Итальянская колониальная империя



жүктеу 218.07 Kb.
Дата16.06.2018
өлшемі218.07 Kb.

ИТАЛЬЯНСКАЯ КОЛОНИАЛЬНАЯ ИМПЕРИЯ
Этапы формирования
Италия приступила к колониальной экспансии лишь в конце XIX в., что было связано с поздним политическим объединением страны. Лишь в 1871 г. Итальянское королевство (1861) под управлением Савойской династии смогло добиться присоединения Рима и Папской области.

Исследователи традиционно выделяют два основных периода в истории итальянской колониальной империи. Первый – от начала колониальных захватов с середины 80-х гг. XIX в. и до прихода к власти Б. Муссолини в 1922 г. Второй – 1920-40-е гг. и попытки фашистов превратить разрозненные владения Итальянской короны в империю.

На первом этапе Италия аннексировала и присоединила к себе ряд территорий Африканского Рога: в 1885 г. – Эритрею, в 1889 г. – юг Сомали (Бенадир). Между тем, попытка установить протекторат над Эфиопией в 1895 г. окончилась неудачей. По итогам итало-турецкой войны 1911-1912 гг. под итальянский контроль перешли также области в Северной Африке – Триполитания, Киренаика и Феццан, а также Додеканесские острова в Восточном Средиземноморье. Важной особенностью колониальной активности Италии была ее высокая зависимость от международных факторов.

В 1922 г. к власти в Италии пришло фашистское правительство во главе с Бенито Муссолини. Внешняя политика страны стала более агрессивной. До 1925 г. колониальные вопросы занимали второстепенное место в итальянской внешней политике. Итальянская дипломатия ограничивалась задачей «закрепления» на достигнутых колониальных позициях. Имперские амбиции Муссолини до поры до времени реализуются на Балканах. В 1923 г. фашистская Италия предприняла неудачную попытку оккупации греческого о. Корфу. В сентябре 1926 г. в результате подписания греко-итальянского договора о дружбе и арбитраже Греция фактически отказывается от притязаний на Додеканезы. В том же 1926 г. подписан Тиранский пакт с Албанией, дающий право Италии при необходимости вводить на территорию Албании войска и запрещавший Албании без санкции Рима заключать соглашения с третьими странами. Протокол об итало-албанском союзе от 1927 г., утвердивший итальянский контроль над албанской армией, фактически оформил итальянский протекторат над Албанией. Итальянскому влиянию в стране отводилась роль защитника перед лицом притязаний на Албанию ее соседей – Сербо-хорвато-словенского королевства (Югославии) и Греции.

Муссолини также вернулся к планам захвата Эфиопии. В 1928 г. Италия заключила с Эфиопией 20-летний договор о дружбе, предусматривавший мирное разрешение возможных территориальных споров при международном посредничестве Лиги Наций, членами которой являлись оба государства. Тем не менее, с 1932 г. Италия переходит к подготовке войны против Эфиопии. Участились пограничные конфликты. 3 октября 1935 г. итальянские войска вторглись в Эфиопию. Решением Лиги Наций Италия была объявлена агрессором, и против нее были введены экономические санкции. Несмотря на упорное сопротивление эфиопов, к маю 1936 г. итальянские войска захватили Аддис-Абебу, вынудив императора Хайле Силассие I бежать из страны. 1 июня 1936 г. Муссолини было объявлено об объединении Эритреи, Итальянского Сомали и Эфиопии в Итальянскую Восточную Африку (Africa Orientale Italiana). Итальянский король Виктор Эммануил III был провозглашен императором Эфиопии.

В апреле 1939 г. итальянские войска оккупируют Албанию. Дальнейшая экспансия в районе Средиземного моря осуществлялась в союзе с нацистской Германией, на стороне которой с июня 1940 г. Италия вступила во Вторую мировую войну. При поддержке германских войск на Балканах была захвачена Греция, в Африке развернуто наступление в Египте и Британском Сомали. Однако к июлю 1943 г. Италия потерпела военное поражение на всех фронтах, режим Муссолини был свергнут, а страна перешла на сторону союзников по антигитлеровской коалиции. Несмотря на это по Парижскому мирному договору 1947 г. Италия была лишена всех колоний.

После второй мировой войны Додеканесские острова были переданы Греции. Эфиопии была возвращена независимость. В 1952 г. решением ООН под управление Эфиопии на правах автономной области также была передана Эритрея. Низведение Эритреи в 1962 г. до положения одной из эфиопских провинций спровоцировало затяжную борьбу страны за независимость, достигнутой лишь в 1993 г. Ливия добьется окончательной независимости в 1951 г., Сомали (после десяти лет итальянского управления под опекой ООН) в 1960 г. В 1997-98 гг. Сомали начнет вооруженный конфликт с Эфиопией из-за Огадена, но потерпит сокрушительное поражение.
Основные территории: место в общеимперской системе
Эритрея

К моменту появления итальянцев на берегах Красного моря власть Османской Турции над регионом (с 1557 г.) ослабла. После открытия Суэцкого канала в 1869 г. интерес Великих держав к обладанию опорными пунктами на Красным море возрос. Особую активность проявляли англичане, стремившиеся укрепить свои позиции в Египте и контролировать морские пути к Индии. Именно поэтому Великобритания поощряла египетскую оккупацию Эритреи, завершившуюся к 1872 г. занятием Керена и Массауа. В 1875 г. египетские войска вторгаются в Эфиопию, но терпят сокрушительные поражения от армии негуса Йоханныса. Дополнительной преградой египетской экспансии стала активизация движения махдистов в Судане. В 1884 г. англичане выступили посредниками в заключении соглашения с императором Эфиопии о взаимной борьбе против махдистов. Йоханныс, фактически контролировавший с 1876 г. большую часть эритрейского плоскогорья, рассчитывал занять Массауа после вывода оттуда египетских гарнизонов. Но Великобритания предпочла поощрить итальянскую экспансию в регионе.

Еще в сентябре 1869 г. в Красном море появилась группа итальянских миссионеров, приобретшая кусок земли в провинции Денкель и собравшая важные сведения о местности и ее обитателях. В 1879 г. итальянская судовладельческая компания «Рубаттино» выкупила у местного султана порт Ассаб (Асэб) в качестве своей торговой и угольной станции. 15 марта 1881 г. Ассаб был приобретен итальянским правительством, формально провозгласившим о создании колонии Ассаб. При этом территория оккупации была существенно расширена, несмотря на протесты правительств Египта и Турции, рассматривавших эту часть побережья Красного моря как все еще находящуюся под своим суверенитетом. Закрепление итальянцев в Ассабе рассматривалось англичанами в качестве противовеса Франции, утвердившейся в те же годы в Джибути (Обоке). В 1885 г. при попустительстве англичан итальянские войска заняли Массауа, что означало крушение устремлений Йоханныса IV приобрести выход к Красному морю. В результате произошло первое итало-эфиопское столкновение, закончившееся поражением одного из итальянских отрядов численностью в 550 чел. у Догали.

Однако поражение у Догали не остановила экспансию Италии, искусно использовавшую борьбу за власть внутри Эфиопии. В 1888 г. войска генерала Бальдиссеры заняли Керен и Асмару. К 1890 гг. контроль Италии распространился над всей частью побережья Красного моря, названного ими Эритреей. Так древние римляне именовали все Красное море.

Колониальная администрация рассматривала колонию в качестве плацдарма для проникновения вглубь Эфиопии, еще только переживающей процесс становления единого государства. Новый император Менелик II в 1889 г. в обмен на признание себя верховным правителем страны заключил с Италией в местечке Уччиали договор о дружбе и торговле. В соответствии с договором северная граница Эфиопии была определена «на основе фактически существующего положения», что побудило итальянцев к новым захватам. 1 января 1890 г. Италия официально провозгласила о создании колонии Эритрея.

Итальянское правительство воспользовалось тем, что тексты договора на итальянском и амхарском языкам не был идентичным, и провозгласило в 1889 г. о своем протекторате над Эфиопией (Абиссинией). Итальянский протекторат над Абиссинией был признан всеми европейскими странами за исключением России и Франции, имевшими в Эфиопии свои интересы. Через территорию Французского Сомали Россией и Францией начали осуществляться поставки вооружений Эфиопии. В страну прибыли и первые военные советники. Опираясь на моральную и дипломатическую поддержку России и Франции, Менелик II в 1893 г. денонсировал договор с Италией. Ответом стало возобновление боевых действий, однако 1 марта 1896 г. итальянские войска потерпели сокрушительное поражение при Адуа. По договору, подписанному 26 октября 1896 г. в Аддис-Абебе, Италия была вынуждена признать «полную независимость Абиссинии» и гарантировать свое уважение границ между итальянской колонией Эритреей и Абиссинией. Дополнительное соглашение, фиксирующее южную границу Эфиопии с итальянским Сомали, было подписано в 1897 г. и затем незначительно изменено в пользу Италии в 1908 г.

Эритрея занимала важное место в итальянкой общеимперской системе и общеимперской идеологии. Колония носила почетное звание «перворожденной» (la colonia primogenital). На волне поражения при Адуа Италия была даже готова отказаться от своего колониального проекта, но бурная деятельность первого гражданского губернатора Эритреи Ф. Мартини помогла колонии сохранить роль стратегического и торгового плацдарма.

Второй важной функцией Эритреи было пополнение живой силой армии метрополии. К концу 1920-х гг. около 10 тыс. жителей Эритреи состояли в итальянских колониальных войсках. Подразделения из Эритреи, лучше приспособленные к войне в пустыне, нежели итальянцы, начиная с 1905 г. постоянно использовались метрополией в других своих колониях – Сомали и Ливии. Экономика Эритреи в значительной мере была подчинена нуждам содержания колониальной армии. Итальянское присутствие до нач. 30-х гг. было ограниченным. К 1932 г. в г. Асмара проживало 3 тыс. итальянцев и 30 тыс. эритрейцев. Однако развернувшая с 1932 г. подготовка Италии к войне с Эфиопией существенно изменила облик Эритреи. Резко усиливается приток итальянцев. В 1938 г. население Асмары насчитывало уже 98 тыс. человек – из них 53 тыс. итальянцев. В этот период Италия инвестирует миллиарды лир на капитальное строительство и поддержание вооруженных сил. После захвата Эфиопии и провозглашения в 1936 г. Итальянской Восточной Африки именно Эритрее отводилась центральная роль наиболее близкого и лояльного метрополии ядра. Именно здесь к концу 1930-х гг. было сосредоточено больше торговых и промышленных фирм, чем во всех остальных итальянских колониях вместе взятых.

Итало-эфиопская война 1935-36 гг. также повлекла за собой разрушение натурального хозяйства Эритреи. Более 400 тыс. итальянских солдат, прошедших через Эритрею в ходе войны, были поддержаны более 60 тыс. эритрейцев из состава вспомагательных колониальных сил. Большинство из этих 60 тыс. человек были оставлены в Эфиопии на постоянной основе, нанеся тем самым сокрушительный удар по традиционному земледелию Эритреи, лишившейся 40 % своего трудоспособного населения. Это было самым массовым привлечением местного населения в колониальные войска для всей Тропической Африки. К началу 1940 г. в Эфиопии насчитывалось 90 тыс. итальянских солдат и офицеров и св. 200 тыс. солдат-африканцев. Столь большой оккупационный контингент был необходим для подавления партизанского движения, сохранившегося вплоть до освобождения в 1941 г. Эфиопии англичанами.

Если эритрейский контингент был призван стать ядром итальянского господства в Эфиопии, то сама Эритрея окончательно превращается в переселенческую колонию. Итогом масштабной переселенческой кампании, развернутой режимом Муссолини во второй пол. 1930-х гг., стало то, что накануне Второй мировой войны итальянцы составляли 12% населения колонии.

Колониальные власти также проводили продуманную политику расового, религиозного и национального размежевания среди жителей Восточной Африки, при котором эритрейцам отводилась роль этноса, стоящего по уровню развития выше, скажем, чем жители Эфиопии, в силу более давнего пребывания под благодатным воздействием итальянской цивилизации. Формально на эритрейцев не распространялось понятие «туземцы», которое было закреплено за прочими этническими группами колонии. Им отводилась роль привилегированных колониальных подданных, которым был открыт более широкий доступ к рабочим местам и профессиональному обучению.
Сомали

После закрепления англичан и французов в стратегически важных пунктах Северного Сомали итальянцы могли претендовать только на его побережье со стороны Индийского океана. В 1889 г. итальянский консул на Занзибаре при поддержке Великобритании приобрел у султаната узкую полоску побережья в провинции Бенадир. Земля была пожалована итальянскому консулу и предпринимателю В. Филонарди. К 1892 г. под итальянский протекторат также отошли расположенные во внутренних районах страны султанаты Оббия и Миджуртини.

В 1895 г. у султана были взяты в аренду сроком на 25 лет еще три области вокруг прибрежных городов Мерки, Брава и Могадишо. Однако средств компании Филонарди на освоение территории в глубине материка не хватало. В 1896 г. права на эксплуатацию Бенадира были переданы другой колониальной компании (La compagnia di Benadir) с уставным капиталом 1 млн. лир, в которую акционерами вошли Коммерческий банк Италии и 34 ведущих итальянских промышленника. В их числе крупнейшая доля принадлежала Б. Креспи, владельцу ткацких фабрик и крупнейшей миланской газеты «Corriere della Sera».

Высокие прибыли, которое Колониальное общество регулярно показывало от своей деятельности, однако, существовали только на бумаге. Не было реализовано и обязательство покончить с рабовладением – итальянская колониальная администрация даже взимала налоги с работорговли как одного из видов хозяйственной деятельности в нарушение всех международных соглашений и обязательств Италии. Отчет компании за 1900 год показал лишь 10 итальянцев, постоянно проживающих в колонии – представителей самой компании. В результате протестов ряда республиканских политиков и кампании в прессе в 1905 г. Бенадир перешел под прямое колониальное управление Италии. В 1908 г. было провозглашено о создании колонии Итальянское Сомали (Бенадир, Оббия, Миджуртини). Несмотря на несколько вооруженных экспедиций вглубь материка, вплоть до начала 1920-х гг. итальянцы фактически контролировали лишь прибрежную часть страны.

Правление итальянцев основывалось на сохранении сложившейся системы местных правящих кланов и уважении местных религиозных верований. Официальной религией в Сомали был признан ислам, серьезных попыток к распространению католицизма местными колониальными властями не предпринималось. Тем не менее, крупнейшее в довоенный период восстание в Сомали было осуществлено в 1900-1904 гг. сейидом Абдель Хасаном – главой религиозного братства салихийя.

Ситуация в самой отдаленной из африканских владений Италии меняется с приходом к власти Муссолини. В 1925 г. в результате англо-итальянских переговоров к Итальянскому Сомали был присоединен Джубаленд. Тогда же, в 1925-26 гг. губернатор колонии Ч. Де Векки по указанию Рима осуществил кампанию по вторичному покорению султанатов Оббия, Ногаль и Миджуртини. Стихийно вспыхнувшие восстания в областях Серенли, Було-Бурти и Эль-Бур были жестоко подавлены.

С 1932 г. в Сомали была развернута подготовка к войне с Эфиопией. Несмотря на то, что сомалийскому фронту отводилось второстепенное значение, в крупнейшие порты страны (прежде всего, Могадишо) резко увеличивается приток итальянских военных и поселенцев. Активизируется городское строительство. К 1935 г. в 50-тысячном Могадишо 20 тыс. жителей уже составляли итальянцы.
Киренаика и Триполитания (Ливия)

Добившись от великих держав, поглощенных развернувшейся борьбой вокруг Марокко, признания своих притязаний на Триполи и Киренаику, две последние турецкие провинции в Африке, Италия перешла к их формальному захвату. 28 сентября 1911 г. Италия предъявила ультиматум Османской империи, потребовав в 24 часа дать согласие на оккупацию Триполитании и Киренаики итальянскими войсками. Несмотря на готовность Турции к уступкам, Италия перешла к боевым действиям, быстро нанеся поражение немногочисленному турецкому гарнизону. Дальнейшее продвижение вглубь территории итальянских войск, однако, вызвало ожесточенное сопротивление местных берберских племен. 5 ноября 1911 г. итальянское правительство объявило об аннексии Киренаики и Триполитании. В мае 1912 г. итальянцы захватили Додеканесские острова. В октябре 1912 г. в Лозанне был подписан мирный договор. Вопреки его положениям, Италия не эвакуировала Додеканесские острова. Киренаика и Триполитания перешли под колониальное управление Италии.

В августе 1914 г. турецкие войска при поддержке местного мусульманского братства сенуситов перешли в наступление. К концу 1916 г. вся Киренаика и большая часть Триполитании были очищены от итальянских войск, удерживавшихся лишь в Триполи и Хомсе. После окончания Первой мировой войны итальянскому правительству пришлось пойти на предоставление Триполитании и Киренаике прав внутренней автономии.

В 1923-25 гг. в обеих североафриканских провинциях вновь разворачиваются широкомасштабные боевые действия с применением танков, авиации и артиллерии. Итальянская группировка под общим командованием маршала П. Бадольо насчитывала ок. 30 тыс. человек, включая 16 «цветных» батальонов из числа эритрейцев и эфиопов. Италия также широко задействовала политико-дипломатические и экономические рычаги воздействия на восставших. На «освобожденных» территориях появлялись новые колодцы, дороги и рынки, тогда как в отношении повстанческих районов действовала экономическая блокада. В 1925 г., в результате итало-египетского соглашения, к Киренаике отошел стратегически важный оазис Джагбуб – важный пункт связи ливийских повстанцев с внешним миром. В феврале 1926 г. оазис был оккупирован итальянскими войсками.

В 1928-29 гг. войска под командованием Р. Грациани перенесли боевые действия в Ю. Триполитанию и Киренаику. Летом 1930 г. итальянцами было осуществлено «библейское переселение» местного населения из южных в северные районы страны. В ходе этой насильственной акции ок. 80 тыс. чел. было помещено в гигантские концентрационные лагеря в районах Сулука, Марса-эль-Бреги, Барки, Дерны, в зоне между Бенгази и Тукрой. В 1931 г. в целях прекращения поставок оружия сануситам из-за границы на ливийско-египетской границе дополнительно было возведено 270-километровое заграждение из колючей проволоки. Эта область вокруг барьера постоянно патрулировалась бронемашинами и авиацией. 11 сентября 1931 г. пала последняя цитадель сануситов, а их многолетний лидер – шейх Омар аль-Мухтар был взят в плен и повешен. К 1932 г. «умиротворение» Ливии было завершено.

Важной вехой в колониальной пропаганде фашистского режима стал визит Б. Муссолини в апреле 1926 г. в Триполитанию и проведение в Италии 21 апреля т.н. «колониального дня» - сопровождавшегося несколько дней подряд массовыми манифестациями. Резко увеличивается число публикаций на колониальную тематику, в стране разворачивается кампания по переселению в колонии.

Пик переселенческая кампании в отношении Ливии пришелся на конец 1930-х гг. Только в 1938 и 1939 гг. сюда прибыло около 30 тыс. итальянских колонистов. Итальянские семьи, призванные послужить возрождению Римской империи, проходили тщательный отбор и специальную подготовку. Переселение сопровождалось масштабными изъятиями земли у местного населения и переводом пастбищ под земледельческие фермы. В 1942 г. большая часть итальянских колонистов будет эвакуирована.

Официальная пропаганда вслед за поэтическим образом Габриэля Д’Аннунцио рисовала Ливию «четвертым берегом» Италии (в дополнению к Адриатическому, Ионическому и Тиррентскому побережьям метрополии). Предполагалось, что со временем Ливия превратится в процветающую «житницу». Новый губернатор Ливии Дж. Вольпи ввел новые ограничения в доступе к образованию и работе для местного населения, были произведены новые экспроприации земель. Многие из оказывающих сопротивление ливийцев депортировались в качестве «внутренней ссылки» на безлюдные острова у берегов Италии (например, о. Устика). В 1934 г., в период губернаторства И. Бальбо – высокопоставленного деятеля Национальной фашистской партии и прославленного авиатора, Киренаика и Триполитания окончательно объединяются в единую колонию Ливия. В этот период в колонии был развернут ряд крупных строительных проектов, как, например, прокладка в 1937 г. трансливийского шоссе (Litoranea Libica). Правление Бальбо также ознаменовалось ликвидацией концентрационных лагерей и политической амнистией. В стране создавались новые школы для местного населения, открывались мечети. Ливийцы были уравнены в правах с итальянцами в вопросе получения земли, в ограниченных масштабах даже осуществлялась программа наделения землей ливийских ветеранов, воевавших в составе итальянских колониальных сил в Восточной Африке.


Додеканесские острова

Группа островов в Эгейском море общей площадью 3,5 тыс. кв. км. близ юго-западного побережья Турции. Двенадцать самых крупных из них дали имя всему архипелагу, которое в переводе с греческого языка означает "двенадцать островов". Острова находились на положении колонии Италии с 1912 по 1947 гг. и имели большое стратегическое значение в имперских амбициях метрополии, распространявшихся на все Восточное Средиземноморье. На островах Родос, Кос и Лерос были созданы военно-морские базы итальянского флота.

Кроме того, с учетом ограниченности ресурсов Италия и их близости к Европе, правительство постаралась использовать острова в качестве витрины своих колониальных достижений. В период правления Муссолини на островах было развернуто широкое городское и дорожное строительство, осуществлялись реставрационные проекты. Здесь, в отличие от других своих колоний, Италия проводила активную итальянизацию местного греческого населения – итальянский в обязательном порядке преподавался в школе, место греческого постоянно сокращалось.

В 1937 г. губернатор островов и один из высших чинов фашистской партии Чезаре ди Векки окончательно запретил греческий в школах и существенно ограничил его употребление. Меры вызвали растущее недовольство местного населения, усугубленное ухудшившимися условия жизни на островах в результате начала Второй мировой войны и политикой изъятий продовольствия в пользу метрополии. Италия утрачивает контроль над островами к концу 1943 г. В марте 1945 г. острова были заняты английскими войсками. Италия лишилась островов в пользу Греции в соответствии с условиями Парижского мирного договора февраля 1947 г. В целом, итальянский режим на островах был довольно мягким.


Колониальное управление
В Эритрее, в отличие от других итальянских колоний, с самого начала было введено прямое колониальное управление. В Сомали и будущей Ливии первоначально широко задействовались механизмы косвенного управления, опирающегося на местную арабскую знать. В Сомали непосредственный контроль метрополии долгое годы осуществлялся лишь над прибрежной частью страны и в крупнейших портах, итальянское присутствие в султанатах Оббия и Миджуртини до сер. 1920-х гг. было практически номинальным. После вторичного завоевания страны в 1925-26 гг. специальным декретом было введено новое административное деление. Все Итальянское Сомали было разделено на 7 административных округов, границы которых не совпадали с зонами расселения местных племен. В главе округов были поставлены комиссары-итальянцы.

После захвата Эфиопии Эритрея и Сомали вошли в состав Итальянской Восточной Африки. Итальянская Восточная Африка (Africa Orientale Italiana) по площади в четыре раза превосходила Италию, ее население оценивалось в 8-10 млн. человек. Административно колония делилась на 6 провинций: Амхара, Эритрея, Галла-Сидама, Харэр, Шоа и Сомали с Огаденом. Во главе каждой из провинций стоял губернатор, подчинявшийся генерал-губернатору ИВА – вице-королю Эфиопии. Провинции делились также на комиссариаты и резидентства с итальянцами во главе. Местная знать была допущена только в состав Консультативного совета ИВА.

В Триполитании и Киренаике итальянская администрация привлекла к управления часть местной верхушки (туземная знать, вожди племен). Согласно королевскому декрету от 1914 г., территория обеих провинций делилась на районы во главе с комиссарами-итальянцами, далее делившиеся на административные округа во главе с «окружными делегатами» из числа племенных вождей. В июне и октябре 1919 г. Триполитания и Киренаика получили конституционные Статуты, предоставившие им внутреннюю автономию. В обеих провинциях предусматривался созыв местных представительных органов, для части населения вместо подданства вводилось «итальянское гражданство Триполитании» и «итальянское гражданство Киренаики» с гарантиями всех основополагающих прав и свобод. В период с 1918 по 1923 гг. итальянцам удалось достичь определенного согласия с местными элитами. В Триполитании (1918-22) и Киренаике (1920-23) действовал собственный парламент. Оба Статута, однако, фактически игнорировались пришедшими к власти фашистами. В июне 1926 г. новый «органический закон» перевел обе территории под прямое управление Рима. Все местные выборные учреждения были ликвидированы.

С 1929 г. введена практика назначения для Триполитании и Киренаики одного губернатора. Наконец, 3 декабря 1934 г. был обнародован декрет о создании единой колонии Ливии. Средиземноморская часть Ливии разделялась на 4 провинции (Триполи, Мисурата, Бенгази и Дерна), которые в июне 1939 г. были провозглашены провинциями Итальянского королевства. Последнее не принесло, однако, местному населению сколь-нибудь широкого расширения прав. Южная часть Ливии получила название «Южной военной территории» (с 1939 г. – Ливийская Сахара). Северная часть колонии находилась под гражданским управлением, в южной действовал военный режим. При центральном правительстве Ливии действовали Генеральное правительственное совещание и Правительственный совет, в состав которых входили исключительно высшие чиновники итальянской администрации. Колония делилась на провинции, административные округа и резидентства, главами которых (префектами, окружными комиссарами, резидентами) могли быть только итальянцы. Даже вожди мелких племен назначались в этот период генерал-губернатором колонии.

Жесткая централизация сочеталась с различного рода (в том числе и земельными) пожалованиями местной арабской знати. Местное население получило доступ к сельскохозяйственному кредиту.

Экономика империи
Общей практикой для всех колониальных владений Италии стало создание «государственного фонда земель», сопровождавшегося массовыми изъятиями у местного населения наиболее пригодных для сельскохозяйственного использования участков.

В Эритрее в 1890-е гг. в государственный земельный фонд было включено до 413 тыс. га (общая площадь пригодных для использования земель оценивалась в 649 тыс. га). С 1891 г. управление по колонизации приступило к созданию поселений для итальянских эмигрантов, однако первая поселенческая кампания успеха не имела. В результате, уже в начале XX в. часть земель была возвращена прежним владельцам на правах концессии. К 1939 г. в стране насчитывалось около 150 итальянских сельских хозяйств (включая небольшие семейные хозяйства), в пользовании которых находилось 23,5 тыс. га. Добыча полезных ископаемых в Эритрее не велась. Осуществлялась только добыча соли. Эритрея играла также важную роль для экспортной и импортной торговли Италии с соседними Эфиопией и Суданом. К границам последних в этих целях, а также из стратегических соображений были построены железнодорожные линии. К концу 1920-х гг. до 25 % эфиопского экспорта и импорта шло через Эритрею, однако в целом торговый баланс колонии оставался пассивным.

В Сомали наиболее плодородные земли в долинах рек Веби-Шебели и Джуды также были экспроприированы итальянским правительством. С приходом к власти в Италии Муссолини в Сомали были предприняты новые попытки развития сельскохозяйственного производства. К началу 30-х, однако, сохранился только один крупный промышленно-хозяйственный консорциум, созданный герцогом Абруццским в 1920 г. – «Виллабруцци». К 1935 г. на 30 тыс. га хозяйства было занято более 4 тыс. человек. Основной продукцией были хлопок, сахар и бананы. Стоит отметить, что большая часть земли была приобретена у местного населения, а не конфискована. Местным сельскохозяйственным рабочим, организованным в родовые кланы, фирма предоставляла наделы в личное пользование и выплачивала жалование. Поселение имело развитую сеть дорог и электричество. Фашистское государство оказывало финансовую поддержку подобным товарным латифундиям, широко эксплуатировался пропагандистский эффект. Бананы «Виллабруцци» превратились в символ имперского благополучия Италии. Однако уже к 1935 г. шкуры и кожи вытесняют бананы в качестве главной статьи экспорта Итальянского Сомали. Всего к 1939 г. в Сомали насчитывалось 213 итальянских хозяйств с общей площадью обрабатываемых земель в 64,9 тыс. га. Как и в Эритрее, существенными сдерживающими факторами оставались неблагоприятный климат и высокие финансовые затраты. Страна была соединена сетью дорог с Восточной Эфиопией, что способствовало развитию торговли внутри Итальянской Восточной Африки. Однако существовали ограничения для местного населения на хозяйственную деятельность в тех областях, в которых они могли составить конкуренцию итальянским фирмам.

В Ливии также было налажено выращивание товарных сельскохозяйственных культур (хлопок, табак, кунжут (сезам) и др.), построены морские порты и автомобильные дороги. Фонд государственных земель резко увеличивается в процессе окончательного покорения страны. В 1922-31 гг. было «огосударствлено» св. 190 тыс. га., из них в руки итальянских концессионеров перешло ок. 118 тыс. га. Распределением земли в колонии занималось созданное в 1919 г. бюро по колонизации. Именно в Ливии итальянская сельскохозяйственная колонизация приобрела наибольший размах. Декретами 1927 и 1928 гг. вводилось специальное материальное поощрение для переселяющихся из метрополии в Триполитанию и Киренаику. Государство принимало на себя от 15 до 50 % всех расходов. Всего к концу 30-х гг. в концессию ок. 840 самостоятельных сельских хозяйств получили 291,8 тыс. га (освоено 171 тыс. га). Половина хозяйств была невелика по размерам – менее 20 га. Традиционное скотоводство местного населения ограничивалось, часть ливийцев перешла на положение батраков итальянских землевладельцев.


***
Итальянская колониальная экспансия не основывалась на сколь-нибудь значительном экономическом базисе. Одним из бедствий Италии в XIX в. оставалась массовая эмиграция не только в Европу и Америку, но и в захваченный Францией в 1882 г. Тунис. Ряд итальянских политиков разделял на этой основе иллюзию того, что активный империализм и колониальные завоевания решат проблему эмиграции и аграрного перенаселения юга. Итальянская индустриализация «сверху» также подталкивала государство к активной внешней политике. Свою роль играли и соображения национального престижа.

Итальянский империализм в к. XIX – начале XX в. имел ту особенность, что к активной государственной колониальной политике подталкивали не финансовые круги, а политические игры, при которых некоторые группировки приобретали доступ к скрытому и защищенному от всяческих рисков государственному финансированию. Военные операции Италии в Триполи и Киренаике в 1911 г. также не были отражением «здоровой» активности финансового и промышленного капитала, нуждающегося в выходе на внешние рынки. Экспансионистский курс, сопряженный с значительными расходами, неизменно встречал значительную оппозицию в Парламенте, в прессе и деловых кругах страны.

Однако широкая пропагандистская переселенческая кампания не принесла быстрых плодов. При том, что в 1876-1915 гг. за океан ежегодно устремлялось от 100 до 200 тыс. итальянцев, лишь ничтожная доля осела в Восточной Африке. В 1882 году, спустя 13 лет после приобретения первых опорных пунктов, в Ассабе и Массауа насчитывалось всего 7 итальянцев (пять мужчин и две женщины). Тропический климат и отсутствие зримых торговых перспектив отпугивали потенциальных переселенцев. Устремление итальянцев к Абиссинскому плато отражало также тот факт, что там были более плодородные земли и более здоровый климат.

К 1934 г. в Ливии насчитывалось всего 26 тыс. итальянцев, в Эритрее – 4,5 тыс., в Сомали – 1,6 тыс. В те же годы в Египте насчитывалось ок. 49 тыс. итальянцев, в Тунисе – 97 тыс. В результате колониальной активности более сильных империалистических держав – Англии и Франции – итальянские поселения в Тунисе и Египте превратились в очередные компактно проживающие итальянские диаспоры, а не основу для новых колониальных поселений. Неразвитость собственных колоний обусловила «агрессивную бдительность» итальянского фашизма в отношении положения итальянцев в колониях Англии и Франции, которая должна была заложить пропагандистскую и дипломатическую основу для нового колониального передела Северной Африки.

После всех масштабных усилий фашистского руководства к 1940 г. в Итальянской Восточной Африке проживало лишь 184824 итальянцев (151224 мужчин и 33224 женщин), из которых 109 тыс. составляли военнослужащие. В Ливии в июне 1940 г. насчитывалось 102281 итальянцев, из которых приблизительно 40 тыс. проживало в Триполи, а 20 тыс. – в Бенгази. Здесь также большинство составляли гражданские служащие и военные. За этот же период итальянского империализма – с 1860-х до 1940 г. из Италии эмигрировало около 18 млн. итальянцев (значительная часть оставила родину навсегда).

Таким образом, вывод ряда историков о том, что итальянский колониализм – как в период пребывания у власти Либеральной партии, так и фашистов – был ответом на феномен массовой эмиграции из страны, относится прежде всего к сфере идеологии. «Демографическая колонизация», призванная решить проблемы безработицы и снизить накал общественных противоречий, не достигла своих целей, хотя и получила второе рождения в период правления Муссолини. Для последнего расширение колониальных владений, помимо всего прочего, было способом «вернуть итальянцев домой». Таким образом, в итальянском варианте империализма к традиционной плоскости метрополия-колонии, добавлялось также третье измерение: итальянцы за рубежом.

Можно отметить и высокую степень насилия, которым отмечались итальянские захваты. Итало-эфиопская война 1935-36 гг. стала кульминацией этого процесса, фактически сопряженная с геноцидом эфиопов, унесшим жизни не менее 750 тыс. коренных жителей страны. В Киренаике усмирение непокорных племен в 1928-32 гг. сопровождалось широкомасштабными карательными экспедициями, массовыми концентрационными лагерями, целенаправленным разрушением экономической системы хозяйства местного населения, приведшими к гибели приблизительно 100 тыс. мирных жителей.
Библиография:
Белоусов Л.С. Режим Муссолини и массы. М., 2000.

Виноградов А. Итало-эфиопская война 1935-1936 годов // Вопросы истории. 1998. № 5. С. 44-60.

Трофимов В.А. Итальянский колониализм и неоколониализм: история и современность. М., 1979.

Цыпкин Г.В. Эфиопия в антиколониальных войнах. М., 1988.

Яхимович З.П. Итало-турецкая война. М., 1967.

Bosworth R. Italy, the Least of the Great Powers. Italian Foreign Policy before the First World War. Cambridge, 1979.

Colonialism in Africa: 1870-1960 / Ed. by Lewis Henry Gann, Peter Duignan. Vol. V. Cambridge, 1973.

Italian Colonialism / Ed. by Ruth Ben-Ghiat and Mia Fuller. N.Y., 2005.

Lyttelton A. Liberal and Fascist Italy, 1900-1945. Oxford, 2002.

Miège J.-L. L'impérialisme colonial italien de 1870 à nos jours. Paris, 1968.

Porter A. European imperialism, 1860-1914. London, 1994.

Webster R.A. Industrial imperialism in Italy, 1908-1915. Berkeley, 1975.



Wong Aliza S. Race And The Nation In Liberal Italy, 1861–1911: Meridionalism, Empire, and Diaspora. N.Y., 2006.

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет