Г. С. Сабирзянова в сборнике представлены тексты докладов участников научно-практической конференции «Региональные энциклопедии: проблемы общего и особенного в истории и культуре народов Среднего Поволжья и Приуралья»



жүктеу 1.59 Mb.
бет3/9
Дата07.05.2019
өлшемі1.59 Mb.
түріСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Энциклопедии народов Среднего Поволжья и Приуралья. Она стала бы мощным фактором ознакомления наших народов друг с другом, дала бы научно выверенную картину мира, объективные критерии для оценки своего места во всеобщей истории.

А.Н. Акиньшин (фото), О.Г.Ласунский


(Воронеж)

Региональные энциклопедии


в современной России
За два последних десятилетия возникла целая библиотека региональных изданий энциклопедического назначения, которыми охвачены практически все ос­новные зоны России: Европейский Центр, Северо-Запад, Поволжье, Урал, Си­бирь, Дальний Восток и др. Вполне закономерно в этой связи стремление спе­циалистов в данной области к координации своих действий, показателем чего, в частности, стали научно-практические конференции по проблемам под­готовки региональных энциклопедий: прошедшая в Петербурге (14–16 октября 2003 г.)1 и данная конференция.

Знакомство с комплексом интересующей нас справочной литера­туры позволяет выявить очевидную тенденцию к территориальному ограниче­нию, самовыражению. Исключением на общем фоне выглядит межрегиональ­ная «Уральская историческая энциклопедия» (Екатеринбург, 1998, 2000): ее географические рамки – так называемый Большой Урал, куда входят автоном­ные республики Удмуртия и Башкортостан и пять областей. Ясно, что в таком случае состави­телями снят только верхний, элитный слой информации и ос­тавлена вне поля зрения масса необходимейших сведений из прошлого и на­стоящего отдельных местностей. В этом смысле антиподом всеуральской эн­циклопедии (с ее рыхлой, по нашему мнению, композицией, явным перекосом в сторону археологии и нескрываемым екатеринбургским монополизмом) является справочник всего лишь по одному из районов Башкортостана – Зилаирскому (Уфа, 2000). Он универсален по содержательному наполнению (энциклопедия районно­го масштаба едва ли может быть иной), довольно добротен по исполнительско­му уровню – научному, редакторскому и полиграфическому. Впрочем, для нас важнее зафиксировать саму эту разновидность издания, получающую все большее распространение в России. В качестве примера приведем «Заинскую энциклопедию» (Казань, 1994), приуроченную к 340-летию основания го­рода Заинска (Татарстан), двухтомную «Златоустовскую энциклопедию» (Златоуст, 1994–1997), «Старицу и Старицкий район» (Тверь, 2001), «Наровчатовскую энциклопедию» (Пенза, 2005) и пр. В Красноярске даже вышла энцикло­педия, посвященная Дзержинскому району краевого центра (1995). Возникно­вение районных (а вскоре, вероятно, и сельских) энциклопедий отражает про­цесс демократизации социальных устоев в нашем Отечестве, свидетельствует о лока­лизации общественного внимания, его приближении к границам реальной сре­ды обитания людей. Самой крупной по объему районной энциклопедией явля­ется, насколько нам известно, Ряжская, она выпущена в Рязани (2002) под маркой областного института развития образования. Справочник дает доста­точно полную картину развития сравнительно небольшой территории на про­тяжении нескольких веков. Думается, книга станет хорошим подспорьем не только для учителей гуманитарного и естественно-научного профиля, но и для всех, кому небезразлична судьба родного района и его жителей. Есть у «Ряжской энциклопедии» и недостатки, проистекающие порой как раз из желания ее создателей увеличить объем издания. Ведется работа над районной энциклопе­дией в городе Алексеевке Белгородской области (инициатор – журналист и краевед А.Н. Кряженков).

С другой стороны, появляется тенденция именовать «энциклопедиями» разнообразные по своему содержанию книги, лишенные универсального нача­ла. Такова, в частности, работа краеведа Д.Ф.Шеншина из села Верхний Мамон «Энциклопедия Верхнемамонского района Воронежской области» (Воронеж, 2004), построенная по хронологически-тематическому принципу. Предприни­мается попытка выпустить аналогичный труд покойного краеведа А.Т. Бойкова под названием «Энциклопедия Богучарского района Воронежской области». На наш взгляд, районные энциклопедии должны создаваться на основе уже имеющихся работ по локальной истории и культуре, а не предшествовать им.

Вообще универсальные региональные энциклопедии, созданные едино­лично, вызывают немало нареканий. В качестве примеров подобных изданий можно назвать книгу А.М. Бельского «Город Орел: Краеведческий словарь» (2000) и «Казанский ретро-лексикон» (2002) М. Глухова-Ногайбека. Это и по­нятно: один человек не в состоянии «переварить» все многообразие краеведче­ского материала, а отсутствие коллегиального надзора над ходом работы отри­цательно сказывается на ее уровне. Напротив, там, где хорошо налажена кол­лективная деятельность, где на благое дело используются административные ресурсы, результаты гораздо весомее. Об этом свидетельствует опыт создания национальных энциклопедических изданий, появившихся в последние пять–шесть лет в автономных республиках и округах России (Башкортостан, Коми, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия, Якутия, Ямал и др.).

Большое внимание развитию энциклопедистики уделяется в Рязани, здесь появилась серия справочников. Этому обстоятельству можно было бы порадоваться, если бы не претензии к их качественной стороне. Новей­шее издание «Рязанской энциклопедии» предпринято в трех томах, причем первые два (1999–2000), казалось бы, полностью исчерпали алфавит, но уже в 2002 г. появился дополнительный том (снова от «А» до «Я»). В трех томах вышла и «Липецкая энциклопедия» (1999-2001). Редакторы-составители Б.М. Шальнев и В.В. Шахов проделали, безусловно, большую и в целом небесполез­ную организационную работу. Однако общая оценка издания крайне низка. Ре­дакторы по сути проигнорировали сложившиеся каноны энциклопедии как спе­цифического жанра, такие, например, как единообразие в формах подачи мате­риалов, лапидарность слога, высокая степень концентрации предлагаемой чита­телям информации. Пример нарушения правил подает, как ни странно, главный редактор В.В. Шахов, литературовед по роду занятий. Его статьи выделяются объемом, а главное, полным пренебрежением к природе энциклопедических справок – это популярно написанные филологические очерки с применением всего комплекса обычных в таких случаях приемов: ци­таты из воспоминаний, эпистол и даже поэтических творений, попытки анали­тического подхода к литературным произведениям, высказывание гипотез, ме­тафорические красоты стиля и т.п.

«Энциклопедический словарь по истории Кубани» (Краснодар, 1997) имеет хронологические границы «с древнейших времен до октября 1917 года». Уже в самом заглавии фиксируется идеологическая доминанта издания: в сло­варе из персонажей преобладают революционеры большевистского толка (да еще военные деятели). Работники же на ниве просвещения, культуры, искусст­ва отодвинуты на задний план. Многие статьи излишне развернуты, включают большие цитаты из различных документов. Сами справки анонимны, только пронумерованы, и для того, чтобы выяснить авторство материала, надо долго просматривать набранный мельчайшим шрифтом указатель цифр.

«Энциклопедия Саратовского края в очерках, событиях, фактах, именах» (2002) построена по тематическим направлениям: география, история, эконо­мика, культура, религия и т.д. Основные претензии можно предъявить к редак­туре книги: каждый раздел воспринимается как бы автономно, не соблюдено единообразие некоторых формальных параметров, что относится прежде всего к подразделам, посвященным персоналиям. Разнобой здесь проявляется на раз­ных уровнях – от указания дат рождения (у одного лица они даны полностью, у других – только годы) до самого типа справок, некоторые из которых (напри­мер, об оперных солистах) включают в себя элементы критического анализа и итоговой эстетической оценки, что, по нашему мнению, противопоказано эн­циклопедическому жанру в его нынешнем понимании. Раздача титулов («ода­ренный», «самый одаренный», «талантливый», «талантливейший» и т.д.) не входит в задачи энциклопедического издания (тем более, если это касается здравствующих по сей день деятелей искусства).

Какие из современных энциклопедических изданий можно считать бо­лее или менее удачными, претендующими на то, чтобы стать образцом для подражания (а такие образцы, в силу неразвитости провинциального энцикло­педического дела, зачастую необходимы)? Мы бы назвали справочники, вы­шедшие в 2001 г. в Пензе, Челябинске, Смоленске (т. 1), Архангельске (т. 1), в 2002 г. – во Владимире, в 2004 г. – в Тамбове; последняя энциклопедия (главный редактор Л.Г.Протасов) является на сегодняшний день наилучшей среди аналогичных изданий Центрального Черноземья. Эти справочники тоже не ли­шены недостатков (в работах такого масштаба их практически невозможно избежать), но в них соблюдена жанровая чистота, чувствуется строгий над­зор за авторами со стороны научных и издательских редакторов. В этих энцик­лопедиях высок уровень исполнительского мастерства, их устроители не укло­няются от решения самых трудных задач.

Особого внимания заслуживает «Пензенская энциклопедия». Это единственный из региональных аналогов, подготовленный к пе­чати в Москве известным своими творческими достижениями издательством «Большая Российская энциклопедия». Структура универсального по своему содержанию пособия хорошо продумана, оно снабжено подробно разработанной системой справочных приложений. На всем лежит печать высо­кого профессионализма авторского коллектива и издательских сотрудников: предельно конкретный характер вводных заметок, строгий дизайн, согласованность текста и иллюстраций и т.п. При всех своих мел­ких погрешностях это издание может стать своеобразным мерилом для тех, кто возьмет на себя труд по созданию региональной энциклопедии. Во всяком случае, работая над «Воронежской историко-культурной энциклопедией», мы во многом ориентировались на опыт создателей «Пензенской энциклопедии», учитываем его и в своей работе над универсальной «Воронежской энциклопедией».

Несколько слов об оренбургской школе энциклопедистики. В 1993 г. при местном государственном университете был учрежден научно-исследовательский центр региональных энциклопедических проектов (его ду­шой и главной организующей силой был ученый и писатель Л.Н. Большаков). С той поры центр сумел заявить о себе несколькими незаурядными работами. Это, прежде всего, три именных литературных энциклопедии (Шевченковская, Пушкинская и Толстовская), «Оренбургская биографическая энциклопедия» и, наконец, «Караван-сарай», энциклопедия народов Востока. В своей совокупно­сти эти справочники достаточно полно раскрывают участие Оренбуржья в об­щероссийских социальных и культурных процессах. Из всех перечисленных изданий больше всего претензий с нашей стороны вызывает «Оренбургская биографическая эн­циклопедия» (2000).

Ряд региональных справочно-информационных изданий энциклопедиче­ского профиля целиком посвящен персоналиям. Такие пособия вышли в Самаре (т. 1–4, 1993–1995), Саранске (кн. 1–4, 1994–2001), Туле (т. 1–3, 1996–2003), Пскове (2002), Курске (кн. 1–3, 2004–2005)1; к таковым относятся смоленская и владимирская энциклопедии. От местных изданий типа «Кто есть кто», расплодившихся в неимоверном количестве, они отли­чаются определенными методологическими принципами, несравнимо большим охватом имен и эпох, научной основательностью. Нам кажется, это – чрезвы­чайно перспективный и во многих отношениях полезный тип региональной эн­циклопедии.

Современные энциклопедии, увы, недостаточно полно отражают реаль­ное обилие земляческого генофонда. Обычно внимание краеведов привлекают люди, выбравшиеся из провинции в Москву и Петербург и оказавшиеся, так сказать, в пределах досягаемости. А ведь многие уроженцы той или иной мест­ности добиваются серьезных успехов на стороне, в ближних, а то и отдаленных регионах. В данной связи весьма острой становится проблема изучения межре­гиональной миграции людей, межрегиональных духовных контактов. Это осо­бенно актуально для пограничных регионов, территории которых многократно перекраивались.

К сожалению, многие краеведы из чувства ложно понимаемого местного патриотизма занимают изоляционистскую позицию, замыкаются в географиче­ских рамках своего региона, отказываются от деловых соприкосновений с кол­легами из соседних областей. В результате страдает качество исследований, а в энциклопедиях возникает немало досадных оплошностей. В качестве примера можно привести энциклопедии — липецкую, белгородскую (1999), курскую (го­родскую, 1997, персональную, 2004–2005), отчасти рязанскую, а также орлов­ский словарь. Среди их персонажей много людей, связанных биографически с воронежским краем. Стоило только обратиться к нашим спе­циалистам, и можно было бы избежать многих промахов в определении точных дат и мест рождения и смерти. Становление и развитие энциклопедического дела в провинции требует укрепления взаимовыгодных контактов между знато­ками местной старины, проживающими в различных, особенно смежных ре­гионах. Этому и призваны служить встречи ученых на конференциях, подоб­ных петербургской и казанской.

Межрегиональные творческие пересечения зачастую остаются нераскры­тыми в силу того, что авторы некоторых энциклопедий поразительно равно­душны к такому существенному для всякого справочного издания моменту, как четкая фиксация места рождения своих героев. Так, в энциклопедическом спра­вочнике «Приморский край» (Владивосток, 1997), «Енисейском энциклопеди­ческом словаре» (Красноярск, 1998), «Калужской энциклопедии» (Калуга, 2000) место рождения персонажей запрятано в самом тексте справки, иногда и вовсе отсутствует, как в «Татарском энциклопедическом словаре» (Казань, 1999). Пренебрежение к единому критерию в этом отношении демонстрирует «Оренбургская биографическая энциклопедия» (Оренбург, 2000). Вообще соз­датели региональных энциклопедий порой ищут свой путь на ощупь, открывая всякий раз заново то, что уже давно принято на вооружение в центре, да и в других регионах.

При подготовке энциклопедических пособий необходимо учитывать общие и единые правила. Это, к примеру, полное раскрытие дат рождения пер­сонажа и развернутое указание на место рождения, причем в соответствии с административно-территориальным делением на момент рождения героя. В случае невозможности определить административную принадлежность того или иного села (чаще всего такие ситуации возникают применительно к XVIII в. или к национальным окраинам Российской империи) следует придерживать­ся современного статуса, но с обязательным добавлением слова «ныне». Собы­тия, произошедшие в России до 1 февраля 1918 г., следует указывать по юлиан­скому календарю, а в европейских странах — по григорианскому. Представите­ли черного духовенства должны включаться в перечень персоналий на свое мо­нашеское имя с раскрытием в скобках светской фамилии, имени и отчества, причем необходимо делать отдельную отсылку от светской фамилии к мона­шескому имени (пример: Болховитинов Е.А., см. Евгений (Болховитинов); бе­лое духовенство дается в алфавите фамилий. Как курьез можно отметить тот факт, что архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн (Попов) в «Бел­городской энциклопедии» дан не на имя, а на понятие «архиепископ». Следует предложить оптимальные варианты пристатейной библиографии, системы ус­ловных сокращений слов (едва ли можно приветствовать почин «Псковской эн­циклопедии» (2003), где начисто отсутствуют библиографические перечни и условные сокращения в тексте справок). «Энциклопедисты» должны помнить, что исторические факты, события, названия обозначаются так, как они имено­вались в то время, о котором идет речь; нелепы попытки осовременить старые географические названия, прежние территориальные координаты.

Обзор региональных энциклопедий подводит нас к еще одному любо­пытному выводу: составители и авторы уделяют сугубое внимание далеким эпохам, завершая их обычно началом XX в. В этом чувствуется некоторая инерция исследовательского мышления. С высоты XXI столетия осо­бенно видна колоссальная роль XX века в истории Отечества. Региональные энциклопедии, на наш взгляд, должны уделять ему больше внимания, отслежи­вать и регистрировать новейшие тенденции в жизни провинциальной России. Не следует бояться включения в справочники молодых талантливых деятелей науки, культуры, искусства: открывать новые яркие имена — немалая честь для «энциклопедистов».

В универсальной энциклопедии должно присутствовать разумное соче­тание терминов и понятий с персоналиями. Практически все энциклопедии включают отдельные статьи о Героях Советского Союза, Героях Социалисти­ческого Труда, Героях России, полных кавалерах орденов Славы, что составля­ет от одной трети до половины персоналий. Имена эти практически общеизве­стны в каждом регионе, но обойтись без них в энциклопедиях невозможно, по­скольку именно они являются в большинстве случаев олицетворением местного патриотизма.

Для энциклопедий, изданных в областях, которые имеют общую исто­рическую судьбу, вполне естественным является наличие группы однотипных статей. Так, Воронежская, Белгородская, Курская, Липецкая и Тамбовская об­ласти входили в XVIII в. в Азовскую (Воронежскую) губернию, а в 1928–1934 гг. — в Центрально-Черноземную область. Следовательно, соответствующие эн­циклопедии не могут обойтись без статей о Белгородской и Изюмской оборо­нительных линиях, Воронежской губернии и Воронежской области, об админи­стративно-территориальных реформах, заселении края и т.п. Облегчить эту ра­боту в определенной степени способен обобщающий труд по истории и культу­ре Центрального Черноземья — книга «России Черноземный край» (Воронеж, 2000). Тем не менее, в освещении сходных проблем порой царит разнобой.

Статьи о Белгородской и Изюмской оборонительных линиях одинаково основательны во всех имеющихся энциклопедиях (Белгородской, Липецкой и Тамбовской), поскольку опираются на труды историка В.П.Загоровского. Ста­тья «Азовская губерния» имеется только в тамбовской энциклопедии, статьи «Воронежская губерния» и «Воронежская область» – только в липецкой (это при том, что из Воронежской области в 1937 г. выделилась Тамбовская область, а в 1954 г. – Белгородская и Липецкая области). В статье «Административно-территориальное деление» в тамбовской и липецкой энцик­лопедиях раскрыта история формирования области, а в белгородской обращено внимание только на современное состояние области (перепечатан соответствующий закон областной думы). Статья «Кораблестроение» есть только в там­бовской энциклопедии. Пренебрегая историческими реалиями, белгородская и липецкая энциклопедии избегают указывать Воронежскую губернию и область в качестве места рождения своих героев, хотя речь идет о времени до 1954 г.

В нашем обзоре основное внимание сосредоточено на негативных сто­ронах нынешнего состояния энциклопедического дела в провинции. Это не значит, однако, что мы пессимистически смотрим вперед. Скорее, наоборот: инициирование регионами широкомасштабных информационно-справочных проектов, очевидное развитие энциклопедического дела (иллюстрацией может служить белгородская энциклопедия, выдержавшая уже три издания) вселяют надежду на лучшее.

Воронежцы попытались внести свою лепту в общенациональную энциклопедистику. В конце 2006 г. вышла однотомная «Воронежская историко-культурная энциклопедия: Персоналии». В книге представлено более четырех тысяч имен, раскрывающих огромный творческий потенциал нашего края. Причем редколлегия стремилась к тому, чтобы одна из крупнейших областей центральной полосы России не выглядела замкнутой в себе самой, а органически вписывалась в единое духовное пространство Отечества, включа­лась в общую систему художественных и интеллектуальных координат. Этого удалось достичь ценой кропотливых усилий, направленных на выявление и ре­гистрацию многообразных культурных соприкосновений и пересечений воро­нежского региона с другими территориями страны.

Принципиально важным моментом для всех нас стало решение придать своему труду сугубо поисковый характер. Что это значит? Прежде всего — от­каз от привычной схемы действий, когда по алфавиту распределяются материа­лы, почерпнутые из легко доступных источников, преимущественно печатных. Составители и авторы ВИКЭ поставили перед собой задачу дополнить уже из­вестные пласты информации новыми сведениями — специально для нашего издания. В результате около трети всех учтенных в энциклопедии лиц введены в общественный обиход впервые. Были разысканы сотни фигур, достойных бла­годарной земляческой памяти, — для этого пришлось не только поработать в книго- и газетохранилищах Москвы и Петербурга (кстати, были внимательно проштудированы все региональные энциклопедии постсоветского периода), но и заглянуть в архивные папки: в необходимых случаях пристатейная библио­графия расширялась за счет сносок на архивные дела.

Традиционные формы общения с печатными и рукописными текстами мы совмещали со всевозможными способами добычи полезных для нас знаний — от использования современных электронных технологий до очных или заоч­ных контактов с заинтересовавшими нас персонами. Не хотелось, в част­ности, упустить из виду тех воронежских уроженцев, чьи незаурядные способ­ности раскрылись, за пределами отчего края, да и вдалеке от столичных центров. К примеру, южная часть Воронежской губернии (облас­ти) искони заселена выходцами с Украины, и многие из их потомков предпочи­тают продолжать образование не в российских, а в украинских учебных заведе­ниях. Позднее эти люди оседали на Украине, становились видными деятелями в своей профессии и вместе с тем как бы исчезали с воронежского горизонта. Нам пришлось изучить основную справочную литературу, изданную в братской республике, и извлечь оттуда массу ярких земляческих звезд.

Особенно радовались мы находкам, которые значительно обогащали прежние, довольно скудные перечни примечательных личностей, делегирован­ных в культуру и гуманитарные науки селами и поселками. Не секрет: краеведы районного звена испытывают острую нехватку свежего материала. Неведомые им ранее имена, обнародованные на страницах ВИКЭ, способны подсказать но­вые занимательные сюжеты, что, в свою очередь, повысит уровень районного и сельского краеведения.

Ключевая проблема, которая возникла с первых шагов нашей деятель­ности, — это, разумеется, проблема отбора кандидатов на включение в ВИКЭ. Наиболее остро она стояла в тех случаях, когда речь шла о здравствующих лю­дях: как бы не обидеть кого-то и в то же время сохранить должную объектив­ность! Не оставалось ничего иного, как прибегнуть к формализации критериев (членство в творческих союзах, наличие различных почетных званий, ученых степеней (доктор наук), авторство нескольких книг и т.п.). Конечно, вместить все многообразие человеческого «золотого фонда» в окостеневшие рамки не­возможно, и редколлегия позволяла себе некоторые отступления от ею же про­декларированных принципов: это касалось, в первую очередь, молодых талан­тов, в будущности которых не возникало сомнений. Иное дело — проявлять свои эмоции, симпатии или антипатии, давать героям энциклопедии какие-либо оценки — всего этого редколлегия категорически избегала. Мы четко осознавали свою цель — предоставить пользователям информации факты, только одни фак­ты: главное, чтобы они были максимально достоверны.

И еще одно чрезвычайно существенное обстоятельство. В своей повсе­дневной работе мы исходили из основополагающего тезиса о том, что объем и качество создаваемой в провинции творческой продукции в немалой степени определяют специфику и авторитет того или иного российского региона. Жанр историко-культурной энциклопедии, наподобие воронежской, как раз и позволяет проследить динамику местного художественного и интеллектуального процес­са, представленного в незаурядных индивидуальных судьбах.

Духовное самоопределение российских территорий в значительной мере опирается на многовековой местный опыт, а он в концентрированном виде ма­териализуется как раз в энциклопедических изданиях. Вот почему представля­ется вполне закономерным тот общественный резонанс, который вызван воз­никновением и развитием системы региональных энциклопедий.

О.А.Кубицкая
(Москва)

Актуальные вопросы отечественной истории на страницах «Большой Российской энциклопедии»


Редакторы отраслевых редакций и методисты издательства «Большая Российская энциклопедия» внимательно следят за выходом в свет региональных изданий – от таких энциклопедий, как Татарская и Башкирская до энциклопедии, например, «Великое княжество Литовское», выпущенной в Белоруссии. Несомненно, региональная энциклопедистика в последнее десятилетие переживает период расцвета. Сейчас, когда целостность страны не только восстановлена, но и гарантируется, а практика выпуска в свет идеологически детерминированных изданий ушла или уходит в прошлое, мы имеем возможность при подготовке энциклопедий использовать объективный подход и готовы сотрудничать со всеми, кто его разделяет.

В теме статьи для меня равно важны обе составные части. Имеется в виду и сама отечественная история, и то, как она представлена в «Большой Российской энциклопедии». Изменения последнего времени коснулись как концепции издания, так и методики работы над ним. Это естественно, поскольку они самым тесным образом связаны между собой. Новый концептуальный подход проявляется и в отборе «черных слов» при составлении словника, и в соотношении тем, которые находят отражение в энциклопедии, и в соотношении их объемов, наконец, в требованиях, которые предъявляет редколлегия «Большой Российской энциклопедии» к самим статьям, особенно к статьям о событиях, явлениях или персонах.

К разряду концептуальных новаций относятся изменения словника редакции Отечественной истории по сравнению со словником БСЭ-3. За счет сокращения числа статей, посвященных деятелям революционного движения, возросло число статей, посвященных созидателям, – людям, внесшим существенный вклад в становление государства, обретение им суверенитета, в развитие хозяйства, народного образования, в формирование нравственной и культурной составляющих общества. Это статьи о крупных чиновниках, военных деятелях, церковных служителях, предпринимателях, благотворителях, меценатах и т.п.

При подготовке статей-персоналий редакция Отечественной истории старается учитывать достаточно жесткое требование редколлегии и руководства издательства: максимально объективно показать именно вклад того или иного человека в развитие общества, государства, культуры и пр. Особое значение имеет не послужной список, хотя он тоже важен, а информация о деятельности описываемой персоны. При реализации такого подхода редакция Отечественной истории столкнулась с большими трудностями в подготовке статей, в частности статей о правителях или руководителях государства. А именно они особенно важны для понимания истории всей страны. Перед коллективом редакции стоит задача персонификации истории. И это, безусловно, тоже новация.

При этом редколлегия и руководство издательства не ставят при подготовке «Большой Российской энциклопедии» специальных исследовательских задач; они ставят только задачи обобщения имеющихся на сегодняшний день знаний. Однако при новом подходе, о котором здесь говорится, редакция Отечественной истории постоянно вынуждена решать именно исследовательские задачи, потому что новому подходу далеко не всегда соответствует уровень современной историографии.

Приведу только один пример. В первом из вышедших томов «Большой Российской энциклопедии» опубликованы статьи о трех российских императорах – Александре I, Александре II и Александре III. Самой большой проблемой, как это ни странно, было подготовить статью об Александре II. Казалось бы, о нем все известно, написаны горы книг и статей, здесь нет тайны. Но так ситуация выглядит только на первый взгляд. Раньше в энциклопедиях давали краткую формальную справку о датах жизни Александра II и его восшествии на престол, приводили указание на принадлежность к династии Романовых, а дальше писали: при нем… (или: В его царствование….) под воздействием единственной причины – поражения России в Крымской войне 1853–56 гг. – проведены такие-то и такие-то реформы. Мы поставили перед собой другую задачу – показать личное участие императора в реформах. Редакцию при подготовке статьи интересовало, соответствовали ли реформы убеждениям Александра II или он проводил их вопреки своим убеждениям, встречал ли он сопротивление или, будучи самодержцем всероссийским, по распространенному мнению, никем и ничем не был ограничен. Наконец, имели ли реформы предшествовавшую им историю и какое отношение к ней имел сам Александр II, или реформы проведены, действительно, под воздействием единственной, уже названной причины. Иными словами, мы решили показать не только то, что Александр II сделал, но и то, как он это сделал. Оказалось, что при такой постановке проблемы не удается найти автора для статьи, никто из нескольких историков, к которым мы обращались, не готов по-новому взглянуть на проблему.

Конечно, редакция отдает себе отчет в том, как сформировалась историографическая традиция. Это объяснимо. Именно Александр II, крупнейший реформатор эпохи, первым из российских императоров столкнулся с революционным движением и был убит. И здесь явственно видно идеологическое противоречие, прорисовывается даже нравственная составляющая идеологии. Если революционеры, как постулировалось, – это чистые сердцем люди, преданные идее, а идея – это освобождение народа, то как случилось, что они убили царя-освободителя? Для разрешения данного противоречия историография пошла двумя путями: один – отчуждение Александра от его реформ (отсюда и идет формула «При нем…», «В его царствование…»), а второй – объяснение, что реформы были проведены «не так». В конце концов, статья об Александре II была подготовлена редакционно, и она существенно отличается от статей об этом императоре-реформаторе как в дореволюционных справочниках, которые грешили безудержной апологетикой, так и в энциклопедиях, выпущенных в советское время, в которых царь-освободитель находился как бы на обочине собственных реформ. Конечно, это только первый опыт нового прочтения хорошо известной темы. Возможно, он привлечет внимание молодых историков к данной теме именно потому, что показывает, что далеко не все исследовано, казалось бы, в хорошо изученных вопросах.

Особая тема – это история XX века. Здесь мало реальных исследований, историографические оценки не подтверждаются фактами и страдают односторонностью, зачастую не установлены причинно-следственные связи между событиями. Подготовка статей по советской истории вызывает, пожалуй, наибольшие трудности. Задача редакции Отечественной истории осложняется тем, что мы сознательно стараемся избегать любых оценок и любых характеристик. Такое требование предъявляется редколлегией и ко всему изданию.

Новые концептуальные подходы и методологические решения привели к тому, что отечественная история на страницах «Большой Российской энциклопедии», если говорить о соотношении тем и их объемов, постепенно приобретает нормальный, с точки зрения здравого смысла, вид. Для пояснения приведу сравнение. Если представить себе ход исторического процесса в виде конуса или пирамиды (а такое представление достаточно традиционно в нашей историографии), то можно видеть, что раньше в энциклопедических изданиях данная фигура имела как бы перевернутый вид, т.е. ее острие уходило в глубь истории. Чем дальше от нас были люди, события, явления, тем меньше статей им было посвящено, тем меньшего объема были сами статьи. И наоборот. Иными словами, многовековая история Древнерусского государства, русских княжеств, Русского государства и, наконец, Российской империи была представлена едва ли не слабее, чем насчитывавшая десятилетия история СССР. Сейчас ситуация изменилась. Отечественная медиевистика и историография Нового времени, в отличие от историографии советского периода, оказались готовы к решению новых задач, поставленных в «Большой Российской энциклопедии». Редакция Отечественной истории включила в словник БРЭ большое число статей по дореволюционной истории России, и они превалируют. Впервые в словнике представлены статьи не только о великих, но и об удельных князьях, публикуется множество статей о княжествах. В статьях о городах расширяется историческая часть. Следует подчеркнуть, что речь идет именно об истории: современность в издании от нового подхода не страдает, поскольку ей посвящено множество статей других редакций – права, экономики, социологии, народного образования, техники и пр. Статьи по древней истории выделяются и своим значительным объемом. Я понимаю, что это является некоторым отступлением от энциклопедических правил, но расцениваю его как объективный конфликт между новым концептуальным подходом и устоявшейся, достаточно консервативной методикой. Редакция Отечественной истории сознательно идет избранным путем, чтобы иметь возможность «перевернуть пирамиду» и поставить ее с головы на ноги, если так можно выразиться.

Статьи о городах в БРЭ, несомненно, относятся к региональным сюжетам и в наибольшей степени соответствуют теме конференции. В «Большой Российской энциклопедии», хотя она носит универсальный характер и ориентирована на международный уровень, достаточно много внимания уделяется региональным проблемам. В издание включены статьи обо всех субъектах Российской Федерации и народах, ее населяющих. В какой-то степени к региональным (но больше, видимо, к территориальным) относится множество статей по редакции Археологии. Представляя древнюю и средневековую историю, редакция Отечественной истории публикует в БРЭ статьи о государственных образованиях, сопредельных с русскими территориями. Разумеется, при подготовке региональных сюжетов применяются те же концептуальные подходы, о которых говорилось, главный из них – изложение объективной, взвешенной информации, свободной от идеологической ангажированности и от любых оценок. К истории Золотой Орды, например, в «Большой Российской энциклопедии» относятся так же, как к истории Византии или Священной Римской империи. Это было крупное явление на огромной территории, оказавшее значительное влияние на государственное устройство, судьбы и образ жизни многих народов, в том числе и русского. Однако оно имело свое начало и свой конец, сегодня оставшись в далеком прошлом.

При подготовке региональных статей мы сталкиваемся со многими из тех проблем, которые уже назывались, в том числе и с неготовностью региональной историографии, что называется, «ответить на вызовы времени». Тем не менее, а может быть, и в силу этого, для нас крайне важно сотрудничество с региональными энциклопедиями. Зачастую многим редакциям издательства «Большая Российская энциклопедия» необходима актуализация информации, например, в статьях о городах или субъектах Федерации особую важность представляет численность населения на сегодняшний день, современная хозяйственная структура, точные новые названия предприятий и т.п. При подготовке статей о деятелях национального искусства и культуры мы часто обращаемся непосредственно к региональным энциклопедиям. По многим сюжетам, особенно не очень хорошо разработанным (например, по истории предпринимательства, благотворительности, меценатства), издательству «Большая Российская энциклопедия» необходима поддержка местного краеведения. Помощь редакций региональных энциклопедий и местных краеведов, тех, кто хорошо знает свои архивы и свои музеи, трудно переоценить. Статьи по региональным сюжетам редакторы редакции Отечественной истории в большинстве своем заказывают авторам на местах, в таких случаях всегда получаются прекрасные результаты.

Со своей стороны, и издательство «Большая Российская энциклопедия» готово оказать и оказывает региональным энциклопедиям методическую помощь. Издательство может предложить и информационную поддержку по сюжетам или предметам, выходящим за региональный уровень. Наши методисты проанализировали вышедшие или готовящиеся к изданию региональные энциклопедии. В качестве вклада в работу конференции они предложили ряд советов, главный из которых, как ни парадоксально он прозвучит, – региональная энциклопедия должна быть посвящена региональным проблемам. Имеется в виду, например, если в регионе не произрастает агава, то и не нужно давать статью о ней в региональной энциклопедии. Иначе, по словам наших методистов, получается «тяжелейший гибрид» отраслевой и региональной энциклопедий. Но зато, если в регионе есть уникальное месторождение или водится редкая бабочка, о них нужно рассказать все и максимально подробно. Или другой пример – науки. Не стоит включать в региональную энциклопедию все науки, известные в мире, нужно говорить только о тех, которые развиваются в регионе (причем, дать их можно даже и без дефиниции). Иначе собственные науки, опять же по словам наших методистов, будут «изничтожены»: они и их индивидуальность потеряются среди комплекса статей о науках вообще. К сожалению, за пределами многих региональных энциклопедий остается связь региона с миром, со своими национальными диаспорами в других странах. Это очень обедняет культуру региона.

Издательство «Большая Российская энциклопедия» готово к всемерному сотрудничеству с региональными энциклопедиями и видит цель такого сотрудничества в том, чтобы в будущем региональные и универсальные энциклопедии органично дополняли друг друга.



У.Г.Саитов
(Уфа)

БАШКИРСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИСТИКА — ДЕТИЩЕ


НОВОЙ ИСТОРИИ

Вот уже более 15 лет в республике устойчиво развивается энциклопедистика. Научное издательство «Башкирская энциклопедия» выпустило более 50 книг общим тиражом около 350 тыс. экземпляров. Среди них 5 энциклопедий: краткая энциклопедия «Башкортостан» на русском и башкирском языках, энциклопедии «Зилаирский район», «Салават Юлаев», «Башкирская энциклопедия». Т.1. В конце августа 2006 г. совместно с Интернет центром БГУ выпущена электронная версия краткой энциклопедии «Башкортостан» на русском языке, вскоре увидит свет диск на башкирском языке.

Все эти издания в Башкортостане появились впервые. Впрочем, это новинки не только для республики. Башкортостан первым из регионов постсоветской России издал собственную энциклопедию на двух государственных языках. В современной России не имеется аналогов и нашей персональной энциклопедии «Салават Юлаев», подготовленной к печати совместно с Институтом истории, языка и литературы УНЦ РАН под редакцией доктора политических наук И.Г. Илишева. Она была признана победителем Всероссийского конкурса «Малая Родина» в номинации «Люди нашего края» и награждена Почетной грамотой оргкомитета конкурса. По мнению Российской национальной библиотеки (Санкт Петербург), энциклопедия «Зилаирский район» является лучшей районной энциклопедией в России. По общему признанию участников научно практической конференции «Региональные энциклопедии: проблемы общего и особенного в истории и культуре народов Среднего Поволжья и Урала», наша электронная энциклопедия по уровню оформления является лучшей, а башкирские энциклопедисты — лучшими профессионалами в своем деле.

Перечисляя достижения нашего коллектива, я, возможно, поступаю не очень скромно, но думаю, это допустимо, поскольку речь идет о не очень публичном роде деятельности. О работе энциклопедиста вспоминают не так часто, хотя наши издания — самый сложный вид книжной продукции, а их подготовка — тяжкий и изнурительный труд, требующий достаточно длительного времни.

Энциклопедические издания играют большую роль в жизни общества, выполняют важную просветительную функцию, оказывают огромное влияние на развитие науки, образования и культуры. При их подготовке систематизируются научные знания, из за ясности и простоты изложения они становятся доступными всем: от школьника до академика. В работе над энциклопедиями исследователи выявляют «белые пятна» в науке. Они либо ликвидируются при подготовке изданий, либо в дальнейшем становятся предметами серьезных научных исследований. Таким образом, энциклопедистика содействует науке, дает мощный импульс ее развитию.

Сегодняшнее состояние науки в республике позволяет энциклопедистам быть оптимистами. Мы имеем возможность работать над многотомной Башкирской энциклопедией, скоро увидит свет ее второй том. По мере завершения работы над многотомником думаем взяться за отраслевые и персональные энциклопедии как на бумажных, так и на электронных носителях, заняться переработкой и переизданием ранее изданных энциклопедий, выпуском разнообразной словарно справочной литературы. Для этого у нас имеются все условия, и самое главное — государственная поддержка и люди, профессионально занимающиеся энциклопедистикой. Наше общество истосковалось по серьезной деловой литературе. Мы считаем своим долгом как можно полнее удовлетворять духовные потребности своих сограждан.

По общепринятому мнению, энциклопедия наряду с гербом, флагом и гимном является одним из символов государства. Наличие собственной энциклопедии – один из важных показателей культурности данного государства, барометр состояния науки. В мире не все страны, а в России не все регионы могут позволить себе иметь собственные профессионально подготовленные энциклопедии. Мы, жители Башкортостана, имеем полное право гордиться тем, что в республике энциклопедистика развивается на высоком уровне и достойно выполняет свои задачи.



В.С.Григорьев

(Чебоксары)


Научно-организационнЫе аспекты подготовки региональной энциклопедии

(по материалам Чувашской энциклопедии)

Энциклопедию по праву можно назвать зеркалом эпохи, ибо в ней наиболее полно и комплексно отражаются динамичная многообразная картина мира, характерные особенности состояния региона на период подготовки этого универсального свода знаний, уровень развития науки и культуры общества, созревшего для создания столь фундаментального, значимого осмысления жизненного опыта и мудрости многих поколений народа.



В Чувашской Республике попытка составления региональной энциклопедии была предпринята ещё в начале 60-х гг. XX в. Инициативу в этом деле проявил занявший в августе 1963 г. пост директора Научно-исследовательского института при Совете Министров ЧАССР (ЧНИИ) кандидат исторических наук И.Д. Кузнецов. В конце марта 1964 г. он провел организационное заседание инициативной группы по подготовке «Чувашской Советской энциклопедии». К тому времени ЧНИИ был признан координационным центром по согласованию и организации научных исследований в республике, поэтому участниками научного собрания стали представители почти всех образовательных, научных и культурных организаций г. Чебоксары. В инициативную группу было включено более 40 человек, в их числе – видные ученые: М.Я.Сироткин, В.Д.Димитриев, В.Ф.Каховский, В.Г.Егоров, А.К.Ефейкин, И.А.Андреев, Г.Я.Хлебников и др.; деятели культуры, литературы и искусства: Л.Я.Агаков, А.Е.Алга, Г.А.Ефимов, Н.В.Овчинников, А.Г.Григорьев, Ф.М.Лукин, Ю.А.Илюхин, Г.Ф.Орлов и др. В инициативной группе состояли также директор Чувашского книжного издательства И.Н.Никифоров и его заместитель – главный редактор А.Е.Горшков, редакторы республиканских газет, радио и других средств массовой информации. Активно включились в работу представители профильных министерств и отделов Чувашского обкома КПСС: Ф.А.Романова, К.И.Ванюшкин, М.В.Егоров, Г.А.Гутман, Ф.Я.Якимов. Члены инициативной группы не только представляли организационное ядро разработчиков энциклопедии, но и сами, включая партработников и министров, обязывались вести авторскую работу по написанию и доработке энциклопедических статей. Уже на первом заседании инициативной группы были сформированы отраслевые редакции – группы энциклопедистов, задачей которых являлась организация работы по написанию, обсуждению и редактированию словников и статей по основным направлениям научных знаний (история, язык, литература, искусство, культура, сельское хозяйство). В главную редакцию были определены: С.М.Ислюков, И.П.Прокопьев, И.Д.Кузнецов, В.Д.Димитриев, М.Я.Сироткин, А.Н.Студенецкий, А.Е.Алга, некоторые другие авторитетные представители интеллигенции республики. Было предусмотрено издать «Чувашскую Советскую энциклопедию» в 1966–1970 гг. в трех хорошо иллюстрированных томах общим объемом 100 авторских листов, тиражом 5 тыс. экз. Сразу же было заявлено, что авторская работа по написанию статей должна вестись на общественных началах. Для поддержания творческого духа и энтузиазма разработчиков энциклопедии был выдвинут лозунг: работа посвящается 100-летию со дня рождения В.И.Ленина и 50-летию образования Чувашской АССР. Вскоре появились дополнительные вдохновляющие красные даты: 50-летие Великой Октябрьской социалистической революции, 50-летие Чувашской областной организации КПСС, 100-летие первого чувашского букваря, 100-летие первой чувашской учительской школы и т.д. Все эти лозунги должны были вызвать у авторов энциклопедии стремление выполнить работу «на общественных началах, – как призывал И.Д.Кузнецов, – безгонорарно, в силу почетной обязанности каждого из работников науки, литературы и искусства, выращенных на хлебах народных». «Она должна быть, – подчеркивали организаторы работы, – свидетельством роста сознания общественного долга, процветания коммунистической морали среди нашей интеллигенции». Политизированный пафос в столь тяжелом и ответственном труде появился в обстановке пропаганды постулатов программы «коммунистического строительства», принятой незадолго до этого XXII съездом КПСС. «Все содержание энциклопедии должно иметь идейную монументальную цементацию на основе великой программы КПСС… – писал И.Д. Кузнецов 27 марта 1964 г., – зримо показав вместе с тем тот вклад в дело строительства коммунизма, который, как похвалил Н.С.Хрущев, вносит чувашский народ». Подобные романтизированные нотки звучали в выступлениях организаторов энциклопедического издания в контексте прагматических идей, продиктованных реалиями жизни и ответственностью за достойную разработку первого в истории края столь значимого комплексного труда. И.Д.Кузнецов доказывал первостепенную важность создания Чувашской энциклопедии культурно-просветительской миссией ученых и тем, что народ Чувашии «познал сам себя, знал всесторонне и обстоятельно свой родной край, географию, историю, экономику, культуру своего края, своего района, своего завода и колхоза, свою литературу, искусство, своих знатных исторических и современных деятелей, своих богатырей революции и труда, как и знатных людей всех советских и даже зарубежных народов, имевших касательство к исторической судьбе чувашского народа и к нынешнему его процветанию». Вторым фактором, побуждавшим писать энциклопедию, называлось стремление показать всей стране и миру привлекательный образ орденоносной Чувашской Республики, вырастившей многих Героев Советского Союза, в числе которых один из первых космонавтов планеты – А.Г.Николаев. Выдвигался и такой мотив, как желание доказать, что чувашские ученые, писатели и журналисты, художники и издатели «способны ныне совершать большие дела». В числе названных объектов исследования и популярного освещения назывались также дружеские связи чувашского народа с другими нациями и соседними регионами: Татарской, Марийской, Мордовской республиками, Ульяновской, Горьковской, Кировской областями.

Смену патетических слов об энциклопедии на более реалистичные действия ускорили проблемы практической работы по составлению проекта словника, подбору специалистов-авторов статей, решению вопросов финансирования предстоящих издательско-полиграфических работ. По ходу работы сменилось название издания, оно стало представляться и готовиться как «Чувашский краеведческий энциклопедический словарь». За помощью в решении научно-методических проблем дирекция ЧНИИ обращалась к академическим институтам гуманитарного профиля, Издательству «Советская Энциклопедия», которые поддержали идею создания региональной энциклопедии и, сделав некоторые конкретные замечания, в целом одобрили предварительные варианты словника этого издания. Заместитель председателя Научного совета Издательства «Советская Энциклопедия» А.И.Ревин в своем ответном письме в ЧНИИ назвал Чувашию «пионером энциклопедического дела в автономных республиках» и сообщил, что к концу 1965 г. работа над национальными энциклопедиями велась в восьми союзных республиках СССР, причем в Украине к тому времени уже завершили издание своей 17-томной энциклопедии, а в РСФСР, помимо Чувашии, поставили вопрос о региональной энциклопедии и в Дагестанской автономной республике. Кроме ряда деловых советов и предложений по организации практической работы над энциклопедией и ее словником, Издательство «Советская энциклопедия» передало директору ЧНИИ выпущенную в 1955 г. на правах рукописи брошюру «Методические указания для редакторов Большой Советской Энциклопедии». Чувашия получила методическую помощь и от издателей Белорусской Советской Энциклопедии: ее главный редактор, академик Академии наук Белорусской ССР Петрусь Бровка 7 февраля 1968 г. направил в наш институт подарок – значительную часть напечатанных словников своей энциклопедии, в том числе по физике, химии, математике, военному делу, медицине, экономике, теории государства и права, истории, археологии, антропологии, фольклору, педагогике и народному образованию, теории литературы, языкознанию, печати, радиовещанию, телевидению и т.д.

15 января 1968 г. в ЧНИИ состоялось координационное совещание разработчиков энциклопедии в присутствии 44 человек под председательством члена-корреспондента Академии педагогических наук СССР, профессора М.Я.Сироткина. Участники совещания заслушали доклад директора института доктора исторических наук, профессора И.Д.Кузнецова, который рассказал о ходе подготовки словника, об особенностях в направленности, содержании и художественном оформлении этого издания. В докладе было заявлено, что Комитет науки и техники при Совете Министров СССР утвердил проект создания Чувашского краеведческого словаря (ЧКЭС) в качестве важной научной темы, что высказано предложение приступить к работе по написанию статей к энциклопедии после утверждения ее словника на заседании ученого совета ЧНИИ. В целях оптимизации подготовки энциклопедии участники совещания А.И.Калинин, С.П.Юшков, В.Д.Димитриев предложили дополнить составы отраслевых редакций, завершить их формирование. С учетом этого мнения были составлены новые списки организаторов работы: в главной редакции остались В.Д.Димитриев, Н.Е.Егоров, А.Г.Ефимов, И.Д.Кузнецов, И.П.Прокопьев, М.Я.Сироткин, А.М.Шорников. Отраслевые редакции возглавили: по географии – П.А.Сидоров; этнографии – Л.А.Иванов; истории и археологии – В.Д.Димитриев; промышленности, транспорту и строительству – Г.С.Николаев; сельскому и лесному хозяйствам – А.М.Шорников; партийным и общественным организациям, государству и праву – Т.А.Ахазов; здравоохранению и спорту – К.К.Сидоров; языку – И.А.Андреев; просвещению, профессиональному образованию и науке – Л.П.Сергеев; культуре – Н.А.Леонтьев; печати – И.Н.Никифоров; литературе и фольклору – Н.С.Павлов; искусству – Ф.А.Романова.

При обсуждении наиболее острых нерешенных проблем заместитель директора ЧНИИ В.Д. Димитриев заявил, что «дело подготовки энциклопедического словаря все еще находится в начальной стадии, хотя мы уже третий год занимаемся этим вопросом». Он указал на незавершенность составления словника, предложил доработать его, указать в нем объем каждой статьи, ознакомить со словником всех членов кафедр вузов г. Чебоксары и утвердить его с учетом принятых замечаний, предложений и дополнений. В феврале–марте 1968 г. дирекция ЧНИИ разослала проект словника энциклопедического словаря на кафедры вузов, в органы власти республики, в том числе в Комитет государственной безопасности при Совете Министров Чувашской АССР, с просьбой представить замечания, изменения и предложения по перечню и объему статей, сопровождению их иллюстрациями и библиографией.

Рассмотрение и обсуждение словника, рассчитанные на один квартал, затянулись. Уже под новый, 1969 г. И.Д.Кузнецов, ставший с октября 1968 г. заведующим кафедрой Чувашского госуниверситета, в своем письменном критическом отзыве о словнике краеведческого словаря выразил сожаление: «…что многократные пересмотры словника пока что не дали улучшения его по существу, а потянули в сторону от поставленной задачи». Имелось в виду недостаточное раскрытие самобытной культуры чувашского народа, увлечение заимствованиями из общеизвестных статей «Большой Советской Энциклопедии». Профессор-рецензент отстаивал краеведческий принцип энциклопедического словаря, который, по его мнению, «иные участники этого дела весьма усердно игнорируют. Тем самым словарь априори делается неполноценным».

Дискуссиям по поводу словника и работе по написанию статей был положен конец письмом начальника Управления по печати при Совете Министров ЧАССР А.Иванова от 24 сентября 1970 г. В нем новый директор ЧНИИ В.Д.Димитриев извещался о том, что «ЦК КПСС специальным решением в январе 1970 г. осудил увлечение выпуском различных энциклопедических изданий узкого профиля, каковым является готовящийся Вашим институтом трехтомный «Чувашский краеведческий словарь». Чувашское книжное издательство не имеет возможности принять участие в издании этого словаря». Аналогичное письмо было адресовано секретарю Чувашского обкома КПСС И.П.Прокопьеву и заместителю председателя Совета Министров ЧАССР Н.Е.Егорову, которые, подчиняясь партийной дисциплине, не решились выступить в защиту создания столь необходимого национального энциклопедического издания. Свертывание работ над этим уникальным научно-справочным изданием стало одним из красноречивых свидетельств завершения периода «оттепели» в истории советской страны.

Материалы по подготовке Чувашской энциклопедии были сданы в архив ЧНИИ, а работа над ней возобновилась лишь в 1989 г. В условиях активизации демократических сил и национально-региональных движений местные энциклопедические издания вышли из разряда «издания узкого профиля». Новое руководство Чувашии оценило региональные энциклопедии как серьезный научный труд, призванный достойно представлять социально-экономический и духовный потенциал народов, заявляющих о своем месте в глобализирующемся мире. Местные энциклопедические издания стали своеобразной визитной карточкой, имиджевой заявкой к сотрудничеству с другими регионами, странами и частными инвесторами. В течение 1989–2001 гг. в ЧГИГН подготовлена и издана однотомная «Краткая Чувашская Энциклопедия» объемом 91 уч.-изд. лист (Чебоксары, 2001, 526 стр.).

Деятельность по созданию многотомной Чувашской энциклопедии развернулась на основании Указа Президента Чувашской Республики Н.В. Федорова от 19 августа 2002 г. Успешное начало работы над новой региональной энциклопедией во многом связано с четким определением юридической и финансовой базы подготовки этого издания, свидетельствует о новаторском подходе в организации деятельности научного сообщества республики. Руководство Чувашской Республики видит в национальных энциклопедиях многогранный научный труд, достойно представляющий социально-экономический и духовный потенциал народов, заявляющих о своем месте в глобализирующемся мире. По постановлению Кабинета Министров республики от 28 марта 2003 г. работа по подготовке и изданию многотомной Чувашской энциклопедии включена в целевую программу реализации закона «О языках в Чувашской Республике», предусмотрено бюджетное финансирование на период 2004–2010 гг. В качестве государственного заказчика определено Министерство культуры по делам национальностей, информационной политики и архивного дела республики. Научно-исследовательская работа по подготовке энциклопедии, в основном, организуется на базе Чувашского государственного института гуманитарных наук.



Ученые негуманитарных специальностей наравне с гуманитариями вовлечены в подготовку энциклопедии под руководством редакционной коллегии, которая действует в Институте гуманитарных наук. Редколлегия включает в свой состав руководителей отраслевых редакций, организующих работу по 17 научно-информационным направлениям: истории и археологии, языку, письменности и литературе, общественно-политическим движениям и объединениям, природным ресурсам и географии, этнографии и культуре, философии и социологии, экономике и судебно-правовой системе, науке, технике и образованию, медицине, физической культуре и спорту, искусству и средствам массовой информации, биографическим изысканиям и т.д. Более 80% членов отраслевых редакций имеют ученые степени (39 докторов и 40 кандидатов наук), в составе отраслевых редакций работают также 19 опытных преподавателей и научных сотрудников без ученой степени, краеведы и представители общественности. Их объединенными усилиями составлены словники, они же координируют работу авторов и рецензентов статей, участвуют в написании тематических статей для энциклопедии. Авторскую работу по подготовке статей выполняют более 200 исследователей – сотрудников института, преподавателей вузов, краеведов, общественных и государственных деятелей, работников учреждений культуры, образования и т.д. Своеобразным верховным ареопагом по координации деятельности всех разработчиков энциклопедии является общественный редакционный совет, который добивается безупречной научной достоверности и политической корректности издания, следит за обоснованностью материально-финансовых расходов, связанных с подготовкой и публикацией энциклопедии. Редсовет возглавляет Президент Чувашской Республики Н.В. Федоров; в редакционном совете состоят ряд членов Кабинета Министров республики, видные ученые и представители общественности. Четкое определение редсоветом организационных и научно-исследовательских задач, своевременное финансирование работы ученых заметно облегчают деятельность разработчиков энциклопедии. Она будет изданием универсального характера, станет полным систематизированным сводом научных знаний об истории и современной жизни чувашского народа, о развитии и состоянии национальной государственности и чувашской диаспоры в Российской Федерации и зарубежья. Издание позволит более полно, объективно представить роль и место чувашского этноса и народов Чувашской Республики в развитии культуры, экономики и истории России и мировой цивилизации. Важность выполнения этой работы состоит и в том, что в энциклопедии подводятся итоги многовекового исторического развития страны, отражается начало нового этапа в жизни чувашского народа. Чувашский край внес достойный вклад в становление и укрепление Российского государства, да и сегодня демонстрирует хороший пример организации поступательного социально-экономического, культурного развития и духовного возрождения. В тематических и библиографических статьях энциклопедии отражается образ не только Чувашии, но и всей России, ибо чуваши, сыны и дочери чувашского народа, проживают во всех регионах нашей единой великой страны. Своим неутомимым трудом, интеллектуально-духовным потенциалом они обогащают и возвеличивают Отчизну. В энциклопедии создается объективный социокультурный портрет многонационального, поликонфессионального населения республики, которое бережно хранит богатые традиции межкультурного взаимодействия и интеграции. Чувашская энциклопедия не только способствует повышению самосознания чувашского народа, но и приобщает его к мировой культуре и совместному созиданию общечеловеческих ценностей, совершенствованию современной цивилизации.

Социально-политический фон работы над энциклопедией можно сравнить с великой эпохой Просвещения и Модернизации Европы, когда появились первые энциклопедические издания и произошел переход к Новой истории человечества.

В корпусе статей энциклопедии дается информация не только о Чувашской Республике, но и о соседних регионах и народах. В частности, включаются статьи о татарских селениях на территории Чувашии, выдающихся представителях татарского народа, прославивших нашу республику своими делами. Очень интересна и полезна для читателей энциклопедии информация о Республике Татарстан, г. Казани, татарском народе, его истории и культуре. В Чувашской энциклопедии можно прочитать статьи об исламе, о традициях и праздниках, особо популярных среди татарского населения, а также о чувашах, проживающих в Татарстане и разделивших его историческую судьбу вместе с другими народами родной земли. Столица Республики Татарстан г. Казань уже не первое столетие выполняет роль культурно-просветительского центра для многочисленных народов Среднего Поволжья и Приуралья. Соответственно, в Чувашской энциклопедии отражен вклад в развитие нашего региона учебных заведений, подготовивших ценные кадры творческой интеллигенции, специалистов народного хозяйства, видных духовных лиц и т.д. В числе этих учреждений г. Казани – Архиерейская славяно-латинская школа, Духовная семинария, Духовная академия; Медицинский колледж, Медицинская академия, Медицинский университет; Архитектурно-строительный университет, Консерватория, Инородческая учительская семинария, Учительский институт и, конечно же, Казанский государственный университет. Включены также статьи о средствах массовой информации, печатных органах, издававшихся в Казани. Среди них – первая провинциальная газета в России, выходившая под названием «Казанские известия», университетский журнал «Казанский вестник», газета «Казанские губернские ведомости», «Казанская газета» и др. Видимо, следует дать информацию и про энциклопедические издания Республики Татарстан, в которых представлены весьма интересные и ценные сведения о чувашах, культуре и развитии Чувашской Республики. Народы Татарстана и Чувашии не только проживают рядом, но и имеют общие исторические корни. Можно сказать, что у наших энциклопедистов в ряде случаев выявляются одни и те же объекты и предметы исследования. Поэтому необходимо улучшать сотрудничество, внимательно изучать опыт друг друга, учитывать результаты исследований коллег из соседнего региона, чаще общаться и координировать научно-изыскательские планы. Межрегиональная интеграция энциклопедистов, научных работников, краеведов действительно может стать основой формирования в перспективе общего Поволжско-Приуральского энциклопедического издания. Это имело бы большое значение для развития культуры, самосознания и взаимоотношений народов, проживающих на территории Приволжского федерального округа, внесло бы заметный вклад в формирование общероссийской гражданской идентичности населения регионов.


А.У.Киньябулатов, Т.К.Макарова
(Уфа)

ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО В МЕДИЦИНЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН


В октябре 2005 г. вышел в свет 1-й том многотомного издания «Башкирская энциклопедия», в котором представлены 103 статьи редакции медицины и спорта (всего будет представлено 1322 статьи в 7 томах), что составляет более 10% от общего количества статей. Работниками редакции при составлении словника учитывался опыт работы над изданием «Краткой энциклопедии Башкортостана» (1996 г.), использовалась систематика медицинских дисциплин (И.П.Лидов, В.Я.Максимов, 1983) и принципы построения 3-го издания Большой медицинской энциклопедии. В декабре 2006 г. планируется издание 2-го тома, где будет представлено 245 статей по медицине и спорту, одновременно готовится к выпуску энциклопедический справочник «Медицина Республики Башкортостан: наука, образование, здравоохранение, медицинская промышленность», в котором будет представлено свыше 300 понятийных статей и свыше 3 тыс. персоналий, в обоих изданиях планируется отразить историю развития медицинской науки и здравоохранения региона, начиная с 30 х гг. XIX в. и до конца 2006 г. Концепции и тематические словники этих изданий отличаются друг от друга, но они проработаны совместно с авторитетными учеными из Академии наук РБ, Башкирского государственного медицинского университета, Уфимского НИИ глазных болезней, Уфимского НИИ медицины труда и экологии человека, ГУП «Иммунопрепарат», Всероссийского центра глазной и пластической хирургии и др. При отборе понятийных статей для многотомного издания предпочтение было отдано отраслям медицинской науки, заболеваниям, которые наиболее часто регистрируются в регионе, в частности, краевой патологии (эндемический зоб, геморрагическая лихорадка с почечным синдромом, профессиональные болезни и др.), народной медицине башкир, включающей широко известные методы лечения — кумысолечение, гирудотерапию, использование лечебных свойств меда, пчелиного яда, лекарственных трав и др. В энциклопедическом справочнике будет широко представлена история развития медицинских служб здравоохранения, в том числе история создания центральных районных и городских больниц, медицинской науки (академики, члены корреспонденты, доктора и кандидаты медицинских наук, профессора) и практического здравоохранения (заслуженные врачи Российской Федерации и Республики Башкортостан, отличники здравоохранения РФ и РБ, орденоносцы, земские врачи и исторические личности), которые внесли значительный вклад в развитие здравоохранения Башкортостана.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет