Гаура Дэви



жүктеу 2.3 Mb.
бет4/17
Дата04.03.2018
өлшемі2.3 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Не знаю почему, но мне пришлось вернуться в Дели. Жизнь в храме слишком тяжела для меня, я не нахожу себе места там. Особенно трудно мне дается дисциплина. Я скучаю по своим друзьям, по ощущению свободы и комфорта, которые есть у меня здесь.

ЛЮБОВНАЯ ИСТОРИЯ

ДЕЛИ, 05.07.1972

По приезде в гостиницу я случайно наткнулась на Ситарама, молодого американца, которого я повстречала в Алморе у Шанти. Я попросила его помочь мне, поскольку вокруг не было никого из знакомых и я чувствовала себя одинокой, особенно из-за плохого английского. Произошло нечто похожее на помешательство. Не знаю, как уж это вышло, но, приняв вместе ЛСД, мы стали любовниками. Не могу предположить, как дальше будут развиваться наши отношения, но мы намерены отправиться в горы, чтобы подыскать себе домик и вместе пожить некоторое время.

ШИМЛА, 07.07.1972

Уже несколько дней, как мы расположились в снятом доме, и теперь обустраиваемся: убираем, готовим, медитируем, купаемся и плаваем в природном бассейне — в реке. Путешествуя, Ситарам всегда возит с собой маленький чемоданчик, содержимое которого составляют многочисленные индийские божества. Он повстречал многих гуру и за это время многому научился. Он занимается со мной английским. Нам очень хорошо вместе, но я не могу забыть Бабаджи.

ВРИНДАВАН, 22 07.1972

Я снова во Вриндаване, чтобы преклонить колени перед Бабаджи. В этот раз Он был со мной очень серьезен и запретил впредь уезжать без Его разрешения. Я протестовала, показывала Ему фотографию Ситарама и говорила о нашем доме, но Бабаджи заявил, что этот мужчина — не для меня и этот дом — не мой дом. Он добавил, что в будущем я смогу жить только в Хайракхане или в Алморе. Там и будет мой дом. Меня потрясло сказанное Им, и я почти всю ночь думала об этом. Я решила попробовать подчиниться Бабаджи, но в начале мне нужно было поехать в Шимлу забрать свои вещи. Я дала слово вернуться.

ШИМЛА, 25.07.1972

Довольно странно, но у нас с Ситарамом ничего больше не складывалось, и воспоминания о Бабаджи неотступно преследовали меня, как наваждение. Перед отъездом Бабаджи дал мне свой рисунок, на котором нарисовал храм в Хайракхане. Очень просто, наивно, но восхитительно, и я не перестаю смотреть на него.

ВОЗВРАЩЕНИЕ К БАБАДЖИ

ВРИНДАВАН, 29.07.1972

Я вернулась во Вриндаван, не зная, что сегодня Гуру Пурнима — июльское полнолуние, праздник, посвященный гуру и отмечаемый во всех уголках Индии. По просьбе Бабаджи я весь вечер танцевала в большом храме, где мы все собрались по случаю празднования. Каждый раз, смотря на Него, я видела Его пронизанным сверкающим, вибрирующим светом. Молодой датчанин, танцуя со мной, пытался притянуть меня к себе, но мне всегда удавалось ускользнуть. Я чувствовала свет и свободу.

Когда я делала пранам Бабаджи, у меня возникло ясное ощущение, что Он — единственный, кто может быть моим гуру, что бесполезно продолжать ходить кругами в поисках кого-то еще.

АМБАДЖИ, 04.08.1972

Бабаджи взял меня и многих индийских преданных с собой в Амбаджи и Гуджарат. Он собирался посетить знаменитый древний храм, посвященный Божественной Матери Амбе. Это необыкновенное место. Сотни людей выстроились у храма, чтобы сделать Бабаджи пранам.

Несколько часов мы сидим, поем и созерцаем Его присутствие. Я спрашиваю саму себя, почему мы это делаем, почему не отрываясь смотрим на Него, в то время как Он просто сидит и смотрит на нас. Между нами странное магнетическое притяжение, которое не поддается описанию. В Его присутствии внутри меня происходят многие вещи, как будто Он выступает мощным катализатором коллективной энергии. Все в Нем говорит о гармонии и совершенстве: Его жесты, Его движения, Его фигура необыкновенно пленительны. Ум переносится в другое измерение, в состояние спокойствия и внутреннего осознавания.

Местные индийцы относятся к Нему с обожанием, как к Богу, воплотившемуся на земле, и простираются перед Ним, посвящая Ему свои души, молитвы и надежды. Я бы хотела стать такой, как они: менее интеллектуальной и более непосредственной и чистой. Каждый раз, когда я делаю Ему пранам, в моей голове царит полное смятение, хаос абсурдных и противоречивых мыслей, подчас жестоких и неприятных. В Его присутствии я чувствую вину и буквально жажду обрести спокойствие.

10.08.1970

Сегодня мы ездили с Бабаджи в Котешвар посетить Древний храм, построенный в джунглях. Пред нами предстало здание из белого мрамора, украшенное нишами и статуями, выточенными из камня. Бабаджи остановился в маленькой комнате, расположенной под землей. По вечерам я танцую перед сотнями людей, большинство из которых прибыли из ближайших деревень. Они ведут простой, чрезвычайно примитивный образ жизни. Уроженка Запада, белая странница, я в их глазах — магическое существо. Они собираются вокруг меня, стараются коснуться, простираются передо мной. Мне нужно быть очень бдительной и внимательной по отношению к своему эго.

ДАТХА, 20.08.1972

Сегодня мы прибыли во дворец махараджи. Это настоящая крепость. Внутри дворца много просторных комнат и залов, украшенных тигровыми шкурами. Меня потрясло то, как живут здесь женщины. Они находятся в изоляции, никогда не покидают стен дворца и не видят мужчин, за исключением членов своих семей. Целыми днями они сидят, болтая друг с другом или стараясь занять себя мелкими хозяйственными делами. Все это напоминает мне сцены из Средневековья. К Бабаджи относятся как к королю. И я вдруг замечаю, что Он ведет себя именно так, как к Нему обращаются, — с царственным выражением лица, сидя на изысканном троне, одетый по-королевски.

ВРИНДАВАН, 25.08.1972

Мы вернулись во Вриндаван. Полиция нанесла мне визит, обнаружив, что я живу здесь без визы, которая уже длительное время просрочена. Из-за своей импульсивной анархистской натуры я даже и не пыталась что-либо предпринять по этому поводу. Мне хотелось быть здесь. И без всяких разрешающих бумаг. Для меня это дело принципа, выражение моего чувства свободы. Но теперь у меня возникли проблемы. Полиция предупредила меня, что я должна покинуть Индию в трехдневный срок.

Я без промедления побежала к Бабаджи. Он спросил меня, что я собираюсь делать и не хочу ли поехать в Непал. Я согласилась, поскольку надеялась там встретиться с тибетскими ламами. Улыбаясь, Он поинтересовался, знаю ли я хоть одну тибетскую мантру. К тому же если мне хочется, то я могу задать Ему какой-нибудь вопрос. Я уточнила, следует ли мне потом вернуться в Италию или же остаться в Индии. Бабаджи мягко произнес: «Всю свою жизнь ты проведешь в Индии у моих ног». Я также спросила Его о своих прошлых жизнях, и Он ответил, что в предыдущем воплощении я была индианкой, вела семейную жизнь в Алморе; а до этого — тибетской королевой, преданной Господу Шиве. Он сказал, чтобы я не волновалась, что у меня есть Его благословение и я вернусь к Нему в Индию.

ПОЕЗДКА В НЕПАЛ

КАТМАНДУ. 05.09.1972

Я прибыла в Катманду в компании добродушного американца, которого встретила случайно в Дели. На этот раз мне, кажется, действительно не избежать приключений, главным образом из-за того, что у меня почти совсем нет денег. Мы нашли комнату в большом доме, расположенном в окрестностях Катманду. Его называют Белым домом. В нем живут в основном американцы, уже длительное время находящиеся в Непале.

Это хороший чистый дом с милым садиком. Местечко называется Сваямбу. Люди, живущие здесь в крошечных домиках и содержащие ресторанчики, почти все тибетцы. На вершине холма высятся два храма — индуистский и буддийский. Люди с радостью бок о бок осуществляют служение. Днем и ночью слышны звон колокольчиков и духовные песнопения. Горят лампы и свечи. Доносится запах благовоний. Обезьяны резвятся и прыгают с одного храма на другой. Чтобы достичь вершины холма, необходимо преодолеть сотни белокаменных ступеней — своего рода паломничество и тогда можно обойти все святыни. Проходя мимо, я снова и снова кланяюсь многочисленным божествам и буддам прошлого, настоящего и будущего.

15.03.1370

Непал захватывает. Я встречаю множество интересных людей, особенно среди американцев, которые очень хорошо приспособились к жизни на Востоке. Они общались с разными индийскими и тибетскими Мастерами и в своей жизни руководствуются полученными учениями. Все они богаты и живут в комфорте, зарабатывая деньги, отправкой в свою страну тибетские ковры и предметы искусства. Они производят впечатление людей, которые легко со всем справляются. Это богатые хиппи. Некоторые из них долгие годы прожили здесь в роскоши.

Иногда в Белом доме американцы устраивают большие вечеринки, на которые собираются все выходцы с Запада, живущие в Катманду. По рукам в немеренных количествах ходят гашиш и ЛСД.

Атмосфера вокруг несколько нереальная и мистическая. Некоторые люди привлекают меня своей красотой и глубиной, вызывая восхищение. В их присутствии я чувствую себя маленьким ребенком, новичком, слишком молодой и неопытной. Однако, несмотря на это, они с готовностью принимают меня.

Днем я питаюсь в крошечных тибетских ресторанчиках, расположенных поблизости. Там дешево и уютно. Люди деликатные и дружелюбные, с ними чувствуешь себя как дома. Я также узнала о существовании большого землячества итальянцев — друзей моих друзей. Однако они очень отличаются от американцев. В основном это люди со странностями, без денег. Некоторые из них сидят на тяжелых наркотиках.

20.09.1972

Я занимаюсь самой разносторонней деятельностью и впервые в жизни по-настоящему чувствую себя свободной, вращаясь эпицентре всех событий и имея возможность экспериментировать со всем чего ни пожелаю.

Утром я встаю рано, как учил Бабаджи. На рассвете взбираюсь по ступеням на вершину холма к храмам. Отсюда спящий Катманду, окутанный розовым туманом, выглядит необыкновенно красиво. Позже за завтраком я встречаю своих друзей в уютном местном кафе. Затем отправляюсь в длительную прогулку по городу.

Катманду — волшебный город, расположенный близко к границам Индии и Тибета; столица Непала, ворота в древнюю цивилизацию. Непальцы — спокойные, всегда улыбающиеся колоритные люди. В этом городе индусы и буддисты вместе мирно живут и совершают богослужение. Я захожу во все храмы. Стараюсь ничего не пропустить. Снова и снова брожу по узким улочкам базара, в изобилии предлагающего свои товары. Я пытаюсь открыть для себя все что могу, Обедаю в одном из многочисленных недорогих городских кафе, а вечера обычно провожу дома со своими новыми американскими друзьями, стараясь больше узнать об их культуре. То, что они слегка чванливы и слишком уверенны в себе, — это правда. Но они первыми открыли потенциал Востока. Не ограничиваясь поиском Учителей, они изобрели гениальные методы ведения прибыльного бизнеса. На меня они произвели впечатление всезнающих людей.

Иногда по вечерам мы ходим на дискотеку «Грибная роза» — смешение Востока и Запада. Там можно услышать музыку «Роллинг Стоунз» и тибетские горны. Все так необычно, как в кино. Я танцую неистово и необузданно, курю травку и испытываю потрясающее чувство свободы.

25.09.1972

Вчера вечером я выкурила слишком много. Мне было ужасно плохо, и я полностью ослабла. Нужно быть очень осторожной, чтобы не превысить дозу и не стать полностью невменяемой. Я была в индийском посольстве в надежде получить новую визу. Оказалось, что в данный момент они не могут ее дать, поскольку ждут ответа на запрос из министерства иностранных дел в Дели.

Абдулла, молодой марокканский актер из «Живого театра», хочет вступить со мной в интимные отношения, но он мне не нравится. Он вызывает беспокойство и даже путает меня. У него огромные темные глаза, и он всегда в черном. Хотя по-своему он привлекателен. Будучи танцором, он движется как кошка. Хитрый и околдовывающий, подобный танцующему со змеей 1 факиру.

В один из вечеров я с восхищением наблюдала за тем, как он танцует, но у меня нет желания вступать с ним в сексуальные отношения. Я часто смотрю на фотографию Бабаджи, висящую над моей кроватью. Он такой белый, чистый, сияющий. Думаю, что хотела бы соблюдать целибат, стать, как и Он, брахмачарьи. Я так устала от сексуальных контактов.

02.10.1972

Теперь у меня совсем нет денег. Раньше со мной такого не случалось. Прежде я часто задавалась вопросом, как у выходцев с Запада хватает смелости быть «на пути» без денег. Восхищалась их решимостью довериться судьбе. Теперь наступила моя очередь. Знаю, что на выбранной мной стезе такая ситуация — проверка моей веры на прочность и я не должна теряться и отступать. Мне кажется, что просить денег у родителей неправильно, особенно учитывая тот факт, что они совсем не одобряют мой образ жизни. Да и вообще, не стоит их напрягать.

Сегодня у меня в кармане не осталось ни единого пенни, не на что даже купить поесть. В автобусе я проехала без билета. Обедом меня угостил молодой человек, которого я случайно встретила на улице. Мне необходимо заплатить за аренду комнаты. Вечером я заняла деньги у одного друга-итальянца.

25.10,1972

Я потратила большую часть своей жизни на бесцельное хождение по кругу, курение и бесконечные разговоры. Сейчас я окончательно устала от всего этого.

Вчера, возвращаясь вечером домой и, чувствуя себя совершенно разбитой, я увидела свет в окне моей комнаты. Это был дорогой друг Пьеро. Он сидел на моей кровати, бритоголовый, с сияющими глазами. Он сказал, что хочет стать буддийским монахом. Я попросила его взять меня с собой, прочь из этого города, чтобы иметь возможность встретиться с тибетскими ламами. Я чувствовала разочарование и усталость от такой жизни.

ЛАМА ЙЕШЕ

КОПАН, 02.11.1972

Мы с Пьеро отправились в Копан встретиться с Ламой Йеше — учителем Пьеро и Клаудио. Дорога к монастырю, петляющая вдоль рисовых полей и зеленых непальских холмов, удивительно красива.

Когда я вошла в маленькую комнату, в которой сидел Лама Йеше, мне показалось, что я увидела живого Будду, круглого, радостного, излучающего любовь и мудрость каждой клеточкой своего тела. При виде нас он громко засмеялся. Это походило на космический смех, исходящий из самого сердца. Он сказал: «Итальянцы! Ну это слишком!». Я села напротив него и тоже начала смеяться, непринужденно, заговорщически, беспричинно. Просто чувствуя единство с этой замечательной энергией и радостью, с этим смеющимся сознанием. Это было воспоминание, уходящее корнями в древность, осознание того, что все взаимосвязано, что мы — единое сознание.

10.11.1972

Я приняла решение остаться в Копане на неопределенный срок. Мы с Пьеро остановились в доме его друга Массимо.

Во время нашего первого разговора Лама Йеше сказал мне: «Здесь ты найдешь Дхарму и покой. Слишком много хаоса в Катманду». Это правда. Меня тошнит даже от самой мысли об этом городе. Я пресытилась хиппи, курением, бесцельным хождением по кругу и сексуальными играми.

У меня нет денег, но Пьеро одолжит мне немного, а потом мне пришлют деньги из Италии. Мы с Пьеро переехали в другой дом, и я начала жить по новому расписанию. Мы вместе медитируем, готовим пииту и стираем одежду. Наш режим близок к порядку, заведенному в индийском ашраме: встаем в четыре часа утра, в пять идем в комнату Ламы Зопы, младшего ламы, чтобы получить пять обетов на текущий день. Это пять правил, составляющих основу тибетской Дхармы: не убий, не укради, не лги, не принимай токсичные вещества, не вступай в сексуальные отношения вне брака. Мы с Пьеро живем вместе как брат и сестра, несмотря на то что он и его интенсивный внутренний свет сильно привлекают меня.

26.11.1972

Пьеро решил поехать в Индию, в Дхарамсалу. Он собирается стать монахом, а я хочу посетить трехмесячный ритрит по медитации. Вчера мы вместе съездили в Катманду на рождественскую вечеринку к американцам в Белый дом. Побывав там, мы оба почувствовали, что с нас хватит такого образа жизни. Я поняла, что моя жизнь в роли хиппи окончена. В ней больше нет смысла. Мои чувства в отношении этого подобны тем, что несколько месяцев назад заставили меня уехать из Милана. Это как идти по пути, ведущему в никуда. Составляющие всегда одни и те же: музыка, курение, болтовня, секс, мистические фантазии, игры ума. И все это отнимает уйму времени и сил.

Нет покоя, поскольку ум всегда пребывает в смятении и возбуждении. Жизнь полна мрака и дыма, затуманена фантазиями. Я жажду света и знания. Однако кажется, что большинству людей не нужен свет. Они выбирают безопасную темноту, так как свет требует от нас смелости, готовности броситься в пламя трансформации, принеся себя в жертву.

20.01.1973

Вот уже почти месяц, как начался ритрит. Я живу одна в маленькой комнатке. Это очень необычный опыт. Комната настолько мала, что я могу только сидеть или лежать в пределах спального мешка. Меня выпускают лишь по утрам в душевую. Даже пищу подают через отверстие в двери. Я испытываю неожиданные переживания. День и ночь повторяя мантру, я вхожу в состояние транса. Мое тело пронизывает электрический ток, который особенно ощутим во лбу и на макушке. Спустя два три часа такой практики меня наполняет глубокое спокойствие, ум умолкает, залитый тишиной. Внутри себя и вокруг тела я вижу яркий белый свет. Временами вся комната наполняется сверкающим сиянием. Иногда, когда я все же покидаю комнату, с трудом могу ходить. Такое ощущение, что я лечу, подхваченная мощной энергией. Мои ноги едва касаются земли.

Выглядывая из крошечного окна комнатки, я не перестаю любоваться величием возвышающихся вдали заснеженных пиков Гималаев и яркими красками цветов.

22.01.1973

Сегодня я написала стихи к песне для Бабаджи и Ламы Йеше, для двоих одновременно. Чувствую, что они — две формы одной и той же уникальной Сущности. Один с индийской внешностью, другой — с тибетской. Они оба — представители первичного Великого Мастера, Великой Божественной Мудрости и Божественной Энергии; якорь, за который нужно держаться, когда одолевает страх.

Лама Йеше инициировал меня в тибетский буддизм и дал тибетское имя — Йеше Вонгмо, что означает «инициация в трансцендентальную мудрость», и предполагает, что в жизни я должна соблюдать мораль и дисциплину, т. е. образ жизни, полностью противоположный тому, что я вела, будучи хиппи. Но с этим уже покончено.

Временами мне трудно принять идею навязывания религии, поскольку я все еще отрицательно отношусь к своему католическому воспитанию. Мне всегда хотелось поступать наоборот, делать все по-своему. В теперешней ситуации у меня совсем другие ощущения. Чувствую, что пора радикально изменить жизнь. Я даже подумываю стать буддийской монахиней. Я вижу непостоянство и относительное несовершенство этого мира и жажду найти Божественное совершенство и истину на другом уровне реальности. Как говорят тибетцы, «на другом берегу» — на берегу иного сознания.

15.03.1973

Идет третий месяц ритрита. У меня было несколько ярких медитационных переживаний. а моем алтаре рядом с фотографией Будды всегда стоит фотография Бабаджи. На ней Он с улыбкой Христа, полной сострадания и нежности. Я очень хочу снова увидеть Его. Опыт, полученный во время ритрита, помог мне лучше понять Его и Его учение. Четче обозначились вещи, к которым , ранее я была невосприимчива. Думаю, теперь могу отказаться от многих мирских желаний и привязанностей и в состоянии идти по духовному пути. Я остригла волосы и сама удивилась тому, что выбранное мной тибетское платье, которое сейчас ношу, того же цвета, что и платья буддийских монахинь.

Ритрит почти окончен. Я разговаривала с Ламой Йеше о моем медитационном опыте. Он сказал, что очень доволен результатами моей практики, что я почувствовала вкус самадхи — трансцендентального состояния сознания, когда исчезают мысли, наступает тишина и постигается другое измерение. Во время медитаций во мне определенно возникло нечто радикально иное. Благодаря этому время, Проведенное с Бабаджи, предстало для меня в новом свете. Теперь я понимаю значение трудностей и покаяния, имевших место во время пребывания с Ним. Понимаю, почему часть меня восставала и было желание уехать. Бабаджи учил меня не привязываться к физическому комфорту, намереваясь открыть внутри меня более духовный уровень сознания.

Теперь мне кажется, что то, что я раньше считала реальностью, на самом деле похоже на кинофильм, проектируемый в мой ум, как на экран. Это иллюзия, сон. Наш ум подобен идеальному зеркалу, покрытому пеленой иллюзий. Пелена снимается, и имеет место непосредственно отражение, можно видеть реальность как она есть. Наша привязанность к физическим формам и материальному миру, наше эго и наши желания и есть то, что препятствует способности видеть ясно. Посредством медитации ум может возвращаться к первоначальной чистоте, к состоянию пустоты, лишенной ненужных мыслей, фантазий и проектов. Это трудно практиковать, поскольку обыкновенный повседневный ум не желает умирать. Он протестует, никогда не знает покоя, хочет быть постоянно активным, осуществляя мыслительную деятельность, проецируя фантазии и желания.

Чувствую, что теперь я хочу постичь истину. Истину, которую всегда искала, по которой тосковала даже когда жизнь была полна трудностей и смятения. Гуру — тот, кто помогает нам избавиться от иллюзий. Без него мы легко попадаемся в расставленные этими иллюзиями ловушки. Мы слепы и не в состоянии видеть. Гуру на санскрите означает «тот, кто дает свет».

Тибетские учения представляют для меня большую ценность. Я их рассматриваю как настоящую школу развития. Мне даже кажется, что Бабаджи сам отправил меня сюда на учебу и подготовку. Его метод, основанный на сердечной любви и не использующий слова, не смог бы удовлетворить мой западный разум, привыкший к непрекращающемуся мыслительному процессу и требующий, объяснений.

02.04.1973

Ритрит закончился, и я решила пойти на семинар по медитации, проводимый Ламой Зопой. В Копане полно людей, приехавших со всех уголков земного шара. Их более сотни. Это мой второй семинар по буддийской Дхарме. Лама Йеше тоже присутствует здесь от случая к случаю и выступает со своими замечательными лекциями. Здесь необыкновенно интересно, иногда трудно, поскольку приходится весь день сидеть и слушать, что требует огромного терпения. Лама Зопа четко объясняет в манере, свойственной ученым, деятельность ума и все его особенности, дает определение кармы и Дхармы, раскрывая суть затронутых предметов. Какое-то время мы медитируем вместе с ним и, затем наступает очень важный для нас период обсуждений и дискуссий. Возможно, впервые я нашла истину, которой могу доверять. Мой ум получил духовную пищу, и наконец-то появилась некоторая ясность в сознании.

Лама объясняет, что найти Дхарму, значит найти Путь. Появление гуру сродни нахождению драгоценного клада. Духовный мастер может вести нас по трудному пути, нередко тайному и мистическому, открытому для тех, кто стали своего рода героями и героинями, готовыми ради Света отказаться от всего. Посредством медитации нам предлагается самим почувствовать существование сокрытой внутренней реальности, божественность собственной души. От нас не требуется слепой веры, вместо этого нужно самостоятельно испытать то, что предлагает йога.

У меня часто случаются четкие внутренние видения, которые иногда меня пугают и вызывают желание убежать. Но я больше не могу этого сделать. Я знаю, что мной владеет Божественное и Бабаджи ждет меня в Индии.

КАТМАНДУ, 29.04.1973

Закончив ритрит, сегодня отправляюсь в Катманду. Внутри я переживаю ужасный кризис, настоящий бунт по поводу произошедшего. Все мое существо восстало против Длительной усталости и ограничений, и я с жадностью поглотила огромное количество сладостей, отчего мне стало плохо. Чувствую себя отвратительно слабовольной и глупой.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ИНДИЮ

ДЕЛИ, 02.05.1973

Неожиданно я получила от моих родителей немного денег, благодаря чему появилась возможность вернуться в Индию. В индийском посольстве в Непале мне отказали в выдаче туристической визы, предоставив лишь транзитную. Однако я помнила обещание Бабаджи о том, что смогу вернуться в Индию и остаться с Ним. Я хочу этого, невзирая ни на какие ограничения, установленные глупыми людскими законами. Для достижения этой цели я готова пожертвовать всем. Итак, в своей комнате в отеле, я зажгла ароматную палочку перед Его фотографией и сожгла свой паспорт. Я получила удовольствие от своей храбрости. Теперь я свободна. В конце концов, меня долго учили революции, и теперь я должна воплотить это в каждодневную практику.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет