История заселения и образования населенных пунктов



жүктеу 286.46 Kb.
Дата31.07.2018
өлшемі286.46 Kb.

История заселения и образования населенных пунктов
С начала XVIII века развернулось активное освоение русскими равнинного Алтая. К середине этого столетия в результате разгрома Джунгарского ханства Цинской империей над коренными жителями Горного Алтая нависла угроза не только завоевания, но и поголовного истребления войсками маньчжуро-китайских, монгольских и казахских феодалов. В тех условиях алтайцы избрали подданство России, и территория Горного Алтая вошла в состав Российской империи.
Однако заобские бассейны рек Ануя, Песчаной, Каменки остались за Колывано-Кузнецкой военной линией и продолжали оставаться небезопасными для освоения русским земледельческим аселением. Возможность для этого появилась лишь на рубеже ХУШ-Х1Х столетий, когда на залинейную территорию начали проникать приписные крестьяне алтайских горных заводов. По-разному относились к этому администрация горного округа, командование военной линией и власти Томской губернии. Канцелярия Колывано-Воскресенского горного начальства была заинтересована в освоении залинейной территории заводскими крестьянами, так как это означало реальное расширение подведомственной ей территории. Военное командование занимало двоякую позицию, а томская администрация, заинтересованная в сохранении своего приоритета в Горном Алтае, относилась к движению приписных крестьян за военную линию отрицательно. В конечном счете, победила позиция заводской администрации в силу принадлежности Алтайского округа царю. Немалую роль сыграло и упорство крестьян, стремившихся в собственных хозяйственных интересах освоить новые земли. Так созрела возможность заселения русскими крестьянами нынешней территории Алтайского района, появления здесь оседлых селений.

Процесс заселения этой территории русскими крестьянами изучен мало. В краеведческой литературе можно встретить весьма сомнительные сведения о времени возникновения здесь населенных пунктов. Так, в "Списке населенных мест Сибирского края", изданном в Новосибирске в 1928 году, возникновение села Нижняя Каменка датируется 1716 годом, то есть еще до строительства Бийской крепости, а село Верх-Каянча датируется даже 1676 годом. Никакими сколько-нибудь достоверными источниками эта датировка не подтверждается. Названный "Список..." в общем-то весьма ценен, поскольку составлялся по материалам переписи 1926 года, однако указанные в нем даты возникновения населенных пунктов требуют самой тщательной проверки [2]. Поэтому при изучении истории освоения крестьянами нынешней территории того или иного района, в том числе и Алтайского, необходимо по возможности опираться на более достоверные документальные свидетельства.


Вероятно, наиболее ранним населенным пунктом на территории Алтайского района является село Старая Белокуриха. Известно, что в мае 1802 года крестьяне Яков Клепиков из деревни Быстрый Исток и Андрей Дорофеев из деревни Зиминой обратились с прошением о допуске их за военную линию к речке Белокурихе для "хлебопашества с построением необходимо нужных избушек" [3, л. 133]. 2 октября того же 1802 года крестьянин деревни Шубенки Василий Пахомов писал в прошении: "...покорнейше прошу для произведения хлебопашества заимкою уволить меня в залинейную сторону на речку Белокуриху, где таковое хлебопашество производят из деревни Быстрого Истоку крестьянин Яков Клепиков с товарищами, да из деревни Шубенки позволить переселиться в село Смоленское обще с детьми: Степаном, Герасимом, Егором, Семеном и Филиппом" [3, л. 129].

Поскольку вопрос о заселении приписными крестьянами залинейной территории не был решен между заводским, губернским и военным ведомствами, по нему были серьезные разногласия, прошения крестьян рассматривались крайне медленно. Только через год, 1 октября 1803 года, было получено согласие жителей села Смоленского на поселение у них В. Пахомова, но с условием, чтобы он имел в этом селе только дом, а хлеб сеял и сено косил подальше, не стесняя местных жителей [3, л. 131]. Но пока власти решали вопрос о заселении приписных крестьян на залинейную территорию, крестьяне заселялись самовольно. В описании, составленном бийским управителем Штембергом в июне 1804 года, было названо самовольное поселение на речке Белокурихе. Здесь управитель обнаружил две семьи Якова Клепикова и Василия Пахомова и в них 10 душ мужского пола. У поселившегося раньше Я. Клепикова имелись: изба, погреб, амбар, баня, кузница, огород, 9 лошадей, 18 голов крупного рогатого скота, 15 овец, под посевом 10 десятин ржи, 4 десятины пшеницы, две десятины ярицы (яровой ржи), одна десятина ячменя, а всего под посевом 7 десятин, да кроме того 5 десятин залога. У Василия Пахомова - изба, погреб, 10 лошадей и приготовлено 10 десятин залога [4, л. 332]. 18 марта 1808 года, это селение, по заданию заводского начальства, осматривал шихтмейстер А. Гаузе. Он доложил, что на заимке Белокурихе оказалось "жительствующих крестьян домами и производством хлебопашества 44 мужских ревизских души в 18 семьях. Из них поселились в 1802 году Афанасий Клепиков из деревни Быстрый Исток, в 1803 году из Смоленского редута Василий Пахомов, в 1805 году из деревни Быстрый Исток Михаил Микшин и Игнатий Шипунов, в 1806 году из той же деревни К. Шипунов [4, л. 455]. Так было положено начало деревне Белокурихе. В ближайшую 6-ю ревизию 1811 года в ней было учтено уже 99 душ мужского пола [5, л. 150-153]. В 8-ю ревизию 1834 года в деревне Белокурихе Алтайской волости насчитывалось 405 жителей, из них 192 души мужского и 213 душ женского пола [6, л. 104-129]. В 50-годах XIX века, в связи с возникновением деревни Новой Белокурихи (ныне город Белокуриха), первую деревню на речке Белокурихе стали называть Старой Белокурихой. В 90-х годах XIX века и в первой четверти XX столетия Старая Белокуриха входила в состав Сычевской волости. В перепись 1926 года в селе Старо-Белокурихе Алтайского района насчитывалось 799 дворов и в них 5007 жителей обоего пола [2, с. 99]. В дальнейшем число жителей села сокращалось. В 1939 году их насчитывалось 3442 человека, в 1959 - 2060, в 1992 -1311 жителей обоего пола [1, с. 99]. В 1803 году крестьяне деревни Петропавловской Трифон Казаков, Григорий Губин и другие, всего 47 душ мужского пола, просили допустить их к заведению пашни за военной линией у реки Каменки ниже устья речки Сарасы. Разрешения они не получили, но в 1805 году самовольно распахали пашню и поставили шесть срубов для изб, однако из-за отсутствия разрешения весной 1806 года пашню не засеяли. В 1808 году крестьяне вновь обратились к проверявшему самовольное селение приписных за военную линию шихтмейстеру А. Гаузе и заявили, что пашню уже частично засеяли [4, л. 469-470]. В 1811 году крестьяне сумели получить от бийского коменданта подполковника Шульца билет на право пахать пашни на избранном месте. Канцелярия Колывано-Воскресенского горного начальства, которой непосредственно подчинялись приписные крестьяне, не оспорила разрешение военной администрации. 17 февраля 1812 года Канцелярия решила: "Как крестьяне Казаковы показывают, что многие из желающих с ними к переселению таковые ж крестьяне на избранном по речке Каменка месте, из пристроя дома, тут уже жительствуют и производят хлебопашество, то буде сие действительно справедливо, и от такового их поселения никому стеснения нет, в таком случае как поселившихся уже тут крестьян оставить всегдашним жительством, так и прочим таковым же крестьянам, показанным в представленном помянутым Казаковым регистре, поселиться на новом месте позволить" [4, л. 62]. Тогда бийский управитель Биглов предложил официально признать заведенные за военной линией приписными крестьянами селения, поскольку "оные значительным и весьма хорошим обзаводством почесть можно в заводской округе первыми", включить селения, расположенные по правую сторону от реки Катуни, в Енисейскую волость, а из расположенных к западу от Катуни, добавив к ним старые прилинейные деревни Паутову и Петропавловскую, образовать новую Алтайскую волость. Канцелярия горного начальства согласилась с этим предложением и приказала в одном из залинейных селений построить для волостного правления "пристойное заведение", составить список жителей новой волости и представить его в Барнаул к декабрю 1817 года, выбрать волостного голову, назначить писаря, "так, чтобы с будущего 1818 года новая сия волость составила свой счет и приняла существование" [4, л. 312-316].
Поскольку решение это было принято без согласия Томского губернского правления, его надо было еще отстоять в столице, опираясь на поддержку императорского Кабинета. Окончательное решение, разрешившее приписным крестьянам жить за военной линией, было принято в 1822 году. Крестьяне залинейных селений были записаны на новых местах жительства в Алтайской волости. Центром волости еще в конце 1817 года была избрана деревня Верхне-Каменская, заведенная Трифоном Казаковым и его товарищами. Впервые полный учет населения новой волости был произведен в 8-ю ревизию 1834 года. В деревне Верхне-Каменской было учтено 597 жителей, из них 306 мужского и 291 женского пола. Большинство жителей были переселенцами из староверческого села Петропавловского (Казаковы, Снегиревы, Трофимовы, Черновольцевы, Марковы, Козыревы, Лукьяновы и др.), остальные из деревень Сверчковой (Громоздятов, Шестернин, Балахнин), Малой Уренговой, Талицкой, Замятиной, Савиновой, Буланихи, Красноярской и села Енисейского [6, л. 242-291]. Со временем за деревней Верхне-Каменской, как центре Алтайской волости, закрепилось название село Алтайское. В 10-ю ревизию 1857 года в селе Алтайском насчитывалось 511 мужских ревизских душ, а в 1882 году - 822 мужские души в 368 дворах [7]. Новый приток переселенцев в конце XIX -начале XX столетий способствовал быстрому росту села. В 1893 году в селе Алтайском было 519 дворов, 3082 жителя, здесь располагалось волостное правление, имелись две церкви (православная и единоверческая), сельское училище, церковно-приходская школа, 9 мельниц, 3 маслобойных и 2 кожевенных завода, винный склад и 7 торговых лавок [8, с. 156-157]. В перепись 1926 года в селе Алтайском насчитывалось 1557 хозяйств, в них 7595 жителей [2, с. 678]. В 70-80-х годах XX века село Алтайское имело статус поселка городского типа. В 1992 году в селе Алтайском (центре Алтайского района) насчитывался 13581 житель [1, с. 93].
В марте 1808 года шихтмейстер А. Гаузе обнаружил за военной линией в 12 верстах от заимки Сетовки вверх по реке Каменке на Широком лугу за Мохнатой сопкой самовольное заселение приписных. Выяснил, что летом 1807 года крестьяне деревни Комаровой Бийской волости Андрей Шипунов, Петр Вилюсов, Павел Воробьев и другие нашли это место и построили две земляные избушки, накосили сена (часть его вывезли в деревню Комарову, а остальное не смогли из-за испортившейся погоды и бездорожья), перевели на избранное место лошадей, "на каковой предмет было ими загорожено из жердовнику три двора". А. Шипунов, И. Вилюсов и П. Воробьев срубили из осинового лесу срубы для постройки изб. Весной 1808 года рядом с ними срубили срубы Яков Третьяков из деревни Плешковой и Агафон Казанцев из деревни Усть-Ануйской [4, л. 466,470]. По докладу А. Гаузе Канцелярия горного начальства приказала выселить самовольных переселенцев на их прежние места жительства, но крестьяне не подчинились. Да и горное начальство особенно не настаивало, прорабатывая с военными властями возможность заселения приписными залинейной территории. В 1811 году подполковник Шульц выдал билет крестьянам деревень Комаровой и Плешковой Якову Слободчикову с товарищами на право хлебопашества и сенокошения на избранном месте. На поселение крестьян по реке Каменке дал согласие командир Бийской военной линии генерал-лейтенант Глазенал. Учитывая это, Канцелярия горного начальства приказала бийскому управителю Биглову осмотреть избранное крестьянами место, выяснить, "удобно ль оное для крестьянского продовольствия и к таковому заселению не будет ли от того кому-либо в чем стеснения или другого какого неудобства", и в случае положительного вывода разрешить крестьянам поселиться на избранном месте, а для исполнения заводских и государственных повинностей числить их в ближайших приписных деревнях. Это решение, принятое 22 января 1812 года, по существу легализовало существование селения Нижняя Каменка [4, л. 48, 57]. При образовании Алтайской волости оно было включено в ее состав. В ревизию 1834 года в деревне Нижне-Каменской было учтено 433 жителя, в том числе 200 душ мужского и 233 души женского пола [6, л. 235-241]. С закреплением за Верхней Каменкой названия село Алтайское Нижнюю Каменку стали часто называть просто Каменкой. Под таким названием она фигурирует в официальных списках конца XIX - начала XX века. На 1893 год в деревне Каменке насчитывалось в 350 дворах 2198 жителей. В деревне имелись: церковноприходская школа, молельный дом, 3 торговых лавки, хлебозапасный магазин, 4 мельницы, 3 маслодельных и 3 кирпичных завода [8, с: 156]. В 1911 году в селе Каменском было уже 518 дворов и в них 3572 жителя. Вместо молельного дома была построена церковь [9, с. 280]. В перепись 1926 года в селе Нижне-Каменке насчитывалось 831 хозяйство и 5293 жителя [2, с. 680]. В перепись 1970 года в селе Нижне-Каменке было учтено 2502 жителя. Здесь находилась центральная усадьба совхоза "Советская Сибирь". По данным 1992 года, в селе Нижне-Каменке было 2143 жителя [1, с. 96].
5 февраля 1812 года крестьяне деревни Усть-Ануйской дали подписку жителям их деревни Михаилу Осокину, Степану Бедареву, Алексею Казанцеву, Анисиму Зубцову, Федору Еремееву, Гавриле Осокину, а крестьяне деревни Тырышкиной - Матвею Тырышкину с семейством о согласии на их переселение на избранное место у "Поперечной Россоши", обосновывая это значительным числом дворов в их деревнях и в связи с этим трудностями в пашенных землях и сенокосах. Отпускали всего 26 душ мужского пола с условием, что числиться они будут "по книгам и в сборе податей" по старым местам жительства. Переселявшиеся крестьяне успели к этому времени уже получить согласие (письменный вид) командования военной линии [4, л. 70]. 23 февраля того же 1812 года Канцелярия горного начальства рассмотрела прошение крестьян с сопутствующими документами, дала указание бийскому управителю Биглову осмотреть избранное место и, если нет каких-либо препятствий, разрешить переселение. Летом 1812 года крестьяне распахали на избранном месте 50 десятин, из них 30 засеяли рожью, построили 5 домов и еще заготовили лес для дальнейшего строительства. Однако, как писал в прошении от 16 января 1813 года Михаил Осокин, бийский волостной голова Сергеев запретил поселение. На запрос Канцелярии горного начальства о причинах этого бийский управитель Биглов ответил в рапорте в феврале 1813 года следующее: избранное крестьянами деревни Усть-Ануйской место в верховье речки Поперечной, хотя и свободно, но на него претендуют в качестве сенокосного угодья жители располагавшейся неподалеку деревни Белокурихи, а также поселенцы на реке Каменке [4, л. 75, 76-77, 79, 83]. Заводское начальство не стало настаивать на выселении крестьян с верховья речки Поперечной. В 1817 году Биглов назвал заимку Рассошинскую в числе залинейных селений для включения в предлагаемую для образования Алтайскую волость. В этом населенном пункте насчитывалось 32 ревизских мужских души, а заимкою он назывался потому, что существование его не было еще признано официально и поселившиеся здесь крестьяне продолжали числиться по прежним местам жительства [4, л. 313].

В 8-ю ревизию 1834 года в деревне Рассошной было учтено 164 жителя, в том числе 85 душ мужского и 79 душ женского пола. Почти все они были переселенцами из деревни Усть-Ануйской. Кроме них оказалось всего 4 ревизских души из деревень: Луговской, Савиновой и Белокурихи [6, л. 292-299]. В 1893 году в деревне Рассоши Алтайской волости в 184 дворах насчитывалось 1173 жителя. В деревне имелись: молитвенный дом, церковноприходская школа, хлебозапасный магазин и 2 торговые лавки [8, с. 156-157]. В 1911 году в селе Рассоши было уже 305 дворов и в них 1977 жителей [9, с. 188]. В перепись 1926 года в селе Рассоши Алтайского района насчитывалось 515 хозяйств и в них 3086 жителей обоего пола [2, с. 682]. В 70-80 годах село являлось центральной усадьбой колхоза "Восток". В 1992 году в селе Рассоши жителей оказалось значительно меньше, всего 1178 человек [1, с. 98].


Одновременно с делом о поселении крестьян в верховьях речки Поперечной (заимка Рассоши) заводскими властями рассматривались прошения приписных о поселении в других местах за линией, в частности, у впадения речки Сарасы в Каменку. Туда просились крестьяне Енисейской волости К. Донов, Д. Белокрылов и другие, всего 69 мужских ревизских душ, в том числе из деревни Сверчковой - 37, из деревни Ложкиной - 7, из деревни Марушки - 4, из деревни Новые Чемровки -21 душа. 23 февраля 1812 года Канцелярия горного начальства приказала управителю Биглову осмотреть избранное крестьянами место и при отсутствии каких-либо противопоказаний переселение разрешить [4, л. 74, 79]. В феврале 1813 года Биглов сообщил, что крестьяне Енисейской волости, просившиеся к переселению за линию по речкам Карагуж, Барда, Чапча и Сараса, частично начали переселяться, другие остались в своих родных деревнях, а некоторые, переселившись, стали возвращаться назад. Поэтому "по сие время нельзя узнать, кто куда переселится, да и сами они в мыслях своих колеблются" [10, л. 84]. Не состоялось и поселение крестьян у устья речки. Часть из просившихся туда крестьян поселилась, в деревнях Верхней и Нижней Каменках. При образовании Алтайской волости никакой приписной деревни у устья Сарасы не было, не учитывалась она и в 8-ю ревизию 1834 года. Не было приписных крестьян на том месте и в последующие годы. Однако пустым место не осталось. Здесь появилось поселение государственных крестьян Смоленской волости и алтайцев. Когда это произошло, установить пока не удалось. Названная в "Списке населенных мест Сибирского края" (1928 г.) дата - 1795 год - не подтверждается источниками. Первые оседлые поселения алтайцев возникают только в начале XIX века. Достоверные свидетельства о населенном пункте у речки Сарасы, которые известны исследователям, относятся лишь к 40-м годам XIX века. В ведомости о состоянии хлебозапасных магазинов в Смоленской волости за 1842 год названа деревня Сарасинская и в ней 4 мужских души государственных крестьян [11, л. 128]. Известно также, что в 1843 году глава Алтайской духовной миссии архимандрит Макарий направил из селения Сарасы в Маюту несколько крещенных им телеутов [12, с. 202]. Сараса стала одним из первых центров административно-территориального деления в Горном Алтае. В 1893 году в деревне Сараса - центре Сарасинской инородческой управы - насчитывалось 153 крестьянских двора, 56 некрестьянских дворов, 459 жителей, из них 229 душ мужского и 230 душ женского пола. В деревне имелась небольшая церковноприходская школа [8, с. 198-199]. В 1911 году в селе Сарасинском - центре Сарасинской инородческой волости - было 185 дворов и в них 1194 жителя [9, с. 318-319]. Поскольку в селе преобладало русское население и по месторасположению оно находилось за пределами Ойротской автономной области, то при введении районного деления село Сараса было включено в состав Алтайского района. По переписи 1926 года в нем насчитывалось 345 хозяйств и в них 1803 жителя [2, с. 682]. В 1939 году в селе Сараса - центре Сарасинского сельсовета - был 1251 житель. С образованием совхоза Пролетарского Сараса была включена в состав Пролетарского сельсовета и со временем стала его центром и самым крупным населенным пунктом. В 1992 году в селе Сараса было 1120 жителей [1, с. 98].
Сараса не была единственным и первым населенным пунктом, населенных государственными, а не приписными крестьянами. В 8-ю ревизию 1834 года в Смоленской волости была учтена деревня Айская, заселенная в 1823-1826 годах добровольными и ссыльными поселенцами. Первыми в 1823 году были поселены Федор Казанов и Наум Богомолов. Казаков в том же году бежал, а Богомолов закрепился на поселении, женился на девице Секлетинье, моложе его на 32 года, а в 1832 году у них родилась дочь Анна. В 1824 году были поселены в эту же деревню Иван Сирота, Егор Федоров, Тимофей Щербаченко, Василий Прокофьев, Иван Никифоров, Петр Васильев и другие. Из поселенных дополнительно в 1825-1826 годах почти все либо бежали, либо были сосланы в Енисейскую губернию. Всего в деревне с 1823 года было поселено 29 мужчин, из них 1 умер, 10 убежали, 5 сослали. Ко времени ревизии 1834 года у оставшихся поселенцев родилось 7 сыновей и несколько дочерей. Ревизия учла в деревне Айской 20 душ мужского и 26 душ женского пола [13, л. 56-57]. В 1893 году в селе Айском Алтайской волости насчитывалось 298 дворов и в них 1615 жителей, имелись своя церковь, хлебозапасный магазин, 3 маслобойных заведения, 6 мельниц, винный склад и 5 торговых лавок [8, с. 156-157]. В 1911 году село Айское - центр Айской волости - состояло из 306 дворов и в них было 2011 жителей [9* с. 280]. В перепись 1926 года в селе Ая учли 2765 жителей в 547 дворах [2, с. 678]. В последующем село стало центром Айского совхоза. По данным 1992 года в селе жили 2254 человека [1, с. 193].
Южнее деревни Айской, на Катунском левобережье при впадении реки Устюбы в Катунь и речки Каянчи в Устюбу, возникло еще два населенных пункта государственных крестьян. В 1824 году здесь поселились крестьяне из разных губерний. Заселение состоялось на основании указа от 22 июля 1822 года, было получено согласие общества Смоленской волости, алтайцев Бакеевской волости, Томской казенной палаты. В деревне Каянчинской поселились 33 мужских души, в Устюбинской - 9 душ мужского пола [14, л. 423]. Кроме государственных крестьян, в деревне Устюбинской были поселены в 1824 году 5 ссыльных: Петр Шевчук, Данила Григорьев, Иван Малкин, Анисим Наконешной и Томаш Калинский. Двое из них бежали: Григорьев в 1829 году, поляк Калинский в 1831 году, а Ивана Малкина в 1832 году сослали в Восточную Сибирь [13, л. 73]. В 1831 году прибывший по поручению Канцелярии горного начальства шихтмейстер Пылков, защищая интересы селившихся приписных, отвел каянчинским и устюбинским крестьянам землю у речек Устюба, Каянча и Кайма. После этого поселенцы жаловались, что земли им отведено мало, причем включая негодную для хлебопашества и сенокошения, "потому что сии места расположены в горах и с обоих сторон речек каменных утесов и при вскрытии дерна оказываются гальки, неспособные к пашне" [14, л. 424]. Во время 9-й ревизии 1851 года в деревне Устюба было 23 души мужского пола, в деревне Каянча - 56 мужских душ. Обе деревни входили в состав Смоленской волости [11, л. 66]. К концу XIX века оба этих населенных пункта вошли в состав Алтайской волости. В 1893 году в деревне Устюба было 32 двора и в них 167 жителей. В деревне Нижняя Каянча (так стали называть Каянчинскую. Приписных крестьян на реке Каянче) насчитывалось 113 дворов и в них 660 жителей [8, с. 158-159]. В 1911 году обе деревни находились в составе Айской волости. В Нижней Устюбе было 239 жителей в 33 дворах, а в деревне Нижняя Каянча - 790 жителей в 166 дворах [9, с. 282]. В перепись 1926 года обе деревни были в составе Алтайского района. В Нижней Каянче учли 1112 жителей в 246 дворах, а в Нижней Устюбе - 293 жителя в 54 дворах [2, с. 680]. Поселок Нижняя Каянча ныне в составе Айского сельсовета Алтайского района. В 1992 году в нем было 468 жителей. Поселок Нижняя Устюба последний раз учитывался в 1970 году. В нем тогда оставалось только 32 жителя. Между 1970-1979 годами поселок опустел [1, с. 93].

В 20-е годы XX столетия продолжали заселение нынешней территории Алтайского района и приписные крестьяне, расширяя тем самым пространство, подведомственное властям горного округа. За военную линию стали приходить не только жители ближайших Бийской и Енисейской волостей, но и более отдаленных мест. В сентябре 1824 года крестьяне Касмалинской волости деревни Востровой Матвей Панов и деревни Усть-Волчихи Евдоким Пятков с товарищами подали прошение о поселении на избранном месте при впадении в реку Песчаную речки Куяган. Поскольку прошение предполагало выселение из Касмалинской волости сразу 58 мужских ревизских, а следовательно, и податных душ, против этого высказались волостной голова и деревенские старшины. Канцелярия горного начальства отказала крестьянам. В мае 1825 года касмалинские крестьяне повторили прошение, а в сентябре того же года унтер-шихтмейстер Пылков обнаружил у речки Куяган, что они уже начали осваивать избранное место, а в двух с половиной верстах от них начали селиться крестьяне из деревни Ново-Тырышкиной. Обе группы переселенцев поставили сено, обозначили места для строительства изб. В феврале 1826 года алтайский управитель нашел у реки Куяган 800 колен сена, лес для изб, но самих поселенцев не встретил. Проверкой, учиненной в декабре 1826 года, было установлено, что у речки Куяган уже поселились касмалинские крестьяне Евдоким Пятков и Василий Молодых из деревни Усть-Волчихи, Матвей Панов из деревни Востровой, Иван Неустроев и Петр Тупицын из деревни Селиверстовой. Неподалеку поселились новотырышкинские крестьяне: Николай Пономарев, Максим Казанцев, Кузьма Тырышкин и другие. Поскольку новотырышкинские крестьяне принадлежали к Алтайской волости, они первыми 7 февраля 1827 года получили разрешение жить на новом месте. Их заселок было приказано именовать деревней Куяган. Через год, в феврале 1828 года, разрешили жить в Куягане и касмалинским крестьянам [20, л. 418-432, 482-490]. В 8-ю ревизию 1834 года в деревне Куяганской Алтайской волости было учтено 274 жителя, из них 141 душа мужского и 133 души женского пола [6, л. 423-444]. В 1893 году в деревне Куяган Сычевской волости насчитывалось 200 дворов и в них 940 жителей, имелось два молитвенных дома (православный и единоверческий), а также винный склад. В 1911 году село Куяган - центр Куяганской волости - насчитывало 2259 жителей в 418 дворах [9, с. 290]. В перепись 1926 года в селе Куяган - центре Куяганского района - было 708 хозяйств и в них 3469 жителей [2, с. 706]. В последующие годы, как и вообще в сельской местности, число жителей в этом населенном пункте значительно сократилось. В 1992 году в селе Куяган числился 1221 житель [1, с. 95].


Летом 1825 года командированному в Алтайскую волость унтер-шихтмейстеру Пылкову было поручено по реке Песчаной до устья речки Куячи отвести землю для поселения просившихся туда ревизских крестьян Енисейской волости Чиркова с товарищами, всего на 44 мужские души. 3 сентября 1825 года Пылков доложил, что нашел на том месте только пять душ, которые имели на речке Куяче "небольшое обзаводство и пасеку" и сказали, что большинство из просившихся переселяться не желают. Поэтому отводить землю Пылков не стал [20, л. 443]. О том, состоялось ли заселение избранного крестьянами места и когда к первым пяти душам присоединились другие, сведений найти не удалось. В ревизию 1834 года населенный пункт на речке Куяче не учитывался. Очевидно, первые его поселенцы еще числились на прежних местах жительства. В 10-ю ревизию 1857 года в деревне Куяча было учтено 42 мужские ревизские души [7]. В 1893 году в деревне Куяча Сычевской волости было 55 дворов и в них 306 жителей [8, с. 164-165]. В 1911 году в деревне Куяча Куяганской волости насчитывалось 143 двора и в них 909 жителей [9, с. 290]. В перепись 1926 года село Куяча Куяганского района имело 266 хозяйств и в них 1424 жителя [2, с. 706]. Ныне село Куяча в составе Алтайского района. По данным 1991 года, в нем проживало 768 человек [1, с. 96].

Весной 1829 года Канцелярия горного начальства получила докладную Бийской администрации о населенных пунктах, возникших к началу названного года. Среди прочих селений была названа деревня Верх-Айская на речке Ая. По этой докладной ее первопоселенцы, 31 душа мужского пола, были причислены по новому месту жительства. В заведении деревни участвовали крестьяне деревни Сростинской: Петр Попов, Сергей Корчуганов, Иван Бедарев, Михаил Бедарев, Александр Тырышкин, Алексей Калачиков, а также переселившиеся из деревни Усть-Ишинской Николай Попов и из деревни Чергачатской Егор Казанцев. В 8-ю ревизию 1834 года в деревне Верх-Айской были учтены 89 жителей, в том числе 43 души мужского и 46 душ женского пола [18, л. 363-364; 6, л. 455-461]. В 1893 году в деревне Верх-Айской Алтайской волости насчитывалось 96 дворов и в них 539 жителей [8, с. 156-461]. В 1911 году в селе Верх-Айском Айской волости в 151 дворе было 985 человек [9, с. 282]. В перепись 1926 года в селе Верх-Ая Алтайского района учли 1445 жителей в 258 дворах [2, с. 678]. Ныне село Верх-Ая в составе Алтайского района. По данным 1992 года, в нем было 366 жителей [1, с. 93].


20 ноября 1829 года крестьянин деревни Сетовки Конан Иванович Казанцев "с товарищи", всего 17 ревизских душ, попросили разрешения, ссылаясь на залив лугов и плохие условия для пастьбы скота, переселиться на речку Куянчу в 40 верстах от Сетовки и в 7 верстах от деревни Верх-Айской. Согласие жителей этой деревни и некоторых других деревень Алтайской волости просители получили в конце октября. В марте 1830 года просьбу сетовских крестьян поддержал управитель Енисейской волости. Летом 1831 года унтер-шихтмейстер Пылков отвел просителям землю для поселения и хлебопашества. Это вызвало протест со стороны поселившихся ранее государственных крестьян деревень Куянчинской и Устюбинской. Канцелярия горного начальства еще до этого протеста разрешила 27 июля 1831 года се-товским крестьянам заселиться на речке Куянча и предложила назвать заводимую ими деревню Больше-Куянчинской. 17 мая 1832 года начальство Алтайского округа окончательно отвергло протест государственных крестьян и подтвердило право подведомственных ему приписных крестьян на жительство у речки Куянча [14, л. 407-419, 423-471]. В 8-ю ревизию 1834 года в деревне Куянчинской Алтайской волости было учтено 27 душ мужского и 43 души женского пола, всего 70 жителей. Время их официального признания на новом месте было помечено в ревизской сказке 1832 года. Кроме семьи Конана Казанцева в этой деревне названы семьи Дмитрия Казанцева, Тимофея Майдурова, Игнатия Семенова и Кирсантия Казанина [6, л. 424-429]. В последующем приписная деревня Куянчинская стала называться Верх-Куянчей в отличие от государственной деревни Куянчинской, за которой закрепилось название Нижне-Куянча. В 1893 году в деревне Верх-Куянча Алтайской волости было 63 двора и в них 369 жителей [8, с. 156-157]. В 1911 году в деревне Верх-Куянча Айской волости насчитывалось 910 жителей в 88 дворах [9, с. 282]. В перепись 1926 года в селе Верх-Куянча Алтайского района было 148 хозяйств и в них 712 жителей [2, с. 678]. В перепись 1959 года в поселке Верх-Куянча учли всего 161 жителя [1, с. 93].
В июне 1829 года крестьяне деревни Пановой Нижне-Кулундинской волости Тихин, Сильвестр и Дмитрий Пановы, Филипп Орлов и другие, а также деревни Жарковой Семен Рогов подали прошение о поселении за военной линией от деревни Куяган вверх по реке Песчаной у устья речки Таурак, "где для узнания посеяли по небольшой части хлеба". В сентябре того же года стало известно, что крестьяне выехали на приисканное место. Малышевский управитель, под ведением которого находилась Нижне-Кулундинская волость, направил за ними погоню. Крестьян вернули, но Тихон Панов отбился от погони и ускакал на лошади. Не нашли в деревне Пановой на месте Дмитрия Панова и Филиппа Орлова. Послали нарочного в Алтайскую волость, и он на речке Таурак нашел избушки, "подобные избушкам промышленников и рыбаков", построенные Пановыми, но самих беглецов не встретил. В начале 1830 года на избранном крестьянами месте обнаружили поселившихся Тихона и Сильвестра Пановых и Филиппа Орлова. Вскоре к ним присоединился Дмитрий Панов. Весной того же года Канцелярия горного начальства приказала крестьянам вернуться на прежние места жительства. В июле 1830 года крестьяне подали новое прошение, прося оставить их на Таураке, где они уже имели хозяйство и при обратном переселении могли разориться. Начальник алтайских заводов П.К. Фролов разрешил крестьянам вернуться в деревню Панову. В 1831 году пановским крестьянам разрешили остаться до осени из-за посеянных озимых. В октябре 1831 года было принято решение: разрешить крестьянам сохранить хозяйственную заимку на Таураке, но жить приказали в деревне Куяган [14, л. 474-557]. В 8-ю ревизию 1834 года их учли по деревне Куяган, хотя фактически они жили на Таураке. В 10-ю ревизию 1857 года в деревне Таурак было учтено 44 мужских ревизских души [7, табл. 2]. В 1893 году в селе Тауракском насчитывалось 126 дворов и в них 712 жителей, имелась своя церковь [8, с. 164-165]. В то время село находилось в составе Сычевской волости. В 1911 году в селе Таурак Куяганской волости было 1644 жителя в 291 дворе [9, с. 290]. Перепись 1926 года учла в селе Таурак Куяганского района 409 хозяйств и 1994 жителя [2, с. 708]. После упразднения 20 июня 1930 года Куяганского и Сычевского районов село Таурак вошло в состав Алтайского района. По данным 1992 года, в селе этом насчитывалось 499 жителей [1, с. 96].

В 8-ю ревизию 1834 года в юго-западной части Алтайской волости была впервые учтена деревня Булатова на реке Тишке. В ней жили причисленные в 1832 году из старейшей залинейной деревни Солоновки Лукьян Венедиктович Шевелев, Евдоким Никифорович Булатов (по его фамилии деревня получила название), Федор Яковлевич Субботин, Иван и Федор Шелеповы и другие, всего 47 душ мужского и 45 душ женского пола [6, л. 446]. В 1893 году деревня Булатова (Тишка) входила в состав Сычевской волости. В ней было тогда 115 дворов и в них 523 жителя [8, с. 162-163]. В 1911 году в деревне Булатовой Куяганской волости насчитывалось 267 дворов и 1872 жителя [9, с. 290]. В перепись 1926 года в селе Булатово Куяганского района было учтено 466 хозяйств и в них 2422 жителя [2, с. 704]. После ликвидации в 1930 году Куяганского района село Булатово включили в состав Солонешинского района. С 6 апреля 1973 года это село передали в Алтайский район [21, 182]. К 1992 году в Булатове осталось только 146 жителей [1, с. 95].


В "Списке населенных мест Сибирского края" (1928 г.) в Алтайской волости на левом берегу Катуни названа деревня Тавда и указана дата ее образования - 1830 год. Однако эта датировка не подтверждается источниками. В 8-ю ревизию 1834 года такой населенный пункт не учитывался. Наиболее раннее достоверное свидетельство о его существовании имеется в ведомости о состоянии и числе хлебозапасных магазинов в Смоленской волости за 1842 год. В этом документе названа деревня Тавдинская и в ней две души мужского пола [11, л. 128]. До обнаружения более точных сведений, можно говорить о том, что эта деревня возникла в промежутке между 1834 и 1842 годами. В 1893 году в деревне Тавда Алтайской волости было 47 дворов и в них 264 жителя [8, с. 158-159]. В 1911 году в деревне Тавда Айской волости насчитывалось 46 дворов и 352 жителя [9, с. 282]. В перепись 1926 года в деревне Тавда Алтайского района было учтено 71 хозяйство и 344 жителя [2, с. 682]. В 1959 году в поселке Тавда оставалось только 78 жителей. До переписи 1970 года не осталось ни одного [1, с. 93].

В 1864 году около бывшего кочевья алтайцев на реке Казанде крестьяне из села Усть-Каменный Исток (ныне село Коробейниково Усть-Пристанского района) образовали заселок. К первопоселенцам присоединились позднее их родственники и земляки, в большинстве раскольники-староверы [16, с. 407]. В "Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год" показано: заселок Казандинский при впадении речки Казанды в реку Песчаную, в нем 16 дворов и 117 жителей, в том числе 59 душ мужского и 58 душ женского пола [8, с. 162-163]. В 1911 году в деревне Казанда было 133 двора и 697 жителей [9, с. 290]. В 1893 году Казанда входила в состав Сычевской, а в 1911 году - Куяганской волостей. В перепись 1926 года в селе Казанде Куяганского района учли 173 хозяйства и в них 978 жителей [2, с. 706]. В последующем число жителей уменьшилось с 201 в 1939 году до 2 человек в 1992 году [1, с. 94-95].


В "Списке населенных мест Сибирского края" (1928 г.) назван поселок Большая Заимка Куянчинского сельсовета Куяганского района. Возникновение его датировано 1832 годом. Источниками эта дата не подтверждается. Более того, такого населенного пункта нет в списках 1893 и 1911 годов. Тем не менее есть некоторые основания не отвергать наличие такого поселка значительно ранее 1926 года, в XIX веке. В "Материалах по исследованию мест водворения переселенцев в Алтайском округе", изданных в 1899 году, находим сведение о заселье Куяча Сычевской волости, заведенном русскими крестьянами на месте бывшего обитания алтайцев в 1871 году, о том, что в 1894 году здесь было 72 двора и в них 382 жителя [16, с. 412]. Вполне вероятно, что сообщение отражает какие-то реальные факты освоения русскими крестьянами речки Куячи. Деревня Куяча, как уже сказано, возникла в 20-х годах XIX века, а в 1871 году не речке Куяча образовался еще один населенный пункт - заселье Куяча, которое в списках конца Х1Х-начала XX века записывалось вместе с ранее образовавшейся деревней. И только в перепись 1926 года его выделили отдельно под названием Большая Заимка. Это только предположение, но, возможно, близкое к истине. В 1926 году в поселке Большая Заимка было учтено 17 хозяйств и в них 95 жителей [2, с. 706]. Наибольшее число жителей в этом населенном пункте зафиксировала перепись 1939 года - 341 жителя. В 1970 году осталось уже 196 человек, а к переписи 1979 года - ни одного [1, с. 96].


В "Хозяйственно-статистическом описании крестьянских волостей Алтайского округа", составленном в 80-х годах XIX века Н. А. Вагановым, А. А. Вагановым и А. П. Ухтомским, в пределах Алтайской волости названо шесть переселенческих поселков, возникших между 10-й ревизией и 1882 годом. В первом из них, поселке Баранча, показано 60 душ переселенцев [7, табл. 2]. В "Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год" назван поселок Николаевский, он же Баранча, расположенный при впадении речки Баранча в реку Песчаную. В нем показано 30 дворов и в них 185 жителей, в том числе 105 душ мужского и 80 душ женского пола [8, с. 164-165]. В 1911 году в деревне Никольской на реке Баранче было 127 дворов и в них 1290 жителей [9, с. 290]. В перепись 1926 года в селе Никольском Куяганского района насчитывалось 235 хозяйств и 1363 жителя [2, л. 706]. Во всех трех источниках называется один и тот же населенный пункт, только располагался он не при впадении речки Баранча в реку Песчаную, а несколькими километрами выше у впадения в Баранчу ручья Лисуха. Село Никольское существует и ныне, только значительно уменьшилось. По данным 1992 года, в нем жил 131 житель [1, с. 95-98]. Что касается времени возникновения этого населенного пункта, то названный в "Списке населенных мест Сибирского края" 1860 год, вполне вероятно, близок к истине.


В той же книге Вагановых среди переселенческих поселков, возникших между 1857-1882 годами, назван поселок Комар и в нем 35 душ переселенцев [7, табл. 2]. В 1893 году в заселке Комар у ключа Комар было 30 крестьянских дворов и 155 жителей, в том числе 77 мужского и 78 женского пола [8, с. 158-159]. В 1911 году в деревне Комар Алтайской волости насчитывалось 500 жителей в 96 дворах [9, с. 280]. В перепись 1926 года в селе Нижний Комар Алтайского района учли 415 жителей в 91 дворе. В "Списке населенных мест Сибирского края" указана дата заведения этого населенного пункта - 1872 год, с которой, до обнаружения более надежных сведений, пожалуй, можно согласиться . В составе Нижне-Комарского сельсовета показана по той же переписи деревня Верхний Комар с датой возникновения - 1873 год [2, с. 680]. Хотя в списках 1893 и 1911 годов показан один населенный пункт - Комар, можно предположить их совмещение. Поселок Верх-Комар исчез между 1959-1970 годами, а Нижний Комар под названием село Комар существует и ныне. По данным 1992 года, в нем было 300 жителей [1, с. 94].


В книге Вагановых назван поселок Светлый Ключ и в нем на 1882 год 17 поселенцев [7, с. 94]. В "Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год" назван заселок Медведьевский (Светленький) у ключа Светлый. В нем было 33 двора и 225 жителей [8, с. 162-163]. В 1911 году в списках показан поселок Светлый у ключа Светлый, в нем 8 дворов и 48 жителей [9, с. 292]. Есть большой соблазн совместить эти три информации с поселком Светлый на территории нынешнего Алтайского района. Однако, вернее всего, поселки списков 1882 и 1893 годов относятся к одному из населенных пунктов нынешнего Солонешинского района. Что касается поселка Светлый из списка 1911 года, то он действительно находился в западной части нынешнего Алтайского района на ручье Светлом, впадающем в речку Баранчу несколько ниже села Никольского. В перепись 1926 года поселок Светлый Никольского сельсовета Куяганского района насчитывал 15 хозяйств и 90 жителей. Возникновение его датировано 1896 годом, что вполне возможно [2, с. 706]. В 1959 году на стоянке Светлой оставалось всего 7 жителей, а до 1970 года не осталось ни одного [1, с. 98].


В "Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год" в пределах Алтайской волости назван заселок Большой Каим (он же Омутнистый) на речке Каим. В нем было 20 крестьянских дворов и в них 200 жителей [8, с. 158-159]. В 1911 году в деревне Каим Айской волости насчитывалось 33 двора и в них 195 человек [2, с. 680]. В перепись 1926 года в поселке Каим (Омутинский) Нижне-Каянчинского сельсовета Алтайского района было учтено 43 двора и в них 198 жителей. Поселок Каим исчез между 1959-1970 годами [1,93].


В 1884 году начал заселяться переселенческий участок Верх-Устюба, в 35 верстах к юго-востоку от села Алтайского [17]. В 1893 году в заселке Верх-Устюбинский было 39 дворов и в них 184 жителя [8, с. 128-129]. В 1911 году в деревне Верх-Устюба Алтайской волости насчитывалось 375 жителей в 72 дворах [9, с. 280]. В перепись 1926 в деревне Верх-Устюба Алтайской волости Алтайского района было учтено 114 хозяйств и в них 530 жителей [2, с. 678]. В перепись 1959 года в поселке Верх-Устюба учли 247 жителей, а до 1970 года не осталось ни одного [1, с. 94].


В 1885 году в Алтайской волости в 15 верстах от села Алтайского образовали переселенческий участок на речке Бирюкса, рассчитанный на 126 душ [17]. В 1893 году в деревне Бирюкса было 23 двора и в них 168 жителей [8, с. 156-157]. В 1911 году в деревне Бирюкса имелось 44 двора и 425 жителей [9, с. 280]. В перепись 1926 года в деревне Бирюкса Алтайского района было учтено 64 хозяйства и в них 421 житель [2, с. 678]. В 30-х годах село Бирюкса стало угасать. В 1939 году в нем было всего 19 жителей, в 1959 году их число увеличилось до 27, но до переписи 1970 года этот населенный пункт опустел [1, с. 93].


1910 Здесь еще не назывались 38 населенных пунктов, располагавшихся на нынешней территории Алтайского района, которые в "Списке населенных мест Сибирского края" (1928 г.) датируются XIX веком, то есть будто бы возникли не позднее 1900 года. Среди них 10 деревень, 9 поселков, 3 хутора и 16 заимок. Двух последних видов населенных пунктов мы здесь касаться не будем. Они были, как правило, мелкими и существовали недолго. Два первых вида - это деревни: Барашек, Верх-Баранча, Вересковская, Егорьевская, Кузнецова, Малая Кыркыла, Николаевка, Нижняя Бирюкса, Осокина, Сормовская; и поселки: Большая Кыркыла, Баранчушка, Верх-Этагол, Даниловка, Маркитанка, Погорелка, Усть-Утесный (Вятский), Усть-Кыркыла и Федоровский [2, с. 678-684, 705-708]. Из названных 19 только по семи населенным пунктам удалось найти сведения, предшествующие по времени переписи 1926 года. В "Списке населенных мест Томской губернии на 1911 год" среди новых переселенческих поселков в Куяганской волости назван поселок Николаевка на речке Нижняя Николаевка. В нем было 16 дворов и 83 жителя [9, с. 290]. Из "Книги переселенческих участков...", изданной в 1913 году, узнаем, что участок Николаевка в Куяганской волости был образован в 1909 году и начал заселяться в году [18, с. 436]. В перепись 1926 года в деревне Николаевка Куяганского района было учтено 167 жителей в 31 дворе [2, с. 706]. В 1939 году в поселке Николаевка было 114 жителей. Числился он по Николаевскому сельсовету Алтайского района и опустел до переписи 1959 года [1, с. 97].


1911 В "Списке населенных мест Томской губернии на 1912 год" в Алтайской волости на реке Поперечной названа заимка Осокина, в ней 5 дворов и 42 жителя, в том числе 24 мужского и 18 женского пола [9, с. 280]. В перепись 1926 года деревня Осокина Россошинского сельсовета Алтайского района насчитывала 19 дворов и в них 100 жителей [2, с. 682]. Более поздних сведений об этой деревне найти пока не удалось.

1912 В 1909 году в пределах Куяганской волости был образован переселенческий участок Немоляхи. В 1910 году он начал заселяться и был назван поселком Верх-Баранчинским [18, с. 436]. В 1911 году в поселке Верх-Баранча было уже 50 дворов и в них 295 жителей [9, с. 290]. В перепись 1926 года в деревне Верх-Баранча насчитывалось 130 хозяйств и в них 612 жителей [2, с. 704]. В 1970 в этом поселке оставалось всего 14 жителей, а к переписи 1979 года не осталось ни одного [1, с. 95]. В "Списке населенных мест Сибирского края" возникновение поселка Большая Кыркыла датировано 1893 годом, а деревни Малая Кыркыла - 1900 годом [2, с. 680]. Подтверждений этой датировке пока не найдено. Известно, что при поземельном устройстве Алтайского округа наделы для этих населенных пунктов, подведомственных Сарасинской инородческой управе, были определены в 1903 году [19, с. 31]. В "Списке населенных мест Томской губернии на 1911 год" в ведомстве Сарасинской инородческой управы названы поселки Большая Кыркыла (в нем 18 дворов и 114 жителей) и Малая Кыркыла (в нем 16 дворов и 81 житель), располагавшиеся у речки Кыркыла, впадающей справа в реку Каменку [9, с. 318]. В перепись 1926 года в деревне Большая Кыркыла было учтено 12 дворов и 57 жителей, а в деревне Малая Кыркыла - 39 дворов и 195 жителей [2, с. 680]. Поселок Малая Кыркыла исчез между 1939-1959 годами, а поселок Большая Кыркыла сохранился, по данным 1922 года, в нем было всего 28 жителей [1, с. 98].


В 1909 году в Куяганской волости образовали переселенческий участок Барашек, а в 1910 году там появился поселок Барашенский [18, с. 436]. В 1911 году в переселенческом поселке Барашек Куяганской волости было 12 дворов и в них 56 жителей [9, с. 292]. В перепись 1926 года в деревне Барашек Куяганского района учли 111 жителей в 19 дворах [2, с. 706]. Деревня исчезла между 1939-1959 годами [1, с. 97].


Поселенческий участок Погорелка был выделен в 1909 году, а начал заселяться в 1910 году [18, с. 436]. В 1910 году в поселке Погореловка было всего 3 двора и в них 21 житель [9, с. 292]. В перепись 1926 года в поселке Погорелка Куяганского района было учтено 19 хозяйств и 111 жителей [2, с. 706]. В 1959 году в хуторе Погорелка Никольского сельсовета Алтайского района насчитывалось 27 жителей. До 1970 года этот населенный пункт исчез [1, с. 98].


В "Списке населенных мест Сибирского края" на нынешней территории Алтайского района 55 различных населенных пунктов датируются 1901-1916 годами, в том числе 2 села, 3 деревни, 27 поселков, 3 выселка, 11 заимок, 6 хуторов, 1 кордон и 2 мельницы. В общем датировка, близкая по времени к переписи 1926 года, по материалам которой составлялся названный "Список", должна бы вызывать доверие, но имеющиеся источники требуют внесения корректив в эту датировку. Например, поселок Казанка Куяганского района датируется в "Списке" 1901 годом. Однако в "Книге образования переселенческих участков..." отмечено, что в 1908 году на речке Куяган был образован переселенческий участок Куягашек. Он начал заселяться в 1910 году и в результате образовался поселок Казанцевский [18, с. 326]. В 1911 году в этом поселке было 142 жителя в 21 дворе [9, 292]. Таким образом, у этого населенного пункта год рождения 1910, а не 1901. Выбирая между датировкой "Списка" 1928 года и "Книгой образования переселенческих участков" 1913 года, вероятно, следует отдать предпочтение источнику 1913 года. Хотя, если учесть, что расхождение это в пределах одного десятилетия, то они не очень существенны. К тому же не исключена возможность, что некоторые участки сначала были облюбованы переселенцами, а потом выделены. Сравним некоторые данные, назвав по "Книге образования переселенческих участков" год начала заселения, а в скобках укажем датировку "Списка" 1928 года. Выселок Барашек - 1911 г. (1906 г.); поселки: Маралье - 1910 г. (1908 г.), Троицкий -1910 г. (1908 г.), Правая Сосновка - 1910 г. (1908 г.), Ново-Покровский - 1910г. (1908 г.), Гремишка - 1910 г. (1910 г.), Громатушка - 1910 г. (1910 г.), Колбино - 1910 г. (1910 г.) Ново-Светлый - 1910 г. (1910г.), Архиповка - 1910 г. (1911 г.), Нижняя Булухта - 1910 г. (1911 г.), Верх-Булухта - 1910 г. (1911 г.), Ильинский - 1910 г. (1911 г.). Мещанка -1910 г. (1911 г.), Осокинский - 1910 г. (1911 г.), Рыбнушка - 1910 г. (1911 г.), Щебенистый - 1910 г. (1911 г.), деревня Лежанова - 1911 г. (1910 г.), село Белое - 1910 г. (1911 г.). Как видим, в большинстве случаев расхождение всего на один год. Часть названных населенных пунктов имеется в "Списке населенных мест Томской губернии на 1911 год", а именно: заселье Верх-Булухта Алтайской волости (17 дворов, 115 жителей), заселье Лежанова в верховьях реки Каменки той же волости (27 дворов, 149 жителей), а в Куяганской волости поселки: Гремишка (5 дворов, 31 житель), Громатуха (2 двора, 13 жителей), Колбинский на речке Булухта (13 дворов, 58 жителей), Верхняя Кача (6 дворов, 30 жителей), Сорокин на реке Каменке (10 дворов, 54 жителя) и Сумная при впадении речки Сумной в реку Песчаную (3 двора, 17 жителей) [9, с. 280, 292]. Часть из этих населенных пунктов до настоящего времени не сохранилась.


В том же "Списке" 1928 года названо 27 населенных пунктов, датированных 1918-1926 годами, в том числе село Макарьевка, поселки Луговской и Черемшанка, 3 выселка, 11 заимок, 6 хуторов, коммуна "Светлый Луч" и 3 мельницы. Датировка этих населенных пунктов настолько близка ко времени проведения переписи 1926 года, что ей, очевидно, следует верить. Возникновение села Макарьевка датируется 1922 годом. В перепись 1926 года в поселке Макарьева на реке Поперечной было 17 хозяйств и 94 жителя [2, с. 678]. В 1992 году в селе Макарьевке было 550 жителей [1, с. 96]. В поселке Луговском, расположенном на реке Поперечной, в 1926 году учитывалось 28 хозяйств и 163 жителя. Поселок опустел между 1959-1970 годами и в перепись 1970 года уже не учитывался. В поселке Черемшанка на речке Кыркыла в 1926 году было 11 хозяйств и в них 72 жителя. В 1959 году в нем проживал 251 житель, а в 1992 году - только 13 человек.

После переписи 1926 года на территории Алтайского района возникли еще 32 населенных пункта, из них 25 между 1926-1939 годами и 7 -между 1939-1959 годами. В числе новообразованных пунктов было 19 поселков, 1 выселок, 4 хутора, 2 стоянки, 1 заимка, 1 кордон, 1 дом отдыха, 2 фермы и 1 пилорама. Есть смысл здесь перечислить поселки, как наиболее крупные пункты сосредоточения населения. Это: Вершина Поперечной, Теплое, Горный Партизан, Единый Труд, Прожектор, Шубинка, Победа, Берестово, Бугры, Зерновой, Зыряновка, Озерная, Октябрький (Красный Октябрь), Советский Самолет, Надеждинка, Рудник, Ново-Польский, Пролетарка, Пролетарский. Возникновение новых поселений было связано со структурной перестройкой сельского хозяйства и развитием производства. Верно, новые населенные пункты, как правило, оказались наименее устойчивыми перед процессом сокращения сельского населения, его концентрации на центральных усадьбах крупных хозяйственных объединений. Из 32 населенных пунктов, возникших между 1926-1959 годами, к 1959 году исчезли 14, к 1970 году - 13, к 1979 году -1, к 1989 году - 2. До настоящего времени сохранились лишь поселки Пролетарка и Рудник [2, с. 678-682, с. 93- 99].


В этой статье автор более подробно рассматривает ранний период освоения территории Алтайского района, во-первых, потому что в большей степени изучал источники того времени, во-вторых, потому что краеведам и вообще читателям он меньше всего известен. О населенных пунктах, образованных в конце XIX - начале XX века, даются лишь самые общие сведения, а за время после переписи 1926 года - только сводные данные. Эти два периода требуют дополнительных исследований, что просто не под силу одному историку. Здесь необходимо широкое участие местных краеведов. Подвигнуть их к этому - одна из задач этой статьи.


Источники
Булыгин Ю. С. История заселения и образования населенных пунктов.//В предгорьях Алтая. Очерки истории и культуры. – Барнаул- Алтайское, 1998.

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет