Изъ семейной хроники Берловъ. (1672-1805)



жүктеу 1.29 Mb.
бет1/5
Дата26.06.2018
өлшемі1.29 Mb.
  1   2   3   4   5

Изъ семейной хроники Берловъ.

(1672—1805).

Когда, послѣ издааія дворянской грамоты въ 1785 г., ма- лорусская козацвая старшина стала записываться въ „списки дворянскихъ родовъ“, то многіе изъ новыхъ дворянъ, нсдоволь- ствуясь предсгавленіемъ въ доказательство своего „благороднаго происхожденія" гетманскихъ универеаловъ и другихъ козацкихъ документовъ, повѣетвокали еще и о своихъ до-козацкихъ пред- кахъ, досягая при этомъ иногда и до римляиъ... При помощи Окольскаго и Нѣеедкаго (авторы нольскихъ гербовпиковъ), осо- быхъ затрудненій для такихъ повѣствованій—не представлялось. Такъ, нереяславскіе ,.папы“ Берлы, Иванъ и Паптелеймонъ, пра- внуки переяславскаго полковаго судьи Ивава Берла, представляя въ к. ХУШ в. доказательства своего ,,дворянства“, не удоволь­ствовались указаніемъ на гетманскіе универсалы о службѣ ихъ прадѣда, а обратились еще къ Окольскому и Нѣсецкому. Здѣсь въ чиелѣ гербовъ нашли они зуброву юлову, признали его сво-' имъ гербомъ и затѣмъ смѣло уже разскааывали о своемъ древ- немъ блаюродствѣ^:какъ видно изъ слѣдующаго „доказательства** ихъ дворянства.—„Пишутъ авторы Окульскій и Нѣсецкій въ гер- бутѣ (8Іс), что тотъ гербъ {зубра) внесенъ отъ старыхъ римлянъ вт» 155 году въ Валахію, гдѣ болыпіе домы въ Балахіи озна­чали фамиліи свои; а когда король польскій и вевгерскій Вла

-диславъ Ягелоличъ войну имѣлъ съ турками, за султана Аму- рата, въ 1440 году, и съ арміей своей, польскою и венгерскою, къ которой присовокупился и господарь волошскій Тыміпа, съ 15-ю тысячами своего войска, и дошелъ съ тѣми войсками подъ Бѣлградъ, то турецкій султанъ, узнавъ о семъ и собравши больше ста тысячъ войска, напалъ на короля и ра8билъ его; при этомъ одинъ изъ войска волошскаго воинъ выскочилъ и оборонилъ короля, не допустивъ его убить, и—хотя и раневаго— довезъ его до королевскаго обозу. За это король Владиславъ Ягеловичъ, въ знакъ благодарности, одарилъ того воина золо- тымъ берломъ 1) и оттоль сему воину дано прозваеіе Берла и, кромѣ того, овъ былъ припущепъ къ индигнату шляхетства и рыцарства, а конституцілми за нимъ были утверждены всѣ воль­ности шляхетства и рыцарства польскаго. И тотъ воинъ сей свой гѳрбъ до Литвы принесъ и тамъ домъ ихъ, Бѳрловъ, ,,со- стоялъ“, съ которыхъ Берловъ—Федоръ Берло былъ канцле ромъ литовскимъ, Казиміръ Берло—каштеляномъ виленскимъ Николай Берло—подкоморымъ смоленскимъ, Анастасій Берло— подсудкомъ кіевскимъ. По выходѣ же въ Россію, Иванъ Берло былъ полковникомъ стародубскимъ, Ивановъ сыпъ (БасиліЙ) Берло сотникомъ воронковскимъ и судьею переяславскимъ, Ива­новъ сынъ Андрей—бунчувовымъ товариіцемъ, Андрееиъ сынъ, просителей (т. е. Ивана и Пантелеймона) отецъ, Иванъ—войск, товарищемъ и судьею шшсовымъ переяславскимъ".

Располагая частью фамильныхъ документовъ Берловъ, мы можемъ сказать, что о мифических* Берлахъ, перечвслешшхъ выше, разумѣется никакого упоминанія въ эгихъ документахъ, нѣтъ, а свѣдѣвія объ исторических* Берлахъ, „вышедшихъ въ Россію*невѣрны. Въ к. XVIII в. Берлы многое уже забыли изъ жизни своихъ ^дѣдовъ*, а о многомъ не хотѣли вспоми­нать. Изъ приведенваго выше „доказательства" одпо песом- нѣпно, что Берлы происходятъ изъ волоховъ, т. е. изъ Молдавіи; это происхожденіе видно изъ усвоеннаго ими герба головы чер- наго зубра (&1о\ѵу сгагпе^ гиЪгге^, указывающей на \ѵозе\ѵб<І2І\ѵо ^ѴоІозкіе, т. е. Молдо-Валахію 2). Во второй половинѣ XVII в. въ Малороссію приходило много „волоховъ“ искать службы и счастья; дѣлые отряды ихъ бродили по гетманіцинѣ, предлагая свои военныя услуги тѣмъ или другимъ искателямъ властц. Иногда эти волохи осѣдали дѣлыми селами, какъ это указы- ваютъ: Волошиноѳка, въ Переяславскомъ и Волоскоѳцы—въ Сос- нидкомъ уѣздахъ. Въ Переяславскомъ уѣздѣ и теперь остались прозванія, которыя на первый разъ звучатъ, какъ нѣмецкія, а въ дѣйствительности оказываются молдавскими. Услыхавъ когда то фамилію нокойнаго кіевскаго профессора В. А. Беца, мы не сомиѣвались въ его нѣмецкомъ дроисхожденіи; а затѣмъ, позна­комившись съ нимъ, мы узнали, что предка Беда были волохи, осѣвшіе въ Переяславщинѣ, причемъ покойный профессоръ объ- яснилъ намъ, что молдавское слово бет означаетъ плеть, бичг. Такими же волохами были конечно и Берлы, помнившіе о своемъ волошскомъ происхожденіи и потому присвоившіе себѣ гербъ Молдо-Валахіи. Нѣкоторые изъ этихъ волоховъ попадали и въ старшину, предварительно связавъ себя бракомъ съ мѣстными людьми. Такимъ образомъ въ пачалѣ XVIII в. братья Русты, Петръ и Яковъ, судя по прозвищу—волохи, попали въ замѣт- ную старшину: Петръ былъ протопопомъ воронковскимъ, а Яковъ—сотникомъ терехтемировскимъ. Выйдя въ люди, Русты стали называться Рустановичами ).

Первымъ извѣстнымъ изъ Берловъ становится Иванъ Берло бывшій сначала воронковскимъ сотникомъ (1696—1706), а по- томъ переяславскимъ полковымъ судьею (1707—1711). Онъ оставилъ, кромѣ разныхъ земельныхъ документовъ, еще и очень пространное, собственноручно написанное (въ 1717 г.) духов­ное завѣщаніе, изъ котораго и можно видѣть—ктб такіе были родоначальники Берловъ, причемъ. между прочимъ, объясняется и происхожденіе переяславскаго епископа Арсенія Берла, о чемъ печатаемыя свѣдѣнія до сихъ поръ остаются певѣраыми. Въ началѣ второй половины ХУІІ в. въ Малороссию пришли два брата волоха, оба Иванн, прозивавшіеся Берлами. Не знаемъ какимъ образомъ одинъ изъ нихъ, старшій Иванъ, сталъ около 1670 г. мглинскимъ сотникомъ. По всей вѣроятности, тутъ имѣла мѣсто женитьба на дочери какого-нибудь вліятельнаго лица Стародубщины, такъ какъ есть свѣдѣнія, что родичи жены Ивана І-го Берла жили въ Стародубѣ. Младшій Иванъ Берло жидъ въ это время въ Воронковѣ. Старшій братъ рано умеръ, оставивъ малолѣтнюю дочь Анну. Передъ своею смертью, оиъ вызвалъ изъ Воронкова во Мглинъ брата, который его и похо- ронилъ (въ мглинской церкви Воскресенія Христова). Распро- давъ оставшееся послѣ брата имущество, кромѣ „скрини зъ фантами“ и платьемъ, которую Иванъ иоручилъ на сохраненіе теткѣ малолѣтней дочери умершаго, онъ послѣдшою забралъ съ собою въ Переяславщину.—

Младшій Берло, въ это время еще неженатый, невидимому» женился въ эту поѣздку въ Стародубѣ на дочери извѣстнаго Якима Сомка, кавненнаго осенью 1663 г., послѣ его неудач- наго соперничества съ Брюховециимъ. Кромѣ вдовы Ирины, Сомко оставила одну дочь Прасковью. Съ этою дочерью Ирина Сомчиха, *) нослѣ смерти мужа, прожинала въ Стародубѣ, бу­дучи, вѣроятно, оттуда родомъ. Здѣсь, кажется, познакомился съ нею Берло младшій, нослѣ смерти своего брата, причемъ это знакомство могло возникнуть и изъ того обстоятельства, что и Сомко, и Берло—были земляками по м. Воронкову. Сохранился очень интересный универсалъ Б. .Хмельнвцкаго, по которому Сомко получилъ около м. Воронкова и сосѣдвяго съ нимъ с. Рогозова—земли, принадлежавшія прежде ііольскимъ „панамъ2и. Мы до сихъ поръ почти не имѣемъ свѣдѣній о томъ—какъ рас­порядилось „Войско“ съ тѣми эемлями лѣвобережной Мало­россы, которыя оставались послѣ убитыхъ и бѣжавпшхъ от­сюда за Днѣпръ землевладѣльцевъ-поляковъ. Несомнѣнно, что большую часть оставшихся безхозяйпыми земель тутъ-же захва- тывалъ народъ, какъ мѣстеый, такъ и нахлыоувшій сюда изъ- за Днѣпра. Но были случаи, когда эти зёмли раздавались по расиоряженію Хмельницкаго. Такъ мы знаемъ, что оставшіяся послѣ лубенскихъ бервардиновъ земли гетманъ отдалъ лубен- скому Мгарсвому монаетырю. Монастырю земли даны были, ко­нечно, безмездно; но встрѣчается случай, когда оставшіяся иослѣ ,,пановъ“ земли ,,Войско “ продавало, и продавало козакамъ. Та­кой случай встрѣчаемъ именно относительно Сомка, какъ это видно изъ слѣдуюіцаго универсала Б, Хмельницкаго,—„ознай- муемъ симъ нашилъ писаніемъ, кому бы о томъ вѣдать нале­жало, ижъ отдалъ до скарбу нашою войсковою Якимъ Сомко- вичъ, товэдищъ нашъ, сумму певную за всѣ грунта панский, такъ воронковскіе, яко и рогозовскіе, за которыми нивами сумму отобравши, онии въ поссесію и вѣчное важиване помененному Якимовѣ подаемъ, хотячи мѣти, абы заразъ обнявши, яко сво­ими власными диспоновалъ и къ своему найлѣпшому пожит- ковѣ оборочалъс< 3),


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет