Г. С. Сабирзянова в сборнике представлены тексты докладов участников научно-практической конференции «Региональные энциклопедии: проблемы общего и особенного в истории и культуре народов Среднего Поволжья и Приуралья»



жүктеу 1.59 Mb.
бет6/9
Дата07.05.2019
өлшемі1.59 Mb.
түріСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9


Р.В.Шайдуллин

(Казань)

ТАТАРСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ:


НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ
К ИССЛЕДОВАНИЮ ИСТОРИИ ТАТАРСТАНА
И ТАТАРСКОГО НАРОДА
Перемены, произошедшие в российском обществе в условиях демократизации, затронули все отрасли научных знаний, раскрыли «темные пятна» в энциклопедических изданиях. Это, в свою очередь, поставило центральные и национально-региональные энциклопедические издательства (институты) перед необходимостью обновления научно-методической базы прежних научно-справочных изданий энциклопедического жанра. Стал очевиден также низкий теоретический и научно-методологический уровень ряда энциклопедических изданий.

Определяющей тенденцией в развитии различных отраслей научных знаний конца XX – начала XXI вв. является все возрастающий интерес исследователей к энциклопедическому жанру. Обращение к нему широкой научной общественности обусловливается, с одной стороны, современными проблемами развития средств массовой информации, с другой – необходимостью глобализации и универсализации познавательного процесса во всех циклах развития научной, образовательной и культуртрегерской сфер в России и в мире в целом.

В этой связи большой интерес представляют вопросы научной методологии создания энциклопедических трудов. Ведь энциклопедический свод научных знаний, как и другие комплексные научно-справочные издания, нуждается в собственной научно-методологической традиции. Споры о научной методологии и главных инструментариях составления универсальных энциклопедических трудов возникли вместе с появлением первых научно-справочных работ и продолжаются до настоящего времени. Особую остроту они приобретают во время смены научных парадигм, тесно связанных с этнополитическими и социально-экономическими пертурбациями в общественно-политическом строе той или иной страны.

Изучение опыта создания научно-методологических разработок по истории Татарстана и татарского народа имеет для нас, разработчиков национальных и региональных энциклопедий, огромное значение. Поэтому с большой уверенностью можно утверждать, что разработка концептуальных основ научной методологии энциклопедических изданий, посвященных различным сферам социально-экономической, общественно-политической и этнокультурной жизнедеятельности народов как Российской Федерации в целом, так и ее отдельных регионов, по сей день остается наиболее актуальной проблемой.

Заметим, что тюрко-татарская энциклопедическая традиция прошла долгий путь становления и развития. Первые попытки разработки общемусульманской энциклопедии были предприняты еще известным татарским просветителем и философом Шигабутдином Марджани, который во 2-й половине XIX в. завершил многолетнюю работу над фундаментальным трудом «Вафийат аль-аслаф тахийат аль-ахлаф» («Достаточное о предшественниках и приветствие потомкам», 1838–1889). Данное издание охватывает большой хронологический период – с 663 г. по 1889 г. и значительные географические рамки (от Поволжья до Йемена и от Индии до Испании), т.е. включает в себя почти все страны, где компактно проживали народы, исповедовавшие ислам.

Для сотрудников Института Татарской энциклопедии работа Ш.Марджани и её научно-методологическое построение (особенно неизданной части этого сочинения, содержащего около 6 тыс. биографических статей) представляет особый интерес. Биографические статьи, как правило, состоят из пяти обязательных разделов: 1) полное имя, дата и место рождения, дата смерти, место захоронения и краткие сведения о том, чем он был известен; 2) биографические сведения (обычно в статьях об ученых указывалось место учебы или описание их полемики по какому-либо вопросу, а также его научная деятельность; в статьях о правителях местных династий – сведения об их военных походах); 3) сочинения; 4) учителя; 5) ученики. Такая передача материала в научно-методологическом плане вполне отвечала развитию научных знаний того времени.

Для современных энциклопедических изданий, наряду с другими разделами, несомненный интерес в методологическом отношении представляют 4-й и 5-й разделы биографических статей, в которых содержатся сведения об учителях и учениках представленной персоналии. К сожалению, в большей части российских энциклопедий, как общегосударственных, так национальных и региональных изданий, сведения об учителях и учениках определенной персоналии практически отсутствуют. Не является исключением и Татарская энциклопедия. Правда, в ряде её разделов содержатся отдельные сведения об учителях или учениках, прежде всего это относится к статьям культурологического и исторического циклов. Но и здесь обычно прибегают лишь к перечислению фамилий. Известно, что одним из учителей великого ученого Н.И.Лобачевского был учитель математики И.Халфин. На наш взгляд, добавление новых сведений об учителях и учениках в биографические статьи усилило бы процесс демонстрации роли личностного фактора в истории, значительно ослабило бы позиции «безликой» советской истории, а также существенно расширило научно-познавательную базу энциклопедических изданий.

В то же время в указанной работе Ш.Марджани большое внимание уделяется иллюстрации оценочных данных о деятельности представленной персоналии, особенно его участию в различных диспутах и точку зрения по различным вопросам религиозной и общественно-политической жизни татарского общества или мусульманской уммы в целом. Демонстрация этих сведений, на наш взгляд, значительно обогащает содержание современных региональных энциклопедий и актуализирует содержащиеся в них материалы.

Другое крупное издание энциклопедического жанра – капитальный четырехтомный труд Ризаетдина Фахретдина «Асар» (с арабского языка переводится буквально как «Следы»), включающий свыше 1200 биографий общественных и религиозных деятелей, ученых и писателей Волжской Булгарии, Золотой Орды, Казанского ханства, а также периода XVII – начала XX вв. К сожалению, в 1900–1908 гг. Р.Фахретдин смог издать лишь первые два тома в 15 частях, остальные тома по сей день находятся в рукописном сосотянии. В «Асаре» сохранены энциклопедические традиции, заложенные Ш.Марджани. В отличие от первого энциклопедического свода, в этой работе, наряду с предоставлением сведений о религиозных деятелях, большое внимание уделяется также деятелям интеллектуальных профессий. Однако, как и в первом случае, в работе Р.Фахретдина недостаточно разработана терминологическая часть различных отраслей научных знаний.

Заметим, что работы Ш.Марджани, Р.Фахретдина и некоторых других тюркоязычных ученых-энциклопедистов, послужили основой при разработке научно-методологической концепции многотомной Татарской энциклопедии.

Как уже указывалось, концепция Татарской энциклопедии основана на двух принципах – «все о татарах» и «все о Татарстане». Эти две составляющие стали не только связующими моментами различных сторон энциклопедических знаний о Татарстане и татарах, но и научно-просветительскими и дидактическими составными общеобразовательного процесса народов нашей республики и России в целом. Наши энциклопедические издания содержат уникальный материал по истории местного края и проживающих в нём народов, а также о татарской российской и зарубежной диаспоре и видных представителях татарского народа.

Может возникнуть вопрос относительно основной концепции многотомной Татарской энциклопедии: что следует понимать под словосочетанием «Татарская энциклопедия»? Это обобщающее словосочетание подразумевает прежде всего свод знаний о Татарстане и – во вторую очередь – о татарах. В этом случае этнополитоним «Татарстанская энциклопедия» отождествляется с понятием «Татарская энциклопедия». Такие аналогии в российской энциклопедической и государственной практике получили довольно широкое распространение (например, Башкирский государственный университет, Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет, Удмуртский государственный университет). В этом случае названия высших учебных заведений, открытых в национальных автономиях, следует воспринимать не как национальную, а как государственную принадлежность этого учреждения.

Однако на современном этапе развития энциклопедического жанра возникли новые проблемы, связанные с изменениями в области образовательной сферы, национальной политики. Если раньше энциклопедии были достоянием определенного круга людей, в первую очередь учёных, то сейчас для многих россиян они становятся книгой книг, особенно для учащейся молодёжи. Все это требует новых научно-методических подходов при разработке энциклопедических статей как для региональных, так и для центральных изданий. Возникает вопрос: что же должно лежать в основе этой концепции? Как избежать при этом «Москва-центризма» или «нацио-центризма»? Как мы знаем, при составлении центральных энциклопедических изданий основное внимание обращается на реализацию общегосударственных, возможно, имперских интересов страны, и в связи с этим не обращается должного внимания на суверенные интересы регионов. По всей вероятности, для центральных изданий и богатая поучительная история регионов не представляет большого интереса, хотя политики в последнее время любят «принародно» утверждать, что российская государственность сильна регионами. Непонятно, когда же она сильна: когда Центр «выкачивает» из регионов материальные средства или когда в своих изданиях представляет неполноценную информацию о них?

В этой ситуации основной упор при разработке национально-региональных энциклопедических изданий должен делаться на проблему суверенизации национальных интересов народов республик и областей, а также на суверенизации регионов. В связи с этим следует отметить, что представленные в этих изданиях статьи должны быть научно достоверными, выдержанными (особенно в области национальных отношений), а главное – конкурентоспособными. Для этого, прежде всего, необходимо изменить позицию по отношению к демонстрации оценочных моментов в энциклопедических изданиях и через насыщение текстового материала личностным фактором расширять их научно-практическую значимость. На современном этапе развития энциклопедических традиций вместо послужного списка определённых персоналий больше внимания следует обращать на внесённый ими вклад в какую-либо сферу деятельности. Эти попытки делались и в советских энциклопедиях, и в региональных энциклопедических изданиях, в том числе Татарской энциклопедии. Но здесь самым сложным моментом остается форма демонстрации оценочной информации. В некоторых энциклопедиях в отношении какого-либо деятеля даётся информация лишь о том, что при нём было сделано. Авторы не задаются вопросом: что было сделано при его непосредственном участии? Об этом уже говорила О.А.Кубицкая. В других энциклопедиях увлекаются «цитатничеством» из работ определённых авторов, как в «добрые советские времена». Например, в Краткой чувашской энциклопедии, изданной в 2001 г., в статье о Г.И.Перетятковиче приводятся сведения только о чувашах. В ней буквально говорится: «Перетяткович впервые обратил внимание на то, что основание многих чувашских сел южной половины современной Чувашии связано с самовольным переселением». Автор считает, что «чуваши основывали новые деревни без уведомления правительственной власти, с целью уклонения от платежей за землю». Возникает вопрос: почему только о чувашах? Ведь Г.И. Перетяткович писал не только о них, но и о других народах региона. К тому же, Чувашия – полиэтничная республика, и в публикуемых научно-справочных изданиях по мере возможности должна присутствовать адекватная информация обо всех народах, проживающих на её территории. Такая форма подачи материалов о «нетитульных» народах республик и областей в региональных и национальных энциклопедиях довольно широко распространена.

Кстати, относительно сведений о татарах или других «нетитульных» народах, представленных в региональных и национальных энциклопедических изданиях, можно сказать, что в большинстве случаев они содержат лишь таксономическую справку об этих народах, прежде всего их языковой, государственно-административной и религиозной принадлежности. Вероятно, составители некоторых энциклопедических изданий считают, что эти народы находятся на низшей стадии развития и ведут патриархальный образ жизни, и поэтому им стыдно представлять эти народы в своих энциклопедиях полноценно? Почему бы в региональных энциклопедиях не дать информацию о быте, праздниках и традиционном хозяйстве этих народов, краткую информацию о национально-государственном строительстве и т.п. Мы дали такую информацию о башкирах, и это было нашим первым опытом написания статей о народах, населяющих республику. Насколько известно, со стороны башкир мы не услышали нареканий. Точно такую же полноценную информацию мы хотим представить в наших энциклопедических изданиях о чувашах, русских, марийцах…

На наш взгляд, при разработке оценочных моментов должны присутствовать такие важные принципы научного познания, как историзм, объективизм и комплексность, а информация должна излагаться в толерантной форме. Энциклопедический материал не должен служить поводом для подрыва межнациональных отношений в регионах, а наоборот, – способствовать улучшению общественно-политической ситуации. Это особенно касается любителей «тянуть одеяло» общей истории на себя и тем самым «удревнивать» свою национальную историю.

Конечно, и сейчас существует определенная группа политических деятелей и политически ангажированных ученых, которые живут по принципу «если нет работ по древней истории какого-либо народа, то можно ее придумать». И Татарстан в этом плане не исключение. Так, например, в 1990-е гг. появилась фальсифицированная работа «Джагфар тарихы» («История Джагфара»), на которую даже ссылается в своих статьях ряд татарстанских исследователей. Нам было предложено (от чего мы отказались) дать небольшое сообщение об этой книге на страницах Татарской энциклопедии, и тем самым сделать ей рекламу. Данная работа опасна тем, что для неискушенного исследователя она кажется очень правдоподобной, поскольку в ней хорошо разработана терминологическая база и она достаточно полно персонофицирована.

В заключение хочу отметить, что мы разрабатываем энциклопедические издания не только для современных, но и для читателей будущих поколений. Всё это требует от нас более ответственного отношения к разработке научно-методологических основ энциклопедических изданий. К тому же, региональные энциклопедии должны быть научно доступными, поскольку они предназначены в первую очередь для учащейся молодежи, значительная часть которой не любит думать и анализировать исторические факты. Возможно, главная причина этого кроется в большом информативном потоке, обрушившемся на неё, в обилии научно не выдержанных работ и учебных пособий. В этой ситуации энциклопедические издания должны стать путеводителями в процессе получения знаний, а возможно – и «провокаторами» научных изысканий. В то же время энциклопедии не должны сеять семена раздора между народами, любые события и явления в них должны преподноситься очень корректно и толерантно. Только тогда мы сможем выполнить свою историческую миссию энциклопедистов и помочь продвинуть вперед гуманистические идеи, которые были заложены еще французскими просветителями на заре энциклопедистики.



А. И. Раздорский
(Санкт-Петербург)

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ БИБЛИОГРАФИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ УНИВЕРСАЛЬНЫХ ЭНЦИКЛОПЕДИЙ1

Библиографический аппарат – важная составляющая многих справочных изданий. Особенно велика его роль в энциклопедиях, в том числе в региональных. Наличие или отсутствие пристатейных и прикнижных библиографических списков свидетельствует в определенной мере об уровне подготовки энциклопедии в целом.

На начало 2007 г. по России выявлено 166 печатных региональных универсальных энциклопедий по 59 субъектам Федерации2 и четырем субрегионам (Арктический, Каспийский, Черноморско-Азовский и Уральский), изданных в 1957–2006 гг. Помимо этого, выявлено 23 электронные версии подобных изданий в Интернете и на CD-ROM3.

Региональных энциклопедий без библиографии немного. Это, например, Смоленская и Барнаульская городские, Алтайская краевая, Псковская областная, Оренбургская биографическая. Главная причина подобного явления заключается, по-видимому, в недооценке их составителями значения списков источников и литературы, которые иногда воспринимаются как некое необязательное, факультативное дополнение к текстам энциклопедических статей. В ряде случаев издательства пытаются таким образом сэкономить печатную площадь в готовящихся изданиях. И, наконец, не всегда у составителей есть время и возможность произвести квалифицированный отбор и надлежащее редактирование пристатейных и прикнижных библиографических списков.

Принципы и практика составления библиографии в региональных энциклопедиях тесно связаны с их общей концепцией. Здесь можно выделить два основных подхода.

Первый ставит целью собрать из уже опубликованного массива информации и представить в одном месте сведения обо всех персонах, объектах, явлениях, так или иначе связанных с данным регионом. Статьи в таких энциклопедиях отражают как собственно региональные, так и посторонние по отношению к этому региону материалы. В этом случае в библиографии заметно преобладают общие источники. Наиболее яркий пример такого подхода — авторская энциклопедия М.С.Глухова «Казанский ретро-лексикон», в которой до 40 % статей базируется только на общих энциклопедиях («Энциклопедии отечественной истории», «Энциклопедии народов России», «Краткой литературной энциклопедии», толковом словаре Даля и пр.). Такие издания по-своему полезны, но библиография в них столь же вторична, как и фактография.

Второй подход рассматривает региональную энциклопедию как дополнение к общероссийским и инорегиональным справочникам и вписывает ее в систему этих изданий как самостоятельный элемент. Цель такой энциклопедии — ввести в оборот новые факты, имена и документы. В качестве примеров назовем Татарскую, Поморскую, Челябинскую энциклопедии, в которых умело и удачно сделан акцент именно на местном материале в общеизвестных именах и явлениях.

Библиографическая информация представлена в региональных энциклопедиях в трех основных формах:

— общий список основной литературы о регионе;

— пристатейные списки разного объема и структуры;

— внутритекстовые ссылки.

При этом общий список является рекомендательным и позволяет читателю самостоятельно продолжить изучение региона по наиболее ценным и информативным источникам; пристатейные списки дополняют текст статьи, рекомендуют дополнительные источники и служат документальным обоснованием приведенных сведений; внутритекстовые ссылки создают опору для историографического изложения материала, компактного представления различных точек зрения, иллюстрации творческой биографии персон.

Хотелось бы особо подчеркнуть значение общих списков основной литературы о территории в региональных энциклопедиях. Они присутствуют примерно в трети изданий. Составление подобного рода списков представляется весьма правильным и перспективным делом, поскольку в массиве краеведческой литературы любого региона существует сравнительно компактное и обозримое ядро основных источников (как правило, в пределах нескольких сотен названий для области, края, республики и нескольких десятков названий для района или города), которое может быть приведено в энциклопедии целиком. Кроме того, такой список оказывается хорошим дополнением для общего вводного очерка о регионе, помещаемого во многих региональных энциклопедиях (очень удачно это сделано, например, в Удмуртской энциклопедии).

При этом наличие общего списка основной литературы о регионе ни в коей мере не отменяет необходимости в пристатейных списках. Составители некоторых энциклопедий ограничились подготовкой общего списка (например, псковская, «Татарика»), однако осталось неясным, на чем именно основана та или иная статья.

В большинстве случаев общие и пристатейные списки в энциклопедиях существуют автономно, а не как составные части единого библиографического аппарата. Между тем, наличие общего списка дает возможность упростить и сократить объем пристатейной библиографии за счет отсылок к общему списку, который в этом случае целесообразно выстроить в алфавите авторов и заглавий. Так поступили, например, составители Пензенской энциклопедии, и нам это решение представляется весьма целесообразным.

В соотношении внутритекстовых ссылок и пристатейной библиографии тоже обнаруживается ряд проблем. Так, внутритекстовые ссылки часто используются не по назначению — как простое перечисление сочинений персон, которое в менее громоздкой форме можно приводить в пристатейных списках. Включение же названий тех или иных произведений во внутритекстовые ссылки требуется в тех случаях, когда важен контекст, в котором данное произведение упоминается (например, отмечается, что оно было поворотным в творчестве персоны, вызвало особое внимание критики или, например, ознаменовало переход на новое направление исследований).

В отношении большинства ученых, писателей, публицистов и других творческих деятелей, отраженных в региональных энциклопедиях, как правило, нет возможности показать списки их трудов целиком. В таких случаях составители поступают по-разному: приводят наиболее полные или поздние, итоговые труды независимо от содержания (включая и узкоспециальные работы, не связанные по тематике с регионом); помещают только популярные или только краеведческие издания; отказываются от указания сочинений вообще или ограничиваются ссылкой на другой источник. Здесь хотелось бы отметить необходимость формальной точности: указания «и др.», если приведены только важнейшие, последние или отобранные каким-либо иным образом произведения героя статьи. Принципы отбора авторских работ следует обязательно оговаривать в предисловии к энциклопедии.

Особого разговора заслуживает вопрос о включении в библиографию архивных ссылок. Подавляющее большинство региональных энциклопедий ссылки на архивные документы содержат. Но встречаются и случаи полного отказа от них (например, Владимирская биографическая энциклопедия, Пнзенская, Пмоленская городская, Удмуртская, Чувашская). На наш взгляд, избегать ссылок на архивные документы не следует. Их обязательно нужно приводить в тех случаях, когда архивные материалы являются источником сведений, впервые вводимых в оборот. В то же время представляется сомнительным решение составителей ряда энциклопедий (например, Новочеркасской и Курской городской) приводить в качестве источника неопубликованные материалы из архивов краеведов-любителей, поскольку, в отличие от фондов государственных архивных учреждений, они недоступны.

Также, как нам кажется, не следует стремиться во что бы то ни стало избегать в региональных энциклопедиях ссылок на газетные публикации. Эти публикации (как правило, из местных областных, городских, районных газет) труднодоступны для большинства читателей, особенно живущих за пределами данного региона, но нередко именно они выступают в роли основного или даже единственного источника сообщаемых в статье сведений.

Ограничения по числу названий в пристатейных списках, заложенные в большинстве региональных энциклопедий (обычно до пяти названий), конечно же, необходимы, но они должны рассматриваться только как примерный ориентир, поскольку в каждом конкретном случае необходимо учитывать степень новизны и изученности темы, которой посвящена та или иная статья. Для впервые вводимого в оборот библиографического материала список может и должен быть расширен.

Представляется, что библиографические записи в региональных энциклопедиях должны быть более подробными, чем в общероссийских энциклопедических изданиях. Это связано с тем, что конкретная краеведческая информация нередко присутствует в очень небольшом объеме в пространных по содержанию книгах широкой тематики. Поэтому большое неудобство создают глухие, без указания страниц ссылки на целые тома общих работ или даже на многотомные издания.

В ряде региональных энциклопедий форма прикнижных и пристатейных списков, а в некоторых случаях и их содержание оставляют желать лучшего. Наиболее неграмотные в смысле библиографии – Курская (городская и областная), Московская, Тверская, Белгородская энциклопедии. Несмотря на то, что авторами энциклопедий являются обычно профессиональные научные работники или опытные краеведы, лишь единицы из них знакомы с правилами библиографического описания. Поэтому совершенно очевидна необходимость привлечения к созданию любого издания, содержащего библиографическую информацию (энциклопедического в особенности), профессиональных библиографических редакторов. Однако издатели энциклопедий, как правило, предпочитают обходиться без них — из-за нехватки финансовых средств или невозможности (а чаще — нежелания) найти квалифицированного специалиста. В результате в библиографических описаниях тиражируются ошибки:

— приведение искаженного или неполного заглавия (пропуски или перестановки слов, неточности в предлогах, замена единственного числа множественным и наоборот и т. д.;

— указание статьи из сборника в качестве отдельного издания;

— приведение заглавия серии как заглавия книги;

— некритическое и непроверенное заимствование библиографических данных (зачастую ошибочных) из других публикаций;

— приведение несуществующих изданий (оставшихся в рукописи или вообще не написанных) и др.

Чтобы избежать подобных ошибок, следует соблюдать ряд сравнительно несложных правил, а именно:

— весь корпус библиографических записей должен быть обязательно отредактирован профессиональными библиографами, имеющими опыт подобной работы. Нецелесообразно поручать редактуру библиографии научным или издательским редакторам, редактирующим тексты самих энциклопедических статей;

— при редактировании библиографических описаний необходимо следовать действующим стандартам. Применение каких-либо «особых» правил библиографического описания, встречающихся в практике некоторых издательств (например, «Большой Российской энциклопедии», РОССПЭН), неоправданно и недопустимо, так как ведет к разнобою в передаче библиографической информации и, как следствие, — к ее искажению. Здесь особо следует остановиться на проблеме применения норм нового ГОСТ 7.1—2003 «Библиографическая запись. Библиографическое описание. Общие требования и правила составления» в библиографических описаниях, помещенных в региональных энциклопедиях. По нашему мнению, следовать этому ГОСТ при составлении пристатейных библиографических списков нецелесообразно ввиду громоздкости библиографических описаний. Перечни литературы при статьях, как нам представляется, правильнее трактовать не как списки, а как ссылки, а на них по прежнему (пока, по крайней мере) распространяются нормы ГОСТ 7.1–84. Прикнижные же списки следует приводить по нормам нового ГОСТ. При оформлении библиографического аппарата важно соблюдать единообразие. Это касается прежде всего многотомных энциклопедий. Если библиографические описания в ранее изданных томах были выполнены в соответствии с ГОСТ 7.1-84, то и в последующих томах нужно следовать именно этому, а не новому стандарту. Данное обстоятельство, естественно, нужно оговорить в предисловии;

— при составлении библиографических списков авторы статей должны, во первых, стремиться сами просмотреть включаемые материалы и, во-вторых, максимально точно привести в описании документа все необходимые элементы (автор, заглавие и сведения, относящиеся к заглавию, место и год издания, номера томов, страниц и т. п.), не делая при этом никаких сокращений (что и как сократить, должен решать библиографический редактор);

— библиографический редактор должен иметь возможность контакта с авторами статей, при этом крайне нежелательным является присутствие между ними каких-либо промежуточных инстанций и должностных лиц;

— весьма желательно, чтобы библиографический редактор мог не только проверить библиографические записи и привести их в соответствие с ГОСТ, но и вникнуть в содержание списка: порекомендовать авторам статей добавить, удалить или заменить те или иные описания (например, заменить более старое издание более новым, менее полное — более полным и т. п.);

— библиографическую редактуру в современных условиях целесообразно производить с применением специально разработанных компьютерных программ, которые сами по себе должны иметь тенденцию к совершенствованию и унификации. Это позволяет значительно ускорить, облегчить и технологизировать данный процесс.

Е.П.Ключевская
(Казань)

НОВЫЕ ПОДХОДЫ К ОСВЕЩЕНИЮ ВОПРОСОВ


ИСТОРИИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ
НА СТРАНИЦАХ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ
Отдел, который я представляю, курирует подготовку статей по истории и современному состоянию художественной культуры: театрального искусства, музыки, архитектуры, изобразительного, монументального и декоративно-прикладного искусства, музеям, книговедению, педагогике. Эти темы, как правило, интересуют широкий круг читателей. С самого начала работы над Татарской энциклопедией сотрудники отдела столкнулись с необходимостью переосмысления и преодоления советского идеологизированного подхода в освещении проблем искусства и художественной культуры, которая назрела еще в последние десятилетия XX в. Однако новых, обобщающих трудов в этой области (за отдельными исключениями) мы не имеем и по сей день. Достаточно сказать, что последний биобиблиографический справочник по художникам Татарстана, членам Союза художников СССР, был издан в 1984 г., 1980-ми гг. датируются и монографии по истории искусства Татарстана.

Новый подход к освещению развития художественной культуры в крае заставил нас не только систематизировать уже введенный в научный оборот материал, но и, главным образом, обеспечить его современное прочтение, ввести в энциклопедию ранее неизвестные либо необоснованно замалчиваемые факты, имена, явления художественной жизни не только Татарстана, но и всей татарской диаспоры.

Методическими схемами написания статей предусмотрено рассмотрение того или иного события в контексте общероссийской, а для явлений национальной культуры – восточно-мусульманской традиций. Критериями включения в словник Татарской энциклопедии статей о деятелях культуры являются не только формальные признаки (народный артист, доктор наук, заслуженный архитектор и т.д.), но и их общепризнанный творческий вклад в художественную культуру Татарстана и татарского народа за его пределами – нередко человека, не имеющего официальных регалий. Терминологические статьи отражают и прошлое, и современное состояние культуры.

Стремясь к объективности, мы отнюдь не беспристрастно фиксируем происходящие в обществе перемены. В различных аспектах от философско-мировоззренческих до историко-художественных – они становятся предметом заинтересованного внимания широкого круга специалистов, отражая потребности культурной идентификации общества, меру его интереса к своей исторической памяти и национальным художественным традициям, сложное переплетение которых и представляет собой многонациональная культура Татарстана.

Раздел ТЕАТР включает более 80 терминов и 300 персоналий. Впервые, именно на страницах ТЭ, читатель может найти исчерпывающую на сегодняшний день информацию о театральных коллективах, как русских – с конца XVIII в., так и татарских – с 1906 г., официальной даты рождения татарского театра, а также о татарских театральных коллективах Ташкента, Самары, Троицка, Челябинска и др. (Нур, Саяр, КЭМСТ, Интимный театр). Это позволяет выявить общую тенденцию зарождения и развития театров на территории нашей страны, в местах компактного проживания татар. В словник включены статьи о выдающихся спектаклях, вошедших в историю татарского театрального искусства. Такие статьи, как Актёрское искусство, Режиссёрское искусство, Репертуар, Антреприза, Антрепренёр, Театральная критика, Театральное образование, Театроведение, Фестивали театральные, Здания театральные, Афиша впервые раскрывают на местном материале их региональные особенности. Статьи создаются на основе научно-исследовательской работы в архивах и театральных музеях Казани, Москвы и других городов. В статьях по персоналиям нам удалось исправить некоторые ошибочные даты и факты, приведенные в Театральной энциклопедии. Только на страницах нашей энциклопедии можно найти систематизированный материал по истории кинематографа в Казанской губернии и Татарстане с начала XX в. до наших дней.

Раздел МУЗЫКА включает 80 терминов и более 370 персоналий. Большое количество статей свидетельствует об особенностях музыкального развития края. Впервые только на страницах нашей энциклопедии приводятся имена таких музыкантов-исполнителей, певцов, композиторов, артистов балета, как К. Гриняски, К. Корбут, В. Пасхалов и др.

Систематизирован материал по истории татарских традиционных музыкальных инструментов, музыкальных коллективов и театров, ежегодных фестивалей: классического балета им. Р.Нуриева, оперного им. Ф.И.Шаляпина, современной музыки «Европа-Азия». Музыкальная жизнь в Казани XIX в. получила освещение в статьях Казанское общество любителей изящных искусств, Казанское отделение Императорского Русского музыкального общества, Казанский кружок любителей музыки и др. Современный уровень развития музыковедения в Татарстане отражают статьи Камерная музыка, Музыкальная культура Республики Татарстан, Музыковедение, Народная музыка, Симфоническая музыка, Хоровая музыка. Особое место занимают статьи Музыкальная драма и Музыкальная комедия как характерный специфический жанр театрально-музыкального искусства татар, предшествующий сложению национального оперного искусства.

Таким образом, в статьях раздела «Музыка» нашли отражение как общие, характерные для многих регионов страны явления, так и особенности музыкального развития республики.

Раздел КНИГОВЕДЕНИЕ включает около 100 терминов. Казань была крупным центром книжного дела. Как показали исследования наших дней, со 2-й половины XVI в. переписывание книг было налажено во многих монастырских библиотеках. Так, рукой Германа, настоятеля Успенского монастыря, переписано несколько десятков книг. Основополагающими трудами в истории татарской книги и по сей день являются исследования А.Каримуллина. Но многое осталось и за пределами его трудов. Продолжая исследования в этой области, при содействии Национального архива РТ, мы существенно расширили список частных типографий и издательств XIX – начала XX вв., сведения о которых публикуются впервые.

В разделе БИБЛИОТЕКИ, помимо государственных книжных собраний, также впервые приведены статьи о 15 частных библиотеках конца XVIII — начала XX вв., включающие сведения о владельце, составе библиотеки, её наиболее ценных экземплярах и дальнейшей судьбе собрания. Среди владельцев – имена многих татарских просветителей: Максуди, Марджани, Баруди, Амирхана, Хальфина, династии Акчуриных.

Государственные библиотеки Татарстана хранят множество книжных раритетов, историко-художественная и культурная ценность которых имеют общероссийское значение, библиотечная сеть республики – одна из наиболее развитых в стране. Библиотеки заслуживают энциклопедических статей – и мы ввели их в наш словник.

Раздел МУЗЕИ, по определению, носит более традиционный характер. Статьи о музеях включены во многие региональные энциклопедии, но в нашем крае история музеев имеет свои особенности. С 1980-х гг., когда вся страна переживала «музейный бум», в Татарстане было открыто около 70 филиалов Национального музея РТ в городах и селах, сведения о многих из них в литературе отсутствуют. Паспортизация музеев (сведения о разделах экспозиции, экспозиционной площади, составе коллекций, наиболее ценных экспонатах и т.п.) только начинается: первый и пока единственный справочник «Все музеи Казани» увидел свет в 2004 г. Энциклопедия восполняет этот пробел – в словник включено более 100 государственных и муниципальных музеев Татарстана. Слабое развитие в республике музееведения как науки существенно тормозит расширение терминологической базы этого раздела словника. Исследовательский характер носят статьи Мемориальные музеи, Коллекционирование частное, Музееведение, заказчиками которых выступил Институт ТЭ.

В разделе АРХИТЕКТУРА – более 250 терминов и около 100 персоналий. В него включены все культовые и гражданские постройки, имеющие статус памятников архитектуры всероссийского и республиканского значения на территории Татарстана, архитектурные стили, получившие здесь развитие, крупнейшие проектно-строительные организации. Хронологические границы развития архитектуры в крае – 10 веков. Принципиально новой в архитектуроведении можно считать статью Градостроительство, где обобщены сведения в этой области, начиная с городов Волжской Болгарии 10–13 вв. и кончая новыми современными городами в республике. Статья снабжена градостроительными схемами, которые впервые доступны широкому читателю. Комплексная статья Казань включила новейшие сведения в области историко-архитектурного развития тысячелетнего города и его культуры.

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ, МОНУМЕНТАЛЬНОЕ И ДЕКОРАТИВ­НО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО – один из самых крупных разделов: 150 терминов и 370 персоналий. О трудностях, связанных с написанием творческих биографий художников, я упоминала выше. Добавлю, что не существует ни одного биографического справочника по мастерам искусства нашего края в дореволюционный период. Выявляются и включаются в словник имена граверов и живописцев XVIII–XX вв., а также мастеров, причастных к художественному ремеслу, – каллиграфов, ювелиров, резчиков по камню. Принципиально новым делом стал поиск сведений о художниках-татарах, проживающих за пределами Татарстана, в России, ближнем и дальнем зарубежье, – кроме нас эти исследования в настоящее время никто не ведёт.

Одну треть (из 150) составляют термины татарского декоративно-прикладного искусства: те или иные традиционные техники обработки материала, устойчивые группы произведений, видов декоративно-прикладного искусства, отдельные выдающиеся произведения, к примеру, такие, как «казанская шапка». Исследовательский характер носят статьи и по основным видам изобразительного искусства: Акварель, Графика, Графика книжная, Дизайн, Бытовой жанр, Линогравюра, Литография, Исторический жанр – ретроспекция их развития впервые представлена в статьях наших авторов. Также впервые в контексте местного искусства раскрываются термины стилевых направлений: Звериный стиль, Импрессионизм, Классицизм, Модернизм, Футуризм. Раскрывается специфика монументального искусства в крае, приводятся сведения о скульптурных памятниках. Выявлены материалы по объединениям и творческим союзам различных творческих ориентаций XIX–XX вв.: Казанское общество любителей изящных искусств, «Всадник», ТатЛЕФ, «Октябрь», Союз дизайнеров РТ, «Чингиз-хан» и др.

Надеюсь, что отражение перечисленных аспектов развития культуры в Татарской энциклопедии поможет создать принципиально новую информационную базу и обеспечит возможность по-новому увидеть пути совершенствования региональных энциклопедических изданий.


А.В.Козлов
(Златоуст)

Златоуст—Казань: научные и культурные связи


В 1908 г. Петр I впервые разделил Россию на 8 губерний. В числе этих губерний была и Казанская, в состав которой вошла значительная часть территории Южного Урала, в том числе те места, где полвека спустя тульскими промышленниками и купцами Мосоловыми был основан Златоустовский железоделательный завод (1754), положивший начало современному городу Златоусту. Связи его с одним из старейших городов России — Казанью весьма разнообразны и пока еще недостаточно изучены. В настоящем обзоре сделана попытка очертить круг этих взаимопроникающих контактов через судьбы конкретных людей.

Уместнее начать с научных контактов, поскольку Казань с момента основания здесь в 1804 г. университета постепенно становится одним из научных центров России.

С первой половины XIX в. ученые Казанского университета активно участвовали в изучении Южного Урала. Так, профессор химии Карл Карлович Клаус в 1928 г. в составе экспедиции А. Я. Купфера по Уралу, целью которой было проведение геофизических и метеорологических наблюдений, проследовал по маршруту Бугульма—Уфа—Златоуст—Челябинск—Кыштым—Екатеринбург. В Златоусте ученые совершили восхождение на Таганай, затем в сопровождении П. П. Аносова посетили Миасс. Следует отметить, что К. К. Клаус был весьма неплохим художником и во время поездки сделал серию цветных зарисовок Южного и Среднего Урала. Эти рисунки вошли в альбом видов Урала, отпечатанный в парижской литографии Анжельмана. Альбом прилагался в качестве атласа к отчету А. Я. Купфера «Путешествие на Урал, предпринятое в 1828 г.», вследствие в литературе его иногда ошибочно называют альбомом Купфера.

Профессор ботаники и зоологии Казанского университета Эдуард Александрович Эверсман, перу которого принадлежит трёхтомный труд «Естественная история Оренбургского края» (Оренбург—Казань, 1840—1866), свою научную карьеру начинал в Златоустовском горном округе. С 1816 г. он был врачом Златоустовской оружейной фабрики, одновременно занимаясь изучением растительного и животного мира в окрестностях Златоуста. Позднее, оставив врачебную практику, Эверсман всецело посвятил себя науке, побывал на всех хребтах и вершинах северной части Южного Урала, был первым из европейских ученых, посетивших Бухару (1820), путешествовал с Ф. Ф. Бергом (1825—1826), Г. С. Карелиным (1827).

С Казанским университетом связана жизнь и деятельность заслуженного деятеля науки Татарской АССР, почетного члена Географического общества СССР Владимира Николаевича Сементовского (19882—1968). Уроженец Миасского завода (ныне – город Миасс), Сементовский в 1907 г. окончил Казанский университет, получив диплом географа с отличием. В последующие годы Сементовский был приват-доцентом (1910), профессором географии, этнографии и антропологии (1926), заведующим кафедрой физической географии (1934—1951) Казанского университета. Много лет посвятил изучению природы Южного Урала. Его дипломная работа «Озера и реки Ильменского хребта» была напечатана в «Ученых записках» Казанского университета. В «Известиях Русского географического общества» опубликованы статьи Сементовского «Горные озера Урала», «Исследования горных озер Урала летом 1913 г.», в которых ученый предложил деление озер на горный, степной и переходный типы, что используется в лимнологии по сей день. Одна из работ Владимира Николаевича посвящена жемчужине Южного Урала — озеру Тургояк, в ней ученый одним из первых поднял вопросы охраны природы. В книге «Экскурсия на Урал» (1926) Сементовский дал подробное описание Таганайского горного массива и предложил назвать южную вершину хр. Большой Таганай Двуглавой сопкой. Уральской теме посвящены и крупные послевоенные труды ученого: «Микроформы выветривания Урала» и «Физико-географические процессы в области озерных бассейнов Южного Урала».

Документы Златоустовского архива хранят свидетельства связей Казанского университета и Златоустовского горного округа в середине XIX в. Так, в марте 1843 г. заведующий минералогическим кабинетом университета профессор Петр Иванович Вагнер обратился к горному начальнику Златоустовских заводов Павлу Петровичу Аносову с просьбой прислать коллекцию минералов и горных пород, найденных в округе. Просьба была удовлетворена — только из Миасского завода было отослано в Казань 40 образцов различных минералов и горных пород. Позднее ректор Казанского университета Николай Иванович Лобачевский в своем письме поблагодарил П. П. Аносова за оказанную помощь, а 6 ноября 1943 г. Совет Императорского Казанского университета избрал Аносова своим членом-корреспондентом. В представлении на это звание декан университета Петр Иванович Котельников писал: «Аносов, известный своими учеными трудами по части горнозаводской науки, обогатил минеральный кабинет Казанского университета собранием вновь открываемых в Златоустовском округе минералов, в числе 206 кусков, между которыми большая часть замечательна по своей редкости и относительной ценности».

Семьдесят лет спустя с подобной просьбой к горному начальнику Златоустовского округа Н. Н. Приемскому обратился директор Казанского промышленного училища В. И. Нечкин (отец известного советского историка академика М. В. Нечкиной). В своем письме от 29 декабря 1914 г. он писал: «Имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство, не признаете ли возможным выслать бесплатно для учебного музея вверенного мне училища набор систематического хода работ по изготовлению кос, в количестве 15 переделов, подобный том, какой был послан Златоустовским заводом на выставку в Новочеркасск в июле 1914 года». Необходимые образцы были высланы в Казань из Артинского завода (изготовлением кос еще со времен П. П. Аносова занимался именно этот завод Златоустовского округа).

Впрочем, обмен коллекциями между Златоустом и учебными заведениями Казани не был односторонним. Так, в 1871 г. музею Златоустовского горного округа была передана в дар коллекция из 72 раковин, собранная профессором Казанского университета Э. Эверамоной.

И вновь вернемся к Казанскому университету, вернее – к его питомцам, оставившим след в истории Златоустовского Урала. Выпускник юридического факультета Казанского университета Константин Романович Петров (1885–1938) известный златоустовский краевед первой половины XX в., член Златоустовского окружного общества краеведения (1920–1930), в соавторстве с В. Н. Швецовым написал книги: «Из прошлого Южно-Уральских заводов» (Златоуст, 1924), «Из прошлого Златоустовских заводов», «Материалы к изучению Златоустовского округа» (обе — Златоуст, 1926). Изучению местной истории посвятила себя и выпускница историко-филологического факультета Казанского университета (1971), заслуженный работник культуры РСФСР Елена Павловна Ковина. Почти тридцать лет (1976–2004) она проработала директором Златоустовского краеведческого музея и внесла заметный вклад в открытие неизвестных страниц истории Златоуста. Один из крупнейших отечественных специалистов в области теоретического металловедения, основатель уральской школы металловедов академик Виссарион Дмитриевич Садовский после окончания (1930) Казанского университета пять лет проработал в Центральной заводской лаборатории Златоустовского механического завода им. В. И. Ленина. Им выполнено свыше 20 исследовательских работ в области металловедения, разработаны режим ускорения отжига быстрорежущей стали («изотермический отжиг») и метод определения обезуглероживания быстрорежущей стали, называемый ныне «методом Садовского» и принятый в качестве стандартного. Выпускник отделения естественных наук Казанского университета (1904) минералог Владимир Ильич Крыжановский детство и юность провел на Урале. После окончания университета работал в минералогическом отделении Геологического музея Академии наук, затем — в Минералогическом музее. На Южном Урале изучал Вишневые и Шишимские горы, Уфалейские и Бакальские рудники, открыл на Ахматовской копи пятый тип везувиана, дал научное описание семи ильменских минералов. В его честь назван минерал крыжановскит.

С другим учебным заведением — Казанским авиационным институтом — связаны многие страницы истории златоустовского СКБ-385 и его преемника — КБ машиностроения (ныне Государственный ракетный центр «КБ им. акад. В. П. Макеева»). Конструктор баллистических ракет, создатель отечественной школы морского ракетостроения академик Виктор Петрович Макеев попал в Казань в 1941 г. в эвакуацию. Совмещая работу с учебой, окончил школу, а с 1942 г. по 1944 г. учился на вечернем отделении Казанского авиационного института. Но если В. П. Макеев в Казани только начал свое высшее образование, завершив его в Москве, то многие его соратники окончили полный курс Казанского авиационного института: кавалер ордена Ленина Валерий Семенович Барышников (выпускник КАИ 1956 г.), заслуженные изобретатели РСФСР Фуат Рамазанович Баязитов (выпускник КАИ 1957 г.) и Анатолий Васильевич Землянов (выпускник КАИ 1957 г.), первый зам. генерального конструктора ГРЦ (с 1998) Юрий Сергеевич Голицын (выпускник КАИ 1969 г.), лауреат Ленинской премии Александр Петрович Гребнев (выпускник КАИ 1957 г.), лауреат Государственной премии СССР Николай Семенович Данилов (выпускник КАИ 1949 г.), Герой Социалистического Труда Виктор Егорович Каргин (выпускник КАИ 1956 г.).

Выпускник (1912) Казанского ветеринарного института Владимир Павлович Бирюков (1888–1971) стал известным уральским ученым-краеведом. В 1915 г. он окончил Московский археологический институт, в 1930-х гг. участвовал в издаваемом АН СССР (с 1927 г.) «Словаре русского языка», в который вошли многие слова, записанные им на Урале. По заданию Главной редакции истории фабрик и заводов в феврале и апреле 1932 г. дважды посетил Златоуст. Итогом работы стала рукопись «Зеркало Златоуст», в которой собран богатый фонетический и лексический материал, дано толкование местных слов и выражений, топонимов. Бирюков написал 30 книг и брошюр, более тысячи статей по истории и культуре Урала. С 1970-х гг. на Урале регулярно проводятся Бирюковские чтения, присуждается премия им. В. П. Бирюкова за лучшие достижения в краеведении Урала.

Интересны и культурные связи между Златоустом и Казанью, прослеживаемые через биографии известных деятелей культуры России. В 1890 г. уроженец деревни Ометово Казанской губернии, будущий великий русский певец Федор Иванович Шаляпин поступил в труппу казанского антрепренера Семенова-Самарского, которая гастролировала в Уфе. По окончании гастролей с группой артистов весной 1891 г. молодой Шаляпин приехал в Златоуст по недавно введенной в строй Самаро-Златоустовской железной дороге. В концерте, прошедшем в помещении Арсенала, Шаляпин спел романс Козлова, арии Руслана («Руслан и Людмила») и Сусанина («Жизнь за царя») из опер М. И. Глинки. Это было практически первое сольное выступление знаменитого певца.

Уроженец деревни Таймеева Златоустовского уезда Габдрахман Гайнанович Сагдиев (1889–1956) стал известным татарским литературоведом и писателем (Габдрахман Саади). С 1911 г., будучи выпускником Константинопольского учительского института, он преподавал в школах «ислама» Златоустовского уезда и Златоуста. С 1925 года — в Восточно-педагогическом институте в Казани. В это время он заявил о себе как о литературном критике и литературоведе исследованиями «Язык, литература и письменность в человеческом мире и их историческое развитие» (1926), «Татарский театр» (1927), «Татарская литература в период диктатуры пролетариата» (1930). Издал учебник по истории татарской литературы (1926).

Со Златоустом связана творческая судьба классика башкирской и татарской литературы Маджита Гафури (Габдельмажит Нурганиевич Гафуров; 1880—1934). В 1920-х гг. он часто бывал в Златоусте, написал здесь поэму «Эшче» («Рабочий»), вышедшую отдельным изданием в 1921 и 1922 гг. в Казани. Позднее, в 1927–1928 гг., М. Гафури создал либретто первой татарской оперы о рабочем классе — «Эшче», действие которой происходит в татарской деревне Златоустовского уезда, на Миасских золотых приисках, Златоустовском заводе в 1905–1907 гг. В числе действующих лиц — рабочие, офицеры, городовые, солдаты, студенты технического училища. Премьера оперы [авторы — Г. С. Альмухамедов (1895—1936), В. И. Виноградов (1874—1948), С. Габаши (1891—1972)] состоялась 25 марта 1930 г. в Казани, в Татарском академическом драматическом театре, 30 июня того же года опера шла в Москве, в экспериментальном театре, на Олимпиаде искусств народов СССР. Главные герои: Нигмат — крестьянин-бедняк (Г. С. Альмуха­медов), хозяин-заводчик (А. Хисамов), его жена (М. М. Рахман­кулова), управляющий заводом (Г. Казанский), губернатор (С. Фалях), Камилэ (Г. М. Кайбицкая). Режиссуру осуществил С. Я. Валеев-Сульва (1899–1956), балетмейстер — Ю. А. Муко, художник — П. Т. Сперанский (1890–1964). Исполнители партий приезжали в Златоуст, знакомились со Златоустовским заводом, входя в свои роли. В последующие годы многие создатели и исполнители ведущих партий оперы «Эшче» стали видными деятелями искусств Татарстана и Башкортостана: Г. М. Кайбицкая — народная артистка Татарской АССР (1939), М. М. Рахманкулова — народная артистка Татарской АССР (1944) и РСФСР (1957), В. И. Виноградов — заслуженный деятель искусств Татарской АССР (1944), П. Т. Сперанский — народный художник Татарской АССР (1955), заслуженный деятель искусств РСФСР (1957), А. А. Литвинов — первый в Татарстане заслуженный деятель искусств.

Выпускница Казанского театрального училища (1971) Любовь Михайловна Вишневская свою творческую судьбу связала со златоустовским драматическим театром «Омнибус», на сцене которого она выступает вот уже 23 года (с 1983). За роль Маши в спектакле «Три сестры» по пьесе А. П. Чехова она удостоена Государственной премии РСФСР (1991).

Завершая краткий обзор научных и культурных связей между Златоустом и Казанью, во многом основанный на материалах первого издания Златоустовской энциклопедии (ЗЭ), следует заметить, что начавшаяся ныне работа над вторым (исправленным и дополненным) изданием ЗЭ позволит накопить новые материалы для более широкого и основательного раскрытия темы настоящей статьи.



Литература

1. Генерал от металлургии Павел Аносов / Под ред. проф. М. Е. Главацкого. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999.

2. Златоустовская энциклопедия: В 2 т. Т. 1–2 / Ред.-сост. А. В. Козлов, Н. А. Косиков, В. В. Чабаненко. – Златоуст, 1994–1997.

3. Миасс: Энциклопедический словарь /Отв. ред. Г. В. Губко. – Миасс, 2003.

4. Уральская историческая энциклопедия / Гл. ред. акад. РАН В. В. Алексеев. – Екатеринбург: УрО РАН; Изд-во «Екатеринбург», 1998.

Источники

1. Архивный отдел администрации г. Златоуста, ф. И-19, оп. 1, д. № 1215.

2. Архивный отдел администрации г. Златоуста, ф. И-20, оп. 1, д. № 2566.

Б.В.Горбунов


(Рязань)
СТРАНИЦЫ ТАТАРСКОЙ ИСТОРИИ НА СТРАНИЦАХ «РЯЗАНСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ»
На протяжении многих веков между народами, населявшими Рязанский регион, и татарами поддерживались разнообразные, порой сложные и драматические, отношения. Поэтому на страницах «Рязанской энциклопедии» (далее – РЭ) имеется около 70 словарных статей, которые имеют непосредственное отношение к татарской истории.

Известно, что на территории Рязанской области проживают четыре группы татар. Каждой из них посвящены отдельные словарные статьи:

«Татары-мишари» [2. С. 490], «Татары сасовские (бастанские)» [3. С. 476] и «Бордаковские татары» [4. С. 40].

Целый блок статей исторического характера посвящен касимовским татарам. Это прежде всего обобщающие статьи: «Касимовские татары» [1. С. 473 – 474], «Касимов» [1. С. 471], «Касимовское царство» [1. С. 474 – 475]. Ряд статей рассказывает о правителях Касимовского царства: «Касим-хан» [1.С. 475], «Симеон Бекбулатович» [2. С. 484], «Шах-Али» [2. С. 455], «Арслан Алеевич» [4. С. 18], «Василий Арсланович» [4. С. 52], «Данияр» [4. С. 102], «Джанай» [4. С. 107], «Сатылган» [4. С. 323], «Ураз-Мухаммед-хан» [4. С. 364], «Шейх-Авлияр» [4. С. 382].

Несколько статей посвящено деятелям культуры и культурной истории касимовских татар. Отдельные статьи рассказывают о Касимовском татарском театре «Чулпан» [1.С. 473 – 474] и Касимовском мусульманском благотворительном обществе [4. С. 161]. Остальные статьи этого блока посвящены отдельным персоналиям – касимовцам: «Баязитов Гатаулла» [1. С. 93], известный ученый-ориенталист; «Ишимбаев Ахмет Муртазинович» [1. С. 473], известный касимовский краевед; «Хади Закир» [2. С. 614], просветитель, писатель, педагог; «Шакулова Сара Касимовна» [2. С. 651 –652], ученый-математик и просветитель; «Урязов Измаил Алеевич» [4. С. 363 – 364], известный писатель и журналист. Помимо этого в большой сводной статье «Купечество рязанское» названы и охарактеризованы касимовские татарские купеческие фамилии: Алянчиковы, Баранаевы, Курбатовы, Шакуловы [1. С. 544 – 548].

В РЭ имеются две статьи о современных татарских деятелях. Одна из них посвящена Табееву Фикряту Ахмеджановичу (род. в 1928 г. в с. Азеево Ермишинского р-на Рязанской обл.), крупному государственному деятелю [2. С. 484], другая – Тулину Сергею Загитовичу, генерал-майору, Герою России, ныне – военному комиссару Рязанской области [4. С. 360 – 361].

Ряд статей РЭ посвящен рязанским дворянским родам татарского происхождения: «Енгалычевы» [4. С. 122], «Кильдишевы» [1. С. 481], «Мансыревы» [1. С. 593], «Алеевы» [4. С. 12], «Девлеткильдеевы» [4. С. 103], «Маматовы» [4. С. 211], «Мамеевы» [4. С. 211], «Мисюревы» [4. С. 223], «Тарбеевы» [4. С. 352], «Турмышевы» [4. С. 362], «Улановы» [4. С. ЗОЗ].

Имеется несколько статей исторического характера: «Крымское ханство XV – XVII вв.» [1. С. 535], «Мещерский приказ» [1. С. 617], «Казанского дворца приказ» [4. С. 152], «Булгары волжские» [1. С. 141], а также справка о крупном селе Азеево Ермишинского р-на Рязанской области, где проживают татары-мишари [1. С. 40 – 41], и о селе Уланова Гора, населенном касимовскими татарами [4. С. 363].

В РЭ вошли и материалы по татарской топонимике Рязанского края [1. С. 44, 72 – 73, 84, 93, 319, 323, 324, 330, 464 - 455, 476 - 477, 516, 556; 2. С. 10, 11,515, 560, 649; З.С. 283].

Довольно обширный круг разноплановых словарных статей по татарской истории и культуре на страницах РЭ свидетельствует о многовековых контактах между русскими и татарами на Рязанской земле.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет