Иоганн Вольфганг Гете Торквато Тассо Драма



жүктеу 1.17 Mb.
бет7/7
Дата07.05.2019
өлшемі1.17 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Т а с с о. А н т о н и о.

А н т о н и о

  


   Стой здесь твой враг, -- ты думаешь всегда,

   Что окружен кольцом врагов, -- о, как бы

   Теперь он мог торжествовать! Несчастный!

   Едва-едва я прихожу в себя!

   Когда нежданное случится с нами

   И необычное увидит взор,

   Наш дух немеет на одно мгновенье,

   И с этим ничего нельзя сравнить.

Т а с с о

(после долгой паузы)

  


   Исполни же обязанность свою!

   Я вижу, это ты! Доверье князя

   Ты заслужил, так истязуй меня,

   Раз я обезоружен, истязуй

   Медлительно, до смерти! Острие

   Вонзай мне в грудь, дай чувствовать железо,

   Что рвет мне плоть!

   Ты -- верное орудие тирана;

   Его тюремщик, будь же палачом!

   О, как к лицу тебе то и другое!



(За сцену.)

   Иди, тиран! Ты до конца не мог

   Притворства выдержать, так торжествуй же!

   Ты хорошо умел сковать раба

   Для медленных, изысканных мучений,

   Тебя я ненавижу, уходи!

   Какое мне внушает отвращенье

   Твой беззаконный, дерзкий произвол!



(После паузы.)

   Итак, себя я вижу под конец

   Отвергнутым и проклятым, как нищий:

   Меня украсили и увенчали,

   Чтобы вести, как жертву, к алтарю.

   Единственную собственность мою,

   Мою поэму льстивыми словами

   Они сумели выманить и держат!

   У вас в руках -- единственный мой клад,

   Что придавал мне цену: ведь поэмой

   Я мог себя от голода спасти!

   Вот почему я должен праздным быть.

   Здесь заговор, и ты его глава.

   Чтоб песнь моя неконченной осталась,

   Замолкла слава, сотни недостатков

   Могли найти завистники мои,

   Чтоб, наконец, меня совсем забыли,--

   Вот для чего советуют мне праздность,

   Вот для чего себя беречь я должен.

   О, верная заботливость и дружба!

   Мне гнусным представлялся заговор,

   Сплетавшийся незримо вкруг меня,

   Но он еще гнуснее, чем я думал.

   А ты, сирена, что влекла меня

   С такой небесной нежностью, теперь

   Тебя я вижу всю! Зачем так поздно!

   Ах, любим мы обманывать себя,

   Порочных чтить в ответ на их почтенье,

   Ведь людям знать друг друга не дано,

   Друг друга знают лишь рабы галер,

   Что чахнут на одной скамье в оковах;

   Где ни потребовать никто не может,

   Ни потерять, друг друга знают там,

   Где каждый плутом чувствует себя

   И может всех других считать за плута.

   Но мы других не узнаем учтиво,

   Чтоб и они не узнавали нас.

   Как долго закрывал священный образ

   Прелестницу ничтожную! Теперь

   Упала маска: вижу я Армиду,

   Утратившую чары. Вот кто ты!

   Предугадал тебя в моей я песне!

   А хитрая посредница ее!

   Как унижалась предо мной она!

   Я слышу шелест вкрадчивой походки,

   Я знаю цель, куда она ползла.

   Я всех вас знаю! Будет! Пусть несчастье

   Меня всего лишает, все ж ему

   Я радуюсь: оно научит правде.

А н т о н и о

  

   Я с изумленьем слушаю тебя.



   Я знаю, Тассо, как твой быстрый дух

   Колеблется в две стороны. Опомнись

   И яростью безумной овладей!

   Ты произносишь резкие слова,

   Что можно бы простить твоим скорбям.

   Но сам себе ты их простить не можешь,

Т а с с о

  


   Не говори мне кротким языком,

   Разумных слов я не желаю слышать!

   Оставь глухое счастье мне, чтоб я,

   Опамятовавшись, не сошел с ума.

   Я раздроблен до глубины костей,

   Живу, чтоб это чувствовать, охвачен

   Отчаяньем, и в вихре адских мук,

   Которые меня уничтожают,

   Моя хула лишь слабый боли стон.

   Я прочь хочу! И если честен ты,

   То помоги мне выбраться отсюда!

А н т о н и о

  

   Тебя я в этом горе не покину.



   И если ты не властен над собой,

   То я не ослабел в моем терпенье.

Т а с с о

  


   Итак, тебе я должен в плен отдаться?

   Я отдаюсь, и это решено.

   Я не противлюсь, лучше будет так --

   И повторяю я себе со скорбью:

   Прекрасно было то, что ты утратил.

   Они уехали -- о, боже! Вижу

   Я пыль от экипажей, впереди

   Несутся всадники... Их нет, их нет!

   Они умчались! Если бы я мог

   За ними вслед! Они умчались в гневе.

   О, если бы я мог припасть хоть раз

   К его руке, проститься пред разлукой,

   Хоть раз сказать: "Простите!" И услышать

   Еще хоть раз: "Иди, все прощено!"

   Но никогда я это не услышу...

   О, я уйду! Лишь дайте мне проститься,

   Проститься! Дайте снова хоть на миг

   Увидеть вас, и, может быть, тогда

   Я выздоровлю вновь. Нет, я отвергнут,

   Я изгнан, и себя изгнал я сам.

   Я не услышу больше этот голос

   И этот взор уж больше никогда

   Не повстречаю...

А н т о н и о

  

   Пускай тебя ободрит голос мужа,



   Что близ тебя растроганный стоит!

   Не так несчастен ты, как представляешь.

   Мужайся же! Не уступай себе.

Т а с с о

  

   А так ли я несчастен, как кажуся?



   И так ли слаб, как пред тобой являюсь?

   Ужели все я потерял и скорбь

   Уж превратила, как землетрясенье,

   Весь дом лишь в груду мусора и пыли?

   Иль не осталось у меня таланта,

   Чтоб поддержать меня и дать забвенье?

   И неужель угасла сила вся

   В моей груди? Ужель я стал теперь

   Совсем ничтожным?

   Нет, это так, и я теперь -- ничто,

   Ее утратив, я себя утратил!

А н т о н и о

  

   Когда всего себя ты потерял,



   Сравни себя с другим! Познай себя!

Т а с с о

  

   Ты вовремя об этом мне напомнил!



   Поможет ли истории пример?

   Могу ль себе представить человека,

   Что более, чем я, перестрадал,

   Чтоб, с ним сравнив, я овладел собою?

   Нет, все ушло! Осталось лишь одно:

   Нам слез ручьи природа даровала

   И скорби крик, когда уже терпеть

   Не может человек. А мне в придачу

   Она дала мелодиями песен

   Оплакивать всю горя глубину:

   И если человек в страданьях нем,

   Мне бог дает поведать, как я стражду.

  

А н т о н и о подходит к нему и берет его за руку.



  

   Стоишь ты твердо, благородный муж,

   А я -- волна, колеблемая бурей,

   Но силою своею не кичись!

   Та самая могучая природа,

   Что создала незыблемый утес,

   Дала волне мятежное движенье.

   Пошлет природа бурю, и волна

   Бежит, вздымается и гнется в пене.

   В ней отражались солнце и лазурь

   Прекрасные, и звезды почивали

   В ее так нежно зыблющемся лоне.

   Но блеск исчез, и убежал покой.

   Я более себя не узнаю

   И не стыжусь себе признаться в ртом.

   Разломан руль, и мой корабль трещит

   Со всех сторон. Рассевшееся дно

   Уходит из-под ног моих! Тебя

   Обеими руками обнимаю!

   Так корабельщик крепко за утес

   Цепляется, где должен был разбиться.

  


  

Комментарии

  


   Жизнь великого итальянского поэта Торквато Тассо (1544--1595) была весьма драматична. Он прославился поэмой "Освобо­жденный Иерусалим" (1575), посвященной одному из походов кре­стоносцев для освобождения гроба господня. Изумительная по красочности событий, блестящая по стихотворной технике, она, наряду с "Неистовым Орландо" его предшественника Лодовико Ариосто (1474--1533), была воспринята народом как своего рода национальный эпос. Гете слышал в Венеции, как гондольеры рас­певали строфы из поэмы Тассо.

   Жизненная драма Тассо состояла в том, что, будучи незауряд­ной личностью, он уже не мог мириться с зависимым положением. Поэты во времена Тассо зависели от покровительства и денежной поддержки знатных меценатов. Тассо пытался прижиться во дво­рах разных итальянских государей, -- так, длительное время он был связан с герцогом Феррары Альфонсом II. Крайняя возбуди­мость поэта не раз ставила его в трудное положение и приводила к конфликтам с окружающими, не обходилось и без интриг завист­ников. Он навлек на себя домашний арест, заточение в монастырь, но бежал; однако в 1570 году открытое недовольство, выраженное им, вызвало гнев Альфонса II. По приказу герцога поэт был поме­щен в дом для умалишенных, где он провел семь лет. Освобожденный в 1586 году, он принял покровительство герцога Мантуи, но болезненное состояние не давало ему покоя, он переезжал из од­ного города в другой, пока слабое здоровье не сдало совсем. Папа Клемент VIII назначил дату коронования Тассо лавровым венком в честь его заслуг, но поэт не дожил до этого торжества.

   Вокруг имени Тассо уже при его жизни стали складываться легенды. Среди прочего возникла поэтическая легенда о его любви к принцессе Леоноре д'Эсте, которой он посвящал сти­хи. Так как положение принцессы лишало Тассо возможности открыто изъявлять чувства, считалось, что предметом его покло­нения является графиня Леонора Санвитале или другая придворная дама, которую также звали Леонорой. Враг Тассо будто бы разо­блачил тайную любовь поэта и принцессы, произошла дуэль, в которой Тассо победил, после чего его якобы и заточили в мона­стырь.

   Этот и некоторые другие вымыслы, придававшие романтиче­скую окраску жизнеописанию автора "Освобожденного Иерусали­ма", вошли в первые биографии поэта. Гете еще мальчиком прочи­тал в отцовской библиотеке перевод поэмы Тассо и там же мог узнать его биографию. Мысль написать о нем драму возникла, од­нако, только в Веймаре, в 1780 году, и вскоре Гете написал два акта. Продолжил работу над драмой он лишь в Италии и закончил ее после возвращения в Веймар, в 1789 году. Впервые эта драма была напечатана в томе 6 восьмитомного Собрания сочинений Гете (1790). Против постановки ее на сцене в Веймаре Гете сначала воз­ражал, и она была поставлена лишь в феврале 1807 года.

   "Торквато Тассо" является исторической драмой в той же мере, в какой и "Эгмонт" или "Гец". Гете воспользовался личностью итальянского поэта и его судьбой для того, чтобы выразить то, что волновало его самого. Много лет спустя секретарь Гете Эккерман спросил его, какую идею он хотел выразить в "Торквато Тассо". "Идею? -- спросил Гете.-- Да почем я знаю? Передо мной была жизнь Тассо, передо мной была моя собственная жизнь, и когда я слил вместе жизни этих двух столь удивительных людей, со все­ми их особенностями, во мне возник образ Тассо, которому я, в качестве прозаического контраста, противопоставил Антонио, при­чем и для этого последнего у меня не было недостатка в образ­цах. Прочие придворные, житейские и любовные отношения можно было взять как в Веймаре, так и в Ферраре, и я могу с полным правом сказать о моем произведении: это кость от кости моей, плоть от плоти моей" (6 мая 1827 г.).

   Гете не мог в непосредственной форме воспроизвести биогра­фию Тассо, ибо в подлинном виде конфликт Тассо и Альфонса II мог быть воспринят как отражение отношений между Гете и вей­марским герцогом. Первое, что пришлось сделать,-- преобразить феррарского герцога: он превратился у Гете в гуманного и мудро­го правителя. Социальный конфликт тем самым был снят, Гете перенес драматизм в иную плоскость. Он сделал центральной про­блему творческой личности в окружающем мире, или, как сфор­мулировал это он сам, "диспропорцию между талантом и жизнью" (слова Гете, процитированные Каролиной Гердер в письме мужу от 20 марта 1789 г.).

   Этот конфликт воплощен в противопоставлении Тассо и Антонио. В биографиях Тассо упоминается, что среди его врагов при феррарском дворе был государственный секретарь Антонио Монтекатино, обвинивший поэта в незаконных сношениях с флорен­тийскими правителями Медичи. Точно так же, как Гете облагоро­дил герцога, так он придал Антонио черты сдержанного и мудрого человека. Тассо порывист, откровенен, зачастую несдержан в чув­ствах и выражении. Антонио воплощает здравый смысл, житей­ский опыт и рассудок. Подобный конфликт уже был освещен Гете в "Эгмонте", где сходным является контраст между Эгмонтом и Вильгельмом Оранским. Проблема взаимоотношений поэта и обще­ства, творческой фантазии и житейской пользы всегда волновала Гете, и он выразил свое мнение о возможном ее решении в романе "Годы учения Вильгельма Мейстера": "Только вся совокупность лю­дей составляет человечество, только все силы, взятые вместе, состав­ляют мир. Между собой они часто приходят в столкновение и стре­мятся уничтожить друг друга, но природа связует их и воссоздает снова... Если кто-то способствует только прекрасному, а другой только полезному, они лишь вместе составят человека. Полезное по­могает само себе, ибо оно зарождается в гуще народа и никто без него не обходится, прекрасное же требует помощи, ибо немногие творят его, а нуждаются в нем многие" (кн. 8).

   Значительное место в фабуле драмы занимает любовь Тассо к принцессе, в образе которой находят черты и веймарской герцо­гини Луизы, и возлюбленной Гете Шарлотты фон Штейн.

   Наконец, следует отметить, что, меняя реальные обстоятельства биографии Тассо, Гете произвел также сдвиг во времени действия. Он воссоздал в своей драме атмосферу зрелого Возрождения с его преобладанием светских интересов, высокой культуры и стремле­нием к всестороннему духовному развитию. В действительности я;е Тассо творил уже в той обстановке, которая возникла в Италии после победы контрреформации и воцарившейся в стране католиче­ской реакции, сказавшейся и на творчестве поэта.

   Подобно "Ифигенин в Тавриде", "Торквато Тассо" -- замеча­тельное творение в стиле нового для Гете классицизма. Действие драмы построено строго и экономно, оно вращается вокруг лич­ности героя и лишено отклонений. Количество действующих лиц минимально. Классический колорит в особенности придает стихо­творная форма драмы: она написана пятистопным нерифмованным стихом, который Гете довел до совершенства.

  

   Стр. 209. Народом был воздвигнут город тот...-- Флоренция возвысилась как государство-коммуна, своего рода буржуазная республика, в отличие от Феррары, бывшей феодальным герцог­ством.



   Здесь был зажжен науки чистый свет...-- В XV в. Феррара была одним из первых центров новой гуманистической культуры.

   Геркулес Эсте (д'Эсте) -- феррарский герцог, собравший во­круг себя известных художников, поэтов и ученых, которым он покровительствовал. Умер в 1505 г.

   ...Ипполитом полон был мой слух.-- Кардинал Ипполит д'Эсте покровительствовал поэту Ариосто; построил знаменитую виллу Эсте в Тиволи (под Римом).

   Стр. 210. ...Где был Петрарка принят и любим...-- Великий итальянский поэт и родоначальник гуманизма эпохи Возрождения Франческо Петрарка (1304--1374) введен здесь для усиления атмо­сферы покровительства талантам; в действительности он в Ферраре не бывал. Ариосто же долго жил и умер в Ферраре.

   Стр. 211. ..матери мы нашей // Обязаны... -- Рената д'Эсте, дочь французского короля Людовика XII, жена Геркулеса II, была образованной женщиной и покровительствовала деятелям ис­кусства.

   Сестра Лукреция. -- Лукреция д'Эсте после несчастливого бра­ка с герцогом Урбино вернулась в Феррару.

   ...умный спор... -- В подражание античным философским дис­куссиям, в Италии эпохи Возрождения устраивались диспуты на разные темы, основой для которых служили заранее подготовлен­ные тезисы. Сохранились "Умозаключения о любви" Тассо, напи­санные для такого спора.

   ...Внимать мы любим... // Стихам поэта... -- Многие властители имели придворных поэтов, и при дворе устраивались их чтения. Тассо был таким поэтом в Ферраре.

   Стр. 212. ...Прекрасный мирт. -- Мирт -- дерево, посвященное богине любви Афродите (Венере).

   ...Он внемлет ухом голосам природы... -- Эта характеристика Тассо выражает идеал поэта, который сформировался у Гете в годы зрелости. Если культ природы был ему свойствен уже в период "Бури и натиска", то новым элементом является принцип облаго­раживания поэтического изображения, в отличие от былой непо­средственности. Леонора подчеркивает в образе Тассо силу и сво­боду его поэтического воображения, принцесса в следующей речи говорит о связи его творчества с действительностью.

   Прекрасные стихи, что мы находим // Привешенными на де­ревьях наших...-- Обычай, принятый в придворных кругах эпохи Возрождения. Ср. комедию Шекспира "Бесплодные усилия любви".

   Стр. 214. ...Платона ученица... -- Предшествующая речь Леоноры содержит изложение понимания любви в духе древнегреческого философа Платона (V в. до н. э.) как любви духовной, стоящей выше чувственных влечений.

   Стр. 215. ...Питает подозренье... -- Тассо действительно был по­дозрителен, более того, видимо, страдал манией преследования. Известно, что, подозревая слугу в подслушивании, поэт бросился на него с ножом.

   Стр. 216. Я думаю, что труд его закончен.-- Речь идет о поэме Тассо "Освобожденный Иерусалим", работа над которой была за­вершена в апреле 1575 г. В это время и происходит действие пьесы Гете.

   Стр. 217. ...Когда б могли мы вылечить его... -- Вопрос о психи­ческом состоянии Тассо является предметом спора между уче­ными. Свидетельства современников говорят о его повышенной чувствительности, возбудимости, но мнение о его безумии оспари­вается. Помещенный в больницу для умалишенных по приказанию герцога, поэт продолжал творить и создал произведения, которые достойны его дарования и не носят следов болезни.

   Стр. 220. ...Родителей возлюбленных беда. -- Отец поэта Бернардо Тассо (также писавший стихи) был изгнан из Неаполя; мать, оставшаяся там, вскоре умерла.

   Веденье // Умелое войны...-- Описывая в своей поэме битвы, Тассо действительно пользовался советами Альфонса II.

   Стр. 221. ...знак, почетный для певца... -- Обычай венчать лавро­вым венком поэтов возник в Древней Греции, был перенят римля­нами и возрожден в Италии, где в 1341 г. впервые увенчали лавра­ми Франческо Петрарку.

   Стр. 224. ...созерцая // Двоих мужей...-- Тассо имеет в виду, что творческая мысль Гомера была постоянно занята двумя героями его поэм -- Ахиллом и Одиссеем.

   Стр. 226. Григорий чтит тебя... -- Римский папа Григорий XIII проводил крайне реакционную политику и имел дружественные отношения с Альфонсом Феррарским. Для драмы Гете подлинный характер обоих деятелей и их политический союз значения не имеет.

   И, отдавая пограничный край...-- Никакой территории Григо­рий XIII феррарскому герцогу не уступал.

   Стр. 228. А много ли он сделал для родных? -- Вопрос Леоноры имеет иронический характер, так как всякий новый папа, вступая на престол, тут же раздавал выгодные должности родственникам.

   Стр. 229. ...венок из зелени дубовой... -- Если поэтов венчали лавровым венком, то государственных деятелей -- венком из дубо­вых листьев.

   ...Иерусалим для нас завоевал он // И посрамил всех новых христиан... -- Взятие Иерусалима крестоносцами в 1099 г. описано в поэме Тассо "Освобожденный Иерусалим". Григорий XIII призывал организовать новый крестовый поход, но поддержки не нашел.

   Стр. 233. Лишь пришел // Я мальчиком неопытным сюда... -- Тассо впервые прибыл в Феррару двадцати одного года в 1765 г.; он был тогда свидетелем брачных торжеств, сопровождавшихся турнирами.

   Стр. 234. ...Впервые поднялась с одра болезни. -- Эта часть рас­сказа соответствует действительности: Тассо сначала познакомился с Лукрецией и лишь потом с долго болевшей Леонорой.

   Стр. 237. О, век златой! -- Представление об идеальной перво­бытной жизни здесь выражено в духе подражания античным об­разцам и разительно отличается от культа природы и простой жиз­ни в период "Бури и натиска". Монолог Тассо довольно близко вос­производит стихи из его подлинной пасторали "Аминта": "Век золотой, прекрасный!" и т. д. Заключительные слова монолога: "все позволено, что мило" -- цитата из "Аминты".

   Стр. 238. "Позволено лишь то, что подобает". -- Вольному духу поэта принцесса противопоставляет принцип ограничения, дисцип­лины, долга; к такому взгляду пришел и сам Гете, преодолев бун­тарский индивидуализм "Бури и натиска".

   ...мужчина // Свободы ищет, женщина -- добра -- Эта идея в разных вариантах неоднократно утверждается Гете, в частности, в первой части "Фауста"; она связана и с идеей "вечно женствен­ного". См. также продолжение речи принцессы, где эта идея рас­крывается полнее.

   Стр. 240. Армида -- персонаж из "Освобожденного Иерусалима", волшебница, подвергающая рыцаря Готфрида Бульонского искуше­нию, чтобы отвратить его от похода.

   Стр. 240--241. Танкредова любовь к Кларинде, верность // Эрминии... // Величие Софронии, печаль // Олинда -- это не мечты, не тени -- Тассо называет героев любовных эпизодов своей поэмы; его слова о том, что они не тени, соответствуют догадке биогра­фов, что в лице Софронии он изобразил принцессу, а Олинд -- сам Тассо.

   Стр. 242. ...Устами сладкими, что вешним медом // Напита­ны... -- По преданию, древнегреческого поэта Пиндара пчелы пита­ли своим медом, отчего он и стал сладкоголосым.

   Стр. 248. Мне подобает здесь все, что тебе. -- Эта речь Тассо вы­ражает не только идею равенства людей, но утверждает право гения почитаться выше, чем люди, вознесенные на вершину жизни только в силу знатного происхождения. Несмотря на то, что в Вей­маре Гете высоко чтили как поэта, он в силу своего бюргерского происхождения не раз испытывал уколы со стороны аристократов. В этой беседе Тассо с Антонио отражаются воспоминания о столк­новениях, которые были у Гете в Веймаре с герцогским минист­ром фон Фричем.

   Стр. 254. Оставайся дома // Под караулом собственным твоим. -- Герцог действительно подверг однажды Тассо домашнему аресту,

   Стр. 255. ...Когда я ехал вслед за кардиналом // Во Фран­цию... -- В 1571 г. кардинал Луиджи д'Эсте совершил поездку в Париж для переговоров с французским королем Карлом IX. Сам король просил, чтобы кардинала сопровождал Тассо, встреченный с большим почетом.

   Стр. 263. Хранили ли ее от заблуждений? -- Мать принцессы, герцогиня Рената, дочь французского короля Людовика XII, от­реклась от католической веры и стала последовательницей кальви­низма, за что была изгнана из Италии и умерла в изгнании во Франции в 1575 г.

   Стр. 276. Противные, двусмысленные птицы -- // Старинной ночи безотрадный сонм...-- Поэтический образ: упреки самому се­бе преследуют Тассо, как фурии преследовали Ореста в "Ифигеиии в Тавриде".

   Стр. 279. Он, кто с тупым умом // Добиться мнит благоволенья муз? -- По-видимому, подразумевается предшественник Антонио на посту государственного секретаря -- Пинья, притязавший на звание поэта. Между ними произошла ссора из-за того, что Тассо весьма вольно воспел в стихах любовницу Пиньи. Тогда принцесса Леонора уговорила его загладить вину, и Тассо написал комментарий к бездарным песням Пиньи, преувеличенно поставив их в один ряд со стихами Петрарки.

   Стр. 285. ...Там Медичи воздвигли новый дом. -- Семейство д'Эс­те, правившее Феррарой, принадлежало к древнейшим итальян­ским родам. Богачи Медичи, род флорентийских банкиров, в XV в. добились фактической власти над городом, номинально оставав­шимся республикой. Из рода Медичи вышли римские папы Лев Х и Клемент VII, в 1574 г. Франческо Медичи был провозглашен ве­ликим герцогом Тосканским. Между Феррарой и Флоренцией были в то время враждебные отношения. Среди обвинений, выдвинутых врагами против Тассо, в частности, фигурировала тайная связь с Флоренцией.

   Стр. 286. Нам говорят поэты о копье, // Целящем им же сде­ланную рану...-- Согласно мифам, Ахилл ранил копьем сына Герак­ла Телефа, и, так как рана не заживала, Телеф обратился к ора­кулу, изрекшему, что рану можно исцелить, если до нее дотронет­ся тот, кто ее нанес, и тем же оружием. Тогда Ахилл ржавчиной своего меча заживил рану.

   Стр. 288. ...Воззвать от сна на подвиг благородный...-- Своей поэмой Тассо поддерживал призыв папы организовать новый кре­стовый поход.

   Стр. 289. Совет судей // Сбирает для меня Гонзага... -- Бывший соученик Тассо Сципион Гонзага, ставший важным духовным ли­цом в Риме, получил от поэта рукопись его произведения и собрал знатоков, чтобы вынести о ней суждение. Тассо хотел такого суда, так как его постоянно упрекали в недостаточной религиозной ор­тодоксальности.

   Стр. 294. Лукавый Медичи -- тосканский герцог Франческо I.

   Стр. 295. ...Он любит все приятное для вкуса. -- В описании привычек и вкусов Тассо Гете следовал "Жизнеописанию Торквато Тассо" Пьерантония Серасси (Рим, 1785).

   Стр. 303. Но я переоденусь пилигримом... -- Факт, действитель­но имевший место, о чем рассказывают биографы поэта.

   "Где здесь живет Корнелия?.." -- Введя имя Корнелии, Гете почтил память своей сестры, умершей в 1777 г. двадцати семи лет.



   Стр. 307. ...Итак, прими все существо мое! -- Согласно преда­нию, Тассо будто бы публично обнял принцессу, за что и был подвергнут наказанию. Серасси отверг эту легенду, но Гете она была нужна для усиления драматизма, и он принял версию дру­гого биографа -- Лодовико Антонио Муратори, опубликовавше­го жизнеописание поэта в томе 10 своего издания сочинений Тассо (1735).

   Стр. 309. ...Упала маска: вижу я Армиду, // Утратившую чары. -- Образ из поэмы Тассо: волшебница Армида, убедившись, что ей не обмануть рыцаря Ринальдо, вдруг преобразилась в сторукое чудовище.

Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет