Исследования «Древнерусская лексика как отражение исторической эпохи»



жүктеу 140.45 Kb.
Дата10.01.2019
өлшемі140.45 Kb.
түріИсследовательская работа


Муниципальное образовательное учреждение

дополнительного профессионального образования(ПК)

«Старооскольский городской институт усовершенствования учителей»
МБОУ «Средняя общеобразовательная Ивановская школа»

Древнерусская лексика как отражение исторической эпохи

( по роману Марии Семёновой « Валькирия )

Исследовательская работа

Автор - Чабан Лилия,

ученица 10 класса

Учитель – Михайлова В.М.

с. Ивановка

2012


Тема муниципальной лингвистической конференции -

« Русский язык в прошлом и настоящем»


Направление исследования – «История развития русского языка»
Объект исследования - язык древнерусской литературы
Тема исследования – « Древнерусская лексика как отражение исторической эпохи» ( по роману Марии Семёновой «Валькирия, или Тот, кого я всегда жду»)

Цель: изучить древнерусскую лексику, отражающую

историческую эпоху в романе Марии Семёновой «Валькирия»
Задачи:

1)проанализировать лексический словарь романа

М. Семёновой «Валькирия»;

2)систематизировать древнерусскую лексику;

3)объяснить значение древнерусских слов с помощью справочной

литературы и контекста.


Методы работы: поисковое чтение, сопоставительный анализ,

систематизация и толкование собранного материала


Содержание работы

  1. Введение. Определение проблемы и причин исследования.

  2. Основная часть. Изучение древнерусской лексики и культуры.

а) древняя топонимика;

б) старинная антропонимика;

в) фольклорные жанры - пословицы и поговорки;

г) лексические значения слов и выражений;

д) сравнения как художественное средство выразительности;

е) приметы, поверья, гаданья – составная часть древней культуры;

ж) мудрые заветы предков.

3. Заключение. Вывод.

4. Приложение. Словарь древнерусских слов, создавших историческую

эпоху в романе.

Введение.

Мой интерес к творчеству известной современной писательницы Марии Семёновой появился после просмотра увлекательного фильма « Волкодав», снятого по её роману в жанре фэнтези. Настоящим открытием для меня ста -ло знакомство с историческим романом « Валькирия, или Тот, кого я всегда жду». Читая роман, я оказалась у истоков родного языка, смогла заглянуть в глубину своей истории. Я полюбила героев романа с их нравственной чистотой, любовью к природе, умением преодолевать жизненные трудности, защищать свою землю от врагов. Мне захотелось приблизиться к ним, понять их наполненную трудом и борьбой жизнь; вместе с главной героиней собирать в старый кузов отборные грибы и ягоды, а зимой лететь на лыжах по дремучему лесу, без промаха стрелять дичину и прыскучего зверя; научиться прясть, ткать, вязать и печь короваи (орфография автора), потому что « кто же возьмёт за себя неткаху - непряху, будь ты хоть какая красавица?», «изгонять скотьи немочи и хворобы», а потом служить отроком, стать опытным кметем и участвовать в битвах с датчанами. А главное, всегда ждать настоящую любовь («Где ты, мой одинец?»), наконец дождаться и стать счастливой.

Но у меня возникла проблема полного и точного понимания содержания, так как оно наполнено древнерусской лексикой, описанием языческих верований и обрядов, обычаев и нравов. Я решила изучить древнерусскую лексику в романе, создавшую исторический образ Древней Руси 1Х века. Для достижения поставленной цели мне пришлось провести повторное выборочное чтение, выписать древнерусские слова, выражения, пословицы и необычные сравнения, славянские имена и названия месяцев, имена Богов и обряды. Затем я обратилась за помощью к своему учителю русского языка и литературы, к справочникам, к мифологическому словарю, толковому словарю Владимира Ивановича Даля, с их помощью пополнила свой словарный запас и стала духовно богаче. Эпиграфом моей исследовательской работы стали слова из древнерусской летописи:
« От тьмы к свету приближаясь,

очи и сердце просвещаем»

Русский исследователь и собиратель произведений народной словесности Фёдор Иванович Буслаев писал: «В самую раннюю эпоху своего бытия народ имеет все главнейшие нравственные основы своей национальности в языке и мифологии … Давайте же обратимся к истокам, чтобы, продвигаясь вслед за нашими предками, …узнать, как жили, о чём думали первосозидатели нашего языка и культуры. И пусть напутствием нам служат слова выдающегося этнографа и историка культуры Эдуарда Тайлора: «Изучение истоков и первоначального развития цивилизации заслуживает ревностной работы не только как предмет любопытства, но и как важное практическое руководство для понимания настоящего и заключения о будущем»
Основная часть.
Действие романа происходит во времена родовых общин, когда словене, веси, корелы( орфография автора) и другие племена ( упоминаются вятичи, лютичи, галаты) живут на севере, прячась среди непроходимых болот и дремучих лесов от нападений викингов-датчан. « С северо-западной стороны нависало над нами великое Нево ( Ладожское озеро), пропахал Сварог ему устье в самое Котлино озеро, в Варяжское море»(так в древности называли Балтийское море).

Мне понадобилось привлечь историю и географию, чтобы по карте определить место действия событий романа.

(слайд – карта севера Древней Руси)

После вековой вражды роды начинают сближаться, дружить, помогать друг другу, разрешают своим сыновьям брать жён из других родов.

В первую очередь я обратила внимание на словенские имена и обнаружила, что в прошлом людей нарекали по цвету волос и кожи ( напри мер, сестру главной героини зовут Белёна), по внешней красоте: Голуба, Пригляда, Некрас. Долгожданных сыновей величали Ждан да Желан (так звали дядьку и отца), по признакам характера даны мужские имена Твёрд, Твердята, Нежата, Милонег. Лучшего друга и побратима звали солнечным именем Ярун, что отразилось в привлекательной внешности и светлой душе. Вождь воинов носит имя Мстивой, что значит Мстящий Воин, а его младший брат – Славомир. Опытный капитан корабля зовётся Плотица (юркая рыбка), потому что, откуда бы он ни возвращался, всегда причаливал к родной крепости, не погрешив и на полверсты. Имя Блуд, то есть Ходящий Опричь, подходит для свободолюбивого новгородца, а у нашей героини был дедушка Мал, посватавшийся же к ней парень был Званко Соболёк.

Когда же родилась наша героиня (а повествование идёт от её имени), «стояла страшноватая зимняя ночь, огромные заснеженные ели почти доставали луну, а зелёные звёзды мерцали и прятались - с моря надвигалась метель – вот и назвали без большой затеи – Зима. Зимушкой кликали, пока бегала по двору в рубашонке. Рубаху сняла – Зимкой начали кликать. А своих детей заведу – уважать станут, Зимой Желановной величать».

То есть нарекали и по погоде, по времени года, по обстоятельствам рождения.

( слайд – портрет Зимы, иллюстрация Сергея Бордюга к роману)

В этом романе я познакомилась с верованием древних славян, которое называлось язычеством (от слова «язык» в значении «народ»), с именами и характерами славянских Богов, их назначением. Даждьбог есть солнце, сын неба Сварога, родоначальника всех светлых Богов, он постоянно находится в противоборстве с безжалостной злодейкой Мораной, богиней смерти, и её беззаконным Чернобогом. За воинами стоит грозный Перун, бог – громовик. Воины дарят себя Перуну, и на них пребывает его благодать, перед ним в страхе мечутся младшие божества : Полевики, Домовые, Лешие, ныряют поглубже в омут Водяной и Болотное Чудо, склоняют голову седые хранители – предки. Хищный Змей Велес украл жену Перуна, за которую шла у них страшная битва, (и тогда на земле гроза с молниями и громами), горячая кровь Змея дождём проливалась и впитывалась в болота. Потом кузнецы доставали бурую и бросали в жаркий огонь, чтобы плавить железо и ковать охотничье снаряжение, орудия труда, воинское снаряжение. Я поняла, что речь идёт о чудесном происхождении торфа. Повелитель Род даёт хороших мужей девушкам, а Рожаницы защищают семью и детей. Рядом с людьми всегда ходит Щур ( Чур), только позови его, как это часто в минуты страха делает Зимушка: « Ой, Щур, спаси меня, Щур!», и он обязательно поможет. Главная богиня - Макошь. Когда Велета любуется рукоделием Зимы и спрашивает, кто её научил так хорошо вышивать, Зима иронично объясняет: « Макошь ткала, пока я на полатях спала».

Читая мифологические сюжеты, искусно вплетённые в повествование, окунаешься в мир чудесных сказок. Кажется, насколько легче жить, когда на каждом шагу тебя охраняют берегини. Так через лексику я приобщилась к культуре древних славян.

Талантливая писательница включила в роман необычные пословицы и поговорки, ни одной из них я раньше не встречала. Позвольте и вас познако мить с некоторыми из них:


  1. Вражда девке с кузовком, что не ходит он пешком.

  2. Не ошибёшься в избе мимо печи.

  3. Назови хромым быстроногого, он и ухом не прянет.

  4. Осердится тот, у кого на пятке мозоль.

  5. Подле мужа мне парнем притворяться, что худой поганке в лесу - белым грибочком.

  6. Слыханное ли дело? Собрался петушок с лебедями за море лететь.

  7. Званко Соболёк лаял меня. Что ковырять коровью лепёшку? Перешагнуть её или с дороги убрать.

  8. Не зря говорят добрые люди: хорошей души на торгу не прикупишь.

  9. Богов обижать не годилось. Нелегко без них людям, худо и Богам без людей. Что голове без плеча, что телу без головы.

  10. Кто угоден богам более женщины, несущей в себе новую жизнь?

  11. Точили рогатину на медведя, а прыгнула белочка.

  12. Рожоного ума нету, не дашь и учёного.

  13. Беда, коли язык проворней ума.

  14. Дурню ногу не подставляй, сам найдёт, где запнуться.

  15. Дурень из дурней бахвалится красотой жены.

  16. При молнии не обогреешься.

  17. Вылитого не поднимешь.

  18. Весеннему ручейку не прикажешь снова стать снегом.

  19. За цыплёнка и курица лютый зверь.

  20. Кто предал женщину, тот предаст и вождя.

Из текста романа я выписала более 300 древнерусских слов. Чтобы легче было изучать их, разделила их на три группы. В первую группу я включила те слова и выражения, которые встречаются в учебниках и художественных произведениях, изучаемых в школе, например, такие: вещий – мудрый, дружина – войско, отрок – младший дружинник, секира – боевой топор, тризна – погребальный обряд, поминки (из «Песни о Вещем Олеге» А.С.Пушкина). Из «Записок охотника» И.С. Тургенева, сказок Пушкина, оды Ломоносова М.В., стихотворений русских поэтов знакомы слова: алчный – жадный, праздный – пустой, подле – около, правило – руль лодки, благо –добро, бирюк –волк, баять – говорить, сказать; ветрило – парус, вешнее – раннее, ведомо – известно, вечерять – ужинать, око – глаз, чрево – живот, десница – правая рука, рать – войско, зиждущий – создающий, лук, кольчуга, светец , соха, тетива, чернавка, тщилась, молвить, осерчать, оплошать и многие другие.

Во второй группе оказались слова, значение которых можно определить по контексту или по знакомому корню: старейшина – старший в роду, стылый – холодный, ближник – друг, большуха – старшая жена, меньшица – младшая, всход – лестница, голенастая – длинноногая(от слова голень), досветные беседы – до рассвета, до утра; колотушки – побои, кривохожий путь – окольный, непрямой; лодья – лодка, лубяной – сделанный из луба, подкорья; лаять – ругать, ложе – постель, нутро – внутренность, пакостный – плохой, побратим, посестра, пришлецы, печево, перестарка, селище, скотьи, тряский, хоробр, миса (миска – глубокая тарелка), могута – мощь, сила.

В третьей группе остались такие слова , значение которых нельзя понять без словаря. Особенно интересно было узнавать их, работая с 12- томным словарём Владимира Ивановича Даля.

Жуковинья –металлические украшения, перстень-печатка; буевище -кладбище, могила, курган -захоронение; приблазнилось – показалось, приснилось; стрый – брат отца, родной дядя; убрус – вышитое полотенце для святых икон или расшитая женская повязка на лоб; куны – дань меховыми шкурами, мёдом, воском, вяленой рыбой; гашник – щнурок, ремень для подвязывания штанов; порты – штаны, брюки; портомойничать- стирать, служить прачкой; ринуть – победить, кинуть, оттолкнуть; привабить – привлечь, приманить; перевабливать –переманывать, пряслень – железное кольцо или гайка, вделанные в пояс; вено – выкуп за невесту, вагиры – мужественные люди, вороп – набег, грабёж, наворопник – участвующий в воропе, вотще – зря, напрасно; ирий – рай, чудесная тёплая страна; корбы – чаща леса, сырая низина в ельнике, кудель – пучок льна или пеньки для прядения; копытца – вязаные носки; кресало – твёрдый камень для высекания огня; кут – угол, мятель – широкий плащ-накидка, неметон – святилище, храм; надёжа – опора, помощник; охолонуть – успокоиться; опричь – отдельно, понёва – тканая юбка, посолонь – по направлению солнца; полдень – юг, прыскучий – быстрый.

Я составила алфавитный толковый словарь древнерусских слов – приложение к роману «Валькирия».

Как всякое произведение, написанное на основе устного народного творчества, роман» Валькирия» очень интересно читать: в нём необыкно венно выразительные художественные средства. Особенно мне понрави лись сравнения: « Мысли вертелись, словно ошпаренные ужи». «Прощай, дом родной, и вы, колокольчики родимого леса»( о собаках). «Человек, как упругое дерево, выпрямляется, если его не согнут дальше предела». «Ребя там мимо девки что мимо гороха – пройти да не цапнуть?» «Радостно, будто красное яблочко покатилось в руки». «Ели, пока живот отказывался принимать, как после дня на корчёвке».

Составной частью древней культуры считаются приметы, поверья, гаданья. Некоторые из них дошли и до наших дней.
1. Стали ладить избу и погадали на рождение ребёнка. Увязали хлеб в шубу, подняли вместе с матицей, потом перерубили верёвку, стали смотреть, как упадёт. Вещий хлебушко лёг славно, верхней корочкой кверху – к маль -чишке.

2. Каждую осень погребали птичье крыло, когда перелётные птицы улетали в тёплый ирий, где Ярила замкнёт их золотыми ключами и выпустит только весной.

3. В один из зимних дней выгоняли всю живность на устланный соломой двор. Я трижды обошла вкруг двора посолонь, изгоняя скотьи немочи и хворобы, вытянутые на ядрёный мороз.

4. В праздник зимнего солнцеворота …было весело. Славные дни, когда гасят прежний огонь и добывают новый, живой, никаким безлепием не осквер -нённый, жгут корявое полено-бадняк во славу Перуна, вновь спасшего Солнце, и выбивают искры из горящего бадняка, чтобы плодилась скотина…

Сумежные дни, когда люди желают друг другу только добра и с нетерпением ждут первого гостя: придёт удачливый человек – целый год будет дому удача. Ничейные дни, когда натягивают мохнатые шубы, скрывают лица личинами одна другой хуже и идут со двора на двор, топоча перед дверями и грозно требуя от имени умерших пращуров доброе угощение. Обижать пращуров не хочется никому: осердятся мёртвые – не будет живым ни урожая, ни здоровых детей. Щедро падает в распахнутые мешки снедь к священной братчине – пироги, сыр, масло, калачи…

5.Славное место избрал для дома посиделок разумный старейшина рода, позаботился вселить доброго Домового: не поскупился на жертву, привёл гнедого коня и зарыл его голову под красным углом, попросил незлобивую душу пойти жить в строение. Так и сбылось. На посиделках не дрались.

6. Скоро день сравняется с ночью ( день весеннего равноденствия) , мы вылепим из теста птичек и пойдём с ними за край огородов – кликать в гости весну.

7. Банник нас не обидел: не обварил, не напугал, потому что мы оставили ему доброго пару, свежий веничек и лохань чистой воды.

8. Елям дано предвиденье: перед ненастьем разумное дерево клонит ветви вниз.

9. Пчёлы попрятались – быть грозе.

10. Семь годов ждут зиму по лету, а другие семь – наоборот.

11. Весной дедушке Водяному дарили чёрных козлов.

12. Ложку после еды кладут чашечкой вниз, чтобы недобрый дух не лизнул.

13.Сказывала я о границе, пролёгшей между мирами живых и умерших?

Нелегко путешествовать через неё туда и обратно, мало кому удаётся. Разве что ненависти и любви. Ненависть убивает живых и поднимает в дорогу мёртвые кости, но любви подвластны гораздо большие силы, на то она и любовь. Мёртвые не покидают любимых одних на земле. Если бы смерть увела меня от Того, кого я всегда жду, моя душа не полетела бы поспешно в ирий, предпочла мокнуть и мёрзнуть, но не отступилась , век шла бы след в след, советовала, хранила… и плакала бы от неслышного счастья, если бы он раз в году нарочно теплил костёр, обогревал меня, жмущуюся за правым плечом… Костёр зажгли вечером… Воевода Мстивой добыл живого огня и выпустил его в солому, став на колени, как перед погребальным костром. Пламя с шорохом взвилось выше голов. Мы все стояли без шапок, и воины шевелили губами, молча глядя в огонь. Им, сражавшимся, было кого поминать. Я закрыла глаза и сразу почувствовала, что у огня стояло гораздо больше людей, чем можно было увидеть. Из огня возникали всё новые. Вот высокая, прекрасная обликом женщина подошла к воеводе. Два маленьких мальчика выбежали следом за ней. Потом показались старуха со стариком, мать вождя и отец, не назвавший датчанам лесного убежища рода. Дедуш-

кина душа тёплой птахой припала к моему сердцу. Обнять бы её, удержать в ладонях, погладить… нельзя: слишком грубы и тяжелы руки живых. Я стояла не шевелясь, лишь губы шептали, поколение за поколением называя умерших, и умершие обступали меня. Живые без мёртвых голы и одиноки, мёртвым без живых пусто и холодно в просторной гулкой земле.

Наши мёртвые были с нами всю ночь. Мы поставили им угощение, и каждый положил ложку. Мёртвые съедят сладкую кашу и в благодарность расскажут судьбу: тот, чья земная жизнь близка к концу, найдёт свою ложку перевернувшейся.

14. Издохла корова. Этой ночью будут гнать из деревни Коровью Смерть. В середине ночи долетел яростный женский крик – и следом поднялся неистовый шум, визг, железный звон серпов и сковород. Потом мы увидели толпу белых теней. Тени плясали, трясли распущенными волосами и бесстыдно задирали подолы, пугая невидимого врага. Одна медленно тащила соху, другие вели борозду, готовя страшной гостье неодолимую стену - очерченный круг.

15. Если посчитают, что порчу творила, испытывают истца и ответчика водой. Воде не зря поклоняются, у неё священная сила. Окунают обоих в прорубь и следят, кто первый смутится, кого уязвит справедливость, завещанная воде.

16. Купальская ночь всегда короче других. Потому что наутро Даждьбог правит свадьбу с девой Зарёй и не может уснуть, думая о любимой. Делали так: избирали самую милую девушку, одевали в праздничные одежды, давали в белые руки миску блинов и ковшик мёда, и девка с поклоном входила в воду по грудь, протягивала угощение солнышку.

17. Во сне раскрывается око души и зрит невидимое наяву. Крепкое тело до срока прячет недуг, а заснёшь – и помстится, что заболел. Бывает, во сне громким кличем кличет беда, прихватившая кого-то в чужом далеке. Разгадаешь увиденное – быть может, узнаешь судьбу. Или задумаешься, в себя глянешь поглубже.

Это далеко не полный список народных преданий Древней Руси.

Книга отражает мудрые заветы предков будущим поколениям, то есть нам.

Не обижать деревья в лесу, зверя на охоте, птицу на болоте. Если убиваешь для пропитания, сделай так, чтобы животное не мучилось. Ошибся в чём-то – повинись перед матерью-природой, попроси прощенья. На примере отношения к природе Зимушки автор хочет показать, как надо любить природу. Зима спугнула греющуюся на камне гадюку. « Прости, змеюшка, не сердись на топотунью невежливую, - сказала виновато,- вернулась бы, не мал камешек, не подерёмся.» Случилось однажды обстругивать ветку, нечаянно порезала кору дерева, из-под неё смола закапала. Мигом залепила ранку. С тех пор ёлка ещё приветливее встречает, в непогоду приютит. Под её лапами мягкая перина из многолетней опавшей хвои для любого доброго гостя.

А если человек причинил зло природе, то она мстит ему, как Злая Берёза, которая , горюя о срубленной жене-берёзке и двух затоптанных деточках-отростках, по ночам надрывалась человечьим стоном . А люди в доме, снедаемые страхом и совестью, теряли покой. Впоследствии лес отомстил людям, убив отца Зимы рухнувшим деревом.
Заключение.

Для написания исторического романа Марии Семёновой пришлось изучить множество архивных документов, произведений древнерусской литературы и фольклора, языческую мифологию и многое другое, что нам недоступно. А вот роман прочитать могут все. Я перечитала книгу несколько раз с интересом и большой пользой для себя, открыв клад исконно русского языка и культуры. Завершая своё исследование, я сделала вывод:



Изучать древнерусский язык интереснее по художественным произведе- ниям. Для человека древности вера, знания, поэзия, искусство сливались воедино в Слово. Язык развивается параллельно с развитием народа. «Сколько бы народ ни отклонялся от своего первобытного состояния, пока он не утратил своего языка, до тех пор не погибнет в нём духовная жизнь его предков». ( Ф.И. Буслаев)
Я мечтаю продолжить своё путешествие в мир русской словесности, «просвещая очи и сердце, приближаясь от тьмы к свету».



Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет