Книга 3 И. Медведева Ученичество Александра Медведева



жүктеу 4.18 Mb.
бет9/17
Дата02.04.2019
өлшемі4.18 Mb.
түріКнига
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17
них чередовались слои жесткости и гибкости, даруя лезвию оба эти качества.

Подумай, если для того, чтобы создать хороший клинок, потребовались столетия экспериментов, и если лишь едини­цы из живущих на земле людей владеют этим секретом, то как же трудно создать совершенную модель мира человека, ведь компонентов, составляющих ее, несоизмеримо больше. чем у хорошей стали.

Чтобы проникнуть в тайну создания совершенной моде­ли, достаточно жесткой, чтобы противостоять разрушитель­ным влияниям окружающего мира. и в то же время достаточ­но гибкой, чтобы без ущерба для себя адаптироваться к изме-

нениям в этом мире. Спокойным потребовались тысячелетия. и далеко не все члены клана овладели этим искусством.

Лишь человек, чья модель мира совершенна, и знающий, каким образом ее сделали совершенной, способен формиро­вать правильные модели мира у других людей. Этот процесс долог и сложен, и лучше всего начинать его с детства. Именно поэтому дети клана вскоре после рождения покидали своих родителей, и, вырастая, переходили из "руки" в "руку". Перио­ды нахождения в каждой из "рук" можно сравнить с много­кратными закалками и с чередующимися слоями лезвия ме­ча. отличающимися своими качествами. В одних "руках" ре­бенок учился жесткости и силе. следуя по пути воина, в дру­гих он открывал для себя бездонные глубины человеческой любви, нежности и ласки, в третьих он обретал мудрость и спокойствие, в четвертых шлифовал свои деловые качества...

Люди с ущербными моделями мира вводят в мир ущерб­ных детей. Именно поэтому я не рекомендовал тебе иметь де­тей с женщиной, сформировавшейся вне клана, а если такие дети у тебя и будут, то не вмешиваться в их жизнь и не стре­миться воспитывать их.

Модель мира. навязываемая им матерью неминуемо начнет вступать в конфликт с теми компонентами, которые станешь привносить в нее ты, и с этим ничего нельзя будет поделать. Обладая пониманием того, что происходит, ты начнешь испытывать печаль, глядя на то, каким становится твой ребенок. На самом деле этот ребенок никогда не станет твоим, потому что для Спокойных родство - это не кровь, те­кущая в жилах, это не твой сперматозоид, соединившийся с чьей-то яйцеклеткой, а общность мировоззрения, близость умов и родство душ.

Модель мира Игоря Вана обладала редкостной жестко­стью, явившись отражением столь же жесткой и целеустрем­ленной личности его отца. Но, к сожалению, ситуация, в ко­торой оказался сын. оказалась гораздо менее благоприятной для подобной структуры личности.

Качества, необходимые разведчику, начавшему карьеру в суровые и опасные времена Вождя Всех Времен и Народов. и оказавшиеся поистине неоценимыми сначала во время ра­боты на чужой территории, а затем в отнюдь не простой борьбе за место под солнцем в аппарате Комитета были именно теми, которых требовал подобный образ жизни. Мо­дель мира отца Игоря полностью соответствовала окруже­нию, в котором он жил. и которое не менялось настолько, что­бы потребовалась радикальная адаптация к его изменениям.

В случае с сыном все сложилось иначе. Аморфная вяз­кость застойного периода не давала Игорю возможности в полной мере применить свои таланты в той области, которая его действительно интересовала - в исследовании возможно­стей человеческой психики, в развитии психотехник, которые для чуткого носа советской системы чересчур попахивали враждебной идеологией и столь чуждыми духу социализма эзотерическими учениями.

Тем не менее. Игорь защитил диссертацию, и даже ухит­рился опубликовать книгу о психотехнических упражнениях, рекомендуемых для подготовки спортсменов.

Игорь уже понимал, что его далеко идущим планам и мечтам о создании Института психотехники, который он сам бы и возглавил, не суждено было сбыться. Цель, так долго си­явшая перед ним. исчезла.

Что ему оставалось? Ходить на однообразную и скучную работу, не дающую особенного простора его уму, талантам и амбициям? Всю жизнь существовать на одну, хоть и не совсем нищенскую зарплату научного сотрудника или психолога, по­зволяющую удовлетворить лишь минимальные потребности? Медленно стареть за написанием докторской диссертации. тема которой, скорее всего, ему будет неинтересной, посколь­ку исследование того. что его действительно волнует, в совет­ской науке не поощряется?

Цель была недостижима. Потеряв цель, Игорь ошибочно решил, что потерял смысл жизни, или. возможно, жизнь его никогда не имела смысла.

В поисках смысла жизни он обратился к эзотерическим учениям. Не помню, то ли на одном из последних курсов ин­ститута, то ли сразу по его окончании, он услышал об одном из специалистов по восточным эзотерическим учениям, и решил с ним поговорить. Так он встретился с Антоном Шалашиным, о котором я уже упоминал на страницах книги "Обучение у воды".

Шалашин. в то время наслаждавшимся семейным адом с женой, которая питала к восточным учениям неодолимое от­вращение, обрадовался возможности поделиться своими соображениями по поводу самосовершенствования с очередным искателем смысла жизни, и беседы с ним придали существованию Игоря новую цель.

Антон вдохновенно описал своему молодому другу неог­раниченные возможности, открывающиеся перед ним после подъема кундалини. пробуждающего целый букет сверхспо­собностей. в том числе и ясновидение, которое можно исполь­зовать в самых разнообразных целях, например, для игры в спортлото. Шалашин рассказал о прелестях самокультива­ции с целью выделения астрального тела. тоже дающего це­лый ряд выгод, вроде безвизовых путешествий за границу, что в условиях социалистического лагеря звучало очень за­манчиво. Антон не забыл упомянуть и о развитии третьего глаза с целью получения из акаши-хроники любой необходи­мой информации о прошлом и будущем, и о многих других заманчивых перспективах.

Идея самокультивации и приобретения сверхспособно­стей необычайно увлекла Игоря, и, в отличие от Шалашина, не склонного к излишнему экспериментированию и удовле­творяющего свою жажду самоутверждения в основном в бесе­дах с очередным искателем Истины, он приступил к трени­ровкам и медитациям с истинно китайским трудолюбием и упорством.

Естественно, что при его врожденных способностях, Игорь легко и быстро научился входить в глубокие фазы из­мененных состояний сознания. К счастью, его ум был доста­точно здравым и острым, чтобы отличить видения и галлю­цинации. возникающие в измененных состояниях сознания, от реальности, и он избежал искушения принимать слыша­щиеся ему в медитациях голоса за глас богов или духов, и не воображал, что посещающие его видения были сценами из прошлых жизней или акаши-хроники.

Тем временем Шалашин, используя свои познания в хи­мии. обнаружил среди продающихся в аптеках медикаментов некоторые вещества, по своему строению близкие к дейст­вующему началу дурмана, галлюциногенное воздействие ко­торого было так красочно описано Карлосом Кастанедой.

Опробовав их на себе, Шалашин заметил, что его вос­приятие мира на некоторое время действительно изменялось, и порекомендовал их Игорю, как средство, позволяющее ви­деть ауру и эфирные тела людей, живой и неживой природы.

Использование психоделических средств помогло Игорю еще глубже погрузиться в пучину измененных состояний соз­нания, и, хотя он продолжал сохранять здравую трезвость серьезного исследователя, пытающегося обнаружить реаль­ные проявления сверхспособностей при подобных экспери­ментах. он угодил в другую ловушку: его психика привыкла питаться исключительно яркими, мощными и насыщенными переживаниями, возникавшими в медитациях и при приеме психотропных препаратов.

Будничная социалистическая жизнь не шла ни в какое сравнение с ошеломляющими чувствами, захватывающими его в измененных состояниях сознания. Так неудовлетворен­ная жажда доминирования и стремления к первенству трансформировалась в жажду ощущений, и, поскольку жаж­да ощущений всегда связана с проявлениями сексуальной энергии, хорошие и регулярные сексуальные контакты с лю­бимой женщиной могли бы оказаться той самой необходимой разрядкой, которая, сняв психосексуальное напряжение, пе­ревела бы жажду ощущений в естественную потребность в ощущениях, гармонично адаптировав модель мира Игоря к реальной жизни.

Но, как это часто бывает с чересчур ориентированными на интеллектуальное развитие и достижение каких-то прак­тических целей людьми. Игорь в вопросе взаимоотношений с женщинами, несмотря на свою подготовку психолога, был так далек от реальности что не знающим его с этой стороны лю­дям. было бы трудно в это поверить.

Единственной женщиной, с которой он был по-настоящему близок, была его мать. любившая его со всей без­оглядностью. Постоянно подвергаясь в детстве агрессивным нападкам старших братьев, с которыми он никогда не мог со­перничать из-за маленького роста и недостатка физических сил, вынужденный соответствовать жестким и неизменно за­вышенным требованиям сурового и сдержанного отца, лишь в объятиях матери Игорь находил столь необходимую ребенку ласку и поддержку.

Образ любящей, понимающей и поддерживающей его женщины прочно впечатался в жесткую модель мира Игоря вместе с никогда не подвергавшимися критике установками, что его первой женщиной станет та. которую он захочет ви­деть своей женой.

Маленький рост Игоря, несмотря на его привлекатель­ную внешность, не способствовал успеху у девочек, и, упорно занимаясь учебой, музыкой и чтением книг. он так и не нау­чился понимать представительниц противоположного пола, - адекватно их оценивать и правильно с ними обращаться. От-

чаянно комплексуя по поводу своего роста. Игорь считал его чуть ли не главной причиной всех своих проблем, завидуя вы­соким и крепким братьям.

Женился он лет в двадцать пять. на женщине на десять лет его старше и на голову выше. Она была психиатром и то­же интересовалась психотехниками и эзотерическими уче­ниями. Его женитьба полностью соответствовала его модели мира. и жена стала первой женщиной, с которой он вступил в сексуальную связь.

Достаточно быстро его семейная жизнь пришла к полно­му краху. Реальность настолько отличалась от картин супру­жества. представленных в его модели мира. что эта его пер­вая. но жестокая и непонятная неудача в достижении цели нанесла ощутимый удар. надломивший жесткое здание его модели мира. Цель построения счастливой семьи больше не могла придавать осмысленность его бытию. Эксперименти­рование с измененными состояниями сознания тоже не дава­ло обнадеживающих результатов. Хотя он достигал все более и более глубоких уровней транса, сверхспособности так и не проявлялись, и цель самокультивации тоже стала отходить на задний план. снова оставляя его без жизненных ориентиров.

Последним звеном, привязывающим его к жизни, оста­вались ощущения. Он попытался завязывать отношения с другими женщинами, но. поскольку он не обладал даосской способностью наслаждаться общением с ними. все его попыт­ки оказались сплошной чередой разочарований, в которой Игорь, забыв свою психологическую подготовку, винил не свой подход к вопросу отношений с женщинами, а исключи­тельно свой маленький рост.

Определенную отдушину ему предоставляли размышле­ния над философскими концепциями, характерными для ок­культных наук. в частности его стала неодолимо притягивать идея смерти.

Известно, что одним из оккультных постулатов является необходимость умереть, чтобы вновь родится". В нем подра­зумевается уничтожение старой личности для возникновения на ее месте новой, или. если перевести это на язык Шоу-Дао, -коренная перестройка модели мира.

Игорь это прекрасно понимал, но интеллектуальные рас­суждения не могли удовлетворить его жажды ощущений, и ощущение опасности, ощущение неотвратимо надвигающий­ся смерти стало для него новым наркотиком.

Будучи физически сильным и ловким, он неоднократно и намеренно рисковал жизнью, чувствуя, как в момент спасе­ния от опасности его окатывала невыразимая волна оргазмических ощущений. Ему нравилось уезжать одному в горы и там лазить по крутым скалам без страховки, и, когда, повисая на руках, он чудом избегал падения в пропасть, его внутрен­нее напряжение на некоторое время спадало, чтобы затем с новой силой потребовать острых ощущений, подтверждаю­щих осмысленность его борьбы за жизнь, осмысленность его существования.

Со временем даже мысль о смерти перестала его пугать. и Игорь мечтал подойти к смерти настолько близко, чтобы ощутить ее до конца и понять, наконец, что же это такое.

Смерть его матери от рака крови порвала последнюю нить, привязывающую его к жизни.

Приблизительно месяц спустя он погиб, бросившись под колеса поезда. Из того. что стало известно об обстоятельствах этой трагедии, трудно было заключить, являлся ли его траги­ческий конец самоубийством, или это была лишь очередная попытка понять, что же такое смерть, сунув голову под колеса замедлившего ход состава и попытавшись вытащить ее в са­мую последнюю секунду.

Самое печальное для меня в этой истории то, что сам Игорь был блестящим психологом, а его жена - квалифициро­ванным психиатром, и оба они. прекрасно отдавая себе отчет в том. что происходит, не сумели, не захотели или не смогли предотвратить надвигающуюся трагедию. Возможно жена, отчасти подсознательно, сама провоцировала его на этот шаг, отчаянно не желая развода, и предпочтя такой исход. Это уже не важно. Обидно то, что молодой талантливый психолог по­гиб в возрасте двадцати девяти лет из-за непонимания того, что происходит с ним самим, из-за незнания самых простых и элементарных вещей, которые даос впитывает буквально с молоком матери.

Пожалуй, слово "незнание" тут не подходит. В данном случае проблема возникла не столько из-за незнания. - в силу своей профессиональной подготовки Игорь был просто обязан их знать, - а, скорее, из-за неумения использовать получен­ные знания, превратить их из абстрактных правил и схем в осознание, в позитивное жизнеутверждающее начало, то есть перевести их с интеллектуального уровня на эмоциональный, Инстинктивный и даже физический.

Мне бы хотелось, чтобы люди с жесткими моделями ми­ра, в том числе и по отношению к вопросу взаимоотношений мужчины и женщины, задумались о том, не стоит ли затра­тить немного усилий и сделать свою личность более гибкой. научиться основам основ - любви к жизни, к миру который тебя окружает, к женщинам или мужчинам, ко всему тому. что и составляет саму суть. смысл и радость бытия...

Любовь и способность радоваться жизни - основа миро­ощущения даоса - это и есть тот самый спасательный круг. который помогает человеку выжить, когда жизненные штор­мы в щепки разбивают его корабль и угрожают поглотить его самого. Это поддерживающий его стержень, который не могут сломать ни тяжелые разочарования, ни жестокие удары судь­бы.

ГЛАВА 9


Женщины, принадлежащие к каждой из стихий, в свою очередь подразделялись на подгруппы, характеризующие уже не столько их физический тип. сколько структуру личности и стереотипы поведения.

Так. описанная в седьмой главе мулатка, несомненно яв­ляющаяся ярчайшей представительницей стихии огня. отно­силась к типу "Язык пламени, взметнувшийся вверх". Другое название этого типа - "Вздох дракона". Страсть танцовщицы была бурной, разгоревшейся в один миг. как языки пламени, раздуваемого ветром над иссушенной зноем степью, и так же быстро угасшей.

С женщиной "ровного огня" я встретился уже после рас­ставания с Учителем, в период работы в ремонтно-строительном управлении. Мы познакомились на работе, и смуглая, высокая, тщательно накрашенная и одетая Лина лишь скользнула безразличным взглядом по моей далеко не роскошной рабочей куртке и залатанным брюкам, тут же от­вернувшись к кому-то другому.

Мир тесен, особенно в небольшом провинциальном го­родке, и вскоре мы столкнулись буквально нос к носу около цирка. Ситуация была такой, что разойтись, не обменявшись несколькими вежливыми фразами было просто неловко. Из разговоров с коллегами по работе я успел узнать, что забота о собственном теле стояла у Лины на первом месте, и, окинув ее одобрительным взглядом, я лишний раз убедился, что каждо­дневные упражнения с гантелями действительно произвели великолепный результат. От этой женщины лет тридцати бу­квально веяло уверенностью в себе и неприкрытой звериной сексуальностью.

Мы разговорились, и я почувствовал, как в ней просыпа­ется интерес ко мне. не как к собеседнику, а именно как к мужчине. На Лине был свитер крупной и редкой вязки, и че­рез дырочки в нем проглядывало голое тело.

Я, продолжая разговор, поднес руку к ее талии, и, просу-

нув два пальца в дырки свитера, прикоснулся ими к ее спине. Лина вздрогнула и с полувздохом-полустоном подалась ко мне. Почувствовав, как по ее телу прокатилась судорога, я по­разился удивительной чувственности этой женщины.

Ровный устойчивый огонь, не угасавший в течение дол­гого времени, до нашего вынужденного расставания, зажегся в ней в этот самый момент. В тот же день мы стали любовни­ками. Хотя говорят, что через какое-то время жар страсти угасает, и сексуальные контакты становятся менее насыще­ны переживаниями, и в подавляющем большинстве случаев так оно и бывает. Лина оказалась исключением.

Пламя ее страсти разгоралась все сильнее и сильнее. Стихия ровного огня проявилась у нее не только в сексе, но и в обыденной жизни. Ее убеждения были четкими, прямыми и непоколебимыми. В этом она отдаленно напоминала мою ма­му, тоже относящуюся к типу ровного огня. хотя. конечно. принадлежа к другому поколению, она имела несколько от­личный и гораздо менее радикальный набор убеждений и ус­тановок. Сходство же заключалось в том. что Лина. однажды внеся в свою модель мира набор всевозможных правил, ка­сающихся норм поведения, того. каким должен быть мужчи­на и что такое долг и справедливость, восприняла бы как личное оскорбление любую попытку поставить под сомнение хотя бы один пункт из этого свода законов и определений.

В отношении любви ее убеждением было то. что любовь между мужчиной и женщиной должна возрастать с каждым днем, но. будучи женщиной тела. она считала, что эта неуга­симая страсть должна проявляться в первую очередь в безу­держном, постоянно наращивающем свою интенсивность сексе.

Неистовая в постели, она иногда даже теряла сознание от переполнявших ее ощущений. В порыве страсти она куса­ла простыни и подушки, впивалась в деревянную спинку кро­вати своими крепкими белыми зубами, оставляя на ней глу­бокие вмятины, и мое тело после каждой встречи было по­крыто огромными темно-фиолетовыми синяками. Оставляя на мне отметины. Лина словно помечала меня. как свою соб­ственность. Инстинкты собственности проявлялись у нее и в присутствии других женщин, выражаясь в жестах, когда она покровительственно трепала меня по щеке, в интимно-ласкательных именах, которыми она демонстративно назы­вала меня при посторонних, так что у желающих покуситься на ее мужчину дам не должно было оставаться ни малейших сомнений в том, что территория уже занята, и вторгнуться на нее без боя не удастся.

Убеждения Лины в отношении ведения хозяйства также были безупречны. Она прекрасно готовила и ухитрялась без особого напряжения совмещать работу и заботы о доме.

Будучи на несколько лет старше меня, Лина пребывала в убеждении, что она понимает в жизни гораздо больше, и твердо знала, что мне нужно - хорошая стабильная работа, дающая приличный заработок, ежедневный умопомрачи­тельный секс. с каждым днем становящийся все более упои­тельным. и надежный семейный очаг. естественно, украшен­ный энным количеством детей.

Мой интерес к рукопашному бою, тренировкам и восточ­ным учениям Лина считала не более, чем детскими увлече­ниями еще не научившегося ориентироваться в жизни маль­чика. и она была твердо намерена сделать из меня настояще­го зрелого мужчину.

Но, несмотря на жесткость и специфичность своего ми­ровоззрения, Лина была удивительно цельной личностью и обладала редким даром любви и. главное, уникальной для со­временного человека способностью поддерживать в себе эту любовь, не давая ей сойти на нет и угаснуть под грузом ссор и мелких житейских проблем.

С "переменчивым ветром' - одной из разновидностей женщины воздуха я познакомился в Латвии.

Меня, вместе с командой дзюдоистов, отправили на меж­дународный турнир в Елгаве. небольшом городке под Ригой. Все складывалось отлично, наша команда заняла первое ме­сто, и я тоже стал первым в своей весовой категории, получив золотую медаль.

Отчасти победе способствовало то, что наш тренер. Игорь Васильевич Бощенко. незадолго до соревнований узнал о введении нового правила - разрешения осуществлять уду­шение предплечьем на области горла.

Большинство моих товарищей выиграло именно благо­даря этому удушению, я же в решающей схватке, применил технику, показанную мне Учителем, и ушел от броска с упором стопы в живот, сбив предплечьем ногу противника. Затем я упал на него, осуществляя удержание.

Сразу после соревнований все ребята сели на самолет и отправились домой в Симферополь, а я решил задержаться в

Риге на пару недель, чтобы как следует познакомиться с При­балтикой.

Проводив друзей и погуляв по вечернему городу, я поздно ночью вернулся в свою комнату в общежитии сельскохозяй­ственной академии.

Дверь оказалась незаперта, и, приоткрывая ее, я услы­шал мелодичный голос, с очаровательным протяжным ак­центом сказавший:

- Не пугайтесь и не включайте свет.

Приоткрыв дверь пошире, чтобы в комнату падал свет из коридора, я разглядел на кровати изящную молодую девушку.

Приученный Учителем и некоторыми обстоятельствами своей жизни к повышенной осторожности в не совсем ясных ситуациях, я внимательно обвел взглядом комнату, готовый в случае опасности в любой момент выскочить за дверь.

Я вспомнил, как однажды Ли то ли в шутку, то ли всерь­ез, выразился по поводу подобных ситуаций:

- Запомни один из принципов воинского искусства: если тебя не убили сразу, значит это кому-то нужно.

Поскольку сразу меня не убили, можно было зайти и ос­мотреться. Я вошел в комнату, закрыл за собой дверь и, по контрасту с ярким освещением коридора, мне показалось, что в комнате царит кромешный мрак. Глаза привыкали к нему. начиная различать контуры кровати на фоне окна.

- Садитесь рядом со мной, - нежной музыкой прозвучал в моих ушах голос незнакомки.

- Спасибо, я постою, - внезапно охрипшим голосом ска­зал я.

В то время я уже начал обучение у Лин. но тогда еще моя возлюбленная не давала мне задания встречаться с другими женщинами, и я, по уши влюбленный, в силу своих убежде­ний предпочитал хранить ей верность.

- Какой вы, однако, стеснительный, - игриво протянула девушка.

Поднявшись с кровати, она подошла ко мне. и. прижав­шись всем телом, начала обласкивать меня руками с головы до ног.

Адаптировавшись к темноте, я уже различал черты ее лица, и убедился, что ночная гостья действительно была очень красивой.

Воспоминания о Лин помогли мне сохранить спокойст­вие и удержаться от активных встречных действий, и, поста­равшись отрешиться от происходящего, я решил понаблю­дать за развитием событий.

Ласки настойчивой красавицы заходили все дальше и дальше, ставя меня во все более двусмысленное положение. С одной стороны моя плоть откликалась на них чересчур бурно, а, с другой стороны, меня не оставляло чувство насторожен­ности по отношению к ней.

Я вспомнил, как Учитель говорил мне. что иногда пред­почтительнее удержаться от выполнения самого страстного желания, ожидая, пока ситуация не прояснится и не станет ясно, что за его исполнение не придется расплачиваться слишком дорогой ценой.

Возможно, в моей памяти были еще слишком живы слежка за мной и столкновения с бандитами, некоторые из которых были описаны в книге "Тайное учение даосских вои­нов". Я был внутренне готов к тому. что в любой момент из шкафа, двери или окна на меня может быть совершено напа­дение. хотя никаких рациональных причин для подобного беспокойства у меня не было.

- Какой ты хороший, красивый, сильный. - между тем продолжала ворковать незнакомка. - Ты самый лучший. Я ви­дела. как ты боролся.

- Вряд ли это так. - подумал я.

Обучение у Ли отточило мою наблюдательность. Если бы такая красивая девушка находилась в зале во время выступ­лений. я бы наверняка обратил на нее внимание.

- Интересно, зачем она лжет? - подумал я.

- Почему ты не отвечаешь на мои ласки? - обиженно по­интересовалась гостья.

Ситуация почему-то напоминала мне пошловатенький анекдот, в котором парень, встретив на берегу красивую де­вушку, говорит ей:

- Привет! Как дела?

- Разве мы с вами знакомы? - с оскорбленным видом спрашивает красотка.

- Но мы же провели вместе эту ночь! - недоумевает па­рень.

- С каких это пор половые сношения стали поводом для знакомства? - возмущается девушка.

Решив, что пора. наконец, что-то предпринять, я взял ее



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет