Книга 3 И. Медведева Ученичество Александра Медведева



жүктеу 4.18 Mb.
бет12/17
Дата02.04.2019
өлшемі4.18 Mb.
түріКнига
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
меня на­смерть перепугала, когда набросилась на меня. Забудем про­шлое. Такие женщины, как ты - редкость. Ты - прелесть. Ты красавица.

Я подумал, что насчет прелести я, пожалуй, чуть-чуть переборщил, но в общем получилось неплохо.

Вопль застрял у нее в глотке, так и не вырвавшись нару-

жу. тело начало расслабляться, а на лице даже появилась по­луистерическая усмешка. Вероника пребывала в промежу­точном состоянии, все еще не сообразив, стоит ли орать и пы­таться выцарапать мне глаза, или лучше приступить к мир­ным переговорам.

Желая закрепить успех, я решил перейти к неожидан­ным действиям в ее собственном стиле, и, вцепившись зуба­ми в верхнюю пуговицу ее кофточки, неловким движением оторвал ее и выплюнул на землю. Раздвигая носом мешаю­щие мне края кофточки, как собака кучу листьев в поисках упавшего в них кусочка колбасы, я принялся покрывать жар­кими поцелуями ее грудь.

Ошеломленный зрелищем народ, позабыв о своих авось­ках и симферопольской ярмарке, окружил нас плотным коль­цом, на разные голоса комментируя происходящее.

Приученный в тренировках с Учителем даже во время напряженного поединка с врагом уделять внимание тому. что происходит вокруг, я уловил настойчиво повторяющиеся предложения вызвать милицию, и понял, что пора принимать срочные меры. Объясняться с милицией мне не хотелось.

С громкими криками:

- Я нашел свою любовь! Я нашел свою любовь! - я закру­жился на месте, продолжая сжимать Веронику в объятиях, и. когда по моим расчетам, ее голова должна была закружиться до такой степени, чтобы ей и на ум бы не пришло опровергать мои громогласные утверждения, я поставил ее на ноги и раз­жал руки, на всякий случай готовясь сблокировать увесистую оплеуху.

- Чего не сделаешь ради Учения. - обреченно подумал я. - Может и не стоит защищаться от ударов? Должна же дама в конце концов получить удовлетворение.

Но оплеух не последовало. Смуглые руки Вероники скользнули вдоль моего тела, и она резким порывистым дви­жением прижалась ко мне изо всех сил.

Разочарованный народ, убедившись, что скандала не бу­дет, стал понемногу расходиться.

Только теперь я понял глубину мудрости Лин. говорив­шей о том, как ограничивает мужчину привязанность лишь к одной женщине. Как бы ни была прекрасна партнерша, все­гда найдется другая женщина, способная разжечь в душе мужчины не менее сильные, хотя и совершенно иные чувства, и при правильном отношении к вопросу связь с разными женщинами может подарить счастье как самому мужчине. так и многим его любовницам.

Я извлек из воротника всегда хранящуюся там булавку и. отыскав на земле оторванную пуговицу, аккуратно подколол ее к кофточке, чувствуя, что Вероника так и не пришла в себя и до сих пор не может поверить в происходящее.

Затем я вытащил из кармана "коготь каменной птицы" -короткую палочку, до блеска отполированную моими руками. и моток веревки, которые я тоже всегда носил с собой, во вре­мя прогулок по улицам выполняя с ними необходимые трени­ровочные упражнения.

Собрав в авоську рассыпанную картошку, я перевязал ее, приспособив "коготь" в качестве ручки.

- Давай, я провожу тебя домой, - предложил я. Реакция Вероники тронула меня до глубины души. Ис­чезли без следа ее вечная напыщенность, злоба и высокоме­рие. На меня смущенно и чуть виновато смотрела обыкновен­ная красивая девушка.

- Я буду тебе очень благодарна. - тихо сказала она.

- Удивительно, как легко оказалось сломать барьер вра­жды между нами,- подумал я. - Правду говорят, что от любви до ненависти один шаг. Похоже, что от ненависти до любви -тоже.

Я подхватил авоську, и мы рядом пошли по парку, как старые добрые друзья.

Вероника жила вместе со старенькой матерью. Я быстро очаровал старушку, и мы отправились на кухню попить чая с тортом. Потом мы с Вероникой вернулись на ярмарку, и я по­мог ей отнести домой очередные покупки.

Той же ночью мы были вместе. Мама мирно посапывала в соседней комнате, а мы, стащив с кровати на пол матрас. чтобы не шуметь, совершили, наконец, то, от чего я так лег­комысленна отказался, будучи школьником.

В три часа ночи, в последний раз поцеловавшись в при­хожей, мы расстались. Окрыленный, я бежал домой по пус­тынным улицам, предвкушая, каким отличным рассказом я смогу порадовать Лин.

Вероника была ярчайшей представительницей стихии огня. Наша встреча зажгла в ней сумасшедшую страсть. Ка­ждое наше свидание в постели превращалось в неистовый по­единок желаний и плоти.

С учетом моего и без того насыщенного расписания я не

мог уделять Веронике слишком много времени, и. естествен­но, ее характер и темперамент не позволяли ей мириться с таким ходом вещей. Она звонила мне домой, тоном, не при­нимающим отказа,заявляя:

- Чем ты там занимаешься? Я тебя хочу!

Она поджидала меня около института и у дома родите­лей, и мне приходилось пускать в ход самые изощренные ди­пломатические приемы, чтобы уклоняться от ее чересчур пристального внимания и в то же время продолжать поддер­живать хорошие отношения.

Вероника относилась к редкому типу спирального по­строения с преобладанием эмоциональности, находящейся на внешней стороне спирали. Классификация женщин по сексуальным, эмоциональным и интеллектуальным показа­телям, приведенная выше, относилась к линейному построе­нию, и не полностью подходила к описанию личности Веро­ники. Построение по спирали - более сложное, и о нем я рас­скажу в одной из последующих книг.

Тело и сердце, сексуальность и эмоциональность были в ней накрепко спаяны и неразделимы, образуя гремучую смесь, способную как воспламенить мужчину, так и спалить его дотла.

Сложная смесь жажд, начиная от жажды господина и кончая жаждой опасности- заставляли ее постоянно ставить себя в ситуации на грани фола. Ей не нужна была любовь или нежность. Веронику заводила именно борьба полов, борьба, в которой она неизменно должна была побеждать, хищно и умело манипулируя чувствами и поведением мужчины.

Одним из ее любимых развлечений было сталкивать своих поклонников, провоцируя их умирать от ревности и бо­роться за нее. Вероника получала наслаждение, унижая муж­чин и сравнивая их с другими, более мужественными, удач­ливыми и сексуальными. Фактически, она паразитировала на их эмоциях, испытывая оргазмические ощущения при виде их ярости, ревности, обиды или разочарования.

Одной из причин наших достаточно долгих и хороших отношений с Вероникой было то, что я ко всем ее вывертам относился совершенно безразлично. Лин однажды сказала мне:

- Ты никогда не должен обращать вниминие на женские эмоции, если чувствуешь, что женщина провоцирует тебя. сознательно или подсознательно желая добиться определен­ной реакции, доставляющей ей скрытое или явное психоло­гическое удовлетворение. Естественно, в данном случае речь не идет о направленных на тебя искренних положительных эмоциях - бескорыстной любви, дружбе, желании сделать что-либо приятное. Такие эмоции со стороны любого человека ты должен воспринимать, как подарок, и откликаться на него всем своим сердцем.

К сожалению, искренние и бескорыстные эмоции со сто­роны женщин встречаются не слишком часто. По большей части их эмоциональные взрывы и проявления связаны с достижением какой-либо четко определенной цели, зачастую неосознаваемой, но обычно направленной на удовлетворение какой-либо из жажд.

Так. женщина с жаждой жалости к себе может велико­лепно изображать беспомощное и сломанное в столкновении с суровой действительностью или с твоей собственной муж­ской жестокостью существо для того, чтобы, как вампир, уто­лить свою жажду возникающими у мужчины чувствами со­страдания, жалости или собственной вины. Если же реакция мужчины оказывается отрицательной, ее устраивает и этот вариант, поскольку в нем она черпает дополнительную под­держку и подтверждение своей жажды жалости.

Женщина с жаждой ощущений может провоцировать скандалы или столкновения между мужчинами для получе­ния необходимых ей ощущений. Существуют сотни приемов эмоциональной "раскрутки" мужчин для достижения желае­мых результатов, и мужчины с печальной неизбежностью вновь и вновь попадаются в подобные ловушки.

Встретить в современном обществе женщину с гармо­ничной моделью мира исключительно трудно, и почти все встреченные тобой женщины будут в той или иной степени страдать от внутренних конфликтов или деформирующих их психику жажд. Ты должен относиться к этому факту спокойно и с пониманием.

Лишь оставаясь отрешенным наблюдателем в момент. когда женщина будет пытаться манипулировать тобой с по­мощью различных эмоциональных зацепок, ты сможешь изу­чить ее внутренний мир и понять механизмы функциониро­вания ее личности. Но. не поддаваясь на ее уловки, ты, тем не менее, должен неизменно демонстрировать женщине, что в целом она очень нравится тебе как личность, и лишь некото­рые аспекты ее поведения не всегда вызывают твое одобре-

ние. Тогда, если женщина действительно в тебе заинтересо­вана. она постепенно изменит свое поведение на более при­емлемое. тем более что ее трюки все равно не будут приносить желаемый результат.

Именно таким образом - спокойно и без эмоционального отклика я реагировал на скандалы и вызывающие выходки Вероники, и она, интуитивно чувствуя черту, которую не сто­ит переступать, понемногу укрощала свой темперамент.

Я уже упоминал, что одним из ее любимых развлечений было стравливать мужчин между собой. Она несколько раз демонстрировала мне своих любовников, описывая их неска­занные мужские достоинства. Я реагировал на это вполне благожелательно, но моя огненная подружка не желала пре­кращать своих попыток в тщетной надежде, что однажды я. снедаемый ревностью, подобно Отелло. тоже попытаюсь ее задушить, но в нашем случае история будет иметь счастли­вый конец, завершившись бурным и страстным сексом. Одна из таких попыток обернулась против нее самой, раз и навсе­гда отбив охоту к подобным играм.

Вероника назначила мне свидание в кафе. Я. неожидан­но освободившись от каких-то дел, появился на месте минут на пятнадцать раньше назначенного времени, и. заказав ко­фе и пирожные, устроился у стойки.

- Привет, Саша.- услышал я. - Что ты здесь делаешь? С чашкой кофе в руке ко мне подходил Егор. мой давний приятель и ученик.

- Девушку жду,- ответил я. - А ты тут какими судьбами?

- Шерше ля фам.- заговорщицки подмигнул он. - А что у тебя за девушка?

Несколько минут спустя мы убедились, что Вероника на­значила свидание нам обоим.

Через оконное стекло мы одновременно заметили при­ближающуюся к кафе провокаторшу. В предвкушении удо­вольствия на ее лице играла гнусноватенькая усмешка.

- Мы незнакомы,- шепнул я, и. отодвинув тарелку с пи­рожными. демонстративно повернулся к Егору спиной.

Вероника грациозно впорхнула в кафе. и мы дружно двинулись ей навстречу, чуть ли не одновременно попривет­ствовав ее и попытавшись ее обнять.

С одобрением отметив наше хорошо разыгранное удив­ление, девушка отстранилась, и, поправив прическу, сказала:

- У меня сегодня было настроение повидаться с вами обоими.

- И как ты себе это представляешь? - поинтересовался я.

- Даже не знаю, - капризно скривилась Вероника. - По-правде говоря, я не могу выбрать. Решите этот вопрос между собой, как настоящие мужчины. Я буду с тем, кто одержит верх.

Егор с задумчивым видом почесал в затылке.

- Не думаю, что настоящим мужчинам имеет смысл ссо­риться из-за женщины.- рассудительно заявил он. - Их слиш­ком много, чтобы понапрасну напрягаться в такой приятный день.

Радость на лице Вероники сменилась легким удивлени­ем. Она выразительно посмотрела на меня. в надежде, что хо­тя бы я соглашусь поддержать марку настоящего мужчины.

- Полностью с тобой согласен.- присоединился я к мне­нию соперника. - Я вообще не вижу особого смысла выяснять отношения из-за женщины. Меня не удивляет, что многие настоящие мужчины, чтобы не портить себе нервы из-за ка­призных баб. предпочитают любить друг друга.

Брови Вероники поползли вверх. Она не могла поверить своим ушам. Егор дружески положил мне руку на плечо.

- В этом есть смысл, но женщины тоже иногда на что-то годятся, - сказал он и. подумав, добавил. - Если. конечно, они ведут себя хорошо и не пытаются забивать клинья между на­стоящими мужчинами. Ты как. не прочь был бы отведать вместе этот пирожок?

- Лучше есть сладкий пирог пополам с друзьями, чем говно в одиночку. - немного грубо, но весомо заявил я.

- О чем это вы тут толкуете? - нервно спросила Вероника.

- Как о чем? - удивился я. - Раз ты никак не можешь ре­шить. с кем из нас ты хочешь остаться, может быть. сегодня ты разделишь постель с нами обоими?

Вероника буквально поперхнулась от возмущения. Я по­чувствовал. что ее первым импульсом было закатить нам па­ру горячих пощечин, но показать свою злость в данной си­туации означало бы для нее проиграть. Этого ее гордая душа допустить не могла. Если кто и будет контролировать ситуа­цию. так только она.

- Что ж. если вы этого хотите, пусть будет так,- сказала она с нехорошим блеском в глазах. - Только надо решить, куда мы пойдем. Ко мне нельзя. Поодиночке мама еще могла бы выдержать вас, но вдвоем - точно нет.

Мы отправились на квартиру к Егору, и. к нашему обо­юдному удовольствию. Вероника проявила себя в лучшем свете. Хотя ситуация была достаточно непривычной, но нам с Егором все очень понравилось.

С тех пор Вероника больше не пыталась стравливать ме­ня со своими дружками, и мы продолжали заниматься любо­вью исключительно наедине.

Общение с Вероникой оказалось очень полезным для ме­ня в плане формирования правильного отношения к женщи­не. Я научился не реагировать на стервозные проявления ее характера, хотя это было и нелегко, и относился к ней просто как к человеческому существу с весьма своеобразной моделью мира.

Травмирующие воспоминания наших первых встреч полностью стерлись из моей души и больше уже не мешали мне проявлять по отношению к женщинам искреннюю при­вязанность, доверие и заботу. Лишний раз я убедился в этом, когда, после долгой разлуки, вернувшись из армии, снова случайно встретил Веронику на улице.

- Здравствуй, милая, - воскликнул я, протягивая к ней руки.

Множество воспоминаний всколыхнулось в этот момент в моей душе, но среди них не было болезненных и плохих. Я испытывал лишь чистую радость и любовь к уникальной, ни на кого не похожей женщине, подарившей мне столько вол­нующих и интересных впечатлений.

Во взгляде Вероники я прочитал те же самые чувства. Казалось, она готова была расплакаться от переполнявшего ее счастья. Всхлипнув, она бросилась ко мне в объятия, и на короткий миг мы стали одним целым, объединенные этой пусть мимолетной, но беспредельной и всепоглощающей лю­бовью.

ГЛАВА 14


В то время, когда Лин показала мне технику "яйца на лезвии меча", я еще не был знаком с китайским термином "фэнгсой" или "фэн-шуй". в переводе означающем "искусство жить в гармонии". Когда пару лет назад мне в руки попала книга, рассказывающая о фэн-шуй. искусстве создавать гар­монию в окружающей человека среде с учетом воздействия на него множества энергий, как неорганического, так и органи­ческого происхождения, сразу подумалось о необычайном сходстве этой техники с ее шоу-даосским эквивалентом, с той лишь разницей, что если китайский вариант фэн-шуй был, с моей точки зрения, излишне перенасыщен мистикой, то под­ход Спокойных был более практическим, рациональным и эффективным для применения в повседневной жизни.

Однажды, после ночи. посвященной отработке упражне­ний "волшебного тумана" и завершившейся коротким, но бодрящим сном, кореянка накрыла к завтраку небольшой квадратный переносной столик и пригласила меня разделить с ней трапезу. Я уже собрался приступить к еде. как Лин меня остановила.

- Подожди. - сказала она. - Взгляни на столик. Какое чув­ство вызывают у тебя находящиеся на нем предметы?

Ответить на этот вопрос я мог бы и не присматриваясь. Центр столика занимала большая красивая тарелка, на кото­рой, как вулкан, дымилось насыпанное горкой мясо по-корейски с овощами. По краям стояли расписные пиалы с ри­сом и пиалы меньшего размера, на две трети наполненные ароматным чаем.

Мясное блюдо благоухало так. что у меня в буквальном смысле текли слюнки, но я понимал, что Лин ждет совсем Другого ответа. Вздохнув, я попытался отрешиться от чувства голода и посмотреть на столик непредвзятым взглядом. В данной ситуации мне трудно было представить себя в роли стороннего наблюдателя, но. сосредоточившись и ухитрив­шись на миг забыть о еде, я неожиданно испытал удивитель-

ное чувство уюта и упорядоченности.

- Расположение этих блюд успокаивает меня. Оно дает чувство уверенности, уюта и безопасности. - сказал я.

- Правильно. - улыбнулась Лин. - А теперь расставь предметы на столе так. чтобы создать ощущение тревожно­сти и неудобства. Разрушь эту гармонию.

Недолго думая, я передвинул блюдо и пиалы настолько близко к краю столика, что малейший толчок мог бы опроки­нуть их вниз. Создавалось впечатление, что даже подносить руки к столику было опасно, и от этого становилось не по себе. Так и хотелось спасти, отодвинуть от пропасти эти нависшие над пустотой пиалы.

- Это один из вариантов. - одобрила кореянка. - А теперь попробуй создать чувство тревожности другим способом. Как ты думаешь, какой предмет должен быть во главе компози­ции. чтобы заставить тебя нервничать?

Я присмотрелся к столу, и моя рука сама потянулась к ножу. Это был остро отточенный декоративный кинжал из Средней Азии. Я поставил нож на ребро, так что лезвие взды­малось вверх под острым углом и было нацелено мне прямо в солнечное сплетение. Представив лезвие ножа наконечником стрелы, я использовал другие мелкие предметы, разложив их так. что они напоминали оперение стрелы. За ножом я полу­кругом расставил пиалы, чтобы они выглядели, как лук. из которого была только что выпущена стрела.

- Все верно. - с легким вздохом разочарования сказала кореянка. - Как говорит Учитель, ты действительно не остав­ляешь места для наставника.

- Учитель говорит не так, - уточнил я. с улыбкой вспоми­ная. как приятны мне были похвалы Ли. тем более высказан­ные в столь оригинальной форме. - Он утверждает, что я не оставляю ему места для работы.

- Посмотрим, так ли это. - поддразнила меня Лин. - Ну-ка попробуй создать композицию защищенности. Я выстроил посуду в линию в центре стола.

- Еще варианты. - потребовала Лин.

Я так увлекся конструированием, что позабыл про голод. Иногда некоторые предметы на столе не вписывались в ком­позицию. и я избавлялся от них, ставя их на кровать.

- А теперь попробуй создать композицию, подчеркиваю­щую мою красоту. - улыбнувшись, сказала кореянка.

- Ты тоже будешь частью этой композиции? - спросил я.

- Конечно. - ответила она.

Тут на меня нахлынуло вдохновение. Я чувствовал себя художником и творцом, создающим своеобразную комбина­цию портрета и натюрморта. Я придавал телу возлюбленной различные позы, разбрасывал ее волосы по плечам и откиды­вал назад. Она. улыбаясь, послушно подчинялась моим при­казам.

Каждой композиции мы давали название, пытались оп­ределить ее сущность. Иногда Лин с чем-то не соглашалась, и мы спорили, иногда мы обсуждали композицию с точки зре­ния самых неожиданных способов ее применения.

- Как бы ты мог использовать эту композицию для чело­века, страдающего мигренью или для легочного больного? -спрашивала кореянка.

Бывало, что я не мог догадаться сам. и ей приходилось подсказывать .мне.

- Представь, как хорошо смотрелась бы эта композиция. если бы на столик попадали лучи восходящего солнца, - ска­зала Лин. - Что следовало бы тогда сделать, чтобы подчерк­нуть их очарование?

Я выдал свою версию, и мы заговорили об ориентации композиции столика и ее связи со сторонами света и обста­новкой времянки.

Сделав небольшой перерыв, чтобы перекусить, мы про­должили наши занятия, и уже через пару часов я понял, что понимаю, как формируется фэн-шуй дома. В данном случае я намеренно использую термин 'фэн-шуй'. поскольку он стал довольно известным в последние годы благодаря книгам не­которых западных писателей, в частности. Филиппа Веринга. написавшего книгу "Путь фэн-шуй".

Удивительным было то. что за несколько часов занятий с Лин мне удалось уловить то самое тонкое чувство гармонии, ощущение которого помогало понять и прочувствовать ос­новные законы взаимодействия человека и окружающей его обстановки.

- У тебя все так легко получается, потому что ты уже за­нимался с Учителем упражнениями "яйца на острие меча", -сказала кореянка.

- Ты что-то путаешь. - возразил я. - Если бы Учитель го­ворил мне об этом, я бы запомнил. "Яйцо на острие меча" -слишком яркий образ, чтобы не обратить на него внимания.

- Учитель не всегда называет вещи своими именами, -

сказала Лин. - Но ведь тебе не раз приходилось определять свойства местности, выясняя, подходит ли она для медита­ции, для отдыха или для тренировки?

- Конечно приходилось. - пожал плечами я. - Но в этом случае речь шла в основном об энергетике места.

- Это и было 'яйцо на острие меча", - сказала Лин. - Разве тебе никогда не приходило в голову, что энергетика места связана с окружающей его обстановкой?

- Я как-то не задумывался об этом. - растерянно сказал я.

- Тогда подумай об этом сейчас. - сказала кореянка. - Те­перь тебе предстоит сделать то же самое, что ты делал на природе, но в доме. Это менее сложная задача. Как ты счита­ешь. почему этот угол может вызвать заболевание, если ты достаточно часто будешь сидеть около него?

- Ну. это совсем просто. - ответил я. - Угол шкафа, около которого я нахожусь, слишком острый и жесткий, не в мате­матическом смысле, а в ощущении, идущем от него. Его ли­нии не смягчены, не закруглены, и когда я нахожусь близко от него. этот угол словно целится в меня. как лезвие ножа, ко­торое я использовал на столе, чтобы создать ощущение тре­вожности.

- Сядь боком к нему. - предложила Лин. - и опиши свои впечатления.

- Я чувствую тяжесть в области головы и неприятные ощущения в районе левой почки, - сказал я.

- Теперь поменяй положение и посмотри, как изменится воздействие угла. - сказала кореянка.

Некоторое время я пересаживался с места на место, изу­чая ощущения, идущие от шкафа, кровати, стен. окна. По ме­ре тренировки я все лучше и сильнее начинал чувствовать взаимодействие с предметами в комнате, и меня удивило, как получилось, что раньше я не обращал на это внимания.

Ощущения, исходящие от предметов напомнили мне уп­ражнения с лезвием, которые показывал мне Учитель. Лезвие меча или ножа, приближаясь к телу. особенно к болезненным и менее защищенным его частям, типа глаз или горла, немед­ленно вызывает чувство тревожности и внутреннее напряже­ние, сопровождающееся приливом защитной энергии к нахо­дящейся в опасности зоне. Это свойство лезвия Спокойные использовали как во многих обучающих упражнениях, так и в методах энергетического лечения с помощью холодного ору­жия.

Теперь, когда я прислушался к своим впечатлениям, свя­занным с обстановкой комнаты, я заметил нечто похожее на то, что испытывал в тренировках с лезвием, но в гораздо бо­лее слабой форме.

- Странно, что раньше я никогда не обращал внимания на расстановку предметов в комнатах, где я бывал, - сказал я. -Конечно, я чувствовал себя в некоторых местах более ком­фортно, в других менее, но приписывал это скорее дизайну жилища, чем энергии, исходящей от предметов.

- Ты не обращал на это внимания, потому что у тебя сильный организм и устойчивая нервная система, - объясни­ла Лин. - Неблагоприятное воздействие предметов проявляет­ся подобно воздействию вирусов - на человека с хорошо раз­витым иммунитетом и здоровым организмом они почти не оказывают влияния, но у ослабленного человека могут вы­звать серьезное заболевание.

Так же, как и острые утлы, на человека давят низкие по­толки. Они как бы запирают человека в ловушку, не дают ему свободы и простора. Но если низкие потолки в целом подав­ляют энергетику организма, то острые углы воздействуют бо­лее локально, направляя энергетику неорганического мира на твои внутренние органы.

- Что такое энергетика неорганического мира? - спросил я. - Это что, какая-то особая форма ци?



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет