Когда невозможное возможно



жүктеу 4.63 Mb.
бет1/21
Дата14.07.2018
өлшемі4.63 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21




УДК 159.9

ББК88.5

Г86

Stanislav Grof, Μ. D.



WHEN THE IMPOSSIBLE HAPPENS

Adventures in non-ordinary realities



Перевод с английского:

Манат Ошурков (ответственный переводчик), Лариса Беляева, Алла Слткова, Михаил Дрёмин, НинаАрделян

Научный редактор к.ф.н. Владимир Майков

Серийное оформление Александра Кудрявцева

Компьютерный дизайн Юлии Хаджи
Подписано в печать 03.07.07. Формат 60x90 'V

Усл. печ. л. 28. Тираж 3000 экз. Заказ № 5424 Э.


Издатели благодарят Александра Копосова, чья финансовая помощь и дружеская поддержка сделали возможной публикацию этой книги


Гроф, С.

Г86 Когда невозможное возможно: Приключения в необычных реальнос­тях : [пер. с англ.] / Станислав Гроф.—М.: ACT, 2007. — 441, [7] с.


ISBN 978-5-17-046137-0
Станислав Гроф является одним из величайших исследователей нашего века. В этой книге он знакомит нас с целым собранием историй, которые подобно рассказам Марко Поло настолько выходят за пределы нашего опыта, что сначала невольно возникает сомнение в их реальности. Однако если вы остаетесь открытыми, вы начинаете видеть, насколько глубоки, достоверны и важны эти истории и насколько они расширяют наше понимание человеческих возможностей.

УДК 159.9

ББК 88.5
© S. Grof, 2006

© Трансперсональный проект, 2007

© ООО «Издательство ГАНГА», 2007

© Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2007


КРИСТИНЕ — моей жене, любимой, лучшему другу, коллеге и соратнику в моих исканиях, которая вместе со мной участвовала во многих встречах с необычной реальностью, описанных в этой книге, и была свидетелем невозможного.

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

БЛАГОДАРНОСТИ

ПРОЛОГ
Исследование космического сознания. Моя первая встреча с ЛСД
ЧАСТЬ I
Мистерия синхронии. Сумерки заводной вселенной

Пути животных энергий. Молящийся богомол в Манхэттене

Королева умирает. Когда сны предсказывают, что принесет день

Радужный мост богов. В мире скандинавских саг

Игры сознания. Свами Муктананда и сиддха-йога

Гуру в жизни своих последователей. Являются ли сиддха-йоги космическими кукловодами?

Танец белого лебедя. Путешествие в потусторонний мир на духовном каноэ индейцев салиш

Создание «Мозгового штурма». Наши приключения в Голливуде

Путь потока. Встречи с президентом Вацлавом Гавелом

Под заклятьем Сатурна. Смерть моей матери

Благословение богов. Дон Хосе Мацува и церемония призывания дождя индейцев уичоли

Шри Янтра в Орегонской пустыне. Визит НЛО или впечатляющая мистификация?

Урок прощения. Церемония с пейотом у индейцев потаватоми
ЧАСТЬ II
Стелющиеся облака славы. Воспоминания о рождении и пренатальной жизни

Сложности полуденных родов. История Лени

Запах свежевыделанной кожи. История Курта

Видение старого дуба. История Анны-Марии

Пренатальное посещение ежегодной деревенской ярмарки. История Рихарда

Выигрыш в гонке сперматозоидов. Переживание клеточного уровня сознания
ЧАСТЬ III
Возвращение к истории. Самые дальние пределы человеческой памяти

Эпизод русско-финской войны. История Инги

Маленькая девочка в белом передничке. История Нади

Возвращение памяти украденных поколений. История Марианны

Память предков или воспоминания из прошлой жизни? История Ренаты
ЧАСТЬ IV
Жили ли мы прежде? Реинкарнация и «Хроники Акаши»

Осада крепости Дун ан Ойр. История Карла

Кармический треугольник. Путешествие в Древний Египет

В подземельях Киевско-Печерской лавры. Прошлая жизнь в царской России

Когда духовные переживания могут быть опасны. Возвращение к салемской охоте на ведьм
ЧАСТЬ V
Экстрасенсорное восприятие и жизнь после смерти. Исследование мира паранормальных явлений

Зрение без помощи глаз (мысленный взор). История Теда

Послания из астральной сферы. История Рихарда

Доказательство существования загробной жизни? История Вальтера

Срезанные розы в саду тетушки Анны. История Курта

Луис Гаспаретто. Художники и картины из потустороннего мира

Вечеринка в честь Эшу. Интервью с ориша

Табу на осознание себя ясновидящим. Сессии Энн Армстронг

Муравьи великой Матери-Богини. Визит в Паленке

Улуру и алчеринга. Приключения во времена творения

Искушение нездешней вселенной. Провалившаяся попытка астральной проекции

Ченнелинг аватара. Моя мать, Саи Баба и холотропное дыхание

Когда возникает единение, проблемы исчезают. Подвиги корейского мастера меча

Странное наследие древних майя: Тайна хрустального черепа

Чудеса синестезии. Уго Дзукарелли и холофонический звук

Окно в абсолют. Секрет светоносной жабы

Материя и сознание. Кетамин и новое очарование мира

По следам инков. Раскрытие секрета трепанации

НЛО в долине реки Амазонки. Встреча с инопланетянами третьего типа
ЧАСТЬ VI
Неортодоксальная психиатрия. Удивительные альтернативы традиционному лечению

Боль, пережившая три столетия. История Норберта

Малекуланская свиноликая богиня. История Отто

Интервью с дьяволом: История Флоры

Воплощение архетипа Дафны. История Марты

Исцеление депрессии с помощью сефардской молитвы. История Глэдис

Бурные поиски себя. История Карен

Слышать голоса — не всегда симптом шизофрении. История Евы

Психиатрическая ересь, принесшая плоды. История Милады

Магия песочницы. Котенок в роли психотерапевта
ПРИЛОЖЕНИЕ
Трансперсональная психология и традиционная наука.

Когда наука становится сциентизмом. Карл Саган и его «Мир, полный демонов»

Путешествие на Восток. Появление ЛСД в Советском Союзе

Человеческая психика и космос. Что нового о нашем сознании могут сказать нам планеты

ЭПИЛОГ

БИБЛИОГРАФИЯ

ЧТО ТАКОЕ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

ОБ АВТОРЕ

ХОЛОТРОПНОЕ ДЫХАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Почти полвека тому назад переживание, продолжавше­еся всего несколько часов, сильно изменило мою личную жизнь и профессиональную деятельность. Будучи молодым ор­динатором-психиатром, прикомандированным к клинике для специализации спустя всего несколько месяцев после оконча­ния медицинского факультета университета, я добровольно вызвался участвовать в экспериментах с ЛСД, веществом, об­ладающим поразительными психоактивными качествами, ко­торые были открыты знаменитым швейцарским химиком Аль­бертом Хоффманом в лабораториях фармацевтической компа­нии Sandoz в Базеле.

Эта сессия, а точнее ее кульминация, во время которой я по­лучил огромный и не поддающийся описанию опыт «вселенс­кого» сознания, пробудила во мне глубокий интерес к необыч­ным состояниям сознания, не ослабевший на протяжении всей моей жизни. С этого момента большая часть моей клинической и исследовательской деятельности была посвящена системати­ческому изучению терапевтического, трансформирующего и эволюционного потенциала этих состояний. Те пятьдесят лет, которые были посвящены исследованию человеческого созна­ния, стали для меня невероятным опытом открытий и самопоз­нания.

Примерно половину этого времени я занимался изучением сочетания психотерапии с воздействием психоделических ве­ществ, сначала в Чехословакии, в Пражском институте психи­атрических исследований, а затем — в США, в Мэрилендском исследовательском центре психиатрии в Балтиморе, где я уча­ствовал в последней из действовавших американских исследо­вательских программ по изучению психоделиков. С 1975 года мы с моей женой Кристиной занимаемся холотропным дыханием — методом, обладающим глубоким терапевтическим воздействи­ем и способствующим самопознанию, который мы вместе раз­работали в институте Эсален, Биг Суре, штат Калифорния. Все эти годы мы поддерживали людей, которым случайно довелось пережить необычные состояния сознания — психодуховные кризисы или «духовное пробуждение», как называем подобные ситуации мы с Кристиной.

Общим для всех трех ситуаций является то, что все они под­разумевают необычные состояния сознания или, если выразить­ся точнее, их важную разновидность, которую я называю холотропной. Это сложносоставное слово буквально означает «на­правленный на единство» или «движущийся к единству» (от греч. holos — целый и trepein — движущийся к чему-либо). Этот тер­мин предполагает, что в нашем обычном, повседневном состо­янии сознания мы отождествляемся лишь с очень маленькой ча­стью того, чем на самом деле являемся. Проще всего объяснить значение слова «холотропный» можно, обратившись к индуист­скому различию между понятиями «намарупа» (имя и образ для нашего повседневного существования) и «Атман-брахман» (наша глубочайшая идентичность, которая соизмеряется с кос­мическими законами творения). В холотропных состояниях со­знания мы можем выйти за рамки собственного тела и восста­новить нашу истинную сущность. Мы можем эмпирически отож­дествиться с чем-либо в этой части творения и даже с самим за­коном творения.

Холотропные переживания играют важную роль в инициа-циях шаманов, целительских обрядах и в обрядах перехода в иной мир, и систематических духовных практиках, таких как различ­ные типы йоги, буддийских или даосских медитациях, суфийс­ких трансах, каббалистических упражнениях или даже молит­вах христиан (исихазме). Они также были описаны в литературе об античных мистериях смерти и возрождения, связанных в сре­диземноморском регионе и других частях мира с именами Инан­ны и Таммуза, Исиды и Осириса, Диониса, Аттиса, Адониса, Митры, Одина и многих других божеств. В повседневной жиз­ни холотропный опыт можно получить в результате клиничес­кой смерти или случайно, без каких-либо причин, способных его вызвать. Они также могут быть вызваны сильными формами экспериментальной терапии, разработанными во второй поло­вине XX века.

В психоделической терапии холотропные состояния возни­кают под воздействием веществ, изменяющих сознание, таких, как ЛСД, псилоцибин, мескалин и трептамин или производные амфетамина. При холотропном дыхании сознание изменяется при помощи сочетания более быстрого дыхания, соответствую­щей музыки и работы по высвобождению внутренней энергии человека. В момент духовного пробуждения холотропные состо­яния возникают спонтанно в обычной жизни, и причины их воз­никновения обычно остаются неизвестными. Если эти состоя­ния правильно восприняты и в дальнейшем будут поддерживать­ся, они могут иметь огромный целительный, трансформирую­щий и даже эволюционный потенциал.

К тому же я, хотя и менее глубоко, имел дело со многими практиками, которые так или иначе связаны с холотропными состояниями сознания. Я много общался с антропологами и при­нимал участие в священных церемониях различных культур в различных частях мира, в том числе и с применением таких гал­люциногенных растений, как пейот, аяхуаска и различные гри­бы. Я общался с представителями различных племен Северной Америки, Мексики, Южной Америки и африканскими шама­нами и целителями. Я также много общался с последователями различных духовных практик, в том числе направлений буддиз­ма випассана, дзен и ваджраяна, сиддха-йоги и тантры, и даже христианского ордена бенедиктинцев.

Другой областью, всерьез и надолго привлекшей мое внима­ние, стала танатология, достаточно молодая дисциплина, изу­чающая состояние клинической смерти и психологические и ду­ховные аспекты смерти и умирания. В конце 60 — начале 70-х я принимал участие в большом исследовательском проекте, изу­чавшем воздействие галлюциногенотерапии на людей, умираю­щич от рака. Я также должен добавить, что лично знаком с не­сколькими великими психологами и парапсихологами нашего века, пионерами лабораторных исследований сознания, и пси­хотерапевтами, которые разработали и применяли на практике сильнодействующие формы экспериментальной терапии, вызы­вающие холотропные состояния сознания.

Мое первое знакомство с холотропными состояниями созна­ния оказалось весьма непростым и требующим напряжения всех сил, как интеллектуальных, так и эмоциональных. В первые годы моих лабораторных и клинических исследований психоделиков я ежедневно сталкивался с большим количеством переживаний и наблюдений, к которым совершенно не был готов, несмотря на всю свою медицинскую и психиатрическую подготовку. Фак­тически, я чувствовал и видел вещи, которые с точки зрения на­учной картины мира (на ней я вырос) были абсолютно невоз­можны и просто не могли иметь места. И все же все эти очевид­но невозможные события происходят сплошь и рядом.

После того как мне удалось преодолеть первый понятийный шок, скептицизм по поводу моих наблюдений и сомнения в том, не сошел ли я случайно с ума, я начал понимать, что, возможно, проблема не в моей способности вести наблюдение или давать трезвую оценку, а в ограниченности современных психологи­ческих и психиатрических теорий и в монистической материа­листической парадигме западной науки. Естественно, это было непросто — прийти к подобному заключению, поскольку мне приходилось бороться с тем благоговением и уважением, кото­рое испытывает любой студент-медик или начинающий психи­атр перед академическим образованием, научными авторитета­ми и впечатляющими научными титулами.

Первые подозрения в неадекватности академических теорий, касающихся сознания и человеческой психики, постепенно пре­вращались в уверенность, подпитываемую и усиливаемую ты­сячами случаев, наблюдаемых в различных клиниках. В конце концов я перестал сомневаться в данных, полученных путем ис­следований холотропных состояний, представляющих критиче­ский концептуальный вызов научной парадигме, которая в тот момент доминировала в психологии, психиатрии и психоте­рапии, и высказал свое мнение в целой серии научных работ. Я пришел к заключению, что эти дисциплины нуждаются в ра­дикальной ревизии, которая будет напоминать катастрофу, с ко­торой столкнулась ньютоновская физика в первые три десяти­летия XX века.

Наблюдения, бросающие вызов видению мира, которое я впитал в той культуре, в которой вырос, и унаследованное от моих учителей, пришли из многих сфер знания и различных ис­точников. Большая часть этой информации была извлечена из необычных переживаний, о которых рассказывали мои клиен­ты, подвергавшиеся действию терапии с использованием галлю­циногенов, участвовавшие в наших семинарах и тренингах по холотропному дыханию, атакже пережившие духовное пробуж­дение. Критической точкой для трансформации моего мировос­приятия стали различного рода холотропные состояния, пере­житые мною, часто вместе с моей женой Кристиной.

Однако далеко не все доказательства, повинные в глубоком изменении моего мировосприятия, были напрямую связаны с измененными состояниями сознания. Много необычного слу­чается и в нашей повседневной жизни, внося свой вклад в эту трансформацию. Это и примечательные встречи с шаманами раз­личных культур, известными духовными учителями и психоло­гами, а также случайные стечения обстоятельств и совпадения. Общим для всех этих событий было то, что они просто не могли бы случиться, если мир действительно был таким, каким его рисует традиционная наука — четко детерминированной мате­риальной системой, управляемой причинно-следственнными связями. Вот этими происшествиями и объясняется название этой книги.

«Возможность невозможного: Приключения в необычных реальностях» является коллекцией историй, описывающих раз­личные события из моей профессиональной практики и личной жизни, которые заставили меня отвергнуть скептический и ма­териалистический подход и принять восточные философские и мистические учения в качестве картины окружающего меня мира. Они также выработали у меня огромное уважение к обря­довой и духовной жизни, атакже целительским традициям або­ригенных культур, которые западная традиционная наука отбра­сывает как результат прим итивных суеверий. Я осознаю тот факт, что чтение этой подборки историй не может передать всей силы реального жизненного опыта, который они описывают. Однако я надеюсь, что все они в совокупности дадут возможность чита­телям снова почувствовать вкус волшебства вселенной, которое они привнесли в нашу жизнь.

Первую часть этой книги составляют истории, главной чер­той которых является то, что Карл Густав Юнг описывал как «синхрония» — чрезвычайно маловероятное стечение обстоя­тельств, которое невозможно объяснить исходя из принципов линейной причинно-следственной связи, принципов, которые являются краеугольным камнем западного научного мышления. Они показывают, что материальный мир может войти в непос­редственное взаимодействие с человеческой психикой, а само существование совпадений подрывает основы декартово-нью­тоновской парадигмы и монистического материалистического мировоззрения. Это упраздняет основополагающие метафизи­ческие допущения, которых придерживается западное академи­ческое сообщество — что сознание и материя являются двумя отдельными сущностями, что материя первична, а сознание яв­ляется ее эпифеноменом и что все события в мире управляются исключительно причинно-следственными связями.

Вторая, третья и четвертая части книги включают истории, которые содержат в себе вызов современному научному по­ниманию природы памяти и границ ее возможностей. Психиат­ры и нейрофизиологи традиционного направления допускают, что мозг новорожденного является недостаточно зрелым для фиксации в памяти нескольких часов стресса и боли биологи­ческого рождения человека. Работа с холотропными состояни­ями сознания ясно демонстрирует, что каждый из нас хранит в подсознании не только память о нашем рождении и связанной с ним травме, а также о внутриутробном и даже эмбриональном существовании, зачатии, и даже о наших предках — и людях, и животных.

Маловероятно, что вся наша биологическая история может храниться в молекулах ДНК и при особых обстоятельствах пре­образовываться в полномасштабные переживания. Тем не ме­нее эта память — эмбриональная, наследственная, расовая и фи­логенетическая — в конце концов приходит из ситуаций, в ко­торых невозможно представить себе материальную субстанцию, способную нести информацию. Многие истории, связанные с холотропными состояниями сознания, представляют еще более значительную концептуальную проблему, поскольку они пред­полагают существование памяти вне какого-либо материально­го субстрата.

К ним принадлежат, например, эмпирические последова­тельности, представляющие события из истории человечества, хранящиеся в архивах коллективного бессознательного, как представлял себе Карл Густав Юнг, воспоминания о прошлых жизнях, и эмпирическая идентификация с представителями дру­гих видов. Все эти впечатления явно выходят за пределы наслед­ственной, расовой и биологической линий любого типа и не­возможно представить себе какой-либо материальный носитель, на который они могут быть записаны. Похоже, что они хранят­ся в сферах, которые в настоящий момент неизвестны науке или погружены собственно в поле сознания.

Пятая часть книги содержит истории, иллюстрирующие яв­ления, традиционно изучаемые парапсихологами — телепатию и ясновидение, психометрию, астральные путешествия, обще­ние с бестелесными сущностями и духовными проводниками, встречи с архетипическими существами, ченнелинг (медиуми­ческое общение), феномены торжества разума над материей (сиддхи) и внетелесные переживания, во время которых лишенное тела сознание точно воспринимает как ближайшую, так и уда­ленную окружающую среду. Объективное изучение этих необыч­ных переживаний и событий предполагает, что материалистичес­кая наука опрометчиво подняла на смех всю эту область знания и тех ученых, которые ее исследовали. Эти наблюдения раскрыли существование «аномальных явлений», которые в будущем мо­гут привести к коренному пересмотру научной картины мира и его основополагающих метафизических посылок.

Особый раздел в этой книге (часть 6) посвящен историям, описывающим наблюдения, бросающие вызов большинству фундаментальных посылоктрадиционного направления психи­атрии, касающихся природы психотических случаев, обычно считающихся проявлениями серьезных психических заболева­ний. Она также включает отчеты удивительно позитивных ре­зультатов весьма неортодоксальных и спорных подходов к лече­нию. Примером подобной психиатрической ереси является рас­смотрение необычных состояний сознан ия как кризисов духов­ного раскрытия («духовного пробуждения»), а не психотических случаев. Другой подход выражается в попытках самоисцеления с помощью возможностей психики. В наиболее радикальных и необычных ситуациях этой части книги описываются актива­ция психотических симптомов посредством галлюциногенов вместо их подавления, серьезные улучшения, достигнутые с по­мощью методики, напоминающей экзорцизм, и терапевтичес­кие прорывы, представляющие психодинамические механизмы, не имеющие смысла для традиционной психиатрии.

Приложение фокусируется на отношении ученых-традици­оналистов к разрушающим систему их взглядов наблюдениям, порожденным исследованиями сознания и трансперсональной психологией. Первая история представляет собой экстремаль­ный, но типичный пример сопротивления новым данным мно­гих членов научного сообщества. Там присутствует всемирно известный ученый, защищавший свои научные убеждения с та­ким упрямством и решимостью, которые куда больше подошли бы религиозному фанатику-фундаменталисту. Вторая история показывает, что происходит, когда традиционно подготовлен­ные профессионалы с материалистическим мировоззрением получают возможность пережить холотропные состояния созна­ния. Третья описывает, как мое собственное упрямое неприя­тие астрологии, над которой смеются все «серьезные» ученые, уступило под напором убедительных наблюдений.

Эта книга получилась глубоко личной, раскрывающей мно­жество сокровенных подробностей моей жизни и профессио­нальной деятельности. Многие клинические врачи и исследо­ватели не желают раскрывать настолько субъективную инфор­мацию, поскольку убеждены, что это нанесет непоправимый вред их репутации ученых. Причиной того, что я столь честно делюсь с вами переживаниями и несчастьями моего личного пути, является мое стремление к тому, чтобы эта информация облегчила борьбу и затруднительное положение людей, вовле­ченных в процесс глубокого самопознания, и желание помочь им избежать ошибок и ловушек, которые являются неотъемле­мой частью любой попытки вступить на неисследованную тер­риторию.

Я надеюсь, что непредвзятые читатели заметят, что личные истории, которыми я делюсь в этих мемуарах о моем нетради­ционном поиске, являются доказательством страсти, с которой я искал знаний и мудрости, скрытой в глубинах человеческой психики. Если эта книга даст вам полезную информацию и по­может хотя бы небольшой части из тех тысяч и тысяч людей, ис­пытавших и испытывающих холотропные состояния сознания и исследующих необычные реальности, моя жертва не будет на­прасной.



Станислав Гроф Милл-Вэлли, Калифорния август 2005 г.
БЛАГОДАРНОСТИ

Эта книга представляет собой богатый ковер, сотканный из необычайных приключений, пережитых мною в моем соб­ственном внутреннем мире, и в повседневной реальности за пять десятилетий исследований необычных состояний сознания, выз­ванных психоделическими веществами и нехимическими мето­дами, а также возникавших спонтанно в обычной жизни. Этот поиск привел меня в такие сферы и измерения реальности, су­ществование которых ни моя культура, ни мои коллеги не при­знавали и считали, что они возможны только в умах тяжелых ду­шевнобольных пациентов. Прежде чем я обрел уверенность, что обычно невидимые существа, с которыми я встречался, и обла­сти, которые я посещал в своих внутренних путешествиях, дей­ствительно объективно существуют в коллективном бессозна­тельном, что подтвердилось общностью восприятия, потребо­вались годы интеллектуальной борьбы. В большинстве случаев для такого подтверждения требовались люди, которые сами пе­реживали эти реальности в необычных состояниях сознания.

Это трудное путешествие, полное открытий в себе самом и во внешнем мире, было бы несравнимо более сложным, если бы мне пришлось совершать его в одиночку. Мне очень помогало и вдохновляло то, что я встречал восприимчивых, непредубежден­ных людей, которые разделяли со мной новое понимание со­знания, реальности и человеческой души, которое складывалось в результате исследования необычных состояний, или были от­крыты ему. Я чрезвычайно благодарен за поддержку, которую я получил от коллег, независимо от меня, на основе своих соб­ственных исследований и личного опыта, подтвердивших раз­личные аспекты нового понимания реальности, которое сложи­лось в результате моей работы. На протяжении всех этих лет число таких людей постоянно увеличивалось, и теперь их стало слишком много, чтобы можно было перечислить всех их поимен­но. Упомяну лишь некоторых, чья поддержка была особенно важна и значима для меня.

Сразу после моего прибытия в Соединенные Штаты таким человеком был Джоэл Элкс, руководитель отделения психиат­рии в Университете Джона Хопкинса, который пригласил меня в эту страну в качестве экспериментатора и исследователя, чле­на научного общества и позднее предложил мне должность ассистента профессора психиатрии. Талантливый ученый с бе­зупречным академическим образованием и репутацией, Джоэл был очень открыт и непредубежден и проявил живой интерес к новому представлению о человеческой душе и реальности, ко­торое складывалось в результате психоделических исследований. Его интеллектуальная и административная поддержка была нео­ценима для нашей группы из Мэрилендского центра психиат­рических исследований в Кейтонсвилле, которая в конце 1960 — начале 1970-х проводила последние психоделические исследо­вания в США. Мне трудно подобрать слова, чтобы выразить бла­годарность, которую я испытываю к Альберту Керленду, дирек­тору Мэрилендского центра психиатрических исследований, а также к членам нашей исследовательской группы, особенно Сэнди Анджеру, Вальтеру Панке, Чарлзу Сэведжу, Биллу Ричардсу и его жене Илзе, Бобу и Карен Лихай, Сидни Вольфу, Рику Йенсену, усопшему Франко ди Лео, и Нэнси Джуэлл, ко­торые с открытыми сердцами приняли меня в свою профес­сиональную и личную жизнь. Их семьи стали для меня вторым домом.

Я чрезвычайно благодарен Майклу Мерфи, который пригла­сил меня как ученого-стипендиата в институт Эсален, Биг Сур, Калифорния, — уникальный центр, занимающийся исследова­ниями человеческих возможностей, который он основал совме­стно с Диком Прайсом. Мое пребывание в Эсален в период с 1973 по 1987 год в значительной мере способствовало моему ут­верждению и обретению уверенности. Благодаря исключитель­но богатой программе практических семинаров, которая пред­лагалась институтом, мне довелось лично встретиться и позна­комиться со многими пионерами новой научной парадигмы, основателями различных школ психотерапии переживания и известными духовны ми лидерами, которые приезжали в Эсален в качестве приглашенных преподавателей. Мы с моей женой Кристиной провели в Эсалене тридцать месячных семинаров, что дало нам возможность пригласить всех этих выдающихся людей в Эсален, познакомиться с их учениями и установить с ними дружеские отношения. Кроме того, в Эсалене у нас были идеальные условия для развития техники холотропного дыха­ния, мощного эмпирического метода самоисследования и те­рапии.

Благодаря связям, которые сложились у нас с приглашен­ными в Эсален преподавателями, нам с Кристиной удалось орга­низовать целый ряд крупных международных трансперсональ­ных конференций, которые проводились в разных частях мира — в Северной и Южной Америке, в Европе, Австралии и Азии. «Звездный» состав участников этих конференций и их богатая междисциплинарная программа обеспечили дальнейшее утвер­ждение нового представления о реальности и понимания пси­хики, сознания и человеческой природы. Особенно важно было то, что многие участники этих конференций, которые поддер­жали новую парадигму, имели солидное академическое образо­вание, исключительные интеллектуальные способности и впе­чатляющие академические регалии.

Особую благодарность хочу выразить нашим друзьям и со­ратниками из района Сан-Франциско, с которыми мы регуляр­но встречались, с тех пор как переехали из Биг Сур в Милл-Вэлли, — Анджелес Арриен, Майклу и Сандре Харнер, Джеку и Ли­ане Корнфилд, Бокаре Лежандр, Рам Дассу, Френсис Воон и Роджеру Уолшу. Наши совместные трапезы, медитативные груп­пы и обмен информацией по разным вопросам были для меня истинным сокровищем, насыщенным новыми идеями, вдохно­вением, ценными предложениями и критическими замечания­ми. Но что еще более важно, они обеспечивали мощную под­держку и подтверждение моим идеям, основанные на нашем общем согласии по основным вопросам трансперсонального видения и духовного мировоззрения. Рик Тарнас, еще один мой близкий друг, талантливый астролог и специалист по архетипической психологии, оказал мне неоценимую помощь в проведе­нии многочисленных дискуссий, лекций и семинаров (которые мы проводили совместно с ним в течение ряда лет), открыв для меня астрологию — науку, которая больше, чем какая-либо дру­гая дисциплина, расширила мои концептуальные границы и мой интеллектуальный кругозор. Неоценимую поддержку и вдохно­вение я получал также от Эрвина Ласло и Ральфа Метцнера.

Я глубоко благодарен Майклу Маркусу, Джанет Занд, Джо­ну Бьюкенену, Бокаре Лежандр и Бэтси Гордон за их дружбу и щедрую поддержку, которую они оказывали мне в моей работе на протяжении многих лет. Мой брат Пол, психиатр, специали­зирующийся на исследовании аффективных расстройств, уни­кальным образом сочетает в себе исключительный интеллект ис­следователя, страсть и энтузиазм ученого, и необычайное вели­кодушие. Он всегда был моим самым близким другом, доверен­ным лицом, увлеченным поклонником и честным и искренним критиком. Особую благодарность хочу выразить Таву и Кэри Спаркс, нашим дорогим друзьям и соратникам, которые были рядом с нами на протяжении более чем двух десятилетий. Они оба сыграли важную роль в нашей жизни, участвуя в организа­ции и проведении «трансперсонального тренинга Грофа» (ТТГ), а также семинаров и международных трансперсональных кон­ференций. Тав многие годы был моим спутником в поездках и вместе со мной участвовал в проведении различных мероприя­тий, а Кэри была душой всех наших совместных проектов.

Обычно невидимые измерения необычной реальности так и остались бы сокрытыми от меня, если бы не эпохальные от­крытия и труд всей жизни Альберта Хофмана, который дал миру удивительные средства для исследования человеческой психи­ки — ЛСД, псилоцибин, псилоцин и моноэтиламид лизергиновой кислоты. Я бы хотел воспользоваться этой возможностью и выразить глубокую благодарность этому человеку за все, что его открытия привнесли в мою личную и профессиональную жизнь, а также в жизни многих других людей, которые использовали его бесценный дар с ответственностью и уважением, которого он заслуживает.

Мне довелось лично быть знакомым с Альбертом и не­сколько раз встречаться с ним при разных обстоятельствах. Со временем я проникся к нему глубокой симпатией и искренним восхищением не только как выдающимся ученым, но и как ис­ключительным человеком. Прожив более чем вековую жизнь, наполненную, благословенную и продуктивную, он излучает удивительную жизненную силу, любознательность и любовь по отношению ко всему творению. Несколько месяцев тому назад, когда мы провели с группой наших студентов один день в Грюйере (Швейцария), мы все почувствовали, как будто мы не слу­шаем научную лекцию, а получаем даршан от духовного учите­ля. Ни у кого не было сомнений, что Альберта можно причис­лить к разряду великих ученых, таких как Альберт Эйнштейн и Исаак Ньютон, которые благодаря ревностным и скрупулезным изысканиям в своей научной сфере пришли к осознанию чудес­ного божественного порядка, который лежит в основе мира ма­терии и естественных явлений. До конца моей жизни он будет служить для меня моделью и блестящим примером.

Мой список был бы не полным, если бы я не выразил глу­бокую благодарность Кристине, моей жене, любимой, лучшему другу, соратнику и спутнику в моих исканиях, за все то вдохно­вение, которое я получал от нее на протяжении многих лет, и за тот вклад, который она внесла в мою жизнь и в наши совмест­ные проекты. Кроме всего прочего, она основала Сообщество внезапных духовных проявлений, внесла уникальный вклад в по­нимание связи между зависимостью, привязанностью и духов­ным поиском, и вместе со мной участвовала в разработке холотропного дыхания — мощного метода терапии и самоисследова­ния. Семинары и тренинги по холотропному дыханию, которые мы проводили по всему миру, явились богатым источником ма­териала и необычных наблюдений, которые легли в основу мно­гих историй, описанных в этой книге. Кристина играла важную роль во многих из этих историй или присутствовала, «когда слу­чалось невозможное». Я осознаю, что написание этой книги, а также многих других до нее часто мешало нашей личной жизни. Я хочу воспользоваться этой возможностью и поблагодарить Кристину за ее терпение и понимание, и принести ей мои изви­нения.

Особая благодарность двум людям, которые сыграли важ­ную роль в издании этой книги. Тейми Саймон, которой я вос­хищаюсь и которую очень ценю, одна создала Sounds True — аудио-, видео- и книгоиздательскую компанию, которая из од­ной комнаты и одного сотрудника выросла в организацию со штатом в пятидесят человек и всем необходимым собственным оборудованием. Записи компании Sounds True дали возможность сотням тысяч слушателей познакомиться с идеями духовных учителей и пионеров новой научной парадигмы, нетрадицион­ных методов лечения, исследований сознания и трансперсональ­ной психологии. Я очень ценю то, что Тейми решила включить данную работу в свой новый издательский проект. И я также очень благодарен Элис Файнстайн за мастерство и энтузиазм, с которыми она отредактировала рукопись, а также за ее советы и предложения, которые очень помогли мне в поиске наиболее подходящей формы для передачи моих историй читателям.



Доктор медицины Станислав Гроф Милл-Вэлли Калифорния, 15января, 2006 г.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет