И. Р. Габдуллин из истории чекмагушевского района республики башкортостан уфа – 2012



жүктеу 3.63 Mb.
бет6/20
Дата27.03.2019
өлшемі3.63 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Великая Отечественная война


22 июня 1941 г. фашистская Германия без объявления войны напала на нашу страну. Внезапное вторжение Германии на территорию СССР потребовало от Советского правительства быстрых и точных действий. В первую очередь нужно было обеспечить мобилизацию сил на отпор врага. Лозунг «Все для фронта, все для победы!» стал девизом жизни советских людей. 1418 дней и ночей длилась эта война. Всего из Чекмагушевского района на фронта войны ушло 9500 человек, из которых не вернулось домой 5800 уроженцев района.

Война вошла практически в каждый дом района. Отцы, мужья, братья уходили на войну. Многих из жителей района призвали служить в Башкирскую кавалерийскую дивизию. Среди них уроженцы Аблаево Муллаянов Зуфар Зинатуллович (1923 г.р.), Резяпов Рахматулла Резяпович, Сакаев Ахмет Ахмадуллович (погиб 23.02.1943 г. вместе с генералом Шаймуратовым), старшина Ямалиев Мубарак Фаттахович (1912 г.р., из Старого Пучкака), младший лейтенант Каримов Мухаметгарей Сахибгареевич (1902 г.р., из Рапата), Гайсин Идият Идрисович (1907 г.р., из Калмашбашево) и многие другие. За счет местных ресурсов каждого воина, призванного в эту дивизию снабдили конем и полным комплектом снаряжения и обмундирования.

Воины из Башкирии приняли участие уже в первых сражениях войны. В оборонительных боях лета 1941 г. участвовала 170-я стрелковая дивизия. Эта дивизия была сформирована в 1939 г. в Башкортостане на основе 308-го стрелкового полка, дислоцировавшегося тогда в Стерлитамаке. Командиром дивизии был назначен генерал-майор Тихон Константинович Силкин. Из запаса были призваны новые бойцы, служившие в РККА в 1930-е гг. В Белебее были сформированы 422-й стрелковый полк и 512-й гаубичный артиллерийский полк. Еще один стрелковый полк – 717-й – был сформирован в Давлеканово. Кроме того, в состав дивизии вошли 391-й стрелковый полк, 294-й артиллерийский полк, противотанковый артиллерийский дивизион и ряд других соединений (саперы, зенитчики, мотострелки, рота химзащиты и т.д.). В составе 391-го полка были и наши земляки. В частности, под знамена этого полка был призван уроженец д. Рапатово Габбасов Ягуда (1910 г.р.; погиб в ходе освобождения Польши в 1945 г.). Среди призванных из запаса были и другие чекмагушевцы. 13 июня 1941 г. за неделю до начала войны 170-ю стрелковую дивизию перебросили в Западный особый военный округ в район города Витебска в Белоруссии.

14 июня за неделю до начала войны было опубликовано заявление ТАСС о том, что германское правительство соблюдает условия договора о ненападении, и что слухи и домыслы о предстоящей войне не соответствуют действительности. Это в какой-то мере расхолодило войска Красной Армии. Задолго до этого приказом наркома внутренних дел Л.П. Берии началась реконструкция полевых аэродромов. На действовавшие летные поля были стянуты сотни истребителей И-16, И-153, Як, ЛаГГ, бомбардировщиков СБ, ТБ, ДБ. Самолеты стояли крыло к крылу.

Подрывались бетонные капониры и укрепления по старой советско–польской границе. Но, главное, во главе дивизий, корпусов, армий, да и ряда округов стояли вчерашние командиры взводов, рот, батальонов. Командовавшие же до этого либо были уже расстреляны, либо командовали лишь своим кайлом в далеких и в то же время близких для каждого лагерях ГУЛага. Все ходили под сталинским молохом. Вот в этих-то условиях и началась война ранним утром 22 июня 1941 г. Фашистские «Юнкерсы» в первые же начальные часы войны оставили Красную Армию практически без авиации, разбомбив их прямо на аэродромах. Передислоцированные к границам склады со снарядами и прочим вооружением в первые же дни войны оказались в руках немецких войск. Такими были прозорливость и «гений» И.В. Джугашвили. Бомбардировкам подверглись многие советские города. Не миновала эта участь и военные городки соединений советской армии. С песенными заверениями: «И на вражьей земле мы врага разобъем малой кровью, могучим ударом…» пришлось распрощаться.

170-я стрелковая дивизия встретила войну в северной части Белоруссии. В начале войны дивизия входила в состав 62-го стрелкового корпуса 22-й армии. С самого начала войны она принимает участие в боевых действиях. В первый же день войны часть понесла тяжелые потери. Позднее, дивизия отличилась в боях за Великие Луки, Невель.

Также в Башкирии была сформирована 86-я стрелковая дивизия. 4 июля 1941 г. на реке Западная Двина она вступила в бой. Отступая под натиском врага, она уничтожила в боях более 5 тысяч солдат и офицеров противника, много боевой техники. В дальнейшем, получив пополнение, дивизия принимала участие в важнейших боевых операциях, была награждена тремя орденами, получила почетное наименование "Брестская".

Тысячи воинов из Башкирии – пехотинцы, артиллеристы, моряки и авиаторы защищали Минск, Киев. Смоленск, Одессу. Севастополь, Моонзундские острова и полуостров Ханко на Балтийском море, Ленинград. В октябре–ноябре 1941 г. запасные стрелковые и пулеметные части, дислоцированные в республике, отправили под Москву сотни маршевых рот, которые пополняли сражавшиеся дивизии и полки. Кроме того, десятки тысяч воинов, призванных из Башкирии, прибыли на Западный фронт в составе соединений, которые формировались в Челябинске, Свердловской, Пермской, Оренбургской областях.

По-разному сложились судьбы воинов – наших земляков. Гузаир Латыпович Шарипов (уроженец Старо-Калмашево, 1921 года рождения) уже в первые дни войны попал в окружение под Белостоком, а потом и в плен. Он оказался в немецком концентрационном лагере «Шталаг-352» у деревни Масюково близ Минска. В лагере имелись газовые камеры, крематории. Всего за годы оккупации Белоруссии в этом небольшом концлагере было замучено 80 тыс. советских людей, в лагерном лазарете от постоянного недоедания, болезней умерло 9 тыс. 450 узников. Среди умерших значится и Гузаир Шарипов. В списках, умерших в лазарете, указана дата смерти Г. Шарипова – 31 января 1942 г.1. Минометчик, уроженец д. Бикметово Гарифуллин Ахметназип Насретдинович (1921 г.р.) в ходе ожесточенных оборонительных боев у Шауляя также был взят в плен и прошел через круги ада в печально известном фашистском концлагере в Освенциме.

В плену оказались и многие другие наши земляки. В этом плане примечательна судьба уроженца д. Уйбулатово Тимерхана Мусиновича Хусаинова (1914 г.р.). Призванный на военную службу 5 сентября 1941 г., он 25 июля 1942 г. попал в плен к немцам. В июне 1944 г. при переброске заключенных в другой концлагерь во Франции вместе с еще четырьмя другими советскими военнопленными он сбежал. Вскоре Тимерхан Хусаинов оказался среди французских «маки» (маки – партизаны). Здесь во Франции он находился до июля 1945 г., встречался с Шарлем де Голлем2. Другой уроженец этой же деревни Хатиф Сайфуллович Сайфуллин (1906 г.р.) прошел похожий путь. Будучи рядовым 28 отдельной лыжной бригады, он 23 марта 1943 г. оказался в руках противника. В плену пробыл до 25 августа 1944 г. – был освобожден французскими партизанами. С этого времени и до 18 августа 1945 г. служил во французской армии3.

Уроженец д. Узмяшево Габдулхамит Мухаметханович Габдулвакилев войну встретил в Белоруссии – в Полоцком укрепрайоне. 18 июля 1941 г., он после сильной контузии и ранения, попал в плен. Но уже через пять дней из плена бежал. Позднее он стал командиром партизанского отряда имени Калинина в Гродненской области. В Белоруссии также партизанил и другой наш земляк уроженец Старо-Калмашево Миннулла Сакаев. Кадровый военный М.Сакаев в первые же дни войны со своей частью попал в окружение и вскоре присоединился к партизанскому отряду, где стал минером-подрывником.

Главные силы фашистских войск были сосредоточены в группе армий «Центр». В нее входили 77 дивизий, в том числе 14 танковых и 8 моторизованных. На 1 октября 1941 г. группировка противника, нацеленная на Москву, насчитывала 1,8 миллиона человек, более 14 тыс. орудий и минометов, 1700 танков и 1390 самолетов. Перед войсками группы армий «Центр» была поставлена задача окружить и уничтожить в районе Брянска и Вязьмы советские войска, затем танковыми группами охватить Москву с севера и юга и одновременными ударами танковых сил с флангов и пехоты в центре овладеть Москвой.

С каждым днем наступление противника становилось все медленнее, он нес все большие потери. К концу октября – началу ноября группа армий «Центр» стала выдыхаться. Ее наступление на Москву было остановлено железной стойкостью наших воинов. Последнее немецкое наступление наши войска остановили в 25 километрах от Москвы. И на этом настал «капут» фашистским атакам.

В начале декабря началось контрнаступление наших войск под Москвой. В эти дни по радио из Москвы передали сообщение: «6 декабря 1941 года войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери».

Развернувшиеся зимой 1941–1942 года наступательные операции советских войск под Москвой и на других участках советско-германского фронта имели огромное, поистине историческое значение. Разгромив и отбросив противника на 150—400 км, Красная Армия устранила непосредственную угрозу столице советского государства. Вся Московская, Тульская, Рязанская области были освобождены. В ходе зимнего наступления на северных и южных участках фронта от врага была очищена значительная часть районов Калининской, Ленинградской, Смоленской, Орловской, Курской, Харьковской, Сталинской, Ростовской областей, Керченский полуостров. Был развеян миф о непобедимости немецко-фашистской армии.

Многие наши земляки участвовали в сражениях под Москвой. Кто пал смертью храбрых, кто пропал без вести при отступлении или в окружении, а кто продолжал сражаться дальше с врагом.

На волокаламском направлении в ходе битвы под Москвой участвовала, сформированная осенью 1941 г. в Пермской области 379-я стрелковая дивизия под командованием полковника В.А. Чистова. В составе этой дивизии сражались многие уроженцы Чекмагушевского района. 16 января 1942 г. 1255-й стрелковый полк этой дивизии освободил д. Дьяково, вызволив из темных ям, оставшихся в живых жителей этой деревни. В тот же день воины 1257-го стрелкого полка дивизии заняли д. Калицино, судьба жителей которой оказалась более трагичной. Три недели калицининцы провели в стылых ямах, без теплой одежды, пищи и воды. При любой попытке людей выйти на свет гитлеровцы открывали стрельбу. Десятки женщин, стариков, детей были замучены, расстреляны, умерли от голода или же замерзли.

Ожесточенные бои с фашистами происходили и в районе Ржева и Вязьмы. Здесь находился хорошо укрепленный немцами так называемый Ржевско-Вяземский выступ – удобный плацдарм для нового наступления на Москву. По размерам ржевско-вяземский выступ был до 160 км в глубину и до 200 км по фронту ( у основания). По прямой от Москвы до линии выступа было 150 км. Ржев в течение 17 месяцев находился в руках германских войск. Войска генералов (позднее) маршалов Жукова и Конева провели три наступательные операции для взятия этих городов.

Первая наступательная операция наших войск на этом фронте проходила с 8 января по 20 апреля 1942 г. Наступала здесь и 170-я стрелковая дивизия, входившая в состав 22-й армии. В наступательных действиях наших войск участвовали и воины 379-й стрелкой дивизии. Ожесточенные бои проходили в районе деревень Усово – Паново – Овсянниково Молодотудского района Калининской области в марте – апреле 1942 г. В ходе операции были освобождены Можайск, Гжатск, Юхнов и ряд других городов. Главная цель наступления – уничтожение немецкой группы армий «Центр» – не была достигнута, хотя и были разгромлены 16 фашистских дивизий и одна бригада. На расстоянии 150 – 300 километров от Москвы продолжала стоять мощная группировка немецких войск, правда, потерявшая с 1 января по 30 марта 1942 г. более 333 тысяч человек. Очень большими были потери советских войск. Ржевско-Вяземская операция 1942 г. считается одной из самых кровопролитных операций Великой Отечественной войны. Официально в ходе наступления наши войска потеряли 776 889 человек. Десятки наших земляков были похоронены в Калиниской области. Солдатская жизнь советским командованием ценилась не слишком высоко. Писатель-фронтовик Г.Я. Бакланов по этому поводу писал: «когда самолетов, и снарядов, и танков было у нас больше, чем у немцев, мы все так же берегли снаряды в бою. Людей не берегли никогда»1. Данный тезис особенно наглядно виден на примере боев на ржевском направлении.

По данным «Журнала боевых действий 379 стрелковой дивизии» 30-й армии 1253, 1255, 1257-й полки, 130 и 132-я стрелковые бригады с 5 марта по 12 апреля десять раз ходили в наступление на основательно укрепленные немцами деревни Усово – Овсянниково – Паново. 13 марта с подходом 375-й дивизии наши полки на короткое время овладели этими тремя деревнями, но к началу двадцатых чисел марта противник их оттуда вытеснил. С 22 марта снова начались атаки поредевших полков 379-й дивизии на восстановленную немецкую оборону. 375-я дивизия была к этому времени выведена в резерв армии. В каждом полку 379-й дивизии оставалось от 17 до 56 штыков. После вторичного выхода на позиции под Усовом 375-й стрелковой дивизии с 29 марта по 12 апреля она понесла такие потери, что пришлось все остатки боевого состава свести в один 1245-й полк. С 3 марта по 27 апреля в 379-й дивизии было официально зарегистрировано 1027 человек убитых, умерших от ран и пропавших без вести. Немецкие войска еще и в июне 1942 года удерживали эти селения2. Бои за эти три деревни достаточно подробно описаны и фронтовиком В.Л. Кондратьевым. Автор пишет: «пройти это заснеженное поле, окруженное тремя деревнями, занятыми врагом и с трех сторон насквозь простреливаемое, батальону без поддержки артиллерии почти невозможно. Смутная догадка, мелькнувшая еще в землянке при разговоре с комбатом, что не наступление это, а какой-то маневр, может быть, разведка боем, опять пробегает в мыслях...»3. Только лишь в боях за Усово погибли десятки уроженцев Чекмагушевского района. Среди погибших: Габдельисламов Имамахмет (1906 года рождения; уроженец Чекмагуша; погиб 13 марта 1942 г.), Гайнетдинов Хаби (Ново-Ихсаново; погиб 7 марта 1942 г.), Галиев Саетгали (1914 г.р.; Тукаево; погиб 16 марта 1942 г.), Гимазетдинов Гимадислам (1914 г.р.; Бикметово; погиб 23 марта 1942 г.), Еникеев Махмут (1923 г.р.; Новая Муртаза; погиб 23 марта 1942 г.), Иванов Степан (1902 г.р.; Юмашево; погиб 13 марта 1942 г.), Кабиров Сабир (1915 г.; Кусекеево; погиб 23 марта 1942 г.), Камалетдинов Ахметзаки (1924 г.р.; Каразириково; погиб 16 марта 1942 г.), Каримов Зиязетдин (1909 г.р.; Рапатово; погиб 13 марта 1942 г.), Каримов Шариф (1900 г.р.; Чекмагуш; погиб 13 марта 1942 г.), Кашафетдинов А. (1902 г.р.; Ново-Балтачево; погиб 16 марта 1942 г.), Каюмов Гильметдин (1895 г.р.; Рапатово; погиб 13 марта 1942 г.), Кунафин Агзам (1899 г.р.; Ново-Биккинино; погиб 16 марта 1942 г.), Низаев Шамиль (1906 г.р.; Ново-Ихсаново; погиб 23 марта 1942 г.) и многие другие4. В работах военных историков, в том числе и российских, эти потери гораздо выше и достигают 948 тыс. человек. Переосмысливая события тех лет, фронтовик, известный советский поэт А.Т. Твардовский написал свое хорошее известное стихотворение «Я убит подо Ржевом».

Тяжелые бои проходили на этом участке фронта с мая по июль 1942 г. В ходе немецкого наступления было разгромлено несколько советских соединений. Только за июнь месяц войска Калининского фронта потеряли пропавшими без вести более 47 тысяч человек1. Многие из них попали в немецкий плен. Неудачи на фронте в районе Ржева подвигли советское командование на новую наступательную операцию в этом районе начиная с 30 июля. Операция продолжалась до конца сентября. Закончилось это сражение незначительным продвижением вперед войск Жукова и Конева (взят город Зубцов, ряд поселков и деревень). Между тем потери в живой силе с обеих сторон были огромными. Некоторые западные и отечественные историки бои за Ржев сравнивают со Сталинградской битвой. Всего в ходе операции наши войска потеряли более 193 тыс. человек.

Третья наступательная операция «Марс» на этом направлении, которую вновь курировал маршал Жуков, также закончилась неудачно. В общей сложности в ходе этого наступления, проходившего одновременно с наступлением наших войск под Сталинградом, Г.К. Жуков сосредоточил под своим командованием до 1900 тыс. человек, 3300 танков, 24000 тыс. орудий, то есть больше чем наши войска имели под Сталинградом. Наши войска потеряли убитыми, ранеными и пленными до полумиллиона человек, 1700 танков2. Наши достижения в этом районе были мизерными, войска прошли не более 50 километров. По сравнению же со Сталинградским наступлением можно сказать – кот наплакал.

Низкий уровень профессионализма советского руководства в условиях войны привел к лозунгу «Победа любой ценой!». Ему были подчинены приказы №270 (1941 г.) и №227 (1942 г.). Первый из них объявлял «предателями» всех воинов Красной Армии, попавших в плен, хотя подавляющее большинство из них оказалось в плену по вине командования. Еще более жестким был второй приказ – «Ни шагу назад!», появившийся после поражения под Ленинградом, в Крыму и под Харьковом. По этому приказу были введены штрафные батальоны. Приказ воспрещал любой отход, что вело к новым безрассудным потерям. Были созданы и заградительные отряды из войск НКВД. Эти отряды размещались сразу же за боевыми порядками нашей армии. В случае несанкционированного отступления они открывали огонь по своим же отступающим солдатам. Таким людоедским образом они возвращали отступающих снова под немецкий огонь. Вот так мы воевали, и спереди немчура может убить, и сзади приставлена винтовка к виску.

1941 и 1942 годы были тяжелыми для советских войск. Отступление, окружения, тяжелые потери характерны для этого периода. Многие советские воины попали в плен или же остались в глубоком тылу фашистских захватчиков. Но и на оккупированной территории многие бойцы Красной Армии вступали в партизанские отряды. Существовали целые партизанские края, особенно в Белоруссии.

С 1942 г. в селе призвали в армию почти всех мужчин до 50-летнего возраста. Летом они проходили военную подготовку в учебных частях в Туймазинском районе или же в Оренбуржье. Многие, наверно, читали одну из последних книг писателя фронтовика Виктора Астафьева «Прокляты и убиты», в которой показана жизнь в такой же учебной части в годы войны. Так же как и в книге в запасных частях солдат кормили плохо. Жены и родственники призванных в армию, как могли, поддерживали своих мужчин, возили им, или же передавали через знакомых, продукты, которых и самим не хватало.

Лето 1942 г. было в целом неудачным для советских войск. В ходе боев на харьковском направлении многие советские части попали в окружение или же были разбиты. Разгром советских войск на этом направлении открыл для гитлеровцев оперативный простор для выхода к Волге и Сталинграду. Перед немецкими войсками в степных просторах Ростовской и Сталинградской областей почти не было советских войск. Советском командованию пришлось срочно перебрасывать в этот район новые войска. Прибыли на этот участок фронта и соединения сформированные в Башкортостане – 214-я стрелковая дивизия, 124-я стрелковая бригада, 112-я Башкирская кавлерийская дивизия.

214-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор Н.И. Бирюков) прибыла на фронт в июле 1942 г. в район города Калач. Тяжелые бои с немецкими захватчиками дивизия вела в районе правого притока Дона р.Чир. В конце июля дивизия оказалась в полуокружении и вынуждена была отходить за Дон в условиях, когда мосты разбиты, переправы бомбятся фашистской авиацией. Переправа на другой берег Дона была намечена у станицы Нижне–Чирской. Здесь дивизия только лишь за один 27 июля 1942 г. понесла тяжелые потери. Были убиты или же пропали без вести и многие уроженцы Чекмагушевского района. Среди них: Гафаров Зинатулла (1919 г.р.; Каразириково), Гизатуллины Ибниамин и Файзикарам (Ново-Балтачево), Гиндуллин Талип и Набиуллин Шайдулла (Каратал), Давлетшин Бадамша (1923 г.р.; Бикметово), Рамазанов Заки (1906 г.р.; Ихсаново), Макулов Габдельгарей (1905 г.р.; Старо-Калмашево) и другие.

Коренной же перелом в войне с гитлеровской Германией произошел уже под стенами Сталинграда, когда в огромном «котле» оказалось более 300 тыс. окруженных фашистских войск и в результате Курской битвы.

Атмосферу войны в полной мере передают письма фронтовиков. Уроженец д. Старые Чупты, старшина Салих Бахтиевич Мулюков пишет: «Добрый день, брат Михаил! Шлю вам свой боевой привет и желаю самого наилучшего в Вашей жизни. Ваше письмо, написанное 23 ноября, я получил сегодня, 26 декабря 1942 года, за что очень благодарен. Очень рад, что вы живы и здоровы.

Сообщаю, что я жив и здоров. После первого письма произошли некоторые изменения. 20 ноября 1942 года, прорвав линию обороны немцев мы начали контрнаступление и за каких-нибудь 5–6 дней окружили их у Сталинграда. Теперь ведем бои на уничтожение окруженной группировки немцев.

Бои, особенно вначале, были тяжелыми и ужасными, с большими жертвами. Война, конечно, без жертв не бывает. Вот сейчас удивляюсь, как остались живы.

Конечно, писать все невозможно и не положено. Если встретимся когда-нибудь, есть что рассказать ...

За последние бои был представлен к награде, и 9 декабря 1942 г. мне вручили уже медаль «За отвагу».

Живем мы в степи, где нет воды, а насчет дров уже не приходится и говорить. Иногда мы даже живем без окопов, бывают очень трудные моменты.

Я с 2 ноября по званию старшина, работаю помзамкомандира роты по политчасти. С командиром роты живем дружно. Он представлен ко второму ордену ...

Насчет одежды и питания мы находимся в хороших условиях. Каждый день получаем по 100 грамм водки.

Немцы в кольце окружения голодают, получая по 100-150 грамм хлеба в день, несколько ложек супа из дохлой конины. Пленные немцы иногда в один прием съедают по 2-3 килограмма хлеба. Но они пока еще цепляются, хотя все это будет для них бесполезно.

Я теперь кандидат ВКП (б) и с 19 февраля 1943 года буду уже членом (конечно если буду жив).

Вот кажется о себе и все ... С приветом, Ваш брат Салих.

27 декабря 1942 года.

Поздравляю с Новым годом!»1.

Это было последнее письмо С. Мулюкова. В январе 1943 г. он погиб.

Начало полному разгрому фашисткой Германии положила Курская битва. Участник боев на Курской дуге подполковник запаса Р.С. Ахунов в своих воспоминаниях о военных годах пишет: «Все началось 5 июля 1943 года в 4 часа утра. Уже светало, на восходе алела заря. Нас подняли по тревоге. На нас летели армады тяжелых самолетов ... Пролетев над нами, они тут же развернулись и спикировали ... на передовые линии. Курская дуга со стороны Орла была так насыщена техникой, личным составом, что не было места. Над полем боя висела завеса дыма и пыли. Казалось, все живое должно быть уничтожено. Длина этого адского дня, наверное, сравнима с самой длинной человеческой жизнью»2. В боях на Курской дуге участвовала и Башкирская кавалерийская дивизия. Уроженец д. Чуртанбашево, солдат этой дивизии Мурзагали Исламов погиб смертью храбрых в бою за д. Лобановка.

На фронтах Великой Отечественной войны воины – уроженцы района показали сотни примеров героизма и воинской доблести. Уроженцам Чекмагушевского района Вахиту Галимову из деревни Старо–Балаково, Габдрахману Латыпову из Старо–Баширово, Василию Николаеву из деревни Ново–Семенкино были присвоены звания Героев Советского Союза, а Шайхелислам Салихов из д. Старо–Пучкаково стал полным кавалером ордена Славы.

Вахит Галимов с первых дней войны воевал на фронте. На фронте стал прославленным снайпером. К июню 1943 г. В. Галимов был награжден орденом Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу». В политдонесении №74 за подписью майора Архипова говорится: «Гвардии сержант Галимов Вахит Газимович прибыл в нашу дивизию в июне 1943 года уже снайпером, имея на своем счету 18 убитых немцев. За период Залиманской обороны снайпер Галимов проявил себя как подлинный мастер снайперского дела ... 40 убитых немцев – таков итог снайперской работы Галимова за период Залиманской обороны... Во время наступательных боев дивизии от Северского Донца до Днепра снайпер Галимов уничтожил 66 немцев. В ночь с 26 на 27 сентября 1943 года передовые подразделения наших частей переправились на правый берег Днепра. Снайпер Галимов в первом же бою на правом берегу Днепра уничтожил из снайперской винтовки 28 гитлеровцев.

Немцы старались отбросить в Днепр гвардейские подразделения ... Ежедневно они предпринимали ожесточенные контратаки (до 12 в день). Здесь в полном блеске проявилось снайперское мастерство Галимова. Он уничтожил на правом берегу Днепра 95 немецких солдат и офицеров.

Характерные боевые эпизоды: 27 сентября в бою за село Войсковое Галимов заменил выбывшего из строя командира роты. Во время атаки нашей частью было взято два миномета и 80 мин у противника. Галимов открыл минометный огонь из трофейного миномета по немцам ...

Гвардии старший сержант Галимов был убит немецким снайпером в селе Вишневое 28 октября 1943 года.

На боевом счету Галимов имел 207 убитых немцев»1.

Уроженец Старо-Баширово Габдрахман Латыпов в Красную Армию был призван в 1941 г. На фронте он воевал стрелком, а затем командиром 76-миллиметровой пушки. В конце января 1945 г. в боях на одерском плацдарме у г.Вроцлав Г. Латыпов пал смертью храбрых. Вот как описывается его подвиг на страницах очерков о Героях Советского Союза «Славные сыны Башкирии»: «Артиллеристы выбрались на берег Одера километра на полтора юго-восточнее Бреслау. И теперь на них возлагались большие задачи и надежды.

Установив орудие, расчет тотчас обрушил огонь на врага, поддерживая переправу стрелковых подразделений. Появление пушки под боком серьезно встревожило фашистов. Они решили принять все меры, чтобы уничтожить ее.

Вокруг начался свинцовый ад. Одиннадцать раз немцы шли в атаку. Одиннадцать раз, прикрываясь броней танков, гитлеровцы лезли напролом. Грохот снарядов и мин, лязг танков и трескотня автоматов заглушали человеческий голос в двух-трех шагах ...

Расчет уничтожил более двух взводов гитлеровцев, много оружия и вражеской техники. А фашисты все наседали. Большие потери не урезонивали их, они грозились «потопить большевиков в реке».

А в расчете из пяти человек остались двое – орудийный номер рядовой Василий Перминов и сержант Габдрахман Латыпов. Трое погибли на боевом посту. Рослый и сильный батареец Перминов, заменяя павших товарищей и превозмогая смертельную усталость, подтаскивал к орудию боеприпасы. Габдрахман сам заряжал, сам наводил... Сержант Латыпов отбил все атаки врага. Он был сражен на боевом посту, как и его боевые друзья»2.

Уроженец Ново–Семенкино Василий Николаев был призван в армию в 1941 г. Закончив полковую школу, младший сержант Николаев был направлен на Южный фронт. Пулеметчик В. Николаев принимает участие в боях на Южном и Северо-Западном фронтах. Пять раз был ранен. За смелые действия при форсировании Днепра В. Николаеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Наряду с мужчинами на фронтах Великой Отечественной войны героически сражались и женщины – уроженки Чекмагушевского района. В основном они были медицинскими работниками и зенитчицами в частях противовоздушной обороны. Из нашего района на фронта войны ушло более 30 уроженок района. 4 апреля 1942 г. бюро райкома ВЛКСМ утвердило кандидатуры девушек-комсомолок для отправки на фронт в части ПВО. Среди них – Мусина Насиха, Идрисова Назия, Юсупова Гульнария, Муллагалиева Сажида, Давлетшина Маква, Хайруллина Рафага, Калимуллина Таглима, Терехова Надежда, Якупова Фарагия, Назарова Мусфира, Фаизова Зайтуна, Шаматова Кабира, Сафиуллина Зубаржат, Федорова Александра, Кутдусова Хауля, Захарова Мария, Газизова Сафия, Шакирова Нажиба3. Не все из них ушли на фронт. Уроженка Ново-Балтачево Насырова Фаразина ушла на фронт 10 июля 1942 г. Воевала в зенитных частях в составе 2-го Украинского фронта. Муллагалиева Сажида (Чекмагушево) на фронте с 30 марта 1943 г. Была награждена орденом Красной звезды. Воевали также Зайтуна Якупова, Миннизинан Салимова, Райса Саитгареева, Ф.Хашаева. Многие уроженки района в годы войны работали медсестрами в военных госпиталях. Среди них можно назвать уроженку Тузлукушево Гайшу Мингазову.

Победа над фашисткой Германией пришла 9 мая 1945 г., когда была освобождена Прага. Вскоре в Москве состоялся парад Победы. К кремлевским стенам были повержены знамена немецко–фашистких войск. Принимали участие в параде и наши земляки Сафуан Нагимов и Карам Гайсин.

Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне ковалась не только на фронте, но и в тылу. Главная задача сельского хозяйства страны в годы войны состояла в том, чтобы обеспечить страну продовольствием, а промышленность сырьем. Ее выполнение было связано с большими трудностями. В первые же месяцы войны большинство мужчин из колхозов района и МТС было призвано в армию, многие колхозники были мобилизованы в промышленность и на строительство. Для нужд армии из сельского хозяйства были изъяты почти все автомобили и гусеничные тракторы. Ослабление технической оснащенности сельскохозяйственного производства не могло быть компесировано и за счет конского тягла. Уже в начальный период войны в районе начался отбор лошадей в фонд РККА – было взято на нужды армии 595 лошадей. Если к началу 1941 г. в районе насчитывалось 11072 лошади, то к 1 января 1944 г. их поголовье в районе сократилось до 5705 голов. За тот же период численность крупного рогатого скота снизилась с 5898 голов до 4379, овец с 14032 голов до 8168, свиней с 925 до 438, птицы с 16081 до 5268. Сокращаются и посевные площади. В 1941 г. они составляли 103 тыс. гектаров, в 1944 г. сократились до 89 тыс.4.

Основная тяжесть труда в сельском хозяйстве легла в годы войны на плечи женщин, стариков и подростков. Основной силой в аграрном секторе стал женский труд. В связи с нехваткой механизаторов для сельского хозяйства женщины садились на тракторы ХТЗ, СТЗ, комбайны «Коммунар» и «Сталинец». В районе начали работать краткосрочные курсы по подготовке механизаторов. К 1943 г. было подготовлено на районных курсах 237 трактористов, 61 комбайнер, 76 помощников комбайнеров, 6 шоферов. В том же 1943 г. в районе действовало семь женских тракторных бригад1. Среди прошедших краткосрочные курсы механизаторов Султанова Валентина, Шигапова Хана, Хазиева Минникамал, Зинатуллина Муамина, Зиякаева Зайтуна. Среди трактористок-передовиц можно назвать Сазиду Габдрахманову, Магфию Гизатуллину, Масфуру Файзуллину.

Газета «Красная Башкирия» в октябре 1942 г. писала, что колхозы Чекмагушевского района «Чермасан», «Кызыл Яр», им.Фрунзе, «Калмаш» к 1 октября 1942 г. «убрали всю площадь колосовых и крупяно-бобовых культур, завершают косовицу колхозы Резяповского и Имянлекулевского сельсоветов. Колхозы «Культурник», «Алтай», «Калмаш» и «Авангард» полностью рассчитались с государством по сдаче зерна». Но при этом газета констатировала, что в целом по району темпы сельскохозяйственных работ и хлебопоставок неудовлетворительны2. Это во многом было связано именно с нехваткой кадров.

Особенно тяжелым для сельского хозяйства района стал 1943 г. Из-за бескормицы на 1 ноября 1943 г. в районе пало 1011 лошадей, а 290 было забито. Ощутимыми были потери и по крупному рогатому скоты (пало 1094 головы, забито 408), по овцам и козам (пало 4791, забито 941), свиньям (пало 263, забито 47)3. В колхозах не хватало семян для посевов. Для обеспечения сельского семенного фонда из личных запасов колхозников было собрано в районе 1320 центнеров семян4, были снаряжены обозы для получения семян у государства на ближайшие станции.

Также как и другие районы республики, жители края приняли к себе десятки семей эвакуированных из оккупированных областей страны и прифронтовых районов: из Украины и Белоруссии, Москвы и Ленинграда. Поселились беженцы в Чекмагушево и Калмашбашево, Бикметово и Резяпово, Юмашево и Аблаево, других селениях района. Многие из них в связи с нехваткой кадров стали работать врачами, фельдшерами, работниками почты и т.д. Именно тогда в жизнь района новоприбывшими были привнесены новые веяния – ежегодная встреча Нового года, установка новогодних елок, дарение подарков детишкам и т.д.

Жители района помогали фронту всем чем могли. Так, на постройку эскадрилий самолетов «Башкирский истребитель» и «25 лет Башкирии» было собрано соответственно 2827800 руб. и 2324155 руб. С начала войны по конец 1943 г. фронтовикам было отправлено 232 центнера продуктов в посылках. За тот же период для бойцов действующей армии было собрано 9106 экземпляров теплой одежды. В стране ежегодно проводилась подписка на государственные займы и распространялась денежно-вещевая лотерея. За три начальных года войны население района приобрело по займам, лотереям облигаций, вместе с деньгами, пожертвованными на постройку танковых колонн и эскадрилий самолетов, на сумму 18899656 руб.5. Так, в 1943 г. 60-летний колхозник сельхозартели «Ударник» С. Гилемханов подписался на 8000 руб., а отец четырех фронтовиков 70-летний колхозник артели «Яна Тормыш» Набиев внёс 4000 руб.6.

Многих жителей района отправили в годы войны на работу в промышленные предприятия. Моя мама, Нафикова Нажиба Авхадиевна, вспоминает: «В начале 1942 года меня, в то время ученицу школы, отправили на учебу в ФЗУ в Уфу. Училище располагалось в Затоне. Учили нас на слесарей. После 5 месяцев обучения нас летом 1942 года отправили на пароходе в Ижевский машиностроительный завод. Этот завод выпускал пушки. Вначале мы были ученицами, затем уже самостоятельно работали на станках. На заводе в основном работали женщины. На тяжелых работах использовали пленных немцев. Рабочий день длился 12 часов, но часто по трое суток с завода не уходили. Жили мы в деревянных бараках с двухэтажными нарами. Было холодно, продувало. Продовольственный паек получали по карточкам. Хлеба выдавалось мало. Бывало что приходилось, есть хлеб с опилками. Суп давали из крапивы, травы. Однажды у меня пропали продовольственные карточки. Чтобы не умереть с голода приходилось оставаться после работы и помогать работницам столовой – за помощь получала суп. Многие не выдерживали, убегали домой. Сбежала и я. Но моя мама отправили меня обратно. За то, что я сбежала домой с работы, мне был уменьшен паек. Тяжелое было время, но ничего сдюжили, не болели».

Время было суровое, тяжелое. В тылу, как и на фронте, царила чуть ли не военная дисциплина. За прогул, а тем более за отъезд со своей работы домой могли отдать и под суд. Под такой суд попала и старшая сестра моей мамы Сакина апа, отсидевшая полгода в тюрьме за «дезертирство» с голодухи со своей работы. Моей маме «повезло». За отлучку домой, она была всего-навсего оштрафована и получала меньший продовольственный паек. Поэтому приходилось после работы за станком идти помогать посудомойкам в столовой, вдруг хоть что-нибудь еще перепадёт.

Многие жители района за самоотверженную работу в тылу были награждены орденами и медалями или же отмечены другими наградами. Так, в июле 1944 г. Почетными Грамотами Верховного Совета БАССР были награждены председатель колхоза «Культурник» Ф.М. Герасимов, председатель колхоза «Холодный Ключ» П.А. Крюков, тракторист Чекмагушевской МТС У.Х. Макулов, заведующий фермой колхоза «Юрак-Тау» Н.Ф. Файзуллин, бригадир тракторной бригады Имянлекулевской МТС Н.С. Хакимов1. 1 июля 1942 г. был награжден орденом «Знак почета» (№19321) пчеловод колхоза «Красный партизан», житель д. Верхнее Аташево Файзи Галиханович Галеев (1905 г.р.). Медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.» были награждены десятки жителей сел и деревень района. Среди них: уроженец д. Ташкалмаш механик Резяповской МТС Аминев Фазылбек Аминевич (1905 г.р.), электромеханик той же МТС Садыков Идиятулла Сагадатович (уроженец Рапата), бригадир тракторной бригады Имянлекулевской МТС Хусаинов Гайса Сахибгареевич (1905 г.р., уроженец Старого Калмаша), агротехник колхоза «Богдан», вернувшийся по ранению с фронта Арсланов Шариф Хазипкамалович, учитель Галимов Харис Насырович из Нового Балтача и многие другие.

После взятия Берлина и капитуляции фашистской Германии мир наступил еще не скоро. В августе 1945 г. Советский Союз, согласно союзническим обязательствам перед странами – союзниками по антифашистскому блоку, вступил в войну с Японией, оккупировавшей до того большую часть Китая. Многие советские соединения были на эшелонах направлены из Восточной Европы на Восток. Война против японской Квантунской армии была закончена очень быстро в течение месяца. Закаленные в прошлых схватках с немецко–фашисткими войсками, советские войска совершили свой «блицкриг», неудавшийся гитлеровским войскам. В этих боях на Дальнем Востоке принимали участие и чекмагушевцы.

Победителей фашизма между тем на родине ждала другая ипостась тоталитаризма… Уже шли из Германии и стран Европы эшелоны с освобожденными из немецкого плена советскими воинами начального периода войны, а по сталинской терминологии «предателями». Неубиенным в фашистских казематах и газовых камерах предстояло еще пройти круги ада в сталинских каторжных лагерях. Вместе с ними «загремели» и успевшие бежать из плена, воевавшие в антифашистском сопротивлении наши сограждане. Среди них был и уроженец д.Бикметово Авдах Сулейманович Галеев, один из многих советских «маки» во Франции.

Закончить повествование о самой страшной войне XX столетия хотелось бы словами писателя Г.Я. Бакланова: «В истории остаются имена полководцев, а рядовым имя – легион. Они в истории безымянны. Но каждый из них имел и свое имя, и свои надежды, а идя в бой, кого-то оставлял на этой земле. И еще хуже, если на нем род обрывался. Сколько родов оборвалось! Мы сейчас вроде бы и не чувствуем рядом с собой этих зияющих пустот: дело забывчиво, тело заплывчиво. Вот и на теле народа как бы заросли, заплыли раны… Но так не бывает. Мы потеряли невосполнимое»2.


Каталог: public
public -> Беткі сулардың сапасын талдау: НҰра өзені алабының мысалында
public -> Этносаралық Үйлесімділік жүйесіндегі саяси-мәдени механизмдердің орны әлеуметтік ғылым магистрі, аға оқытушы Сыздықова С. М
public -> Қазақ әдебиетін дәуірлеу мәселесі Темірбай Мұқашев
public -> Спортшылардың интеллектуалдық ой өрісі және оның спорттық Қызметтегі маңыздылығы абусейтов Бекахмет Зайнидинович
public -> Ауыл шаруашылығын дамытудың жаңа бағыттары түйін Мақалада ауыл шаруашылығын дамытудың жаңа жолы «Агробизнес 2020»
public -> Қазақстандағы мемлекеттік-жекешелік әріптестік: құқықтық реттеу
public -> 1 қаңтар 2012, 12: 09 Бұл дағдарысты әлем экономикасының уақытша тежелуі деп түсіну қажет 49
public -> Қазақстандағы корей тілін оқытуда интерактивті құралдарды қолдану әдісі
public -> Әож 378-1а оқУ Үрдісінде мультимедиялық ҚҰрылғыларды қолданудың Қажеттілігі


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет