Книга о Просте-Сенне



жүктеу 1.7 Mb.
бет4/11
Дата02.04.2019
өлшемі1.7 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Italia, Ferrari, Vendetta!


С


Бразилия-90


момента окончания сезона-89 прошло пять месяцев – срок слишком малый, чтобы успеть забыть прошлогодние обиды. 11 марта 1990 года на первом этапе в Финиксе Прост, поймав Сенну возле моторхоума McLaren, руку, но тот не принял жеста примирения: “Не желаю иметь ничего общего с тем, кто говорит, что он друг, но сам таковым не является”. Ещё более неприятные эмоции перенёс французский пилот на следующем этапе в Бразилии, когда после награждения у него случилась истерика в боксах Ferrari... Всё дело в том, что бразильский Гран-При впервые после десятилетнего перерыва вернулся в Сан-Паулу, родной город Сенны, на трассу Интерлагос. Сам Айртон тщательно готовился к домашнему Гран-При. Ещё бы, ведь в 1973 году он провёл здесь свою самую первую гонку на карте. По сути, это был второй дом Айртона Сенны, и победить здесь было для него настоящим счастьем. Как ждала этого момента родная бразильская публика, а в результате… “Снова Прост. Будь он трижды проклят!” – примерно такие слова можно было бы прочитать в глазах тысяч очевидцев той гонки. Сенна финишировал лишь третьим. Несмотря на слабость Ferrari, французский гонщик всякий раз умудрялся показывать высокие результаты. Совсем невероятную победу он одержал 24 июня на Гран-При Мексики. В тот уик-энд Айртон Сенна отмечал свой сотый Гран-При. Примечательно, что в юбилейных гонках никто в истории Формулы-1 не имел успеха. Может, это кому-то и удавалось, но лишь за редким исключением. Тем не менее, сами гонщики на подобные закономерности особого внимания не обращают. Они даже и не знают об этом. Вот и сейчас настроение у именинника было превосходное: он стоял во втором ряду стартового поля, а его непримиримый соперник был так далеко, что за машинами Наннини, Де Чезариса, Мартини, Уорвика, Доннелли, Алези, Бутсена, Пике и Мэнселла его и видно не было. Алая Ferrari стояла на неприличном для себя тринадцатом месте. Чтобы на такой машине чего-то добиться, да с такого места! Но великий Ален Прост в очередной раз продемонстрировал чудеса пилотирования. Он обогнал их всех, методично, целенаправленно, одного за другим. После посещения боксов большинством пилотов на трассе остались лишь двое гонщиков, предстоявшим отправиться на пит-лейн: Ален Прост и Айртон Сенна. Но ещё до старта бразилец выбрал для себя стратегию нон-стопа, и это вывело его на промежуточное первое место в гонке. Однако при такой тактике у гонщика нет никакой возможности менять резину. Вдобавок ко всему, на хвосте у него сидела та самая алая Ferrari под управлением Алена Проста. На шестидесятом круге, не выдержав натиска атак, на McLaren взрываются покрышки. Так Прост одержал 41-ю победу в своей карьере. Он никогда не называл её самой красивой, но всегда считал самой выстраданной. Спустя три часа после финиша на борту Boeing 747 компании AirFrans, сидя в нескольких метрах от своего бывшего наставника Рона Денниса, Ален Прост с усмешкой комментировал события для пары особо приближённых французских журналистов. Они так и не обменялись ни словом.

9 сентября Гран-При Италии. Этот день запомнился не столько их ожесточённой схваткой на протяжении всей дистанции, не столько ошибкой француза в самом конце гонки и не первой победой Сенны в Италии, нет. Всё гораздо проще. Два гонщика сделали тогда первый шаг к примирению. Обычно послегоночные пресс-конференции проходят в присутствии трёх гонщиков, а тут Бергер, занявший третье место, вдруг быстро покинул зал, и они как-то очень быстро остались одни. Дальше рассказывает Лионель Фруассар, следивший за всеми, даже самыми незначительными, моментами отношений двух пилотов: “Маринкович (журналист La Reppublica), задавая какой-то малозначительный вопрос, вдруг быстро сменил тему: “а почему бы вам, воспользовавшись этим случаем, не пожать друг другу руки?” В зале повисла напряжённая тишина. Ни Прост, ни Сенна не были готовы к такому повороту событий и чувствовали неловкость. Молчание нарушил Прост:

  • Я протянул Айртону руку весной в Фениксе. Он не принял её. Пусть попробует объяснить, почему.

  • Я не протянул ему руку потому, что не чувствовал искренности. То, что случилось в прошлом году, не может быть забыто так легко. Но Ален и я разделяем одну страсть в жизни. Вот почему если он перед всем миром подтвердит чистосердечие своих намерений по отношению ко мне и я этому поверю, то первым протяну руку, – немедленно ответил Сенна.

  • Мне не доставляет никакого удовольствия прошлое. Если Айртон готов к примирению, то я тоже. Думаю, наш спор пойдёт на пользу, если остаток сезона мы пройдём рука об руку.

Снова молчание повисло в зале. Ален помедлил, встал и протянул Айртону руку раскрытой ладонью вверх. И Айртон не смог не принять её. Последовало рукопожатие, многозначительное, короткое и могучее, которому аплодировал забитый журналистами зал. Двое, соединившие руки, не обманывались по поводу друг друга. И не обманывали других. В тот момент оба искренне верили, что этот простой жест поможет”. Да, этот простой жест был внешним проявлением их взаимной симпатии, надеждой, что, наконец-то, примирившись, их скрытое желание найти друг в друге опору обратится в настоящую крепкую дружбу. И всё было бы так, но… 21 октября их снова ждала Сузука, которая снова должна была выявить имя нового чемпиона. Прост или Сенна.

По результатам субботней квалификации, Ален Прост был вторым, а Сенна на поул-позишн, однако его это не устраивало. Дело в том, что у трассы в Сузуке, наряду с идущей под уклон стартовой прямой, есть другая особенность, а именно: весь нечётный ряд находится на пыльной стороне. По мнению бразильца, данное обстоятельство лишало обладателя поул-позишн всех преимуществ. Он даже попросил комиссаров гонки лишить его первого места и поставить на нечётный ряд, но в Формуле-1 такого рода штучки не проходят. “Ни при каких условиях я не подпущу его ни на метр. Никогда”, – предупредил Прост. “Ему лучше не стараться обогнать меня в первом повороте, – парировал Сенна. – Если Прост задумает сделать это, он не доедет эту гонку”. Стало ясно: ни о какой дружбе речи быть не может. Главное – быть первым!



Старт выиграл Прост, после чего на скорости 150 км/ч в первом повороте McLaren и Ferrari столкнулись. Как показали данные телеметрии, гонщик McLaren не снял ногу с педали газа и, буквально, протаранил Ferrari. Всё было настолько очевидно, что даже некоторые люди из McLaren, не говоря уже о прессе, считали, что виновником столкновения был Айртон. Вот так одним ударом Айртон Сенна выиграл свой второй чемпионский титул. Подумать только, с момента старта прошло, от силы, секунд пятнадцать, и этого хватило, чтобы узнать имя нового чемпиона мира! Руководство Ferrari подало протест на действия бразильца и даже пригрозило уходом с автогоночной сцены, но FIА не посмела дисквалифицировать его второй год подряд. “Нет никакой разницы в том, как становиться чемпионом мира, – говорит Сенна, – за шесть кругов до финиша или через 100 м после старта. Я посвящаю этот титул тем, кто год назад отнял его у меня!… Когда я вышел из машины после столкновения, то был взволнован и холоден одновременно”. После этих слов он скрылся в боксах McLaren, где рыдал на плече Рона Денниса: “Прост же знает меня. Он должен был предвидеть, что будет, если он окажется впереди меня! Но он пошёл на это...” Лишь год спустя в Аделаиде, став трёхкратным чемпионом мира, Айртон открыто перед всем миром признал, что это столкновение было умышленным: “Ситуация была очень зыбкой, но ещё накануне, когда не удалось перенести поул, я дал себе слово: если Прост войдёт в первый поворот раньше меня, он из него не выйдет! Я буду беспощаден. Это была моя стратегия, и он должен был это понять. Наши разногласия – результат нашего соперничества, нормального для людей нашей профессии. Их ухудшение в 89-м было плохо отслежено командой, особенно Роном. Не было сомнений, что титул уйдёт либо к нему, либо ко мне. Но когда ты весь сезон сражаешься за корону с одним человеком, эта борьба должна приносить огромную радость. Так было в 88-м. А в 89-м и 90-м в награду победителю, да и проигравшему тоже, достались лишь тоска и слёзы”. Впрочем во всей этой истории важным было не столько само признание, сколько факт того, что сначала Сенна рассказал это Алену Просту, а потом уже средствам массовой информации. Наверное, это является ярким подтверждением их преданности друг другу. Хотя потом в их приватных беседах бразилец попросил своего товарища не поднимать более эту тему “ После того, как я вынужден был на год уйти из гонок, – говорит Ален Прост, – мы с Айртоном поговорили об этом, и он признался мне – как позже признался и журналистам, – что сделал это сознательно. И объяснил, почему. В общем, я принял его точку зрения. Я думаю, что он сделал это, скажем так, процентов на десять против меня, на остальные 90 – против Балестра и спортивных властей. После Монцы-90 мне казалось, что мы оба: и я, и Айртон – многое пересмотрели в себе. Он очень чувствительный человек, ещё более чувствительный, чем я. И он изменился к лучшему, по сравнению с теми двумя годами, что мы прожили вместе в McLaren. Он стал сильным, и я почти не опасался никаких антиспортивных действий с его стороны. Но... Есть разница между ”нормальным” столкновением и пинком под зад сопернику. Если так, то этот спорт не для меня. Мне потом пришла в голову мысль врезать ему по морде, но какого-то порыва не хватило”.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет