Как написать гениальный детектив



жүктеу 2.74 Mb.
бет14/26
Дата15.05.2019
өлшемі2.74 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26

Обсуждение

Теперь вы видите, что творится за кулисами. Закулисные события являются результатом активности ярких персонажей, которых не нужно принуждать к действию.

Когда в начале романа Бриджид О'Шонесси обращается к Сэму Спейду за помощью, читатель не знает ни о Каспере Гутмане, ни о Джоэле Кайро, ни о капитане Джакоби, ни об ее поездке в Константинополь, ни о статуэтке сокола. Все, что она говорит в первом эпизоде, – ложь. Однако ее ложь полностью согласуется с предысторией и сюжетом, скрывающимся за сюжетом.

Подобную ложь в книгах о том, как написать детектив, часто называют «детективным преломлением». Ложь персонажа в соответствии с его планами преломляет внимание читателя. Если вы четко представляете, что происходит за кулисами, что на самом деле скрывает ложь, детективное преломление получится у вас само собой. Нет необходимости специально запутывать читателя, персонажи сделают всю работу за вас. Когда автор намеренно запутывает читателя, это моментально отражается на качестве романа. Учитывайте, что персонажи изобретательны и умны, и задавай тесь вопросом, чего они хотят и какие поступки могут совершить. Если вы создали динамичные персонажи, у вас получится динамичный сюжет.



Что включать в пошаговый план

Пошаговый план нужен в первую очередь вам, поэтому вам же и решать, каким он будет – подробным или нет. Лично я прошу нескольких людей прочитать мой пошаговый план и посмотреть, нет ли в нем «дырок»: повторов, необъяснимых событий, эпизодов, в которых поведение действующих лиц не соответствует их характерам или в которых персонажи действуют не в полную силу. Даже на этом этапе работы вы можете получить ценные советы. Например: «Слушай, если у тебя тетка убила из ревности, почему бы ей не отрезать жертве нос?»

Кто-то любит писать «толстые» пошаговые планы, кто-то «тонкие». Я предпочитаю тонкие, чтобы те, кто будет их читать, не заскучали. Выбор за вами.

Приведу пример первого пункта толстого пошагового плана:


1. Золушка чистит очаг и с радостью думает о ежемесячной помывке, которая ей предстоит в это воскресенье. На Золушке грязное красное платье в заплатах, давно превратившееся в лохмотья, ноги искусаны блохами, волосы грязные и нечесаные. Заходит толстая угрюмая мачеха и приказывает снова почистить сортир да получше, иначе мыться в воскресенье Золушка не будет. Золушка, воплощение добродетели, не возражает. Она отвечает: «Да, матушка» – и направляется в сторону уборной.

Тот же самый пункт, но в тонком пошаговом плане:


1. Перемазанная Золушка чистит очаг, заходит злая мачеха и приказывает ей снова вымыть сортир, иначе Золушку лишат ежемесячной помывки. Добродетельная Золушка кидается исполнять приказ.
Пользуйтесь тем подходом, который вам больше нравится.

Работая над предысторией романа, имейте в виду что она может включать не только рассказ о действиях убийцы (сюжет, скрывающийся за сюжетом). Предыстория может также раскрыть наиболее значимые поступки жертвы, сыщика, подозреваемых, свидетелей и т. д. Например, важная деталь в «Мальтийском соколе» – любовная связь Сэма Спейда и Ивы, жены Майлза. Это обстоятельство дает полицейским основание подозревать Сэма в убийстве.

Если вы правильно проведете подготовительную работу, то будете знать поступки персонажей до момента начала действия и вам не составит труда придумать, как главный герой выйдет на убийцу. Разумеется, вам не хочется потерять контроль над событиями за кулисами или сочинять их, когда действие романа уже будет подходить к концу, ведь тогда ваш роман утратит правдоподобие. События в романе должны казаться естественным следствием поступков персонажей, действующих исходя из своих желаний, целей и потребностей.

Некоторые авторы детективов отслеживают события за кулисами с помощью блок-схем.

Блок-схема является тем же самым пошаговым планом, только расписанным по колонкам. Сэм Спейд – колонка № 1, Бриджид – колонка № 2, Гутман с подельником – колонка № 3, полиция – колонка № 4. Если действие в романе происходит на протяжении нескольких дней, некоторые авторы пишут почасовые блок-схемы. В них они отмечают, что делал каждый из персонажей в тот или иной отрезок времени. Некоторые из моих студентов делают это, используя компьютерные программы, предназначенные для создания баз данных.

Есть еще один способ: записывать каждый пункт плана на отдельную карточку, причем карточки для событий за кулисами надо сделать другого цвета. Если вы захотите изменить последовательность событий, вы сможете сделать это одним движением руки.

Нам надо только решить, о каких событиях рассказать читателю, а о каких лучше умолчать.

Четыре столпа детективного произведения


При работе над сюжетом детективного произведения вы всегда должны помнить о четырех его столпах: загадке, напряжении, конфликте и неожиданности, и тогда вы непременно напишете гениальный детектив.
I. Загадка
Как ни банально это звучит, но в детективе повествуется о загадочном происшествии. Если убийство происходит в баре при свидетелях, убийца у вас на руках и ника-

кой загадки нет. Загадка – это необъяснимое событие или случай, ставящие читателя в тупик. Допустим, обнаружен труп, убийца неизвестен – да, перед нами загадка, но для потрясающего детектива этого мало. Почему преступление совершено столь загадочным образом? Читателя нужно увлечь, чтобы он захотел дочитать книгу до конца и найти ответ на загадку. Загадка задает вопрос: «Кто и зачем совершил преступление?» Необходимо, чтобы убийство уже само по себе вызывало у читателя интерес. Желание сыщика найти преступника поможет читателям отождествить себя с главным героем – они будут разделять его цель.


II. Напряжение
Напряжение связано с ожиданием грядущих событий. Любая загадка создает напряжение – читатель хочет знать на нее ответ. Если главный герой собирается предложить возлюбленной руку и сердце, загадкой будет вопрос: согласится она или нет? Хватит ли у него мужества сделать ей предложение? Если есть загадка, есть и напряжение. Чем сложнее загадки, тем сильнее напряжение и тем лучше для детектива. Опасность и угроза смерти должны подстерегать на каждом повороте сюжета. Преподаватели курсов писательского мастерства уже давно подчеркивают необходимость заставлять читателя «беспокоиться и интересоваться». Под «интересом» подразумевается нетерпение читателя узнать, что произойдет в следующий момент повествования. «Беспокойство» является частью того напряже-

ния, которое создает гнетущую атмосферу таящейся угрозы и заставляет читать книгу всю ночь напролет не отрываясь.


III. Конфликт
В книге «Как написать гениальный роман» я подчеркнул, что у автора есть три золотых правила: конфликт! конфликт! конфликт! Понятие «конфликт» необязательно означает кровопролитную схватку или скандал с воплями и потасовкой. Драматический конфликт подразумевает наличие препятствия на пути осуществления желаний персонажа. Препятствие может быть любым – плохая погода, взрыв, поломка или персонаж-соперник. Внутренний конфликт является результатом столкновения различных желаний в душе персонажа. Конфликт оживляет произведение, заставляет персонажи совершать поступки, чувствовать, меняться и развиваться. Конфликт – это бензин, благодаря которому машина сюжета рвется вперед.
IV. Неожиданность
Известный автор детективных романов Элизабет Джордж как-то сказала, что когда половина сюжета уже написана, она начинает думать, какие у читателей могут возникнуть предположения о дальнейшем развитии событий.

Для романа, который я писал, я мог бы составить следующий список предположений читателей• Убийство совершил Боб, и сыщик выведет его на чистую воду.

• Джо попросит Мэри выйти за него замуж.

• Фил инсценировал собственную смерть и на самом деле жив.

• Банк ограбил Ал.

• Дениз – лесбиянка и пытается соблазнить Боба, чтобы рассорить его с женой.

• Билли-Боб и есть тот человек, который сбежал из психиатрической лечебницы и изменил внешность.

• Убитый на самом деле является отцом Грейс.


Элизабет Джордж говорит, что после составления подобного списка приступает к работе над тем, чтобы по крайней мере два-три предположения читателей не оправдались. Воистину потрясающая идея. Неожиданные события и сюжетные повороты – один из источников наслаждения, которое нам доставляет чтение. Этот источник должен присутствовать и в вашем романе X. Как построить сюжет,

чтобы он приносил прибыль

и доставлял удовольствие читателям

Гениальный детектив в пять актов

Практически все добротные детективы (за крайне редким исключением) имеют простую структуру, состоящую из пяти актов.


• В акте I герой/сыщик берется найти убийцу.

• В акте II герой/сыщик проходит испытание, меняется и в осевом эпизоде гибнет и возрождается снова.

• В акте III герой/сыщик проходит еще одно испытание и достигает успеха.

• В акте IV убийца оказывается в руках у героя/сыщика.

• И наконец акт V повествует о том, как повлияли события романа на главные персонажи.
Вот и все. Несмотря на то что автор сюжета, скрывающегося за сюжетом, – убийца, гениальный детектив – это произведение о главном герое/сыщике. Гениальный детектив на протяжении пяти актов рассказывает о расследовании преступления, которое ведет главный герой. Труд писателя в равной степени искусство и ремесло, поэтому существуют детективы, которые не вписываются в стандартную схему из пяти ак-

тов. Такие детективы – явление редчайшее, но о них мы тоже поговорим.

Однако начнем мы все же с первого акта стандартной сюжетной схемы.

Акт I, повествующий о том, как герой/сыщик берется найти убийцу

Первый акт, вне зависимости от объема, в стандартной сюжетной схеме начинается с точки приложения (первого эпизода в книге) и заканчивается эпизодом, в котором герой/сыщик берется найти убийцу. В мифологической парадигме эта часть мифа называется миром обыденного или расставанием, поскольку главный персонаж расстается с обычным миром, и с этого момента начинаются этапы его становления.

Задача первого акта – увлечь читателя в воображаемый мир и запустить в сюжете цепную реакцию событий.

Поскольку вам нужно заинтересовать читателя, вы обязательно должны помнить о следующем:

– создайте побольше загадок;

– введите драматический конфликт (персонажи преследуют противоположные цели);

– играйте на чувствах читателя (особенно уделите внимание чувству симпатии).

Структура первого акта может быть разной, но три правила (побольше загадок, наличие драматического

конфликта, игра на чувствах читателя) остаются неизменными. Вот несколько приемов.
• Можно показать читателям убийцу, утаив при этом, кто он. Во многих романах авторы показывают читателям убийцу, но ничего о нем не рассказывают. Для этого они используют объективную форму повествования. Читатель тут же оказывается полностью захвачен происходящим. Его начинают мучить вопросы: «Кого сейчас убьют?», «Удастся ли преступнику сбежать?» Возникает сильный драматический конфликт, а сцена убийства, естественно, не оставит читателя равнодушным.
Из машины показался темный силуэт с длинной коробкой для цветов, перевязанной алой лентой. Он встал на край утеса и, открыв коробку, извлек снайперскую винтовку «Реммингтон ХВ-42» с оптическим прицелом «Хигби». Человек сунул винтовку под плащ и перешагнул заграждение у края шоссе. Теперь он ясно видел дом с садом. Расстояние было небольшим – всего сорок футов. Гости, веселившиеся в саду, только-только начали расходиться. Он вскинул винтовку и глянул в прицел. На лужайке в одиночестве танцевала молоденькая блондинка. Она пьяно хихикала и размахивала руками. Человек совместил ее лицо с перекрестием прицела и нажал на курок...
• Можно показать читателям убийцу, рассказав при этом, кто он. Естественно, этот ход раскроет две самые важные загадки детективного произведения: «Кто убийца?» и «Почему он совершил преступление?» Однако останутся и другие загадки: «Поймают ли убийцу?», «Избегнет ли он правосудия?» В первом

акте личность убийцы можно раскрыть в том случае, если и преступник, и сыщик изобретательны и умны настолько, что их игра в кошки-мышки сможет увлечь читателя. Именно этот прием был использован в сериале «Коломбо».


Макону осточертела Джойс. Дело было не в том, что она пила, вешалась на шею любому, кто ей хотя бы раз подмигнул, и даже не в том, что она швыряла деньги на ветер. Все дело в фонаре, который она приволокла в дом накануне. Если Макона поймают, он даже под пыткой не скажет, за что ее убил. Убивать кого-то из-за фонаря – безумие, но это отвратительное латунное чудище, напоминавшее дракона с острова Комодо, было серьезной причиной. Макон был уверен, фонарь – символ ее любовных побед. Как только Макон его увидел, он не просто понял, что убьет ее, он даже знал, как это сделает. Он ее задушит собственными руками. Застрелить ее слишком просто, а удушение принесет ему неописуемое наслаждение.
• Можно показать читателю труп. Весьма впечатляющее начало детектива. Тут же возникает масса загадок, связанных с преступлением. Вид трупа потрясает читателей, и они немедленно начинают симпатизировать герою/сыщику.
Странный шум разбудил Мардж Апплгейт около четырех утра. Звук был странным – словно били тупым топором по мягкой древесине. Звук шел из комнаты соседки. Еще оттуда доносился мужской голос. После десяти часов вечера мужчинам вход в здание был закрыт, особенно это касалось крыла, где располагались спальни. Снова раздался глухой удар, потом послышались шаги. Хлопнула дверь.

– Линда! Это ты? – крикнула Мардж.

Мардж решила, что будет жаловаться. А еще она серьезно поговорит с соседкой Линдой Посол, которая, по всей видимости, считает, что правила писаны не для нее. Мардж вышла в коридор. Из-под двери, ведущей в комнату Линды, сочилось что-то влажное. Наверное, вино. Значит, Линда нарушила еще один запрет. «Ладно, доложу комитету и об этом», – подумала Мардж.

Она постучалась в дверь.

– Линда, я знаю, ты дома, причем не одна. Нам нужно поговорить.

Ответа не последовало. Мардж распахнула дверь и заглянула внутрь.

– Не притворяйся, что спишь...

В аквариуме горела подсветка, в воде что-то вращалось. Вода была грязной, поскольку аквариум был залит до краев, часть воды пролилась на стол. В воде плавал предмет, похожий на мяч. Только у этого мяча были русые волосы. Мардж подошла поближе и увидела, что в аквариуме плавала голова Линды Лосон.

Мардж качнуло назад, она затрясла головой. Бред какой... Комитет на это...

Неожиданно она услышала вопль, который, казалось, доносился издалека. Потом до нее дошло – это она сама надрывается от крика.

Прошло двадцать минут. По вызову соседей уже приехала полиция, но Мардж продолжала кричать.
• Можно показать жертву будущего убийства еще живой. Если читатели познакомятся с жертвой будущего убийства до совершения преступления, пока она еще в добром здравии, они проникнутся к ней симпатией. Благодаря этой симпатии усилится желание читателей увидеть, как свершится правосудие,

они гораздо глубже погрузятся в атмосферу романа. Если вы пойдете по этому пути, в первый эпизод потребуется ввести определенный тип конфликта, например семейную ссору или скандал на дороге из-за аварии. Важно, чтобы эпизод не был скучным. Накал конфликта может быть и небольшим, если он компенсируется осознанием того, что вот-вот произойдет убийство. Поскольку читатель не видит убийцу, загадка личности преступника становится ключевой.


Детективы присели на диван. Венди принесла чай. Мужчина заговорил. Он сказал, что полиция все проверила – Венди никто не преследует. Да, кто-то проколол шины ее автомобиля, но этим вечером в районе схожим образом пострадали еще шесть машин. Хотя хулиганов пока не поймали, полиция полагала, что это дело рук шайки подростков.

Женщина-полицейский улыбнулась Венди. Улыбка получилась фальшивой. Возможно, причина в зависти: Венди была моложе и красивее, чем она. Женщина сказала, что они проверили человека, который, как утверждала Венди, преследует ее. Оказалось, его зовут Брэд Норман, на тот вечер, когда за Венди следили, у него есть алиби. Он провел всю ночь, катаясь на лодке в компании двух друзей.

– Но я же его видела, – сказала Венди. – Я знаю, это он за мной следит. Он проколол шины у моей машины. Он мне постоянно звонит.

– Почему вы решили, что это он? Звонивший не говорил ни слова, а просто дышал в трубку.

– Я знаю, это он, – настаивала Венди.

– Вы можете обратиться в суд, – посоветовал мужчина с искренним участием. Он понравился Венди.

– Он меня убьет. – Венди впервые произнесла эти слова вслух. Она сама удивилась, до чего спокойно звучал ее голос.

– Может, вам лучше взять отпуск, – предложила женщина-полицейский. – Мы поговорили с вашим начальником. Он сказал, что в последнее время у вас было много работы.

– Вы не верите ни единому моему слову? – спросила Венди.

– Мы долго разговаривали с Норманом, – ответила женщина. – Он крайне обеспокоен вопросом вашей безопасности, его волнует ваше... эмоциональное состояние...

Мужчина кивнул в знак согласия:

– Он не убийца. Не тот характер.

Венди поблагодарила полицейских и проводила их до двери.

– Когда меня убьют, дело поручат вам?

– Вас никто не собирается убивать, – ответила женщина, – а вот от профессиональной помощи психолога на вашем месте я бы не отказалась.

Венди закрыла дверь и подошла к окну. Она смотрела, как детективы садятся в машину. Машина тронулась с места.

Она повернулась, и у нее перехватило дыхание. На пороге спальни стоял Брэд Норман. В его руке был зажат нож.

– Кричи, – произнес он. – Я хочу услышать твой крик. – Я не стану кричать. – Венди снова повернулась к окну. Она слушала за спиной тяжелое дыхание, которое раньше доносилось до нее из телефонной трубки. Она глядела на удаляющуюся полицейскую машину, которая, свернув за угол, исчезла из виду.


• Можно рассказать о том, как герой/сыщик берется за расследование убийства. Если вы ведете повествование от третьего лица (с точки зрения героя/сыщика) или от первого лица (от имени героя/сыщика), роман можно начать с эпизода, в котором главный

герой берется за расследование преступления. Обычно в тот момент, когда возникает необходимость приступить к расследованию преступления или совершаются поступки, неизбежно приводящие к этой необходимости, герой/сыщик является участником драматического конфликта. Это потрясающий ход, потому что читатели, благодаря магии отождествления, с самого начала романа будут жить жизнью главного героя. Если автор прибегает к данному приему, первый акт, как правило, получается коротким и умещается в один эпизод. Поскольку мы не видим жертву будущего преступления, пробудить в читателях эмоции будет непросто. Надеюсь, у меня это получилось. Вот вам пример:


Большой Джейк ненавидел такие задания. А что поделать – ведь за аренду конторы надо платить. Один из самых отвратительных моментов – следить за мужчиной, пока он не подцепит свою ненаглядную. А потом наступает черед самого отвратительного момента. Надо встречаться с женой этого мужчины и сообщать, что ее подозрения оправдались. Реакция может быть самой разной, за долгие годы он всякое повидал. Кто-то ревет часами, кто-то падает в обморок, у кого-то начинается истерика. Супружеская измена – забавная штука.

Клиентка, что оставила ему этот заказ и сейчас сидела перед ним, была тихоней. Возможно, в ее роду кто-то был из азиатов. Маленького роста, толстые очки, круглое лицо, которое, похоже, никогда не улыбалось. На ней было коричневое платье, простое и без изысков. Оно напоминало бумагу, в которую мясник заворачивает вырезку.

– У вас есть фотографии, мистер Винчестер? – спросила она.

Он кивнул, похлопав по большому белому конверту на столе, и протянул счет:

– Сначала принято улаживать вопросы с оплатой. Четыреста восемьдесят два доллара десять центов.

Она выписала чек. Он ненавидел чеки. Но, кажется, на счету у этой дамы водятся деньги.

Она положила чек, но руку с него не убрала.

– Фотографии.

– Взгляните вот на эту. – На фотографии был запечатлен ее муж, входящий с женщиной в комнату.

Клиентка издала горлом клокочущий звук и взяла со стола чек.

– В чем дело? – изумился Большой Джейк. – Я проверил эту женщину. Она проститутка, берет сто долларов в час. Ее зовут Шейла Стар.

– Все может быть, мистер Винчестер, однако мужчина на фотографии – не мой муж.

– Что вы городите? Я видел, как он вышел с фабрики через черный ход, сел в «линкольн» и поехал к проститутке. Если это не ваш муж, то кто же?

– Этот человек – парикмахер моего мужа. У него тоже есть «линкольн».

Она порвала чек:

– Господин Винчестер, не выбрасывайте счет. Он вам понадобится, если надумаете подавать на меня в суд за неуплату.

Она вышла, хлопнув дверью. Несколько минут Большой Джейк неподвижно сидел в кресле, качая головой. Затем он встал, плеснул полстакана дешевого виски, снова бухнулся в кресло и захохотал. Выходит, он следил за парикмахером.

Когда через несколько минут зазвонил телефон, он все еще усмехался. Он потянулся за трубкой:

– Сыскное агентство Винчестера.

– Джейк, у меня беда, – раздался в трубке голос его брата Тэда.

Сержант технической службы Тэд отправился на войну в Персидском заливе. Тогда ему было девятнадцать с половиной лет. Вернулся он в смирительной рубашке. Тэд уверял, что его похитили инопланетяне.

– Твоя беда – моя беда.

– Помнишь Линду Лосон?

– Твою последнюю любовь? Конечно помню.

– Кто-то прошлой ночью отрезал ей голову и бросил в аквариум. Мой аквариум, который я ей дал.

– Лучше не дергайся, пусть этим занимается полиция.

– В этом и беда. Они уже взялись за дело. Говорят, что это я, у них есть доказательства.

– Это ты ее убил?

– В этом-то... Не знаю. – Ты где?

– Прячусь. – Где?

– В своей машине, в багажнике. Она на противоположной стороне улицы.

– Держись крепче за запаску, сейчас буду.


На этом заканчивается первый акт, детектив взялся за дело.

Цель первого акта – увлечь читателя сюжетом и персонажами. Как только сыщик берется за дело, мы попадаем во второй акт, оставляя за спиной главного героя мир обыденного. Акт II, в котором герой/сыщик проходит испытание, меняется и в осевом эпизоде гибнет и возрождается

В мифологической парадигме эта часть странствий героя называется инициацией. Можно провести параллель с рассказом о том, как подросток достигает совершеннолетия и становится взрослым. Герой покидает мир обыденного, переступает границу и попадает в «мифический лес», полностью непохожий на мир, в котором он ранее обитал. Происходит инициация героя, другими словами, он «осваивает новые законы» и проходит испытания, которые ему уготовил злодей, его приспешники и прочие персонажи.

Какие-то испытания главному герою удастся пройти, какие-то – нет. Главный герой по мере преодоления препятствий меняется. Он приобретает новые навыки, обнаруживает в себе новые способности, о которых прежде даже не подозревал, и начинает лучше понимать себя, благодаря чему становится более уверенным. Иными словами, герой «растет». Ваш учитель литературы в школе называл этот процесс «развитием персонажа».

В некоторых случаях испытания не могут повлиять на главного героя. Достаточно вспомнить Эркюля Пу-аро. Он обладает навыками для расследования преступлений, знает свои достоинства и недостатки, если последние вообще существуют, уверен в себе и знает, чего хочет. Очень часто, если главный герой кочует из произведения в произведение, развитие его образа происходит благодаря изменению его отношений


с другими персонажами. Друзья становятся врагами, возлюбленные уходят, надежные клиенты оказываются убийцами и т. д.

Герой/сыщик может быть как любителем, так и профессиональной ищейкой. Главный герой проходит испытания и развивается, пока события в сюжете не достигают осевого эпизода. Как правило, осевой эпизод расположен примерно в середине книги, хотя может быть и ближе к концу. Осевой эпизод в мифологической парадигме Джозеф Кэмпбелл называет «главнейшим испытанием». Густав Фрейтаг, известный немецкий драматург, живший в XIX веке, называет осевой эпизод (главнейшее испытание) «катастрофой» для героя, «низшей точкой» – фортуна отворачивается от него. Постепенно, начиная с осевого эпизода, действия героя имеют все больший и больший успех.

В хорошем детективе осевой эпизод наполнен драматизмом. Очень часто, но необязательно, в осевом эпизоде от героя отворачивается удача. Так же необязательно подвергать героя в осевом эпизоде «главнейшему испытанию». Есть много романов, скажем «Прощай, любимая» (1940) Раймонда Чендлера, в которых герой проходит пять или шесть серьезных испытаний. Как определить, какое из них главнейшее? Марлоу несколько раз ранили, похитили, накачали наркотиками, избили, натравили на него полицейских – сложно сказать, какое из этих испытаний было главнейшим. Однако выявить осевой эпизод не составит труда. В осевом эпизоде Марлоу накачали наркотиками, но он пришел в себя, собрался, вернулся к работе и продолжил расследование.

Осевой эпизод оказывает влияние на события в оставшейся части произведения. В этом эпизоде читатель видит символическую смерть и возрождение главного героя. После возрождения герой по-другому смотрит на вещи, а иногда и действует иначе. В осевом эпизоде может погибнуть человек, который близок главному герою, например друг или возлюбленная. В таком случае главный герой будет не просто добиваться свершения правосудия, им будет двигать жажда мести. В осевом эпизоде перед героем может предстать некая страшная угроза. Осознание ее существования меняет легкомысленного и саркастичного героя, он становится мрачен и серьезен. Иногда в осевом эпизоде гибнет персонаж, которого главный герой считал убийцей, и его самоуверенность идет на убыль. В осевом эпизоде герой может вступить в отчаянное противоборство с убийцей. Схватка поможет герою понять, что преступник гораздо опаснее, чем он предполагал ранее. Герой/сыщик к концу второго акта полностью меняется, отчасти благодаря навыкам, которые он приобрел, преодолев испытания, отчасти благодаря влиянию, которое на него оказали полные драматизма события осевого эпизода.

Поскольку эта книга как-никак подробное руководство по созданию детективного произведения, я привожу три примера осевого эпизода.
Макс, частный сыщик. Макс – бывший специальный агент ФБР, которого выгнали с работы за пьянство и неподчинение приказам. Теперь он частный сыщик.

К нему приходит женщина, которая думает, что муж хочет убить ее и что он содержит любовницу. Максу кажутся необоснованными страхи женщины, но он берется за дело – ему нужны деньги.

Макс опрашивает свидетелей, короче, делает, что полагается. Он не воспринимает заказ всерьез (уклоняется от испытаний), весь день ходит по барам – расходы он потом включит в счет. Вечером для очистки совести он принимает решение проследить за мужем заказчицы. Макс обнаруживает, что мужчина отправляется на некую тайную встречу. «Ух ты, – думает Макс, – он, кажись, и впрямь изменяет жене». Макс все рассказывает клиентке. Она хочет узнать, кто та женщина, с которой ей изменяет муж. На протяжении недели Макс не спускает с него глаз. Наконец мужчина снова отправляется на тайную встречу, но Макс обнаруживает, что он не у любовницы, а просто играет в покер. Макс сообщает клиентке, что у ее мужа нет любовницы, но клиентка настаивает на обратном, уверяя, что муж и любовница собираются ее убить, просто у нее нет доказательств. Она хочет, чтобы Макс продолжил работу, но он отказывается, полагая, что клиентка не в себе. Через несколько недель Максу звонит его приятель-полицейский. Из разговора Макс узнает, что его бывшую клиентку убили.

Он выезжает на место преступления и видит изуродованный труп. Это и есть осевой эпизод. Макс напивается, устраивает драку, проводит ночь в вытрезвителе – символическая смерть главного героя. Макс берет себя в руки, выкупает в ломбарде свой пистолет и снова

берется за дело. Он стал другим человеком. Его мучает чувство вины, поэтому он приложит все усилия, чтобы в третьем акте найти убийцу.
Элис Сисеро, сыщик-любитель. Ей около пятидесяти лет, она эстрадный комик, читает со сцены острые политические юморески и сыпет сальными остротами. Она выступает в маленьких клубах перед небольшой аудиторией. Она мечтает об отдыхе еще с того момента, когда ее в возрасте 20 лет вышибли из колледжа за травку. Она циничная и злая, ей кажется, что ей достались одни объедки на празднике жизни.

У нее есть единственная подруга, некогда королева сцены по имени Мэвис Дэнсер, выступавшая с номером «Чтение мыслей». Мэвис забили насмерть на стоянке, но полицейским в этом богом забытом южном городишке наплевать на это преступление.

Элис берется за расследование. Она находит улику: отпечаток ноги. Кто-то ей рассказывает, как со стоянки на полной скорости вылетел «кадиллак». Ее главный свидетель – Джорджи: парень, который паркует машины на стоянке клуба. Полиция не воспринимает ее усилий всерьез. При проведении расследования Элис допускает несколько ошибок: один подозреваемый спускает на нее собаку, второй крадет у нее кошелек, третий, решив сострить, советует ей заняться охотой на диких гусей. Элис узнает, что Мэвис прервала свое последнее выступление на полуслове и, сходя со сцены, бросила фразу, что она, кажется, действительно прочла чьи-то мысли, и эти мысли были об убийстве.

«Вот и след», – думает Элис.

Элис никогда не верила в чтение мыслей, она знала, что Мэвис на сцене притворяется. И все же Элис считала, что если она наденет халат и тюрбан Мэвис и притворится, что улавливает мысли, она сможет разоблачить убийцу.

Она решает осуществить задуманное. Она выступает четыре вечера подряд – результат нулевой. После пятого выступления она получает дубинкой по голове, ей кажется, что ее душа летит к свету, и в этом свете видит Мэвис, которая благодарит ее за дружбу и советует слушать Джорджи.

Это был осевой эпизод. На героиню напали, после чего наступила смерть, за ней последовало возрождение. Она приходит в себя в больнице. Врачи сообщают ей, что она была при смерти. Цинизм Элис пропадает. Она понимает: Мэвис действительно обладала даром телепатии и ей удалось прочесть мысли убийцы. Теперь у Элис появились новые убеждения, и она с Джорджи (мудрым шутом) с новой энергией берется за расследование убийства.
Саймон Крафт, детектив. Саймон – опытный детектив, но убийствами раньше не занимался (поэтому ему придется освоить новые правила и пройти испытания). Первое дело, которое ему поручают, – отыскать серийного убийцу девочек. Возраст жертв от пяти до семи лет. Саймон – человек впечатлительный, он чувствует, что сдает и долго такого напряжения ему не выдержать. Следственная группа считает, что убийца найден, но доказательств недостаточно. Саймон боится,
что преступник избежит правосудия. В осевом эпизоде Саймон подбрасывает необходимые улики, чтобы дело по крайней мере передали в суд, а подозреваемый остался под стражей.

Этот эпизод оказывается записанным на видеопленку. Саймона выгоняют из полиции, он лишается удостоверения и значка.

Он становится обычным гражданином. Но он все равно полон решимости во что бы то ни стало остановить чудовище. Это возрождение, после которого начинается третий акт.

Акт III, в котором герой/сыщик проходит еще одно испытание и достигает цели

Третий акт начинается после осевого эпизода, когда герой уже изменился. Он возвращается к расследованию, но его отношение к нему уже другое.

В третьем акте герой продолжает игру в кошки-мышки с убийцей. Но теперь главный герой после осевого эпизода, в котором он погиб и возродился, действует более энергично и решительно.

В конце третьего акта главный герой узнаёт, кто является убийцей. Этот момент называется «необходимой сценой». Это эпизод, в котором дается ответ на самую главную, самую волнующую загадку сюжета. Если речь идет о любовном романе, в этом эпизоде главная героиня примет решение связать с возлюбленным свою судьбу. В детективе же, естественно, самая главная загадка сюжета: «Найдет ли герой/сыщик преступника?»

Принцип развития действия в детективе следующий: по мере того как герой/сыщик продвигается в расследовании преступления, у него возникает все больше и больше сложностей, а в детективе, как правило, все больше и больше загадок. Обстановка становится все более и более напряженной.

Потом, когда кажется, что главному герою никогда не свести концы с концами, его настигает озарение и он понимает, кто убийца. Это происходит мгновенно. Мы узнаём, что сейчас сорвут маску со злодея, скрывающегося среди нас. Нас ждет эпизод, в котором герой разоблачит преступника. Этот эпизод в мифологической парадигме называется «заключительным боем со злодеем».


Акт IV, рассказывающий о том, как убийца попадает в ловушку

Теперь герой/сыщик знает, кто убийца, но остался открытым вопрос: «Свершится ли правосудие?»

В мифологической парадигме эта часть сюжета является возвращением героя в мир обыденного. С собой он несет награду – благодеяние обществу. В случае с детективом это благодеяние – изгнание убийцы из рядов общества.

В мифологических сюжетах на обратном пути в мир обыденного герой вступает в заключительную схватку со злодеем. Абсолютно то же самое происходит в любом гениальном детективе. Злодей/убийца и герой/сыщик сходятся лицом к лицу. Эта сцена в Голливуде зовется «раскрытием карт».

Вспомним еще раз о Мари Роделл и указанных ею четырех причинах, объясняющих, почему люди читают детективы. «Читателям нравится испытывать удовлетворение при виде злодея, получившего по заслугам». Убийца необязательно должен попасть в руки официальных слуг закона, он может понести какое-нибудь другое наказание. Но он должен быть строго наказан.

Говоря словами Уильяма Голдмана, автора сценария такого шедевра, как «Буч Кэссиди и Сандэнс Кид», «концовка – штука хреновая». Вы это сами поймете, когда подойдете к концу романа. Вы можете слегка приуныть: нужно, чтобы не было нестыковок, при этом нельзя забывать о необходимости неожиданностей, конфликтов и угрожающей атмосферы. Несколько дней я ломал голову над пошаговым планом, который вы найдете в главе XI. И все же в конце концов мои старания увенчались успехом.



Акт V, повествующий о том, как события романа повлияли на основные персонажи

После того как преступник схвачен, можно рассказать о том, что случилось с персонажами в дальнейшем. В пятом акте вы можете завершить побочную сюжетную линию. Главный герой может уйти с возлюбленной вдаль, в сторону заходящего солнца, а может и не уйти.

Чтобы пятый акт удался, нам потребуется узнать, что произошло с некоторыми персонажами за кулисами.

Очень часто между концом детектива и его началом присутствует связка. Помните Большого Джейка Винчестера? Пятый акт детектива с его участием может выглядеть следующим образом:


Тэд проходил квалифицированное лечение под присмотром врачей, Нил Смукер ожидал в камере смертников своей участи, а Джейк сидел у себя в кабинете, положив ноги на стол, и потягивал виски. Зазвонил телефон.

– Большой Джейк Винчестер.

– Мне нужна помощь, кажется, муж мне изменяет, – раздался из трубки женский голос.

– Прошу прощения, – покачал головой Джейк, – такими делами я больше не занимаюсь.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет