский сумел привлечь на свою сторону английскую еврейскую молодежь и сформировать несколько подразделений Легиона. В феврале 1918-го Легион с благословения еврейского населения Лондона покинул Англию.

Основная цель пребывания Жаботинского в Англии с начала 1936 г. заключалась в том, чтобы убедить британское правительство пересмотреть запрет на еврейскую иммиграцию в Палестину. Он перевел в Лондон центральные органы созданной им в Вене Новой сионистской организации.

Жаботинский, устраиваясь надолго, купил дом. Но, увы, денег хватило лишь на первый взнос, и жене Жаботинского Иоанне (Анне) Марковне пришлось вернуться в Париж. Он вел интенсивную журналистскую и лекционную деятельность, выступал и перед английскими парламентариями, встречался с политическими и общественными деятелями, вел большую переписку – в день успевал написать до 10 писем – на иврите, русском, английском, французском, идиш. В архиве Института Жаботинского в Тель-Авиве хранятся его письма к У. Черчиллю, Э. Идену, Дж. Макдональду, известному своей деятельностью в Лиге Наций по спасению немецкого еврейства. Жаботинский печатался в периодике различных стран. После закрытия в 1934 г. парижского «Рассвета», который он редактировал, главной трибуной русскоязычного еврейства стал харбинский журнал «Гадегель». Его редактором был А.Я. Гурвич, первый последователь Жаботинского среди евреев в Китае.

Жаботинский осознавал угрозу уничтожения европейского еврейства. В феврале 1937 г. он выступил перед Королевской комиссией лорда Пиля о положении в Палестине и необходимости создания еврейского государства на всей территории Палестины. Он использовал все возможности в борьбе за создание еврейского национального очага, в том числе организовал в Лондоне торжественный вечер, посвященный 20-летию Еврейского легиона.

Свою книгу «Слово о полку» Жаботинский, обращаясь к солдату Легиона, завершает такими словами: «…Просматривая газету, прочтешь добрые вести о свободной жизни еврейской в свободной еврейской стране – о станках и кафедрах, о пашнях и театрах, может быть, о депутатах и министрах. И задумаешься, и газета выскользнет из рук; и ты вспомнишь Иорданскую долину и пустыню за Рафой, и Ефремовы горы над Абуэйном. Встрепенись тогда и встань, подойди к зеркалу и гордо взгляни себе в лицо, вытянись навытяжку и отдай честь: это – твоя работа»33.


В 1915 г., в лондонском Ист-Энде, в еврейской семье выходцев из Украины, родился писатель, поэт, драматург и редактор Эммануэль Литвинов34. Тематику его творчества определили участие во 2-й мировой войне, Катастрофа и знакомство с судьбой советского еврейства. Последнему были посвящены основанный Литвиновым в 1958 г. журнал «Евреи в Восточной Европе», редактировавшийся им информационный бюллетень, книга о советском антисемитизме и большое количество статей. В его романах есть автобиографические страницы с описанием лондонского восточно-европейского гетто: «Я понял, что никогда не буду думать о себе как о стопроцентном англичанине и не буду колебаться, отвечая на вопрос, еврей я или нет. В середине ХХ века любой еврей в Европе был обречен, как будто у него врожденная неизлечимая болезнь. Лишь случайность географического проживания или невероятная удача могли позволить ему выжить. И когда мы выиграли войну, я знал, что для меня война была еще и шесть миллионов раз проиграна…»35

Живущий в Иерусалиме Алекс Аусвакс, хорошо знавший Э. Лит-винова, рассказывал автору-составителю этой книги: «Издававшийся им журнал <…> получали все члены парламента и палаты лордов и все высокопоставленные англичане. Журнал сыграл большую роль в решении проблемы эмиграции русских евреев. Эммануэль никогда потом об этом не говорил, но именно благодаря ему мы сейчас с Вами разговариваем»36.


Истоки российского диссидентства. Когда в 1853 из Лондона в Россию попали первые экземпляры герценовского «Колокола», они произвели впечатление разорвавшейся бомбы. Чиновники и читатели были потрясены в равной мере. В затхлой николаевской России точно форточку распахнули. Через сто лет не меньший эффект создал радиоэфир: в большевистском Кремле и коммунальных трущобах российской интеллигенции люди одинаково обомлели, услышав вместо официальных утверждений-клише, живое русское слово на волнах Би-Би-Си. В течение многих лет символом и воплощением этого русского слова из свободного мира был комментатор Анатолий Максимович Гольдберг37. Социалист-либерал, он полагал, что советский эксперимент производится на правильной основе, но с негодными средствами, и его неодобрение этих средств находило отклик в сердцах миллионов слушателей в СССР. Его самостоятельный взгляд на вещи помогал им освободиться от гипнотизирующего воздействия советской пропаганды. Гольдберг родился в 1910 г. в Петербурге; гимназическое и университетское образование получил в Берлине, а с 1939 г. до дня своей смерти в 1982 году работал в Лондоне на Би-Би-Си. Из всех сотрудников Русской службы легендой стал только он, Анатолий Максимович. Не мыслитель и не пророк, Гольдберг был открыт, великодушен (многим незаметно помогал), независим, чистосердечен и чуть-чуть наивен. Он руководствовался исключительно своей совестью и был человеком большой души.

Именно еврей Анатолий Максимович Гольдберг стал катализатором нравственного сопротивления советскому режиму и оказал на Россию не меньшее влияние, чем Герцен или Солженицын. Известный радиожурналист, кавалер британского ордена, врученного ему самой королевой, он был не беден и мог себе позволить частную медицинскую страховку. Но привилегии шли вразрез с принципами, – и коллеги, навещавшие Гольдберга в 1982 году после второго инфаркта, с изумлением находили его в общей палате обычной государственной больницы. То же – и с жильем: жил со своей верной Эльзой в квартире, полученной в порядке общей очереди на девятнадцатом этаже, где в Великобритании живут только самые бедные.





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет