Крещёный огнём Джек Хайвэл-Дэвис



жүктеу 1.6 Mb.
бет1/9
Дата15.02.2019
өлшемі1.6 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9




Крещёный огнём

Джек Хайвэл-Дэвис

Оглавление


Благодарности………………………………………………..……….3

Предисловие…………………………………………………………...5
Вступление Иисус избирает человека…………………………..….8

Глава 1 Первые впечатления……………………………………..10

Глава 2 «6 часов обязательно наступит, сын мой………....…15

Глава 3 Только веруй………………………………………………19

Глава 4 Новые начинания — дом, работа, духовные вещи…23

Глава 5 Ее имя было Мери Джейн, но………………………..…30

Глава 6 Исполнение первого «пророчества»

Смита Виглсворта………………………………………...36



Глава 7 «Я — Господь, исцеляющий тебя»………………….…46

Глава 8 «Возведи меня выше гор»………………………….……55

Глава 9 Важность Сандерленда……………………………..……58

Глава 10 Это назвали «движением языков»……… ……...……69

Глава 11 Расширяющиеся круги………………………………….74

Глава 12 «Пока смерть не разлучит нас?»…………….… …….86

Глава 13 Все увеличивающиеся круги…………………………..93

Глава 14 Снова дома…………………………………..………….102

Глава 15 Путешествуя по Европе………………………...…….105

Глава 16 Пересекая далекие моря……………………..……….115

Глава 17 Миссия Америка…………………………………..……136

Глава 18 Обращение со словами………………………………146

Глава 19 И как только нала узнал?........................................152

Глава 20 Последнее путешествие…………………………..…159

Благодарности

Невозможно перечислить всех тех людей, которые помогали мне в совершении различных и многочисленных действий, необходимых для написания книги, особенно когда приходилось откапывать дополнительные подробности. Однако некоторых следует упомянуть особо, поскольку без них эта книга не была бы написана.

Во-первых, мой хороший и драгоценный друг Эдвард Ингланд. Я не знаю, почему Эдвард попросил меня написать эту книгу. Он тогда работал в издательстве, а я — в «Кингсвсй Пабликсйшенс». Мы стояли у кровати моей первой жены Элси в нашем доме в Истборне, когда он предложил, чтобы я описал историю жизни Смита Виглсворта. Элси быстро согласилась с ним. Он был одним из тех немногих, кто знал, что состояние Элси было безнадежным, поэтому он, вероятно, полагал, что «доза веры Виглсворта» поможет мне — и она подействовала.

Написание этой книги произвело глубокое впечатление на мое внутреннее «я» — почву, на которой произрастает вера.

Во-вторых, моя жена Джоан, которая прочитала рукопись, помогла мне лучше «изъясняться», корректируя мой английский (она его преподает!), и поддерживала меня, когда я был готов сдаться.

И затем было множество других людей: Фсйт Кэмпбелл (дочь Стэнли Фродсхэма), которая не только делала ценные замечания но поводу первого варианта рукописи, но и направляла меня к иным источникам информации, в частности, к архивам штаб-квартиры «Ассамблей Божьих» в Спрингфилде, Миссури. Доктор Томас Циммерман «открыл двери»-в архивы а преподобный Вейн Ворнер и его помощник гласили меня войти. Без этих четверых книга была бы намного беднее.

Благодарю также преподобного Лесли Виглсворта за помощь в понимании идей его деда; преподобного Альфреда Миссена — за доступ к ранним публикациям о первых пятидесятниках, особенно за бесценные копии «Уверенности»; и, конечно, преподобного Десмонда Картрайта, который осуществлял ценное «руководство» в моем исследовании.

Наконец, кто может работать без секретаря? Я всегда был благословлен лучшими секретаршами. Двое из них, Лиз Пейсли и Джун Майлс, не только разбирали мои почти нечитабельные заметки и беспорядочные диктовки, но и высказывали суждения, столь значимые для меня.

Я не могу забыть моих друзей-писателей и их публикации. Из них шестеро заслуживают особого упоминания: покойный Стэнли Фродсхэм — без его книги «Апостол веры» многие сообщения Смита Виглсворта были бы утеряны; покойный доктор Давид Дю Плссси — он собрал детальный отчет о пророчестве Виглсворта; доктор Барри Чант — он написал подробную и содержательную книгу об австралийском пятидесятническом движении «Сердце из огня»; покойный Дональд Ги - он создал классическую историю «Пятидесятническое движение»; доктор Джеймс Ворсфолд, автор книги: «История харизматического движения в Новой Зеландии», и преподобный Вейн Ворнср, автор чудесной главы о Виглсвортс в его книге «Пробуждение».

И, наконец, я в не меньшей степени благодарю человека, о котором забывают многие писатели, и который стал еще одним моим другом - Давида Вейвра, директора отдела религиозной литературы в издательстве «Ходдер и Статтон». Он не только взял на себя трудЩдерживать меня там, где сдался Эдвард Ингланд, но и дал мне ценный совет.

Джек Хайвел-Дэвис

Предисловие

Я услышал впервые о Смите Виглсворте двадцать шесть лет назад, когда Джек Хайвел-Дэвис пытался убедить меня опубликовать статью о том, что он назвал «Новое пятидесятничество». Статья была напечатана - он рассказывает эту историю в данной книге - и явилось тем первым случаем, когда многие христиане в Британии узнали о том, что теперь называется «Харизматическим движением».

Смит Виглсворт, конечно, не принадлежал к этому движению. Он умер задолго до того, как оно вышло на сцену. Но еще в 30-х годах XX столетия он пророчествовал, что «старые церкви», однажды примут послание, переживут пятидесятничество и двинулся дальше того, чего достигли прежние пятидесятники.

Это казалось маловероятным, по крайней мере, в ту пору, когда пятидесятничество было в новинку для большинства церквей. О нем можно было услышать на собраниях, проходивших во всевозможных залах, в которых проповедовали путешествующие евангелисты типа Эмми Симпл Мак-Ферсс,н. Однако то, что он предсказывал, произошло, и сегодня харизматическое
Движение, прямой наследник «старого» пятидесятничества, - могучая сила во всех больших христианских общинах, от римско-католической церкви до великих церквей Реформации. Оно получило богословскую респектабельность, но все же его отличительные черты остались такими же, как и у пятидесятнического движения. И о них говорил Смит Виглсворт в начале этого века: «Второе благословение» Святого Духа, часто называемое «крещение Духом», и сопровождаемое различными «дарами Духа» — говорением на языках, пророчеством, изгнанием бесов и исцелением.

Именно современное развитие делает биографию Виглсворта не только привлекательной — история такой эксцентричной, пламенной и выдающейся личности не может не заинтересовать — но также и весьма актуальной. Нельзя забыть, что феномен пятидесятничества — относительно новый в харизматической церкви. Конечно, связанные с ним явления описываются, как присущие ранней церкви, многие из которых всплывали в различные времена в церковной истории. Однако, по-видимому, не существовало последовательного движения, основанного на том, что можно было бы назвать пятидесятнической теологией, вплоть до описанных в этой книге событий, происходивших примерно в начале нашего века, сформировавшихся в особое и отдельное движение.


Один из его основателей, преподобный Александр Бодди, викарий в церковном приходе в Сандерленде, оставался в англиканской церкви всю свою жизнь.

Но многие иные были подобны Виглсворту, который никогда, фактически, не «входил» в состав церкви, ностал своего рода инструментом в основании многихновшеств и особенно помогал в продвижении работы двух главных нятидесятнических деноминаций — «Ассамблеи Божьи» и Елимская церковь (дав им их британские имена).

Истина состоит в том, что для любой из деноминаций возникли бы трудности и признании такого человека, как Виглсворт, с его слегка эксцентричной индивидуальностью, с чуть ли не грубой уверенностью в правоте не только своей веры, но и деятельности. Подобные черты нередко отличали религиозных энтузиастов. Виглсворт не был, как изображают его симпатизирующие ему биографы, чрезвычайно приятным человеком, но трудно не восхищаться его смелостью, его
простодушием и его верой. Этот человек знал, что значит двигать горы.

Он также знал, что означает слыть чудотворцем.

Хотя его дочь была глуха, и сам Виглсворт страдал слабым зрением большую часть своей жизни, он уверено провозглашал чудеса исцеления в жизни других людей, приходивших к нему. Многие из чудесных событий упомянуты в этой книге, некоторые — с изумительными подробностями. Читатель может засомневаться порой. Если однако он не совсем уж отказывается от признания чудес, то ему нелегко будет сопротивляться ощущению, что Виглсворт обладал или был
наделен замечательной силой исцеления. Трудно поверить, что подобная репутация в эпоху скептического отношения прессы могла бы появиться и устояться, если бы у неё не было подлинной основы.

Он не претендовал на звание теолога. И некоторые из его попыток теологизировать, описанные в этой книге, показывают, как мудра была скромность этого человека. Но у него был живой, запоминающийся способ проповедования, основанный на неоспоримой вере, и он любил «поймать Бога на Его Слове». Похоже, от природы он не был скромным человеком, но всегда


воздавал славу Богу. И никто не обвинял его в использовании даров, данных ему Богом, для набивания своих карманов или для завоевания репутации. Он не основал движения, не начал новой деноминации. Он жил и умер прямым, честным христианином, «обычным» в том отношении, что он ни на что не претендовал для себя; но он был экстраординарной личностью в роли одинокого актера замечательной религиозной драмы - истории современного харизматического движения.

Давид Винтер,

бывший глава Религиозного вещания
в Британской радиовещательной корпорации


Вступление

Иисус избирает человека

В конце 1960-х годов один известный английский служитель и я участвовали в программе для студентов в юго-восточной части Лондона. Соратник мой был (и остался) энергичным компаньоном в добрых делах. В то время у него был очень большой приход в том районе, который, по-моему, был духовной пустыней. Это был также очень бедный район. В дополнение к своим молитвам этот человек решил сделать кое-что ещё.
И, обладая умом организаторского склада, однажды заперся для работы и достал чистый лист бумаги.

Он составил пятилетний план. Он не ждал мгновенного успеха.

Частью плана стало привлечение команды весьма талантливых молодых церковных служителей, предпочтительно из мира спорта и Оксбриджа*, для пятилетней программы превращения «человека с улицы» в «человека в церкви». Этот священник не имел недостатка в различных квалификациях. Он был отнюдь не средней руки бегун и атлет, и о нем часто говорили в средствах массовой информации. Его связи были безупречными и имели важное значение в нашей студенческой программе.

* Оксбридж (Oxbridg) — комбинация названий двух крупнейших университетов Великобритании — Кембриджа (Cambridge) и Оксфорда (Oxford) в одно слово.

Широко распространенное сленговое слово, означающее высшие круги студенческой интеллигенции.

С человеческой точки зрения у него были все возможности для успеха. Но после тех пяти лет у него хватило смелости признать свое поражение. И он сделал это в одной из ведущих воскресных газет.

С полным уважением к намерениям моего англиканского друга я сравниваю его историю с историей Иисуса, другого Человека, несущего миссию.

Он был, есть и всегда будет внимателен к трудностям этого мира. И однажды, на полпути сквозь столетие, Он призвал маленького йоркширского мальчика, дергающего турнепс на соседском поле холодной-прехолодной зимой, призвал его стать членом Своей команды.

Мальчик был хорошим бегуном, с отличным телосложением. Но он не годился ни для Оксбриджа, ни даже для начальной школы. Видите ли, его родители не имели возможности определить его в школу, поэтому он не мог ни читать, ни писать.

Но это не пугало Иисуса. Он призвал мальчика таким, каким он был. И затем по прошествии нескольких лет дал ему особое снаряжение. Заметь, его обучение проходило не в классе. Мы можем назвать это «обучением в полевых условиях». Оно было эмпирическим, как говорят некоторые теоретики. А затем он был послан Иисусом не только на юг Лондона, но и по всему свету.

Он переворачивал города вверх дном. Он оставлял людей «или взбешенными или счастливыми», но никогда — безразличными, и никто не мог игнорировать его. Его главной страстью было возбудить в людях всевозрастающую веру в Бога. И моя цель та же, ибо эта книга — история его жизни. Это история жизни, крещенной огнем, — жизни Смита Виглсворта.

Глава 1

Первые впечатления

Парадоксальный апостол веры

Это был коренастый человек среднего роста; у него была стойка бойца, грубоватый голос, и за словом в карман он не лез. Он ко всему относился серьезно.

Этот резкий и прямолинейный человек был настоящий йоркширец, и перед ним была поставлена задача.

Мои немногие встречи с ним были «со спины». То есть, он стоял за кафедрой проповедника, а я сидел в заднем ряду на сцене. Это было удобно для меня. Я думаю, что и дьявола устроило бы стоять за спиной, не попадая под удары. Но Смита Виглсворта это бы не устроило: он встречал врага лицом к лицу, а дьявол был для него врагом номер один.

У меня были хорошие точки обзора некоторых битв Смита Виглсворта. Первая была в историческом лондонском «Сионском Колледже», на сцене, где происходили многие из его духовных сражений. Я наблюдал с заднего ряда на сцене, как он, с крошечным Новым Заветом в огромных руках труженика, провозгласил свое намерение разрушить дела дьявола силой, данной ему Святым Духом.

И хотя он выглядел достаточно «гладким» внешне — очень опрятно одетый человек — его речь не была гладкой. Это соединение грубого голоса и резкости в некоторых выражениях отпугивало тех, кто не знал его по-настоящему. Виглсворта называли «апостолом веры», и тебе потребовалась бы, конечно, изрядная доза веры, чтобы приблизиться к нему! Все же он мог быть нежным, как ребенок. Он был сострадательным человеком, и его часто видели плачущим над изувеченным младенцем. Он был живым парадоксом.



Разрушая дела дьявола

Его подход к болезни был физическим. Со своего бокового места в «Сионском Колледже» я однажды видел, как он толкнул хрупкую больную леди, которая вышла к нему для исцеления. Попросив рассказать о своем недуге, он рявкнул: «Ты веришь, что Бог может исцелить тебя?»

«Да», — ответила она, слегка запинаясь. Он помолился, приказал болезни уйти из ее тела и дал ей команду: «Иди». Она сделала несколько нерешительных шагов. Затем он толкнул ее. Когда она, хромая, заковыляла, он пошел за ней по центральному проходу, крича прямо ей в ухо: «Беги, женщина, беги». Она собралась с силами и побежала, чтобы он не поймал ее.

Но Виглсворт, расставив ноги и подбоченившись, стоял в проходе и гремел как Тор*: «Беги, женщина, беги».

Она, наконец, добралась до выхода и выбежала на суетливые улицы Лондона, вероятно настолько же исцеленная, как и испуганная. Мне сообщили, что следующий человек в очереди на исцеление быстро сменил диагноз с желудочной язвы на легкую головную боль!

Смит Виглсворт смотрел на все болезни, как на работу дьявола, и был не прочь разобраться с ней с помощью физической силы. Но целью его атаки оказывалась болезнь, а не ее жертва. Однако это не все понимали.



* Тор - в Скандинавии бог-громовержец. Прим. пер.

Госпожа Блодвсн Белл, жена знаменитого уэлльского церковного исполнителя Вилли Ллевеллин-Белла, (помощника уэльского евангелиста Стефана Джеффриса, также участвовавшего в служении исцеления), однажды посетила Виглсворта в его йоркширском доме. Заметив, что она как-то странно двигает головой, он спросил об ее болезни. «Мне надуло шею, — ответила она. — Должно быть, я сидела на сквозняке в поезде, когда ехала сюда». «Вы хотите получить исцеление?» — спросил он. «Конечно хочу», — отвечала женщина. Тогда Виглсворт ударил ее по шее ладонью, приказав болезни уйти. От сильного удара из глаз женщины брызнули слезы, и ее муж стал протестовать. «Брат, — ответил Виглсворт, — если бы ты мог видеть зло от болезни, как я его вижу, то не стал бы беспокоиться по поводу нескольких слезинок в глазах жены».

Обычно Виглсворт обходился с больным так: он резко «атаковал» его, а затем ударял по нужной части тела больного. Когда его внук Лесли Виглсворт заинтересовался этим действием, дед пояснил, что, по его мнению, любая болезнь приходит от дьявола, и он ненавидит любую форму ее проявления. Он любил больных, но ненавидел их болезни. Он частенько говорил в защиту своих необычных методов: «Страх смотрит, а вера прыгает». И прыгал, невзирая на просителя.

Однажды, когда он проводил «миссию исцеления» в Окленде, Калифорния, две сестры прослышали об этом странном англичанине, который, похоже, обладал замечательной силой исцелять. Они не были христианками и мало знали о Библии. Их брат лежал в близлежащем госпитале, он был безнадежно болен. В поисках чуда сестры договорились, что их брата привезут


на носилках «Скорой помощи» на одно из собраний.

«Пожалуйста, обращайтесь с ним нежно, — молили они, — он очень, очень болен». Виглсворт или не слышал их просьбы, или же решил действовать в своей обычной манере. Он подошел к человеку на носилках и, громогласно повелев болезни выйти из него, сильно ударил беднягу в живот. Больной потерял сознание. С одной из сестер случилась истерика, она кричала: «Вы убили его. Вы убили его. Вызовите полицию». Они поненслисъ с братом обратно в госпиталь. Через несколько часов больной пришел в сознание. И тогда обнаружилось, что он полностью исцелен.



Человек с миссией

Виглсворт был бесстрашным пророком-первопроходцем, нисколько не заботившимся о себе самом. Он верил, что был послан Богом проповедовать Благую весть Иисуса, и что все ресурсы Святого Духа были в его распоряжении. Виглсворт приступил к своей задаче так, как умел, и если люди понимали его, то действительно начинали осознавать смысл миссии этого проповедника. Он обладал совершенной и полной верой в Бога и в Его Слово. Это была детская простота, сходная с той, о которой писал апостол Павел: «Но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1 Кор. 1:27). И эти слова, безусловно, применимы к Виглсворту.



Только веруй

Что владело этим необразованным йоркширским водопроводчиком? Он постоянно говорил, что его главная цель в жизни - позволить людям возрастать в их вере в Бога. Когда однажды Виглсворт проповедовал в Падси, Йоркшир, в крошечном пятидесятническом молитвенном зале, после своего турне по Европе (в 1925 году), он сказал: «Я вижу, как много людей пытаются помочь себе. Бог хочет, чтобы мы "абсолютно прилеплялись" к Нему... У Бога есть лишь один великий план для нас — только веруй... И вы придете ко всему, что Бог имеет для вас, поскольку вы всего лишь осмеливаетесь верить тому, что Он говорит.. Бог хочет, чтобы я вложил в ваше сердце эту живую истину — только веруй, соблюдай абсолютный покой,


совершенное успокоение, где Бог полностью берет на Себя контроль над ситуацией... Вы готовы теперь петь?» Затем он пригласил общину петь, он всегда так делал на собраниях, создавая таким образом свой собственный хор:

Только веруй, только веруй,
Все возможно, только веруй.


Только веруй, только веруй,
Все возможно, только веруй.

Смит всегда вставлял звук «х», когда громко пел: «только веруй» (only believe). Так что получилось «h-o-n-e-1-у». Таким же образом он называл свою дочь Алису «Халисой», и, наоборот, сына своего Харольда «Арольдом».

«Я в поисках людей, — говорил он, — это моя работа — сделать каждого голодным, неудовлетворенным, жаждущим Бога. Это моя работа делать людей либо рассерженными, либо довольными. У меня всякий должен быть наполнен Святым Духом. Я должен нести послания с Небес, которые бы не оставляли людей такими, какими они были до встречи со мной».

Так давайте же посмотрим пристальнее на жизнь и служение этого замечательного йоркширца — Смита Виглсворта.



Глава 2

«6 часов обязательно наступит, сын мой»

Йоркширское детство

Смит Виглсворт родился 10 июня 1859 года и был крещен в близлежащей Англиканской церкви А декабря того же года. Его родители, Джон и Марта Виглсворт, имели четверых детей - трех сыновей и одну дочь. Их семья была бедной, и жили они в маленькой йоркширской деревне под названием Менстон. Деревня была так мала, что даже сегодня путешественник с трудом найдет ее на карте. Это была холмистая и простая йоркширская местность, в часе ходьбы от Илкли Мур, где Смит провел свои первые годы жизни.

Песня, сделавшая Илюш Мур знаменитой, - «На Илкли Мур без шляпы», была, говорят, сочинена в 1886 году церковным хором из Халифакса, после того как его участникам понравился пикник среди вереска. Хаворт Парсонидж - место, где написаны два знаменитых английских романа («Джейн Эйр» и «Холмы Вадериш»). Местечко это в пределах пешего перехода от Менстона. Это была также родина преподобного Виллиама Грнмшоу, близкого друга Джона

Вссли и одного из его первых проповедников.

Виглсворт вырос в местности, знаменитой своими крутыми обрывами и поросшими лесом оврагами. Графство было известно изделиями античных умельцев, живших здесь более 3000 лет назад. В пору детства Смита Менстон являлся важным внутренним курортом с минеральными водами и местным центром.

Но Виглсворт не собирался извлекать из этого выгоду.



Жизнь семьи

Джон Виглсворт работал но много часов за скудную плату, копая глубокие канавы даже зимой. Его жена часто советовала подождать, пока погода не потеплеет я земля не оттает. Однако, их положение было таким, что отцу Смита приходилось работать при любой погоде, чтобы обеспечить семью лишь самым необходимым.

Однажды, когда мороз был силен, а грунт тяжел, лопата Джона Виглсворта выбросила кучу мягкой сырой глины. Внезапно появилась малиновка, схватила червяка и полетела на соседнее дерево, чтобы насладиться своей трапезой. Затем птичка исполнила «песнь благодарения Облокотившись на лопату, Джон сказал молодому Смиту: «Если эта малиновка может так петь за съеденного червяка, то я, конечно,могу работать для твоей матери, тебя, твоей сестры и братьев».

Семья Виглсвортов очень любила природу. Джон Виглсворт мог описать и назвать всех птиц той местности. Однажды у них в доме собралось шестнадцать певчих птиц одновременно. Смит подхватил эту «природную болезнь» от своего отца и проводил все свободное время в окрестных нолях в поисках птичьих гнезд и наблюдал, как растут птенцы. Случайно он нашел гнездо, полное птенцов, и, расстроившись, что родители их оставили, он принес гнездо домой. К его Удивлению, взрослые птицы нашли своих детей и стали прилетать в спальню Смита, чтобы кормить малышей. С тех пор дрозд и жаворонок стали его друзьями; птицы эти водились в округе, и он подружился с ними. Близость к природе пробудила желание быть близким к ее Создателю.

Смит уже с тех ранних лет хотел узнать Бога. Как-то он сказал своему другу Стэнли Фродсхэму, что даже в грозу, окруженный громовыми раскатами и огненными молниями, он мог разговаривать с Богом, исполненный простой верой.

Хотя у детей ВигЛевортов были хорошие, трудолюбивые и честные родители, которые не называли себя христианами, они все же научили своих детей почитать Бога.



Начало рабочей жизни

Когда Смиту исполнилось шесть лет, он начал трудиться. Он работал на жившего неподалеку фермера, выдергивая и очищая турнепс на его полях. Это был тяжелый труд с утра и до вечера с редкими школьными уроками посредине.

Экономическую жизнь в Йоркшире определяло множество видов производства. Одним из самых доходных было производство шерсти. Йоркшир получил монополию на изготовление одежды из камвольных тканей, продававшуюся по всему миру. Развитию этой индустрии способствовало разведение овец на торфяниках и избыток гидравлической силы. Близлежащий город Брадфорд специализировался на пряже и смешанных камвольных тканях, и на фабриках было много вакансий. Именно там Джон нашел работу ткача. Он сумел также подыскать место и для Смита, который в те годы обладал лучшими физическими данными, чем большинство мальчиков. Так Смит начал трудиться на фабрике, это была его вторая работа в его нежные семь лет.

Когда он стал работать с отцом и братом, дела дома пошли лучше, и еды стало больше. Марта Виглсворт работала, не покладая рук, - она шила одежду для всей семьи, в дополнение к той, что она получала от друзей. Смит любил говорить, что вполне естественно, если рукава у пальто были на четыре дюйма, длиннее, чем нужно. И вправду, в холодные йоркширские зимы это оказывалось очень удобным. Шесть раз в неделю его день начинался в 5 утра, чтобы в 6 утра уже приступить к работе на фабрике. Работа кончалась лишь в 6 вечера. Однажды, сильно устав, Смит сказал отцу: «Это так долго — от 6 утра до б вечера быть на фабрике». Со слезами на глазах отец ответил: «Что ж, 6 часов вечера обязательно наступит, сын мой».





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет