Женщины Джейка перевод с английского Валентина Хитрово-Шмырова



жүктеу 0.89 Mb.
бет1/6
Дата11.10.2018
өлшемі0.89 Mb.
  1   2   3   4   5   6
  1. Нил Саймон


Женщины Джейка

перевод с английского Валентина Хитрово-Шмырова

Действующие лица
ДЖЕЙК
МЕГГИ
КАРЕН
МОЛЛИ (В 12 ЛЕТ)
МОЛЛИ (В 21 ГОД)
ЭДИТ
ДЖУЛИЯ
ШЕЙЛА

Действие первое

Картина первая

Действие пьесы происходит в квартире Джейка и в его богатом воображении. Квартирка кажется совсем крохотной. В ней нет ни дверей, ни окон, так что время и место действия неопределенны. Располо­женная под углом лестница (на уровне вто­рого этажа) заканчивается площадкой, слу­жащей Джейку кабинетом. Вся его обста­новка ограничена письменным столом с ус­тановленным на нем компьютером и стулом. Рядом со столом - дверь. Внизу, в жилой комнате стоит диван и несколько стульев. Судя по всему, персонажи, рожденные во­ображением Джейка, появляются ниоткуда и в никуда и уходят. Эффект этот во многом достигается с помощью света. Важно, что бы персонажи появлялись так же неожиданно, как и исчезали.

Занавес поднимается. ДЖЕЙКУ за пятьдесят. Он сидит за столом и работает. Он печатает на компьютере, потом с сосредоточенным видом от­кидывается назад, затем снова печатает.

РАЗДАЕТСЯ ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК.

ДЖЕЙК поглощен своими мыслями. После то­го, как раздаются два звонка, ДЖЕЙК берет трубку. Вид у него раздраженный.

ДЖЕЙК (в трубку). Алло... Да, Карен. Работаю... Нет, я не всегда работаю, а именно в данный момент... Ну хорошо, пусть я работаю всякий раз, когда ты звонишь, ну и что из того?.. Нет, Мегги пока нет.

Теряя терпение.

Мы все вместе обедаем в субботу, я помню.

Появляется незамеченная Джейком МЕГГИ. Это миловидная женщина лет тридцати семи-тридцати девяти. Она стоит и листает журнал.

ДЖЕЙК (в трубку). Ресторан «Примоло» на шестьдесят третьей, я помню... Карен, зачем лишний раз напоминать?.. Я не разговариваю с тобой, как с посторонней. Я разговариваю с тобой, как с родной сестрой... Тебе так не кажется?.. Тебе нужны подтверждения того, что ты моя сестра?.. Карен, мне надо работать... Что я там насочинял, сам не знаю. Прочесть было некогда... Карен, я кладу трубку. Только, пожалуйста, не перезванивай, чтобы подтвердить этот факт. До свидания...

Кладет трубку.

МЕГГИ (просматривая журнал). Да, так оно и есть.

ДЖЕЙК. Что именно?

МЕГГИ. Все время в работе.

ДЖЕЙК. Но ведь когда ты приходишь домой, я же не работаю, так ведь?

МЕГГИ. Ты просто перестаешь печатать, но воображе­ние-то продолжает делать свое дело.

ДЖЕЙК. И это еще не все. В моем воображении сидит еще одно воображение... Во как. Ты зачем пришла?

МЕГГИ. Ну ты даешь. Я пока еще на сорок второй ули­це и ловлю такси. Понимаешь, к чему я клоню? К тому, что я просто игра твоего воображения, и ты так заработался, что сам не понимаешь, почему вдруг подумал обо мне.

ДЖЕЙК. Нет, нет, я вспомнил. Наша первая встреча всплыла в памяти.

МЕГГИ. Любишь перекручивать пленку назад, да?

ДЖЕЙК. Давай вместе. Вспомним, как это было.

МЕГГИ. Может не стоит, Джейк?

ДЖЕЙК. Еще как стоит. Ну, давай, Мегги, давай.

МЕГГИ (смотрит на часы). Пу что ж, в моем распоряже­нии еще десять минут. Почему Вы не попробовать? Ладно...

Делает вид, что берет в руки бокал. Оба стоят в противоположных концах сцены.

МЕГГИ. Ист Хэмптон. Восемь лет назад. Четвертое ию­ля, банкет в «Тэбекс»... Закат.

ДЖЕЙК. Красивый закат.

МЕГГИ. Очень красивый. На мне светло-голубое платье Лоры Эшли, моей подруги, но она, к сожалению, НЕ дизайнер и оно не совсем мне впору... Я немного нервничаю, потому что все происходит в битком набитом помещении, меня никто не знает, и я никого не знаю даже того молодого человека, кото­рый пригласил меня сюда... Потом я перехватываю твой взгляд, но тут же отвожу глаза, потому что ты мне показался челове­ком привлекательным и умным, но чтобы выдержать общение с умным и симпатичным на голодный желудок, нет уж, увольте. Тем более что это был второй банкет за один вечер.

ДЖЕЙК. Давай сразу о том, как мы познакомились, хорошо?

МЕГГИ. Ну, Джейк. Как же я могу пропустить такой мо­мент. Ты действительно выглядел умным и привлекательным.

ДЖЕЙК. Ладно, ладно, ладно. Итак, я замечаю тебя, ты замечаешь меня. Потом ты заговариваешь с этой явно пре­успевающей парой.

МЕГГИ. Итак, я заговариваю с преуспевающей парой. На них все белое: белые брюки, белые рубашки, белые спортивные куртки и белые туфли. В общем, два забинто­ванных указательных пальца.

К воображаемой паре, весело смеясь.

О, боже, я так и не решила, за кого голосовать... Нет, поли­тические платформы мне понятны, просто я не знаю, кто баллотируется.

ДЖЕЙК (воображаемому приятелю). Франк! Эй, Франк. Кто эта девушка в светло-белом платье?.. От САМОЙ Лоры Эшли?.. Нет, я имею в виду не платье. Меня интересует сама девушка. Ну, спроси, как ее зовут, я хочу с ней познакомиться.

МЕГГИ (парочке). Мегги... Нет, по-моему, мы раньше не... О, Господи. Вы ТОТ САМЫЙ Ральф Лорен... Очень при­ятно. Я думала, что вы как всегда на сафари.

Пригубливает стакан.

ДЖЕЙК (пробираясь через толпу). Извините, разреши­те пройти... А, Барбара, привет. Тебе ведь понравилась кни­га, правда? Очень-очень рад... В «Лос-Анджелес Тайме?». Нет, я эту статью не читал. Разгромная? А ты послала ее мне по ПОЧТЕ? Какая забота... Извини.

МЕГГИ (обращаясь к мужчине). А, привет. Рада позна­комиться.

Пожимает ему руку.

Мне знакомо ваше лицо. Вы актер?.. Что значит «вроде»? О, господи. Вы мэр Кох, если я не ошибаюсь?

ДЖЕЙК. Извините. Мне надо пройти... А, Марта, привет. Ну, конечно, пожертвую. А в пользу кого благотворительные сборы?.. Бездомных «Ист Хэмптона»? В пользу тех, кто не снял дом на летний период?

МЕГГИ. Господин Эд, извините меня. То есть, господин Кох... Похоже, я знаю, у кого спросить, где находится туалет.

МЕГГИ и ДЖЕЙК сталкиваются лицом к лицу. Вино выплескивается.

О, боже, извините.

ДЖЕЙК (смотрит на пятно в паху). Ничего...

МЕГГИ. Салфетку дать?

ДЖЕЙК (снова смотрит на пятно). В этом месте как-то неудобно тереть.

МЕГГИ. Так я этого делать и не собиралась, и думала, ВЫ этим займетесь.

ДЖЕЙК. Само высохнет. Вы только загородите меня ненадолго.

МЕГГИ. Что-то не хочется. Вон мэр Кох. Пусть он вас загородит.

МЕГГИ пытается отойти в сторону. ДЖЕЙК загораживает ей проход.

ДЖЕЙК. Вы здесь одна?

МЕГГИ. Нет, у меня свидание с каким-то Чарли или как там его.

ДЖЕЙК. Странное дело. А у меня свидание с Сибиллой или как там ее.

МЕГГИ. Вот как? А может, это муж с женой?

ДЖЕЙК. Ну да, наверное... Вы здесь на все лето?

МЕГГИ. Не-е-е. А вы?

ДЖЕЙК. Не-е-е. Сколько у нас общего, просто потря­сающе... Вас зовут Джейк?

МЕГГИ. Нет, я Мегги. Я похожа на Джейка?

ДЖЕЙК. Нет, это я похож. Я просто ищу зацепку для разговора... Может, э-э-э... угостить вас чем-нибудь?

МЕГГИ. Очень мило с вашей стороны. Только здесь, по-моему, шведский стол... Рада познакомиться с вами, Джейк.

ДЖЕЙК. Надеюсь это не прощальные слова.

МЕГГИ. Нет-нет. Мы еще встретимся.

ДЖЕЙК. А когда?

МЕГГИ (смотрит на часы). Ну, через десять минут я бу­ду обедать дома. Потом на работу. Переживание прошлого не повлияет на наше будущее.

Ставит бокал и собирается уйти.

ДЖЕЙК. Черт возьми, Мегги. Неужели нельзя хоть де­сять минут пообщаться без выяснения отношений? Боюсь, что сегодняшний вечер будет испорчен.

МЕГГИ. Вот как? Но такие же опасения есть и у меня. Это-то тебя и мучает. Ты ведь сам толком не понимаешь, где грань между твоим воображением и реальностью.

МЕГГИ выходит. ДЖЕЙК поворачивается ли­цом к публике.

ДЖЕЙК (обращаясь к публике). Вы знаете, а она ведь права. Для меня реальность всего лишь ленивое течение жизни. То ли дело писательство.

Указывает на свой кабинет.

Эта комнатушка три на четыре для меня целый мир. Целая Вселенная. И не надо разыгрывать из себя Бога, ты и есть сам Бог. Путешествуешь во времени вперед и назад, а мо­жешь его и остановить. Гнешь его, закручиваешь, завязыва­ешь в узлы, выбор за тобой. Только давай... Издержки, вы скажете? Но призвание требует жертв. Восемь часов фан­тазирования умещаются в десятиминутный текст, и эти де­сять минут запечатлеваются на бумаге... Но ведь эти восемь часов уже прожиты и их уже ничем не вернешь, дорогие вы мои. И сколько интересного прошло мимо меня за эти три­дцать лет? Что лучше: удовольствие от творчества, или от самой жизни?.. В каком-то смысле мы все писатели, правда ведь?.. Вы едете на машине на работу и ведете воображае­мый диалог с женой. Она об одном, вы о другом, она о том, вы об этом. Она упряма и несговорчива, хотя на самом де­ле не сказала ни слова. Это все на бумаге! Ты блещешь умом и остроумием, а она только нудит. В споре побежда­ешь ты, ее ведь рядом нет, только какой к черту толк от такой победы?

Смотрит на часы.

Ну вот, скоро Мегги будет дома, готовая к выяснению отно­шений и поэтому предельно настроена на откровенность. Откровенные признания поставят на колени любого писате­ля, а уж признания Мегги заставят просто распластаться пе­ред ней.

Выкрикивает.

Карен. Помоги мне!

Обращаясь к публике.

Чародейка из нее никакая, но ведь она моя сестра, близкая родственница. Была замужем, развелась, поступила на курсы кинематографии при нью-йоркском университете. Сняла трехчасовой фильм, не вставая с кухонного кресла. Назы­вался он «Одиночество»... И она на моей стороне. Она меня любит, сочувствует мне, ободряет в тяжелую минуту. И от­каза никогда нет. А стоит мне только подумать о ней, как она все бросает и мчится ко мне.

Выкрикивает.

Карен! Это Джейк.

Появляется КАРЕН. Ей около сорока, одета довольно просто.

КАРЕН. Что случилось? Я здесь. Хватит кричать. Никакой жизни. «Крестного отца» смотрела. Настроилась на все три се­рии... И на четвертую, пятую и шестую, если они выйдут. Не даешь ты мне расслабиться... Ну, что стряслось, Джейк?

ДЖЕЙК. У нас с Мегги испортились отношения, и мне нужен твой совет.

КАРЕН. Она здесь? Хочешь, чтобы я поговорила с ней? Где она, я готова.

ДЖЕЙК. Если бы она была здесь, то как бы я мог раз­говаривать с тобой?

Указывает на голову.

Ты вот здесь, в моей голове.

КАРЕН. Никак в этом не разберусь. Когда я здесь, я мо­гу с тобой разговаривать, но когда здесь другие люди, с НИМИ я почему-то разговаривать не могу. Меня, Джейк, это очень смущает. Как будто я персонаж из фильма Вуди Аллена.

ДЖЕЙК (обращаясь к публике). Самое интересное не в том почему Карен раздражает меня, а в том, почему я ее настраиваю на это.

КАРЕН. Так я тебя раздражаю, да?

ДЖЕЙК. Немного. Не обращай внимания. Это просто зарядка для ума. Я играю образами подобно фокуснику. Мое писательское воображение не отключается ни на миг.

КАРЕН. Не хочу быть строчкой в твоей книжке. Пусть я буду какая я есть. Мой образ искажен твоим воображением.

ДЖЕЙК. Вот как?

КАРЕН. Где ты откопал это платье? Оно мне совер­шенно не идет.

ДЖЕЙК. Извини, Карен, заработался. Некогда было сходить в магазин и купить новое... Я хочу поговорить с тобой. Мне нужен совет и ты единственный человек в мире, который может мне сейчас помочь... Ты готова?

КАРЕН. Ну конечно. Я должна знать, что у тебя на ду­ше. Я волнуюсь и переживаю за тебя. Ты ведь мой брат, и я люблю тебя... Чувствуешь какой язык? Мне самой нравится произносить такие слова. Мне нравится заботиться о тебе, оберегать и увещевать тебя. Отметь это у себя.

ДЖЕЙК (обращаясь к публике). За все эти разговоры приходится расплачиваться. Когда я думал о своей мамочке и вел с ней внутренний диалог, она успевала накормить меня всякой вкуснятиной.

КАРЕН. Так в чем же дело, Джейк? Что стряслось?

ДЖЕЙК. Мне кажется, что Мегги скоро бросит меня.

КАРЕН. Да не может быть. О, господи. Но почему? Что между вами произошло?

ДЖЕЙК. Столько всего, что не дай бог.

КАРЕН. Ладно, не торопись с выводами... Не накручи­вай лишнего, не додумывай за Мегги. Однажды я решила, что мой Хэрри уходит от меня.

ДЖЕЙК. Так он НА САМОМ ДЕЛЕ бросил тебя.

КАРЕН. Да, потому что я все твердила: «Ты меня бро­сишь, ты меня бросишь». До истерики его доводила... К тому же, наши отношения зашли в тупик. А вы с Мегги прожили счастливо целых восемь лет. Она любит тебя, это ясно как божий день.

ДЖЕЙК. Она встречается с другим мужчиной.

КАРЕН. А ты в этом уверен? Может, просто твоя фан­тазия разыгралась.

ДЖЕЙК. Кто-то с ее работы. Не знаю насколько у них это серьезно. Может, это просто показатель того, что наши с ней отношения дали, трещину.

КАРЕН. В чем это выражается?

ДЖЕЙК. Мы становимся друг другу чужими.

КАРЕН. Ты меня ужасно расстроил. В нашей семье яв­но что-то не так. Мама развелась. Папа развелся. Я разве­лась. А теперь вот разводишься и ты.

ДЖЕЙК. Мама плюс папа это один развод. Я еще не развелся. Так что обобщать рано.

КАРЕН. А ты с кем-нибудь встречаешься?

ДЖЕЙК. Я? Нет.

КАРЕН. А ни с кем не встречался?

ДЖЕЙК. Я же сказал, что нет.

КАРЕН. А все-таки, кто та женщина?

ДЖЕЙК. Актриса. Познакомились год назад. Мы встре­чались меньше месяца.

КАРЕН. Почти месяц, ты хочешь сказать. Разве это не любовная связь? Такому длительному роману позавидует любой американец.

ДЖЕЙК. Я ждал от тебя поддержки.

КАРЕН. Ясно, ты хочешь слышать то, что хочешь. То­гда слушай... У тебя любовный роман. Ты работаешь как проклятый. От таких слов мамочку бы удар хватил, но она в могиле. Так что стоит ли расстраиваться?

ДЖЕЙК. Карен, не настраивай меня на покаянный лад.

КАРЕН. Как раз этого ты и добиваешься. Ну, ладно, не буду. Так и быть... Ну, и кто же эта вертихвостка?

ДЖЕЙК. Она совсем не вертихвостка. Нет. Но с ней все кончено. Самое главное то, что я люблю Мегги как никогда в жизни, и не хочу потерять ее. Потеряв ее, я потеряю все.

КАРЕН. Ох, Джейк, Джейк. Женщины занимают в твоей жизни слишком большое место. Я всегда это знала. Так хочется помочь тебе. Прижать, как мамочка, к груди и приласкать и убаюкать. Так жалко, что Джулия умерла. И что Мегги такая не­счастная. Но у тебя есть я, Джейк. И ты можешь положиться на меня... А как красиво я говорю. Можешь запечатлеть эти слова на бумаге. Я должна тебе нравиться, Джейк.

ДЖЕЙК. Ты всем нравишься, Карен.

КАРЕН. А почему же я не могу выйти замуж? Одинокой быть, хуже нет, Джейк. Я ведь живу в кино, день за днем, а в выдуманном мире счастья не обретешь... Это исключено! Ну и дурацкий же разговор мы затеяли. Я тебе нужна, что­бы мамочку вспомнить.

ДЖЕЙК. Извини. Отработанный вариант текста я пошлю тебе завтра по факсу. Договорились?

КАРЕН. Значит мне пора удалиться?

ДЖЕЙК (прислушивается). Нет. Я слышу, как Мегги поднимается по лестнице. Побудь еще немного.

КАРЕН. Я же в твоем воображении. И ты мной вер­тишь как хочешь. И куда мне деваться?

ДЖЕЙК (обращаясь к зрителям). Мегги войдет с широ­кой улыбкой на лице и что на душе у нее творится ни за что не догадаешься. «Привет, дорогой. Извини за опоздание».

МЕГГИ (входит в комнату. В руках у нее кожаная сум­ка). Привет, дорогой. На такси вот приехала.

ДЖЕЙК (обращаясь к зрителям). Почти угадал.

МЕГГИ. Ты не против, если я на ужин закажу что-нибудь китайское. Обезжиренная еда ужасно надоела.

КАРЕН. Как же она красиво одевается. А на мне что? Хламида какая-то.

МЕГГИ (пересекает комнату. Подходит к Джейку и целует его в щеку). Ух, как же ты хорошо пахнешь. Душ принял. По­чаще бы. Твое честолюбие через поры так и сочится.

Поднимается наверх.

ДЖЕЙК. Ты надолго?

МЕГГИ. Если буду пользоваться мылом, то нет. А что?

ДЖЕЙК. Я хотел с тобой поговорить.

МЕГГИ. Перед едой?

ДЖЕЙК (пожимает плечами). До. Во время. И после.

МЕГГИ. Вот как? Тысячу лет по душам не беседовали... Хорошо. Только вот умоюсь. Я сейчас... На нервы будешь действовать?

ДЖЕЙК. Смотря что иметь в виду под словом «дейст­вовать на нервы».

МЕГГИ. ...Отвечать вот в таком духе.

Уходит.

КАРЕН. Ах, Джейк, Джейк! Ты напрашиваешься на не­приятности.



ДЖЕЙК. А что прикажешь додать? Взять да выбросить из головы этого парня?

КАРЕН. Да нет. Просто набраться терпения. И дож­даться пятидесятой годовщины.

ДЖЕЙК. Карен, я ужасно люблю тебя. Я заставляю те­бя болтать всякую чушь несусветную. Как клоуна, у которо­го золотое сердце. Ты еще встретишь своего мужчину. По­верь мне. А я тебе помогу найти его.

КАРЕН. Найди его, только не дай ему завладеть твоим во­ображением. Мне не нужен мужчина в такой же хламиде как и я.

Уходит .

Наверху появляется МЕГГИ, вокруг шеи у нее полотенце.

ДЖЕЙК (тихо). Первый раунд!

МЕГГИ (наливает себе). Ну и как прошел день?.. Осто­рожно интересуется она.

ДЖЕЙК. В работе. Пообщался с Карен.

МЕГГИ. Даже так. И как она?

ДЖЕЙК. В тоске и одиночестве. Но вообще-то, неплохо... Приглашает в субботу в гости. Ради нас она и старается.

МЕГГИ. В ЭТУ субботу?

ДЖЕЙК. Да.

МЕГГИ. В субботу я должна ехать в Филадельфию, я тебе об этом говорила.

ДЖЕЙК. Нет. Ты сказала, что собираешься ехать.

МЕГГИ. Да. Я сказала: «Я собираюсь ехать в Фила­дельфию в субботу».

ДЖЕЙК. По-моему, «я собираюсь» звучит неопределенно. «Я собираюсь» означает, что «я вернусь в воскресенье». Или ты только СОБИРАЕШЬСЯ вернуться в воскресенье?

МЕГГИ. Я обязательно вернусь в воскресенье. Ты действи­тельно в скверном настроении или мне это только КАЖЕТСЯ?

ДЖЕЙК. Действительно.

МЕГГИ. Значит, я не ошиблась... Это все что ты хотел мне сказать? Да?

ДЖЕЙК. Нет.

МЕГГИ. Что-то еще?

ДЖЕЙК. Да.

МЕГГИ (улыбается). Хорошо. Что же именно?

ДЖЕЙК. Вот думаю.

МЕГГИ (весело). Ищешь тему?

ДЖЕЙК. Нет. Тема есть.

МЕГГИ. И какая же? Ты весь в растрепанных чувствах.

ДЖЕЙК молчит.

Что с тобой? Я никуда не еду.

ДЖЕЙК. Обдумываю первую фразу. Это очень важно.

МЕГГИ. Первая фраза?

ДЖЕЙК. Во мне говорит писатель. Вечный страх поте­рять своего читателя. Ты когда-нибудь читала «Нагие и мертвые»?.. Первая фраза там здорово звучит.

МЕГГИ. И как же?

ДЖЕЙК. «Никто не мог сомкнуть глаз».

МЕГГИ. Угу. Замечательная фраза... А ты с какой начнешь?

ДЖЕЙК (после паузы). ...Ты хочешь развестись со мной?

МЕГГИ (изумленно смотрит на него, теряя на секунду дар речи. Приходит в себя). Ну ты даешь. Тут самому Норману Мей-леру делать нечего... Значит, разговор пойдет об этом?

ДЖЕЙК. Ну, мы еще посмотрим, получится ли вообще разговор.

МЕГГИ. Откуда такая нелепая мысль? Именно сейчас? И стоит ли так начинать разговор? А не лучше ли начать с бу­тылки виски и телефонного разговора?

ДЖЕЙК. Трубку поднимешь ты, а виски достану я.

МЕГГИ. Я, кажется, догадываюсь о причине твоего скверного настроения. Это потому, что я не собиралась к Карен в гости. А ты хочешь понять причину.

ДЖЕЙК. Да, Мегги, хочу.

МЕГГИ. Уф, Джейк, я дала тебе время подумать над первой фразой. Дай дух перевести... Джейк, а почему ты на­чал этот разговор не вчера, не на прошлой неделе, не в прошлом месяце? Сегодня какой-то особенный день?

ДЖЕЙК. Да.

МЕГГИ. И чем же?

ДЖЕЙК. Я набрался храбрости спросить тебя.

МЕГГИ. Ну что ж, понятно. Все это не так уж и удиви­тельно, если учесть, что мы спим спиной друг к другу почти целый месяц... Ладно. Ты хотел знать, хочу ли и развестись с тобой? Я говорю «нет». Я не хочу разводиться.

ДЖЕЙК. Рад это слышать. Тогда все прекрасно.

МЕГГИ. Я этого не говорила.

ДЖЕЙК. А я этого не думал.

МЕГГИ. Нет, все НЕ ТАК прекрасно, Джейк. Это тебя шокирует?

ДЖЕЙК. Нет. Все началось чуть ли не полгода назад. И что мы раньше не завели этот разговор?

МЕГГИ. Каждый божий день заводили. Когда нет интима, начинается выяснение отношений. Иногда я прихожу с рабо­ты, а ты на меня ноль внимания.

ДЖЕЙК. Так ты возвращаешься, когда мне уже спать пора.

МЕГГИ. Верно. Я сейчас работаю намного больше чем раньше. Движение по служебной лестнице имеет свою из­нанку. Извини. Ну что, мы так и будем обижаться друг на друга? К чему это приведет?

ДЖЕЙК. Не знаю. С нами такое первый раз... Мы пере­живаем тяжелый момент, ОЧЕНЬ тяжелый момент. Да, Мегги?

МЕГГИ. Ну вот, как выяснение отношений, так мое пер­вое слово. Джейк, я не знаю. Мы переживаем кризис, и бо­лее глубокий, чем когда-либо. Но ничего определенного я сказать не могу.

ДЖЕЙК. Не хотел бы услышать подобный диагноз от своего рентгенолога. «Ну что ж, что-то такое есть, Джейк, но ничего определенного сказать не могу».

МЕГГИ. Ничего себе разговорчик «перед обедом»... Что же нас ждет «во время» и «после»?

ДЖЕЙК. Что у тебя на душе творится, никак не могу понять, хоть тресни. Ты обижена? Напугана? Задета за жи­вое? Что?

МЕГГИ (выпаливая). Мне ТЕСНО! Мне одиноко! Я задыхаюсь! У меня нет никаких сил!.. Боже мой, вот уж не дума­ла, что способна на такие признания. И это плохой признак, Джейк. Давай отложим этот разговор. Очень тебя прошу! Утро вечера мудренее.

ДЖЕЙК. Мудренее? После таких слов? «Мне тесно?» «Я задыхаюсь»? «У меня нет никаких сил»?.. Эти слова уже в висках у меня стучат.

МЕГГИ. Ты сам затеял этот разговор. Не я. Слышать такие слова - удовольствие ниже среднего, но говорить о разводе - это просто пытка... Но, похоже, разговор этот придется продолжить... Ладно... Вношу предложение. А что если нам разъехаться на полгода и отдохнуть друг от друга?

ДЖЕЙК (не веря своим ушам). Разъехаться на полго­да?.. Время для отдыха - целый вагон. Даже целый железно­дорожный состав... И давно ты это решила?

МЕГГИ. Да только что. Что-то вроде экспромта.

ДЖЕЙК. Ты точно уверена, что после разлуки все встанет на свои места?

МЕГГИ. А почему нет?

ДЖЕЙК. Почему нет? Так половина наших проблем воз­никла из-за того, что мы с тобой по три-четыре месяца в году и так не видимся. Если уж на то пошло. Месяцем боль­ше месяцем меньше. Какая разница?

МЕГГИ. Джейк, мне нужно время.

ДЖЕЙК. Для чего?

МЕГГИ. Для меня самой. Я вся в растрепанных чувст­вах и плохо соображаю. У меня такое чувство, что я несусь на лыжах с высокой горы, палок в руках нет, а внизу одни деревья и валуны.

ДЖЕЙК. А может, я как раз и поймал бы тебя внизу.

МЕГГИ. Поймал меня? Именно ты с горы меня и столк­нул... Не обижайся. О, господи, как ужасно быть несчастной.

ДЖЕЙК. Значит, разводиться ты не собираешься?

МЕГГИ. И никогда не собиралась. Я бы все отдала, чтобы начать все сначала. Но во второй раз, как в первый, уже не получится.

ДЖЕЙК. Кто тебе сказал? Мы можем все начать снача­ла. Снова пожениться.

МЕГГИ не слушает его.

Я это вполне серьезно. Новые обручальные кольца. Новый свадебный банкет. Различные новые закуски. Только в наше время их подают холодными... Очень даже можно. Нужно только очень захотеть...

МЕГГИ. Спасибо, Джейк. Очень трогательное предло­жение.

ДЖЕЙК. Ну, так прими его.

МЕГГИ. Мы со старым-то браком никак не разберемся, куда уж нам о новом мечтать.

ДЖЕЙК. По-моему, разъезжаться нам не следует. Это будет концом наших отношений.

МЕГГИ. Джейк, ты только посмотри, на кого я стала похожа. Что от меня осталось. Я вся в бегах: за такси бе­гом, в аэропорт бегом, к лифту бегом. Даже на деловые свидания и к психоаналитику и то бегом. К тому же я бегаю трусцой по выходным, но и этого мало. Да и темп не очень быстрый. Никому от моей беготни пользы не будет, пока я не остановлюсь в один прекрасный момент и не задумаюсь, а от чего я собственно бегаю. Еще полгода такой беготни, и наш брак вообще потеряет всякий смысл.

ДЖЕЙК. Мегги, я люблю тебя.

МЕГГИ. А я тебя. Это уже кое-что. Так разбежимся на полгодика, а?

ДЖЕЙК. А что если остаться и попробовать спасти по­ложение?

МЕГГИ. НИ ЗА ЧТО! Я пальцем не пошевельну. Сколько раз в этом году я пыталась достучаться до тебя, а ты только и делал, что забалтывал меня. Начинаем говорить о наших отно­шениях, а кончается все сплошным твоим монологом. Ты не способен слушать другого. Ты меня и сейчас не слушаешь. Ты не собираешься разобраться в сути конфликта. Брак спасать не надо, надо просто нормально жить в браке.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет