Каплан Г. И., Сэдок Б. Дж. К20 Клиническая психиатрия. В 2 т. Т. Пер с англ



жүктеу 8.79 Mb.
бет45/48
Дата20.04.2019
өлшемі8.79 Mb.
түріКнига
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   48

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Barton W. E., Sanborn С. F., editors Law and the Mental Health Professions: Friction at the Interface. International Universities Press, New York, 1978.

Block S., Chodoff P., editors Psychiatric Ethics. Oxford University Press, New York, 1981.

Bloom J.S., Faulkner L.R. Competency determinations in civil commitment.— Am. J. Psychiatry, 1987, 144, 193.

Ciccone R.J., Clemens С Forensic psychiatry and applied clinical ethics; Theory and Practice.—Am. J. Psychiatry, 1984, 141, 395.

Gutheil T. G., Appelbaum P. S. Clinical Handbook of Psychiatry and the Law. McGraw-Hill, New York, 1982.

Halleck S.L. Law in the Practice of Psychiatry. Plenum, New York, 1980.

480

Hargreaver W. A., Shumway M., Knutsen E.J. et al. Effects of the Janison-Farabee con­sent decree: Due process protection for involuntary psychiatric patients treated with psychoactive medication.— Am. J. Psychiatry, 1987, 144, 188.

Keliz J., James W. S. Medicine court: Rogers in practice.— Am. J. Psychiatry, 1987, 144, 62.

Mills M. J., Sullivan G., Eth S. Protecting third parties: A recode after Tarasoff.— Am. J. Psychiatry, 1987, 144, 68.

Sadoff R. L. Forensic Psychiatry: A Practical Guide for Lawyers and Psychiatrists. Tho­mas, Springfield, IL, 1975.

Simon R.I. Psychiatric Interventions and Malpractice. Thomas, Bpringfield, IL, 1982.

Simon R. I. Clinical Psychiatry and the Law. American Psychiatric Press, Washington, DC, 1987.

Slovenko R. Psychiatry and Law. Little, Brown, Boston, 1973.

Winslade W.J., Ross J. W. The Insanity Plea. Scribner's, New York, 1983.

Yates A. Should young children testify in cases of sexual abuse?—Am. J. Psychiatry, 1987, 144, 476.

П риложение

ТРИДЦАТЬ ИСТОРИЙ БОЛЕЗНИ

Нижеследующие истории болезни являются иллюстрацией различных диагностических категорий. Они взяты из книги исто­рий болезни DSM-III-R, опубликованной Американской психиа­трической ассоциацией (1981). После каждой истории болезни по­мещено небольшое обсуждение, которое подчеркивает основные проявления и симптомы, которые выявляются у больного. Диаг­нозы и дискуссии модифицированы так, чтобы соответствовать критериям, перечисленным в DSM-III-R.



ИСТОРИЯ 1: ШИЗОФРЕНИФОРМНОЕ РАССТРОЙСТВО

Больной, 19-летний белый мужчина, до госпитализации рабо­тал на почте, ожидая поступления в колледж. Начало заболевания отчетливо не прослеживается. Сообщает, что он «не тот» с тех пор, как от кровоизлияния в мозг умерла его мать, за 9 мес до его госпитализации. По словам отца, однако, после ее смерти был в состоянии нормального горя и изменился только 3 мес тому на­зад. К этому времени, вскоре после того, как ему изменила его де­вушка, начал говорить, что его коллеги мужчины пытаются всту­пить с ним в гомосексуальную связь. Начал бояться, что он гомо-сексуал и что его друзья считают, что он гомосексуал. В конце концов у него появилось убеждение, что он страдает расстрой­ствами в половой сфере: одно яичко у него нормальное и выде­ляет сперму, а другое — яичник, продуцирующий яйца. Он думал, что это свидетельствовало о том, что внутри мужского тела у него помещалось «женское». Начал играть и был убежден, что выиграл 400000 долларов, которые букмекер ему не выплатил, и что устроители игр просили его быть их гостем и рассказать свою не­обычную историю (полностью ложную). Он объявил, что имеет повышенную чувствительность, является «экстрасенсом» и что звуки необычно громкие. Он плохо спал по ночам, но аппетита не терял.

При поступлении речь слишком быстрая. Аффективно не был ни раздражительным, ни эйфоричным, ни экспансивным. Заявил* что хочет лечиться, так как у него «война между яичками», а он предпочитает быть мужчиной.

482


Когда ему было 10 лет, педиатр отмечал, что у него слишком маленький половой член. В результате этого его подвергли тща­тельному обследованию в области эндокринологии и половых ор­ганов; обследования проводились каждые 4 мес в течение 4 лет. К тому моменту пришли к заключению, что отклонений от нор­мы нет.

Во время учебы в высшей школе он был плохим учеником и не­регулярно посещал уроки. Заявил, что всегда имел много друзей. Никогда не лечился у психиатра. Иногда прибегал к марихуане и фенциклидину в прошлом, но употребление галлюциногенов от­рицает.

Больной — старший сын в семье из шести детей. Его родители познакомились, когда оба находились в психиатрической бо­льнице.

ОБСУЖДЕНИЕ

Существенными особенностями заболевания являются: при­чудливый соматический бред, бред величия и дезорганизация речи (перепрыгивание с предмета на предмет). Хотя бред величия и скачкообразная речь позволяют предположить наличие маниа­кального эпизода, это исключается на основании отсутствия при­поднятого, экспансивного или раздражительного поведения.

Когда началось заболевание? Хотя он говорит, что изменился после смерти матери 9 мес назад, он не может описать происшед­ших с ним перемен, которые сделали невозможным его прежнее нормальное поведение. Более того, его отец утверждает, что пато­логическое поведение у него началось 3 мес тому назад. Подвер­гая сомнению сведения больного, мы считаем, что он заболел за 3 мес до поступления. Наличие характерных симптомов шизофре­нии в картине болезни продолжительностью менее 6 мес указы­вают на шизофрениформное расстройство. Диагноз DSM-III-R: Ось I: Шизофрениформное расстройство.

ИСТОРИЯ 2: РАССТРОЙСТВО ЛИЧНОСТИ ОРГАНИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

34-летний мужчина, бывший, школьный учитель, живет в го­стинице. За последние два года безработный, со своей женой и детьми не живет, они его избегают. Два года тому назад попал в автомобильную катастрофу, пережил кому, после которой посте­пенно выздоравливал, находится только на поддерживающей те­рапии. В настоящее время не выявляет существенных неврологи­ческих отклонений, кроме небольшого выпадения зрительного поля. Вербальный и невербальный показатели IQ = 120.

483

По сведениям членов семьи изменился после несчастного слу­чая. Часто бывает импульсивным и вздорным, не может добра­ться на автобусе до знакомого места, теряет дорогу. Беспомощен в социальном и финансовом аспектах, например, долго говорит по телефону с далекими местами (однажды позвонил Папе в Ва­тикан), а затем отправляет счет своей семье.



При осмотре неаккуратен, склонен шутить, но с чувством вну­тренней горечи и враждебности. Сканирование с помощью ком­пьютерной томографии (КТ) выявило значительную область де­струкции ткани, особенно в лобных долях.

ОБСУЖДЕНИЕ

Очевидные резкие изменения после комы, вторичной по отно­шению к травме головы, могут указывать на органический психо­синдром. Хотя имеются некоторые нарушения памяти (теряется, не может доехать на автобусе до нужного места), его высокий IQ не соответствует общему нарушению интеллекта по типу демен-ции. Напротив, у него отмечаются импульсивность, вздорность, плохая социальная адаптация и нарушение ухода за собой, что привело к утрате профессиональных и социальных навыков. Эти изменения личности, связанные со специфическим органическим фактором, являющимся этиологическим (травма и КТ, указываю­щая на поражение лобных долей), свидетельствуют об органиче­ском психосиндроме с нарушениями личности. Диагноз DSM-III-R:

Ось I: Расстройство личности органического характера. Ось III: Повреждение лобных долей, вторичное по отношению к травме.

ИСТОРИЯ 3: АЛКОГОЛЬНЫЙ ГАЛЛЮЦИНОЗ

44-летний безработный мужчина, который живет один в одно­комнатной квартире в гостинице, был доставлен в отделение не­отложной помощи полицией, к которой он обратился за помо­щью, жалуясь на то, что слышит мужские голоса на улице под своим окном; они говорят о нем, пугают его, угрожая распра­вой. Когда он выглядывает из окна, мужчины всегда «исче­зают» ,

В анамнезе — почти ежедневное употребление алкоголя в тече­ние 20 лет, он почти каждый день находится в состоянии опьяне­ния и часто испытывает «тряску» при пробуждении. Накануне не выпил свою пинту водки из-за болей в желудке. При осмотре был полностью в состоянии бодрствования и правильно ориентиро­вался.

484

ОБСУЖДЕНИЕ

Яркие слуховые галлюцинации, появляющиеся в состоянии ясного сознания вслед за снижением потребления или отсут­ствием алкоголя, указывают на алкогольный галлюциноз. Сле­дует дифференцировать от алкогольной абстиненции и делирия на основании отсутствия затуманенного сознания и нарушений внимания.

Дополнительный диагноз алкогольной зависимости ставят из-за хронического патологического паттерна потребления алкоголя (ежедневное пьянство) и похмелья («тряска» по утрам).

Алкогольный галлюциноз развивается только у лиц, которые длительно потребляют алкоголь и имеют алкогольную зависи­мость.

Диагноз DSM-III-R: Ось I: Алкогольный галлюциноз. Алкогольная зависимость.

ИСТОРИЯ 4: ПСИХОТИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ

Сэнди, умный 9-летний мальчик, был доставлен в педиатриче­ское отделение неотложной помощи после того, как его мама об­наружила его в ванной комнате с ножом, который он приставил к своему животу. При обследовании обнаружена простая царапи­на. При расспросе ребенок рассказал врачу, что он хотел умереть потому, что не хотел продолжать жить так, как жил. Когда его стали расспрашивать целенаправленно, он сказал, что плохо себя чувствовал, ощущал грусть и злобу почти все время, что у него уже не было радостей, и его все время одолевала усталость. Труд­ностей в засыпании не было, но регулярно просыпался около 3 ча­сов ночи и снова в пять, после чего уже не мог заснуть. Он также сказал, что слышит одиночный голос, разговаривающий с ним, приказывающий ему убить себя ножом в живот. Этот голос он ото­ждествлял с голосом дедушки, умершего 4 года тому назад от удара. Слышал этот голос в течение последнего месяца. Мать Сэнди подтвердила этот рассказ своими наблюдениями и добави­ла, что все началось 6 мес тому назад и прогрессивно ухудшается. Четыре месяца тому назад он начал воровать у нее, стал непо­слушным и раздражительным. В течение последних 2 нед он стал противиться посещению школы и все время там плакал. Она так­же рассказала, что он был потрясен разводом родителей, которые разъехались два года тому назад и говорил, что это его вина. Мать знает со слов учителя, что он не мог долго сосредоточи­вать внимание и держался в стороне от товарищей и был очень вялым.

485

ОБСУЖДЕНИЕ

Этот случай иллюстрирует, что приступ тяжелой депрессии, аналогичный тем, которые встречаются у взрослых, может иметь место и у детей препубертатного возраста. Наблюдается постоян­ное снижение настроения (чувство неблагополучия и грусти), утрата радостей и такие сопутствующие депрессивные симптомы, как суицидальные мысли и импульсы, потеря энергии, гипоактив-ность (вялость), нарушения сна, чувство вины и понижение спо­собности к концентрации внимания. Тест на классификацию цифр с «психотическими чертами» из-за наличия слуховых галлюцина­ций, хотя неясно, понимает ли ребенок, что этот голос — плод его воображения, что было бы указанием на нормальное тес­тирование реальности и тогда, строго говоря, психоза бы не было.

Хотя в этом случае имеют также место нарушения поведения (воровство и непослушание) и отказ от посещения школы, на пер­вом месте выделяются черты, характерные для тяжелого депрес­сивного приступа, соответствующие возрасту; необходимости в постановке дополнительного диагноза, такого, как нарушение поведения, нет. Диагноз DSM-III-R:

Ось I: Тяжелая депрессия, одиночный приступ с психическими чертами.



ИСТОРИЯ 5: ИНДУЦИРОВАННОЕ ПСИХОТИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО

Миссис Б., 43-летняя замужняя домохозяйка, поступила в бо­льницу в 1968 г. с основной жалобой на то, что ее мучает «сексуа­льная проблема», она говорила, что нуждается в гипнозе, чтобы узнать, что случилось с ее половой сферой. Ее муж рассказал ее историю; он жаловался, что у нее множество внебрачных связей со многими мужчинами на протяжении всего периода семейной жизни. Он упорно говорил, что за один 2-недельный период у нее было до-100 сексуальных связей с другим мужчиной. Больная со­глашалась с такой оценкой своего поведения, но не рассказывала о своих переживаниях, заявив, что у нее «блокирована» память. Она отрицала особый интерес к сексуальности, но сказала, что ощущает компульсивное побуждение к тому, чтобы уйти из до­ма и вступить в половую связь, хотя не чувствовала к ней инте­реса.

Больная замужем за своим мужем более 20 лет. Он явно доми­нирующий партнер в браке. Больная боится его частых вспышек гнева, и явно, это была его идея, чтобы поместить ее в больницу

486


для лечения гипнозом. Больная продолжала утверждать, что не понимает, почему ей хотелось уходить из дома и встречаться с другими мужчинами, что в действительности ей этого совсем не хотелось. Муж говорил, что иногда ему удавалось проследить за ней, и когда он ее находил, она вела себя так, как будто бы не зна­ла его. Она подтверждает это и считает, что этот факт объясним приступами сексуальной неразборчивости, когда все остальное вытеснялось «амнезией».

Когда врач сказал, что у него есть сомнения относительно ре­альности сексуальной распущенности жены, ее муж разозлился и обвинил врача и фельдшера больницы в сексуальных связях с ней.

Ни амитал-натриевое растормаживание, ни значительная пси­хотерапия не помогли жене разъяснить «блокировку памяти» на период сексуальной активности. Больная признала, что имела две внебрачных связи, одну 20 лет тому назад, вторую непосредственно перед поступлением в больницу. Она заявила, что последняя была задумана ее мужем, и он в это время тоже находился дома. Она продолжала верить в свои бесчисленные сек­суальные связи, хотя вспомнила только две из них.

ОБСУЖДЕНИЕ

Первое впечатление складывалось в пользу амнестического синдрома, психогенного или органического. Однако масса фак­тов, изложенных мужем, главным рассказчиком, вызвала подоз­рения о том, что он испытывает бред преследования, содержа­нием которого являются многочисленные неверности его жены. Очевидно под его влиянием его жена поверила в это бредовое со­держание, объяснив тот факт, что она не помнит об этих связях, «амнезией». По-видимому, она разделила его бред преследова­ния, и на самом деле у нее не было никакой «амнезии». Поскольку специфические особенности шизофрении отсутствуют (например, причудливый бред, галлюцинации или бессвязность мышления) и в связи с тем, что бредовая система развилась в результате тес­ных связей с другим лицом, у которого имеется заболевание с бре­дом преследования, диагноз — индуцированное психотическое расстройство, прежде называемое общим параноидным рас­стройством в DSM-III-R.

Интересным штрихом здесь является то, что больная при ма­лочисленности своих внебрачных связей, о которых она заявила, стала предметом бреда преследования своего мужа. Более типич­но для индуцированного психотического расстройства, что лицо, которое разделяет бред другого лица, считает, что его или ее также преследуют.

Диагноз DSM-III-R: Ось I: Индуцированное психотическое расстройство.

487

ИСТОРИЯ 6: РАССТРОЙСТВО В ВИДЕ СОМАТИЗАЦИИ

Перепуганный врач-терапевт обратился за помощью к психиа­тру по поводу 50-летней разведенной и в настоящее время безра­ботной секретарши. При первом посещении она лежала с иска­женным лицом в кровати; отмечались отдельные подергивания рук, одно в несколько секунд. Через 10 мин она села и рассказала, что у нее был «припадок», который «все еще там, в ее позвоночни­ке». Считала, что каждую минуту он «может разразиться и опять овладеть ею». Нарушения у нее начались два с половиной месяца тому назад с тошноты, стеснения в животе и боли в конечностях, что заставило ее провести несколько дней в постели.

Больная рассказала, что страдает болями в животе с 17-летнего возраста, по поводу которых была произведена диагностическая операция, которая, однако, не выявила никакого определенного заболевания. У нее было несколько беременностей, каждая с тяже­лой тошнотой, рвотой и болями в животе; произведена ги­стерэктомия по поводу «наростов на матке». С 40-летнего возрас­та испытывает головокружения с «отключениями», которые она объясняла возможным наличием рассеянного склероза или опухо­ли мозга. Она часто плохо себя чувствовала на протяжении длитель­ного периода времени, когда вынуждена была лежать в постели, испытывая слабость, нечеткость зрения и затрудненное мочеис­пускание. В возрасте 43 лет оставила работу в связи с грыжей и не­переносимостью некоторых видов пищи. Несколько раз госпита­лизировалась в разные больницы с неврологическими нарушения­ми, гипертензией и нарушением функции почек; во всех случаях не удавалось поставить определенный диагноз.

Находится в разводе с 32-летнего возраста, работает только время от времени. Живет со своим единственным ребенком, взрослым сыном. Ведут довольно бродячий образ жизни, иногда поселяются в гостинице, затем через несколько месяцев переез­жают в другой город. Не поддерживают отношений ни с кем, кро­ме друг друга. Она избегает гетеросексуальных сношений, утвер­ждая, что секс ее никогда не привлекал.



ОБСУЖДЕНИЕ

Это хроническое, полисимптоматическое расстройство в виде наличия физически необъяснимых симптомов, включающих мно­жество органов и систем. Имеют место желудочно-кишечные на­рушения (тошнота, переполнение желудка, рвота, вздутие, непере­носимость к пище), нарушения со стороны гинекологии (тошнота и рвота во время беременности); психосексуальные нарушения (сексуальное безразличие), боли (конечности, живот) и сердечно-

488

легочные нарушения (головокружение). Эти симптомы приводи­ли к множественным обследованиям и госпитализациям. Такая клиническая картина, более типичная для женщин, чем для муж­чин, в прошлом называлась истерией или синдромом Брике, а теперь называется расстройством в виде соматизации.



Хотя имеются конверсивные симптомы (припадки), диагноз конверсии не ставят, так как налицо развернутая картина рас­стройства в виде соматизации. Здесь нет произвольного желания, продемонстрировать свои нарушения, т. е. симуляции. Часто, но не всегда, расстройство в виде соматизации бывает у истериче­ской личности. В этом случае факты, которые позволили бы доба­вить этот второй диагноз, отсутствуют. Диагноз DSM-III-R: Ось I: Расстройство в виде соматизации.

ИСТОРИЯ 7: АТИПИЧНЫЙ ПСИХОЗ

42-летняя женщина, занимающая высокое общественное поло­жение, никогда ранее психических нарушений не имела. По слу­чаю открытия нового концертного зала, где должна была состоя­ться премьера балета, больная в связи со своим общественным положением (она была советником по культуре) собиралась быть там ответственным по координации. Однако осложнения в про­цессе строительства, включая забастовки, поставили под угрозу своевременное завершение строительства. Главный архитектор, капризный человек, угрожал, что заберет проект, если материалы не будут точно соответствовать обозначенным в контракте. Боль­ная попыталась охладить его горячность, заставив враждующие группы сесть за переговоры. У нее также возросла ответствен­ность за дом, поскольку женщина, ведущая хозяйство, вынужде­на была уехать к больной родственнице.

На высоте этих трудностей лучшая подруга больной погибла в автомобильной катастрофе. Больная является единственным ре­бенком в семье, и эта подруга была для нее самой близкой со шко­льного возраста. Люди часто говорили, что эти две подруги как сестры. Сразу же после похорон у больной стали нарастать нерво­зность и напряжение, она спала только по 2—3 ч. Через два дня увидела, как женщина ведет машину, такую же как была у ее под­руги. Она была изумлена, и тут же появилось убеждение, что под­руга жива, что несчастный случай был инсценирован, так же как и похороны, все — части единого замысла. Весь этот заговор был каким-то образом направлен против больной, и она ощущает себя в опасности, причем, должна приоткрыть эту тайну, остаться жи­вой. Она перестала верить всем, кроме своего мужа, стала счи­тать, что телефон прослушивается и в комнатах установлены тай­ные микрофоны. Умоляет мужа помочь ей спасти ее жизнь. Слы-

489


шит высокочастотные колебательные звуки, которые принимает за ультразвуковые лучи, преследующие ее. Находилась в состоя­нии патологической паники, когда муж на следующее утро доста­вил ее в отделение скорой помощи.

ОБСУЖДЕНИЕ

Нашим первым впечатлением было, что это довольно яркий пример кратковременного реактивного психоза. Тяжелый психо­социальный стресс (смерть и похороны подруги) предшествовал развитию психотических симптомов (бред преследования и, поз­же, слуховые галлюцинации) во время короткого эпизода болез­ни. Однако при дальнейшем исследовании выяснилось, что психо­тические симптомы начались не сразу же после стресса, как это бывает при кратковременных реактивных психозах, но три дня спустя. Более того, хотя больная была нервозной и напряженной, у нее не обнаруживалось признака эмоциональных страданий, а имели место быстрые смены дисфорических аффектов, и ни один из них не был устойчивым.

Поскольку доминирующим симптомом являются бред пресле­дования, необходимо подумать об остром бредовом расстрой­стве, но для этого диагноза необходимо, чтобы расстройство про­должалось по меньшей мере одну неделю. Более того, некоторые врачи рассматривают бред больной об ультразвуковых лучах, «направленных на нее», как причудливый, что исключает бредо­вое расстройство и заставляет думать о шизофрении. Таким обра­зом, нам остается только категория атипичного психоза. Если за­болевание будет продолжаться более недели или двух, но менее 6 мес, диагноз изменится на острое бредовое расстройство или расстройство в форме шизофрении. Диагноз DSM-III-R:

Ось I: Атипичный психоз (предположительный): R/O Острое бредовое расстройство, шизофрения.



ИСТОРИЯ 8: ШИЗОФРЕНИЯ

Сюзанна, 15 лет, была осмотрена по просьбе школьной адми­нистрации, чтобы выяснить вопрос о том, как с ней поступить. Она недавно живет в данном районе, куда переехала со своей семьей; сначала она ходила в обычный класс, затем была переведе­на в класс для детей с эмоциональными нарушениями. С ней было очень тяжело, она с трудом понимала, как выполнять школьное задание на уровне 5-го класса, несмотря на явно достаточный запас слов; она мешала заниматься другим, издавая звуки различных животных и рассказывая фантастические истории, и дети из-за этого смеялись над ней.

490

Дома Сюзанна была агрессивной, в состоянии фрустрации би­ла и кусала своих родителей. Ей часто все надоедало, у нее не бы­ло друзей и она никак не могла чем-нибудь себя занять. Много време­ни проводит, рисуя роботов, космические корабли или различные конструкции из области фантастики и будущего. Иногда говорит, что хочет умереть, но никогда не делала суицидальных попыток и, по-видимому, серьезно не думала о самоубийстве. Ее мать сооб­щила, что она была странной с самого рождения и что начало данного заболевания было настолько постепенным, что она не может назвать даты.



Пренатальная и родительская история у Сюзанны без особен­ностей. Этапы развития у нее задерживались, и она не произноси­ла ни единого слова до 4—5-летнего возраста. Даже когда она по­шла в школу, ее способности вызывали сомнения. Повторные оценки IQ давали менее 70, что было ниже ожидаемого даже для такого уровня способностей. В связи с тем что ее отец был воен­ным, семья много переезжала, результатом этого явилось отсут­ствие убедительных данных о ее состоянии в прошлом.

Родители сообщают, что Сюзанна всегда была трудной и бес­покойной, и некоторые врачи считали, что это не просто умствен­ная отсталость, но серьезное психическое расстройство. В 12 лет в связи с плохой успеваемостью в школе было проведено исследо­вание, показавшее «факты причудливости мыслительного процес­са и фрагментарность структуры эго». К этому времени она хоро­шо спала по ночам и не вскакивала от ночных кошмаров или с причудливыми требованиями, хотя они явно присутствовали в ее прежнем поведении. В последнее время она спит очень плохо и пытается разбудить весь дом, вскакивая и бродя вокруг. Мать подчеркивает ее непредсказуемость, смешные истории, которые она любит рассказывать и в которых она говорит сама с собой «смешными голосами». Ее мать рассматривает эти истории как детские забавы и не обращает на них серьезного внимания. Она говорит, с тех пор как Сюзанна посмотрела фильм «Звездные вой­ны», у нее появились навязчивые идеи о космических кораблях, космосе и о будущем.

Ее родителям примерно по 40 лет. Ее отец, выйдя в отставку с военной службы, работает инженером. Мать Сюзанны чрезвы­чайно высокого мнения о себе. Она заявляет, что выросла в Ин­дии, где у нее было в детстве много приключений, драматических событий, в том числе и случаи, где имело место насилие. Многое из того, что она рассказывала, звучало в значительной мере не­правдоподобным. Ее муж запрещает ей рассказывать о своем прошлом в его присутствии и старается преуменьшить это и все, что касается нарушений у Сюзанны. У родителей довольно сдер­жанные отношения, в которых отец играет роль молчаливого, властного диктатора дома, а мать — лица, обеспечивающего пов­седневные нужды дома. Мать, напротив, очень словоохотлива

491


и подробно объясняет историю дочери. Она все еще пребывает под властью переживаний своего детства. Брату Сюзанны 12 лет, он нормален и имеет в школе среднюю успеваемость. Он прово­дит дома мало времени, мало общается с семьей, предпочитая играть с друзьями. Он стесняется поведения Сюзанны и старается ее избегать.

При осмотре Сюзанна выглядит высокой полной девушкой, одутловатой, неряшливо одетой и несколько всклокоченной. Она громко жалуется на бессонницу, хотя подробности нарушений сна выявить очень трудно. Она подробно рассказывает о своих инте­ресах и занятиях. Она рассказала, что сделала робота в подвале, а он впал в одержимость и грозил натворить много бед, но она су­мела его остановить с помощью дистанционного управления. Она сказала, что создала робота из запчастей к компьютеру, которые взяла в местном музее. Когда ее заставляли рассказать правду, как она это сделала, становилась рассеянной, а когда попросили нарисовать этого робота или что-либо из ее изобретений, она ри­совала картинку железной дороги и углублялась в комплекс мате­матических вычислений для выяснения деталей конструкции, но на деле эти вычисления представляли собой бессмысленные сим­волы (например, плюс, минус, разделить, прибавить). Когда врач деликатно выразил свое недоверие, она мягко сказала, что многие люди не верят, что она супергений. Она также говорила о своей способности слышать то, чего другие не слышат, и общаться с со­зданиями, подобными ей. Она говорила, что за ней охотятся, так как она, по-видимому, пришелец с другой планеты. Слышит голо­са, говорящие про нее и задающие вопросы; они не пытаются го­ворить ей, что надо делать. Голоса были снаружи ее головы, но неслышимы для других. Она не задумывалась над вопросом, бы­ли ли эти разговоры с ней для нее грустными. Они не вызывали у нее зла или испуга.

Учитель отмечает, что способности Сюзанны к чтению нахо­дятся на уровне 5-го класса, а ее понимание прочитанного еще ху­же. Она пытается читать то, что в книге не написано и иногда из­меняет смысл прочитанного. Ее правописание находится на уров­не 3-го класса, а математика еще немного ниже. Она старательно работает в школе, хотя и очень медленно. Если на нее оказы­вать давление, она огорчается, и работа продвигается еще хуже.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   48


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет