Книга 3 И. Медведева Ученичество Александра Медведева



жүктеу 4.18 Mb.
бет16/17
Дата02.04.2019
өлшемі4.18 Mb.
түріКнига
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

- Женщину этого типа можно раскрыть через сексуаль­ную сферу. - объяснил Ли. - В случае, если мужчине удастся по-настоящему ее увлечь, тогда, хотя и ненадолго, давление разума ослабевает, и в ней проявляются живые и естествен­ные эмоции, как следствие раскрепощения сексуальной сфе­ры и удовлетворения подавляемых в течение длительного времени желаний тела.

В случае Гали с ее противоречивой и неадекватной моде­лью мира ее развитие, к сожалению, не было правильным, и. хотя на короткое время мне удалось через удовлетворяющий секс пробиться к ее эмоциям, интеллект вскоре включился в борьбу, уничтожая радость общения и любви "логически обоснованными" прогнозами грядущих страданий.

Переразвитый интеллект Гали безжалостно подавлял ее сексуальную и эмоциональную сферы. Мы видим, что свое решение отказаться от замужества десять лет назад Галя мо­тивирует не отсутствием любви и не какими-либо недостат­ками претендента на ее руку и сердце, а тем. что она не хотела терять минимум два года из жизни, заводя ребенка - чисто рассудочное решение, не принимающее во внимание ее нор­мальную женскую потребность в любви и сексе.

За десять лет непрестанного подавления сексуальность и эмоциональная сфера, загнанные на "теневую'. не призна­ваемую сторону личности, создали столь сильный перекос в модели мира, что подавлять их становилось все труднее и труднее.

Решение завести ребенка стало очередной попыткой Га­ли разрешить свои внутренние противоречия и снять часть эмоциональной и сексуальной напряженности. Подсозна­тельно она понимала, что это не решит ее проблемы, но за­вести ребенка было гораздо проще, чем разобраться в себе и признать-таки наконец свои так долго подавляемые потреб­ности. а. признав, попытаться их удовлетворить достаточно конструктивными способами.

Но этого не происходит. В последнем отрывке из дневни­ка мы видим, что вытворяет галин интеллект в своей непре­кращающейся борьбе за власть.

"Смешно было наблюдать суету людскую, похожую на мышиную возню. Куда-то торопятся, ссорятся, завидуют, не­навидят. а смысл этого где? Зачем все это?

Возникает и сейчас, как и тогда, перед глазами баня. полная голых тел - все одинаково мокрые, облезлые, волосы обвислые - никто ничем не разнится. Да и конец у всех одина­ковый - все под одним богом ходим, одним воздухом дышим.'

Безрадостная картина, не правда ли? Но. как бы ни были подобные представления разрушительны для человеческой психики, в них есть нечто, доставляющее удовлетворение. В подобном представлении Галя оказывалась вне людской суе­ты. напоминающей мышиную возню. Она повышала свою самооценку, ощущая себя выше этой суетящейся безликой толпы мокрых, облезлых, с обвислыми волосами тел. Она бы­ла не такая.

Подобный отзыв о человечестве вполне мог бы дать ро­бот. потому что таково заключение негативно настроенного интеллекта. Робот лишен сексуальности и эмоций, а именно эти составные части личности и являются теми волшебными красками, что расцвечивают холст человеческого существо­вания. Без них жизнь действительно может показаться ба­ней. полной отвратительных голых тел. неотвратимо движу­щихся навстречу безрадостной старости, болезням и смерти.

У людей головы, тела и сердца именно голова дает или не дает разрешение на секс. Чтобы получить у своего интеллекта разрешение на секс со мной. Галя должна была представить ему четкое обоснование - необходимость завести ребенка.

"Добро" было получено, и. на время освободившись от да­вящего бремени собственной рассудочности, Галя на какой-то период стала нормальной женщиной, способной наслаж­даться долгожданный сексом и эмоциональным общением с разбудившим ее чувства мужчиной.

Но, наконец, цель достигнута, ребенок зачат, и у нее уже не остается аргументов, чтобы объяснить самой себе, зачем она встречается со мной. Говорить о любви или страсти чело­век, у которого во всем превалирует голова, просто не спосо­бен, и она начинает отыскивать притянутые за уши обосно­вания нужности или ненужности наших встреч. Поскольку деструктивно настроенный рассудок безжалостно убивает чувства. Галя действительно не может понять, почему же она продолжает встречаться со мной.

Ее душевные терзания отражают жестокую внутреннюю борьбу между интеллектом, вновь пытающимся взять вверх. эмоциями и сексуальностью, и я, по вине которого разыгра­лась эта борьба, оказываюсь то мальчиком, достойным пре­зрения. когда верх берет интеллект, то любимым и желанным мужчиной, когда наружу вырываются подавляемые эмоции и инстинкты.

"Я не умею существовать, жить одним днем. а здесь все подчинено именно такому образу жизни'. - пишет Галя.

Для того, чтобы жить одним днем не нужен контроль ин­теллекта. Лишь хорошо развитая и стабильная эмоциональ­ная сфера позволяет существовать и жить одним днем. на­слаждаясь каждым мгновением. Интеллект не способен на­слаждаться. Он может только рассчитывать и планировать.

Даос. применяя свой интеллект, думает, что если он про­ведет с партнером один прекрасный день. то следующий день. подкрепленный приятными воспоминаниями, будет еще лучше, за ним наступит новый день. не менее чудесный, и так далее. Даос не строит громоздких интеллектуальных схем. программирующих грядущие катастрофы, хотя. если случит­ся несчастье, он всегда готов встретить его лицом к лицу.

Если можно превратить в праздник один день с люби­мым человеком, если можно сделать праздником неделю, ме­сяц или год - то праздником может стать и вся жизнь, и зачем задумываться о том. что может быть когда-нибудь случится что-то плохое. Когда проблема возникнет, ее надо будет ре­шать. а пока все хорошо - зачем терзать себя и партнера раз-

мышлениями о будущих несчастьях?

Галя же твердо знает, что чем больше счастье - тем меньше оно длится. С чего она это взяла? Просто каким-то образом эта идея много лет назад проникла в ее модель мира и укоренилась там, определив ее отношение к жизни и к муж­чинам.

Люди с подобными установками не способны жить сего­дняшним днем. наслаждаться тем счастьем, которое они се­годня имеют, поскольку они живут не настоящим моментом, а воображением о грядущих катастрофах, которые погрузят их в пучину горя и страдания. Чтобы застраховать себя от стра­даний в будущем, они изо всех сил пытаются контролировать и подавлять свои эмоциональные порывы в настоящем, соз­давая иллюзию контроля над собственной жизнью, но. на са­мом деле. заключая себя в тюрьму собственных страхов и по­давляемых инстинктов.

Ли когда-то сказал:

- Идея судьбы и предопределенности - самая опасная для человеческого разума. Она создает иллюзию предопределен­ности. снимающую с человека ответственность за свою судь­бу. Я уже не раз говорил тебе об этом. Даос не подчиняется своей судьбе, он творит ее.

Отрицательное воображение и прогнозирование - злей­ший враг счастья. Человек, склонный к отрицательному во­ображению. как ядовитый источник, не только убивает жизнь внутри себя но и уничтожает все. соприкасающееся с его тя­желыми отравленными водами.

Когда-то я спросил Учителя, как определять грань своей ответственности перед другими людьми, перед теми кто тебя любит и кто в тебе нуждается.

- Даос платит добром за добро и любовью за любовь. -сказал Учитель. - Но ты должен различать истинную и беско­рыстную любовь от того. что называют любовью другие люди - от жажды обладания, контроля, жалости или наслаждения.

Только человек с гармоничной картиной мира способен любить, не обрушивая на любимого человека невыносимый груз внутренних конфликтов и противоречивых требований. Грань собственной ответственности можешь определить только ты сам. Если в твоих силах поддерживать добрые и хо­рошие отношения с любящим тебя человеком, ты должен де­лать это. Но если не в твоей власти исправить искаженные модели мира людей, вносящих свой собственный внутренний разлад в отношения с другими и убивающих свет и радость жизни, лучше отойти в сторону, пока в твоей душе еще сохра­нилась хорошая память об этом человеке.

Вопрос об ответственности всегда неоднозначен, напри­мер, я могу спросить, что бы ты предпочел, будучи команди­ром корабля: спасти матроса, бросившегося за борт в попыт­ке свести счеты с жизнью или выполнить боевую задачу, от успеха которой зависит жизнь многих людей? В данном слу­чае любое решение будет трудным, и тебе останется лишь принять на себя ответственность за него, не терзая себя в дальнейшем сомнениями или сожалениями.

Так и в жизни. Ты не можешь взять на себя ответствен­ность за всех. с кем сталкивает тебя судьба. И если какой-то человек не может быть счастливым, общаясь с тобой, ты не должен тратить свои душевные силы в попытке разрешить его проблемы. Есть много других людей, которым ты пода­ришь радость и счастье, сам наслаждаясь их обществом.

Следующая часть дневника была написана уже после рождения ребенка.

"Пришел Саша. Был весь день. но сказать ему ничего не смогла.

Напала какая-то оторопь. Пока пусть все будет, как было.

Мне задавали вопрос, люблю ли я Сашу. Я ответила, что отношусь к нему очень хорошо. А подумалось больше - я ро­дила себе нового Сашу. очень похожего, и может быть только мой возраст делает меня благоразумной. Я должна быть все­гда готова к известию, что Шуркин папа уже чей-то муж и еще папа. Как скоро это будет - не знаю. но это неизбежно.

Хорошо бы, если он уедет, например, в Москву. А, может, я преувеличиваю свою ревность, может она теоретическая? Дай бог, чтобы было так. Большое видится на расстоянии. В который раз убеждаюсь в том. что мои первые порывы, впе­чатления всегда верны. Мы с Сашей оба преследовали перво­начально корыстные цели. Он - беззаботность и спокойную жизнь на некоторое время. Я для него очень удачная гавань. этакое временное пристанище.

А что я? По идее. я должна благодарить судьбу за воз­вращенную молодость, за вновь приобретенную радость бы­тия. А я благодарна. Да. Судьбе. И Саше тоже. За его терпе­ние, умение скрывать свои чувства, для меня это и боль и от­рада.

Мне тоже хочется, чтобы сын вырос здоровым, а здоро-

вье его во мне заключено. Только вот лучше бы между нами сейчас сложились деловые отношения, если ему хочется иметь сына. Зачем он вызывает в себе чувства ко мне? Я в них не верю. Да и он сам уже устал от своего театра. Если раньше он мне приносил только положительные эмоции, то сейчас я остаюсь после каждого его ухода опустошенной, в недоуме­нии. Зачем все продолжается? Я не могу делить себя между Шуркой и Сашей. И органичным целым этот союз для меня не становится. Саша в нашем союзе чужой. Это моя боль. Соз­нание того. что я знаю об этом, что не будет очередного раз­очарования - главная моя движущая сила. Я уже не боюсь той боли. которую когда-то испытала.

Спасибо вам. Шурки мои родные, обоим спасибо. Старо­му за то. что был, малому за то, что есть.

Должны мы с Шуриком уехать в Семисотку. Надолго, до холодов. Вот и будет очистительное время и для Саши и для меня. Не буду с болью смотреть на себя в зеркало, бояться яр­кого света, содрогаться от слов, которые Саша говорит, как укор - морщины бы убрать: морщин меньше стало: говорят:

'что ты в ней нашел - старая, некрасивая, жадная." Вот так-то, тетка. Для Шурика будд' самой любимой и красивой." На этом дневник заканчивается.

В этом отрывке мы видим, как рассудок вновь постепен­но берет верх. и с помощью фантазий о моем отношении к ней. отрицательного воображения и логических построений завершает работу по окончательному обоснованию необхо­димости нашего разрыва.

Как мы видим, ее "главная движущая сила" - осознание того. что мы неизбежно расстанемся и что 'не будет очеред­ного разочарования". Таким образом, создав четкую картину нашего разрыва в будущем. Галя предпочла реализовать его сейчас.

Правда, рассудок оставил ей лазейку для удовлетворения потребностей в общении со мной: "Лучше бы между нами сейчас сложились деловые отношения, если ему хочется иметь сына'. Некоторое время она эту лазейку эксплуатиро­вала. пытаясь играть моими чувствами и то заявляла, что сын только ее. и он даже вовсе не от меня. а от другого муж­чины. то рассказывала ребенку, что его папа умер.

Заботы о ребенке потребовали от нее большой эмоцио­нальной отдачи, и на время внутренние противоречия, эмо­циональная и сексуальная неудовлетворенность перестали проявляться с прежней остротой. Для этого у Гали просто не оставалось ни времени, ни сил.

Но ребенок подрастал, я уехал в Москву, одиночество и неудовлетворенность вновь дали о себе знать. С другими мужчинами отношения не складывались, и рассудок вновь породил очередную идею. дающую повод ее эмоциональной сфере немного разрядиться: ребенку нужен отец. Под этим предлогом Галя в течение многих лет писала мне письма, ут­верждая. что мы еще не расстались, и под тем или иным предлогом настаивая на встречах.

Еще раз хочу подчеркнуть, что. несмотря на все. сказан­ное выше в плане анализа Галиной модели мира. я считаю ее умным, хорошим и порядочным человеком. Галя - прекрасная мать. талантливый научный работник и надежный друг. Тем более обидно, что непонимание механизмов собственного по­ведения, неспособность налаживать и поддерживать хорошие и взаимоудовлетворяющие отношения с мужчинами лишили ее радостей любви и нормальной семьи.

Эта тщательно подавляемая глубокая внутренняя неуве­ренность в себе, в способности удержать мужчину и внушить ему любовь звучит в последней фразе дневника: "Для Шурика буду самой любимой и красивой".

Многие женщины, отчаявшись найти счастье в мужской любви, рожают детей в надежде компенсировать ее отсутст­вие сыновней любовью. Но это глубокое заблуждение. Ли­шенный одной ноги человек способен ходить, даже бегать и танцевать, но. пусть и научившись компенсировать свой не­достаток. он никогда не будет чувствовать себя полноценным и здоровым.

Лишь умелое и полноценное удовлетворение основных человеческих потребностей может дать подлинное счастье. Замкнутость в своем собственном запутанном и противоре­чивом мире лишает человека удовлетворения одной из глав­ных своих потребностей - потребности в обществе себе по­добных. в полноценном общении, которое могут дать люби­мые и близкие по духу люди.

В большинстве случаев на решение родить ребенка по­мимо давления окружающих и желания следовать традициям продолжения рода оказывает влияние еще и неудовлетворен­ная жажда контроля, ведь ребенок - это единственное суще­ство, принадлежащее только матери и просто обязанное лю­бить ее и выполнить ее требования в силу связывающих их

кровных уз.

По-правде говоря, я долго раздумывал, стоит или нет публиковать галин дневник, но, еще раз перечитав ее слова:

'Всегда была и есть одна. И это состояние углубляется. От всех отдаляюсь в своем. Ни с кем ничем не хочу делиться. Ни частными выводами, ни общими. Зачем? Никому, кроме ме­ня, они не нужны", я решил, что ее частные и общие выводы могут принести пользу сотням, а может быть и тысячам лю­дей, совершающих ту же самую ошибку и загоняющих себя в ловушку одиночества и негативных фантазий по поводу взаимоотношений с окружающими и мрачного, наполненно­го болью и разочарованием будущего.

Возможно, если бы Галя когда-либо до знакомства со мной прочитала чей-либо похожий дневник с подобными комментариями, она смогла бы разглядеть аналогичные де­структивные стереотипы поведения в своей собственной мо­дели мира. а от понимания своих ошибок уже можно сделать следующий шаг - стараться их не повторять.

Лучше учиться на чужих ошибках, чем на своих, и днев­ник конкретной женщины, описывавшей все терзавшие ее сомнения и противоречия, подходит для этого гораздо лучше. чем сухое и академическое изучение искажений моделей ми­ра.

Тема искажений моделей мира неоднократно всплывала в моих беседах с Учителем и Лин. Они учили меня. по каким признакам, жестам и фразам можно подметить то или иное внутреннее противоречие или наличие внутреннего кон­фликта. Они объясняли мне, к каким последствиям приводят нарушения в моделях мира баланса стихий или баланса голо­вы, тела и сердца.

Я учился определять жажды, возникающие на основании неудовлетворенных потребностей и предсказывать последст­вия, к которым может привести дальнейшее развитие жажд. Я научился прослеживать заложенные с детства установки и ограничивающие убеждения, мешающие человеку разви­ваться и добиваться успеха в поставленных задачах.

Ли сказал, что хотя при хорошем знании дела детали конструкции модели мира можно успешно распознавать даже у почти незнакомого человека, лучше всего начать исследо­вание моделей мира с близких мне женщин.

- Женщины вообще более выразительны в своих прояв­лениях. - объяснил он. - А тем более, женщины, открывающие перед тобой свои самые сокровенные сексуальные и эмоцио­нальные порывы. Изучая их. ты многое узнаешь и о себе са­мом. Но все-таки самое лучшее учебное пособие - это твоя собственная модель мира. Ты еще удивишься толу, какие са­мые неожиданные вещи скрываются в ней.

Учитель оказался прав. В своей модели мира я подмечал те же самые искажения, что и у окружающих меня людей -склонность к отрицательном^' воображению, страх перед не­определенностью будущего, перенесение на других своих соб­ственных тревог и опасений, отрицание некоторых частей своей личности, ограничивающие убеждения и многое дру­гое. Моим преимуществом было лишь то, что эти дефекты не проявлялись в слишком яркой форме, а, научившись распо­знавать их и отслеживать, я мог избавляться от них с помо­щью специальных упражнений.

Исследование и корректировка моделей мира - тема слишком обширная для описания ее в книгах серии "Путь Шоу-Дао', но в то же время вопрос построения гармоничных моделей мира. формирующих счастливых и успешных в лич­ной жизни и профессиональной деятельности людей мне представляется настолько важным, что в ближайшее время я предполагаю опубликовать новую серию книг 'Технология счастья'. в которой главное внимание будет уделяться фор­мированию и структурам моделей мира. способам устранения внутренних противоречий и ограничивающих убеждений и приведения их к гармонии, а также даосским психотехникам, с помощью которых современный человек сможет сделать свою жизнь более счастливой, насыщенной и полноценной.

ГЛАВА 16


Значительную часть времени, которую я проводил с Лин, мы посвящали изучению методик лечения Шоу-Дао. Иногда лечение требовалось и мне самому. Мои проблемы со здоровь­ем в основном были связаны со старыми травмами, получен­ными во время тренировок по дзю-до или происшедших в детстве несчастных случаев.

Еще будучи школьником, я, проверяя себя на мужскую доблесть, развлекался, прыгая с поезда, идущего на большой скорости. Эти эксперименты закончились серьезной травмой тазобедренного сустава левой ноги. Теперь же я ухитрился к старой травме добавить еще и легкий вывих тазобедренного сустава и был вынужден ходить с палочкой, страдая от не­прекращающейся боли.

Моя возлюбленная пообещала, что за неделю поставит меня на ноги. и я перебрался к ней. сказав маме. что друзья по блату положат меня в очень хорошую больницу в другом городе. Маме эта идея не понравилась, но я был тверд, и после долгих и утомительных пререканий ей пришлось уступить.

Была середина октября, и интерьер времянки украсился новым железным чудовищем, потеснившим поставленный вертикально гибрид корыта и ванны. Это была комбинация печки-буржуйки с уходящей в прорезь в стене зигзагообраз­ной трубой и плиты с отверстием в верхней части, диаметр которого регулировался набором уменьшающихся в размере чугунных колец.

- Мне нравится болеть рядом с тобой. - сказал я возлюб­ленной.

- Еще бы! - усмехнулась она. - Мужчинам вообще свойст­венно получать удовольствие, заставляя женщин хлопотать около них. Но не надейся, что я позволю тебе слишком долго изображать из себя инвалида. Тебе повезло, что сейчас осень. и твой организм полон сил. В это время года и в этой местно­сти восстановление происходит гораздо быстрее.

- Я бы предпочел остаться здесь навсегда. - галантно со­общил я. бросая одобрительный взгляд на корзинку, полную спелых соблазнительных фруктов. - Если единственный спо­соб постоянно быть вместе с тобой - это заболеть, я готов по­жертвовать здоровьем ради любви.

- Эту неделю мы посвятим изучению упражнений и ме­тодов лечения пяти первоэлементов. - сказала Лин. укориз­ненно покачав головой.

Эта тема уже была мне знакомой. Несколько месяцев на­зад кореянка познакомила меня с системой укрепления внут­ренних сил организма, основанной на пяти первоэлементах. Эта система включала в себя множество техник и упражне­ний. в частности связанных с временами года и биологиче­скими часами. Так. лето знаменовалось изучением пальцовок интимного свойства, предназначенных для контакта с жен­щиной. осенью же основной упор делался на технику работы с огнем, на упражнения по задержке семени и одиночные ме­дитативные тренировки с использованием уже иных пальцо­вок.

Более подробно о системе пяти первоэлементов я рас­скажу в книге 'Обучение травами', а сейчас лишь вкратце по­ясню, что это такое.

Пять первоэлементов не только служили базой для клас­сификации. но и лежали в основе упражнений и выбираемых методов лечения или укрепления организма. На первом, са­мом простом уровне, каждому первоэлементу соответствова­ли свои упражнения и лечебные приемы. На следующем этапе уже рассматривались сочетания двух первоэлементов, и уп­ражнения также комбинировались особым образом. Самыми сложными были комбинации каждого с каждым - пяти перво­элементов в разных объемах и сочетаниях.

В зависимости от наличия в организме человека избытка или недостатка стихий воды. воздуха, огня. земли или дерева. ему рекомендовались те или иные упражнения и методы ле­чения. которые изменялись по мере того. как стихии прихо­дили к гармоничному равновесию.

Примером сочетания воздуха с водой могли быть дыха­тельные упражнения, совмещенные с растяжкой. Если к ним добавлялось еще и прижигание активных точек - это означа­ло объединение уже трех элементов - воздуха, воды и огня. Вводя в упражнение периодические напряжения мышц рас­тягиваемой зоны. мы привносили элемент земли, а. исполняя пальцовки. несущие образ листьев дерева, мы прибавляли по-

следнюю стихию.

Пальцовки не обязательно всегда относились к стихии дерева. В некоторых случаях они представляли элемент воз­духа, воды, огня или земли. В пальцовках воздуха пальцы на­зывались перьями. В этом случае в медитативных практиках пальцы связывались с мыслеобразом перьев. При работе с ог­нем пальцы становились языками пламени, а при отработке пальцовок земли пальцы представлялись камнями. Эти кам­ни могли быть драгоценными, "чертовыми камнями" или еще какими-либо, в зависимости от образа, который требовался для выполнения данного упражнения.

В работе с каждой стихией можно было подобрать уп­ражнение для восстановления или лечения любого органа. Так. например, при работе с половыми органами сжатие яи­чек в руке относилось к образу земли или камня, потряхивание их - к элементу воздуха, оттягивание - к стихии воды. на­сыщение их мыслеобразами - к элементу огня. а комбинации нескольких способов - к стихии дерева.

Лин отнеслась к моему лечению самым серьезным обра­зом. В течение первых четырех дней она регулярно меняла на моем тазобедренном суставе примочки и пластыри, приго­товленные на основе глины, теста, лекарственных трав и еще каких-то ингредиентов.

Чтобы я не страдал от непрекращающейся боли. она по­казала мне новую, еще неизвестную мне технику 'волшебных сосудов'.

- Для борьбы с подобной болью лучше всего использовать мыслеобразы, - объяснила кореянка. - Если у тебя есть два пустых сообщающихся сосуда, один из которых расположен выше. а другой ниже. и ты будешь наливать жидкость в верх­ний сосуд, она потечет вниз. наполняя собой нижнюю ем­кость. Смысл упражнения в том. чтобы представить больное место в качестве одного из сообщающихся сосудов. Любой со­суд ты можешь заполнить нужными тебе мыслеобразами, ра­зогреть или охладить его. перелить наполняющие его ощуще­ния в другой, более низкий сосуд или. наоборот, наполнить его мыслеобразами верхнего сосуда. Поскольку сосуды - вол­шебные. то на самом деле на них не действует сила тяжести, и ты. если захочешь, сможешь легко переместить содержимое нижнего сосуда в верхний, так что в этом смысле для тебя не существует никаких ограничений.

Каждый сосуд - это ограниченный объем тела. Ты мо­жешь сделать сосудом только коленную чашечку, а можешь превратить в него весь участок от коленной чашечки до тазо­бедренного сустава, или ты можешь представить в виде сосу­да весь тазобедренный сустав, четко сосредотачиваясь на его объеме, на тех ощущениях, которые он дает.

Ты можешь послать в него дополнительный жар, разо­гревая его, и. если боль при этом становится слишком резкой и дергающей, ты можешь охладить его, переливая в него про­хладу из расположенного выше сосуда. Смысл заключается в том. чтобы объем, прежде занятый болью, постепенно запол­нялся приходящей ей на смену приятной истомой, замешан­ной на оргазмических ощущениях, перетекающей в нужную зону из сообщающихся сосудов.

Тебе придется с помощью мыслеобразов наполнить сосу­ды. сообщающиеся с больным местом и находящиеся или только сверху, или сверху и снизу от него. тяжелой и вязкой жидкостью приятных и целительных оргазмических ощуще­ний. а потом, впустив эту жидкость в больной сосуд, выдавить наполнявшие его ранее боль и болезненную энергию наружу, где она рассеется в окружающем пространстве.

- Так что конкретно я должен сейчас сделать? -спросил я.

- Представь объем твоего больного тазобедренного суста­ва одним из сосудов, - ответила Лин. - Затем сформируй два сосуда - выше и ниже больного места. Начни разогревать смежные сосуды, одновременно вызывая состояние внутрен­него облака, задействуя три нижних источника и внутрен­нюю улыбку, и концентрируй поднимающуюся волну оргаз­мических ощущений в сосудах, примыкающих к тазобедрен­ному суставу. Когда сосуды до отказа наполнятся тяжелой и целительной жидкостью, открой невидимые клапаны и по­зволь жидкости из верхнего и нижнего сосуда влиться в объем тазобедренного сустава, вымывая и вытесняя болезненные ощущения. Ты можешь сформировать мыслеобраз волшебно­го бальзама или прохладной целительной мази. приносящей немедленное облегчение болезненной зоне.

Мне уже неоднократно приходилось выполнять подоб­ные техники, и с заданием возлюбленной я справился без труда. Когда ноющую боль сменила приятная прохладная масса оргазмических ощущений, я расслабился, и. с благо­дарной улыбкой взглянув на свою наставницу, сказал:

- Учитель показывал мне похожую технику, но она назы­валась 'Небесные девы" и использовалась в случае, когда боль

была слишком сильна, или когда болезненные ощущения ох­ватывали сразу все тело или значительную его часть.

Однажды на Партизанском водохранилище после оче­редной тренировки у меня так болели все мышцы, что я почти потерял способность связно соображать. Учитель сказал, что я должен представить себе самую любимую и возбуждающую меня женщину, и. приблизив к себе спереди ее образ, нало­жить его на свое тело, концентрируясь на потоке оргазмических ощущений, возникающем в первый момент контакта. подобном тому, что возникает при контактном открытии "крута ворот". Распределив этот поток по передней поверхно­сти тела, я должен был пустить его вглубь, а затем точно так же наложить образ 'небесной девы" на спину и пустить волну вызванных им оргазмических ощущений навстречу первой.

Если даже после этого не удавалось погасить боль в неко­торых зонах, я должен был снова взять образ любимой жен­щины и сложить его пополам, как листок бумаги, а если бо­лезненная область была небольшой, то в четыре, восемь или шестнадцать раз. Ли утверждал, что при подобном складыва­нии 'небесной девы" концентрация порождаемых ею оргазмических ощущений на единицу площади увеличивается, и подобный "пластырь" оказывается очень эффективным.

- И кого же ты использовал в качестве "пластыря"? - лу­каво спросила кореянка.

- Конечно тебя. - ответил я.

- То-то мне иногда икается. - усмехнулась Лин. - Теперь я знаю, кто в этом виноват. Кстати, если у тебя хорошо разви­тое воображение, то на роль 'небесной девы" совсем не обяза­тельно выбирать реальную женщину. Ты можешь вполне удо­вольствоваться фантазиями о самой идеальной, прекрасной и сексуальной девушке своей мечты. Все. что тебе нужно в дан­ном упражнении - это пробудить достаточно активный всплеск сексуальной энергии, позволяющий переключить внимание с болевых ощущений на оргазмические.

Упражнения "небесных дев" не раз выручали меня. Пом­ню. как один раз. страдая от почти непереносимой боли. я развлекался, накладывая сложенные в несколько раз образы своих возлюбленных на самые разные места, и меня согревал не только поток исходящих от них оргазмических ощущений, но восхитительные воспоминания о былом и сам комизм си­туации.

Уроки Лин и техники пяти первоэлементов не раз вспо­минались мне в случаях, когда мне приходилось выступать в роли врача. Аня. не склонная к излишней замкнутости, пове­дала своим друзьям и знакомым о чудесном исцелении Ивана. и через нее ко мне стали обращаться незнакомые люди, жаж­дущие изучить даосские приемы для улучшения качества своей интимной жизни.

Помогая многим людям, у которых возникали проблемы со здоровьем, я имел возможность убедиться в одной простой, но достаточно печальной истине: прекрасно понимая, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным, лю­ди отказывались признавать, что для того, чтобы что-то иметь, необходимо по крайней мере приложить некоторые усилия в нужном направлении. И если неожиданно разбога­теть можно было при помощи выгодной женитьбы или просто выиграв в лотерею, то со здоровьем этот номер не проходил. Но. продолжая надеяться, что стать здоровым можно по ма­новению волшебной палочки, люди предпочитали попадать в лапы шарлатанов и знахарей, снимавших с них порчу, прово­дивших очищение кармы или дававших чудодейственные зе­лья. Если причина заболевания коренилась больше в психике человека, чем в органических изменениях его организма, по­добные методы иногда на время срабатывали, но для того, чтобы действительно поддерживать организм на должном уровне помимо психологических трюков требовалась еще и реальная работа.

Мой авторитет как целителя оказался достаточно высо­ким. и мне удавалось убеждать пациентов в том. что если они действительно хотят стабильного улучшения своего состоя­ния. то им придется потрудиться и точно выполнять все мои рекомендации. Я убедился в том, что многие из даосских уп­ражнений "спящей собаки" были доступны людям, даже не прошедшем серьезной предварительной подготовки. Экспе­рименты в этой области захватили меня, и я приобрел бес­ценный опыт погружения в измененные состояния сознания и воздействия на энергетику людей, не имевших ни малейше­го представления о ци-гун. Этот опыт впоследствии мне при­годился при работе с московскими группами ци-гун и созда­нии обучающих видеофильмов по сексуальным даосским тех­никам.

Я почти всегда лечил бесплатно, и. отказываясь от воз­награждений и ценных подарков, делал исключение лишь для лакомств и вещей, имеющих отношения к медицине, вроде

приборов для электропунктуре и книг по рефлексотерапии и траволечению. Впрочем, мои подопечные, не желая оставать­ся в долгу всегда были рады оказать мне ответную услугу своими связями или знакомствами, и это мне помогало ре­шать многие возникающие проблемы без особого напряже­ния. Я на практике убедился в истинности поговорки "не имей сто рублей, а имей сто друзей".

Следующим после Ивана пациентом, которого сосватала мне Аня, был Артем, который тоже в течение нескольких лет страдал от импотенции и. хотя у него была молодая и привле­кательная подруга, он, к сожалению, не имел возможности наслаждаться сексуальным общением с ней.

В отличие от Ивана. Артем был зажат и напряжен. Видно было. что его проблема причиняет ему такие страдания, что ему трудно было даже говорить о ней. Я понял, что в глубине души он ждет от меня чуда или какого-то волшебного средст­ва, которое мигом решит его проблемы, хотя и не слишком-то верит в возможность исцеления.

Аня. не желая мешать нашей беседе, ушла в комнату, ос­тавив нас двоих на кухне, и. чтобы преодолеть барьер его на­стороженности и недоверия, я начал просто беседовать с ним о жизни, незаметно переведя эту беседу- в монолог собствен­ных воспоминаний.

Я рассказывал о своих неудачных сексуальных связях, относящихся к периоду, когда я еще не был знаком с Лин и техниками даосского секса, о случаях, когда я тоже оказывал­ся импотентом. Анализируя причины возникавшей у меня импотенции, я по косвенным признакам понял, что эта тема крайне волнует его. и. похоже, он сам не раз попадал в подоб­ные ситуации. Хотя выражение лица Артема оставалось спо­койным и безразличным, руки предательски выдавали охва­тившее его волнение. Они то замирали на белой поверхности кухонного стола, как насторожившиеся испуганные зверьки, то чертили на нем странные фигуры, то судорожно хватались за какой-то предмет, на мгновение сжимая его и вновь отпус­кая.

В первый раз я оказался импотентом по причине край­ней усталости. К стыду своему, я уснул прямо в разгар наших ласк. но. к счастью, девушка оказалась понимающей и терпе­ливой. и утром я полностью вознаградил ее за ночное разоча­рование.

Второй случай импотенции был явно связан с отсутстви­ем даосской подготовки и умения контролировать эмоции. Вика относилась к породе женщин, которые столь убеждены в своей неотразимости, что им кажется вполне естественным страстное желание любого мужчины овладеть ими в любом месте и положении, если только дама соблаговолит предоста­вить им эту возможность.

Не знаю почему, но Вика решила осчастливить меня на кладбище. Уже стемнело, наступил вечер, и не то, чтобы я бо­ялся мертвецов или мне не нравилось их соседство, но все произошло как-то чересчур для меня неожиданно, и наличие людей, проходящих невдалеке от нас. смущало меня и не да­вало расслабиться и отдаться ожидаемой Викой страсти.

Девушка сочла себя оскорбленной подобным пренебре­жением к ее телу и. сообщив мне все. что думает по поводу мо­ей личности и мужских достоинств, ушла. оставив меня среди могил.

Еще один период импотенции был связан с травмой, по­лученной при ударе в пах, но я достаточно быстро восстано­вил форму при помощи различных упражнений. Были и дру­гие случаи...

- Вполне возможно, что причины вашей импотенции со­вершенно отличны от моих. - сказал я в заключение. - Я хочу подчеркнуть лишь то, что любой мужчина хотя бы раз в своей жизни сталкивается с подобными проблемами. Причина мо­жет таиться, например, в холодности возлюбленной или в особенностях ее поведения.

- Она вовсе не холодна со мной. - возразил Артем.

- Я не имею в виду именно ваш}' подругу. - объяснил я. - Часто бывает, что женщина стесняется открыто демонстри­ровать свои чувства, ожидая от мужчины бурных проявлений его страсти для того. чтобы раскрыться. Бывает и так, что мужчина не чувствует, как правильно ласкать женщину, что­бы заставить ее загореться, и уже затем откликнуться на ее возбуждение.

Вполне возможно, что в вашем случае сыграло роль пе­реутомление. загруженность на работе, и тонус организма настолько понизился, что он инстинктивно вынужден эконо­мить силы и поэтому лишает вас возможности проявлять себя как мужчина. Поэтому мы будем действовать в двух направ­лениях - я покажу вам серию упражнений, необходимых для повышения вашего тонуса и укрепления моче-половой систе­мы. а затем мы попробуем выяснить, нет ли еще в вашем слу-

чае психологических причин.

Я начал показывать Артему упражнения, достаточно утомительные и не слишком приятные для новичков, в част­ности. даосскую растяжку, которая отличается от европей­ской несколькими дополнительными элементами. При даос­ской растяжке мышцы должны тянуться за счет своих собст­венных усилий, а не за счет инерции, опоры или помощи со стороны.

Я предложил Артему поднять ногу в сторону на макси­мально возможную высоту, и. позаимствовав в комнате стоп­ку книг. выложил их на стул, рассчитав высоту так. чтобы. она приходилась точно на уровне поднятой ноги Артема. Я пододвинул стул с книгами ему под ногу и предложил ему рас­слабиться в течение минуты, а потом мышечным усилием поднять ногу еще чуть-чуть выше. В образовавшееся про­странство я подложил еще пару книг. и мы продолжали это делать до тех пор. пока Артем не исчерпал запас своей рас­тяжки.

Поначалу это упражнение действительно кажется очень болезненным и неприятным, но со временем человек, напря­гая и поднимая ногу. обучается испытывать приток оргазмических ощущений, связанный с приливом крови к половым органам и активизацией в них сексуальной энергии, а когда он научится полностью расслаблять ногу в промежутках ме­жду подъемами, эти моменты расслабления дает исключи­тельно комфортное состояние, замешанное на мягких, при­ятных волнах оргазмических ощущений, идущих от половых органов. Так с помощью специальных мыслеобразов, снима­ется волна неприятных ощущений, которые могли бы рефлекторно снизить качество растяжки.

Артем скис уже на второй минуте упражнения. Понимая. что он испытывает, я не стал настаивать на продолжении и сказал, что главное было - уяснить принцип, и теперь он, если захочет, сможет выполнять подобную растяжку самостоя­тельно.

- Я вообще-то занимаюсь физическими упражнениями. -сказал Артем, стирая выступивший от напряжения пот. - По утрам я тренируюсь с гантелями, и в дверном проеме у меня укреплен турник, на котором я регулярно подтягиваюсь.

- Зарядка с гантелями - это прекрасно. - сказал я. - но она укрепляет не совсем то. что требуется в данном случае. Кста­ти, турник тоже можно использовать для растяжки, если пе­рекинуть через него веревку с петлей на конце и, вставив ногу в петлю, фиксировать руками веревку, когда нога находится в самом высоком положении.

Затем я перешел к описанию непосредственно интимных упражнений. Взяв с подоконника два непонятно что там де­лающих шарика от пинг-понга, я стер с них пыль и завернул в носовой платок, одолженный у Артема.

Используя это импровизированное учебное пособие, я начал показывать Артему способы воздействия на область яичек. Я раскачивал шарики и постукивал ими. я сжимал и оттягивал их. я перебирал воображаемую кожу. которую за­менял платок, показывая приемы воздействия на всю область мошонки.

Мой собеседник, повторив эти манипуляции сначала на шариках для пинг-понга, окончательно перестал стесняться, и. заинтересованный, приступил к экспериментам на самом себе. правда, через ткань брюк.

- Чем чаще вы будете это делать, тем лучше. - говорил я. -Также очень полезно воздействовать на область гениталий контрастным душем, но заканчивать надо всегда обливанием холодной водой. А теперь поговорим о том. как укреплять не­посредственно половой орган.

Вынув морковку из ящика для овощей, я продемонстри­ровал на ней основные упражнения и зоны, непосредственно влияющие на укрепление полового органа и качество эрек­ции. Увлекшись объяснениями, я не сразу заметил, что Артем уставился на меня с выражением безысходной тоски.

- В чем дело? Вам что-то не нравится? - прервал объяс­нение я.

- Неужели нельзя просто что-нибудь выпить, вроде корня жень-шеня или чего-то в этом роде? - грустно спросил Артем.

- Ведь наверняка есть какие-нибудь сильнодействующие средства, может быть вы знаете о них?

- Сильнодействующие средства, конечно, есть. - сказал я,

- но мне бы хотелось, чтобы у вас полностью наладилось функционирование половых органов. Мощные стимуляторы действительно производят кратковременный эффект, но они еще больше истощают организм, поэтому не стоит чрезмерно полагаться на них. Они хороши лишь в комплексе с другими методами восстановления организма, только тогда они могут принести ощутимую пользу,

Артем продолжал пребывать в состоянии печали.

- Я, в принципе, здоров. - сказал он. - Мне кажется, что ваши упражнения слишком утомительны и требуют больших затрат времени.

- Невозможно восстановить здоровье, не занимаясь со­бой, - возразил я.

- Скорее всего мне мешают чисто психологические фак­торы, - с надеждой в голосе сказал Артем.

- Вполне вероятно, что это действительно так, и мы бу­дем работать над этим вопросом, но будет лучше, если вы начнете уделять внимание и психике и физиологии.

Следующие полчаса мы посвятили разбору психологиче­ских факторов, вызывающих импотенцию у мужчины. Боль­ше всего моего нового знакомого поразил принцип даосского недеяния.

- Для того. чтобы иметь женщину, которую ты страстно желаешь, нужно уметь не желать ее. - сказал я.

Подобный бред не желал укладываться в привыкшем к рациональному европейскому образу мыслей сознании Арте­ма.

- Но ведь это абсурд. - возразил он. - В том. что вы гово­рите. присутствует слишком явное несоответствие цели и способа ее достижения. Если я не желаю женщину, то зачем мне ее иметь? А если я ее желаю, то как я могу ее не желать?

Мне понадобилось некоторое время, чтобы объяснить ему. что слишком страстное желание часто сопровождается подсознательным страхом не суметь его удовлетворить, и под действием этого страха тонкий механизм правильного функ­ционирование половых органов мужчины блокируется и раз­лаживается. По мере снятия напряжения, спровоцированного желанием, исчезает и внутренняя блокада, и тогда мужчина может дать полный выход своей страсти. Здесь мы снова сталкивались с концепцией срединного пути Спокойных:

'желать, не желая".

Беседу я закончил массажем ряда точек на внутренней стороне ног Артема от стопы до паховых складок. Мне пока­залось. что в конце концов он смирился с неизбежным и по­нял. что если он хочет избавиться от недуга, то волей-неволей придется всерьез взяться за свое восстановление.

Мы встречались еще несколько раз. и. к нашей общей радости, примерно через месяц он добился успеха в лечении. и вскоре он мог вспоминать о своей импотенции, как о при­снившемся когда-то кошмаре. На радостях Артем подкинул мне пару новых пациентов, своих друзей, которые столкну­лись со схожими проблемами.

В моей практике мне приходилось иметь дело не только с мужчинами, но и с женщинами, которые хотели излечиться от фригидности, или даже от полного неприятия мужчин. Одну из подобных пациенток мне сосватала Аня.

Как-то я позвонил Ане из института, чтобы узнать, когда мы встретимся.

- Подожди минутку, - сказала она.

Похоже, она прикрыла трубку ладонью, и я не слышал, о чем шла речь. но по возбужденным интонациям ее голоса по­нял, что Аня кого-то в чем-то с жаром убеждала.

- Сашенька, нам нужна твоя помощь. - закончив перего­воры. она вновь обратилась ко мне. - Нужно помочь Вале. мо­ей давней подруге. У нее очень серьезная проблема, и, боюсь. что кроме тебя. ей просто не на кого больше рассчитывать.

Я задумался, прикидывая, располагаю ли я достаточным временем для занятий с еще одним пациентом. Видимо, Аня приняла мое молчание за колебания, и она передала трубку подруге, чтобы та сама попыталась убедить меня.

В незнакомом женском голосе звучало такое внутреннее напряжение, что мне стало не по себе.

- Саша! Умоляю вас. бросайте все и приезжайте к нам. к Ане. вы - моя последняя надежда. - сказала девушка.

Против такого отчаянного призыва я. не мог устоять и, не раздумывая, отправился к Ане.

Значительную часть прихожей занимали авоськи, до­верху набитые фруктами и всевозможными разносолами.

- Подношения вашему величеству Шурику третьему воз­растают. как полноводные реки, - вместо приветствия с улыб­кой сказала мне Аня. указывая на снедь.

- Откуда столь витиеватый слог? - поинтересовался я.

- Моя подруга недавно приехала из Средней Азии, - объ­яснила Аня. и тут Валя вышла из комнаты.

Это была удивительно красивая девушка. Смесь азиат­ской и русской крови создала удивительное сочетание пра­вильных европейских черт на смуглом округлом лице с широ­кими скулами.

Валя держалась раскованно, казалось, что внутренняя напряженность, звучавшая в разговоре по телефону, остави­ла ее. но в ее движениях, в жестах ее тонких изящных рук чувствовалась странная нервозность.

Пока подружки накрывали на стол. я попытался выяс­нить. почему Аня назвала меня Шуриком третьим, и сколько Шуриков у нее было до меня. Аня отшучивалась, и мне так и не удалось узнать, почему я удостоился подобного титула.

За столом, полным среднеазиатских деликатесов, мы просто болтали, не касаясь причины, по которой меня так срочно вызвали сюда. Валя иногда на несколько секунд от­ключалась. уходя в себя. и в эти мгновения внутреннее на­пряжение и беспокойство вновь отражались на ее лице, но. через секунду она овладевала собой, и. как бы встряхнув­шись, вновь включалась в беседу.

Закончив трапезу, мы перешли в комнату, и там Аня рассказала мне жутковатую и трагическую историю Вали.

Валя была из обеспеченной семьи. Родители ее были в разводе, но ее отец. живущий в Средней Азии щедро помогал деньгами бывшей жене и дочери. Три года назад Валя отпра­вилась в Среднюю Азию в гости к отцу. и там подверглась зверскому групповому изнасилованию.

Хуже всего было то, что виновным в изнасиловании ока­зался валин отец. Он задолжал крупную сумму денег каким-то своим родственникам, и кредитор предложил ему следующую сделку; валин отец позволит ему и его братьям провести ночь с его дочерью, и за это ему простят долг.

Отец, скрепя сердце, предоставил им такую возмож­ность. ни о чем ее не предупредив, и злодеяние свершилось. С тех пор девушка начала испытывать ненависть и отвращение к мужчинам и не могла выносить даже их прикосновения. Она, фактически, балансировала на грани нервного срыва, и единственным выходом из создавшейся ситуации, ей каза­лось только самоубийство, которое она не совершила лишь по той причине, что не имела представления, как покончить с собой достаточно безболезненным образом.

Выслушав эту историю, я не стал долго раздумывать, и попросил Аню помочь мне застелить пол матрасами. Я достал из шкафа свежую простыню, и. покрыв ею матрасы, попросил Валентину раздеться. По выражению изумления на ее лице я понял, что девушка не ожидала такого быстрого перехода к делу. но она действительно хотела вылечиться, и. совершив над собой усилие. Валя сняла кофточку, затем, немного поду­мав. юбку и осталась в колготках, трусиках и лифчике. - Снимай все. - сказал я. - Лечение так лечение. Аня ласково пожала Валину руку, подталкивая ее к даль­нейшим действиям. Валя нерешительно сняла колготки и лифчик и легла на живот. Я подошел к ней и слегка коснулся ее рукой. Тело Вали напряглось, изогнувшись, как от удара. Мне даже послышалось, что Валя издала тихий стон. Нарочи­то безразличным голосом я спросил:

- Что ты сейчас чувствуешь. Валя?

- Мне больно. - голосом, в котором прорывались паниче­ские нотки, сказала она.

Несколько лет спустя мне снова пришлось столкнуться с подобным случаем последствий изнасилования, и мне уда­лось привести девушку в норму всего за один сеанс. Случай с Валей был более тяжелым. На то, чтобы снять ее телесные и психические зажимы ушло три сеанса. Во время каждого из них я постепенно увеличивал дозировку касаний, одновре­менно ведя отвлекающую беседу ровным безразличным голо­сом.

Вначале мне приходилось массировать спину Вали аниными руками, которые я держал в своих.

- Ты можешь отличить прикосновения Ани от моих? -спросил я.

- Да, - ответила Валентина.

- Какое ощущение возникает у тебя от моих рук?

Валя давала сбивчивые путанные объяснения, в которых часто повторялись слова"больно' и "грязно'.

За первый сеанс мы добились только того. что Валя нау­чилась без напряжения выдерживать прикосновения аниных рук и даже немного расслабляться.

На втором сеансе она уже смогла раздеться догола, и. ко­гда после получасового массажа Аниными руками, она рас­слабилась, я сам начал касаться ее тела. смазывая ее маслом.

Слова "грязно" и "больно" еще не исчезли из ее лексико­на. и мне потребовалось около часа. чтобы снять эти навяз­чивые мыслеобразы и внушить ей, что масло - это не грязь, а, наоборот, приятная ласкающая субстанция, облегчающая массаж и доставляющая дополнительное удовольствие.

Мыслеобраз боли я снял. постепенно усиливая воздейст­вие на валино тело. сжимая ее мышцы ласковым, медленным. но сильным воздействием, до тех пор, пока ее тело не убеди­лось и не поверило, что прикосновения мужчины могут быть совсем не болезненными, и даже приятными.

Мы с Аней уже были порядком измотаны, когда Вален­тина. преодолев какой-то внутренний барьер, сама перевер-

нулась на спину, правда, так и не решившись открыть глаза. и нам удалось промассировать и обласкать переднюю часть ее тела.

В третий раз дело зашло еще дальше. Сначала Аня. а по­том я ласкали ее половые органы, и нам удалось добиться от нее оргазма. Слова 'грязно" и 'больно" потеряли свой смысл, перестав ассоциироваться с мужчинами, и уже через три дня после нашего последнего сеанса Валя познакомилась в ресто­ране "Океан" с приятным молодым человеком и впервые по­сле трехлетнего перерыва стала близка с мужчиной.

Мы с Аней радовались ее успехам и ожидали новостей о ее личной жизни, как известий с полей сражений. Валя и ее новый друг. который оказался удивительно тактичным и лас­ковым человеком, вскоре поженились и уехали в Киев. откуда он был родом. Насколько мне известно, их семейная жизнь сложилась хорошо.

Еще один забавный случай из моей практики лечения сексуальных расстройств произошел, когда один из аниных друзей направил ко мне своего приятеля, уверявшего, что на него навели порчу. Впоследствии я имел дело с несколькими подобными пациентами, но Костя был первым из них, и. по­скольку я еще не имел достаточно опыта в подобных случаях. он мне особо запомнился.

Учитель и Лин в свое время рассказывали мне о техноло­гии бесконтактной магии, объяснив саму ее суть и отбросив всю мистическую чепуху, которой так любят ошеломлять до­морощенные колдуны своих доверчивых клиентов.

- Впрочем, форма в магии тоже важна, поскольку она оказывает воздействие на психику клиента. - сказал Ли. - Ес­ли человек доверчивый и внушаемый, то ты можешь нести любую пургу про магические зелья, молитвы, ритуалы кармического очищения или вызывание духов, и это сыграет те­бе на руку. Но человека с критическим складом ума и некото­рыми зачатками интеллекта подобная чушь может только от­пугнуть. так что, если ты решишь подрабатывать магией, то должен учитывать специфику личности пациентов.

Магией я подрабатывать не собирался, но слова Учителя запомнил. На самом деле магией я интересовался уже давно и в свое время посетил целый ряд знахарей достаточно высокой квалификации, использующих в своем арсенале в том числе и магические обряды, обучаясь у них и наблюдая за их приема­ми.

Я не считал истинную магию обманом или мошенниче­ством. На примере общения с Учителем я не раз имел воз­можность убедиться в эффективности воздействия энергети­ческих мыслеобразов на людей, в том, что сильно выражен­ная направленная эмоция может затронуть психическое и даже физическое состояние другого человека, вызвав энерге­тические нарушения. Но все дело было в том. что подобные случаи воздействия, некоторые из которых действительно можно было бы назвать порчами, встречались исключитель­но редко, а большинство рассуждении о порчах, о праническом вампиризме и прочих ужасных вещах были исключи­тельно данью моде и собственному чересчур живому отрица­тельному воображению. Порча начинала действовать или в том случае, когда до сведения человека доводили, что против него кто-то строит колдовские козни, или если он сам начи­нал воображать, что на него навели порчу, то ли из-за череды свалившихся на него неудач, то ли из-за ухудшения здоровья. обычно связанного с совершенно иными причинами.

Все зависит от уровня подвижности психики, от вну­шаемости человека, от его веры в магию и в целителя, так что речь, скорее, идет о самовнушении и психотерапии, чем о ре­альном энергетическом воздействии.

Тут я позволю себе немного отвлечься и. коснувшись те­мы магии и колдовства, рассказать о непримиримой и труд­ной борьбе, которую, как оказалось, в течение довольно дол­гого времени вели со мной пять колдунов, и о которой я узнал совершенно случайно.

Перебравшись из Симферополя в Москву, мы с женой купили дом в чудом уцелевшем от застройки многоэтажками оазисе частных владений, бывшем поселке, включенном за­тем в территорию Москвы. Когда начали выходить наши пер­вые книги, огромные тиражи которых мгновенно раскупа­лись. слухи о том. что рядом с ними проживает человек, про­шедший обучение у легендарного мастера древнего даосского клана, распространились среди интересующихся эзотериче­скими темами обитателей окрестных домов, не оставив их равнодушными.

В моем почтовом ящике стали появляться не подписан­ные автором бредовые объемистые послания, отпечатанные на машинке и вещающие что-то о космических энергиях, карме и ужасных наказаниях, ожидающих того, кто исполь­зует свои магические силы не на благо Вселенского Добра. По

правде говоря, там была написана такая чушь, что, прочитав ее из чистого любопытства, я даже не смог бы связно объяс­нить. что же именно хотел сказать автор.

Потом я начал находить у себя на заборе и на калитке сплетенные особым образом пучки сухой травы и вколотые вертикально иглы. Я понял, что это дело рук местных поло­умных экстрасенсов, и, посмеявшись, не стал обращать вни­мания на эти ужасные атрибуты черной магии, которые, по замыслу исполнителя, должны были то ли навести на меня порчу, то ли лишить меня магических сил.

Со временем борцу за чистоту духовных рядов надоело тратить траву и иглы на мой забор, и я подумал что все за­кончилось. Но. как оказалось, я ошибался. Примерно полгода спустя я разговорился на улице с Максимом, своим соседом по поселку, который жил здесь очень давно и прекрасно знал большинство местных обитателей. От него-то я и узнал о пяти колдунах, которые, буквально, не щадя живота своего, уже долгое время борются с моей ужасающей магией.

Для затравки Максим рассказал мне о том, что. оказыва­ется существовал живой очевидец того, как я среди ночи вы­летал через чердачное окно. Так колдуны поняли, почему стекло в окне моего чердака было разбито, и почему я его так и не застеклил. Действительно, зачем себя каждый раз утру­ждать, открывая раму. если можно без лишних усилий выле­тать в удобную дыру в стекле? Очень даже логично.

Установив факт моих ночных вылетов, правда, к сча­стью. без метлы, колдуны принялись копать глубже, и то. что затем сообщил мне Игорь, вселило в меня чувство глубокой гордости. Был год. уже не помню какой, зима которого озна­меновалась ужасными морозами в Соединенных Штатах Америки, когда от холода погибло около двухсот человек.

Так вот. оказалось, что виновником этой катастрофы был я. Вот как. согласно версии колдунов, все произошло. Зи­ма в Москве в тот роковой для Америки год была, по их мне­нию, чересчур мягкой и малоснежной. Заботясь о будущем урожае на садовых участках и полях родной страны, колдуны решили подправить ошибку природы и добавить морозца со снежком, который бы как следует укрыл землю. Они напряг­лись, и после необходимых магических процедур действи­тельно наступило долгожданное похолодание со снегопадом.

И тут, совершенно некстати, вмешался я. Холод меня. привыкшего к южному крымскому' солнцу, не устраивал, и я, воспользовавшись своими могучими сверхъестественными способностями, с помощью личной магии отправил холода куда подальше, то есть в США. погубив сотни невинных лю­дей.

С подобным коварством колдуны не могли примириться. В Москве снова стало тепло, снег на садовых участках таял, и будущие урожаи яблок и моркови вновь оказались под угро­зой.

Колдуны сплотились и решили бороться до последнего. Их героические усилия принесли Соединенным Штатам так страстно ожидаемое потепление климата, а. пару недель спустя, им удалось возвратить холода и на территорию Под­московья. Я. правда, еще некоторое время посопротивлялся. отводя морозы от Москвы, но моя сила, благодаря их настой­чивости и упорству, уже слегка ослабла, и я больше не вызы­вал катастроф.

Весной они решили покончить со мной раз и навсегда. Для этого, собравшись вместе, они изготовили символизи­рующую меня магическую куклу. Для ритуала наведения пор­чи и моего уничтожения они. по каким-то своим соображени­ям. выбрали улицу перед магазином. Далее, по словам Мак­сима. произошли совершенно удивительные события.

Сначала они решили зарезать мою куклу ножом, но у ножа в самый ответственный момент отвалилась рукоятка. Тогда они решили переехать ее мотоциклом, но когда мото­цикл набрал скорость, у него спустило колесо. Напуганные колдуны поняли, что голыми руками меня не возьмешь, и ре­шили прибегнуть к крайнему средству - сожжению.

Оставив куклу валяться на дороге, они побежали в дом за бензином и спичками. Когда они вернулись, кукла бесследно исчезла...

Это было последним ужасающим ударом. Они поняли, что магия Медведева слишком сильна, и окончательно отка­зались от попыток бороться с ним...

Самым странным для меня в этой истории было то. что колдуны были вроде бы вполне нормальными людьми по большей части с высшим образованием. Видимо, тяга к за­предельному и сверхъестественному проявляется у некото­рых людей в настолько сильной форме, что заглушить ее не под силу ни здравому смыслу, ни техническому прогрессу.

Тем же летом произошла еще одна полузабавная, полу­грустная история. Моя жена решила потренироваться метать

нож. и для этого я укрепил в саду у забора деревянный щит. Начиная со второго сеанса метания соседка, заслышав, что Ирина снова бросает нож. стала брать таз и ходить кругами по саду. стуча в него молотком. Вначале Ирина думала, что подобное поведение выражало молчаливый протест против шума, который производил нож. втыкаясь в дерево, но все оказалось гораздо сложнее.

Не выдержав подобного мучительного противостояния, однажды соседка разразилась гневным возмущенным моно­логом. из которого Ирина узнала, что этим метанием ножа она наводит на Москву эпидемию холеры, и даже в том, что она метает нож в направлении соседского дома также таится особый злой умысел, и что она должна понимать, что за лю­бое злое деяние непременно придется расплачиваться в будущем. поскольку она не дура и знает, что такое кармическое возмездие и т.д. и т.п.

Действительно, в то лето пресса и телевидение сообщали о случаях заболевания холерой, но моя жена даже не подозре­вала. что причиной этого были ее тренировки. На всякий слу­чай Ирина перестала метать нож. опасаясь, что соседям мо­жет прийти в голову идея самим стать орудиями кармического возмездия, и. возможно поэтому.эпидемия холеры так и не разразилась. Так бдительность соседки уберегла Москву от страшной трагедии.

Колдуны, экстрасенсы и знахари - тема неисчерпаемая и благодарная, и я еще не раз буду рассказывать о них в своих книгах, но теперь, пожалуй, пора вернуться к тому молодому человеку, на которого навели порчу, лишив его возможности демонстрировать свою мужскую доблесть.

Для того. чтобы помочь такому человеку совсем не обяза­тельно видеть его ауру или изобретать какие-то откровения по поводу наведенной на него порчи. Достаточно лишь пра­вильного воздействия на его сознание и энергетику. У боль­шинства подобных пациентов, чьи проблемы в сексуальной сфере не связаны с тяжелыми органическими поражениями и носят, в основном, функциональный характер, как правило. нарушается циркуляция энергии в определенных зонах орга­низма. и часть функций на время выключается из отлажен­ной работы всей энергетической системы.

Для выявления подобных патологических зон. я всегда пользовался безотказной системой диагностики "воинов, пу­тей и крепостей", описанной в книге "Тайное учение даосских воинов".

Зоны с нарушением циркуляции энергии откликались на воздействие на них либо повышенной, либо пониженной чув­ствительностью. Иногда воздействие на них давало болез­ненный отклик в других областях, и тогда я мог составить полную картину нарушений и наметить схему лечения.

- Между народной медициной, знахарскими методами лечения и магией в принципе можно поставить знак равенст­ва, - сказал мне однажды Учитель. - Магические атрибуты и ритуалы, какими бы нелепыми они тебе ни казались, предна­значены в первую очередь не для тебя, а для воздействия на психику пациента. Изначальная магия в той или иной форме использовала реально существующие законы, которым под­чинялись как психика человека, так и окружающий мир. По­этому как бы дико ни выглядели магические ритуалы, ты не должен забывать о том, что все они имеют под собой реаль­ную материальную основу, а все рассуждения о духах и потус­торонних силах - это лишь попытка объяснить происходящее относительно правдоподобным способом в случае отсутствия реальных знаний. Твой подход к миру магии должен быть мудрым отношением даоса, позволяющим в случае необхо­димости соблюдать все основные магические ритуалы без внутреннего сопротивления и неприятия, свойственных ба­нальному атеисту.

Рассказывая мне о магии. Ли показал мне ряд действи­тельно вдохновляющих приемов вроде вызывания "нелюдей". научил бороться с "сущностями", которые якобы поселяются в человеке, завладевая им. и объяснил мне их природу. К этой теме я еще вернусь в книге "Обучение травами".

С Костей, ставшим жертвой порчи, я повел себя в луч­ших знахарских традициях. Мы встретились в квартире Ани. вскоре хозяйка отправилась на работу, и мы остались одни.

Я велел Константину раздеться догола, и. уложив его на кровать, спросил, нет ли у него каких-либо заболеваний внут­ренних органов. Убедившись, что Костя здоров, я принялся исследовать его грудь, живот, паховую область и ноги на предмет поиска нарушений циркуляции энергии.

Я выяснил, что резкие шлепки в области над пупком бо­лезненно отдаются в основании пениса, а зона под пупком от­зывалась болью в точке хуэй-инь, расположенной между ану­сом и половыми органами. Иногда я наносил резкие и болез­ненные удары-шлепки основанием кулака. Костя вздрагивал

от испуга, но я не давал ему сосредоточиться на страхе и не­уверенности в себе, монотонным спокойным голосом объяс­няя ему причины заболевания и то. как образуется энергети­ческая закупорка.

Часто знахарские методы бывают жестокими, и в первую очередь это направлено на создание неординарной ситуации. в которой сознание пациента за счет страха или боли сужает­ся, и он входит в измененное состояние сознания, в котором знахарь, при помощи тех или иных трюков и ритуалов может внедрить в его подсознание установки, направленные на ис­целение от недуга.

Зрелище того, как рослый парень с улыбкой бьёт его со всего размаха кулаком по животу, рассуждая об энергетиче­ских закупорках, ввело Костю в нужное состояние сознания. Затем я начал объяснять, что он должен делать для того. что­бы вылечиться, одновременно воздействуя на болезненные точки. Потом я перешел непосредственно к ритуалу.

Обкурив пациента дымом тлеющего тысячелистника, я принялся водить около его тела зажженной свечой, останав­ливая ее в тех местах, где пламя начинало вести себя особым образом. Затем, при помощи определенных манипуляций я восстанавливал энергетику этого места, и. в конце концов, я убедил его. что теперь как порча, так и энергетическая заку­порка полностью устранены.

Закончив ритуал, я достал из-под дивана у Ани старый иностранный порнографический журнальчик, неведомо ка­кими путями завезенный в Советский Союз. и оставил своего подопечного в комнате, обнаженного, наедине с чашкой го­рячего чая. ароматными котлетами, горкой уложенными на тарелочке, салатом из свежих овощей и аккуратно нарезан­ными кусочками хлеба.

Я дал ему задание немного подкрепиться, а потом, рас­сматривая порнографический журнал, массировать половые органы по даосской методике, которую я ему предварительно объяснил.

Сам я отправился на кухню и занялся приготовлением еды, решив порадовать Аню, когда она придет с работы. Я на­резал овощи для борща по знаменитому маминому рецепту. который, как я знал. очень нравился Ане, когда из комнаты донеслись протяжные вздохи, завершившиеся то ли вскри­ком, то ли громким стоном, а затем я услышал плач.

Сбросив с деревянной дощечки в закипающую воду мел­ко нашинкованную капусту, я, на ходу вытирая руки кухон­ным полотенцем, ворвался в спальню, где и увидел плачущего от счастья Костю.

- Сашенька! - воскликнул он. - Еб твою мать, у меня по­лучилось!

На радостях я рассказал ему. хотя и не совсем к месту, анекдот, в котором один приятель спрашивает другого, как ему понравилась новая девушка Дуня.

- В общем ничего, много лучше, чем левая рука, но все-таки хуже, чем правая. - ответил тот.

Костя истерически захохотал, смахивая слезы, и я рас­смеялся вместе с ним, захваченный его чувствами. В этот мо­мент я почти любил его. потому что его удача была и моей удачей.

- Ну что ж. если вышло вручную, получится и машинным способом, - пошутил я.

- Ты вернул меня к жизни. - с чувством произнес он. Мы переместились на кухню, и. ожидая Аню. пили чай и беседовали там. Костя с интересом расспрашивал меня о слу­чаях. когда я оказывался импотентом. Я удовлетворял его лю­бопытство, вспоминая все новые истории из своего обширно­го опыта.

Одной из самых обидных ситуаций был случай с девуш­кой. которая мне нравилась в течение долгого времени, и с которой, после длительных ухаживаний, дело. наконец, по­шло на лад. Мы долго целовались на улице, потом в автобусе.

- Пойдем ко мне. дома никого нет. - сказала моя подруга. К сожалению, она ошиблась, дома оказалась ее сестра. которая приехала откуда-то издалека и еще какие-то гости. Раздосадованные, мы уединились в комнате. Девушка все-таки решилась, не откладывая в долгий ящик, отдаться мне прямо здесь и сейчас, но я никак не мог преодолеть стеснение из-за незапертой двери с матовыми стеклами, отделяющей нас от гостей.

Окончательно доконал мою начинающуюся эрекцию со­вершенно отвратительно пахнущий противозачаточный крем. который решила использовать моя подруга. Я ласкал ее. но эрекция так и не наступила. Хотя девушка постаралась от­нестись к ситуации с пониманием, ее разочарование оказа­лось таким сильным, что оно подавляло и меня, наполняя чувством вины и собственной неполноценности. Тогда я еще не был даосом, и очень переживал по этому поводу, волнуясь

при встречах с другими девушками, что. в общем-то, не са­мым лучшим образом сказывалось на моей потенции.

Костя искренне сочувствовал моим переживаниям, и в свою очередь делился похожими случаями из его жизни.

Я объяснил ему. что со временем я научился смеяться над своими неудачами и относиться к ним совершенно спо­койно. поскольку даосская подготовка психики помогала быть выше подобных мелких недоразумений, не теряя уве­ренности в себе и в своих человеческих и, в частности, в муж­ских качествах. Я стал спокойно относиться к проявлениям своего организма, как бы наблюдая за ним со стороны: ну не получилось, так не получилось.

Это мне напоминало анекдот о старой беззубой лошади. которая уговорила хозяина сделать на нее ставку на скачках.

- Ну не шмогла я. не шмогла. - шепелявя, объяснила ло­шадь. придя к финишу последней.

Я рассказал Косте о принципе даосского недеяния, об искусстве желать, не желая, действовать, не заботясь о ре­зультате. что тоже является одной из форм недеяния. В об­щении с женщиной, как и в самой жизни важнее сам процесс, чем результат.

Если тебе хорошо с человеком, то ты наслаждаешься об­щением с ним здесь и сейчас, давая ему то. что ты можешь на данный момент.

Даже если что-то не получится сразу, связи с ним посте­пенно укрепляются, и, в процессе взаимного обмена лаской и общением, которые сами по себе являются бесценным подар­ком. иногда даже большим, чем половой акт в чистом виде. постепенно, по мере укрепления привязанности, если дейст­вовать без паники и спешки, все наладится.

Конечно, в данном случае многое зависит и от партнера. но тут уже на первый план выходит умение разбираться в ти­пах личности и' выбирать себе партнера, подходящего по личностным качествам, характеру и темпераменту.

Так что мужчинам, страдающим импотенцией, не стоит отчаиваться. При правильном подходе к проблеме, они смогут осчастливить не только себя, но и многих очаровательных женщин. Нужно лишь сделать приятным сам процесс, а ре­зультат не заставит себя долго ждать.

ГЛАВА 17

Я уже несколько дней не видел Учителя, и меня терзали нехорошие предчувствия. Я сам не смог бы определить при­чину такого беспокойства. Ли нередко исчезал, не объясняя, куда и зачем, и я должен был бы уже привыкнуть к этим его внезапным исчезновениям и появлениям, но я чувствовал. что в данном случае что-то не так.

Поэтому, когда телефон зазвонил, и я. сняв трубку, ус­лышал в ней голос Учителя, то испытал несказанную радость.

- Твоя грусть чувствуется даже на расстоянии. - укорил меня Ли. - Вот мне и приходится звонить. Похоже, ты сам не способен разобраться с собственными эмоциями.

- Учитель, я соскучился по тебе. - сказал я. - Когда мы сможем увидеться?

- Как истинный южанин, ты не ценишь цветов юга. - глу­бокомысленно произнес Ли. - и я хочу7 научить тебя вдыхать их аромат. Ты не должен печалиться и скучать по мне. Я по­стараюсь, чтобы эта наша встреча запомнилась тебе надолго.

- Где мы встретимся? - спросил я.

- После часа ночи я буду ждать тебе на нашем месте в Ял­те, - сказал Учитель и повесил трубку.

Я отправился в Ялту на одном из последних троллейбу­сов, и. не представляя, где и как я проведу эту ночь. на всякий случай решил отоспаться на заднем сидении.

Когда я вышел на площадь ялтинского автовокзала, часы уже отмерили полночь. Я знал, что эта встреча будет необыч­ной. и меня охватило лихорадочное возбуждение. Южная ночь всегда вызывала в моей душе особые чувства. Черный цвет в традициях Спокойных был особым цветом, цветом мудрости и осознания, и глубокая бархатная чернота ночи вызывала во мне одновременно и настороженность и смут­ные. но глубокие и волнующие ощущения чего-то необычно­го. таинственного и удивительного, скрывающегося под ее покровом.

Я вдохнул полной грудью теплый воздух красивейшего

города Крыма, в котором даже бензиновая вонь автовокзала не могла заглушить ароматы цветущих растений и трав.

Я подумал, что для настоящего крымчанина. с детства успевшего облазить все самые потаенные утолки Крымского полуострова весь Крым воспринимается, как один большой город, в котором, как и в любом городе, есть места, особенно близкие и дорогие сердцу. Ялта была одним из таких особых мест для меня. Учитель уже не первый раз назначал мне сви­дание именно в Ялте, и эти встречи всегда оказывались в чем-то особенными.

Я испытывал такой подъем чувств, что. хотя времени до встречи оставалось в избытке, я не мог спокойно идти и по­бежал. скорее даже помчался со всех ног вниз по улице, к мо­рю. Мелькнула мысль, что в такое время бегущий человек может вызвать подозрения у чересчур бдительного наряда милиции, а я. как назло, забыл прихватить с собой паспорт, но все обошлось, и до моря я добрался без приключений.

Сбавил ход я только на набережной. Ночь была безлун­ной, и неяркий свет фонарей освещал лениво вздыхающую черную безбрежность моря. Время было позднее, и народу на набережной почти не осталось, только кое-где на лавках це­ловались и обнимались влюбленные парочки.

Место нашей встречи - лавочка в укромном углу неболь­шого скверика чуть поодаль от моря. к счастью, не было заня­то. Учитель еще не пришел, и я. присев на скамейку, залюбо­вался размытым в темноте силуэтом роскошной цветущей магнолии, росшей неподалеку. Казалось, что ее крупные ос­лепительно белые цветы фосфоресцируют в свете фонарей.

Ли не заставил себя долго ждать. Как всегда, он появился неожиданно, бесшумно вынырнув из темноты, как привиде­ние из стены древнего замка.

- Я рад тебя видеть, - сказал Учитель, садясь на противо­положный конец скамейки и непривычным, показавшимся мне нарочитым и демонстративным жестом положив руки на колени. Он сидел с ровной спиной, как пианист, готовящийся прикоснуться к клавишам рояля на ответственном выступле­нии. и. не шевелясь, смотрел в черную непроглядность моря, напоминавшего о себе только тихими мерными вздохами волн.

- Я тоже рад тебя видеть, - откликнулся я.

- Сегодня мы будем говорить о чувствах. - сказал он ка­ким-то особенным голосом.

Я внутренне напрягся. Мне не нравился пафос происхо­дящего.

- Ты уезжаешь? - спросил я.

- Да, но на этот раз всерьез и надолго. - ответил Учитель.

- Мне будет тебя не хватать. - ровным голосом сказал я, сам удивляясь своему спокойствию.

Ли повернул голову и внимательно посмотрел мне в гла­за.

- С мужской ипостасью дао ты прощаешься легче, чем с женской, - улыбнулся он.

Я наслаждался до боли знакомыми язвительными нот­ками в его голосе.

- Наверное, я уже изучил искусство прощаться, - с легкой грустью сказал я.

- Похоже, что да. - откликнулся Учитель.

Мое восприятие было настолько обострено, что, каза­лось. каждая секунда нашего общения записывается на плен­ке невидимого магнитофона, чтобы навеки остаться во мне. в бесценной копилке памяти.

- Я просто пытаюсь быть даосом. Учитель.

- Рано или поздно это должно было произойти. - как бы продолжая начатую мысль, сказал Ли и снова отвернулся к морю.

- Пошли купаться! - неожиданно предложил он. Перемахнув через парапет, мы спрыгнули на камени­стый пляж. и. раздеваясь на ходу. устремились к воде.

Вода оказалась теплее остывшего к ночи воздуха. Ее прикосновение к коже напоминало ласкающие руки любимой женщины. Мы плыли в открытое море. Иногда, как будто ни­откуда, на поверхности появлялись огромные покачиваю­щиеся в такт волнам белесые купола медуз. Мы лениво обплывали их. направляясь дальше, к смутно чернеющей вдали. на стыке неба и воды. линии горизонта.

- Ты еще когда-нибудь появишься? - поинтересовался я. не в силах скрыть оттенки отчаянной надежды, предательски звучащие в моем голосе.

- Возможно да, а. возможно, нет. - спокойно ответил Ли. и я про себя отметил, что в другое время он не стал бы тра­тить слова, отвечая на подобный вопрос.

- Учитель, почему я не ощущаю потерю? - неожиданно для самого себя спросил я.

- Потому что в глубине души ты знаешь, что мы с тобой

всегда будем вместе, - ответил он.

- Ты не знаешь, как дела у Лин? - задал я вопрос, просто чтобы что-то сказать, потому что знал, что все равно не полу­чу на него ответа.

- У воина жизни дела не могут идти плохо. - уклонился от ответа Ли.

- Знаешь, мне казалось, что научиться прощаться - одна из самых трудных задач на земле, - сказал я. - Я научился по­нимать, что жизнь не стоит на месте, и что ситуация меняет­ся каждый момент, что что-то прекрасное входит в нашу жизнь и уходит из нее. Я осознаю неизбежность перемен, я готов к ним и принимаю их. но все-таки в глубине души я не могу примириться с ними. Я всегда знал, что когда-нибудь ты уйдешь из моей жизни, но я не хотел думать об этом, и хотя я сейчас принимаю твой уход. как неизбежность, я не хочу. чтобы ты уходил. Я не хотел, чтобы уходила Лин, я не хотел. чтобы из моей жизни уходили другие люди. или чтобы из нее уходили прекрасные отношения с кем-то. Я лишь научился смиряться с потерями и не растрачивать себя в бессмыслен­ных сожалениях о прошлом, устремляясь в новую жизнь, но я понимаю, что умение спокойно принимать потери и смирять­ся с ними - это еще не все, это не то. что требуется от воина жизни.

- Не обманывай себя, - сказал Учитель. - На самом деле ты уже знаешь то. что чувствуют воины жизни, просто ты по­ка не способен выразить это словами, а для твоего неистре­бимо европейского ума понять - означает выразить словами. Твое сознание полагает, что то. что пребывает вне слов. не существует, но твоя душа знает, что это не так.

Я не ухожу из твоей жизни и не прощаюсь с тобой, как не ушла из твоей жизни и Лин. Я обещал, что сегодня мы пого­ворим о чувствах, об эволюции чувств. Всю свою жизнь по­следователь Спокойных развивает и взращивает свои чувст­ва. даже в большей мере. чем он развивает и взращивает свой интеллект. Интеллект - это схема действий, но сам по себе он ничего не значит. Чувства - это ключ к управлению энергией. к управлению собой и другими, к управлению окружающим миром и его стихиями, это ключ к гармонии, счастью и со­вершенству.

Управляемые и мощные чувства - главный инструмент воина жизни на его пути к мудрости и бессмертию. Ум - это качество правильного интеллекта, но мудрость - это свойство правильных чувств.

Ум дает возможность правильно анализировать ситуа­цию, а мудрость позволяет правильно на нее реагировать оттренированными и адекватными чувствами.

Двигаясь по ступеням пути воинов жизни ты начинаешь понимать сущность чувств, в частности, ты начинаешь осоз­навать, что такое любовь. Люди подразумевают под этим сло­вом самые разные понятия. И, действительно, существует множество самых странных и неожиданных вещей, которые люди могут называть любовью. Я расскажу тебе об одной из классификаций - линии любви, которая называется "Вхождение в дом'. от том, как совершенствуется любовь по мере роста и развития личности человека.

Самый распространенный вид любви - это любовь ка­честв и поведения - 'любование домом'. Она основана на дос­тоинствах, которыми обладает объект любви и на его поведе­нии. выгодном или удовлетворяющем какие-то скрытые по­требности любящего. Так. человек с жаждой страданий спо­собен любить того, кто приносит ему эти страдания, так что поведение объекта любви вовсе не должно быть позитивным. Необходимо лишь. чтобы оно в той или иной степени удовле­творяло набор жажд любящего человека.

Известно, что на низших ступенях любви любовь легко обращается в ненависть. Как ты думаешь, почему это проис­ходит?

- Потому что жажды среднего человека обычно слишком трудно или даже невозможно удовлетворить, и. привыкая к поведению любимого объекта, как ребенок к соске, человек раздражается, когда у него эту соску отнимают, или если ее дают не так часто, как ему хочется. - ответил я.

- В целом ты прав, - сказал Ли. - Человеку свойственно много стремлений, и. помимо удовлетворения сексуальных потребностей, для него являются исключительно важными коренящиеся в самой его природе потребности во власти и безопасности. Любовь, здесь я имею с виду взаимную любовь. - универсальное чувство, одновременно удовлетворяющие эти три потребности - в сексе, власти и безопасности, а заодно способное удовлетворить еще огромное количество всевоз­можных потребностей и жажд. Поэтому многие люди испы­тывают острую нужду в самом чувстве любви, поэтому о люб­ви говорят все религии мира. Но, испытывая потребность в чувстве любви, человек не знает, что это такое и не умеет лю-

бить по-настоящему, обычно оставаясь на уровне любви ка­честв и поведения.

Но качества и поведение объекта любви не могут быть идеальными, и тогда любящий, не осознавая того, обнаружи­вает, что сам объект любви мешает ему любить его, отнимая. как ты выразился, соску у ребенка. Так возникает двойствен­ность, и любовь качеств и поведения начинает замещаться ненавистью качеств и поведения, столь же сильной, какой раньше была любовь.

Если накапливающееся недовольство и подспудная не­нависть значительно меньше любви, они прорываются толь­ко иногда в виде столкновений и конфликтов, но если нако­пившаяся и до поры до времени сдерживаемая или неосозна­ваемая ненависть приближается к критической точке, когда она становится почти равной любви, достаточно малейшего толчка, чтобы перевесить чашу весов в сторону ненависти.

Более глубокий уровень любви возникает, когда люди. помимо привязанности к качествам и поведению, разделяют убеждения друг друга. Связь по убеждениям может быть на­столько сильна, что она окажется способна до некоторой сте­пени компенсировать недовольство, возникающее в связи с некоторыми отрицательными качествами и особенностями поведения. Эта форма любви называется "Переступить порог дома".

Еще более высокое качество любви - это любовь на уров­не сущностей. На этом уровне любви человек любит другого не за то, что он что-то для него делает, во что-то верит или об­ладает какими-то качествами, а за то, что он представляет собой, как единая и целостная личность. На этом уровне ста­новится уже невозможной ненависть или резкие столкнове­ния и конфликты. Возможно какие-то привычки одного могут быть неприятными другому, но неприязнь распространяется лишь на какую-то деталь поведения, но ни в коем случае не на личность. Такая любовь называется "Жизнь в доме".

В отношениях с Лин ты прошел все эти фазы любви. В первую очередь тебя поразили ее качества - красота, ум. сек­суальность. Затем тебя очаровало ее поведение - то, что она делала с тобой доставляло тебе исключительно сильные и острые ощущения.

Затем ты полюбил ее за ее убеждения, убеждения воинов жизни, ощущая себя не только учеником и любовником, но и братом по клану.

Лишь с течением времени ты сумел соединить в своем ощущении Лин все ее личные качества, поведение, убежде­ния. прочие черты ее личности и полюбил уже ее саму. ее не­повторимую индивидуальность, ее личность, ее сущность.

Но это была еще не высшая форма любви. Ты продолжал отделять ее личность от себя. и именно поэтому, когда вы рас­стались, столь велика была горечь потери.

- Я не отделял ее от себя. - сказал я. - Она всегда была от­дельной. Мы сливались в единое целое на какие-то мгнове­ния. но мы не могли стать одним существом, пребывающим в одном и том же теле.

- Вы не могли стать едины s одном теле. - сказал Учи­тель. - Но на высшей ступени любви вы становитесь едиными в своих чувствах. Это - любовь огненного тела. любовь, кото­рая выше любви сущностей, любовь, которая никогда не пре­кращается. Она называется 'Слияние с домом".

Лин оставила тебя слишком рано, и с ней ты лишь всту­пил в область любви огненного тела. Со мной ты зашел гораз­до дальше. Прислушайся к самому себе. к своей душе. На лав­ке ты мне сказал, что почему-то не ощущаешь потерю. Может быть. теперь ты поймешь, почему это так.

Равномерный плеск воды. рассекаемой нашими руками, вводил в полугипнотическое состояние транса и обострения восприятия. Я знал. что Учитель уходит из моей жизни, мо­жет быть, навсегда, но, пробужденная его словами, в моей душе проснулась, вернее, даже не проснулась, а перешла на сознательный уровень та невыразимая, необъятная и без­мерная любовь, которая росла и крепла с самого первого дня нашей встречи. Я знал. что эта любовь останется со мной на­всегда вместе с Учителем, помимо моей воли живущим и су­ществующим в моей душе. Он был со мной. и никакое рас­стояние не могло отнять его у меня. Мне было грустно оттого. что я могу больше никогда не услышать его голос, не рассме­яться от его ехидных шуток, но это было не главное. Как бы ни сложились в дальнейшем наши жизни. Ли навсегда оста­нется со мной.

Радость, смешанная с болью была так сильна, что я не мог говорить. Соленая морская вода смывала слезы с моих щек, и я радовался, что Учитель не видит их. Я не хотел пла­кать при разлуке.

- Ты научился прощаться, - негромко сказал Учитель. - Ты учился этому искусству в общении со многими женщи-

нами. которых ты любил, некоторых - на уровне качеств и по­ведения. некоторых - на уровне убеждений и некоторых - на уровне их сущности. Но в искусстве прощаться есть еще одна очень важная тонкость - правильный выбор момента и на­строения для прощания. Воин жизни прощается на гребне своих чувств, на высшей точке своей любви и благодарности. Тогда боль разлуки уравновешивается благодарностью судь­бе, подарившей тебе эту любовь.

Я вздрогнул, наткнувшись рукой на незамеченное мной скользкое тело медузы.

- Пора поворачивать к берегу. - сказал Ли. Где-то далеко-далеко, за огромной массой черной воды россыпью драгоценных камней сверкнули огни набережной. Мы плыли обратно в молчании, казавшемся бесконечно дол­гим. Я подумал, как мудро было со стороны Учителя устроить этот разговор в воде. среди безбрежного моря. ограниченного только линией горизонта. Вода ласкала меня. снимая напря­жение чувств и смывая боль утраты. На берег я вышел спо­койным и почти счастливым.

- Будем надеяться, что местные полуночники не позари­лись на нашу одежду. - поддразнил меня Ли. - Иначе тебе придется топать в Симферополь голышом.

- А как же ты? - поинтересовался я.

- Оставляя одежду на пляже, я всегда знаю. где именно среди ночи я смогу достать другую - гордо заявил Учитель. -Подумай об этом. мой большой брат.

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ ...............................................................4

ВВЕДЕНИЕ......................................................................7

ГЛАВА 1..........................................................................25

ГЛАВА2..........................................................................44

ГЛАВА 3..........................................................................54

ГЛАВА 4.........................................................................61

ГЛАВА 5.......................................................................... 74

ГЛАВА 6..........................................................................89

ГЛАВА 7........................................................................ 105

ГЛАВА 8........................................................................ 121

ГЛАВА 9........................................................................135

ГЛАВА 10......................................................................150

ГЛАВА 11......................................................................168

ГЛАВА 12......................................................................184

ГЛАВА 13...................................................................... 195

ГЛАВА 14......................................................................205

ГЛАВА 15......................................................................221

ГЛАВА 16.......................................... ...........................252

ГЛАВА 17......................................................................275





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет