Гаура Дэви



жүктеу 2.3 Mb.
бет12/17
Дата04.03.2018
өлшемі2.3 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Каждое утро в пять часов, после огненной церемонии, я иду в Его комнату, захватив с собой чашку слабого кофе, и сижу с Ним какое-то время в полной тишине. Иногда меня охватывает страх, поскольку быть с Ним наедине очень трудно. Я чувствую, что мой ум никогда не бывает достаточно чистым, и никак не могу избавиться от негативных, бесполезных мыслей. Бабаджи пытается помочь мне расслабиться и сглаживает ситуацию, прося прочитать Ему письмо, привести в порядок и свернуть одежду или что-то почистить. Сложно усваивать Божественную истину без напряжения, желаний, не будучи открытой и восприимчивой, как бы Он того желал в отношении меня.

25.11.1981

Каждый рассвет я встречаю у Его ног. Это восхитительное время! Я сижу с Ним под открытым небом у Его маленькой комнаты и наблюдаю, как мое сердце стучит в такт со звуком ветра и сливается с безграничным Бабаджи. Я дышу вместе с Ним, в то время как Он спокойно просматривает каждый момент, поглощенный своими видениями. Я бы так хотела слиться с Его умом, подобно Ему все видеть и знать. Бабаджи остается необъяснимой тайной, и нам Он может явить лишь ее фрагмент, тот, который мы в состоянии воспринять. Я чрезвычайно благодарна Ему за драгоценное утреннее время, проведенное с Ним, за это священное общение. Теперь я чувствую себя частью Его игры, забочусь о Его вещах, ведь каждый объект является частичкой нашего мира, символом человеческого существования. В тот момент, когда тишина становится моей реальностью, я видоизменяюсь в сияние нереального света, ощущаю себя частью Его, вечной искрой Божественного сознания.

Находясь с Ним, я даже не смотрю на Него. Его тело лишь символ бесконечного Присутствия, вездесущего, всепроникающего, всезнающего.

Он дарит мне огромное количество любви, часто произнося мое имя с трогательной нежностью и разговаривает со мной так, будто нуждается во мне и моем служении. Я чувствую, что уже полностью принята Им. Несколько лет потребовалось, чтобы достичь этого, теперь я в состоянии получать Его энергию — вибрации безмерного покоя и силы.

03.12.1981

Мне часто приходится переводить для Бабаджи. Временами Он использует меня в качестве фильтра между Собой и другими людьми, когда Его общение напрямую может оказаться слишком интенсивным для них. Я очень благодарна Ему за эту роль, за этот драгоценный подарок, дающий возможность на примере бесчисленных человеческих историй слышать то, чему Он учит людей, что пытается передать им.

В качестве фильтра между мной и Собой Он нередко использует Шастриджи — старого мудреца, который всегда сопровождает Его, с Ним спит и ест. Бабаджи поет нам древние поэмы, рассказывает много историй и старинных индийских легенд, делясь с нами мудростью тысячелетий. Его истории — о великих йогинах прошлого, каждому из которых пришлось принести громадную жертву, отказаться от любой привязанности ради того, чтобы достичь Истины. Бабаджи говорит мне, что путь Божественной реализации — самая трудная задача в мире, тернистый путь, подобный хождению по лезвию бритвы. Он сказал, что в Кали Югу все йогины спотыкаются о те или иные препятствия. Даже садху не удается выполнять свои практики: кому-то из-за привязанности к пище или сексу, кому-то из-за стремления к власти и желания быть гуру даже до того, как они стали учениками. Я смотрю на Бабаджи и чувствую себя сбитой с толку. Кто знает, что случится со мной, если Он однажды оставит меня. Сомневаюсь, что смогу справиться одна. Лишь Его Милость позволяет мне, хоть и нерешительно, следовать моему пути.

В один из дней, когда я в саду массировала Его ноги, Он сказал мне: «Я устал. Я собираюсь в Гималаи». Я спросила, возьмет ли Он меня с собой, на что Он, улыбнувшись, ответил, что там мне будет слишком холодно.

27.12.1981

Сотни человек съехались в этом году на Рождество в Хайракхан. Чтобы всех разместить, Бабаджи установил на Гуфа-сайде большой шатер. Он сказал, что нынешнее международное празднование имеет историческое значение, так как Рождение Христа в предгорьях Гималаев отмечается впервые.

Мы сможем разместить много людей при условии, что они расположатся на матрасах и тростниковых подстилках прямо на полу. Места всем хватит, пища в изобилии: тонны сладостей и фруктов. Все это предоставлено самими гостями. Они привезли так много подарков для Бабы, что я не знаю, куда их класть.

Мы провели большую ягью в соответствии с древней ведической традицией: с приношениями огню в виде благовоний, цветов, зерна, молока, ароматических масел и чтением многочисленных мантр. Это коллективная молитва, где огонь символизирует Космическую Энергию — тонкую сущность, которая потребляет материю для очищения и трансформации ее в свет.

Любовь Бабаджи сплачивает всех нас, расположивших на полу свои спальные мешки вплотную друг к другу, сидящих по-турецки, в саду принимающих пищу с листьев банановых пальм, толпящихся по вечерам в поисках места в большом киртан-холле. Приходится более часа стоять в очереди, чтобы сделать Ему пранам. Все работают с энтузиазмом, занимаясь организацией и подготовкой необходимого. Ночь напролет индийские женщины поют, готовя у костра еду, а днем мужчины часами раздают пищу из ведер.

Из окрестных деревень пришли сотни жителей со своими детьми. Мы установили большую рождественскую елку и практически каждому приготовили подарок. Бабаджи предложил открыть на берегу реки чай-шоп и маленький итальянский ресторанчик. В течение трех дней здесь все предлагалось бесплатно. Мы дарим этот праздник индийцам, которые всегда очень гостеприимны; этой земле, которая принимает нас с большой любовью; маме-Индии, обнимающей нас и позволяющей испытывать незабываемые переживания.

Вчера, увидев длинную вереницу паломников с Запада, шагающих вдоль реки по долине, Я чуть не расплакалась. Наконец-то после длительного путешествия с грузом на плечах они добрались сюда в поисках ответов, которые они не нашли в своих странах, в поисках отсутствующего гида, в поисках света, которого нет на темных улицах наших печальных городов. Божественное зовет нас в Индию, одну из беднейших стран на планете, к Мастеру, который в своей смиренности и простоте подобен Христу.

В Рождественскую ночь Бабаджи попросил нас спеть «Аллилуйю» и традиционные рождественские гимны. Люди оделись в белое, изображая ангелов, и танцевали со свечами. Бабаджи попросил передать свечи по кругу всем присутствующим. Я видела, как сияли от изумления и любопытства глаза индийских ребятишек, как озарялись в экстазе их лица, в то время как Бабаджи, весело смеясь, играл на своем возвышении с группой европейских детишек.

04.01.1982

Бабаджи сказал, что отныне все итальянские преданные должны носить черное. Он выбрал им лидера — человека, которого назвал Кали Шани. Кали — имя богини-воительницы, Шани — название планеты Сатурн, считающейся в Индии планетой разрушения. Я шокирована этой новой лилой Бабаджи. К счастью, это нововведение не коснулось меня. Наоборот, Он попросил одну индийскую женщину привезти мне из Бомбея белое сари.

Мне как-то не по себе от такого развития событий, Эти движущиеся по ашраму черные пятна символизируют нечто странное. Шани повсюду ходит с большим железным трезубцем, обвитым пластиковой змеей. Бабаджи дал ему специальную инициацию в Бомбее, во время которой Он заявил публике, что этот молодой человек в предыдущей жизни уже был воплощением планеты Сатурн. Он добавил, что ему было необходимо воплотиться в этот раз для того, чтобы быть свидетелем великой революции и разрушений, которые повлияют на будущее мира. Теперь Бабаджи все чаще говорит о грядущем мировом кризисе. Я всерьез озабочена этим и автоматически откладываю в шкафу какие-то вещи. Бабаджи делает особый акцент на девяностых, как на времени великих изменений на планете.

10.01.1982

«Черная история» разворачивается в зрелищное театрализованное представление. В данный момент в ашраме много итальянцев, более пятидесяти, и все они — и мужчины, и женщины — постоянно носят черное, как последователи Матери Кали. Женщины выглядят особенно торжественно, и, когда они собираются вокруг Бабаджи, я чувствую легкое беспокойство. Смеясь, Бабаджи говорит, что это «Черная армия». Пришло время войны. Преданные, являющиеся йогинами и йогинями, должны стать солдатами Беру Бабы — предводителя армии Шивы, побеждающего демонов. Согласно индийской мифологии, Шива — бог разрушения; тот, кого все боги призывают во времена кризиса, когда им требуется защита. Именно Шива устраняет негативные силы и восстанавливает утраченную гармонию. Он сражается вместе со своей Шакти, женским началом, иногда персонифицируемой как богиня-воительница Дурга или Кали. Символом одной из них является красный цвет, символом другой — черный. У них есть сила побеждать в сражении любого демона.

Меня поражает теперешнее развитие событий. Эта игра Бабаджи выше моего понимания. Когда по вечерам все собираются в киртан-холле, происходящее напоминает Феллини: повсюду, как охранники, со свирепым выражением на лицах стоят бритоголовые молодые люди, одетые в черное. Шани со своим трезубцем подобен Распутину. Итальянки, покрытые черными вуалями, похожи на ведьм или черных вдов и вызывают во мне чувство опасности.

Вдобавок ко всему усилилась нагрузка в работе — Бабаджи будто торопится. Новым «солдатам» — преданным приходится целыми днями таскать камни, поднимая с реки огромные глыбы под руководством бывшего майора индийской армии. Даже женщины частично заняты тяжелой работой. Бабаджи расширяет строительную программу, обещая нам многие блага в будущем. На днях Он сказал Хари Говинду, что хочет разбить швейцарские сады в Хайракхане.

Помимо тех, кто носит черное, встречаются преданные, которые предпочитают оранжевые одежды. Йоги и йогини облачаются в них, когда идут к дхуни. Бабаджи носит одежды всех цветов, надевая то, что Ему дарят люди. Он ходит среди нас, как джокер-маг, строя Свой театр, Свою школу. В эти дни Он, и в самом деле, напоминает мне танцующего Шиву, Натараджа — великого бога, который Своим космическим танцем разрушает невежество, иллюзии, привязанности, все, что отделяет нас от Божественного, от единения с Ним.

Несколько дней назад Он позвал портного из деревни и велел ему сшить костюм шута для одного мальчика из разноцветных полосок ткани. По вечерам в этом костюме мальчик танцует перед всеми присутствующими. Рядом с ним танцуют женщины в черном. Их движения — смесь мистической и западной чувственности. Индийские мужчины движутся в своем интенсивном ритме, в то время как индийские женщины танцуют в восточном стиле. Получилось настоящее шоу. Прем, элегантная, утонченная индийская женщина, глядя на все это и ужасаясь, сказала мне: «Ведь это цирк!». И это — правда.

15.01.1982

Я попыталась расспросить Бабаджи, зачем Он задумал «Черную историю». Он угрожающе посмотрел на меня и спросил, не хочу ли я тоже надеть черное. Я прекратила задавать вопросы. Следующей ночью мне приснился Беру Баба, который сказал, что Он — темный, поскольку только черное может разрушить зло и тьму. Это можно сделать, лишь обладая той же мощью, что и негативные силы. Только черное, используемое Божественным, в состоянии выполнить это.

Я начала смотреть на Кали Шани под другим утлом зрения и увидела в нем силу и отвагу. Он может стоять рядом с Бабаджи часами, абсолютно неподвижно, в полной концентрации, без намека на усталость.

В сложившейся ситуации часть меня начинает беспокоить, и я спрашиваю себя, как долго Бабаджи может оставаться с нами, ведь Он полностью отдает себя каждому, с бесконечным терпением играя в наши человеческие ' игры, все ниже и ниже спускаясь к нашему человеческому уровню. Он прибавил в весе. Его тело сильно раздалось. Часто Он выглядит усталым, иногда, подобно нам, бывает груб, поскольку впитывает наш негатив и наши проблемы. Он нередко говорит, что нездоров, и просит у меня лекарства. Естественно, я сравниваю Его теперешнего с Бабаджи семидесятых годов — чистым созданием совершенной красоты, подобным ангелу, пришедшим из другого измерения. Мы не смогли дотянуться до Его уровня. Мы хотим, чтобы Он спустился к нам, побуждая Его соответствовать нашим человеческим условиям. Я знаю, что такова Его задача на земле, но мне больно смотреть на это. Вчера Он позвал Шастриджи и меня к Себе и спел печальную песню: «Ваш Возлюбленный на кресте. Разве вы не видите? Как вы сможете достичь Его?». Я была потрясена.

20.01.1982

Иногда Он играет со мной роль ребенка, Божественного дитя, нуждающегося в заботе и помощи. Он просит меня привести в порядок Его вещи, расчесать волосы, подать стакан воды или приготовить что-нибудь поесть. Я чувствую себя нужной. Служить Ему — для меня способ общения с Ним, возможность чувствовать себя принятой Богом, частью Его работы. Это также способ выразить Ему свою благодарность, огромную признательность за все, что Он дает нам на этой земле Своим присутствием, Своим учением, Своей работой по трансформации каждого нашего аспекта, каждой клеточки нашего существа. Он готовит нас к новому эксперименту на земле. Он делает все, чтобы мы привнесли свет в беспросветную глупость и тупость наших тел, чтобы очистили сердца. Он дает нам пример бесконечной любви к человечеству, которая переживается каждое мгновение в каждом жесте и событии нашей жизни.

Его учение может быть применено в любых ситуациях, с которыми мы сталкиваемся ежедневно. Таким образом, каждый день может стать священной пуджей, актом восхищения энергией, поддерживающей нас и являющейся центром нашей жизни. Бабаджи всегда учит добиваться точности и совершенства во всем, что мы делаем. От нас Он требует безупречной чистоты. Обходя ашрам с тростью в руке, Он обращает внимание на каждый темный забытый угол. Заходя в мою комнату, проверяет, вытерта ли пыль и насколько хорошо я ухаживаю за своим сари. Мы не можем оставить в кухне грязные котлы; в саду— засохшие листья; мусор; нестираную одежду. Духовное очищение начинается не только с наших физических тел, но и с наших отношений с Матерью-Землей, на которой мы стоим.

У Бабаджи в комнате идеальный порядок. Он уделяет внимание каждой мелочи, заботясь о том, чтобы ничего не пропало. Этим Он являет нам пример того, как беречь вещи, как, например, хранить иголку или эластичную ленту; как повторно использовать лист бумаги или конверт. За каждым материальным объектом стоит человеческая энергия, труд, работа. Он скрупулезно подсчитывает и распоряжается деньгами, вещами, с огромной заботой многократно используя все, что может оказаться полезным: ношеную одежду, цветочную оберточную бумагу. Он часто раздает деньги индийским рабочим, всегда поступая практично, без хвастовства, приготовив правильный подарок правильному человеку. Он демонстрирует нам модель иной Вселенной, Вселенной будущего, где мы будем в состоянии использовать человеческие усилия и энергию земли подобающим образом, уважая природу и прекратив злоупотреблять ею. Он сказал, что новый мир начнется с Хайракхана и что Он готовит нас к этому.

Он засаживает сад цветами, деревьями манго, папайи, граната и вишни. Он заставил нас убрать камни с территории, прилегающей к реке, чтобы разбить прекрасное поле, на котором мы сможем выращивать рис, зерно и овощи. Он также настаивает, чтобы мы завели коров и лошадей.

Он хочет Божественности и красоты для человечества. В прошлом йоги искали Божественное только внутри себя, медитируя в одиночестве, но в эту эпоху трансформации Бабаджи хочет изменить ни больше ни меньше всю планету. Ведь наступает эпоха Водолея.

Многие из нас приехали сюда, следуя внутреннему порыву. Мы исколесили Восток в поисках древней мудрости, которую не смогли найти в своих странах. Мы искали знание, которое помогло бы нам сделать значимым наше человеческое существование, искали духовный ответ, который не получили ни у коммунизма, ни у капитализма.

03.02.1982

Ритм работы стал лихорадочным, изнурительным. Бабаджи говорит, что необходимо работать до двух часов по полудни, и кричит, что у него мало времени. Порой Он сердится, особенно когда люди ленивые и вялые. Он гонит таких домой, подчас пробуя о них свою трость. Бабаджи просит людей прикладывать максимальные усилия, поскольку посредством всей этой физической работы осуществляется духовная практика. Вчера я была шокирована, когда Он бил своей палкой по спине молодую женщину. Палка не выдержала и сломалась о ее плечи. Потом Он отдал сломанную трость мне, чтобы я ее склеила. Собравшись с духом, я осмелилась спросить Его, почему Он не учил любовью. Он ответил, что любовь ушла в Гималаи. Когда люди не понимают учения любовью, Ему приходится применять силу. После этого Он два или три раза ударил меня по лицу так, как никогда до этого не делал. И все из-за моего упрямства. Иногда, когда мне предстоит выполнить задачу, которая кажется слишком неприятной или тягостной, я сопротивляюсь.

Я тоже работаю без устали, поскольку людей очень много и мне нужно заботиться о самых разных вещах: моя крошечная комната теперь забита до отказа, а комната Бабаджи напоминает маленький дворец. Мой долг — всегда находиться рядом с Ним, и в то же время я не должна липнуть к нему, как надоедливая муха; я должна знать, когда следует исчезнуть и оставить Его одного. Поскольку в эти дни Бабаджи очень близок со мной, сталкиваюсь я с ревностью, и завистью, особенно со стороны женщин. Иногда, когда я вовлекаюсь в эту игру-соревнование, мне делается плохо. Знаю, что в таких ситуациях Бабаджи хочет, чтобы я оставалась нейтральной и равнодушной, но это не всегда удается.

Я чувствую, что мы набрасываемся на Него, как охотничьи собаки на свою добычу. Каждый хочет физически находиться настолько близко к Нему, насколько это возможно, смотреть на Него, дотрагиваться до Него, служить Ему, делать Ему массаж, получить одну из Его улыбок, какую-нибудь сладость или подарок. Сегодня Он сидел в моей комнате на стуле, широко раскинув руки и ноги, а несколько молодых европейских женщин делали Ему массаж. Он неожиданно повернулся ко мне и сказал: «Ешь, ешь. Возьми столько, сколько хочешь. Прикончи меня». Я была единственной, кто понял Его, так как Он говорил на хинди. Его слова меня ошеломили. Временами я тоже чувствую себя виноватой в том, что Он уделяет мне столько времени и внимания с целью помочь измениться.

В ашраме тяжелая атмосфера. Слишком много людей скучено в маленьких комнатах. Контингент неоднородный: индийские семьи с детьми, респектабельные люди, бедняки и куча европейцев со своими личными проблемами. Здесь же молодые люди, пристрастившиеся к наркотикам; потерянные; люди с психическими нарушениями в острой фазе; тяжелобольные. Они все надеются, что Бабаджи, как волшебник, может все разрешить, сотворить чудеса, вылечить неизлечимые ментальные болезни, устранить затруднения в бизнесе, искоренить бедность и решить супружеские проблемы, даже уладить приготовления к свадьбе. Мы хотим, чтобы Он утешил и защитил нас, помог в сложных психологических ситуациях, вселил в нас уверенность, предсказал будущее. Нам нужны любовь и внимание. Это типичный список чудес, требуемых от Него. Наши человеческие страдания огромны, нескончаемы. Я спрашиваю себя, что на самом деле Бабаджи в состоянии сделать для нас и почему Бог не может без промедления устранить всю нашу боль и нормализовать ситуацию.

Однажды я задала Бабаджи вопрос: «Почему Бог не всегда вмешивается, помогает нам и проявляет Свою Милость?». Он ответил, что Божественная Милость присутствует всегда, но есть закон кармы, и для Бога Он приоритетнее. Таким образом, Милость проявляет себя только в соответствии с определенными условиями кармы — закона причины и следствия, согласно которому мы пожинаем плоды всех наших действий. Бабаджи сказал однажды, что карма приходит в действие с первым умственным движением, с самым первым желанием. Одним из способов очистить ум является постоянное повторение имени Господа.

В индуизме много историй о святых, годами живущих затворниками, повторяющими мантру в попытках реализовать Первичную Истину. Бабаджи же хочет, чтобы мы медитировали в процессе выполнения самых разнообразных действий, работая в миру. Возможно, это несколько проще, а может, наоборот, более сложная задача. Я стараюсь практиковать таким образом здесь, в эпицентре всей активности, в своеобразном Вавилоне. Часто я теряю чувство равновесия: когда медитирую, мне не хочется общаться с людьми; а когда я в постоянном контакте с ними и вовлечена в их проблемы, то теряю концентрацию, необходимую для медитации. Вероятно, Бабаджи хочет, чтобы я могла заниматься какой-либо деятельностью, одновременно сохраняя пустоту ума, была открытой, как ребенок, просто позволяя энергии течь через себя.

15.02.1982

Я подружилась с красивой молодой женщиной, итальянкой африканского происхождения. Ей Бабаджи тоже велел носить черное. Он назвал ее именем матери Кали, чему Она бесконечно рада. Итальянка даже смеется от восторга. Я вдруг почувствовала, что черный может быть мощной энергией, дарующей смелость. Мы — йоги Господа Шивы, и нам следует быть смелыми, быть готовыми стать лицом к миру и даже вобрать в себя яд, чтобы, как в тантрическом процессе трансформировать его.

Бабаджи продолжает играть с женщинами в «кошки-мышки». Когда я сталкиваюсь с сексуальной энергией, то пытаюсь очищать ее и на тонком плане преобразовывать в психическую энергию. Этот процесс напоминает алхимическое превращение основного металла в золото, подобно тому, как все физические энергии нуждаются в очищении и преобразовании в свет.

Иногда Бабаджи очень крепко прижимает меня к Себе, вызывая даже болезненные ощущения, но никаких романтических иллюзий у меня нет. Это контакт энергии, в каком-то смысле любви, не имеющей, однако, отношения к физической человеческой любви. Мое тело теперь функционирует исключительно ради медитации, являясь каналом, по которому жизненная, психическая, энергия направляется к высшему идеалу, к высшему знанию. И еще я знаю, что моя жизнь посвящена только Ему и духовной работе.

Несмотря на это, временами я все еще теряю душевное равновесие, видя, как Бабаджи играет с женщинами, касаясь и провоцируя их. Кажется, что весь ашрам наполнен этой вибрацией. Но я осознаю, что сексуальная энергия — это то, что превалирует сегодня в мире, и что секс является одной из наших самых сильных привязанностей.

Бабаджи отражает и очищает нас. Он постоянно возвышает и трансформирует, в большой степени жертвуя Собой. Каждому гуру. пророку и Мастеру, пришедшему в мир человеческих существ, приходилось нести этот крест.

Два дня назад в киртан-холле Бабаджи сказал нам, что, находясь на Кресте, Иисус получил четвертую, последнюю инициацию и посредством нее стал един с Богом. Иногда я боюсь, что от меня Он тоже ждет подобных жертв, а я не смогу дойти до конца. Я хочу сбежать, исчезчуть. Бабаджи от всех нас здесь просит огромных жертв, и порой я чувствую, что не в состоянии их принести. Зимой мне слишком холодно, а в тропическую летнюю жару и в муссон слишком жарко. Здесь во многом испытываешь дискомфорт. Приходится всегда быть в окружении людей, находиться с ними в постоянном контакте. Не удается побыть одной, и нельзя взять отпуск. Временами я чувствую себя до такой степени запертой в этой долине и оторванной от внешнего мира, что мне кажется, будто я в чистилище.

Сегодня я наблюдала за снующими по долине многочисленными паломниками со всего света: итальянцами в черном, занятыми перетаскиванием камней; некоторыми йогинами и йогинями в розовом и оранжевом, спускающимися к реке, чтобы вымыть предметы, используемые в церемониях; индийцами, работающими в полях; женщинами, занятыми приготовлением чапати на открытом огне; детьми, играющими в воде. За старым индийским садху, сидящим в медитации подобно древнему мудрецу, европейской женщиной, танцующей в экстазе. Это сложная и удивительная община, единство которой — в ее многообразии; общая цель достигается через любовь к гуру и преданность поиску Истины. Вечером в киртан-хол-ле я вижу, как все люди смотрят на Бабаджи. Они счастливы, блаженны. Их лица озарены Его светом. Они подобны звездам, вращающимся вокруг солнца; ангелам, поющим славу Господу. Бабаджи тоже счастлив, передавая нам чистую радость Своего блаженного сознания, Свою любовь, Свой бесконечный покой. Ночью я засыпаю только на короткие промежутки времени, но при этом сплю удивительно крепко. У Его ног я ощущаю себя полностью реализованной и не испытывающей нужды ни в чем.

03.04.1982

Началось лето, и уже очень тепло. В это время года проводится празднование Наваратри, посвященных Божественной Матери. Сотни людей съехались в Хайракхан, и комнат на всех не хватает. Люди спят везде где можно, теснясь в киртан-холле и под деревьями. Похоже, индийцы обладают особой способностью приспосабливаться где угодно. Кажется, что их тела почти не занимают места. Им требуется немного вещей: во что переодеться, одеяло, чтобы лечь, и немного хлеба. Если начнутся войны, предсказанные Бабаджи, они и будут теми людьми, которые смогут выжить, поскольку легко обходятся без электричества, топлива и газа. Они вегетарианцы и умеют обрабатывать поля, обходясь без техники; в считанные минуты они могут построить маленькую хижину или мостик из камней и жить под открытым небом вокруг костра, как если бы это был их дом.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет