Хелен филдинг "дневник бриджит джонс" + "бриджит джонс: грани разумного" Сканирование: Янко Слава



жүктеу 5.92 Mb.
бет1/27
Дата31.03.2019
өлшемі5.92 Mb.
түріРассказ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

ДНЕВНИК БРИДЖИТ ДЖОНС

ТОРНТОН И САГДЕН

2002

УДК821.111-ЗН.2ФИЛДИНГ ББК 84(4Вел)-44 Ф51



Филдинг Х. Дневник Бриджит Джонс: Пер. с англ. Ф51 М.: Торнтон и Сагден, 2001. - 256 с.

ISBN 5-93923-022-9

Лирический дневник, в котором остроумно и искренне рассказывается о том, как молодая незамужняя англичанка пытается стать self-made woman. «Дневник Бриджит Джонс» - не только зеркало, в котором многие женщины могут уз­нать себя со всеми волнующими их проблемами - мода и карьера, брак и легкие увлечения, любовь и секс, - но и практическое пособие для тех дам, которые в поисках иде­ального «я» оказываются в стане воинствующих феминис­ток. Кроме того, эта книга - неплохой путеводитель для тех из мужчин, кто хочет не заблудиться в закоулках загадочной женской души.

Для самого широкого круга читателей.

ISBN 0-330-33277-5 © Helen Fielding, 1996

© Москвичева А.Н., перевод на русский язык, 2000

© «Торнтон и Сагден», оформление, 2000

© «Торнтон и Сагден», издание на русском языке, 2002

ISBN 5-93923-022-9


ДНЕВНИК БРИДЖИТ ДЖОНС (книга 1) 1

МОИ ПЛАНЫ НА НАСТУПАЮЩИЙ ГОД 2

ЯНВАРЬ Крайне плохой старт 2

ФЕВРАЛЬ 10

МАРТ 16

АПРЕЛЬ. Внутреннее достоинство 21



МАЙ. Будущая мать 28

Июнь. Ха! Бойфренд 33

Июль. Ох 38

АВГУСТ. Разрыв 43

СЕНТЯБРЬ. На пожарном шесте 49

ОКТЯБРЬ. Свидание с Дарси 53

НОЯБРЬ. Криминал в семье 59

ДЕКАБРЬ. О, господи 67

ЯНВАРЬ-ДЕКАБРЬ: ИТОГИ 73

BRIDGET JONES: THE EDGE OF REASON 74

БРИДЖИТ ДЖОНС: ГРАНИ РАЗУМНОГО (книга 2) 74

1 «Они жили счастливо...» 75

2. Медуза на свободе 81

3. Конец! 91

4. Убеждение 103

5. Мистер Дарси, мистер Дарси 111

6. Итальянская работа 117

7. Перепады настроения у Одиночек 122

8. Oh baby! 127

9. Социальный ад 136

10. Марс и Венера в мусорной корзине 144

11. Тайское приключение 151

12. Странные времена 162

13. А-а-а! 170

14. К лучшему или к худшему? 176

15. Излишне рождественский дух 181



ДНЕВНИК БРИДЖИТ ДЖОНС (книга 1)


Посвящается моей маме, Нелли, за то, что она не похожа на маму Бриджит.

МОИ ПЛАНЫ НА НАСТУПАЮЩИЙ ГОД


Чего я не должна делать

- Пить больше четырнадцати порций алкоголя и неделю.

- Курить.

- Тратить деньги на: устройства для приготовления пас­ты, мороженого или на другие кулинарные приспособления, которыми я никогда не буду пользоваться; книги нечита­бельных авторов, которые будут стоять на полке для красо­ты; экзотическое нижнее белье, поскольку это бесполезно -у меня все равно нет бойфренда.

- Разгуливать по квартире без одежды; вместо этого -представлять себе, что кто-нибудь за мной наблюдает.

- Тратить больше, чем зарабатываю.

- Позволять содержимому почтового ящика вырываться из-под контроля.

- Влюбляться в кого-либо из следующего списка: алкого­лики, трудоголики, моральные импотенты, люди с подруга­ми или женами, женоненавистники, мегаломаны, шовинис­ты, запудриватели мозгов или альфонсы, извращенцы.

- Раздражаться на маму, Юну Олконбери или Перпетую.

- Огорчаться из-за мужчин; вместо этого - сохранять са­мообладание и быть холодной Снежной королевой.

- Страстно увлекаться мужчинами; вместо этого - стро­ить отношения, основанные на трезвой оценке характера.

- Говорить о ком-то гадости за глаза; вместо этого - от­зываться обо всех только положительно.

- Мучиться из-за Даниела Кливера, поскольку это выгля­дит жалко - втрескалась в босса, как будто я мисс Манипенни или что-то в этом роде.

- Пребывать в мрачном настроении по поводу отсутст­вия бойфренда; вместо этого - вырабатывать уравновешен­ность, авторитетность и чувство собственного достоинства, выглядеть женщиной цельной, самодостаточной и без бой­френда, а это - лучший способ заполучить бойфренда.

Что я должна сделать

- Бросить курить.

- Пить не больше четырнадцати порций алкоголя в неде­лю.

- Уменьшить окружность бедер на 3 дюйма (т.е. по 1,5 дюйма на каждое) с помощью антицеллюлитной диеты.

- Очистить квартиру от всех инородных предметов.

- Отдать бездомным всю одежду, которую я не носила два года и более.

- Заняться карьерой и найти новую работу с перспекти­вой.

- Копить деньги путем экономии. М. б., также начать от­кладывать на старость.

- Быть более уверенной в себе.

- Быть более напористой.

- Проводить время с большей пользой.

- Не гулять каждый вечер, а оставаться дома, читать кни­ги и слушать классическую музыку.

- Отдавать на благотворительность разумную часть зара­ботанных денег.

- Быть добрее и больше помогать людям.

- Есть больше клетчатки.

- Утром вставать сразу же, как только проснусь.

- Ходить в спортзал три раза в неделю не только чтобы купить сэндвич.

- Вставлять фотографии в альбом.

- Записать пленки со сборниками «по настроению», так чтобы всегда под рукой были кассеты со всей моей люби­мой романтической, танцевальной, воодушевляющей, фе­министской и т.д. музыкой и чтобы я не превращалась в оту­певшего от пьянства субъекта вроде ди джея, у которого пленки разбросаны по всему полу.

- Завязать конструктивные отношения со зрелым ответ­ственным мужчиной.

- Научиться программировать видео.

ЯНВАРЬ Крайне плохой старт


1 января, воскресенье

129 фунтов (но это после Рождества), порций алкоголя 14 (но на самом деле это за два дня, учитывая четырехча­совую новогоднюю вечеринку), сигарет - 22, калорий -5424.

Потребленная сегодня пища: 2 пак. нарезанного сыра «Эмменталь». 14 холодных молодых картофелин. 2 «Кровавые Мери» (считается за еду, так как содержит помидоры и вустерский соус).

1/3 буханки хлеба «Циабатта» с сыром бри. 1/2 пак. листьев кориандра.

12 шоколадных конфет из рождественского набора «Кэдбери» (лучше всего махом избавиться от всех этих рождест­венских сладостей и назавтра быть свежей как огурчик).

13 канапе с кусочками сыра и ананаса.

Порция карри из индейки от Юны Олконбери, бобы и бананы.

Порция Малинового Сюрприза от Юны Олконбери, сде­ланного из бисквитов с бурбоном, консервированной мали­ны, восьми галлонов взбитых сливок и украшенного глази­рованными вишнями и дягилем.

Полдень. Лондон: моя квартира. Тьфу! Самое последнее на свете, к чему я физически, морально или ментально гото­ва, - это ехать к Юне и Джеффри Олконбери на их традици­онный Новогодний Фуршет с Карри из Индейки в Графтон-Андервуд. Джеффри и Юна Олконбери - лучшие друзья моих родителей и знали меня еще тогда, когда я бегала по лужайке голышом, о чем дядя Джеффри никогда не устает напоминать мне. Мама позвонила в 8:30 утра в августовский день (были банковские выходные) и вынудила меня пообе­щать, что я приеду. К этой теме она подошла коварно, ис­пользуя окольный маршрут.

- О, привет, дорогая. Я звоню только чтобы узнать, что бы ты хотела получить на Рождество.

- На Рождество?

- Ты же хочешь получить сюрприз, дорогая?

- Нет! - взревела я. - Извини. Я хотела сказать...

- Может быть, тебе бы хотелось комплект колесиков для твоего кейса?

- Нет у меня никакого кейса.

- Почему бы мне не купить для тебя маленький кейс на колесиках? Знаешь, такой, какие бывают у стюардесс.

- У меня уже есть сумка.

- О, дорогая, ты не должна ходить с этой зеленой холщо­вой индийской тряпкой. Ты похожа на Мери Поппинс, пере­живающую не лучшие времена. Просто небольшой компакт­ный кейс с выдвижной ручкой. Ты не представляешь себе, сколько всего ты сможешь туда положить. Как бы ты хотела - синий по красному или красный по синему?

- Мам. Сейчас восемь тридцать утра. На дворе лето. Очень жарко. Я не хочу кейс, как у стюардессы.

- У Джули Эндерби есть такой. Она говорит, что ничем другим она бы пользоваться не стала.

- Кто такая Джули Эндерби?

- Ну ты знаешь Джули, дорогая! Дочь Мейвис Эндерби. Джули! Та, которая получила эту крутую работу в «Артур Ан­дерсен»...

- Мам...

- Она всегда берет его в поездки...

- Я не хочу маленький кейс на колесиках.

- Вот что я тебе скажу. Почему бы Джеми, папе и мне не скинуться и не купить тебе приличный новый большой кейс и комплект колесиков?

Я в изнеможении отвела трубку от уха, ломая голову над тем, откуда взялось это миссионерское багажно-рождественско-подарочное рвение. Когда я вернула трубку к уху, мама говорила:

- ...в самом деле, ты можешь поместить их рядом с отде­лением, где у тебя будут лежать бутылочки с пеной для ван­ны и подобные вещи. А еще я подумывала о тележке для по­ходов по магазинам.

- А есть ли что-нибудь такое, что ты хотела бы получить

на Рождество? - в отчаянии поинтересовалась я, щурясь от ослепительного летнего солнца.

- Нет-нет, - беззаботно ответила мама. - У меня есть все, что мне нужно. Послушай, дорогая, - она вдруг понизила го­лос, - ты же придешь к Джеффри и Юне на их Новогодний Фуршет с Карри из Индейки, правда?

- Ох. На самом деле, я... - Я дико запаниковала. Что бы такое придумать? - Возможно, мне придется работать в Но­вый год.

- Это не важно. Ты можешь подъехать и после работы. О, я не сказала? Там будут Малькольм и Элейн Дарси, и они приведут с собой Марка. Помнишь Марка, дорогая? Он один из этих первоклассных адвокатов. Куча денег. Разведен. Раньше восьми они не начнут.

О, боже. Только не еще один странно одетый и нудный любитель оперы с прилизанными волосами и тоскливым прямым пробором.

- Мам, я же говорила тебе. Не нужно сводить меня с...

- Соглашайся, дорогая. Юна и Джеффри устраивали но­вогодний фуршет еще когда ты бегала по лужайке голышом! Конечно же, ты придешь. И у тебя будет возможность вос­пользоваться новым кейсом.



23:45. Уф-ф-ф. Первый день нового года был днем ужаса. Просто не могу поверить, что я снова начинаю год в одно­спальной кровати в доме моих родителей. В моем возрасте это слишком унизительно. Интересно, учуют они, если я по­курю в окно? Я весь день пряталась дома в надежде, что пройдет похмелье, в конце концов сдалась и отправилась на Фуршет с Карри из Индейки слишком поздно. Когда добра­лась до дома Олконбери и нажала на кнопку звонка, испол­нившего целиком мелодию городских курантов, я все еще пребывала в собственном странном мире - тошнота, отвра­тительная головная боль, кислый привкус во рту. Вдобавок, я еще не отошла от ярости, охватившей меня после того, как я нечаянно свернула на Шестую магистраль вместо Первой и мне пришлось проехать чуть ли не до самого Бирмингема, пока я нашла место, где можно было развернуться. Это так взбесило меня, что я вдавила в пол педаль газа, дав волю собственным чувствам, что очень опасно. Теперь я покорно

10

смотрела, как фигура Юны Олконбери в костюме-двойке цвета фуксии - интригующе деформированная волнистым стеклом, вставленным в дверь, - устремилась ко мне.



- Бриджит! А мы уже думали, что ты не приедешь! С Но­вым годом! Мы как раз собирались начинать без тебя.

Мне показалось, что она ухитрилась поцеловать меня, снять с меня пальто, повесить его на лестничные перила, стереть помаду с моей щеки и вызвать во мне невероятное чувство вины - и все одним движением, пока я, ища под­держки, прислонилась к покрытой орнаментом полке.

- Прошу прощения. Я заблудилась.

- Заблудилась? Господи! Ну что с тобой делать? Давай же, заходи!

Она провела меня через двери с матовыми стеклами в гостиную и объявила:

- Слушайте все, она заблудилась!

- Бриджит! С Новым годом! - воскликнул Джеффри Ол­конбери, одетый в желтый свитер в ромбах. Он шутливо сде­лал шажок, изображая Боба Хоупа, и сжал меня в таких крепких объятиях, что, находись мы в общественном месте, кто-нибудь немедленно вызвал бы полицию.

- Ух-х-х, - произнес он, начиная багроветь и подтягивая брюки. - Где ты сбилась с пути?

- На Девятнадцатой, но там был знак объезда...

- На Девятнадцатой! Юна, она сбилась на Девятнадцатой развязке! Ты добавила себе лишний час на дорогу еще до то­го, как отправилась в путь! Давай, выпей что-нибудь. Ну, как продвигаются дела на любовном фронте?

О, боже. Почему женатые люди не могут понять, что уже давно невежливо задавать подобный вопрос? Мы же не бро­саемся к ним и не орем: «Как ваша семейная жизнь? Все еще занимаетесь сексом вместе?» Всякому известно, что, когда тебе за тридцать, ты уже не такая счастливая, веселая и лег­комысленная, какой была в двадцать два, и что честный от­вет, скорее всего, будет такой: «На самом деле, прошлой но­чью мой женатый любовник, который, как оказалось, носит подтяжки и милый свитерок с горлышком из ангорской шерсти, сообщил мне, что он голубой (или сексуальный ма­ньяк, наркоман, моральный импотент) и отлупил меня фаллоимитатором», И реакция: «Здорово, спасибо».

Не будучи по природе вруньей, я уклонилась от темы, смущенно пробормотав: «Прекрасно», на что он прогремел: «Так значит, у тебя до сих пор нет ухажера!»

- Бриджит! Ну что же нам с тобой делать! - воскликнула Юна. - Уж эти мне девушки, думающие только о карьере! Слушай, нельзя откладывать это до бесконечности. Тик-так-тик-так.

- Да. Как женщина может умудриться дожить до твоего возраста и не выйти замуж? - проревел Брайан Эндерби (муж Мейвис, бывший президент клуба «Ротари» в Кеттерин­ге), размахивая в воздухе бокалом шерри. К счастью, меня выручил папа.

- Как я рад тебя видеть, Бриджит! - произнес он, беря меня под руку. - Твоя мать подняла на ноги всю полицию Нортгемптоншира, и она готова была прочесать графство зубными щетками в поисках твоего расчлененного тела. Идем, продемонстрируем тебя, чтобы я наконец смог спо­койно развлекаться. Как тебе кейс на колесиках?

- Он огромен против всякого здравого смысла. А как те­бе приспособление для стрижки волос в ушах?

- О, чудесно, знаешь, оно - способное.

Думаю, все было в порядке. Если бы я не приехала, было бы неудобно. Но Марк Дарси... Ох. Вот уже много недель подряд, когда мама звонила мне, происходило одно и то же: «Конечно, ты помнишь семью Дарси, дорогая. Они перееха­ли к нам, когда мы жили в Бакингеме, и вы с Марком вместе плескались в «лягушатнике», или «О! Я говорила тебе, что Малькольм и Элейн приведут с собой Марка к Юне на Ново­годний Фуршет с Карри из Индейки? Он, вероятно, уже вер­нулся из Америки. Разведен. Подыскивает дом в Холланд-Парк. Очевидно, с женой ему пришлось несладко. Японка. Жестокая раса».

В следующий раз, совершенно не в тему: «Ты помнишь Марка Дарси, дорогая? Сына Малькольма и Элейн? Он один из этих крутых первоклассных юристов. Разведен. Элейн го­ворит, что он все время работает и что он ужасно одинок. Думаю, он придет к Юне на Новогодний Фуршет с Карри из Индейки, точно придет».

Удивительно. Почему она просто не выступила со следу­ющим заявлением: «Дорогая, давай же, соблазни Марка Дар-

си прямо над карри из индейки, ладно? Он ну просто очень богат».

- Иди поздоровайся с Марком, - пропела Юна Олконбе-ри прежде, чем я успела отпить коктейля. Если тебя сводят с мужчиной против твоей воли - это одна степень унижения, но если тебя буквально тащат к нему в тот момент, когда ты пытаешься справиться с тошнотворным похмельем и за этим наблюдает полная комната друзей твоих родителей -это уже совсем другой уровень.

Богатый, разведенный-со-злой-женой Марк - довольно высокий - стоял спиной к комнате, тщательно исследуя со­держание книжных полок Олконбери: в основном серии книг о Третьем рейхе в кожаных переплетах, которые Джеф­фри выписывает через «Ридерз Дайджест». Это показалось мне довольно забавным - именоваться мистером Дарси и при этом стоять в сторонке, высокомерно поглядывая на других гостей. Все равно что иметь фамилию Хитклифф и поэтому провести весь вечер в саду, кричать «Кэти!» и бить­ся головой о дерево.

- Марк! - сказала Юна таким тоном, будто она была од­ной из фей Санта Клауса. - Я привела тебе кое-кого, с кем тебе очень приятно будет встретиться.

Он обернулся, обнаруживая свитер, который со спины был безвредного синего цвета, а на поверку оказался в жел­то-голубых ромбах, да еще и с V-образным вырезом - как будто Марк снял его с сильно пожилого спортивного ком­ментатора. Как часто замечает мой друг Том, поразительно, сколько времени и денег можно сэкономить на свиданиях, если внимательно приглядываться к деталям. Здесь белый носок, там пара красных полосок, серые туфли, свастика -это еще далеко не все мелочи, помогающие сделать вывод о том, что нет смысла записывать телефонные номера и рас­кошеливаться на дорогие ужины, поскольку все равно ниче­го из этого не выйдет.

- Марк, это дочь Колина и Пэм, Бриджит, - представила меня Юна, волнуясь и розовея. - Бриджит работает в изда­тельском бизнесе, не правда ли, Бриджит?

- Да, действительно, - сказала я зачем-то, как будто зво­ню на радио и намереваюсь спросить Юну, могу ли я в эфи­ре «передать привет» моим друзьям Джуд, Шерон и Тому, мо-

ему брату Джеми, всем коллегам по работе, моим маме и па­пе и, наконец, всем гостям на Фуршете с Карри из Индейки.

- Ну что ж, оставим молодых людей одних, - пропела Юна. - Господи! Представляю, как вам до смерти надоели все мы, старые ворчуны.

- Вовсе нет, - неуклюже возразил Марк Дарси, предпри­няв довольно неудачную попытку улыбнуться, после чего Юна закатила глаза, прижала руку к груди, весело и звонко хихикнула и, наконец, тряхнув головой, оставила нас в пуга­ющей тишине.

- Я. М-м-м. Вы читаете, э-э-э... Вы читали в последнее время что-нибудь хорошее? - спросил Марк.

Ох, ради бога.

Я лихорадочно рылась в памяти, пытаясь припомнить, когда в последний раз я читала приличную книгу. Беда чело­века, работающего в издательстве, состоит в том, что для не­го читать в свободное время - это все равно что работать мусорщиком, а по вечерам копаться в корыте для свиней. Я наполовину одолела «Все мужчины с Марса, все женщины с Венеры», которую мне дала Джуд, но мне плохо верилось, чтобы Марк Дарси, хотя у него явно не все дома, уже готов признать, что он марсианин. И тут меня осенило.

- «Ответный удар», да, точно, Сьюзен Фельюди, - побед­но объявила я. Ха! Если уж совсем начистоту, я не читала эту книгу как таковую, но у меня такое чувство, будто я ее чита­ла, так как Шерон очень долго ее проповедовала. В любом случае, это совершенно безопасный вариант: невозможно, чтобы такой ханжа в джемпере с ромбами читал пятисотст-раничный феминистский трактат.

- Ах, в самом деле? - оживился он. - Я прочитал его, как только он вышел. Вы не находите, что там довольно много предвзятой односторонней аргументации?

- Ну-у-у, не то чтобы слишком много... - перепугалась я, мучительно соображая, как бы сменить тему разговора. - Вы встречали Новый год с родителями?

- Да, - быстро ответил он. - А вы тоже?

- Да. Нет. Я была вчера на вечеринке в Лондоне. Легкое похмелье, знаете ли, - я нервно болтала, чтобы Юна и мама не подумали, что совсем уж никуда не гожусь в смысле об­щения с мужчинами и не могу занять беседой даже Марка

Дарси. - Но я думаю, что планы на новый год чисто техни­чески вряд ли могут воплощаться в жизнь в первый же день года, вы согласны? Поскольку... потому что этот день - про­должение кануна Нового года, курильщики уже в списке ку­рящих, и они не могут резко бросить курить при бое часов, ведь у них в организме столько никотина. И потом, садиться на диету в первый день года - это не очень хорошая идея, потому что вы не можете есть рационально, вам надо сво­бодно поглощать все, что необходимо, в любое время, что­бы облегчить похмелье. Думаю, было бы гораздо более ра­зумно, если бы все начинали воплощать свои планы в жизнь второго января.

- Может быть, вам стоит что-нибудь поесть, - пролепе­тал Марк, а затем неожиданно ринулся к столу, оставив меня одну возле книжной полки, причем все уставились на меня и думали: «Так вот почему Бриджит не замужем. Она оттал­кивает мужчин».

Хуже всего было то, что Юна Олконбери и мама не могли оставить все как есть. Они вынуждали меня гулять по всей гостиной с подносами, заставленными корнишонами и сли­вочным шерри, в отчаянных попытках добиться, чтобы я снова попалась Марку Дарси на пути. Под конец они на­столько ополоумели из-за крушения своих надежд, что, как только я со своими корнишонами оказалась в четырех фу­тах от него, Юна прыгнула к нам через всю комнату, словно чемпион-легкоатлет, и завопила:

- Марк, прежде чем уходить, ты должен взять у Бриджит ее телефон, а когда будете в Лондоне, вы сможете связаться друг с другом!

Я густо покраснела и ничего не могла с этим поделать. Я прямо чувствовала, как кровь приливает к лицу. Теперь Марк будет думать, что это я ее подговорила.

- Уверен, что жизнь Бриджит в Лондоне и так уже доста­точно наполнена, миссис Олконбери, - заметил он.

Хм-м-м. Не то чтобы я хотела давать ему свой номер или вообще что-нибудь. Но я не хотела, чтобы он всем вокруг недвусмысленно дал понять, что не хочет брать его. Взгля­нув вниз, я увидела, что на нем белые носки с рисунком, ос­новной темой которого служили желтые пчелки.

- Может быть, я соблазню вас огурчиком? – предложила я, желая показать, что истинная причина моего приближе­ния была основана на корнишонах и никак не связана с те­лефонными номерами.

- Нет, спасибо, - отказался он, посматривая на меня как-то тревожно.

- Уверены? Может быть, фаршированные оливки? - про­должала настаивать я.

- Нет, в самом деле.

- Маринованный лук в фольге? - уговаривала я. - Све­кольный кубик?

- Спасибо, - сдался Марк, в отчаянии взяв оливку.

- Надеюсь, это вам понравится, - торжествовала я.

В конце вечера я заметила, как его мать и Юна что-то го­рячо ему доказывают, а затем они проконвоировали Марка ко мне и стояли у него за спиной, пока он натянуто говорил: «Вам нужна машина, чтобы добраться до Лондона? Я оста­юсь здесь, но могу вызвать свою машину, она вас отвезет».

- Как это, сама? - удивилась я. Он заморгал.

- Господи! Марк ездит на машине компании, у него во­дитель, глупенькая, - объяснила Юна.

- Спасибо, очень мило с вашей стороны, поблагодарила я. - Но я собираюсь ехать утром, на одном из своих поездов.

2:00. Ах, ну почему я такая непривлекательная? Почему? Даже мужчина, который носит носки с пчелками, и тот счи­тает меня ужасной. Ненавижу Новый год. Ненавижу всех. Кроме Даниела Кливера. Хорошо еще, что у меня есть ог­ромная плитка шоколада из набора «Кэдбери» (она осталась на туалетном столике с Рождества), а еще - занимательная миниатюрная баночка джина с тоником. Собираюсь все это поглотить и выкурить сигарету.

3 января, вторник

130 фунтов (ужасающе: скатываюсь к ожирению - по­чему? почему?), порций алкоголя - 6 (отлично), сигарет -23 (оч. хор.), калорий - 2472.

9:00. У-ф-ф. Не могу смириться с мыслью, что надо идти на работу. Единственное, что делает ее более выносимой, -я снова увижу Даниела. Но даже это неосмотрительно, по­скольку я толста, у меня на подбородке прыщ, и все, чего мне хочется, - это сидеть в подушках, кушать шоколад и смотреть рождественские программы. По-моему, это непра­вильно и несправедливо: Рождество, с его совершенно не поддающимися контролю финансовыми проблемами и эмоциональными стрессами, сначала навязывают вам про­тив всякой вашей воли, а затем грубо отнимают как раз в тот момент, когда вы уже начинаете к нему привыкать. Я и впрямь уже начала получать удовольствие от ощущения, что повседневный рабочий процесс приостановлен и нормаль­ное мое состояние - это лежать в постели сколько хочется, совать в рот все что душе угодно и употреблять алкоголь в любое время, когда бы он случайно ни попался на моем пу­ти, даже утром. И вдруг сейчас нам всем предлагается резко подтянуться, как будто мы тощие молодые борзые.

22:00. У-ф-ф. Перпетуя, которая слегка старше меня и по­этому считает, что имеет право меня поучать, была в своем самом несносном настроении и всеми командовала. Она не­умолимо приближалась к точке наивысшей скукотищи, рас­сказывая о новой недвижимости стоимостью в полмиллио­на фунтов, которую собирается приобретать на пару со своим богатым-но-перекормленным приятелем Хьюго: «Н-да, н-да, ну, там действительно окна на север, но они как-то ужасно умно устроили освещение».

Я тоскливо разглядывала ее обширный выпуклый зад, об­тянутый узкой красной юбкой, да еще и перевязанный по­ясом причудливого полосатого длинного жакета. Все-таки какой же это подарок судьбы - родиться с таким чудовищ­ным самомнением! Перпетуя может быть размером с «рено-эспао>, и это ее нисколько не опечалит. Сколько часов, меся­цев, лет провела я в заботах о своем весе, а счастливая Перпетуя в это время искала по всей Фулхем-роуд светиль­ники с основанием в виде фарфоровых кошечек. И все же она не имеет представления об источнике счастья. Исследо­вания показали, что счастье проистекает не от любви, здо­ровья или денег, но от стремления к достижению цели. А что есть диета, если не такое стремление?

По дороге домой, противясь окончанию праздников, я купила пакет уцененных елочных украшений из шоколада и бутылку шипучего вина за 3,69 фунта - то ли норвежского, то ли пакистанского - в общем, откуда-то оттуда. Все это я жадно проглотила под огоньками рождественской елки, со­проводив еще парой пирожков с мясом, остатками торта и жирного сыра «Стильтон». При этом я смотрела «Жителей Ист-Энда», пытаясь вообразить, что это рождественская про­грамма.

Правда, теперь мне стыдно и омерзительно. Я прямо-та­ки чувствую, как жир лезет у меня из ушей. Ну да ладно. Ино­гда необходимо дойти до крайней, токсической степени ожирения, чтобы затем возродиться из пепла, как птица Фе­никс, очищенной, со стройной фигурой Мишель Пфайфер. С завтрашнего дня начинаю соблюдать спартанский режим красоты и здоровья.

М-м-м-м. Даниел Кливер... Обожаю его дьявольски распу­щенное выражение лица, при том что он оч. умен и преус­певает. Сегодня он оч. забавно рассказывал всем о своей те­тушке, которая решила, что ручка для скалки из оникса, подаренная ей на Рождество его матушкой, на самом деле -модель пениса. Меня это действительно оч. рассмешило. А еще он поинтересовался в довольно кокетливой манере, по­лучила ли я в подарок на Рождество что-нибудь хорошее. Может, стоит завтра надеть короткую черную юбку? Поду­маю.



4 января, среда

131 фунт (аварийное положение - похоже, что жир на­капливался где-то в организме в течение всех рождествен­ских праздников, а теперь медленно высвобождается и рас­средоточивается под кожей), порций алкоголя - 5 (уже лучше), сигарет - 20, калорий - 700 (оч. хор.).

16:00. Офис. Чрезвычайная ситуация. Только что по мо­бильному позвонила Джуд, обливаясь потоками слез, и в конце концов умудрилась объяснить дрожащим голосом, что ей сейчас пришлось отказаться от присутствия на засе­дании Правления (Джуд - глава отдела фьючерсов в брокерской конторе «Брайт-лингс»), поскольку она еле-еле сдержи­вала слезы, а теперь она сидит в женском туалете, как в ло­вушке, у нее глаза, как у Элиса Купера, и нет с собой косме­тички. Ее приятель, Подлец Ричард (самовлюбленный моральный импотент), с которым Джуд встречалась восем­надцать месяцев, бросил ее после того, как она спросила, не хотел бы он поехать с ней куда-нибудь на выходные. Типич­ная ситуация, но Джуд, как и следовало ожидать, винила во всем только себя.

- Я зависима от мужчин. Я слишком многого требовала, пытаясь скорее справиться с собственными комплексами, чем удовлетворить нормальные потребности. О, если бы я только могла повернуть время вспять!

Я немедленно позвонила Шерон, и экстренный саммит в «Кафе Руж» был назначен на 18:30. Надеюсь, мне удастся уд­рать незаметно, чтобы эта чертова Перпетуя не подняла шу­ма.

23:00. Тяжелый вечер. Шерон сразу же пустилась изла­гать собственную теорию по поводу ситуации с Ричардом: «типичное запудривание мозгов», а это явление распростра­няется среди мужчин, которым за тридцать, со скоростью лесного пожара. Расстановка сил слегка меняется, считает Шеззер, когда женщины плавно перескальзывают из третье­го десятка в четвертый. Даже самая неистовая распутница теряет всю свою энергию после первых же приступов экзис­тенциального страха: она боится, что умрет в одиночестве и через три недели найдут ее хладное тело, наполовину съе­денное голодной любимой овчаркой. Стереотипные пред­ставления о старых девах, прялках и полной сексуальной непригодности наваливаются исподтишка и заставляют женщину чувствовать себя идиоткой, сколько бы времени она ни проводила в мыслях о Голди Хоун и Сьюзен Саран-дон.

- А такие мужчины, как Ричард, - негодовала Шерон, -пользуются этой женской слабостью, чтобы отлынивать от конкретных действий, зрелых поступков и от естественного развития отношений между мужчиной и женщиной.

К тому времени мы с Джуд уже шипели на нее, чтобы она говорила потише, и старались спрятаться за воротниками пальто. В конце концов, нет ничего более непривлекатель­ного для мужчины, чем радикальный феминизм.

- Как он осмелился утверждать, что ты слишком далеко зашла, попросив его провести с тобой выходные? - вопила Шерон. - Да о чем он говорит?

В рассеянности замечтавшись о Даниеле Кливере, я поз­волила себе предположить, что не все мужчины такие, как Ричард. И тут Шерон зарядила длинный список наших по­друг, наглядно демонстрировавший широкое распростране­ние среди мужчин склонности к запудриванию мозгов. У од­ной мужчина, с которым она встречается вот уже тринадцать лет, отказывается даже обсуждать возможность совместной жизни. Другая четыре раза вышла со своим при­ятелем на люди, а затем он бросил ее, решив, что их отно­шения зашли слишком далеко. Третью парень преследовал три месяца с пылкими предложениями руки и сердца, а че­рез три недели после того, как она поддалась на уговоры, жених испарился и возобновил всю процедуру с ее лучшей подругой.

- Мы, женщины, еще очень уязвимы, потому что мы -первое поколение, осмелившееся отказаться от компромис­сов между любовью и собственной экономической незави­симостью. Через каких-то двадцать лет мужчины не посме­ют и близко к нам подойти со своим запудриванием, потому что мы будем смеяться им в лицо! - бушевала Шерон.

И в этот момент в кафе заглянул Алекс Уокер (они с Ше­рон работают в одной фирме) в компании сногсшибатель­ной блондинки, которая была раз в восемь привлекательнее его. Легкой походкой он приблизился к нам, чтобы поздо­роваться.

- Это твоя новая подружка? - поинтересовалась Шерон.

- М-м-м. Ну-у-у... Понимаешь, она-то думает именно так, но мы не выходим на люди, мы просто спим вместе. На са­мом деле, давно бы уже пора прекратить все это, но м-м-м... - сообщил Алекс, очень довольный собой.

- Так-так. Вот о чем я и говорю. Ах ты трусливая, бестол­ковая маленькая сволочь! Что ж. Я собираюсь побеседовать с этой женщиной, - заявила Шерон, поднимаясь со стула.

Я силой удерживала ее, пока Алекс в панике отступал, чтобы продолжить, свое недостойное поведение.

В конце концов мы втроем выработали стратегию для Джуд. Она должна перестать бить себя по башке книгой «Женщины, которые слишком сильно любили», а вместо этого больше размышлять в направлении трактата «Все муж­чины с Марса, все женщины с Венеры», что поможет ей не рассматривать поведение Ричарда как подтверждение соб­ственной неполноценности и чрезмерной любви, а отно­ситься ко всему так, будто он - марсианский попрыгунчик на резинке, которого надо подальше отбросить, чтобы его быстро притянуло обратно.

- Хорошо, но значит ли это, что я должна ему позвонить, или нет? - сомневалась Джуд.

- Нет, - отрезала Шерон в ту же секунду, как я произнес­ла «да».

Когда Джуд ушла - потому что ей надо вставать в 5:45, чтобы успеть забежать в спортзал и совершить шопинг пе­ред работой, которая у нее начинается в 8:30 (кошмар!), -мы с Шерон неожиданно преисполнились скорби и ненави­сти к себе, поскольку не предложили Джуд избавиться от Подлеца Ричарда просто потому, что он подлец. Но затем Шерон заметила, что в последний раз, когда мы так посту­пили, они потом снова сошлись, и Джуд в припадке прими­рительной откровенности передала ему все наши слова, так что теперь мы дико смущаемся каждый раз, когда встреча­емся с ним и он про себя называет нас Сучьими Королевами Ада. Впрочем, Джуд утверждает, что это недоразумение, по­скольку, хотя мы уже и открыли в себе свою Сучью Сущ­ность, но все же еще не выпустили ее наружу.

5 января, четверг



129 фунтов (великий прогресс - 2 фунта сгорели само­произвольно от радости и перспективы секса), порций ал­коголя - 6 (оч. хор. для вечеринки), сигарет - 12 (продол­жаю работу над собой), калорий - 1258 (любовь искоренила потребность в обжорстве).

11:00. Офис. О боже! Только что Даниел Кливер послал мне сообщение. Я пыталась работать над своим резюме так, чтобы не заметила Перпетуя (готовилась делать карьеру), и вдруг в верхней части экрана вспыхнула надпись «Вас ожи­дает сообщение». Обрадовавшись (чему угодно - я радуюсь всему, что не касается работы), я быстро нажала кнопку приема сообщения и чуть не подскочила до потолка, когда увидела в конце подпись «Клив». Первой моей мыслью было, что он залез в мой компьютер и обнаружил, что я не особо напрягаю себя работой. Но затем я прочитала сообщение:

Сообщение для Джонс

Выл очевидной забыли надеть юбку.

Как мне кажется, в вашем договоре

найма абсолютно ясно сказано, что

персонал должен в любое время быть

полностью одет.

Клив


Х-х-а! Вне всякого сомнения, он заигрывает со мной! Я немного подумала, делая вид, что изучаю невероятно скуч­ную рукопись какого-то графомана. Я никогда раньше не посылала сообщений Даниелу Кливеру, но какая же это бле­стящая идея - использовать локальную сеть! Можно нахаль­но и неформально общаться даже с босом! И этим можно заниматься сколько угодно! Вот мой ответ:

Сообщение для Клива Сэр, я потрясена вашим сообщением. До тех пор пока юбку вполне можно описать как маленькую с точки зрения ее длины (а бережливость -главный принцип нашей редакции), считаю грубым искажением называть вышеозначенную юбку отсутствующей и рассматриваю возможность обращения в профсоюз. Джонс

В безумном волнении я ждала ответа. Ну конечно! Быст­ро вспыхнула надпись «Вас ожидает сообщение». Нажимаю кнопку:

Если кто-либо по недомыслию взял с моего стола отредактированную рукопись «МОПЕД КАФКИ», ОГРОМНАЯ ПРОСЬБА, имейте совесть и немедленно верните. Диана

А-х-х-х. И потом: черт!

Полдень. Боже! Даниел не ответил. Наверное, он в ярости. А вдруг он серьезно писал насчет юбки? О, боже, боже! Меня сбил с толку неформальный способ связи через локальную сеть, и я нагрубила боссу.

12:10. А может, он его еще не получил? Если бы только можно было вернуть сообщение! Думаю, стоит выйти прогу­ляться и посмотреть: вдруг удастся забраться в кабинет Даниела и стереть сообщение.

12:15. Х-х-а! Все объяснилось. У него сидит Саймон из отдела маркетинга. Когда проходил мимо, взглянул на меня. Ага! Ага-ага-ага! «Вас ожидает сообщение»:

Сообщение для Джонс

Если прогулки мимо моего кабинета

были попытками продемонстрировать

присутствие юбки, могу лишь сказать,

что они с треском провалились. Юбка

бесспорно отсутствует. Может быть, она

нездорова?

Клив

И немедленно снова загорелась надпись «Вас ожидает сообщение».



Сообщение для Джонс Если юбка действительно нездорова, пожалуйста, выясните, сколько дней отпуска по болезни она брала за предыдущий год. В последнее время нерегулярный характер ее появления на рабочем месте вызывает подозрения в симуляции. Клив

Сразу же отвечаю:

Сообщение для Клива

Легко доказуемо, что юбка ни болеет, ни отсутствует. Потрясена повышенным интересом администрации к юбке. Подоб­ные навязчивые идеи вызывают подозре­ния в том, что больна скорее админист­рация, нежели юбка. Джонс

Хм-м-м. Думаю, последний кусок я вычеркну - в нем можно усмотреть обвинение в сексуальном домогательстве, а мне оч. нравится терпеть сексуальные домогательства от Даниела Кливера.

Ой-ей-ей. Только что Перпетуя подошла сзади и начала читать у меня через плечо. Я еле успела переключить экран, и все же совершила большую ошибку, поскольку на нем сно­ва возникло мое резюме.

- Будь добра, дай знать, когда закончишь заниматься этим, - Перпетуя мерзко ухмыльнулась. - Мне неудобно при мысли, что тебе не хватает работы.

И через секунду она уже была на безопасном расстоянии с телефонной трубкой:

- Честно говоря, мистер Беркетт, зачем делать не три спальни, а четыре, если все равно ясно, что, как только мы переедем, четвертая спальня превратится в сушилку для бе­лья?

А я вернулась к работе. Вот что я собираюсь ответить:

Сообщение для Клива Легко доказуемо, что юбка ни болеет, ни отсутствует. Потрясена откровенно повышенным интересом администрации к юбке. Рассматриваю

возможность обращения в суд,

в газету и т.д.

Джонс


Вот тебе и раз. Ответ был такой.

Сообщение для Джонс Отсутствует, Джонс, а не отсутствует. Откровенно, а не откровенно. Постарайтесь, пожалуйста, хотя бы изредка соблюдать орфографию. И хотя я безусловный приверженец традиционного, а не адаптированного языка, может быть, вам все же поможет компьютерная проверка орфографии этой неустойчивой формы коммуникации. Клив

Я была дико подавлена, но тут Даниел вместе с Саймоном прошел из отдела маркетинга и, подняв бровь, бросил очень сексуальный взгляд на мою юбку. Обожаю чудесную локаль­ную компьютерную связь! Правда, мне необходимо порабо­тать над орфографией. Как-никак, я все же дипломирован­ный специалист по английскому.

6 января, пятница

5:45. Моему счастью нет предела. Увлекательное обще­ние через компьютер относительно присутствия или отсут­ствия юбки продолжалось весь рабочий день. Не могу пове­рить, что почтенный босс и в самом деле отвлекся от работы. С Перпетуей (а это мой второй босс) получилось нехорошо, так как она поняла, что я пересылаю сообщения, и оч. рассержена. Но тот факт, что я связывалась непосред­ственно с боссом, вызывал у меня противоречивое чувство спокойствия, ведь это явно та область, где, как понимает лю­бой разумный человек, инициативу проявляет босс.

Последнее сообщение гласило:

Сообщение для Джонс

25

Хотелось бы навестить больную юбку на выходных. Пожалуйста, сообщите ее координаты и не ссылайтесь на отсутствие информации, просто положитесь на написание «Джонс» и поищите его в файле. Клив

Йес-с-с! Кливер спрашивает мой номер! Я великолепна! Я неотразимая Сексуальная Богиня! Ур-р-а-а!

8 января, воскресенье

128 фунтов (оч. хор., черт возьми, но зачем), порций ал­коголя - 2 (отлично), сигарет - 7, калорий - 3100 - (очень плохо).

14:00. Боже, почему я такая уродина? Не могу поверить -все выходные, которые я могла бы провести с пользой, я по­тратила на ожидание свидания с Даниелом. Отвратитель­ные, бесполезные два дня я сидела, как психопатка, свирепо уставившись на телефон и обжираясь всем чем попало. По­чему он не позвонил? Почему? Что во мне не так? Зачем он спрашивал мой номер, если не собирался звонить? - а если он все-таки собирался позвонить, он должен был сделать это на выходных. Мне надо взять себя в руки. Попрошу у Джуд подходящую книгу, например что-нибудь по восточ­ной религии.

20:00. Телефон зазвонил, но выяснилось, что это всего лишь Том, он спрашивал, есть ли какие-нибудь новости. Том, который часто называет себя «скорой психологической помощью», так мило поддерживал меня в несчастье с Дание­лом. Том исповедует ту теорию, что гомосексуалисты и оди­нокие женщины, которым за тридцать, во многом похожи: и те и другие постоянно расстраивают своих родителей, и об­щество смотрит на них как на ненормальных. Он отпустил мне все мои грехи, пока я жаловалась на психологический кризис по поводу собственной непривлекательности - вы­званной, как я ему объяснила, сначала этим чертовым Мар­ком Дарси, а потом чертовым Даниелом. И туг он сказал

26

(должна признаться, не проявив при этом особого такта): «Марк Дарси? Это не тот знаменитый адвокат - защитник прав человека?»

Так. Ладно. А как насчет моего права человека - не тас­каться кругом с печатью уродства на лице?

23:00. Даниел не позвонит, сейчас уже слишком поздно. Оч. печально и мучительно.

9 января, понедельник

128 фунтов, порций алкоголя - 4, сигарет - 29, калорий - 770 (оч. хор., но какой ценой!)

Кошмарный день в офисе. Все утро смотрела на дверь -ждала Даниела. Бесполезно. К 11:45 я уже всерьез беспокои­лась. Может, стоит поднять тревогу?

И тут Перпетуя вдруг прорычала в трубку:

- Даниел? Он уехал на деловую встречу в Кройдон. Вер­нется завтра.

Она бросила трубку и объявила:

- Господи, опять ему звонят эти чертовы девицы.

Я в панике потянулась к пачке сигарет. Что такое? Какие девицы? Я еле дождалась конца рабочего дня, добралась до дома и в приступе безумия оставила Даниелу на автоответ­чике сообщение, которое гласило (только не это, не могу поверить, что я совершила такое): «Привет, это Джонс. Про­сто хочу поинтересоваться, как ваши дела и намереваетесь ли вы, как обещали, поучаствовать в консилиуме по поводу состояния здоровья юбки».

Только я повесила трубку, как тут же осознала всю ава­рийность своего положения и позвонила Тому, который спокойно убедил меня положиться на него: если он несколь­ко раз позвонит на автоответчик, то сможет выяснить код, а это позволит ему отмотать пленку назад и стереть сообще­ние. В конце концов Том уже решил, что «взломал» машинку, но тут, к моему несчастью, Даниел ответил сам. Вместо того чтобы сказать: «Извините, я ошибся номером», Том сразу дал отбой. И теперь Даниел не только имеет у себя мое безумное сообщение, но еще и думает, что это я четырнадцать раз за сегодняшний вечер позвонила ему на автоответчик, а когда наконец выделила его, бросила трубку.



10 января, вторник

127 фунтов, порций алкоголя - 2, сигарет - 0, калорий - 998 (оч. хор., отлично, само совершенство, да я просто святая).

Прокралась в офис, абсолютно раздавленная происшест­вием с позорным сообщением. Я приняла твердое решение прервать всякие отношения с Даниелом, но тут он появился, совершенно неотразимый, сразу начал всех смешить, и я погибла окончательно.

Вдруг в верхней части экрана моего компьютера вспых­нула надпись «Вас ожидает сообщение».
Спасибо за звонок. Клив
У меня захватило дух. Мой звонок означал приглашение на свидание. Кто будет отвечать «спасибо» - и ни слова больше, - если он не... Но немного поразмыслив, я отослала ответ:

Сообщение для Клива Пожалуйста, заткнитесь. Я очень занята, у меня много важных дел. Джонс


Через несколько минут он ответил:

Сообщение для Джонс Прошу прощения, что оторвал вас от работы, Джонс. Вы, вероятно, адски загружены. Все, не буду больше вам мешать.

P. S. Мне нравится, как этот топик об­тягивает вашу грудь. Клив

...И нас понесло. Всю неделю продолжался бурный обмен сообщениями, кульминацией которого стало его предложе­ние встретиться в воскресенье вечером и мое головокружи­тельное, эйфорическое согласие. Иногда я оглядываю офис, вижу, как все непрерывно стучат по клавиатуре, и начинаю сомневаться, занимается ли работой кто-нибудь вообще.

(Это я чего-то не понимаю, или действительно воскрес­ный вечер - странное время для первого свидания? Все рав­но что встречаться в субботу утром или в понедельник в два часа дня.)

15 января, воскресенье

126 фунтов (отлично), порций алкоголя - 0, сигарет -29 (оч. оч. плохо, особ. за 2 часа), калорий 3879 (отврати­тельно), негативных мыслей - 942 (примерно, считая по их среднему количеству в минуту), минут, потраченных на подсчет негативных мыслей, - 127 (примерно).

18:00. Я в полном изнеможении после того, как целый день готовилась к свиданию. Быть женщиной - это еще ху­же, чем быть фермером. Столько всего нужно удобрять и убирать: удалять воском растительность на ногах; сбривать волосы под мышками; выщипывать брови; пятки оттирать пемзой; отросшие корни волос подкрашивать; кожу очи­щать скрабом и увлажнять кремом; прыщи дезинфици­ровать лосьоном; ногти подпиливать; ресницы красить; целлюлит массировать; мышцы живота укреплять упражне­ниями. И весь этот трудовой процесс должен быть идеально отлажен - стоит вам отвлечься от него всего на несколько дней, и все усилия будут сведены на нет. Иногда я с ужасом представляю себе, на что я была бы похожа, если бы верну­лась к своему естественному виду, подаренному мне приро­дой: на каждой голени по густой бороде с длинными усами; заросшие брови; на лице - кладбище отмерших клеток кожи с надгробьями в виде прыщей; длинные загибающиеся ног­ти, как у вампира; глаза слепы, как у крота, и я глупо щурюсь, словно древняя старуха, поскольку нет контактных линз; от­висшее тело колышется со всех сторон. Ох, нет. Стоит ли удивляться, что женщины так не уверены в себе?

19:00. Не могу поверить в то, что это произошло. По пути в ванную, где я собиралась нанести последние штрихи на результаты своих трудовых подвигов, я заметила, что на ав­тоответчике замигала лампочка. Даниел!

- Послушайте, Джонс. Мне очень, очень жаль. Боюсь, се­годня мне придется отказаться от приятного вечера. Утром в десять у меня презентация, и надо посмотреть материал на целых сорок пять листов.

Не могу поверить. Меня кинули. Потеряны зря целый день каторжного труда и энергия, которую мой организм вырабатывал, как гидроэлектростанция. Что ж, нельзя всю свою жизнь посвящать мужчинам, надо быть самодостаточ­ной женщиной с достоинством.

21:00. Все-таки у него очень ответственная работа. Мо­жет быть, он не хотел портить первое свидание лихорадоч­ными мыслями о делах.

23:00. 0-х-х-х, черт возьми. Он прекрасно мог бы и по­звонить еще раз. Наверное, развлекается с кем-нибудь пост­ройнее.

5:00. Ну что во мне не так? Я совершенно одна. Ненавижу Даниела Кливера. Не хочу больше иметь с ним ничего обще­го. Собираюсь взвеситься.

16 января, понедельник

128 фунтов (откуда? почему? почему?), порций алкоголя - О, сигарет - 20, позитивных мыслей - 0.

10:30. Офис. Даниел все еще сидит на своей презента­ции. А может, это действительно была настоящая причина?

13:00. Только что видела, как Даниел шел на ланч. Он не посылал мне сообщений и вообще ничего не предприни­мал. Оч. подавлена. Иду в магазин.

23:50. Только что ужинала с Томом на шестом этаже в «Харви Николе». Том весть поглощен мыслями о «свободном

кинодеятеле» (звучит претенциозно) по имени Джером. Вы­плакала ему всю душу по поводу Даниела, который весь день бегал по деловым встречам и в 16:30 лишь удосужился бро­сить на ходу: «Привет, Джонс, как себя чувствует юбка?» Том посоветовал не сходить с ума, выждать время, но, должна сказать, он слушал невнимательно и хотел говорить только о Джероме, снедаемый пылкой страстью.



24 января, вторник

Этот день мне послан небесами. В 17:30, как дар Божий, появился Даниел, приземлился на край моего стола, спиной к Перпетуе, вытащил свой ежедневник и пробормотал:

- Что вы делаете в пятницу? Йе-с-с-с-с! Йе-с-с-с-с-с!

25 января, среда

129 фунтов (но я набита генуэзской пищей), порций ал­коголя - 8, сигарет - 400 (по моим ощущениям), калорий -875.

У-х-х-х. Встреча моей мечты проходила в интимном ма­леньком генуэзском ресторанчике неподалеку от квартиры Даниела.

- М-м-м... Ну, ладно. Я поймаю такси, - неловко выпали­ла я, когда мы после ужина вышли на улицу.

И тут он нежно убрал волосы у меня со лба, приложил ру­ку к моей щеке и поцеловал меня, настойчиво, страстно. По­том он крепко меня обнял и глухо прошептал:

- Не думаю, чтобы вам понадобилось такси, Джонс.

Как только мы очутились в его квартире, мы бросились друг к другу, как звери: туфли, одежда быстро разлетелись по всей комнате.

- Мне кажется, эта юбка неважно выглядит, - бормотал он. - Думаю, ей будет лучше полежать на полу. Он начал расстегивать молнию, шепча:

- Мы просто хотим хорошо провести время, о'кей? Не думаю, что стоит усложнять наши отношения.

И, сделав таким образом необходимое предостережение, он продолжил борьбу с молнией. Если бы не Шерон с ее те­орией запудривания мозгов и не тот факт, что я только что вылакала большую часть бутылки вина, я бы, наверное, бес­сильно упала в его объятия. Но при данных обстоятельствах я резко вскочила, натягивая юбку обратно.

- Вот это и есть та самая ерунда! - невнятно объявила я. - Да как ты смеешь быть таким двуличным мошенником, трусливым и безответственным! Меня не интересует запудривание мозгов! До свидания!

Это было великолепно. Надо было видеть его лицо. Но сейчас я уже дома, в состоянии полного уныния. Может, я и правильно поступила, но знаю, что будет мне наградой: я за­кончу свои дни в полном одиночестве, и половину моего хладного тела съест овчарка.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет