Конспект по Истории Римо-Католической Церкви для 3-го курса



жүктеу 4.96 Mb.
бет9/29
Дата14.03.2019
өлшемі4.96 Mb.
түріКонспект
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   29

2.2Движение лоллардов

Реформация не появилась из ничего: по всей Европе она возникала и развивалась на уже существовавшем фундаменте. В настоящее время все большее признание получает тот факт, что английская Реформация строилась на лоллардистских основаниях. Поэтому рассмотрение движения лоллардов включено в анализ позднесредневековой религии как пример того, что элементы народной религии вносили свой вклад в возникновение и развитие местной Реформации.

Недавние исследования выявили всю сложность движения лоллардов, делая обобщения об их основных' верованиях значительно более рискованными, чем это было раньше. Например, хотя некоторые лолларды отрицали идею чистилища, большинство, похоже, вполне мирилось с его существованием. Серьезная оппозиция этой концепции в Англии получила импульс только после казни Джона Фрита из-за этого вопроса в 1533 году. Однако основные верования, которые были распространены в движении, можно представить следующим образом. Итак, лолларды, в целом, верили, что:

1. Библия должна быть доступна на родном языке.

2. Поклонение образам неприемлемо.

3. Практика паломничеств является достаточно сомнительной.

4. Каждый мирянин является священником.

5. Папа пользуется излишней властью.

6. Присутствие Христа в Евхаристии является чисто духовным (в противоположность средневековой доктрине пресуществления;

В некотором смысле, этот список верований мало чем отличается от положений литературы недовольства. И все же он указывает “на некоторые мнения, преобладающие в лоллардистских кругах, которые вызвали повышенную восприимчивость к лютеранским идеям, появившимся в Англии в 1520—х годах. Лютеранские доктрины перекликались с их мнениями. Например, доктрина Лютера о"всеобщем священстве" была созвучна лоллардистской неприязни к священникам и их верованию, что все миряне имели право назы — ваться священниками. Точно так же, лютеранская доктрина об оправдании верой, как казалось по крайней мере лоллардам, предполагала, что в процессе спасения уже не нужны папы, священники и официальная Церковь, к которым они испытывали такое отвращение. Каждый человек мог заключить мир с Богом, не вмешивая в это дело отвратительную церковную иерархию.

Движения, похожие на лоллардистское, существовали во многих частях Европы, готовя почву, в которой могли прорасти и пустить корни идеи Реформации. Лолларды не выработали ничего, напоминающего сложные доктрины священства всех верующих или оправдания одной верой, В лучшем случае они вырабатывали мнения или общие взгляды, которые подвергали современную им Церковь суровой критике. Однако лютеранские идеи, когда они дошли до лоллардов, были наполнены для них глубоким смыслом. Они перекликались с их мнениями, поддерживали их доводы, добавляли интеллектуальную утонченность их энтузиазму и давали новое богословское обоснование их критике английской Церкви.

 

 



ГУС (Hus) Ян, знаменитый чешский реформатор. С деятельностью его связано самое крупное проявление непосредственного участия одного из славянских народов в духовной жизни средневековой Европы. Интерес к Гусу давно уже проявился в русской литературе и даже породил странную историческую гипотезу, любопытный образчик увлечения идеей в полном противоречии с фактами. Среди славянофилов установился взгляд, что религиозное движение, во главе которого шел Гус, выражало собой противоположность славянского духа западноевропейскому и коренилось в предании, сохранившемся со времени православной проповеди св. Кирилла в Моравии и Чехии. Ввиду этого необходимо предпослать истории Гус несколько замечаний о среде, в которой он жил, и о влиянии, под которым развивались его богословские взгляды.

Чехия была поставлена в 14 в. в центр европейских дел, так как Карл Люксембургский, в ней царствовавший, занял престол Священной Римской империи. Это повело к учреждению в 1348 Пражского ун-та, исключительно богословского по характеру, организованного наподобие парижского, с разделением на 4 землячества:чешское, баварское, саксонское и польское. Для поднятия благочестия Карл IV вызвал в 1359 из Австрии народного проповедника Конрада Вальдхаузена, из нищенствующих монахов, в руках которых в то время находилась проповедь. В своих проповедях на лат. и нем. языках Конрад призывал мирян и духовенство к исправлению нравов и бегству от суеты мирской. Под влиянием его горячих слов женщины бросали свои украшения, юноши отказывались от своих мирских привычек, ростовщики возвращали вырученные деньги. Но еще более, чем миряне, в обличении нуждалось высшее духовенство, в среде которого господствовали светские помыслы, страсти и пороки. Обличительное движение, начатое Вальдхаузеном, привилось в Чехии. Один из высокопоставленных прелатов пражских, Ян Милич, отказался от своих доходов и почести! стал проповедовать, по-чешски, исправлев нравов. Успех был поразительный; целый квартал Праги - Венатки (Малая Венеция), притон разврата, - опустел и был перестроен в приют раскаявшихся грешниц. Матвей из Янова в церковной проповеди обратил внимание на противоречия между церковной действительностью и идеал Схизма, происшедшая в папстве, навела его мысль о различии между видимой и истинной церковью и о необходимости исправления церкви с искоренением в ней всего человеческого “насаждения”; во всех своих недоумениях он искал разрешения, утешения и руководства в Св. Писании. В этой среде рос и развивался Гус

Он родился в 1369 в местечке Гусинец, в юго-зап. Чехии, происходил из крестьян, учился в Пражском ун-те, получил там степень магистра “свободных искусств”, в 1400 принял священство и в 1402 был назначен проповедником при Вифлеемской часовне. Архиепископ, расположенный к Гусу, возложил нa него обязанность проповедовать перед духовенством на его съездах или соборах в Праге. Гус шёл, таким образом, по стопам упомянутых выше проповедников. Его задачей был призыв чешского народа к благочестивой жизни и обличению нравов духовенства. Сам он до этого времени вполне стоял на римско-католической почве, как видно, напр., из того, что в 1393, во врем пражского юбилея, он потратил последние свои 4 гроша на приобретение индульгенции. Рядом с этим шла ученая деятельность Гуса при университете, где он читал лекции, был экзаменатором и занимал должности декана и ректора (1402-03).

В университете Гус познакомился с сочинениями Виклифа, сначала с философскими, а затем и с богословскими. Оксфордский ун-т пользовался большим почетом в Праге; бакалаврам разрешалось читать в университете только по запискам парижских, оксфордских или пражских магистров. Неудивительно поэтому, что сочинения Виклифа скоро проникли в Прагу. Женитьба короля Ричарда II на дочери Карла IV, Анне (1381), также содействовала установлению сношений между Чехией и Англией. Сочинения Виклифа приобрели в начале 15 в. большой авторитет в Пражском ун-те, хотя уже были осуждены в Англии. Популярность их вызвала в 1403 противодействие со стороны соборного капитула в Праге, члены которого указали университету на ряд (45) еретических положений, извлеченных из сочинений Виклифа. В университете состоялся диспут, во время которого некоторые магистры горячо вступались за известные положения Виклифа, Гус же ограничился указанием, что многие из поставленных Виклифу в вину положений неверно извлечены из его сочинений. Уже тут ясно выступает характерная черта Гуса, - его любовь к правде, которую он ставил выше всех других. Другая его черта - благородная горячность с которой он исполнял свою обязанность -обличать недостатки духовенства (резко напр. он укорял священников, которые брали деньги за требы), вызвала в этой среде жалобы, что архиепископ лишил Гус звания проповедника на духовных съездах, а потом запретил и священствовать.

Обострившийся между тем раскол в папстве вызвал враждебные отношения между правительством и церковной властью в Чехии. Пражский унив-т в этом споре встал на сторону короля;

Король Венцеслав поэтому согласился признать за чешской нацией в университете 3 голоса, предоставив трем остальным “нациям” вместе лишь один (1409). Это послужило к оставлению Праги немецкими профессорами и студентами; чехи остались одни, Гус был избран ректором, а вместе с тем в унив-те заметно усилилось влияние богословских воззрений Виклифа. Архиепископ во исполнение папской буллы приказал в 1410 г. всем имевшим у себя сочинения Виклифа доставить их ему для сожжения.

В защиту сочинений Виклифа в университете был устроен публичный диспут, в котором участвовал и Гус Результатом этого было отлучение Гуса от церкви и вызов его в Рим к ответу. Король пытался уладить дело и устроить примирение между архиепископом и Гусом, но неожиданное событие дало делу новый оборот, Папа Иоанн XXIII, теснимый своим соседом-королем Владиславом Неаполитанским, объявил| против него крестовый поход с отпущением грехов всем тем, кто будет содействовать его успеху. Когда в 1412 буллы об индульгенциях были обнародованы в Праге, Гус высказался против заключавшегося в них злоупотребления правом отпускать грехи. На диспуте некоторые из друзей Гус, как, напр., Степан Палеч, соглашаясь, что в буллах заключаются очевидные заблуждения, не решились отрицать право папы давать индульгенции. Гус заявил: “друг мне Палеч и друг мне истина, между обоими же нужно дать преимущество истине”. В этот спор об индульгенциях вмешалась толпа и под предводительством одного из королевских любимцев, фон Валдштейна, сожгла папскую буллу. По распоряжению короля пражский магистрат казнил трех молодых ремесленников, которые в церкви особенно горячо кричали, что буллы - обман. Казнь состоялась, несмотря на заступничество Гуса.Народ признал казненных мучениками, движение разрасталось;над Прагою был произнесен интердикт и по желанию Венцеслава Гус оставил город. Он удалился в замок Козийградек; там и в других местах он проповедовал народу, который толпами к нему стекался, и на досуге написал свой трактат “О церкви”, составленный всецело на основании взглядов Виклифа.

Вызванное всеми этими событиями волнение отразилось далеко за пределами Чехии. В особенности озабочен им был имп. Сигизмунд, брат Венцеслава и наследник его. Желание Сигизмунда устранить смуту в Чехии было для него одним из главных поводов побудить папу к созыву в 1414 общего собора в Констанце. Туда Сигизмунд пригласил и Гуса, который еще раньше от папы апеллировал к Христу. Гус поехал так охотно - чтобы постоять за правду, - что не дождался даже обещанной ему императором охранной грамоты. Сигизмунд и Венцеслав дали ему в провожатые трех чешских дворян. Гус прибыл в Констанц 3 ноября и уже 28-го был призван к допросу перед папой и кардиналами. После непродолжительного диспута между ним и его противниками он был тут же арестован и удержан в заключении, несмотря на протест сопровождавших его чешских дворян, несмотря на негодование прибывшего затем императора и неоднократное требование чешских чинов освободить Гус Содержали Гус в чрезвычайно плохом помещении, особенно сначала; он много страдал во время своего заключения от разных болезней, но самозабвение его за все это время было умилительно, и письма, которые он писал домой, ярко обрисовывают симпатичные свойства его натуры: добросовестность, целомудрие, строгость к себе, женственную нежность к друзьям и к близким, благородное и незлобное отношение к противникам и врагам, горячий патриотизм и безусловное, щепетильное уважение к истине. Его диалектика стоит иногда как бы в противоречии с последним свойством, но это объясняется характером схоластической философии, свойством вопросов, о которых шло дело, и самообороной против недоброжелателей, желавших во что бы то ни стало доказать, что мнения Гус в противоречии с учением церкви, тогда как Гус совершенно чистосердечно (bona fide) был уверен, что он стоит на почве церкви, согласной со Св. Писанием.

Между тем на соборе папская партия потерпела поражение; папа Иоанн XXIII был низложен и после попытки бегства заключен в том же помещении, где сначала содержался Гус; руководство на соборе перешло к наиболее просвещенным кардиналам, как Забарелла, д'Альи (бывший канцлер Парижского ун-та) и парижский канцлер Жерсон, который в своем сочинении “Об исправлении церкви” высказывал взгляды, во многом близкие к представлениям Гус о церкви и папстве. Помимо личных противников Гус, задетых полемикой с ним или увлекшихся ролью обвинителей, на соборе не было особенного против него озлобления; в глазах собора дело Гус было тесно связано с делом Виклифа; о “гуситстве” не было тогда и речи, а только об искоренении в Чехии “виклефии”, которую и хотели торжественно осудить. Как Гус сам писал, некоторые из членов собора давали ему совет, чтобы он “молча согласился”, что впал в заблуждение, - тогда дело обойдется благополучно. Но Гус ценил истину не только выше дружбы, но и выше собственной жизни.

На заседании 4 мая 1415 собор осудил учение Виклифа. Одно из главных обвинений против Гус заключалось в том, что он усвоил себе учение Виклифа об Евхаристии. Виклиф отверг принятое в католичестве толкование пресуществления (т.н. transsubstantiatio) и заменил его учением, что сущность хлеба остается в евхаристии (remanentia). Хотя некоторые из чешских магистров действительно защищали это учение Виклифа, но Гус его никогда не усваивал, и выставленные против него свидетели, ссылавшиеся на слышанные ими проповеди, показывали по недоразумению. Ему также ставилось в вину, что он разделял заблуждение Виклифа, утверждавшего, будто папа или священник, обретающиеся в смертном грехе, не могут совершать таинств. Гус ответил на это, что он утверждал это с прибавлением слов: “достойным образом”. Ему возразили, что в его сочинениях нет этой оговорки; но по справке оказалось, что Гус был прав. Точно так же и другие обвинения главным образом касались “заблуждений” Виклифа, “усвоенных или защищаемых Гус”: учения о предопределении и о том, что истинная церковь Христова состоит из предназначенных к спасению; учения, что духовные и светские лица, обретающиеся в смертном грехе, недостойны владения собственностью и могут быть лишены его (как вассалы-изменники утрачивают право на свой лен); учения, что папство не существовало в первые три века и что церковь могла бы обойтись без видимого главы. Из обвинений, направленных лично против Гуса, самым главным было то, что он не явился в Рим на вызов папы (хотя послал ходатаев) и что он от суда папы апеллировал к Христу. С точки зрения Гуса, выставленные против него обвинения либо основывались на неверном понимании его слов, либо касались таких его мнений, от которых он не отказывался, но не признавал их еретическими заблуждениями. Собор требовал от Гус отречения от всех указанных в обвинительных статьях заблуждений. Гус же от заведомо ложных обвинений считал себя не вправе отрекаться, так как этим признал бы своим мнением то, чего никогда не утверждал. Относительно статей второго разряда Гус выражал готовность отречься, если против текстов Св. Писания, которые он приводил в подтверждение своих мнений, укажут более веские места. Дело сводилось тому, что Гус просил наставления , а от него требовали безусловного и беспрекословного отречения.

Допрос приближался к концу; многие желали пощадить Гус или избегнуть соблазна осуждения и сожжения еретика, которое могло вызвать неудовольствие со стороны чехов.Со всех сторон уговаривали Гуса отречься. Когда это оказалось безуспешным, б июля, на 15-м заседании собора, Гусу прочли приговор осуждения на смерть.

Гус был “сожжен но не побежден”, сказал Эразм, Нельзя не признать, что хотя он не во всем следовал за Виклифом, он у него заимствовал все свои идеи и формулы, которые были признаны еретическими. Гус не обладал оригинальностью в философии и богословии; подвиг его жизни нужно искать не в этой области, а в сфере воли я характера. Как последователь Виклифа Гус является одним из главных предшественников Реформации; хотя он внутренне не порвал с католицизмом и остался верен многим католическим догматам и верованиям, он усвоил себе два из с важнейших протестантских принципов: учение бл. Августина о предопределении и признание Св. Писания высшим и обязательным авторитетом для папы и соборов, хотя не в таком условном смысле, как Виклиф и Лютер.

На многолюдном сейме в сентябре 1415 в Праге был составлен протест против сожжения Гус, подписанный 452 вельможами, баронами и господами Чехии и Моравии, вместе с апелляцией к будущему папе и с заявлением о готовности защищать до последней капли крови закон Христа и его смиренных проповедников. Еще резче сформулирован был принцип: “покоряться папе а епископам, лишь насколько их требования согласны со Св. Писанием” в “грамоте соглашения”, подписанной 5 сентября присутствовавшими на сейме вельможами и баронами” в которой они принимали на себя обязательство допускать в своих владениях свободную проповедь слова Божия. В случаях противоречия между требованиями иерархии и Св. Писанием решение предоставлялось Пражскому ун-ту. Принцип держаться слова Божия вопреки “человеческим” установлениям получил наглядное применение в обряде, который сделался знаменем для всех противников римской иерархии - в причащении под обоими видами или в предоставлении мирянам чаши. Требование чаши для мирян было выставлено впервые в 1414, когда Гус был уже в Констанце, пражским магистром Яковом Малым (Jacobellus) из Миса и тотчас приведено в исполнение. На запрос, сделанный об этом друзьями Гус в Констанце, Гус отвечал, что хотя не считает причащение под обоими видами “обязательным”, но признает его дозволенным и спасительным, и хлопотал о том. чтобы собор разрешил чашу желающим.

Обострению гуситского движения сильно содействовали карательные меры, принятые собором, и мученичество, которое потерпели некоторые последователи Гус Так, напр., еще до сожжения Гус в Ольмюце был схвачен бывший пражский студент Ян и в тот же день осужден и казнен, что вызвало со стороны Пражского ун-та резкий протест против “недругов нашего народа”. Вмешательство Сигизмунда привело лишь к восстанию в Праге, во время которого толпа под предводительством шляхтича Яна Жижки взяла приступом пражскую ратушу, выбросила из окон 7 ратманов и умертвила их. Вслед за этим умер Венцесяав (1419); наследник его был далеко, и правительство перешло в руки гуситских вождей.

Однако среди торжествующего большинства тотчас обнаружилось разногласие, первые проявления которого восходят уже к 1416. В основании разногласия лежало различное толкование руководившего гуситством принципа держаться Св. Писания или, как выражались чехи, “Божьего закона” (Goddis law у Виклифа). При применении этого принципа к догматам, церковным обрядам и правилам жизни должны были обнаружиться два направления: консервативное, которое было расположено сохранить в церкви и жизни все то, что прямо не противоречило Св. Писанию, и радикальное, считавшее необходимым безусловно следовать Св. Писанию и отменить все, что не находило прямого подтверждения в его тексте. Умеренного направления держалось высшее дворянство, а также горожане Праги и магистры Пражского ун-та; вожаками церковного радикализма были народные проповедники, которые находили особенную отзывчивость среди населения сед и местечек. Когда Венцеслав приказал восстановить на места католических священников, гуситские проповедники городка Аусти стали держать проповеди невдалеке от города, на холме, который был прозван горой Таборской и на котором уже в 1420 возник крепкий Гус Табор. Отсюда название партий: пражане, которое впоследствии было заменено прозвищем чашники (каликстины или утраквисты), и табориты.

Обе партии были согласны между собою в общих требованиях, впервые формулированных в 1420 в т.н. четырех Пражских Статьях, когда Сигизмунд, разбитый под Прагой на Жижковой горе, заявил желание вступить в переговоры с победителями.

Статьи заключали в себе требования;

1) свободной проповеди Божьего слова;

    1. причащения под обоими видами;

    1. секуляризации владений церкви и духовенства

    2. строгого преследования преступлений и пороков - смертных грехов, к которым, помимо уголовных преступлений, причислялись разврат, пьянство, обман, ростовщичество и всякое вымогательство, особенно со стороны духовных лиц.

Не довольствуясь этим, “ревнители слова Божьего”, т.е. табориты, представили несколько дней спустя пражанам двенадцать статей, в которых была выражена их точка зрения. Они отвергали догмат о пресуществлении, чистилище и учение о предстательстве святых; требовали упрощения обрядов, установленных для крещения и причащения, устранения икон, мощей, поста как средства покаяния, уничтожения праздников, кроме воскресенья, наконец, избрания епископов священниками. Табориты, кроме того, отличались более сильным национальным настроением и, так сказать, пуританским духом. Они требовали искоренения всего языческого, а под этим разумели все римское и немецкое;пуританство их выражалось в устранении всякой роскоши в богослужении, в исключительном праздновании воскресения, в строгой нравственной дисциплине и в недопущении клятвы. Замечательно, что при сильном подъеме теократического духа и неумолимом преследовании грехов, среди таборитов, как потом среди английских пуритан, явилось требование религиозной свободы и терпимости. Вождю таборитов Прокопию Великому принадлежит заслуга первого публичного провозглашения этого принципа, когда он, стоя перед Базельским собором, укорял его за преследование вальденсов, людей “смиренных и честных”, из-за их веры.

При сильном религиозном брожении, господствовавшем среди таборитов, у них возникали секты с крайним и даже уродливым направлением: хилиасты, убежденные в наступлении конца мира; адамиты, полагавшие, что они возвратились к райской невинности, к безгрешному состоянию, когда человеку все дозволено; секты коммунистические, переносившие идею осуществления “божеского закона” из области религиозной на житейскую почву. Но эти порождения религиозного фанатизма скоро были подавлены самими таборитами.

Желание Сигизмунда восстановить свои наследственные права над чешскими землями и подавить в них ересь вызвало гуситские войны, продолжавшиеся 11 лет, с 1420 по 1431. Эти войны, прославившие гуситов, представляют замечательное соединение религиозного воодушевления и воинственности, образцом которого являлись гуситам ветхозаветные евреи и повторение которого впоследствии представили пуритане Кромвеля. Гуситские войны могут быть разделены на два периода: до 1427 гуситы держатся оборонительной тактики и победоносно отбиваются от Сигизмунда и “крестоносцев”; ими предводительствует Ян Жижка, а по смерти его в 1424 Прокопий Великий или Голый (собственно - Бритый как бывший священник). С 1427 гуситы сами переходят в наступление и опустошают год за годом соседние области, увозя оттуда громадную добычу. После долгих тщетных переговоров состоялось, наконец, 30 ноября 1433 соглашение (компактаты), в силу которого Ба-зельский собор разрешил желающим причащение под обоими видами (как это и предлагал Гус);остальные три пражские статьи были признаны номинально и с уничтожавшими их смысл оговорками. Так как это соглашение не удовлетворило многих гуситов, то среди них произошло междоусобие, во время которого табориты были наголову разбиты при Чешском Броде (30 мая 1434), причем пали оба их вождя, Прокопий Великий и Прокопий Малый. Религиозные диспуты и мирные переговоры между обеими гуситскими партиями продолжались до Пражского сейма 1444, на котором учение таборитов было объявлено заблуждением. Из таборитов, после поражения воинственно настроенного их элемента, многие перешли к чашникам, остальные же преобразовались в мирные, трудолюбивые общины чешских братьев, которые впоследствии примкнули к протестантам.

ИЕРОНИМ Пражский, друг и единомышленник Яна Гуса. Родился и учился в Праге, с 1396 продолжал занятия в Оксфорде, откуда принес в Прагу первые богословские сочинения Виклифа; позже работал в Гейдельберге, Кельне и Париже; предпринимал далекие путешествия, был в Иерусалиме; возвратясь в Прагу (1407), близко сошелся с Гусом. По приглашению Владислава II польского, принимал участие в устройстве Краковского ун-та (1410). Когда начатое Гусом движение усилилось, Иероним решительно стал на его сторону и, узнав об аресте Гуса, отправился в Констанц для защиты Гуса. Так как просьба его получить от императора охранную грамоту не была уважена, то он отправился на родину, но по дороге был схвачен и отправлен обратно в Констанц. Продолжительное заключение так подорвало его энергию, что 23 сентября 1415 на публичном заседании собора он отрекся от своих заблуждений; но, оставаясь в заключении и после того, он взял назад свое отречение и твердо встретил смерть на костре (30 мая 1416).


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   29


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет