Книга 3 И. Медведева Ученичество Александра Медведева



жүктеу 4.18 Mb.
бет4/17
Дата02.04.2019
өлшемі4.18 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
ней, я вспоминал мультфильм "Ну, погоди!", чувствуя себя

волком, укравшим детский велосипед.

Мотобай тяжело осел под моим весом. Мои колени задра­лись чуть ли не до груди, но девушку это ничуть не беспокои­ло. Когда я обхватил ее за талию, она бодро крутанула ручку газа и, к моему ужасу, с мужественной целеустремленностью каммикадзе погнала мотобай против хода движения.

Я напряженно пытался сообразить, зачем она демонст­рирует мне эти каскадерские трюки, и понял, что единствен­ным способом разогнать перегруженную маломощную маши­ну было направить ее вниз, под уклон. Я с облегчением вздох­нул, радуясь, что не сижу рядом с потенциальной самоубий­цей. и тут Нетайя лихо развернулась, и мы влились в поток транспорта, на сей раз идущий в одном с нами направлении.

Мотобай затормозил у красочной витрины ресторана тайской кухни, и мы вошли внутрь. Меня поразила невероят­ная ловкость официантов, не расхаживающих степенно по залу. как это принято в европейских заведениях, а неизменно перемещающихся бегом по извилистой трассе с препятст­виями между тесно стоящими столиками. Подносы они дер­жали над головой на вытянутой руке, и, как бы ни уклонялось и ни двигалось тело официанта, подносы величественно плы­ли над залом в строго горизонтальном положении.

На сцене, к удовольствию публики, грациозные девушки в ярких, но мало что скрывающих одеждах, с длиннющими, сантиметров в пятнадцать накладными золотыми ногтями, демонстрировали национальные танцы.

Покинув ресторан, я вновь примостился на заднем сиде­нии. Мотобай осел чуть-чуть больше, но в этот раз случай нам благоприятствовал, и для того, чтобы разогнаться, Нетайе не пришлось нарушать правила дорожного движения.

Она остановилась около небольшого домика, и, открыв ключом дверь, провела меня в комнату,

- Я сняла эту комнату для тебя. для нас с тобой.- сказала Нетайя.

- Она очень красивая,- вежливо ответил я.

- Так же. как и ты.

Девушка внимательно посмотрела на меня. видимо, ожидая решительных действий, и медленно расстегнула блузку на груди.

- Я должна сказать тебе кое-что.

- Так говори.

- Ты должен знать, что я девственница,- торжественно произнесла она. - Я еще не принадлежала ни одному мужчи­не. Ты будешь первым.

- Послушай, а ты уверена в том, что ты делаешь? - спро­сил я. - Ты очень красива, и наверняка за тобой ухаживают многие тайские парни. Зачем тебе нужен незнакомец, кото­рый через несколько дней уедет и которого ты больше нико­гда не увидишь?

- У меня есть жених,- спокойно пожала плечами Нетайя. - Я говорила ему о том, что собираюсь сделать, и он ничего не имеет против. Он понимает меня.

- Что, интересно, он понимает? - поинтересовался я. удивленный тонкостями тайских взаимоотношений.

- То, что я хочу от тебя ребенка,- пояснила Нетайя. - Он никогда не сможет дать мне ребенка, такого, как я смогу ро­дить от тебя. Если ты не возражаешь, потом я познакомлю тебя с моей семьей и с женихом. Они очень милые люди.

После этих слов я просто был вынужден согласиться. Не­тайя действительно оказалась девственницей, но по ее чувст­венности, знаниям и умению любить мужчину, она, как, практически, и любая другая тайка, превосходила подав­ляющее большинство европейских женщин, давно забывших о том, что такое девственность и много лет проживших в бра­ке.

Зачатие ребенка она превратила в исключительно кра­сивый и завораживающий ритуал, в который входило и изящное убранство комнаты, и букеты цветов, и зажженные свечи, и аромат благовоний, и умащение тела благоухающи­ми маслами.

В ней не было никакой неловкости, неопытности или по­казной застенчивости, свойственной женщинам северных широт. Нетайя знала, чего она ждала и чего хотела, и это де­лало ее поведение совершенно естественным и раскрепощен­ным.

Впоследствии она действительно представила меня сво­ей семье и жениху. Жених оказался симпатичным молодым тайцем, и он очень вежливо и совершенно искренне поблаго­дарил меня за то, что я согласился, чтобы в жилах его ребенка текла моя кровь.

Удивительно, но это история во многом напомнила мне события, происшедшие во время моей службы в армии. Моя Часть располагалась недалеко от Одессы, и я в свободное вре­мя часто гулял по этому чудесному городу, естественно, не

упуская возможности познакомиться с симпатичными де­вушками.

Так начался мой мимолетный, но приятный роман с Лю­сей, который продолжался около месяца. Потом Люся, к мо­ему удивлению попросила меня встретиться с ее женихом. Я согласился. Жених выглядел на редкость солидным и торже­ственным. Они оба очень серьезно попросили у меня разре­шения оставить у себя ребенка, отцом которого был я. Я даже не знал, что Люся беременна, и, конечно, со столь же серьез­ным видом дал свое полное согласие на воспитание моего ре­бенка и благословил их союз.

Что меня удивило, так это выражение искреннего уваже­ния с их стороны, которое так редко склонны проявлять люди в подобных ситуациях. С другой стороны, я никогда не обма­нывал Люсю, давая ей лживые обещания и клянясь в любви на всю жизнь. Видимо, это был тот редкий случай, когда ре­альный взгляд на вещи, близкий к даосскому мироощуще­нию, помог этой симпатичной паре с достоинством выйти из ситуации, не растрачивая понапрасну эмоции и силы на вза­имные обвинения и упреки. С тех пор я больше ничего не слышал о них, но искренне надеюсь, что они счастливы друг с другом.

Третья, последняя встреча с Нойей взвинтила наши эмо­ции до такого состояния, что от избытка чувств мы почти не могли говорить. Да и о чем было разговаривать? Жизнь скла­дывалась так, что нам не суждено было быть вместе. Полтора оплаченных мною часа показались нам долей секунды...

Мне запомнился лишь наш последний, забавный диалог. Я встал под душ. по привычке включив горячую воду. Обер­нувшись. я увидел округлившиеся от изумления глаза Нойи.

- Ты дымишься! - сказала она, указывая на клубы пара. идущие от воды и моего тела. - Ты почти горишь. От тебя идет пар.

К тому времени я уже знал. что измученные постоянной жарой тайцы ищут прохладу так же, как северные народы ло­вят первые теплые лучи весеннего солнца. Ни одному тайцу не могло прийти в голову, что человек в здравом рассудке способен мыться горячей водой.

- Русские любят тепло,- улыбнулся я.

В виде исключения администрация заведения разреши­ла нам провести вместе в зале с выставленными в витринах девушками не положенные по регламенту пять минут, а це­лых полтора часа. Это был царский подарок.

Мы молча сидели рядом. Нойи ласкала мою руку. Взяв меня за кисть, она переминала ее пальцами, и я настолько остро чувствовал ее касания, эмоции, переполняющие ее ду­шу, что эта незамысловатая ласка казалась мне более пре­красной, чем самое изысканное сексуальное удовольствие. Мне почудилось, что я снова вернулся в прошлое, и теперь я опять прощался не только с Нойей, но и с Лин.

Я вспомнил слова, сказанные мне однажды Учителем:

- Твои отношения с Лин, женской ипостасью Дао, зака­лили тебя. Твоя разлука с ней была одним из самых важных уроков в твоей жизни. Ты понял, что даос никогда не стано­вится рабом любви, и в то же время он умеет ценить ее. как высшую форму общения человеческих существ, как несрав­ненный подарок жизни. В твоих отношениях с Лин переходы от острого наслаждения к такому же острому отчаянию, необ­ходимость постоянно сдерживать и контролировать свои чув­ства и спонтанные всплески сексуальной энергии сделали те­бя сильным и уравновешенным. Ты научился ценить настоя­щее и накапливать в своей памяти прекрасные моменты жизни, в то же время не желая останавливать эти мгновения навсегда, не стремясь к застывшей стабильности существо­вания. ТЫ научился ценить каждый миг. но не зависеть от этого мига, не делать на него свою последнюю ставку, и это умение - одно из высших достижений воинов жизни.

И теперь, чувствуя на своей руке нежные пальцы Нойи. я старался запомнить каждую черточку ее лица, ее тела. упру­гость ее кожи, округлость ее колен, загадочные ароматы вос­тока, мягким облаком окутывающие ее. Я знал, что этот миг никогда больше не повторится, но никому бы не удалось от­нять его у меня.

Отведенные нам полтора часа истекли. Женщина-менеджер подошла к нашему столику и напомнила, что для Нойи настало время занять свое место в витрине. Мы молча встали. Чувства, захлестнувшие нас, были так велики, что я боялся разрушить словами эту безмолвную, но неразрывную связь, соединившую нас.

Мы подошли к выходу. Я подумал, как удивительно скла­дывается судьбы. Я должен был выйти в эту дверь. Нойи же выходить за нее было запрещено. Я коснулся губами щеки девушки, и дверь захлопнулось. Волшебный миг исчез, раство­рившись в бархатной тайской ночи. Я завернул за угол, удер-

жавшись от искушения обернуться. Нойи ушла из моей жиз­ни навсегда, но жизнь продолжалась...

ГЛАВА 4

Вечерело. Небо над Неаполем Скифским потемнело, и на нем появились первые блестки звезд. Учитель считал, что мне нужно подшлифовать технику "вееров и гребней", и мы в мед­ленном спарринге отрабатывали приемы 'Крабы поедают до­бычу", "Дикие кошки', 'Собака кусает петуха, копье ищет цель" и "Обезьяна нагружает лодку плодами".



В этот день я совершал особенно много промахов, и не потому, что техника движений у меня действительно так уж хромала, а совсем по другой причине. Два дня назад мы с Лин стали любовниками, и. наконец, прекрасная кореянка стала не только моей наставницей, но и возлюбленной.

Я влюбился по самые уши. и даже выше. Мне и раньше случалось испытывать пылкие романтические чувства, но то. что сделала со мной Лин. было не под силу ни одной обычной европейской женщине. Я изо всех сил пытался сосредото­читься на тренировке, но изгнать Лин из моих мыслей в дан­ном случае могла бы только пуля. а прибегать к столь край­ним мерам я не хотел.

Мысль о женитьбе всегда была глубоко отвратительна моей свободолюбивой душе. Возможно, это было связано с тем, что семейная жизнь моих родителей напоминала непре­кращающуюся схватку отчаявшихся, но не покоренных садомазохистов, твердо решивших довести свой поединок до по­бедного конца. В их постоянном соперничестве, переносив­шимся и на меня. не было победителя и проигравшего. Они оба были глубоко несчастными людьми, не умеющими и. бо­лее того, не желающими выйти из травмирующей ситуации. Это совершенно непонятное нежелание избавиться от муче­ний в наиболее яркой форме проявилось в тот момент, когда отец отказался от предоставляемой лично ему сельхозинсти­тутом однокомнатной квартиры. Если учесть, что мы все жи­ли в одной комнате, разделенной затем стенами на три части. без горячей воды и отопления и с туалетом, прятавшимся в коридоре за матерчатой шторкой, такое решение отца можно

было объяснить только тем, что он не хотел доставлять мате­ри излишнее удовольствие.

Благодаря унаследованной от рода Медведевых сильной и устойчивой нервной системе, я научился воспринимать ро­дительские ссоры со стоическим спокойствием. Я старался не принимать ничью сторону и дипломатично отсиживался в уголке, пока в воздухе носились оскорбительные реплики и предметы кухонной утвари. Горький опыт моих собственных родителей, а также родственников моих друзей по школе убе­дительно доказывал, что счастливые браки встречаются так редко, что не стоит рисковать, добровольно всовывая голову в петлю.

Известно, что любовь начисто лишает человека разума, и теперь, позабыв о своих мудрых решениях, я мечтал о том, как мы с Лин поженимся, и у нас появится ребенок, которого мы с первых дней будем воспитывать в лучших традициях воинов жизни.

Защищаясь от атаки Учителя движением "отражающий гребень-меч", я попытался провести удушающий захват та­ким образом, чтобы привести его к форме "пасть белой соба­ки". но Ли. совершив обманное движение, перехватил мою руку с болевым воздействием на кисть, и через мгновение я уже лежал на земле, морщась от боли.

- Да. познание женской ипостаси Дао явно не пошло тебе на пользу,- укоризненно произнес Учитель.

Я не осмелился возражать, смущенной улыбкой призна­вая его правоту.

- Пойдем пройдемся.- предложил Ли. - Похоже, сегодня от тебя толку не добьешься.

Обрадованный, я поднялся на ноги, в тайне надеясь, что Учитель заговорит со мной о Лин. Мне до безумия хотелось узнать его мнение о том. стоит ли нам пожениться, но учиты­вая непредсказуемый характер Ли, мне бы и в голову не при­шло заговорить об этом самому.

- Ли. а как последователь Спокойных должен строить свои отношения с женщинами? - задал я нейтральный во­прос. надеясь потихоньку подвести Учителя к интересующей меня теме.

- Даос должен иметь много женщин! - заявил Ли, подми­гивая мне и многозначительно усмехаясь.

Я в данный момент придерживался иного мнения. Мне хотелось, чтобы Лин была единственной женщиной в моей жизни, конечно, при условии, что мы не расстанемся, как го­ворится. до конца наших дней.

- Почему? - брякнул я. охваченный нехорошим предчув­ствием крушения своих радужных надежд.

Учитель бросил на меня взгляд, предназначавшийся безнадежному идиоту.

- В твоем "почему" содержатся сразу два вопроса,- вновь усмехнулся он. - "Почему должен?" и "почему много?". Наде­юсь, ты выслушаешь меня внимательно, поскольку оба мы. и ты, заметь, гораздо больше, чем я. заинтересованы в том, чтобы во время выполнения упражнений твой ум был погру­жен именно в тренировку, а не витал в перистых облаках ро­мантических мечтаний.

Я покраснел.

Учитель укоризненно покачал головой.

- Ты не о том думаешь, дружок. Совсем не о том.- сказал он. - Цель обладания многими людьми противоположного по­ла заложена в самой природе мужчины. В этом его суть и предназначение. Как бы мы к этому ни относились, но имен­но такова уловка природы, заставляющая вид сохраняться.

Чем больше генетических вариантов пройдет через куз­ницу природы, чем больше всевозможных сочетаний появит­ся на земле, тем выше способность вида приспособиться к изменяющимся условиям жизни. Именно поэтому мужчина должен иметь, обладать, познавать, контактировать со мно­гими женщинами.

- Должен - это звучит как-то слишком обязывающе.- за­метил я. - Так и под статью попасть можно.

- Многие и попадают.- сказал Ли. - Но не беспокойся, к даосам это не относится. Даос - не обычный мужчина. Можно сказать, что даос - это человек, одержимый идеей гармонии и в то же время не являющийся рабом этой идеи. Поэтому он не имеет внутреннего права обладать человеком без его согла­сия. Говоря, что даос должен познать много женщин, я выра­жаюсь не совсем точно, потому что слово "должен" тут не под­ходит. Даос не совершает насилия над самим собой, как не совершает его и над другими.

Процесс взаимоотношений с женщинами - это часть его жизни, и этот процесс естественен, как сама жизнь. Любовь женщины дарует ему силы и до некоторой степени саму спо­собность жить, потому что правильное общение с женщиной обогащает энергию мужчины и продлевает его существова-

ние. Это - часть его пищи. его воздуха, его жизни. Это способ жить. Даос должен быть близок со многими женщинами и не только в течение своей продолжительной, а. иногда, и бес­смертной жизни, но и в каждый отдельный более или менее значительный период своего существования. Даос черпает силы из окружающего его мира любви.

Женщина дао - это тот же даос, но еще более гармонич­ный. еще более утонченный, еще более трепетный, еще более совершенный, а потому и более уязвимый, подверженный ударам окружающего его жестокого мира.

- Учитель,- заметил я. - Сейчас ты говоришь прямо как поэт. У тебя в глазах даже появилось что-то, похожее на ро­мантические воспоминания.

- Ты лучше на себя посмотри,- с ленивым миролюбием огрызнулся Ли. - Одна ночь с женщиной дао - и на что ты стал похож! А знаешь ли ты, сколько их было у меня?

- Сколько? - с живым интересом откликнулся я.

- А вот это как раз тебя не касается! - резко меняя тон на более жесткий, отрезал Учитель. - И прекрати болтать, иначе я скажу Лин, что ваши встречи оказывают на тебя дурное воздействие.

Я прикусил язык. Потерять кореянку, тем более по собст­венной глупости, мне хотелось меньше всего на свете.

- Спасибо, что позволил мне продолжить,- проворчал Ли. - Женщины, и в особенности женщины дао во многом более мудры, спонтанны и живучи, чем мужчины. Женский орга­низм. более важный для продолжения человеческого рода. чем мужской, природа наделила большей устойчивостью и сопротивляемостью к трудностям и непредсказуемым пере­менам. подстерегающим их на жизненном пути. Женщину охраняет сама природа, и инстинктивное желание охранить и уберечь ее заложено также в природе мужчины.

Последователь Спокойных не борется с природой. Он следует ей. конечно, уклоняясь с проторенной инстинктами колеи, но он никогда не идет против природы и не борется с ней, как поступают, например, аскеты, умерщвляющие плоть и объявляющие контакты с женщиной смертельным грехом.

Даос всегда хранит в своем сердце несколько по-настоящему близких ему женщин дао. женщин, представ­ляющих собой пять граней жизни, пять первоэлементов.

Так. существуют женщины земли, женщины воды, жен­щины огня. женщины воздуха и женщины дерева. Их соот­ветствие элементам не является жестким, можно говорить только о главной тенденции. Так, женщина земли в соответ­ствующих обстоятельствах, может проявлять свойства огня или воды. Только женщина дао. прошедшая всю необходимую подготовку, становится чистым воплощением женщины-дерева, и ее самовыражение в качестве других элементов все­гда проявляется намеренно и осознанно.

Научившись различать тип женщины, ты будешь знать. как нужно строить ваши взаимоотношения на основе гармо­нии и взаимопонимания. То, что прекрасно подходит для женщины огня, может вызвать отвращение у женщины воды. а методы, срабатывающие с женщиной земли, способны при­вести тебя к краху в отношениях с женщиной воздуха.

Только женщина дерева в силах понять и принять самые противоречивые формы взаимоотношений, потому что дере­во - это знак универсальной гармонии, возникшей из пропор­ционального сочетания остальных четырех первоэлементов -воды, огня, воздуха и земли.

Для обучения женщиной даос должен пройти через об­щение со всеми первоэлементами, выбирая для этого жен­щин. являющихся яркими представительницами каждого ти­па, не искаженных внутренними конфликтами и противоре­чиями.

Женщина земли - это женщина порождающая, щедрая. как сама земля. Она обладает всеми признаками женщины-матери и может быть в чем-то похожа на мать даоса. Она подходит ему своим телом, своей энергетической сущностью. своим темпераментом, своим внутренним поиском добра и истины.

Даос-дерево срастается с женщиной земли в одно целое. Даже если их связь в конце концов обрывается, она все равно остается в нити жизни даоса, укрепляя его счастливыми вос­поминаниями и помогая ему жить. усиливая его энергетику медитативной инициацией потоков оргазмических ощуще­ний, порожденных воспоминаниями о многократном облада­нии женщиной земли.

Вода орошает землю и питает дерево. Падая с неба, она сначала касается кроны дерева, стекая затем по стволу к кор­ням, капая с листьев и орошая землю, и уже потом, проник­нув в глубь земли, через множество мелких корешков она впитывается деревом, увлажняя его на этот раз изнутри. Эта связь воды, дерева и земли отражается и на отношениях дао-

са-дерева с женщинами воды и земли.

Общение с женщиной воды помогает даосу-дереву лучше впитывать соки земли, и в то же время женщина воды делает женщину земли, даже без ее понимания и согласия, и даже вне контакта с ней, гораздо более восприимчивой к корням дерева, к корням, пронзающим плоть женщины земли и вби­рающим из нее соки ци, но оставляющим ей взамен сами ос­новы дерева, его корни, его семя, его мысли, его душу. его плоть.

Женщина воды - это вторая великая инь. Текущая, из­менчивая. неуловимая, мощная стихия инь, она обладает всеми качествами, кроме одного - она не может быть базой, она не может быть постоянной спутницей даоса-дерева. Мужчина-дерево счастлив с ней, но в женщине земли он нуж­дается гораздо больше, хотя одной земли тоже недостаточно для его существования. Земля дает спокойствие, уверенность и устойчивость, но в ней отсутствует волнующее разнообра­зие воды, позволяющее вскрыть потаенные тайнички земли, даруя ей долгожданный всплеск эмоций, гормонов и энергии, и множество других вещей.

Истинная женщина воды не привязывается к мужчине-дереву, она лишь иногда проплывает мимо него в образе тучи, орошая его капельками дождя, а иногда пробегает мимо его корней в виде ручейка или речки.

Огонь - это символ солнца, и женщина огня при прямом контакте испепеляет, но если уметь правильно пользоваться ею. не становясь доступным её стремительному напору, дере­во пробуждает в себе новые силы, подобно тому, как листья обращают в энергию солнечный свет.

Общение с женщиной огня насыщает организм мужчи­ны великой энергией солнца. Мужской ян может испепелить ян другого мужчины, но ян женщины лишь подогревает ян мужчины, облегчая ему поглощение инь. Огонь женщины. дополняя его и объединяясь с ним. как бы помогает яну муж­чины противодействовать разрушительным чертам инь, при­сутствующим в мощных стихиях воды и земли.

Женщина воздуха трепетна и нежна, как эфир. Она словно растворена вокруг. Она не навязчива, и. вместе с тем. будучи незаметной для окружающих, она объединяет собой всех. кто контактирует с ней.

Женщина воздуха питает собою всё и вся. Будучи связан­ной с мужчиной-деревом, она позволяет ему преодолеть все трудности, возникающие при общении с остальными сти­хиями. но, будучи перевозбуждена, стихия воздуха может на­нести дереву вред. обломав его ветви, а то и вырвав с корнем из чрева матери-земли.

Каждая стихия, воды. воздуха, огня и земли, заключая в себе неоценимые блага, может нанести непоправимый вред дереву, но мудрость Спокойных помогает даосу приобретать. не теряя.

Идеал женщины - женщина-дерево - совершенная спут­ница жизни, это вторая половина яблока, возможная любовь на века. но чаще всего - это мудрый и добрый друг. Даже не будучи связаной с мужчиной-деревом сексуальной и эмоцио­нальной зависимостью, она всё равно остается его другом, единомышленником, соединением и воплощением всех сти­хий.

Лин - твоя женщина-дерево, но она же может стать для тебя любой стихией...

Доминирующие стихии проявляются у человека в зави­симости от обстоятельств, от настроения, от того. с кем он в данный момент общается. Женщина, демонстрирующая од­ному мужчине свойства земли, с другим может оказаться ис­пепеляющим огнем, а для третьего она станет долгожданной водой, пролившейся с неба после долгой засухи.

Женщина-дерево исключительно редка, по крайней мере устойчивый тип женщины дерева. В какой-то момент любая женщина, принадлежащая к одной из четырёх стихий, может приобрести свойства женщины-дерева. Но счастлив тот муж­чина, кто имел возможность наслаждаться женщиной-деревом долгие годы.

В данном случае я говорю не о схеме звезды - разруши­тельно-созидательной связи пяти первоэлементов, а о их взаимодействии в виде креста, в центре которого находится дерево, а расположенные по сторонам элементы, работают, так сказать, на центр. При таком расположении эта связь пи­тает мужчину-дерево, находящегося в центре. Подобные кре­сты могут взаимодействовать между собой, и женщина-дерево, также стоящая в центре своего креста может оказать­ся землей для одного мужчины, передавая ему нужные каче­ства, и в то же время может питать свое дерево от мужчины, являющегося для нее водой, но вместе с тем, образующего Центр своего собственного креста.

К таким, простым и достаточно понятным схемам, сво-

дили древние китайцы сложнейшие и запутаннейшие хитро­сплетения человеческих отношений и взаимодействий. Они представляли мир заполненным сеточками межличностных отношений, постоянно меняющих свой знак и полярность.

То. что было прочным сегодня, ослабевает или разруша­ется завтра, рождаются новые связи, притягиваются и оттал­киваются новые стихии, меняя затем свою природу...

- Знаешь, мне почему-то на мгновение показалось, что я нахожусь на уроке физики,- сказал я. - Эти взаимодействую­щие кресты с меняющимися полярностями. то соединяющие­ся. то разделяющиеся чем-то смутно напоминают молекулы и атомы, свободные электроны, и прочие элементы ядерной физики.

- Ты совершенно прав,- сказал Ли. - Если углубиться в эту тему, то можно найти множество удивительных аналогий и совпадений, и это еще раз доказывает мудрость древних ки­тайцев. нашедших универсальное, хотя и слишком упрощен­ное объяснение всем явлениям, происходящим в природе. Но ядерная физика не интересует даоса. Он живет в реальном мире, а не в мире абстрактных идей и понятий, и для него го­раздо более важно и поучительно то. что происходит каждый день, каждое мгновение в его собственном мире, в мире чело­веческих взаимоотношений, в мире отношений мужчины и женщины.

Современный человек чувствует себя листком, оторвав­шимся от универсального древа желаний. Он не понимает се­бя. не понимает, чего конкретно он хочет, и даже думая, что понимает это. не находит способа эти желания удовлетво­рить. Больше всего такая неудовлетворенность наблюдается в отношениях мужчины и женщины. Обычно мужчина не име­ет ясного представления, что же такое женщина, какая она бывает и какой ее можно сделать, как ее выбирать и как с ней взаимодействовать, и поэтому взаимоотношения мужчин и женщин обычно заключают в себе гораздо больше деструк­тивного начала, чем созидательного.

Обучаясь общению с женщиной, даос так организует свой мир, что созидательная часть общения с партнером все­гда превалирует над деструктивной, и даосский подход к ис­кусству любви и человеческим взаимоотношениям дает пло­ды гораздо более спелые, сладкие и сочные, чем запутанные и травмирующие связи подавляющего большинства людей.

К сожалению, простое и естественное оказывается для современного человека сложным и почти недостижимым, хо­тя обычно самые сокровенные ответы и главные истины ле­жат на поверхности, но. устремляя взоры к космическим да­лям, человечество не обращает внимание на то. что находит­ся у него прямо перед носом.

Люди, познавшие истину, становятся даосами, даже если



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет