Книга 3 И. Медведева Ученичество Александра Медведева



жүктеу 4.18 Mb.
бет7/17
Дата02.04.2019
өлшемі4.18 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17
ты вместе, а на третьей, массивной, деревянной и источенной жучками, к моему удивлению, возвышалась высокая груда старых пуховых перин, казалось, ожидавших свою принцессу на горошине.

- Зачем здесь это странное сооружение? - поинтересо­вался я.

- Это табу! - таинственным и предостерегающим жестом подняла вверх указательный палец Оля.

- Табу? - переспросил я.

- Эта кровать принадлежит бабушке хозяйки квартиры,-объяснила девушка. - К ней запрещено прикасаться.

- И что же, вы к ней никогда не прикасаетесь?

- Сейчас увидишь! - рассмеялась Оля.

Подпрыгивая, как вредная девчонка, задумавшая устро­ить очередную пакость своим нудным и надоедливым пред­кам, она подскочила к бабушкиному достоянию и принялась сдергивать с него перины, устилая ими пол. Я насчитал шесть перин.

- Эти кровати слишком уж скрипят,- пояснила Катя, дос­тавая из шкафа простыни и накрывая ими перины.

Когда пол превратился в уютное пуховое ложе, девушки со смехом и шутками принялись неторопливо и дразняще раздевать друг друга.

Пока мы шли к ним домой, подруги уже успели прозрач­но намекнуть мне, что, разочаровавшись в грубых и эгои­стичных мужчинах, они решили все свои проблемы в рамках нежной, уютной и понимающей женской любви. Поскольку я отнесся к такому подходу с полным одобрением, юные лесби­янки решили не сдерживать в моем присутствии своих поры­вов.

Наконец, последняя деталь одежды была небрежно кину­та на бабушкину кровать, и Оля с Катей опустились на пери­ны. целуя и лаская друг друга. В их ласках не было ничего развращенного или пошлого. Они казались двумя очарова­тельными игривыми зверьками, выбрасывающими излишек жизненных сил в веселой и в то же время чувственной и неж­ной взаимной забаве.

Возможно, от природы, а может быть в силу даосской традиции, я всегда воспринимал гомосексуализм с глубоким внутренним отвращением. Контакт двух мужчин, согласно воззрениям Спокойных был взаимодействием двух ян. двух огней. Как бумага, подожженная с двух сторон, сгорает дотла, обращаясь в пепел, так и здоровая энергетика мужчин при гомосексуальном контакте разрушается, уничтожаемая двойным огнем ян.

Два инь при лесбийских ласках, наоборот, сливались, подобно двум стаканам воды, укрепляя и усиливая друг друга.

Зрелище моих давних любовниц, обласкивающих друг друга, возбудило меня. Продолжая созерцать их взаимные ласки, я начал выполнять упражнение из "спящей собаки". Уводя энергию вверх от напрягшегося члена и, повращав ее по кругу срединных каналов, я распределял ее по всему телу, так, чтобы она пробудила к жизни каждую его клеточку, каж­дый нерв, каждый мускул.

Я старался оставаться неподвижным, чтобы не спугнуть двух подружек, но оргазмические ощущения уже вызвали спонтанные серии аутодвижений, заставляющих трепетать мускулы туловища, рук и лица.

Потоки моей изливающейся наружу сексуальной энер­гии заставили Катю и Олю отодвинуться друг от друга. Они смотрели в мою сторону, словно впитывая своими телами то ощущение, которое передавалось им от меня. Потом, медлен­но и не сговариваясь, они двинулись ко мне. По их напряжен­ным лицам и изменившемуся дыханию я почувствовал, как. даже еще без телесного контакта, мой мужской ян вступил во взаимодействие с двумя женскими инь.

Девушки медленно и аккуратно снимали с меня одежду, потом их губы, руки и тела бесконечно долго ласкали мою плоть, до тех пор. пока я. вспоминая уроки Лин, не заставил их обеих забиться в глубоком множественном оргазме...

Я стал регулярно посещать квартиру с бабушкиной кро­ватью. Катя и Оля оказались великолепными ученицами, и даосские техники любви, которые я показывал, вызывали у них все больший восторг и энтузиазм.

Во время третьей встречи я намекнул, что было бы не­плохо расширить круг нашего общения, поскольку многие сексуальные техники, которые мы еще не успели испробо­вать, рассчитаны на большее число партнерш, вплоть до шести, как раз по числу перин, умещающихся на полу.

Девушки отнеслись к этому с пониманием, и во время нашей следующей встречи я обнаружил в квартире двух но­вых красоток - Лену и Наташу, подружек и единомышленниц Кати и Оли.

- Не стоит сразу пугать их твоими техниками. - прошеп­тала мне на ухо Катя. отозвав меня для разговора на кухню. -Пусть сначала освоятся, а потом уж постепенно мы покажем им что и как.

Несмотря на катины опасения, приобщение к таинствам

даосской любви у новых членов будущей "Божественной се­мерки" прошло без всяких осложнений и к полному их удо­вольствию.

Чтобы не привлекать к нашим забавам излишнего вни­мания страдающих тяжелой формой хронического любопыт­ства соседей, нам приходилось придерживаться строгой кон­спирации. достойной кружка подпольщиков-революционе­ров, работающих в тылу врага.

В квартиру мы заходили поодиночке, в разное время. По­скольку наши совместные свидания проходили обычно по ут­рам и занимали около двух часов, некоторые девушки прихо­дили в любовное гнездышко заранее и оставались там ноче­вать.

Вскоре дала о себе знать и хозяйка квартиры. Валя. Она получила на работе месячный отпуск и заскочила поболтать к Оле, своей давней подружке. Разговор оказался плодотвор­ным, и во время следующей встречи Оля с гордостью пред­ставила мне нового члена нашей группы. Валя легко и быстро влилась в коллектив и внесла свою лепту, отыскав послед­нюю, недостающую, шестую партнершу. Ею оказалась Света, ее соседка.

Так "Божественное семь" было сформировано, и я, следуя указаниям Лин, начал в ускоренном темпе настраивать энер­гетику женщин и подготавливать их к сложным групповым упражнениям.

Для этого мне пришлось, на время ограничив общение с женщинами пирамиды, встречаться с шестью моими парт­нершами два-три раза в неделю. Теперь при свиданиях с "камнями" я уже не мог позволить себе эякуляцию. В одно­временном контакте с девушками "Божественного семь" из­бежать ее было просто невозможно. Обычно я забегал к жен­щинам пирамиды после тренировки, ужинал, принимал ван­ну. приласкивал очередную подругу, восстанавливая устав­шие мускулы за счет взаимодействия наших энергий, и засы­пал. готовясь к новому трудному и насыщенному дню.

Когда "Божественное семь" окончательно оформилось, мы перешли к встречам один раз в неделю. Я по очереди удовлетворял всех женщин, часто используя пальцевые тех­ники. и затем кончал вместе с одной из них, каждую неделю меняя партнершу. Конечно, большую часть работы выполня­ли сами девушки, а я был. скорее, приправой в этом изыскан­ном блюде любви. Один раз в месяц вся группа действовала в унисон, так. как это было положено согласно даосским кано­нам.

Лин оказалась права и в том, что одновременный кон­такт с шестью возлюбленными создавал ощущения и потоки совершенно отличные от тех, которые возникали при обще­нии с одной партнершей, даже столь опытной и искушенной, как она сама.

Я воспринимал совершенно разные типы энергетиче­ских потоков от женщин разных стихий, от взаимодействую­щих стихий, от стихий дополняющих мою собственную энер­гию и заставляющих закипать "Божественный котел" дань-тяня, сплавляя в нем воедино все первоэлементы, все стихии, необходимые для формирования духа даоса, для формирова­ния его огненного тела. К сожалению, техники, используемые для этого, слишком сложны, чтобы уделять им внимание в этой книге, и, возможно они будут упомянуты в продолжении книги "Сексуальные энергии спящей собаки".

В заключение мне хотелось бы напомнить, что все выше­сказанное не следует воспринимать, как оду групповому сек­су, лесбиянству или неразборчивым половым связям, и тем более не стоит, как, к сожалению, пытаются делать некото­рые ученики, слепо подражать моим действиям.

Обучаясь у Ли. я вступил в рамки другой традиции. Дру­гой культуры, основанной на совершенно отличных от при­вычных нам мировоззрения и морали. Прежде, чем перейти к упражнениям "спящей собаки'. я прошел долгий путь по под­готовке ума, тела. психики и энергетики, и это определило положительные результаты моего опыта.

Даосский способ общения с женщиной принадлежит именно даосизму, и выдергивать какие-то элементы даосской культуры с тем. чтобы привнести их в сформировавшийся ор­ганизм европейских традиций и воспитания было бы так же нелепо, как пересаживать в тело человека чужой орган, заве­домо зная о несовместимости его тканей с тканями организ­ма.

Как организм отторгнет чужеродную плоть, так и одна культура отторгнет насильственно привнесенную и несо­вместимую с нею часть другой. Это может привести не только к трениям с окружающим обществом, но и к серьезным внут­ренним конфликтам, нарушающим нормальную работу пси­хики человека. Только предварительно перестроив свою психику в соответствии с мировоззрением даосизма, можно без

опасения погружаться в его сложные, но удивительно инте­ресные техники. Не забывайте об этом. Лучше быть уравно­вешенным и гармоничным европейцем, чем нелепой пароди­ей на даоса. Берегите себя.

ГЛАВА 7

Мне запомнился жаркий летний день. когда мы с Учите­лем, закончив тренировку и слегка утомившись от серьезных рассуждении о высоких материях, лениво прогуливались по "Пушкарю" - центральной улице Симферополя, предаваясь блаженному ничегонеделанию.



Под ласкающими лучами летнего солнца женщины рас­пускались. как цветы, облачаясь в немыслимо яркие и со­блазнительные наряды. Их стройные загорелые ножки под почти ничего не прикрывающими юбочками и шортами при­тягивали взгляд помимо моей воли. и я, с удовольствием сле­дуя учению "Вкуса плода с дерева жизни", наслаждался со­зерцанием этих смуглых достопримечательностей.

Мой довольный вид не ускользнул от ехидного взгляда Учителя, и он зацокал языком с видом дегустатора, оцени­вающего редкий сорт вина.

- Мне нравится эта улица, - одобрительно сказал он. -Здесь действительно есть на что посмотреть.

- Где же твоя невозмутимость воина жизни? - подколол его я. - Пристало ли последователю "Спокойных" терять цело­стность картины мира, отвлекаясь на созерцание женских прелестей?

Ли усмехнулся.

- Я бы потерял целостность картины мира, если бы отка­зался от их созерцания. - с важным видом заявил он. - Запом­ни, мой маленький брат, то. что я тебе скажу. Я открою тебе еще один маленький, но очень важный секрет Ищущих ИстинУ.

Учитель сделал паузу и многозначительно поднял палец вверх. Хотя я понимал, что он шутит, но. как обычно, слово "секрет" отозвалось во мне напряженным ожиданием нового великого откровения. Кроме того. как я неоднократно убеж­дался, с Ли ни в чем нельзя было быть уверенным. Он с не­предсказуемой легкостью перемещался от откровенного шу­товства к крайней степени серьезности, и эта черта характе-

pa. никогда не позволявшая мне расслабиться или скучать, очаровала меня в нем с нашей первой встречи.

Лицо Учителя изменилось, став суровым и сосредото­ченным. Он жестко посмотрел мне в глаза и сказал:

- Вот, что ты должен запомнить и понять. Поскольку он снова замолчал, я сосредоточенно кивнул головой, всем своим видом показывая, что я - весь внимание.

- Даосы любят женщин. - снова меняя тон на легкомыс­ленно-шутливый, продолжил Ли. - Даосы любят женщин больших и маленьких, толстых и тонких, красивых и не очень, добрых и злючек, умниц и с придурью. Они любят их в роскошных опочивальнях и в убогих гостиничных номерах, в лесах и на сеновалах, на кукурузных полях и под прохладны­ми церковными сводами. Даосы любят женщин всегда и вез­де. Единственное их отличие от обычных мужчин состоит в том. что они действительно умеют это делать, и любят в соот­ветствии с искусством любви, а совокупляются с женщиной, имея представление о правильной технике секса. Ты меня по­нял?

- Всегда готов следовать заветам Шоу-Дао, - я вытянулся по стойке "смирно" и поднял руку в шутливом пионерском са­люте.

- Аминь, - подытожил Ли.

Моя клятва не была пустыми словами, и, следуя тради­ции воинов жизни, я тоже любил самых разных женщин в са­мых разных местах.

Поддаваясь искушению снова воспроизвести в памяти приятные мгновения, проведенные с ними. на сей раз я сде­лаю это не только в медитации воспоминания, но и на стра­ницах этой книги.

Я расскажу о некоторых женщинах, которых любил вне даосской традиции, не обучая их техникам "спящей собаки" и не занимаясь с ними специальными упражнениями.

В последние годы эти воспоминания приобрели, как мно­голетней выдержки дорогой коньяк, еще и дополнительный привкус - чудесный привкус ностальгии по эпохе шестидесятых-семидесятых годов, ушедшей навсегда и безвозвратно. живой пока лишь в памяти моих ровесников и людей старше­го поколения. Жаль, что когда-нибудь она умрет вместе с по­следним ее свидетелем, уступив место бесконечным реклам­ным роликам "лучшей в мире продукции" и деловитой прак­тичности новых поколений, отчаянно отвоевывающих себе место под солнцем и право неограниченного приобретения благ, ослепляющих их с экранов телевизоров и журналов.

Смену эпох я, согласно мировоззрению Шоу-Дао, вос­принял так же, как и смену женщин. Принадлежать одной эпохе, одному и тому же обществу - все равно, что жить с од­ной женщиной. В ней есть что-то плохое и что-то хорошее, со временем ты приспосабливаешься и привыкаешь, но ты мо­жешь смотреть на ситуацию лишь изнутри, зная, что бывает по-другому, но в действительности не представляя, как это -по-другому. Лишь меняя женщин, общества, ситуации, мож­но увидеть их снаружи, а не изнутри, и лишь тогда их оценка станет чуть более здравой.

Итак, вернемся на двадцать с лишним лет назад, к мо­менту. когда я поехал в Феодосию, чтобы принять участие в литературном конкурсе при музее Грина. На эту' встречу съезжались люди со всей страны, желая еще раз прикоснуть­ся к свету свободы, поиска и стремления вперед, к чему-то неизвестному, но прекрасному, к надежде и вере в себя и в судьбу, веющим от произведений этого писателя.

Литературные чтения состоялись вечером, и я тоже про­читал свой рассказ и критическую статью, посвященную по­вести Грина "Фанданго". Потом фанданго зазвучало в испол­нении знаменитого гитариста, очаровав слушателей своим стремительным и страстным ритмом, и. под аккомпанемент гитары, я выполнил некоторые элементы боя с тенью, казав­шиеся причудливым экзотическим танцем. За свою критиче­скую статью я получил вторую, а за рассказ - первую литера­турную премии.

Среди работников музея, как черная орхидея среди поле­вых цветов, притягивала взгляд экзотическая молодая жен­щина с густыми черными волосами и сильным прекрасно развитым телом. Я поймал ее взгляд, брошенный на меня, и в Нем мне почудился дразнящий вызов и откровенный непри­крытый интерес.

Потом был ужин. Сдвинутые столы под увитым виногра­дом навесом в доме директора музея были накрыты хрустя­щими накрахмаленными скатертями. С любовью приготов­ленные закуски и традиционные салаты перемежались с хо­лодными запотевшими бутылками крымских вин.

Над головой сияли яркие южные звезды, ласковый теп­лый ветер приносил свежесть и запах моря...

Собравшиеся, не в пример обычным советским застоль-

ям, удивительно мало пили. хотя в вине не было недостатка. Звучали стихи, говорили о музыке, о литературе. Меня охва­тила удивительно приятная легкая эйфория. Все люди за сто­лом казались мне близкими, почти друзьями, разделяющими мои мысли, мои мечты, мои надежды. Нас объединяла любовь к книгам Грина, эта южная ночь, этот стол. где все были рав­ны. нужны и интересны друг другу...

Музейная красавица оказалась рядом со мной. Я понял, что обречен. Еще до того, как мы заняли свои места за сто­лом. она, словно случайно, несколько раз появлялась около меня и с древним, как само человечество, женским искусст­вом и вызывающим, но не навязчивым кокетством демонст­рировала свое стройное тело. силу которого, она. похоже, ис­пытала уже на многих мужчинах.

Мы представились друг другу с таким чувством, словно были знакомы много лет. Потом мы гуляли по берегу моря, уходя далеко-далеко, на дикий пляж. Лунная дорожка россы­пью драгоценных камней сверкала на покрытой мелкой ря­бью водной глади, тело Кристины прижималось к моему, за­жигая во мне светлый огонь новой любви...

Кристина прекрасно осознавала, как действует на меня ее присутствие.

- Я поняла, что ты должен быть моим, как только увидела тебя! - сказала она. взглянув мне в глаза.

В ее взгляде читалась непоколебимая уверенность, что так оно и будет.

- Звучит так. как будто ты выбирала себе жертву.- пошу­тил я.

- Может быть и так. А тебе не все равно? - прикоснулась пальцами к моим губам Кристина.

Мне было все равно.

Так начался наш роман.

На следующий день. проспав всего пару часов, мы вместе со всеми отправились возлагать цветы на могилу Грина. К моему удивлению, люди завязывали на ветвях растущего ря­дом с могилой дерева пионерские галстуки и яркие лоскуты материи. Эта традиция была мне тогда неизвестна.

Ее суть разъяснила невысокая худенькая девушка, кото­рая на первый взгляд выглядела примерной пионеркой, хотя на самом деле уже давно вышла из пионерского возраста.

Я узнал, что эта маленькая бродяжка почти без денег. лишь с запасом пионерских галстуков путешествовала на по­путках по всей стране, побывав чуть ли не во всех памятных местах Советского Союза. Она знала расписание всех празд­неств и торжеств, подобных литературному конкурсу при му­зее Грина и. следуя этому расписанию, добиралась к месту ближайшего праздника со своими неизменными пионерски­ми галстуками. Ее мягкое обаяние, почти детская беззащит­ность и прирожденный талант человеческого общения легко находили отклик в людских сердцах, и. где бы она ни появля­лась, она без труда находила пищу. кров и ласку.

После церемонии Кристина пригласила меня к себе до­мой. Я до сих пор с грустью вспоминаю неповторимый уют ее квартиры, огромное количество книг на вздымающихся до потолка застекленных полках, бархатные покрывала на крес­лах и диванах, прохладный полумрак тяжелых штор.

Это был уютный мирок красивой и умной женщины. привносящей в твою жизнь столько мелких привычек и дета­лей, создающих незабываемый и чудесный узор общения. Даже если бы между нами не было физического контакта, да­же если бы я не обладал этим великолепным атласным телом изощренно-ласковой красавицы, только наши разговоры. минуты, проведенные вместе за книгой, прогулки по древней Феодосии подарили бы мне множество прекрасных воспоми­наний, ставших тканью моей жизни.

Я стал часто приезжать в Феодосию, чтобы навестить Кристину. Ее мать работала экскурсоводом на туристических автобусных маршрутах, и пользуясь ее любезностью, я легко И быстро добирался к любимой. Наша привязанность и внут­ренняя близость все возрастали, но. примерно через год. на­ши отношения начали давать трещину. Я чувствовал нарас­тающий у нее в душе внутренний протест. Кристине нужна была полная ясность относительно нашего будущего. Она очень хотела выйти за меня замуж, но. по ряду обстоятельств. я не мог позволить себе такую роскошь.

Однажды, приехав к ней в гости, я застал в ее квартире Другого мужчину. Она представила мне его, сказав, что он, -Руководитель крупного предприятия, и, кроме того, пишет Неплохие стихи.

Несколько минут спустя она безжалостно выставила сво­его нового друга на улицу, объяснив, что эту ночь она хочет Провести вместе со мной.

Прервав наши бурные ласки на самом интересном месте. Кристина неожиданно перешла к гораздо менее приятному

выяснению отношений. Даже в этот момент она полностью владела собой, и я в который раз приятно удивился ее пре­красному воспитанию. Она говорила спокойно и размеренно, без визгливо выкрикиваемых претензий, к сожалению, слиш­ком часто свойственных недовольным или обиженным жен­щинам.

Кристина говорила о семье, о детях, о своем желании по­строить домашний очаг. о том. как она представляет свою бу­дущую счастливую жизнь. Если бы мы поженились, то не ну­ждались бы в деньгах. По тем временам она была прекрасно обеспечена. Помимо работы в музее, она дома шила шапки из меха песца, лисицы и нутрии и зарабатывала более, чем дос­таточно.

Так же спокойно я объяснил ей свою ситуацию, препят­ствия. не позволяющие мне связать с ней навек свою судьбу, несмотря на то, что она действительно мне очень нравилась.

- Завтра в полдень я назначила встречу в кафе несколь­ким претендентам на мою руку и сердце, - холодно сказала Кристина. - Среди них есть люди. занимающие очень высокие должности. Я хочу. чтобы ты тоже пришел.

- Если таково твое желание, я приду.- согласился я.

Я появился в кафе в своих вечно залатанных штанах и легкой польской курточке, присланной мне из Москвы сест­рой. На фоне безупречно одетых ожидавших нас джентльме­нов я выглядел несколько неуместно, но Кристину это не бес­покоило.

Сделав театральный жест. она представила меня своим гостям и сказала, что предоставляет мне возможность вы­брать для нее спутника жизни.

Меня поразило, что претенденты отнеслись к этому со­вершенно спокойно. На их месте я бы не захотел, чтобы меня, как товар на прилавке, выбирал какой-то посторонний чело­век. Согласно даосским взглядам, если женщина не отдает тебе предпочтение по своей воле, то и нет смысла вступать в навязанный со стороны союз.

Поддерживая затеянную Кристиной игру, в которой слишком явно просматривались поза и месть красивой жен­щины, желающей лишний раз продемонстрировать мне, ка­кое сокровище я по собственной глупости потерял, я вполне серьезно обсудил с каждым претендентом его намерения, возможности, степень его любви и финансовое положение. В заключение я отдал пальму первенства руководителю круп­ного нефтегазового объединения, живущему в одном из горо­дов Сибири.

Кристина действительно вышла за него замуж и уехала на север. С тех пор я ничего не слышал о ней.

Еще одной сверхкороткой, но бурной связью я был обя­зан сестре. Пожалуй, в первый раз в жизни я оказался изна­силованным женщиной, более того. самой настоящей мулат­кой. певицей и танцовщицей одного латиноамериканского ансамбля. Наверное, насилие было не совсем точным словом, ведь, учитывая подготовку, полученную мною у Ли, я пожа­луй. смог бы отбиться, если бы очень этого захотел.

Скорее это было не физическое насилие, а насилие над чем-то внутри меня. может быть, над мужским стереотипом лидерства в отношениях с женщиной, и я помню, как. не­смотря на непреодолимое физическое влечение, которое я ис­пытывал к этой женщине, все мое существо протестовало против того, что происходит. Внутренний голос буквально вопил, что такого просто не может быть и не должно быть, что подобный контакт противоестественен, в мозгу мелькали тревожные мысли о венерических заболеваниях, установки на стереотип сексуального поведения женщины ломались под напором наэлектризованной и неудержимой черной плоти... Но лучше я расскажу все по порядку.

Я на один день отпросился у Учителя с тренировок на Партизанском водохранилище, чтобы увидеться с сестрой, приехавшей в Ялту в качестве сопровождающей иностранно­го ансамбля. Я встретился с сестрой на автовокзале, и на ма­шине, выделенной для ансамбля, мы быстро доехали до гос­тиницы. в которой они остановились, небольшой, уютной и немного патриархальной. Поскольку иностранцев в Совет­ском Союзе обычно принимали с подобающим размахом, в Холле был накрыт огромный праздничный стол, ломившийся от всевозможных деликатесов.

Лена представила меня всем своим знакомым, и мы на­чали подниматься вверх по лестнице. Женщина, спускав­шаяся навстречу по белым мраморным ступеням, показалась мне видением из другого мира. Мулатка, столь щедро одаренная природой, что ее тело казалось творением рук гениального, но явно сексуально озабоченного скульптора, улыбнулась мне, продемонстрировав ослепительно белые зубы, идеальную линию которых слегка искажали чуть увеличенные клыки, но этот небольшой дефект ничуть не портил ее, наоборот.

придавая ее бьющей через край истинно латиноамерикан­ской сексуальности некую вампирическую изюминку.

Мулатка столь поразила меня, что я не удержался, и. по­ка Лена что-то говорила, представляя ей меня. провел тыль­ной стороной ладони по внутренней части ее предплечья, словно пробуя на ощупь ее темную бархатистую кожу. Кожа была божественной - гладкая, теплая, упругая, эластичная. Танцовщица не подала вида, что заметила этот мой жест. но я ощутил, как что-то в ней откликнулось на мои чувства.

Абсолютно ровным и даже довольно холодным тоном му­латка спросила у Лены, в каком номере мы остановились. Се­стра, не заметившая моих манипуляций, назвала номер ком­наты.

Я. даже не думая о том, что между нами что-то может произойти, с нескрываемым сожалением простился с этим чудесным тропическим цветком. Мулатка грациозно спусти­лась вниз. присоединившись к компании, сидящей за столом, а мы с сестрой поднялись в ее номер.

- Ты можешь принять душ и отдохнуть,- сказала Лена, - а я должна присоединиться к ансамблю.

Я помылся и. раздетый, улегся в постель.

Вдруг дверь номера распахнулась настежь, и на пороге возникла улыбающаяся мулатка в коротком шелковом хала­тике. столь же ярком и эротичном, как и его хозяйка.

Окинув меня с ног до головы оценивающим взглядом, на ломаном русском языке она сказала:

- Ничего не надо говорить.

Стремительно подойдя к кровати, она сорвала с меня одеяло, и я, ошеломленный столь стремительным разверты­ванием событий, с удовлетворением отметил, что мой орга­низм оказался на высоте. Меня поразило, что несмотря на то. что я уже достаточное время практиковал даосские техники, мне никак не удавалось взять под контроль свои эмоции и ра­зобраться в хаосе захлестнувших меня противоречивых чувств, когда танцовщица набросилась на меня, как голодная львица на раненую антилопу. Глубокие вибрирующие стоны и всхлипы, которые она издавала, еще больше усиливали воз­никшую у меня аналогию с животным миром. Мулатка заста­ла меня врасплох.

Все еще пытаясь разобраться в себе, я. тем не менее, чисто автоматически отвечал ей взаимностью с не меньшим, если даже не с большим пылом. Бурные страсти завершились невероятной силы оргазмом, пришедшим к нам одновремен­но.

Мы свалились с кровати, даже не заметив этого, с рыча­нием диких животных отдаваясь сжигающему нас изнутри первобытному чувству. Танцовщица с силой гигантского спрута обвила меня руками и ногами, и ее резкие импульсив­ные движения исторгли из меня все естество моей мужской силы. Горячее семя уже излилось внутрь ее тела. но ее кон­вульсии все еще продолжались, и несмотря на нестерпимо-сладостное чувство, я уже не мог выносить напряжения, по­нимая, что еще чуть-чуть - и я рискую потерять сознание. Я отстранился и раскинулся на полу, закрыв глаза и чувствуя, как расслабляется мое тело. наполняясь сладостной истомой и изнеможением.

Ощутив над собой ее лицо. я приоткрыл глаза.

- Спасибо,- с акцентом произнесла мулатка.

Дверь распахнулась и снова захлопнулась, оставив мне



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет