Конкурс «Моя малая родина: природа, культура, этнос»



жүктеу 376.38 Kb.
бет1/2
Дата13.01.2019
өлшемі376.38 Kb.
түріКонкурс
  1   2


Всероссийский конкурс

«Моя малая родина: природа, культура, этнос»






Об истории культуры Сихиртя на Ямале

(номинация «Традиционная культура»)


Автор:




Вануйто Меретя Владимировна,

С. Сеяха, Ямальский район, ЯНАО, Тюменская область, МБОУ «Сеяхинская ШИ»,

ученица 11 класса

т. +79028273597


Научный руководитель:

Фадеев Алексей Вячеславович,

учитель истории и обществознания,

МБОУ «Сеяхинская ШИ» первая квалификационная категория

С. Сеяха, Ямальский район, ЯНАО, Тюменская область.

629705, т. +79088609904,

alfade-7712@mail.ru


Сеяха, 2016

Оглавление




Введение

стр.

1



Историография

стр.

2



Территория расселения древнего народа

стр.

3



Анализ археологических находок

стр.

4



Лексический анализ ненецкого языка

стр.

6



Приоритетные направления исследований

стр.

8



Вывод

стр.

10



Список источников и литературы

стр.

14



Приложения

стр.

16



Введение

Материальная история культуры Сихиртя на Ямале

На Полярном Урале есть много легенд свидетельствующих о существовании древнего народа известного под названием «сихиртя», сииртя, сирте. По древним сказаниям, сохранившимся до наших дней, они были аборигенным населением полуострова Ямал, позднее ассимилировавшимися с ненцами в процессе освоения теми северного Приобья. В ненецких сказаниях они предстают людьми маленького роста, которые после прихода ненцев ушли под землю. Известный исследователь В. Чернецов в одной из своих работ приводит сведения, полученные от стариков, что ненцы рода Вэнонгка, придя на Ямал, столкнулись с людьми — сихиртя, которые жили в землянках и охотились на морского зверя. В первое время ненцам часто приходилось с ними воевать. Однако контакты носили не только враждебный характер. Существуют предания с рассказами, что ненцы и сихиртя вступали в брак друг с другом.

Мне стало интересно, что это за народ, и какое отношение он имеет к культуре моего народа. В этой работе я использовала научные данные из различных источников как письменных, материальных так и устных, старалась опираться на научные труды известных ученых и реальные данные, которые можно получить, применяя методы сопутствующих истории наук. В первую очередь это этнография, археология и лингвистика.

Цель моей работы: получить как можно больше историографических данных для дальнейших исследований, уточнить перспективные направления работы, проанализировать, исходя из собственных представлений имеющиеся научные разработки данной темы.

Для осуществления этой цели я поставила следующие задачи:



  1. Составить список научной литературы по данной теме;

  2. Познакомиться с ней, проанализировать ее на соответствие имеющимся представлениям и составить историографический обзор.

  3. Проанализировать археологические находки, этнографический материал, топонимику Ямальского полуострова и произвести краткий лингвистический анализ языка.

  4. Попытаться выявить логическую связь различных объектов изучения, сформировать систему «неизвестных», которые требуют поисковой работы, оформить их в виде схемы;

  5. На основе проведенной работы составить методическое пособие в помощь учителям, преподающим учебный предмет «Культура народов Ямала», краеведение, история.

Моей рабочей гипотезой стало предположение о том, что «сихиртя» это действительно существовавшее аборигенное население Ямала первой половины I тысячелетия обладавшее развитой металлургией, и ассимилированное ненцами в ходе миграционных процессов начала II тысячелетия.

Для написания работы я использовала следующие методы:

1. Анализ литературы и интернет-источников;

2. Обсуждение проблемы с учителями истории, русского и ненецкого языка, посещение музеев.

3. Анализ найденных или имеющихся артефактов культуры сихиртя в тундровых семьях.

3. Опрос местных жителей и специалистов.

4. Обобщение данных и выводы

Я считаю, что тема моей работы является важной в наше время, так как история неоднократно подвергалась умышленной коррекции. В цели и задачи моей работы не входит выяснение причин подобных действий, но не трудно предположить, что их мотивы явно имеют преступный характер, ведь по известному выражению «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим». История нужна для чтобы общество продолжало развиваться, учитывая прошлые ошибки, не пытаясь вычеркнуть из нее то, что кажется непонятным, не вписывающимся в рамки какой-либо идеологии или научной теории. Истина в истории должна стоять выше удобства ее интерпретации.



Поэтому я хочу получить не полную и ясную картину прошлого, это невозможно, а создать перспективные направления для дальнейших разработок. Со своей работой я планирую выступить перед учениками нашей школы-интерната. Работа имеет практическое значение, так как я собираюсь создать пособие «История Сихиртя в материальных памятниках культуры Сеяхинской и Тамбейской тундры». Пособие можно будет использовать на уроках Культуры народов Ямала, краеведения в 7 и 8 классе и на уроках истории в 6, 7 классе.

  1. Историография

Территория Ямальского и Гыданского полуострова сейчас уже является достаточно хорошо обследованной в археологическом плане территорией. Наличие и строительство мощных энергетических комплексов и сетей на территории округа способствует более подробному изучению местности.

Начало археологических изысканий приходится на советский период, так как природно-географические условия местности достаточно суровые. Одним из первых открывателей культур субарктической и арктической зоны на территории Тазовского района был руководитель Тазовской экспедиции Русского географического общества Р.Е. Кольс. Было обследовано городище Мангазея, местоположения которого установила еще в 1862-1864 годах экспедиция Ю.И. Кушелевского, а также собрана коллекция бронзовых вещей второй половины - конца I тысячелетия новой эры близ Зимовья Мамеева. В конце 20-х годов проводятся раскопки на Ямале. В 1930-1940 гг. В.Н. Чернецов совмещая этнографические и археологические исследования, вел разведки и раскопки памятников первобытности в Нижнем Приобье. В 50-е гг. им была разработана культурно-хронологическая схема развития населения Нижнего Приобья с древнейших времен до 2 тыс. н.э., куда также вошли памятники Тазовского района. В 1960 г. полевые исследования проводились специально организованными экспедициями МГУ (Л.П. Лашук) и ЛО ИА АН СССР (Л.П. Хлобыстин) на Ямале, в устье Таза, в южной части Обской губы и в низовьях Оби. Следующим шагом в истории изучения древностей Ямало-Ненецкого автономного округа явились работы Ямало-Обской (1961 г.) и Обско-Тазовской (1963-1964 гг.) экспедиций исторического факультета МГУ под руководством Л.П. Лашука. На реке Таз исследователем были изучены Мысовские (Мыс I, IIа, IIб) стоянки близ пос. Тазовский, которые позволили выявить своеобразные комплексы бронзового века с керамикой тазовского типа и раннего железного века с керамикой усть-полуйского типа, распространенные не только в бассейне Таза, но и в устье Оби. В 70-е гг. Л.П. Хлобыстин исследовал Тазовскую литейную мастерскую X-XIII веков, где, по мнению исследователей Л.П. Хлобыстина и О.В. Овсянникова, производились ювелирные работы по бронзе и серебру. Повторное обследование памятника проведено в 2012 году. В 2002 г. археологическая карта Тазовского района дополнена новыми памятниками. Археолого-палеоантропологической экспедицией ИПОС СО РАН проведено обследование Гыданского полуострова, где на территории Находкинского нефтегазового месторождения на террасе р. Мессопород и оз. Торато открыты и исследованы поселения Торато 1-7, датирующиеся широким хронологическим диапазоном от эпохи неолита до средневековья. В 2004 г. экспедицией НПО «Северная Археология-1» под руководством Г.П. Визгалова были проведены научно-исследовательские работы по рекогносцировочному археологическому исследованию бассейна р. Таз, в результате чего были открыты: поселение Тазовское 1, 4 могильник Тазовский 2 и местонахождения Тазовское 3, 5, 6. В 2007 году омские археологи у с. Газ-Сале обследовали ранее выявленный памятник нового времени Зимовье Мамеева, которому присвоили наименование поселение Газ-Сале 1. Кроме этого было найдено жертвенное место Газ-Сале 2, датирующеемя серединой – второй половиной II тыс. н.э. В 2013 и 2014 году в окрестностях п. Тазовский и с. Газ-Сале работает тюменский археолог А.А. Ткачев. Им осмотрены ранее выявленные и обнаружены новые памятники - могильники Тазовский 1, 3-4, поселения и могильники Нум-Хибя-сихэри I, II, на некоторых проведены раскопки. В 2012 году археологической экспедицией ООО «Северная Археология-1» в устье р. Соръяха, недалеко от становища Надо-Марра найдено поселение позднего бронзового века Соръяха 1. Некоторые участки территории Русского месторождения были исследованы в 2010 и 2014 годах.

Большое значение для изучения Сеяхинской и Тамбейской тундры имеют работы в городище Бухты Находка на территории Ямальского района осуществленные в 2011 году экспедицией ООО НПО «Северная археология» под руководством О.В. Кардаша на основании археологических изысканий Л.П. Лашука, проведенных еще в начале XX века. Также огромное значение имеют работы археолога Чернецова В.Н., которые легли в основу статьи, опубликованной в журнале «Советская этнография», которая на много лет стала базисной для исследователей не только на Крайнем Севере Западной Сибири, но и вообще в циркумполярной зоне Евразии и севера Америки.



  1. Территория расселения древнего народа

Очень сложно определить территорию расселения народа сихирти, так как у меня не имеется возможности проводить сложные анализы, например, генетическую экспертизу из-за отсутствия материалов. Без подобных исследований говорить о родстве «чуди белоглазой» севера древней Руси, «сихиртя» – севера Западной Сибири и других народов, известных под различными именами и проживавшими по легендам в арктической и субарктической зоне невозможно. Но есть рабочее предположение, что данный народ и родственные ему обитали в приполярной зоне по всему арктическому поясу, этот вывод исследователи делают на основе анализа устного народного творчества современных народов, которые, не сговариваясь, называют одинаковые характерные признаки. Это и малый рост представителей этноса, наличие белых глаз, развитая металлургия, «заикание», которые многие исследователи считают особенностью языка, в котором существовали долгие и двойные согласные и ряд других отличительных признаков.

Другая точка зрения, более научная и обоснованная, говорит, что сихиртя, как и чудь, являются остатками какой-то большой финно-угорской общности. Многие ученые склоняются к мнению, что древние жители Ямала принадлежали к уральской языковой семье, то есть были дальними родственниками пришельцев-самодийцев. Как показывает, А. Шренк со слов европейских ненцев, о том, что сихиртя «хотя и говорят своим собственным языком, однако же понимают и по самоедски». На полуострове Ямал, очевидно, аборигены сохранялись довольно долго. Например, стоянка Хаэн-Сале датируется В.Чернецовым первой половиной XVII века. Это обстоятельство в некоторой степени объясняет общность чуди и сихиртя, но тогда нарушается идея циркумполярного единства, хотя, точно это утверждать нельзя не имея этнографического материала по остальной полярной зоне. Я считаю, что данный вопрос еще только предстоит изучить (приложение 8, полная версия статьи раздела).



  1. Анализ археологических находок. См. фото приложение.

В мерзлом культурном слое археологических памятников крайнего севера Западной Сибири сохранилось большое количество предметов и объектов из органических материалов. Изучение таких памятников позволяет представить в деталях практически все стороны жизни средневекового населения региона, особое место занимает архитектура.

При визуальном осмотре реконструкций городища Поселение Етто I находящемся рядом с городом Муравленко (63°47′40″ с. ш. 74°29′50″ в. д.) и раскоп городища бухты Находка, Ямальский район (67°19′25″ с.ш. 72°10′15″ в.д.), я сделала вывод, о схожести, а значит и о связи, существующей между ними. Сравнительная характеристика



Поселение Етто I (г.Муравленко)

Городища бухты Находка, Ямальский район

  1. Форма постройки, полуземлянка. (Внешне схожие постройки)

расположение стенных жердей - горизонтальное


расположение стенных жердей - вертикальное, дренажный канал. (Вероятная причина – сопка песчаная не нуждается в дополнительном дренировании).

  1. Интерьер и форма очага. Совпадает.

Центральное помещение и периферийные конструкции, очаг в центре.

Центральное помещение и периферийные конструкции, очаг в центре.

  1. Тип кровли. Совпадает.

Плоская крыша, покрытая жердями и дерном.

Плоская крыша, покрытая жердями и дерном.

  1. Интерьер и форма очага. Совпадает.

Центральное помещение и периферийные конструкции, очаг в центре.

Центральное помещение и периферийные конструкции, очаг в центре.

  1. Тип кровли.

Плоская крыша, покрытая жердями и дерном.

Плоская крыша, покрытая жердями и дерном.

  1. Вход в жилище.

вход только боковой.

вход надочажный, есть боковой выход, предположительно для циркуляции воздуха,

7. Возраст

Радиоуглеродный метод датировки. Калиброванные значения дат жилищ относят его к концу VII – первой половине VI тыс. до нашей эры.


Дендрохронологический метод датировки показал дату постройки - 1220 г.


8.Промысловые и бытовые орудия.

Находки представлены 30 каменными предметами, преимущественно, из местного кварцита. Набор орудий чрезвычайно узок: тесло, выполненное в технике пикетажа, долотовидные орудия на отщепах, применявшиеся как стамески и скобели по кости и дереву, нуклеусы, а также наковальня, пест, терочник и отбойники.


археологическая коллекция, полученная при стационарных исследованиях городища в 2006–2008 гг., насчитывает более 1,5 тыс. целых предметов и фрагментов изделий. В это число не входят найденные в культурном слое природные камни разных размеров, которые могли использоваться в каких-либо целях, и шлаки – отходы кузнечного производства, образовавшиеся от ковки металлургических криц. Подобных образцов около четырехсот, анализ всех этих находок дает представление о бытовой культуре и занятиях населения городка.

9.Предметы обихода.

Представлены 4 — 5 сосудами полуяйцевидной формы с округло-приостренными днищами. Венчики уплощенные, с выраженным наплывом изнутри. Посуду отличает толстостенность (до 8 мм). Тесто тяжелое, плотное, иногда рыхлое, комковатое, содержит примесь шамота или толченой глины, в одном случае - в сочетании с дресвой; обжиг слабый. Наружная поверхность гладкая, у небольшого чашевидного сосуда — подлощенная. Внутренняя — гладкая или "расчесана" гребенчатым штампом. Последняя особенность до сих пор считалась признаком керамики энеолита — бронзы, но она не была известна в неолитических комплексах. Орнамент на внешней поверхности сосудов состоит из прямых горизонтальных, вертикальных и ломаных (зигзагообразных) линий, а также лент "шагающей гребенки" ("шагание с протаскиванием", "шагание с прокатыванием"). Последние тяготеют к нижней половине сосудов, ориентированы горизонтально и вертикально и располагаются вплотную друг к другу. Оба типа узоров наносились длинными многозубыми штампами с прямоугольными зубцами. Край одного сосуда декорирован овальными неглубокими вдавлениями, на другом под венчиком имеется ряд ямок. На тулове и у дна отмечены неорнаментированные зоны. У двух сосудов наплыв украшен печатной и шагающей гребенкой, у третьего - прочерченной волной, в которую "вписаны" неглубокие округлые вдавления, а по ребру наплыва располагается ряд овальных вдавлений. Волнистый срез венчика образован вдавлениями, выполненными пальцем или округлым стержнем. Гребенчатая керамика севера Западной Сибири представляет оригинальный тип. Каждый из известных на сегодняшний день памятников содержит очень ограниченное количество посуды.

Посуду и кухонную утварь составляют металлические, деревянные и берестяные предметы для хранения, приготовления и употребления пищи. Металлическая посуда на памятнике представлена многочисленными фрагментами и деталями медных котлов. Всего на территории раскопа обнаружено 443 фрагмента медных котлов, из них 420 – это мелкие прямоугольные пластины размером не более 10×10 см. кроме них 7 железных и одна медная дужка, 11 фрагментов или целых ушек котла, а также изделия из медных пластин: блюдо, изготовленное из днища котла, и 3 корытца, сложенные из медного листа подобно берестяным корытцам – «куженькам». Присутствует также посуда сделанная из костей животных и деревянная.


Таким образом, можно сделать вывод о том, что очень разные по времени появления городища (в несколько тысячелетий) имеют общие признаки (схожесть типов жилищ), которые могут быть как свидетельством однородности памятников, так и общим условием вызванными природно-географическими факторами. Несомненно, лишь то, что металлообработки в более ранних периодах истории региона не было, что позволяет связать ее все-таки, с миграцией (финно-угорского?) чудского населения с территории центра современной России.

Промежуточным звеном я рассматривала Усть-Полуйскую археологическую культуру. Представители, которой жили в укрепленном поселке, состоящем из землянок. Орудия изготавливали из кости и камня, но известны были и бронзовые украшения, а также железные ножи. На раскопках поселений находят керамику в форме обломков сосудов на высоких конических поддонах, а также инструменты для плавки бронзы. Из оружия усть-полуйцам были известны лук и стрелы, легкое копье и костяной гарпун. Учёные предполагают, что усть-полуйцы говорили на палеоазиатских языках. Усть-полуйцы влились в состав ненцев, которые возможно, называли аборигенов «сиртя».



  1. Лексический анализ ненецкого языка на присутствие заимствованных слов, не относящихся к современным языкам данной территории

Сихиртя — многие столетия звучало в сказаниях ненцев. Несколько десятилетий назад оно проникло в научные работы этнографов, археологов и языковедов. И, наконец, в последние годы замелькало на страницах публицистических и художественных произведений. Значение самого слова «сихиртя» («сирти», «си-ирти») объясняют поразному: как производное от глагола «сихирць» (приобрести землистый цвет кожи, чуждаться, избегать), от названия жука «си» (в которого превращается душа умершего), от «си» (отверстие, дыра). Главным источником, повествующим о сихиртя, являются ненецкие легенды. В них рисуется образ некогда обитавших в тундрах Западной Сибири и Приуралья людей маленького роста с белыми (светлыми?) глазами. Жили они в высоких песчаных сопках. Это подтверждает версию о чудском пришествии, так как в ненецком языке нет слова «кар», хотя на Ямале есть населенный пункт Шурышкар, правда появившийся достаточно поздно. Исходным в образовании слова является «кар», что с коми-зырянского значит город, в этом случае в значении городок, укрепленное поселение. В более ранних значениях слово понималось как пещера. Может быть, это было связано с определенными строительными обычаями.

Еще одним подтверждением связи чуди и сихиртя является связь Сысолы и Вятки.

На Сысоле (приток Вычегды со стороны Вятки) есть городища с названиями Кариил (Кара-иль?), Вотча (Вотка?) и Гуль-Чунь ("Чертов палец" на языке Коми) содержащих новгородские находки 13-14 в. По легендам в них жила Чудь. "Чудское городище" упомянуто в Вымско-Вычегодской летописи. Выходцы с Сысолы могли получить прозвища-фамилии Сысолятин и Сысоев (от Сысой, Сыса), что интересно фамилия Сусой есть и у лесных ненцев. По воспоминаниям Е.Г. Сусой (кандидат педагогических наук, заслуженный учитель РФ): «Незнание числа и месяца появления на свет — не беда. Горе тому, кто родства не помнит. Много сотен лет назад юноша Сусой нашел берег, о котором мечтал. Песчаный мыс он назвал Кривым (позже потомки переименовали мыс в Каменный) и провозгласил, что на этой земле будет жить ненецкий род и носить ему имя — Сусой».

Среди ямальских ненцев распространено немало рассказов о встречах с сихиртя, которые дарили людям вещи, сделанные из необыкновенного металла — ковш, нож, наперсток. В некоторых преданиях сихиртя описываются как хранители серебра и золота или как кузнецы, после которых на земле и под землей остаются «железки». Образ «маленьких людей» настолько тесно связан с металлом, что даже их дома-сопки представлялись прикрепленными к вечной мерзлоте железными веревками. По легендам, сихиртя запрягали в нарты собак, а одежду сшивали нитями из собачьих сухожилий. Иногда они предстают охотниками на морского зверя или дикого оленя. Иногда выглядят рыболовами, применявшими не совсем обычные снасти — например, сети, оснащенные цветными балберами (поплавками) и каменными грузилами. Чаще всего встречи ненцев с сихиртя происходили именно у рыболовных озер, где они поочередно похищали друг у друга уловы, причем ненцы рыбачили днем, а сихиртя ночью.

В отношении ненцев к сихиртя нет враждебности, в ряде случаев встречи с ними расценивались даже как счастливая примета. Существует немало преданий о женитьбе ненцев на сихиртя, об их взаимопомощи в борьбе с врагами и злыми силами. По другим рассказам, сихиртя могли украсть детей (если те допоздна продолжали игры вне чума), наслать порчу на человека или просто напугать его. Встречаются упоминания военных столкновениях ненцев с сихиртя, при этом последние отличались не столько ратной доблестью, сколько умением неожиданно скрыться и внезапно появиться вновь. Ненцы относили эти умения к шаманским дарованиям сихиртя.

По легендам, в незапамятные времена сихиртя пришли на Ямал из-за моря. Сначала они поселились на острове, а затем, когда его берега стали обрушиваться под ударами штормов, переправились на полуостров. Конец «эры сихиртя» и наступление «эпохи ненцев» («людей») подробно описывается в ярабц’ «Няхар» Сихиртя» (сказитель Пак Худи). Содержание мифа таково.

На Лад яра Саля (Мысу с песчаной вершиной) находится стойбище трех братьев-сихиртя, с которыми живет их сестра. Однажды к ним прибывают посланники владыки нижнего мира Нга с требованием отдать ему в жены девушку сихиртя. Получив отказ, Нга сокрушает землю — в небе сходятся черная и белая тучи, раздается удар грома, перевернувший Лад яра Саля вверх дном. Лишь девушка сихиртя чудом уцелела, оставшись в беспамятстве лежать на нарте. Очнувшись, она обнаруживает, что чумы ее братьев погрузились под землю, и отныне им уготована жизнь в сопках.

В дальнейшем героине удается извлечь из-под земли трех своих племянников и при их участии восстановить жизнь на Лад яра Саля. Первенствующую роль в этом сыграл Мандо мянг — герой, пришедший на семисаженных лыжах со стороны восхода солнца. В конце концов, главные стихии мира — небо, вода и подземелье — признают могущество новых героев и подчиняются им. Так рождаются ненецкие боги.

Перерождение героев - сихиртя в ненецких богов можно считать свидетельством преемственности двух культурных традиций. Что касается «переворота земли», то в нем видится символическое описание действительного потрясения — или природно-климатического кризиса, или военных баталий. В других сказаниях причиной ухода сихиртя под землю называется нашествие ненцев-оленеводов, или упадок хозяйства, связанный с истощением охотничьих угодий, или межэтнические конфликты сыграли свою роль в исчезновении («уходе под землю») сихиртя. То есть однозначного ответа также не существует. Вместе с тем несомненно, что часть сихиртя влилась в состав ненцев. Другими словами, сихиртя — не только предшественники, но отчасти и предки ненцев (большую часть которых составили выходцы из приобско-уральской тайги). Вполне возможно, что ненцы унаследовали от сихиртя некоторые хозяйственно-культурные традиции (приемы охоты на морского зверя, рыболовства, религиозные представления). Следует также иметь в виду, что за собирательным фольклорным образом «сихиртя» скрывается огромная эпоха до оленеводческой истории Ямала, протяженность которой измеряется несколькими тысячелетиями. За это время произошло немало миграций, войн, культурных изменений.

При всем этом легенды описывают их как людей низкого роста, но низкими они могли быть в сравнению с описывающими их. Современные ненцы уже вобрали в себя черты как сиртя, так и других народов, пришедших на их место. И низкорослость ненцев как раз от сиртя, такого же они роста, а мелкими их могли назвать люди среднего роста. Еще одним фенотипическим признаком были белые глаза - в смысле голубые, зеленые, серые (не карие), в смысле "светлые" вообще. Для северных народов это неудивительно. Говорили они, слегка заикаясь - видимо, в их языке были долгие и двойные согласные. Такие вот, например, типа финнов с их словами вроде "палкка", "кукка".

Досамодийский аборигенный элемент в составе ненцев представлен, главным образом, в рамках фратрии — группы родов Вануйта. В XVII веке фратрия состояла из родов Вануйта (Ванюта). Название Вануйта В. Васильев выводил из слова вано (ват, вану) — съедобный корень, его ненцы употребляли в пищу. (И это действительно так - прим. авт.). Он был неизвестен пришельцам с юга. И сначала название закрепилось за аборигенами, позже став именем фратрии, восходящей по происхождению к аборигенному пласту.

В формировании ненцев приняли участие в основном два компонента: южно-сибирский—самодийский и местный—аборигенный. Одна восходит к самодийцам—Харючи - Окотэтто, а другая к аборигенам — Вануйто.

Самодийцы, будучи представителями одной родовой группировки, не могли заключать браки друг с другом. Поэтому, оказавшись в Приполярье, стали вступать в браки с аборигенами. Такая ситуация привела к быстрой ассимиляции последних, которые были малочисленнее пришельцев.


  1. Приоритетные направления исследования культуры Сихиртя

Приоритетными направлениями в дальнейшем изучении сихиртя, на мой взгляд, являются археологические работы на севере Ямальского полуострова, так как на сегодняшний день большинство памятников изучено только шурфовым методом, что исключает полноценный анализ культурного наследия. Хотя и вполне объясним с точки зрения трудности исследования мерзлотного грунта, но ведь именно это условие и обеспечивает сохранность памятников культуры на Ямале.

Еще одним направлением, на мой взгляд, должно быть создание логической схемы системы памятников без заключения абсолютных выводов, которыми «грешат» все исследователи, обнаружившие какой-либо памятник культуры и тут же пытающиеся «вогнать» его в рамки сложившихся представлений. Это может значительно исказить истину, один памятник это один штрих какой-либо картины и только на основании этого штриха делать вывод о гениальности творца, по меньшей мере, ненаучно. Да и слишком глубоко укореняются ошибки, на которых строятся научные теории.

Большую роль могла бы сыграть и модель общего циркумполярного исследования. Такие попытки уже предпринимаются, но каких-либо серьезных работ или найденных подходов, да даже научных сообществ нет. Это обедняет имеющиеся возможности изучения Севера и его загадок.

Изучая данную тему я так и не нашла данные антропометрии, которые хоть как-то могли бы объяснить низкий рост сихиртя, ведь не случайно же об этом говорится чуть ли не в каждой легенде. Почему же тогда и орудия труда, и оружие имеет нормальные размеры? Ведь они были бы неудобны людям маленького роста.

Поэтому, по моему мнению, север еще только начал открывать свои тайны, работы для исследователей очень много, как практической, так и теоретической, очень важно, при этом избежать неверных посылов, да вообще любых посылов, которые могли бы повлиять на ход исследований.


  1. Вывод (приложение - презентация)

«Историк, сознательно умалчивающий о событиях,

совершает не меньший обман, чем тот,

кто сочиняет никогда не происходившее».

Аммиан Марцеллин


Работая над этой темой, я открыла для себя много нового и интересного. Я познакомилась с краеведческой литературой и ресурсами интернета, побывала в местах, связанных с историей культуры сихиртя. Сложным для меня стало то, что в основном литература по этой теме рассчитана на специалистов, очень мало книг просто и интересно рассказывающих о событиях прошлого Севера. Хотя есть и другая проблема, очень много литературы не научной, а полуфантастической, вводящей в заблуждение и формирующей неправильные представления, от которых затем очень сложно избавиться. Хотелось бы, чтобы такая литература имела пометку «фэнтази». Надеюсь, что моя работа, принесет пользу тем ученикам, которые продолжат изучение данной темы.

Осуществив поставленные задачи, я поняла, что моя гипотеза полностью подтвердилась. Действительно культура сихирти имеет очень древнюю историю, которая была очень богата событиями и культурными достижениями, и стоит в одном ряду с относительно хорошо изученными цивилизациями Древнего мира.

Восточная мудрость гласит: «Кто не знает прошлого, тот не поймет сегодняшнего, и не будет иметь представление о будущем». Чтобы шагать в ногу со временем, нужно очень хорошо знать прошлое. И не просто знать, важно сохранять его для следующих поколений. История нужна для чтобы общество развивалось, учитывая ошибки прошлого, не пытаясь вычеркнуть из нее то, что кажется непонятным, не вписывающимся в рамки какой-либо научной теории. Истина в истории должна стоять выше удобства ее интерпретации и как это не раздражает необходимо мириться с наличием множества неизвестных, особенно для древнейших периодов.

В интернете много публикаций на эту тему, авторы которых В.Н Демин и В.А. Чудинов. Их обвиняют в подтасовке фактов и в придумывании гипотез. К сожалению, другие ученые, например Д.Б. Денисов занимаются критикой альтернативной истории, и что совсем неприлично, переходят на личности, обсуждая научные темы. По-моему, отмахнуться от этой мифологической темы просто, гораздо сложнее найти доказательства ее возможной реальности или ее отсутствия. (Хотя реальность существования протоцивилизаций Севера уже доказана материальными свидетельствами). Одним из направлений в данном исследовании я считаю, изучение культуры сихиртя по материальным памятникам которых, к сожалению, очень мало. Официальная история заявляет, исследования Гипербореи носят глубоко предположительный характер, но при этом официальная история этим заниматься не будет. Это не совсем понятная позиция, при которой «ничего делать не стоит…» не может не беспокоить.



Основными или наиболее перспективными я считаю три направления дальнейшего исследования:

1. Археологическая разведка местности

Археологические памятники существуют как объективные остатки прошлого. Наши же знания о них относительные. Есть памятники, давно известные и учтенные, но многие памятники не известны. Одной из задач археологии являются поиски, открытия и научная фиксация археологических памятников. Эти задачи выполняет археологическая разведка, которая является началом процедуры научного исследования в археологии.

Располагая предварительными сведениями о памятниках изучаемого района, исследователь проводит полевые работы примерно по следующему плану:

1. Проверка прежних сведений о древних памятниках и отдельных находках, для чего необходимо ознакомление с имеющимися коллекциями, архивными сведениями и литературой.

2. Обследование территории в целях открытия и изучения памятников.

3. Фиксирование обнаруженных памятников происходит примерно в следующем порядке:

а) описание в дневнике местоположения памятника (название района, села);

б) выполнение плана и профиля, фотосъемка как общего вида памятника с его ближайшим окружением, так и его деталей.

Шурфовый и поверхностный метод исследования территории недостаточно информативен для глубокого анализа древнейших периодов. Обосновать это не сложно, хотя бы, во-первых, сползанием ледника, который должен был сместить (а частью и уничтожить) поверхностные слои, во-вторых, по утверждению ряда авторов есть предположения о древнейшей природной катастрофе, которая также должна была бы повлиять на смещение геологических слоев (остров Вайгач – место страшной гибели, нен.), в третьих, каслание по тундре происходит в течение нескольких веков, поэтому то, что было на поверхности, небольшие предметы были вовлечены местным населением в свой быт. Поэтому, исходя из предположения, что сихиртя были народом владеющим металлообработкой, то наиболее эффективным методом были бы методы электро- и магниторазведки.

2. Электроразведка и магниторазведка.

Эффективность их применения зависит от многих условий, связанных как с качеством используемой аппаратуры, так и с характером данного участка местности. Поэтому заведомые рекомендации по выбору того или иного метода малоперспективны. Одним из главных условий успеха в такой работе является привлечение к исследованиям профессионала-геофизика, но для успешного взаимопонимания археолог обязан знать некоторые основы наиболее распространенных методов и примеры их успешного использования.

Главная ценность геофизических методов в археологии состоит в том, что они позволяют «видеть» сквозь землю до раскопок, т. е. обнаруживать различные предметы и детали древних сооружений, погребенные в почвенном слое или даже значительно глубже его. Тем самым создаются благоприятные условия для значительной экономии земляных работ. Это особенно актуально в условиях вечной мерзлоты

Наиболее интересные результаты получены от применения двух основных методов: электроразведки и магниторазведки. Несмотря на разную физическую природу, они имеют много общего.

Принцип действия электроразведочной аппаратуры представлен на слайде, состоит в измерении сопротивления тока, который пропускается между воткнутыми в землю электродами.

Принцип магниторазведки основывается на хорошо известном эффекте отклонения магнитной стрелки, если к ней поднести железный предмет.

Современное геофизическое приборостроение постоянно развивается. Поэтому вопрос о выборе приборов для археологической разведки требует детальных консультаций с профессионалами.
Следующим перспективным направлением является:

3. Антропологический анализ этноса

Антропология на протяжении многих десятилетий была почти полностью морфологической наукой и пользовалась морфологическими методами. В центре внимания антропологов стояла форма, структура, по сочетанию и числу структурных элементов выделились конституционные и расовые типы земли.

После изучения распределения частоты групп крови во многих тысячах популяциях земного шара антропология перестала быть только морфологической наукой и превратилась в науку морфофизиологическую, исследующую не только форму, но и функции на уровне отдельного организма и на популяционном уровне.

Генетический и популяционный подходы могут дать значительный объем информации о сихиртя.

Конечно, отношение к антропологии как науке достаточно скептическое, но пренебрегать ею мы тоже не можем.

Проблема заключается в том, что ни одного могильника, ни одного скелета сихиртя ученые еще не обнаружили, это может свидетельствовать об особом погребальном культе, например кремации. Поэтому действительно, актуальным является антропологическое изучение ненцев как возможных носителей генов сихиртя. Тем самым, например, с помощью генного анализа можно было бы выявить причины легендарной боязни солнечного света.

(Такой генетический материал я могу представлять сама или рассказ бабушки о «перекочевке сихиртя»).

Это можно обосновать еще и тем, что мой народ на протяжении длительного времени являлся изолированным от внешнего воздействия этносом и не подвергался ассимиляции, а исходя из того что предания ненцев не исключают брачные связи с сихиртя, то можно получить некий геномный и фенотипический набор, по которому можно получить представления о внешнем виде этого народа и его генотипе. Обоснованием этого направления является то, что ненцы внешне сильно различаются, есть представители со смуглым цветом кожи и темными волосами и есть представители с белой кожей и русыми, очень редко белыми, волосами.

Советские ученые, проводившие исследования ненцев, не обратили внимание на этот факт.



  1. Следующим эффективным направлениям является опись имеющегося, в распоряжении тундровых семей артефактов.

У многих тундровых семей есть в наличии такие артефакты, которые они относят к культуре сихиртя. Исследовав и систематизировав которые можно было бы выявить характерные черты данной культуры, благодаря чему появилась бы возможность соотнести ее с другими культурами. Интерес представляет наличие культурной связи чуди и сихиртя, потому что многие исследователи, опираясь как на устные предания, так и внешние описания соотносят данные народы.

Обратите внимание на данные артефакты, во многом внешние признаки совпадают с артефактами из Бухты - Находка.

По словам известного ученого Лашука Л.П., археологические находки очерчивают широкую территорию Большеземельской и Ямальской тундры, прилежащей к побережьям Баренцева и Карского морей, на которой существовала культура средней поры железного века. Металлические предметы с Хэйбидя-пэдера, главным образом украшения, датируют эту культуру в пределах от III—IV до X—XI вв.

По мнению этого же ученого, очень важно раскрыть развитие этой приполярной культуры и образ жизни ее носителей. Памятникам Заполярья свойственны своеобразные черты, не находящие прямых соответствий в южных районах.

В общем, добытый материал характеризует культуру сихиртя оригинальной, имеющей, вероятно, генетические корни в местной приполярной культуре, распространенной по широте от Большеземельской тундры до низовий Таза, по крайней мере, с эпохи раннего железа.

Вывод моей исследовательской работы заключается в том, что исследования Ямала имеют недостаточный характер и требуют дальнейшего изучения с использованием методов электро- и магнито- разведки опираясь на местный материал, а также антропологического анализа. Искать надо свидетельство существования народа, а не только памятники материальной культуры.

Было бы интересно исследовать с помощью приведенных выше методов археоразведки сопку Матюй-Седа.

Список литературы:

1. Кардаш О. В. Городок сихиртя в Бухте Находка (первые результаты исследования) О. В. Кардаш. - Нефтеюганск: АНО «Институт археологии Севера»; Екатеринбург : издательство AM Б» 2011. - 60 с.

2. // “Finno-Ugrica”2003-2004 год, №1(7-8), сборник статей, издается в качестве приложения к журналу “ПАНОРАМА-ФОРУМ”, зарегистрированному Министерством информации и печати Республики Татарстан (№440).

3. Отчет о научно-исследовательской работе: «Историко-культурные исследования на участках по проекту «Приемно-сдаточный пункт (ПСП) «Заполярное» 1,1029 га (камеральный этап)

4. Н. А. Алексашенко, «ЛУК И СТРЕЛЫ УСТЬ-ПОЛУЯ» Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН

http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/05/978-5-02-038271-8/

© МАЭ РАН

5. Сибирский сборник–4. Грани социального: Антропологические перспективы исследования социальных отношений и культуры. (Памяти российского этнографа-тунгусоведа Надежды Всеволодовны Ермоловой) / Отв. ред. В. Н. Давыдов, Д. В. Арзютов. — СПб.: МАЭ РАН, 2014. Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-260-9/



6. // Системные особенности устойчивого развития регионов циркумполярной зоны. Носкова Екатерина Михайловна, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории ФГБОУ ВПО «Пермская государственная сельскохозяйственная академия имени ак. Д.Н. Прянишникова». E-mail: e.noskova2011@yandex.ru

Интернет – источники:

  1. Антропоморфные изображения Усть-Полуя. http://cyberleninka.ru/article/n/antropomorfnye-izobrazheniya-ust-poluya

  2. Святилище городище Усть-Полуй. Достояние планеты. http://dostoyanieplaneti.ru/2869-svyatilishche-gorodishche-ust-poluj

  3. Вепсы. https://ru.wikipedia.org/wiki/Вепсы

  4. Югорский глоссарий. http://slib.ru/yugorskij-glossarij#ш

  5. Загадочный народ – Чудь. http://komanda-k.ru

  6. Они были первыми. http://gcbs.ru/pub/Personalii/Evladov.html

  7. Ямальская Арктика в эпоху средневековья. Памятники в зоне типичной тундры (Плеханов, Салехард) http://смусянао.рф/ru/o-sovete/stati-i-ssylki/19-arkheologiya

  8. История археологических исследований сибирских острогов. http://bsk.nios.ru/content/istoriya-arheologicheskih-issledovaniy-sibirskih-ostrogov

  9. Мангазея. http://library.ikz.ru/hronologiya-osvoeniya-sibiri/Mangazeya


  10. Достарыңызбен бөлісу:
  1   2


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет