Глюттонические прагматонимы и национальный характер



жүктеу 425.75 Kb.
бет1/2
Дата05.04.2019
өлшемі425.75 Kb.
түріАвтореферат
  1   2



На правах рукописи
ЕРМАКОВА Лариса Робертовна

ГЛЮТТОНИЧЕСКИЕ ПРАГМАТОНИМЫ
И НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР
(на материале русской и английской лингвокультур)

Специальность 10.02.19 – теория языка


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата филологических наук

Белгород – 2011

Работа выполнена на кафедре французского языка

Белгородского государственного национального

исследовательского университета

Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент

Седых Аркадий Петрович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Олянич Андрей Владимирович

(Волгоградская государственная сельскохозяйственная академия)
доктор филологических наук, профессор

Нагорный Игорь Анатольевич

(Белгородский государственный

национальный исследовательский

университет)

Ведущая организация: Мурманский государственный

гуманитарный университет

Защита состоится «25» марта 2011 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.015.03 по присуждению учёной степени доктора филологических наук в Белгородском государственном национальном исследовательском университете по адресу: 308015 г.Белгород, ул. Победы, 85, корп. 17, зал диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Белгородского государственного университета.

Автореферат разослан «__» _______________2011 г.

Автореферат размещён на сайте БелГУ http://www.bsu.edu.ru


Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, доцент Е.Н.Михайлова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемое диссертационное исследование посвящено выявлению черт национального характера в рамках прагматонимов группы «продукты питания» в русском и английском языках. Одной из фундаментальных потребностей человека является необходимость в пище. По мнению американского психолога А.Маслоу, нужда в пище представляет собой базовый уровень физиологической конституции человека (Maslow 1987). Человечество не может жить без пищи, однако у представителей каждой нации имеются свои собственные комплексы вкусовых предпочтений, которые находят своё воплощение в соответствующем языковом и текстовом материале: гастрономической терминологии, рецептах национальной кухни, меню, кулинарных статьях и пр. Любой лексический или текстовый материал из данной области человеческой деятельности представляет собой неисчерпаемый источник для выделения способов вербализации доминантных черт национального характера.

Прагматонимы как группа номинативных единиц изучались в различных аспектах на материале ряда языков: русского (Романова 2007; Исакова 2008), немецкого (Быкова 2005), английского (Захаров 2008), русского и чешского (Рябова 2005). Выявление же черт национального характера в рамках прагматонимов группы «продукты питания» в русском и английском языках не становилось объектом специальных исследований.



Актуальность избранной темы определяется следующими факторами:

  1. лингвокультурное моделирование характерологических черт этноязыкового сознания – одно из основополагающих направлений современной филологии; 2) доминантные черты национального характера отражаются в семантике языка и языковых фактов, однако специфика их выявления остаётся до настоящего времени малоизученной; 3) кросскультурное изучение этнокультурной составляющей глюттонических прагматонимов русского и английского языков в отечественной и зарубежной лингвистике проводилось недостаточно.

Объектом исследования в настоящей диссертации избраны лингвокультурные корреляции языка и национального характера в области наименований продуктов питания.

Предмет исследования – способы вербализации черт национального характера русских и англичан в глюттонических прагматонимах.

Цель диссертации состоит в системном исследовании и описании гастрономических текстов в русском и английском языках с точки зрения выявления соответствий с параметрами национального характера рассматриваемых лингвокультурных сообществ.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:



  1. проанализировать природу глюттонического дискурса и прагматонимов, а также их трактовки в современной филологии;

  2. описать типологические характеристики прагматонимов и национально-культурную специфику глюттонической номинации;

  3. выявить языковые средства, обозначающие гастрономические предпочтения в русской и английской лингвокультурах;

  4. определить семиотические корреляты между номинативными единицами и характерологическими признаками в рассматриваемых языках и лингвокультурах;

  5. проанализировать и описать глюттонические вкрапления в текстах русских и британских авторов;

  6. разработать лингвогастрономическую характерологию русских и британцев.

В работе выдвигается гипотеза, которая может быть представлена в виде следующих позиций:

1) язык гастрономии в своих номинативных структурах соотносится с сущностными признаками национального характера и коммуникации;

2) этнокультурная специфика лингвогастрономических корреляций обусловлена доминантными культурными признаками русского и английского социумов.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в лингвосемиотическом подходе к рассмотрению глюттонических номинаций в их корреляции с менталитетными характеристиками русской и британской лингвокультур. Новым также является моделирование типологических параметров лингвогастрономической характерологии русских и британцев.

Методологическую базу диссертационного исследования составили:

• труды отечественных и зарубежных лингвистов, посвящённые исследованиям в области теории языка, лингвокультурологии и лингвистики: Н.Ф.Алефиренко, Р. Барт, Т.А. Ван Дейк, В.Ф. Васильевой, А. Вежбицкой, С.Г. Воркачёва, В.В. Воробьёва, В.Г. Гака, И.Н. Горелова, В.Т. Клокова, Ю.М. Лотмана, А.Р. Лурии, В.А. Масловой, Н.Н. Мироновой, А.В. Олянича, А.Б. Пеньковского, К.Ф. Седова, Э. Сепира, Т.Н. Снитко, В.Н. Телия, Е.В. Темновой, Р.М. Фрумкиной, У.Л. Чейфа, К.Г. Юнга, О.Е. Яковлевой, G. Cook, G. Kress, J. Kristeva, J. Lyons;

• исследования, в которых рассматриваются глюттонические номинации и особенности национального менталитета: Е.М. Величко, Н.Д. Голева, С.В. Захарова, К.О. Касьяновой, И.С. Кона, О.А. Корнилова, К. Леви-Стросса, Д.С. Лихачёва, В.В. Похлёбкина, О.С. Соиной, Т.Н. Химуниной.

Методы исследования. Для решения поставленных задач были использованы следующие методы: описательный метод, интерпретационный метод, элементы кросс-культурного анализа, метод лингвосемиотического моделирования, метод концептуального анализа, метод тематической систематизации.

Материалом для исследования послужили лексемы, связанные с глюттонической тематикой, выписанные из русских и британских словарей (двуязычных, толковых, словарей синонимов, словарей сленга). Широко использовались языковые данные русских и британских кулинарных сайтов. Авторская картотека, собранная методом сплошной выборки, насчитывает около 1800 лексических единиц.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Глюттонические прагматонимы в национальных языках обладают как универсальными, так и национально-культурными признаками. Глюттоническая номинация в русской и английской лингвокультурах выполняет ряд функций, связанных со способами идентификации, семиотическими моделями отражения гастрономической действительности, комплексом аксиологических характеристик.

2. Интерпретационное поле прагматонимов «еда-пища» / «food», синонимов, квалификативов, паремии и фразеологии вербализуется как в русском, так и в английском языках при помощи субстанционального (вещного) типа номинации с преобладанием перцептивного признака. В русском языке превалирующими выступают эмоциональные параметры, в английском – прагматические.

3. К типологическим признакам русского менталитета, отражающимся в способах номинации глюттонических прагматонимов, относятся: хлебосольство, максимализм и радикализм, морализаторство, фатализм, мечтательность.

4. Общебританские параметры характера, передаваемые номинантами того же типа, включают в себя традиционализм, сдержанность коммуникации, здравый смысл, английский юмор, этноцентризм.

Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что работа вносит вклад в изучение гастрономического фрагмента национальной языковой картины мира и концептосферы, а также в дальнейшую разработку положений теории языка, лингвокультурологии и лингвистики, в исследовании сферы характерологического описания языковых данных в национальных лингвокультурах.

Практическая значимость исследования видится в том, что его результаты могут быть использованы в практике преподавания русского и английского языков в средних учебных заведениях, высшей школе, при подготовке вузовских лекционных курсов и семинарских занятий по сопоставительным аспектам русского и английского языков, теории межкультурной коммуникации, теоретических курсов по проблемам изучения языковой личности, а также в переводческой и лексикографической практике.

Апробация исследования. Результаты исследования прошли апробацию в научных докладах на конференциях: на III международной интернет-конференции «Актуальные вопросы современной науки» (Таганрог, 2009); на международной научной конференции «Актуальные проблемы романо-германских и восточных языков. VII Степановские чтения» (Москва, 2009); на II международной научно-практической конференции «Наука в современном мире» (Таганрог, 2010). По теме диссертации опубликовано 8 научных работ, в том числе 3 статьи в журналах, рекомендованных ВАК.

Структура работы определена темой исследования, его целями и логикой решения поставленных задач. Работа состоит из Введения, двух глав, Заключения, Списка используемых источников, словарей, приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается выбор темы, её актуальность; определяются объект, предмет, цель, задачи и методы исследования; раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; излагаются положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации достигнутых результатов.

В первой главе «Теоретические предпосылки исследования глюттонического дискурса в соотнесении с феноменом национального характера» раскрываются основные предпосылки изучения глюттонического дискурса и его взаимосвязь с национальным характером, которые были положены в основу исследования и способствовали решению поставленных задач.

В параграфе 1.1. рассматриваются глюттонический дискурс и характерология как объекты исследования в лингвистической науке. Трактовки термина «дискурс» в языке многообразны (Э. Бенвенист, У. Чейф, Н.Д. Арутюнова, Н.Н. Миронова и др.), глюттонический же дискурс соотносится с языковым отражением физиологических потребностей человеческого организма в области пищевых предпочтений, «…отражает особенности культуры разных стран и, следовательно, обладает национально-культурной спецификой…» (Земскова 2007). Устойчивый характер национальных черт языковой личности отражается в глюттоническом дискурсе, так как состояние пищевых ресурсов, процессы их переработки и потребления для каждой нации обусловлены относительно жёстко фиксированным набором потребительских стандартов. Глюттонический дискурс трактуется как форма реализации национального языка в динамике текстовой организации речи в русле коммуникации, связанной с процессом потребления продуктов питания. Коммуникативная ситуация потребления пищи этнокультурно обусловлена и имеет характерологические параметры, по которым могут быть идентифицированы менталитетные признаки нации. Глюттоническая составляющая дискурса базируется в первую очередь на глюттонической лексике, которая выступает в качестве ключевого материала для выявления признаков национального характера.

В связи с этим в параграфе 1.2. представлены лингвосемиотические принципы выявления черт национального характера. Национальный характер рассматривается в контексте соотнесения со знаковой системой национального языка. С точки зрения семиологии, языковая личность, как и языковой знак, носят обобщающий характер, так как, по словам С.О. Карцевского, «язык служит не только средством общения между всеми членами лингвистической общности, но является средством выражения индивидуальности, которая не может быть полностью сведена к социальным характеристикам» (Карцевский 1965). При употреблении любого языкового материала национальный коммуникант должен внести в его восприятие деятельность интеллекта. Работа интеллекта в большой степени определяется наличием так называемой «общей памяти» (в нашем случае этнокультурной, в частности гастрономической) и коррелирует с определённым набором языковых и культурных кодов. Гастрономический образ этноцентричен. В этом смысле мы разделяем мнение А.П. Седых (2004) о том, что формирование данного образа подчиняется следующим когнитивно-коммуникативным законам.

1. Потенциально смысловая избыточность языкового знака формирует семантический зазор, в пространстве которого создаются денотативно-сигнификативные конструкты, связанные гастрономической семантикой на уровне типовых представлений.

2. Ряд новых денотатов структурируется в целостное представление, которое воссоединяет в себе несколько ассоциативных цепочек и образуется на их пересечении. Происходит наращивание элементов содержания в единое семиотическое пространство ещё неоформившегося образа. Данная фаза связана с формированием коннотативных смыслов.

3. Исходный референт обозначается повторно новым знаком, означаемое которого связано с первым отношением смежности. Это этап смещения и фиксации образа.

Эти механизмы универсальны, но семантические конфигурации, формирующие гастрономический образ, национальны и обусловлены системно-структурными особенностями языков – русского и английского. В практическом сознании носителей языка сформирован обобщённый «образ» гастрономии, принятый в данном лингвокультурном сообществе. В работе мы придерживаемся следующей операционной схемы для выявления сущностных признаков языковой личности, как русского, так и англичанина.



  1. Базовый концепт (описание и анализ когнитивных способов вербализации).

  2. Преобладающие семы (выявление доминантных сем в процессе обнаружения признака, положенного в основу большинства наименований синонимического ряда).

  3. Характеристика инструментария (описание и анализ функциональных характеристик наименований неотъемлемых аксессуаров рассматриваемой деятельности или явления).

  4. Идентификационная проекция (соотнесение данных, выделенных на предыдущих этапах, с имманентными признаками национального менталитета).

Национальный характер – это то, что связывает отдельного индивида с его культурой. По мнению ряда учёных (Д.С. Лихачёв, К.О. Касьянова, Э. Дюркгейм, Г.Г. Шпет, О.А. Корнилов), связь характера человека и языка очевидна. Однако существуют дифференцирующие психологические особенности, отличающие один народ от другого. В нашем исследовании специфика моделирования национального характера через язык определяется глюттоническими дескрипциями на всех уровнях языковой и дискурсной организации, изучение которых обнаруживает скрытые связи между различными феноменами окружающей действительности. Совершенно разные представители нации склонны к одинаковому поведению, оценкам и суждениям, обладают схожим складом ума и общими ценностями. На этой основе, как правило, строятся и принципы глюттонической номинации, связанные с семантикой языкового знака, овеществлённого в формах, диктуемых национальным языком.

В параграфе 1.3. языковая картина мира рассматривается в тесной связи с национальной гастрономией. Для каждой культуры эта связь проявляется посредством специфических точек соприкосновения. Языковая картина мира непосредственным образом связана с национальной спецификой слова, которую, по мнению Н.Ф. Алефиренко, предопределяют два фактора – объективный и субъективный: «выделяются они путём сопоставления языков. Под объективным фактором понимается ценностно-смысловая значимость естественных и культурных реалий, определяющих своеобразие жизненного пространства того или иного народа. Субъективный фактор характеризуется возможностью факультативного выбора знакообозначений одних и тех же реалий, которые по-разному представлены ментальностью разных этноязыковых сообществ» (Алефиренко 2009).

Понятие «языковая картина мира» связано с определённым типом концептуализации действительности, формируемым языковыми структурами в процессе коммуникации. В нашем случае речь идёт о гастрономической языковой картине мира, которая трактуется как концептуальная модель гастрономических пристрастий и глюттонических приоритетов, отражающаяся в специфике национальной номинации продуктов питания.

Центральной фигурой гастрономической языковой картины мира выступает человек, так как, с одной стороны, именно он является источником гастрономического дискурса. С другой стороны, сам язык часто использует в качестве базовых признаков «человеческие» качества для наименования, например, вкусовых или композиционных характеристик пищевых продуктов (душевный борщ; the European – букв. «европеец» – коктейль, состоящий из 1/3 русской водки и французского вина). Гастрономические объекты и их языковые репрезентанты в языковой картине мира коррелируют прежде всего на уровне номинативного фонда национальных языков. Именно специфика глюттонической номинации составляет характерный для каждой нации арсенал языковых средств, в котором находит своё отражение дух народа. Данное явление со всей очевидностью прослеживается, например, на уровне мотивированных прагматонимов, обозначающих значимые для национальных культур продукты потребления: русск. шоколад «Перезвон», «Русь-тройка», «Со Светлой Пасхой», водка «С лёгким паром!», «Поехали!»; англ. курица «Poularde Edouard VII» (букв. ‘Пулярка Эдуард VII’), чай «Earl Grey tea» (букв. ‘Чай Седой граф’), пудинг «Yorkshire Pudding» (букв. ‘Йоркширский пудинг’).

Специфической чертой гастрономического фрагмента языковой картины мира выступает также наличие в языке номинаций самого процесса и времени потребления пищи и напитков. У русских это завтрак, обед, ужин. Общее название для потребления пищи – еда. Для русского также существует термин закуска, который в одной из своих современных ипостасей обозначает некоторое количество пищи, принимаемое после употребления спиртного напитка. Для англичан актуальны номинации breakfast (завтрак), lunch (второй завтрак) и supper (ужин) (or dinner (или обед)). Общее название для потребления пищи – meal. В отличие от meal, термин snack (букв. ‘закуска’) относится к съедаемым / съеденным продуктам между приёмами пищи. Для специальных случаев приёма пищи служат наименования feasts (пиры, празднества) или banquets (банкеты, званые обеды).

К гастрономической составляющей языковой картины мира можно также отнести специфику наименований специалистов по приготовлению и способов приготовления пищи: русск. повар, кок, кашевар, кухмистер, шеф-повар, кулинар, уст. кухарь, разг. стряпуха, кухарка; англ. baker (пекарь, булочник), chef (шеф-повар), culinary (кулинар), hash slinger (бармен), servant (прислуга, слуга), souse chef (шеф-повар по засолке продуктов питания).

Языковая картина мира и гастрономия находятся в динамическом взаимодействии и являются неотъемлемыми составляющими национальной культуры. При этом номинанты глюттонических явлений отражают отношение носителей языка к этим явлениям. В данном типе отношений проявляются национальная психология и национальный характер.

В параграфе 1.4. описаны категории основополагающих архетипов нации, которые в сфере культуры питания способствуют формированию вкусового пейзажа нации, её кулинарного репертуара и рецептуры. Кулинарные архетипы подразделяются на универсальные и этнические и рассматриваются нами как базисные элементы культуры. В архетипических представлениях запечатлён национальный способ видения мира, который определяет и формирует национальный характер. Пища сама по себе является древнейшим архетипом. К примеру, мифологема «хлеб». В представлении русского человека отсутствие хлеба в доме соответствует содержанию высказывания «в доме нечего есть». Хлеб подчёркивает ценность употребляемых блюд, является показателем чистых помыслов, уважения к окружающим, что определяет первостепенную роль метафоры «хлебосольные хозяева». Хотя существительное «хлеб» мужского рода, но скорее всего он соотносится с комфортным архетипом матери. Через материнское начало этот образ посылает русским силу для продления рода и поддержания жизни потомков, представляя пищу, комфорт и воспитание. Мифологема «хлеб» входит в информационную сферу архетипа «мать», который для русского народа имеет непреходящее значение. В русской культуре архетип матери выступает ядерным персонифицированным элементом в ассоциативной цепочке: материя, земля, мать, домашний очаг, хлеб, благосостояние, магия мудрости.

Английские архетипы также связаны с историей национальной культуры. В легендах и мифах Туманного Альбиона концепт «еда» представлен относительно сдержанно. В основном пища присутствует на столах рыцарей Круглого стола в виде мясных блюд, приготовленных из мяса диких животных. Традиционно англичане считаются «мясоедами». Существует легенда, по которой жареной говядине в Англии присудили официальный статус пищи аристократов, а в XVII веке в рыцари был посвящён бычий окорок. В  XXI веке консервативная английская кухня осталась верна своим традициям. Мясо по-прежнему очень уважается на любом застолье, и, в первую очередь, это roast beef (ростбиф) и beefsteak (бифштекс). Пословичный и фразеологический фонд английской лингвокультуры достаточно широко демонстрирует манифестации глюттонического архетипа «мясо»: One mans meat is another mans poison (То, что для одного человека пища, для другого – отрава); Dry bread at home is better than roast meat abroad (Дома и солома съедома); Be meat and drink to smb. (доставлять огромное удовольствие кому-л.); Every mans meat (что-л. общедоступное, понятное для всех); Strong meat (что-л. трудное для понимания, «крепкий орешек») и пр. Лексема «мясо» входит в ассоциативную цепочку с центральным персонифицированным архетипом «отец»: свет, огонь, отец, сила, мужество, охота, мясо, благосостояние, заботливый правитель.

Исходя из вышесказанного, мы выдвигаем предположение о том, что для англо-саксонской культуры ведущим архетипом выступает архетип Отца. Он несёт в себе символику защиты, крепости, силы, а также рационального начала и «порядка культуры» (Лакан 1995).

В параграфе 1.5. представлены типологические характеристики прагматонимов групп, отражающих различные виды прагматической деятельности человека. Выделяются следующие группы прагматонимов:

именные прагматонимы (именные блюда, названные в честь лиц, реально существовавших, бывших нередко государственными деятелями, писателями или дипломатами, но выступавших в роли «изобретателей» определённых блюд. Таковы, например, маршал Магон, дипломат маркиз де Бешамель, граф Строганов, граф Гурьев. Блюда такого рода всегда пишутся со строчной буквы, чем подчёркивается полное слияние имени первоначального создателя с понятием данного блюда: соусы – майонез, бешамель; мясо беф-строганов; гурьевская каша и т.д.);

реальные антропонимы: личные имена, фамилии, отчества, обращения (коктейль «Алёшенька», конфеты «Маргарита», ресторан «Мария», водка «Кузьмич», напиток «Петрович с хреном», шоколад «Кузя – друг Алёнки»);

прозвища, собственные имена персонажей и названия литературных произведений и пр. (суп «д’Артаньян», торт «Любовь-морковь», конфеты «Дон-Кихот»);

прагматонимы-историзмы («исторические» блюда всегда пишутся с прописной буквы, чем подчёркивается то, что они названы исключительно в честь данных лиц, из уважения к ним или для их прославления как своеобразных памятников современной им эпохи. В Англии такими «историческими блюдами» являются гарнир Каннинг, зразы и консоме Нельсон, пудинг Ковлей, суп Джон Буль; в России – различные блюда в честь министров (Киселёва, Баранова, Игнатьева), вельмож (Потёмкина, Демидова, Шувалова), генералов (Багратиона, Скобелева), писателей – Карамзина, Одоевского));

гендерные наименования (ресторан «Парижанка», чай «Принцесса Нури», коктейль «Большой парень»);

оттопонимы (молоко «Лианозовское», масло «Вологодское», колбаса «Полтавская», пиво «Пражское»);

эвфемизмы, вторичные наименования (die Limburger (букв. ‘Лимбургский сыр’));

универсальные прагматонимы-символы (столовая «Флагман», ресторан «Экстаз»);

прагматонимы-символы национальной культуры:





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет