Конспект по Истории Римо-Католической Церкви для 3-го курса



жүктеу 4.96 Mb.
бет14/29
Дата14.03.2019
өлшемі4.96 Mb.
түріКонспект
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   29

В полной мере расхождения между гуманизмом и Реформацией стали очевидны в 1525 г. В этом году и Лютер, и Цвингли написали работы, направленные против Эразма, причем оба сосредоточили свое внимание на концепции "свободной воли". С точки зрения обоих реформаторов, учение Эразма об абсолютной свободе человеческой воли вело к преувеличенно оптимистичной концепции человеческой природы. После опубликования "Комментария об истинной и ложной религии" Цвингли и работы "О рабстве воли" Лютера напряженность, которая всегда существовала между гуманизмом и Реформацией, стала очевидной для всех.

8. ЦЕЛИ, УСТРЕМЛЕНИЯ И ОСНОВЫ УЧЕНИЯ РЕФОРМАТОРОВ XVI ВЕКА.

 

Как уже отмечалось, одной из основных идей, представляющихся сознанию большинства мыслящих западных христиан предреформационного периода, была необходимость прекращения имевших место и неуклонно развивающихся злоупотреблений Римской Церкви во всех ее звеньях, от святого престола до мирян включительно. Это убеждение все более распространялось, и только упорное противодействие пап, даже тех из них, кто, как Александр V (1409-1410) и Мартин V (1417-1431), избирался на свой высокий пост одушевленными идеей реформы Пизанским и Констанцским соборами, помешало осуществлению этой идеи. Распущенность духовенства, достигшие чудовищных размеров поборы в пользу римской казны, общее обрядоверие и секуляризация общества при сохранении традиционных форм, все более терявших под собой духовную, евангелическую основу, - все эти явления постепенной деградации продолжали развиваться, и к исходу XV в. стала очевидной неспособность Церкви справиться со своими болезнями путем мероприятий, проводимых "сверху", прежде всего потому, что именно верхушка церковной иерархии была в наибольшей степени поражен а язвами, разъедавшими церковный организм.



Можно с уверенностью утверждать, что разложение Римской Церкви явилось хотя и негативной, но одной из основных причин реформации, как движение протеста "снизу", т. е. исходящего от рядовых членов Церкви. Это положение подтверждается как самим термином "протестантство", так и тем обстоятельством, что ликвидация наиболее ярких и возмутительных для христианского сознания злоупотреблений, как увидим ниже, позволила Католической Церкви оказать протестантизму мощное сопротивление, а во многих странах даже подавить его окончательно. Можно также с уверенностью предположить, что если бы при прочих равных условиях нравственное и каноническое состояние Римской Церкви в XVI в. соответствовало бы современному нам уровню, то ни о какой реформации снизу не могло бы быть и речи.

Первичный толчок, данный Лютером в 1517 г. его 95-ю тезисами, прибитыми, по преданию, к дверям Виттенбергского собора, также носил характер протеста против одного из наиболее ярких злоупотреблений, возмущавших христианскую совесть многих, - против продажи индульгенций.

Учение католической Церкви об индульгенции, подтвержденное Тридентским Собором (1545-1563), от которого она не отказалась и по настоящее время, конечно, имеет мало общего с возмутившим Лютера торгашеством Тецеля. Приобретение индульгенции рассматривается как высшее выражение внутреннего покаяния, как своего рода епитимия, аналогичная любому внешнему подвигу, налагаемому на кающегося грешника в целях его исправления, каким, например, могут являться поклоны, пост, паломничество, чтение определенного числа молитв. Ход мысли здесь ясен: любое из внешних деяний является самоограничением, своего рода жертвой; одна епитимия часто заменялась другой, и отсюда появилось представление об их эквивалентности. Но ведь наиболее универсальным эквивалентом являются деньги; почему же не заменить любую епитимию денежным пожертвованием на святую Церковь, которое тоже является самоограничением, жертвой, причем, может быть, иногда наиболее чувствительной. При таком понимании пожертвование, сопровождаемое получением индульгенции, еще не является соблазнительной торговлей. Жертвователь не покупает себе прощения, а лишь наказывает себя за грех, в котором раскаялся, и притом наказывает с воспитательной целью, чтобы память о понесенном наказании, епитимии или жертве предостерегала его от повторения греха. Индульгенция становится торгашеством и развращающим злоупотреблением с того момента, когда становится условием прощения греха; психологически переход на такую позицию может произойти чрезвычайно легко, ибо внутреннее состояние кающегося нелегко поддается контролю, а тем более учету, даже со стороны внимательного и ревностного духовника, в то время как денежные пожертвования - осязаемый факт, легко учитываемый и потому со спокойной совестью удостоверяемый выдачей индульгенции.

Именно на таких позициях стоял странствующий продавец индульгенций Тецель, чья проповедь, или вернее, рекламирование индульгенций вызвало историческое выступление Лютера с его тезисами.

Как видно из тезисов 1517 года, Лютер при их составлении отнюдь не имел в виду затронуть догматические основы учения об индульгенциях, не говоря уже о других догматах Католической Церкви. Однако в ходе полемики с вооружившимися против него учеными апологетами он очень быстро эволюционировался в направлении, которое привело его к отказу от ряда основных положений учения Церкви. Основными вехами этой эволюции были:

- Возможность получения прощения грехов помимо таинства покаяния; разрешение грехов священником потребно лишь как внешнее удостоверение полученного прощения.

- Признание таинства крещения и причастия лишь как "знака и напоминания". "Не таинство оправдывает, а вера в таинство".

- Отрицание остальных таинств, поскольку в них нет обещания оправдания (прощения грехов), "так как без слов обещающего и без веры приемлющего у нас не может быть никакого дела с Богом".

- Отрицание иерархии - на основе всеобщего священства и отрицания таинства священства.

- Отрицание папского, а вслед за тем и соборного авторитета. Признание Священного Писания как единственного источника Откровения, достаточного для спасения и не нуждающегося в церковном понимании и истолковании.

- - Отказ от молитвенного обращения к святым.

Все эти положения прочно вошли в догматическое здание как лютеранства, так и протестантизма в целом (если исключить некоторые Церкви, сохранившие в значительной степени католический традиционализм, как это имело место, например, в Англиканской Церкви). Однако догматической основой всех этих положений как для самого Лютера, так и для протестантизма в целом служило усвоенное Лютером еще до его выступления учение об оправдании одной верой (sole fide). Сущность этого учения заключается в том, что вера в человеке, если "она живая, деятельная, мощная сила", неизбежно порождает добро, добрые дела, так что для нее невозможно не делать добра". Спасают человека, однако, не его дела, как бы хороши они ни были, а именно и только порождающая их вера. Вера же не есть только убеждение в искренности христианского учения, а уверенность христианина "в том, что он один из тех, кому дана благодать и что он наверно получил ее через крещение или причащение. Если он верует в это, он свят, благочестив, оправдан и есть дитя Божие". Добрые дела же являются лишь неизбежным следствием такой веры, внешним признаком ее наличия. "Имея веру, - пишет Лютер, - человек узнает, как благ и милостив Господь; вследствие этого знания его сердце делается мягким и милосердным, и он каждому желает делать то, что сделал ему Господь. Поэтому он от всего сердца служит ближнему телом, жизнью и душой". "Но кто не делает таких дел, тот - неверующий человек; он ищет ощупью веру и добрые дела и не знает ни первой, ни последних; он много лишь пустословит о вере и добрых делах... Поэтому невозможно отделять дело от веры, подобно тому как нельзя отделять горение и сверкание от огня". Что же касается грехов, то верующему такой верой человеку грехи не вменяются, прощаются и оказываются безразличными для его спасения, тем более, что по испорченности человека они неизбежны. "Мы - праведные грешники пред Богом... в нас есть только грех, хотя бы имели всю человеческую праведность. Поэтому ты должен знать, что грех уничтожает всю твою праведность, как бы ты ни был благочестив на земле, и что прощение уничтожает весь грех и гнев". "Будь грешником, - писал Лютер к Меланхтону в 1521 г., - и греши сильнее, но при этом веруй и радуйся во Христе, Который есть Победитель греха, смерти и мира. Довольно, что мы признаем Агнца, уничтожившего грехи мира; от Него не удалит нас грех, хотя бы мы тысячу раз в день любодействовали или умерщвляли". Однако вера и здесь оказывает свое положительное действие; она постепенно очищает человека от греха, в частности через различные страдания, посылаемые Богом верующему во Христа человеку. Благодатные дары Святого Духа, получаемые при крещении, "постепенно умерщвляют нашу природу и грех"; "в крещении уничтожается глава и жизнь грехов... и ветхий человек не восстает снова, но новый сохраняет господство и греховные страсти ослабляются и уменьшаются". В конце концов верующий теряет способность грешить: "Если кто-нибудь впадает в прелюбодеяние, то самый поступок этот не осуждается, а лишь показывает, что человек отпал от веры, что и осуждает его; иначе такой поступок был бы невозможен". Противоречивость последних из приведенных высказываний Лютера о неизбежности греха и одновременно о его невозможности для верующего человека очевидна и является следствием того, что эволюция его мышления не была прямолинейна, что и нашло себе отражение в его творениях.

В дальнейшем под влиянием социальных и бытовых явлений, которыми сопровождалось распространение реформации (Крестьянская война, дальнейшее падение нравов, в частности в лютеранской среде, сектантские движения), характер высказываний Лютера существенно изменился. В течение последних двадцати лет своей жизни он, так же как и его ближайший соратник Меланхтон, не столько борется против католицизма, сколько настаивает на положительных, сохраненных им католических элементах вероучения (таинства, церковное устройство и авторитет, участие воли в человеческой деятельности; Меланхтоном допускается даже возможность компромиссного соглашения с католической иерархией). Однако напрасно было бы искать в позднейших трудах Лютера указаний на изменения его коренных взглядов на те основные догматические проблемы, по которым он и его последователи разошлись с католичеством. Учение о спасении верой, разработанное и усвоенное им еще до Виттенбергского периода его жизни, сохранялось и развивалось в его трудах до самой смерти, а все остальные догматические положения "евангелического" учения были, как мы видим, прямым выводом из учения об оправдании и спасении.

Почти одновременно с возникновением и развитием реформации в Саксонии она началась также в Цюрихе, где инициатором ее был Ульрих Цвингли (1484-1531). Так же, как и у Лютера, поводом выступления Цвингли явились явные злоупотребления Католической Церкви, в частности распространение индульгенций неким Самсоном (1519). Еще раньше, исполняя обязанности священника в Эйнзидельне, Цвингли толковал Евангелие в смысле необходимости для спасения достигнуть внутреннего очищения, без которого внешние обрядовые действия (прикладывание к иконам, паломничества и т. п.) совершенно бесполезны. Окончательный разрыв Цвингли с Церковью произошел в 1523 г. после диспута в Цюрихском магистрате, где Цвингли выдвинул свои 68 тезисов, значительно более радикальных, чем тезисы Лютера. Специфические условия деятельности Цвингли заключались в том, что она протекала в Швейцарии, имевшей республиканскую форму управления, и была тесно связана с его патриотическими устремлениями, направленными против использования его соотечественников в качестве ландскнехтов в соседних государствах, в частности в папских войсках. Именно эти побочные обстоятельства, а также светские, гуманистические наклонности и образование в значительной степени определило его радикализм. В то же время его учение, в своих выводах во многом совпадавшее с лютеранским (за исключением понимания Евхаристии), отличалось меньшим догматизмом, а проповедь его имела ярко выраженный нравственно-назидательный характер. В частности, в отличие от Лютера, он допустил возможность спасения язычников, придавая добродетельной жизни определенное значение в деле спасения. В спорном вопросе о Евхаристии Цвингли придерживался крайнего взгляда, отрицая реальность присутствия в ней Тела и Крови Господа и рассматривая ее лишь как участие в трапезе Господней, сопровождаемое воспоминанием о Голгофских страданиях и смерти Спасителя. Значительно более обособленно от лютеранства стоит кальвинизм, явившийся источником для многочисленных деноминаций, в частности, реформаторской Церкви в Швейцарии, Германии, Голландии и Франции, а позднее пресвитериан в Англии. Кальвин (1509-1564), сравнительно поздний деятель реформации, порвал с католической Церковью только в 1532 г., когда учения Лютера и Цвингли были ему уже хорошо известны. В 1536 г. в Базеле появилось его знаменитое сочинение "Institutio Religionis Christianae", и с этого же года начался Женевский период его жизни, оставивший столь глубокий след в церковной истории. Глубокий богослов, Кальвин в то время в еще большей степени, чем Цвингли, обращал внимание на практическую сторону христианства, причем ему удалось, пользуясь благоприятной политической и экономической ситуацией, в течение длительного периода (примерно двадцать лет) осуществлять в Женеве настоящую теократию, по своей полноте и суровости превосходившую даже ветхозаветную теократию Моисея и судей израильских. Богословие Кальвина во многом совпадает с общими идеями протестантизма (универсальный и исключительный авторитет Священного Писания, отрицание иерархии, призывания святых, чистилища, отрицание таинств, кроме крещения и евхаристии), а по ряду пунктов совершенно оригинально и в значительно большей степени отклоняется от учения исторических Церквей, чем лютеранство. Так, за таинствами признается значение внешних знаков, а их благодатность понимается в смысле внутреннего воздействия (в частности "духовное причащение"), не связанного существенно с материальной стороной таинства. Богослужение освобождено почти от всякой обрядности, в значительной степени удержанной в Лютеранской Церкви. Но наиболее характерной для кальвинизма догматической идеей является учение о предопределении, которое у Лютера имело место только в зачаточной форме. Каждый человек от вечности предопределен Богом к спасению или вечной гибели. Не только деятельность человека, но и его вера являются следствием божественного предопределения, и личная воля не может повлиять на судьбу человека в будущей жизни. Каждый должен быть членом Церкви и исполнять заповеди Божии, не связывая результаты своих усилий с перспективой спасения или осуждения. Экклезиология Кальвина в основном совпадает со взглядами Лютера. Церковь эта невидимая и объем ее неизвестен, однако существуют внешние признаки, по которым можно судить о принадлежности данной общины к вселенской Церкви. Это - "чистая проповедь Евангелия", "настоящее совершение таинств по заповеди Христа, правильное употребление церковной дисциплины для исправления пороков и, наконец, признание Христа Единою Главою Церкви". Таковы были воззрения основоположников реформации в области догматики и церковной жизни.

 

9.Реформация в Германии.



Лютер и Меланхтон.

Мартин Лютер родился 10 ноября 1483 года в городе Айслебене, Саксония; там же он и умер 18 февраля 1546 года. Он был вторым сыном Ганса Лютера, шахтера из крестьянского рода, происходившего из Тюрингии. Мартин учился в Эрфуртском университете и в 1505 году получил степень магистра искусств. По желанию своего отца, он начал осваивать профессию адвоката. Но как-то, направляясь пешком из Манефелта в Эрфурт, был застигнут грозой, которая заставила его припасть к земле. Он воскликнул: “Святая Анна, помоги мне, и я стану монахом”. Позже Лютер пожалел о данной клятве, но чувствовал себя связанным. Он вступил в орден монахов и начал вести очень аскетическую жизнь, чтобы быть угодным Богу.

В 1507 году Лютера посвятили в священники, и он начал работу учителем богословия, повышая свое положение как ученого. В 1508 году он стал учителем в университете города Виттенберга. 19 октября 1512 года Лютер получил степень доктора богословия и вскоре после этого стал преемником Штаупитца на факультете богословия в качестве профессора библейской теологии.

Лютер чувствовал настоятельную внутреннюю потребность в истинной праведности, — том, чего он не мог добиться епитимьями, монашеством или жертвоприношениями. Размышляя над одним местом из Послания к Римлянам (1:17), он открыл то, что он начал рассматривать как истинное значение Евангелия. Это проникло во все его учения, и он все более критически стал относиться к католической теологии, базирующейся на аристотелевских принципах. В 1515 году Лютер стал священником городской церкви Виттенберга. После долгих молитв он прикрепил к двери церкви Шлосскирхе (церковь при замке) в Виттенберге девяносто пять академических тезисов “О силе индульгенций”. В этих тезисах (архиепископ издал девяносто четыре тезиса, одобряющих индульгенции) указывалось, что если индульгенции являются оплатой, принимаемой в качестве “добрых дел” для освобождения от временного Божьего наказания, от страданий чистилища или от вины, то они противоречат христианству, которое позволяет верующему каяться самому в течение всей своей жизни. Разгорелся спор, и Рим обвинил Лютера в ереси. Его основным оппонентом стал Иоанн Эн, который обвинил Лютера в еретической враждебности к папе.

На общем собрании августинцев Саксонии, проведенном 26 апреля 1518 года в Гейдельберге, Лютер защищался блестяще. Благодаря влиянию архигерцога Фредерика и Виттенбергского университета дело Лютера было представлено не в Риме, а перед кардиналом Каетаном в Аугсбурге. Каетан, разъяренный тем, что Лютер не желал отрекаться от своего мнения, жаждал арестовать его как еретика. Каетан заявлял о том, что у него есть разрешение папы, которого он на самом деле не имел. Политические условия не позволяли издать официальный приговор, кроме того, Лютера защищал Фредерик.

В 1520 году Лютер опубликовал ряд объясняющих его позиции работ, которые и принесли ему известность среди богословов, духовенства, гуманистов и простых людей. Вот три из этих работ: “Открытое письмо к христианскому дворянству немецкой нации о реформе христианского сословия”, “О вавилонском пленении церкви” и “О Христианской свободе”. 10 декабря 1520 года Лютер красноречиво отказался подчиняться папе, привселюдно сжегши экземпляр папского послания.

Лютера вызвали к ответу перед Немецким конгрессом в Вормсе, где он должен был отвечать на обвинение в ереси. И со скамьи ответчика, как с кафедры, Лютер произнес свою известную защитную речь.

Говорят (хотя это, возможно, и в некоторой степени домысел), что в конце он с пафосом воскликнул: “Вот моя позиция! Я не могу иначе! Да поможет мне Бог!” Он сразу же был отлучен от католической церкви.

Друзья препроводили Лютера в безопасное место, замок Вартбург, поэтому Вормский экзит (смертный приговор) так и не был приведен в исполнение.

Лютер составил в 1529 году “Большой катехизис” и “Малый катехизис”. В них отражено его понимание христианского Евангелия, и основные принципы его веры оставлены для многих поколений лютеран. Его комментарии к книгам Бытие и Галатам стали широко известны. Его основная работа состояла в дальнейшем укреплении Реформации, и двадцать лет он посвятил переводу Нового Завета на немецкий язык.

В последние годы жизни Лютер страдал от болезни, связанной с пищеварением.



18 февраля 1546 он умер .

Меланхтон Филипп (1497-1560).Знаменитый немецкий гуманист и реформатор.Будучи внучатыма племянником Рейхлина , с раннего возраста обнаруживал интерес к гуманистическим знаниям и 17 лет получил степень магистра в Тюбингене. В 1518 Меланхтон получил кафедру греческого языка в Витгенбергеком ун-те, где сблизился с Лютером и сделался его ближайшим сотрудником. Вследствие мягкого и уступчивого характера Меланхтон всецело подчинялся Лютеру, который, со своей стороны, высоко ценил эрудицию своею друга. В защиту Реформации Меланхтон написал целый рад трактатов, имевших целью систематизацию новых религиозных взглядов и сыгравших первенствующую роль в выработке протестантской доктрины. Первым были “Loci communes rerum theolo-gicarum” (1521). Когда во врема пребывания Лютера в Вартбурге в Виттенберге вспыхнуло бурное религиозное движение, Меланхтон при своей нерешительности оказался не в силах ему противиться, и для его подавления понадобилось вмешательство самого Лютера. К рыцарскому и крестьянскому восстаниям Меланхтон отнесся с безусловным осуждением и написал для саксонского курфюрста опровержение 12 статей” в котором проводил учеаие о необходимости безусловного повиновения установленным властям. После подавления восстания в Саксонии началось последовательное проведение Реформации, и Меланхтон составил специальную инструкцию для визитаторов и пасторов. В 1529 Меланхтон вместе с Лютером участвовал в Марбургском диспуте, после чего сделался врагом Цвингли. В противоположность швейцарским реформаторам он мечтал скорее о примирении с католической церковью. Поэтому, коща во время Аугсбургекого сейма 1530 Карл V выразил желание познакомиться с учением лютеран, Меланхтон составил знаменитое Аугсбургское исповедание в духе сближения протестантского учения с католическим и во время дальнейших переговоров с богословами Карла V охотно шел на уступки, так что его поведение даже вызвало протесты со стороны Лютера и лютеранских князей. Упорство католиков, однако, сделало всю уступчивость, проявленную Меланхтон, бесполезной, и в 1530-х и 1540-х гг. Меланхтон принял самое деятельное участие в распространении протестантизма. Без его содействия не обходился ни один диспут между обеими партиями, причем после смерти Цвингли и перехода руководящей роли в Швейцарии к Кальвину Меланхтон стал обнаруживать стремление к сближению с кальвинистами. Слава Меланхтон была так велика, что к нему обращались за советами герцог саксонский Георг, считавшийся ненавистником протестантов, короли Генрих VIII и Франциск I. В 1543 Меланхтон был призван для проведения Реформации во владениях кёльнского архиепископа, но вмешательство Карла V положило конец успехам протестантизма. Смерть Лютера поставила Меланхтон во главе евангелической церкви, но Меланхтон совершенно не обладал энергией и настойчивостью. Напуганный угрозами Карла V, он еще до смерти Лютера составил проект “виттенбергской реформации”, в которой шел на большие уступки католикам. После разгрома протестантов в минуту слабости он даже готов был отречься от Лютера и посту пил на службу к курфюрсту Морицу, для которого составил текст “лейпцигского интерима”, близко подходившего к аугсбургскому интериму Карла V .Переход Морица на сторону протестантов и поражение Карла V спасли дело Реформации и вернули Меланхтон его руководящее положение.

Последние годы жизни Меланхтон” продолжавшего для мира и единения стремиться к соглашению со своими противниками, были, однако, отравлены нападками ортодоксальных лютеран, центром деятельности которых сделалась Йена и которые обвиняли Меланхтон то в сочувствии католицизму, то в тяготении к кальвинистам. Но если Меланхтон, несмотря на свои выдающиеся заслуги, не сумел стать непререкаемым авторитетом для протестантов в религиозном вопросе, то зато иикем не оспаривалось его значение как “учителя Германии” (ргае-ceptor Germaniae). Он в сущности создал немецкую школу в том виде, который она сохранила до 18 в., и был насадителем в Германии гуманистического образования. При его непосредственном участии было учреждено несколько гуманистических гимназий, и он составил для школ и университетов учебные руководства по латинской и греческой грамматикам, логике, риторике и диалектике, богословию, этике, физике, психологии. Эти учебники, в основу которых была положена философия Аристотеля, получили всеобщее распространение и на долгое время сделались образцовыми.

Opera” M. были изданы в Базеле (1541) и Виттенберге (1562-64), биографию его написал его друг Камерарий. Наиболее полное собрание сочинений Меланхтон издали Breitschneider и Bmdseil в “Corpus reformatorum” (1854-60).




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   29


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет