Куценко Оксана Сергеевна



жүктеу 6.39 Mb.
бет11/28
Дата02.04.2019
өлшемі6.39 Mb.
түріКнига
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   28
Абортивная культура СССР. Белобородов И.И. пишет: «Статистика абортов в СССР долгое время была засекречена, однако обнародование в конце 1980-х годов этой информации убедительно давало понять, что СССР занимал одно из первых мест в мире по количеству абортов. В 20-е годы в России была сформирована особая абортная культура — приспособление и привыкание общества к широкому производству абортов как к основному или даже единственному способу регулирования числа детей в семье. По некоторым оценкам, одна ленинградка к достижению 35-летия в начале 1930-х годов в среднем делала 6-8 операций по прерыванию беременности. В результате число искусственных абортов на 1000 жителей в Ленинграде за 10 лет выросло в 7,6 раза. Стремительный рост абортов продолжался до 1964 г., когда был зафиксирован их максимальный уровень за всю историю России — около 5,6 млн или 169 абортов на 1000 женщин репродуктивного возраста. С 20х годов, когда был узаконен аборт, решение об исходе беременности стала принимать женщина, что постепенно привело к девальвации роли мужчины как отца и мужа. Автор того времени Садвокасова Е. А. в сборнике статей «Изучение воспроизводства населения» преподносит этот факт как пример гордости за советскую женщину: «Нежелание отца иметь ребенка занимает весьма скромное место среди причин аборта как в городе, так и на селе. Столь незначительная доля этой причины аборта, по нашему мнению, блестяще доказывает полную самостоятельность советской женщины в семье, в связи с чем она считается со своим собственным нежеланием иметь ребенка и значительно меньше принимает во внимание нежелание мужа». [19]***
Почему советские женщины делали много абортов? Можно выделить ряд причин:

1) Целенаправленная государственная политика на внедрение аборта в качестве основного метода регулирования рождаемости. Одна женщина того периода делилась со мной воспоминаниями: «Аборт считался абсолютно нормальным. Мы запросто подходили к начальнице на работе и говорили, что нужно отпустить на аборт. Конкретно у меня на работе (детский садик), где работали одни женщины, нам давали два дня выходных всегда и без проблем. Это было как бы естественно. Конечно, была одна сотрудница, которая абортов 20 сделала, ее осуждали. Этим все-таки не хвастались, было не очень приятно рассказывать, но все относились с сочувствием и пониманием».

2) Ощущение «нормальности» аборта. Следствием подобной государственной политики становилось ощущение «нормальности» аборта, ведь его делают все. Женщины обращались за советами друг к другу. Практически нельзя назвать семью, в которой женщины не делали аборта, это приводило к ощущению у семейных пар, что «все так делают» и логичному выводу – «и мы так будем делать».

3) Отсутствие информации о внутриутробном развитии ребенка и процедуре аборта. Никаких бесед с женщинами о развитии ребенка и процедуре аборта не проводилось. Более того, в сознание советских людей исподволь внедрялась информация о том, что там не человек. Особенно ярким фактом на этом фоне является фальсификация научных данных, записанных в учебники по биологии и преподаваемых в школе.

***Муравник Г.Л. [98] так рассказывает об этой научной фальсификации: Широко известны рисунки Геккеля – немецкого естествоиспытателя и философа, которые иллюстрируют Биогенетический закон, сформулированный Мюллером в 1864 году и затем переформулированный Геккелем в 1866 году в виде «Онтогенез есть рекапитуляция филогенеза», суть которого сводится к тому, что человеческий эмбрион проходит в своем развитии все стадии развития животного мира. Геккель подделал рисунки, скопировав основы из работ видных ученых и дорисовав некоторые элементы, которых в реальности у эмбриона нет. Видные ученые того времени сразу заметили подлог и обвинили Геккеля в научной фальсификации. В работе «Научный атеизм» (М., 1915) Н.Соловьев пишет: «Открытия подлогов … произвели сенсацию. Геккель вначале пытался защищаться обычными для него приемами, т.е. путем грубых ругательств по адресу доктора Брасса. Но публика требовала иных аргументов. Тогда Геккель свалил вину на своего рисовальщика. Наконец, припертый к стене, он должен был признаться. 29 декабря 1908 года он опубликовал в газете «Volkzeitung» следующее «покаяние»: «Небольшая часть моих многочисленных фигур-эмбрионов, от 4 до 8 на 100, действительно подделаны, именно все те, где наблюдения, которыми я располагал, оказались неполными или слишком недостаточными для обоснования непрерывной цепи развития», т.е. для подтверждения того, что составляет суть «биогенетического закона».

Еще раз сделаем акцент на датах: сразу после объявления «закона» в 1864 году и уже абсолютно ярко к 1915 году виднейшие ученые доказали ложность учения Геккеля. Несмотря на это, эта теория попала в советские учебники по биологии в виде знакомой многим схемы. На данных рисунках изображены зародыши восьми видов позвоночных на ранних стадиях развития. Иллюстрации подтверждают тезис о том, что развитие зародыша повторяет стадии развития предков. Нижний ряд – это описание внутриутробного развития человека. Эта картинка была во всех советских учебниках биологии по биологии. По ней делался вывод о том, что вплоть до родов там еще не человек, а «какая-то неведома зверюшка».

Вряд ли представители советской науки были так глупы, что не увидели научной фальсификации, поэтому большинство исследователей сходятся во мнении, что этот обман намеренно и осознанно был внесен в советские учебники, с целью обесценивая жизни внутриутробного ребенка и помощи в пропаганде абортивной культуры и борьбы с Богом и верой, поскольку этот закон мог прекрасно доказывать, что человек произошел из животного мира естественным путем, а не был создан Богом, как учит Библия, что полностью согласовывалось с коммунистической идеологией «научного атеизма».***
Биогенетический закон Геккеля.

Нижний ряд – изображение псевдостадий развития человека.



***Случай из практики. Фрагмент беседы с женщиной (68 лет), в прошлом учительницей математики. У нее есть трое детей, и она сделала три аборта, в чем сейчас раскаивается: «Ведь никто ничего не говорил! Я бы родила детей, если бы мне хоть намекнули, что там уже человек. Я же сама учительница, и слепо верила всему, чему мы сами учили детей. Я хорошо помню эту картинку! Я сама старалась сделать аборт сразу, как только узнавала о беременности, до 11-12 недели, пока там еще рыбка или черепашка! Я действительно так рассуждала и думала».***
Особенности работы с беременными данной категории:

1. Проработка, беседа о каждом сделанном аборте. Важно в процессе этого анализа выявить определенный мотив, ведущий женщину к аборту, необходимо выйти на ее внутренние психологические конфликты, толкающие к саморазрушению. Это очень важный момент. Поскольку психика женщины затирает память об абортах. Они сливаются в «один» сделанный аборт. Но это отдельные ситуации. Важно обратить внимание на то, почему женщина не меняла репродуктивного поведения (осталась с партнером, который много раз отправлял ее на аборты, не пошла за консультацией по предохранению, перестала бояться процедуры аборта, продолжала беременеть, не пыталась менять условия жизни, чтобы можно было рожать детей и т.д.). Подобный анализ помогает женщине осознать причину абортов – в ее тяге к саморазрушению, а не во внешних факторах.

При этом важно отметить, что во время первой беседы с женщиной, предабортного консультирования по поводу новой беременности, проработать каждый предыдущий аборт не удастся в силу многих причин: сопротивление женщины, отсутствие доверия к консультанту (так как она в первый раз видит этого человека перед собой), недостаток времени. Во-вторых, обсуждать предыдущие аборты рискованно, так как это будет поднимать наружу симптомы ПАС, и эмоциональная реакция женщины на это может быть крайне непредсказуемой. Может проявиться агрессия или иные сильные чувства, которые спроецируются на настоящую беременность, окрасив ее в негативные краски и подтолкнув к решению об аборте. Поэтому с такой женщиной важно просто обозначить то, что предыдущие аборты могут нести в себе много разрушающей информации, могут влиять на отношение женщины к настоящей беременности. Нужно обозначить женщине, что было бы полезно для нее прийти на следующую консультацию и поговорить о чем-то общем для всех ситуаций предыдущих абортов…

***Отрывок предабортной консультации. Анна, 36 лет. Замужем, есть сын 9 лет. Рожден от первой беременности. В связи с беременностью состоялось и само замужество. Муж был вторым половым партнером. Отношения в паре отстраненные. Муж дальнобойщик, в частых командировках, иногда отсутствует по 2-3 месяца. Воспитанием ребенка больше занимается мать Анны, мальчик живет в бабушкиной комнате, до 7него возраста спал с бабушкой в одной кровати. Анна обладает низким уровнем рефлексии, часто затрудняется сказать, какие чувства испытывает. Во время консультации выявляются явные рассогласования между тем, какие чувства женщина называет, и тем, какие демонстрирует невербально, телесно.

После рождения сына они с мужем сделали 8 абортов. Практически каждый год наступает беременность, которую супруги прерывают. Иногда муж сопровождает ее в абортарий, проявляет заботу и уход в эти моменты, устраивает ей постельный режим, следит за ее здоровьем. Анна снова забеременела. Женщина записалась на аборт, но врач направил ее на консультацию. Женщина не видела смысла в беседе с психологом, так как уже «точно решила делать аборт», но в силу конформности и пассивности своего характера пришла на консультацию. После вводных вопросов и налаживания контакта Анна спокойно и быстро рассказала о своих абортах. Говорила об этом как о закономерном семейном процессе. Сказала, что ни от кого не скрывает аборты, ее мама, подруги все знают. На вопрос о причине абортов сказала, что они с мужем больше не хотят детей, одного сына им достаточно. Стала рассказывать о достижениях сына, о том, что он любит, о его успехах в школе. Консультант решил попробовать затронуть тему предыдущих абортов:

 Мне хотелось бы поговорить о ваших предыдущих абортах, так как я беспокоюсь за ваше здоровье… Ведь аборт повреждает матку, может привести к разным гинекологическим заболеваниям. Как вам кажется, аборты отразились на вашем здоровье?

 Да, нет... Все в порядке.

 Бывает, что месячные становятся болезненней, кровотечения…

 Да, у меня и раньше были сбои с месячными, и всегда живот болел… так что я особой разницы не вижу..

 Но доктор вас направил ко мне именно потому, что опасается, что новый аборт может быть очень опасен для вашего здоровья…

 Я так не думаю…

 А что вы знаете об аборте, как он происходит?

 Все выскабливают… Очищают матку… зачем мне знать детали, это дело врачей. Я не врач.

 Вам не интересно знать, что происходит с вашим организмом? Ведь это ваше тело, такая интимная сфера…

 Это не самая приятная процедура, чтобы хотелось про нее знать…

 Это неприятно….

 Конечно, что там может быть приятного (смеется).

 Я, например, очень боюсь аборта, мне страшно было бы пойти на него… Вам было больно?

 Да, нет, обезболивающее делают. Особенно ничего не чувствуешь…

 Но ощущения всегда есть.. Это неприятно, больно, холодно?

 Я не думала об этом, происходит и все…

 Вы стараетесь не думать о том, что делает врач во время процедуры… Получается, что хотите отвлечься…. А о чем думаете?

 Ни о чем...

 Ни о чем? Мне кажется, мы каждую минуту о чем-то думаем…

 Не знаю, не помню, … обо всем….

 Ну, не знаю, о доме, о муже, о сыне, о еде…

 О том, чтобы поспать… (смеется). Потом очень спать хочется…

 А какие чувства вы испытываете? Бывает грустно? Или наоборот радостно?

 Да, как-то обычно… Не радостно, конечно, чему радоваться? (смеется).

 Мне кажется, что вы совсем себя не знаете… Вы все время уходите от вопроса…. Не называете своих чувств, ощущений… Вот во время аборта… Я так слышу, что вам хочется отстраниться, не думать, не чувствовать, словно заморозить свои чувства… Вы смеетесь, когда я спрашиваю… Но разве вам весело…

Анна молчит, но чувствуется, что в ней идет какая-то борьба. Она замерла в кресле, перестала двигаться, словно застыла… Консультант (очень мягким, успокаивающим голосом, как мать с ребенком): «Я смотрю на вас, слушаю вас, и мне кажется, что передо мной маленькая девочка, которую хочется пожалеть, обнять, такая беззащитная, которая очень боится что-то вспоминать… Вы чувствуете себя любимой? Ваш муж вас любит?»

 Наверно…

 А вы его?

 У нас нормальные отношения….

 Как-то неуверенно… а вам хочется, может иногда больше любви? О чем бы вы мечтали? Чего бы хотели в жизни достичь?

 Какой смысл мечтать?

 Мечты вдохновляют нас, дают уверенность, помогают стать счастливыми… Вы счастливы?

Анна молчит, но видно, что она открылась, она стала слушать. Внутренне она сопротивлялась тому, что говорит психолог, но не перебивала, не протестовала.

 Я сейчас скажу, может быть немного суровые вещи, но мне кажется, их важно сказать. Когда женщина делает больше 3 абортов, то люди склонны думать, что или она глупая, или она много пьет…. Вы согласны с ними?

 Я не пью…

 И вы неглупая... Вы обсуждали с мужем, почему вы делаете аборты? Ведь если вы так не хотите детей, можно не допускать беременность… Ведь аборт - это неприятно, вы сами об этом говорили…. Вам это неприятно, но вы все равно снова рискуете, и снова беременеете…

 Так получается…

 А муж знает, что вам неприятно делать аборты? Вы ему говорили об этом…

 Нет….

 А что вы говорите?



 Ничего?

 Но почему? Ведь он не сможет догадаться, если вы не станете говорить... Люди знают о нас только то, что мы сами сможем им сказать… Но вы сами себя почти не знаете… Если я не знаю, что чувствую, то я и другим не могу сказать… Мне кажется, что вы сейчас живете так, как вам скажут другие: ваша мама воспитывает вашего сына и отстранила вас... Ваш муж подолгу не бывает дома, вам мало его любви, но вы сами себе в этом не признаетесь. Вам неприятны аборты, но вы стараетесь об этом не думать. Но ваша жизнь в ваших руках… Мне показалось, что вы не хотели выходить замуж, но вышли… Все это про вас? Правда?

Анна смущенно улыбается, кивает, глаза влажные.

 Вам хочется заплакать, почему вы себя сдерживаете?

 Я никогда не плачу…

 Почему? (улыбается)... Я вот при любом удобном случае плачу, не надо бояться своих чувств… Они настоящие…

Анна вытирает глаза и улыбается…

 Когда мы обожгли руку, нам больно, очень больно. Но это замечательно, что нам больно! Только так мы понимаем, что что-то не так, и надо срочно убрать руку от горячего, иначе мы так повредим свою кожу, что шрам уже никогда больше не заживет. Так и в жизни. Если хочется плакать, значит, что-то не так. И прятаться как улитка в свой домик – это опасно… Важно понять, почему мне плохо, что меня пугает… Только так можно будет решить проблемы, а не прятаться от них… Вот вы сейчас беременны… Когда вы узнали, какие были чувства?

 Мне хотелось позвонить мужу…

 Это действие… а чувства, что вы почувствовали?

 Ничего особенного…

 Я вам помогу, вот карточка, на ней перечислены разные чувства, выберете те, которые похожи на те, что вы почувствовали… Чувства могут быть противоположными в один и тот же момент…. И радость, и страх, и злость и что угодно…

Анна очень долго выбирает, потом с помощью психолога все же называет растерянность, удивление.

В ходе анализа, Анна проговаривает, что «удивление» - так как она не ожидала беременности, за месяц у них с мужем был только один контакт прямо перед месячными, и она думала, что точно не забеременеет. «Растерянность»  так как не знала, что делать. Желание позвонить мужу было вызвано желанием переложить ответственность за решение на него: как он скажет, так и будет.

 А если бы он сказал, давай рожать.. Вы бы оставили ребенка?

 Он бы так не сказал….

 Зачем тогда звонить… ИЛИ «вдруг»? была надежда, что он скажет, давай родим?

 Нет, я точно знала, что он скажет про аборт.

Далее Анна с помощью психолога выходит на осознание того, что ей очень хочется, чтобы муж во время аборта был с ней, так как ей все-таки очень страшно, она чувствует себя маленькой девочкой, и ей хочется, чтобы кто-то поддержал.

 Есть вещи, которых мы боимся, и которых не боимся… В магазин вы ходить не боитесь, а аборта боитесь… Почему?

В начале беседы Анна уходила от вопросов о чувствах во время аборта, теперь же при поддержке психолога, она смогла сказать, что во время аборта боится боли, ей неприятен вид операционной, и ей не хочется в жизни на улице встречать врача, который ей делал аборт. Однажды такое произошло, и она потом целый день была в плохом настроении и хотела спать.

Анна осознала связь между своими неприятными чувствами и желанием спать. Это была ее защитная реакция (регрессия), желание через сон спрятаться от собственных ощущений. Аня призналась, что ее мама гораздо лучшая мать для ее сына, чем она сама. Рассказала, что часто сын называет бабушку мамой. И в семье даже есть шутка: «Какую маму ты зовешь – старшую или младшую». Аня сказала, что к сексу у нее отношение разное, то ей нравится, то противно и совсем не хочется.

Затем психолог вернулась в беседе к настоящей беременности. И спросила, какие у Ани есть аргументы за аборт. Сама женщина с трудом осознавала и формулировала свои чувства, поэтому ей помогал психолог. Аня в итоге назвала: муж сказал, делать аборт, в квартире только две комнаты, и Аня не представляет, как сама будет воспитывать ребенка, а бабушка полностью поглощена внуком, и второго ребенка, скорее всего, Ане придется воспитывать самой, а она этого боится и не умеет. Она призналась, что совершенно не понимает грудных детей, и ей легче с сыном сейчас, когда он большой, и может все объяснить.

За рождение Аня смогла сказать, что ей не хочется снова делать аборт, что впринципе она не боится родов, нормально к ним относиться, и могла бы пережить роды. Что ей хотелось бы девочку.

Из тех причин, которые назвала женщина, было видно, что она имеет только деструктивные мотивы сохранения беременности, и в случае сохранения беременности ей требовалась длительная психологическая помощь по принятию на себя роли матери как для новорожденного ребенка, так и для уже имеющегося сына. В конце беседы психолог сделал акцент на том, что муж не выступает категорично за аборт, что в принципе, Анна даже не пробовала обсудить с ним другой вариант развития событий. Что в супружестве важно все обсуждать, что важно, чтобы муж узнал о переживаниях Анны по поводу аборта, о ее сомнениях. Психолог предложила прийти Анне на консультацию вместе с мужем или мамой.

Комментарий к беседе: данная женщина отличается низкой рефлексией, нарушенным самоотношением, низкой самооценкой, пассивностью. Так и не произошла сепарация от собственной матери, которая «захватила власть» над материнством дочери, не позволяя ей повзрослеть. Здесь главной задачей было побудить женщину начать задумываться о своих чувствах, переживаниях, и через это прийти к осознанию собственного саморазрушающего отношения. Анна оказалась эмоционально не готова обсуждать отношения с собственной матерью, но смогла открыться для беседы о муже и о переживаниях аборта, о своем отношении к детям.

Анна пришла на следующий день на консультацию вместе с мамой. Они решили сохранить ребенка. Важно отметить именно слово они, так как решение скорее приняли мать и муж, отталкиваясь в первую очередь от предупреждения врача о том, что новые аборты могут закончиться летально, так как во время прошлого аборта было сильное кровотечение. Аня просто пошла за мнением родных. Она посетила еще 5 консультаций с психологом. Затем перестала ходить на них, объясняя это сначала большим сроком беременности, а затем наличием грудного ребенка. Но на самом деле, Аня готова была работать с психологом, пока училась осознавать свои чувства. Но как только консультации стали касаться темы необходимости взять ответственность за свою жизнь, за свое материнство на себя, отстраниться от матери, Анна отступила. В итоге второй сын также оказался «в руках ее матери». А Анна, к сожалению, продолжает оставаться в группе риска по совершению аборта, так как не смогла преодолеть своих страхов и начать брать ответственность за свою жизнь на себя.***
Это частный случай консультирования женщины со множественными абортами. Все женщины разные, поэтому беседы могут складываться в совершенно ином русле. Главное, что необходимо соблюдать в беседе с женщиной любого склада личности:

а) Делать акцент на вреде аборта для здоровья, негативных ощущениях в теле во время аборта и нежелании их повторения. С этого хорошо начинать беседу о предыдущих абортах. Нельзя заводить разговор с осуждения, выражения ужаса «сколько вы их сделали!» и т.п.

б) Полезно бывает рассказать в целом основные положения отношения психологии к множественным абортам: гипотезы о женщинах, которые часто прерывают беременность, пример Мерлин Монро с фактами ее детства. И предложить женщине самой провести аналогию с собой, найти общие черты между собой и рассказанными примерами.

в) Важно не просто показывать, а действительно ощущать сочувствие к женщине, ее саморазрушающему поведению. Искренне участие будет слышно в интонациях, голосе консультанта. Это позволит женщине открыться, начать осознавать себя.

г) Важно говорить о таких понятиях, как счастье, любовь, поскольку они являются ключевыми в понимании женщин со множественными абортами: они не любят себя, и не считают себя достойными любви, они отчаялись…

д) Важно понимать, что окончательный выбор об исходе беременности – за самой женщиной. Не надо ждать, что короткая беседа приведет к решению в пользу сохранения беременности. На примере Анны можно было увидеть, что она сама была просто не готова к такому решению. И решение фактически приняли мать и муж. Но это деструктивное материнство, несущее негатив для ребенка. Поэтому с женщиной важно говорить о личности ребенка, о его мироощущении, помочь ей осознать плюсы и возможности материнства. Мотивировать ее на посещение дальнейшей психотерапии.

д) Важно заронить сомнения в правильности выбранной линии репродуктивного поведения, постараться показать женщине ту сторону ее множественных абортов, которую она не осознает, точнее не хочет осознавать. Для первой консультации этого уже достаточно, больше женщина просто не сможет воспринять. Так как это очень сложно для принятия, ведь фактически мы пытаемся переосмыслить вместе с женщиной множество ее поступков (абортов) за многие годы жизни (6-8-10 лет), а это очень трудно.
2. Выход на травматический опыт в прошлом. Выше мы уже говорили о том, что женщины, склонные к совершению множественных абортов, несут в своей душе какую-то травму, чаще всего детскую, лежащую в нарушенных отношениях со своей семьей и всем миром. Мы разобрали это на примере Мерилин Монро. Важно помочь женщине осознать эту травму и увидеть связь между ее последствием и желанием сделать аборт.
3. Работа с ПАС (постабортным синдромом). Лурье Ж.В. рассказывает, что в ходе переживания аборта возможны 3 реакции спустя полгода – год: 1. Эстетизация - если процесс горевания шел хорошо, то на место горя приходит печаль: «Жаль, что не появился на свет мой ребенок, но я раскаялась, сделала выводы, теперь этот ребенок останется в моем сердце, и больше такого я не совершу». Это самый конструктивный способ переосмысления аборта. 2. Идеализация: «Мой ребенок был бы святым!». Может вести к психологическим нарушениям у женщины, не дает «отпустить» прошлое и жить дальше. 3. Нерожденного ребенка вычеркивают из жизни: «Не было такого в моей жизни!». В семье стараются не говорить о трудном событии, а потомки и вовсе не знают. [89]

Как правило, женщины со множественными абортами проявляют третий тип реакции «вычеркивание из памяти». Но это вычеркивание происходит только на уровне сознания, а подсознание продолжает помнить и копить память о каждом убитом ребенке. Для того чтобы женщина смогла сойти с пути дальнейшего психологического саморазрушения, потерю детей необходимо оплакать. Существуют цели и задачи процесса оплакивания: 1. Понять факт потери (принять реальность утраты, поверить, что это навсегда). 2. Заново пережить отношения, связанные с беременностью и рождением ребенка. 3. Прочувствовать эмоциональную боль (вспомнить/ оживить; пережить и запомнить чувства, связанные с ребенком; реакция на разлуку). 4. Эмоционально принять мир без ребенка (найти ему место в эмоциях; выявить и оплакать вторичные потери; упорядочить мир, в котором его нет; понять, кто я без него); 5. Построить планы на будущее (найти средства и возможности приспособиться к новому миру и жить в нем, не забывая прежний опыт, принять осознанное твердое решение больше не совершать абортов).



Задача терапевта в данном вопросе – помочь женщине принять ответственность за происшедшее. Если процесс горевания женщине удастся правильно завершить, то в сердце останется печаль о не рожденном ребенке, полное осознание мотивов своего поступка, осознание того, что нужно изменить в себе, чтобы больше не столкнуться с выбором аборта, принятие вины на себя и прощение всех, кто был причастен к аборту.
3.4. Женщины, находящиеся
в социально неблагополучной ситуации.

3.4.1.Сироты или опекаемые несовершеннолетние.

Необходимо отдельно осветить проблему беременности девушки, которая имеет статус сироты и находится под опекой в семье или в детском доме. Альшанская Е. пишет, что по официальным данным, в России насчитывается около 850 тысяч детей-сирот, из которых 760 тысяч  социальные сироты, то есть их родители живы, но лишены или ограничены в родительских правах. [3] По данным неправительственных организаций, в России порядка двух миллионов бездомных детей.


Психологические особенности выпускников детского дома.

Благополучной адаптации сирот мешают следующие обстоятельства: негативный опыт отношений с собственными родителями, четко организованная без любви система интерната, отсутствие у ребенка обязанностей перед кем бы то ни было – он ни за что не отвечает, ни на что не имеет права. Ребенок из неблагополучной семьи не готов положительно воспринимать и усваивать роль семьянина, поскольку видел отрицательные образы либо они отсутствуют у него вовсе.

Н. А. Кобринец отмечает, что в то же время «подросткам интернатных учреждений присущи такие же потребности как и подросткам, которые живут в семьях – потребность в физической привлекательности, сексуальная потребность, но чаще притязание на взрослость у них выражается в девиантных формах поведения: курение, употребление спиртных напитков. [80] В то же время желание быть взрослым противоречит знанию, что такое взрослость, так как генетическая модель поведения асоциальная, поскольку дети, в основном, из неблагополучных семей. Чувства неразвиты. Неудовлетворенна потребность в безопасности, в самопринятии и социальном принятии, поэтому дети сами не принимают себя, у них слабое осознание собственной личности».

О.В. Стефанович [148] выделяет следующий ряд проблем и трудностей, встречающихся на жизненном пути сирот в постинтернатный период: они не готовы к самостоятельной жизни, не имеют соответствующих навыков, знаний, установок, привыкая, что все за него почти все делают и решают другие. Отмечается большой показатель хронических заболеваний у лиц из числа сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, низкий уровень мотивации о заботе собственного здоровья.

Наиболее острая проблема  с жильем. Многие выпускники вынуждены возвращаться к родителям, ведущим паразитический, аморальный образ жизни. Несвоевременно выделяется жилье, общежитие.

В большинстве случаев совершаются типичные ошибки при выборе профессии  не учитывают свои способности и склонности, зачастую выпускники ограничены в выборе по медицинским противопоказаниям. Часто прогуливают работу, опаздывают, не понимая необходимости соблюдать трудовой распорядок.


Семейные установки сирот:

Одной из социальных предпосылок развития и проявления родительской любви является детский опыт взаимодействия с собственными родителями. Шубина А.С. отмечает, что эмоциональное содержание детства родителя оказывает влияние на его отношение к своим детям (А. Адлер, 3. Фрейд, К. Хорни, К.Г. Юнг). В последующем, когда человек сам становится родителем, вытесненные переживания детства усиливаются, определяя при этом стиль его отношения к ребенку и особенности взаимодействия с ним. Опыт родительской любви представляет собой то, что человек, будучи ребенком, усвоил, пережил в различных ситуациях взаимодействия с собственными родителями. [173] Сироты оказываются в следующей ситуации:

Их реальные родители становятся источником «негативной» информации о родительстве, своим отказом от воспитательных обязанностей, а в первую очередь «отказом отдавать любовь» они закрепляют в ребенке чувство брошенности и собственной ненужности. В итоге это приводит к двум противоречащим установкам: с одной стороны «идентификацией»  слиянием с собственными родителями в неумении брать и отдавать любовь, с другой стороны к деструктивным мотивам рождения детей, когда дети будут восприниматься ими как источник любви к себе. Желание родить ребенка может оказаться на самом деле желанием получить человека, который «обязан» тебя любить, как бегство от одиночества и собственной ненужности. Сочетание этих установок может привести к тому, что «бывшие сироты» хотят родить ребенка, сохраняют беременность, но после рождения ребенка и столкновения с реальным материнством и отцовством и трудностями ухода за малышом, теряют к нему интерес и перестают «отдавать любовь».

Источником взглядов на любовь, брак, семью, супружеские отношения и воспитание детей часто становятся фильмы, телепередачи, журналы, беседы с другими разочарованными в родителях сиротами. Наличие «красивых» картинок о любовных отношениях и семейной жизни при отсутствии реального позитивного опыта взаимодействия в семье ведут к разрыву между мечтами и реальностью, между тем, что говорит ребенок и тем, что он на самом деле чувствует. Шубина А.С., анализируя различные психологические исследования семейных и репродуктивных установок у выпускников детского дома, подтверждает подобный вывод: «можно отметить, что подростки, воспитывающиеся вне семьи, способны на вербальном уровне демонстрировать социально желательное представление о ролях отца и матери, но у многих из них проявляется неосознанное отвержение родительской роли. Кроме того, часто рождение ребенка в будущем может побуждаться деструктивными эгоистическими мотивами получения от ребенка той любви, которая не была получена в детстве от собственных родителей». [173]

Условия жизни в современных российских детских домах поощряют в личности формирование таких черт как пассивность и иждивенчество. Выпускники детских домов зачастую не имеют таких навыков самообслуживания как приготовление пищи, уборка помещений, стирка. Для многих достаточно стрессовой является ситуация необходимости оплаты коммунальных услуг, взаимодействия с различными государственными инстанциями. В детских домах стараются привлекать детей к выполнению всех перечисленных обязанностей, но, тем не менее, в детских домах есть должности уборщицы, повара, социального педагога, которые делают за детей то, что в обычных семьях дети делают вместе с родителями или самостоятельно. В любом случае в семье дети видят, что это делает не человек за зарплату, а их отец или мать.

Из опроса беременных женщин сирот было выявлено, что будущих мам пугает ни сам факт рождения малыша, а то, как за ним ухаживать. Воспитание в школах-интернатах не дает знаний и практики в этом аспекте. Юноши не понимают назначения и роли отца, девушки - роли матери.


Реальный семейный опыт выпускников сиротских учреждений:

Арех Н.Н. пишет: «Боязнь перемены социального окружения, перерастающая в неадекватную агрессивность; низкая самооценка; неуверенность в собственных силах; неумение самостоятельно наладить контакт с незнакомыми людьми  вот спектр психологических проблем выпускников из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Соответственно, не имея возможности проработать данные проблемы, с возрастом и с созданием молодой семьи они не уменьшаются, а наоборот растут как снежный ком, затрагивая и социально-бытовую сферу». [11]

У ребят формируется четкая иждивенческая позиция: «мне обязаны помогать», «мне должны». Подобная установка впоследствии негативно сказывается на выполнении собственных родительских обязанностей, так как выпускник может ожидать, что «кто-то придет и скажет ему, что надо делать». При этом специалисты с сожалением отмечают, что выросшие сироты, создавшие собственные семьи, обращаются за социально-психологической помощью, когда проблема достигла своего пика и разрешить ее уже очень трудно.

***Шубина А.С. приводит следующие цифры: В 2004 г. по результатам исследования в Коми было выявлено, что выпускники сиротских учреждений начинают свою семейную жизнь, как правило, с так называемого «гражданского брака». Из общего числа опрошенных 58% составляют молодые семьи с детьми, из них 84% — семьи с одним ребенком, 15%  — с двумя детьми, 1% — семьи с тремя и более детьми. Они называли следующие трудности: воспитание детей (38%), материальные проблемы (49%), плохие жилищные условия (28%), низкий уровень педагогической подготовки (10%), частые супружеские конфликты (7%). При этом 20% опрошенных взрослых сирот считают, что ответственность за будущее детей лежит на государстве, а подавляющее большинство (80%) уверены, что об этом должны позаботиться родители.

Специалисты социальной сферы, работающие в городах и сельских районах, отмечают, что сироты чаще всего появляются в одних и тех же семьях. 14% опрошенных являются детьми родителей, которые также относятся к категории выпускников сиротских учреждений, но 84% к таковым не принадлежат. Таким образом, седьмая часть респондентов является вторым или третьим поколением сирот. 64% семей, в которых один или оба супруга — выпускники интернатных учреждений, нуждаются в материальной поддержке, 28% — в помощи в трудоустройстве, 24%  — в бытовой помощи, 10% — в юридической, 10% — в медицинской помощи, 13% респондентов отметили, что в  помощи не нуждаются.

Опрос выпускников детских домов, проведенный благотворительным центром «Соучастие в судьбе» (г. Москва), показывает, что через шесть лет после выпуска женаты (замужем) 17,4%, удовлетворены своей семейной жизнью только 15% из них, не создали семью 66,2% выпускников, 9,95% обращений составляют одинокие матери, 77,5% семей не имеют детей.

Проанализировав данные показатели, можно сделать вывод, что при наличии существенных региональных особенностей, есть и некоторые общие проблемы: значительная часть выпускников детских домов испытывают трудности в реализации родительской роли, но при этом не стремятся обращаться за помощью в этом вопросе. [173]***


Отношение к беременности несовершеннолетних сирот

со стороны сотрудников государственных учреждений:

Статистику беременностей среди воспитанниц детских домов найти трудно. Как правило, сотрудники интерната предпочитают отправить такую девушку на аборт. Ситуация в современных детских домах такова, что подростки там очень рано начинают жить половой жизнью. Девочки чаще всего в сексе пытаются найти замену любви и ласки. Частая смена половых партнеров для них тоже становится нормой.



***Цитата из фильма «Найденыш» (Россия, 2010). Режиссер: Александр Кириенко, сценарий Алексей Тимм. Выпускница детского дома семнадцатилетняя Евгения накануне своего совершеннолетия обнаруживает, что беременна. Её парень Павел считает, что ему ещё рано заводить семью. И вот девочка-сирота, оставшаяся один на один со своими проблемами, всегда мечтавшая о своей семье, решается на очень смелый шаг  родить ребенка и посвятить ему жизнь, отдать всю любовь. Но после рождения мальчика жизнь молодой мамы становится настолько трудной, что она не видит иного выхода, кроме как подбросить сына богатым людям. Она надеется на то, что они не смогут отказаться от малыша, потому что бездетны. Может быть, это единственный шанс для подкидыша обрести настоящую семью  пусть не родную, но любящую.

В начале фильма Паша первым понимает, что девушка беременна и покупает тест на беременность. Женя отдает тест на беременность и спрашивает:

 Ну, что? Получилось?

 Еще как! Мы в залете…

 А куда же ты смотрел?

 Я в матрас носом смотрел! А вот ты куда смотрела?... Так, ладно.. давай так… Срочно поезжай в свой сиротский дом, объясни все врачихе, пусть она тебе направление напишет…

 Куда?

 Куда.. на аборт, Жень… не слышала раньше такого слова?



 Я такое слово слышала…

 Ну, вот.. Чего тогда думать?

Женя молчит, потом подходит к юноше и обнимает его:

 Пашка!.. я думаю, может... может лучше будет, если… мы.. ну, если мы с тобой… ну, вроде поженимся…

 Поженимся?!!

 А что? Я бы родила…

 Кого родила?... Женька… ну, что ты…. Ты понимаешь, что ты несешь?

 Понимаю, я ребенка ношу…

 Да, нельзя, Женя!  (начинает кричать)- Зачем? Ну, за каким спрашивается меня рожали? Отец дальнобойщик, что есть – что нет. Мать, которая все время ждала его, ко всем ревновала, меня в упор не видела. И ты хочешь, чтоб вот такое вот снова плодилось?

 Пашка, но ведь все по-другому может быть! Может быть красиво! Правда!

 Нет! Женя, не может быть красиво! Не будет красиво! Женя…

 Врешь ты все! –уходит из квартиры…

Павел кричит ей вдогонку:

 Ну, и ветер в спину! Родит она! Сопли еще не высохли, а туда же! Родит! Да, рожай! Только потом без претензий, слышь?! Рожальщица…***


У девушек, как правило, нет жилья; нет родных и близких, на чью помощь можно было бы рассчитывать; нет средств к существованию. Отец ребенка чаще всего тоже сирота, либо просто отказывается от беременной и ребенка. Органы опеки предпочитают забрать ребенка в детский дом, а чтобы предотвратить подобное развитие событий на девушек оказывается большое давление с целью принуждения к аборту.
Юридические права сирот:

Серьезной проблемой становится юридическое оформление ребенка. Современное законодательство создает порочный круг, в результате которого не только сами юные мамы, но даже и специалисты не могут оформить девочкам и их детям регистрацию и соответственно пособия на ребенка.



***Цитата из фильма «Найденыш» (Россия, 2010). В роддоме девушка хотела отказаться от ребенка, но медсестра принесла новорожденного мальчика покормить грудью. Увидев ребенка, Женя меняет решение и забирает малыша. Соседки по комнате с сопротивлением, но постепенно привыкают к ребенку, помогают ухаживать. Но денег нет. Никто не помогает, спросить совета не у кого. Женя идет в социальную защиту, чтобы оформить детские пособия.

Специалист встречает ее недоброжелательно, разговаривает с презрением:

 Ну, эта бумажка из родильного дома… она… не ..не является .. не дает оснований выписывать вам пособия. Вы должны получить свидетельство о рождении, прописать ребенка, потом взять выписку из домовой книги, и далее справку с последнего места работы с указанием зарплаты, которая была на тот момент, когда вы уходили в декретный отпуск.

 Но я не уходила в декретный отпуск. Я нигде не работала.

Специалист осуждающе смотрит и качает головой:

 Ну, тогда тупик…

В этот момент приходит женщина, торгующая одеждой. Специалист начинает выбирать себе кофту, одновременно разговаривая с девушкой. Когда Женя пытается получить больше информации, поделиться своими проблемами, женщина начинает злиться.

 Ну, вот же мой ребенок! Я его родила…

 Нужен пакет документов.. без пакета я… я ..даже если бы очень хотела… я не могу..

 Но у меня совсем нет денег..

 Понимаю, сочувствую.. даже очень сочувствую… Закончен разговор, девушка!

Женя решает покормитьь ребенка грудью прямо в кабинете, чтобы хоть как-то привлечь внимание специалиста к себе.

 Эй, ты.. ты, что делаешь?

 Его кормить надо…

 Ты, что соплячка, совсем что-ли оборзела, кормить ей видите ли надо! Черти что! Вон пошла отсюда! Идти ей, видите ли, некуда! Пошла вон отсюда! Кошмар…

Женя выбегает из здания вся в слезах. После этого от отчаяния вечером она подкидывает ребенка богатой супружеской паре адвокатов.

Фильм заканчивается хорошо. Павел одумался, пришел к Жене, вместе они разыскали ребенка и вернули его себе. В жизни не всегда бывают такие светлые финалы…***
Вообще ситуация вокруг опекаемого подростка очень сложна юридически. По закону любая мать, достигшая возраста 15 лет, может забрать ребенка домой и сама быть для него опекуном, но с другой стороны девочке из детского дома идти с ребенком некуда: мать по возрасту определяется в интернат, а новорожденный ребенок – в дом малютки. Поместить их в одно сиротское учреждение законодательно нельзя, так как они относятся к разным возрастным группам.

Поэтому получается, что самый оптимальный юридически выход – это отдать ребенка в дом малютки до достижения девушкой 18 лет. Но психологически – это самый плохой сценарий развития событий, так как с девушки снимают ответственность за ребенка, теряется связь матери и малыша, а учитывая негативный опыт сиротского детства, матери в такой ситуации легче всего потерять связь со своим ребенком навсегда.



***Жилищный вопрос сирот. Например, в Санкт-Петербурге ежегодно завершают обучение в сиротских учреждениях более 300 человек, из них, как правило, свыше 100 воспитанников не имеют жилья. По данным Комитета по образованию на 01.01.07 число нуждающихся выпускников в получении жилой площади составило 254 человека, в том числе 110 человек, достигших 18 лет и старше. По данным Комитета по образованию, за январь-октябрь 2006 года обеспечено жильем 185 семей (190 человек). На 01.01.07 нуждающихся выпускников в получении жилой площади 254 человека, в том числе 110 человек, достигших 18 лет и старше. Большая часть жилья предоставляется в виде комнат в коммунальных квартирах в освобожденном жилищном фонде. По информации, полученной от Комитета по образованию, жилые помещения детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, предоставляются исключительно по договору социального найма (во владение и пользование). В соответствии с Жилищным кодексом РФ, вступившим в силу с 01.03.05, и Законом РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» приватизация таких жилых помещений не предусмотрена, а, следовательно, не подлежит продаже, дарению и т.д. Жилье воспитанников сиротских учреждений приватизируется и находится на контроле у органов опеки и попечительства муниципальных образований. [4]***
Организация помощи беременным данной социальной категории:

1. Для таких мам нужна социальная квартира и поддержка государства для организации обучающих курсов. Хорошим примером подобной работы является приют – воспитательный дом «Маленькая мама». Адрес: 198216, Санкт-Петербург, Трамвайный просп., д. 15/4. Телефон: т (812) 2542344. С девочками работают 20 человек персонала – воспитатели, медики, психологи. Но в приюте маленькие мамы могут находиться не больше года, а потом должны покинуть его. А проблема в том, что, как правило, эти девочки, оказавшиеся в тяжелейшей жизненной ситуации, никому не нужны, кроме сотрудников приюта. По выходу из приюта им просто некуда идти. Работа этого приюта в России пока уникальный опыт, хотя аналоги начинают появляться. В воспитательный дом существует очередь, там могут жить лишь 11 мам с детьми.

2. Определенные категории сирот по достижении ими совершеннолетия имеют право на получение жилья от государства. Поэтому помощь девушке именно в этом вопросе очень важна. Поскольку самой юной маме справиться с юридическими тонкостями и бюрократическими сложностями крайне трудно, а для большинства  получение жилья от государства является единственным способом выжить с ребенком.

3. Важно создание рабочих мест, где бы могли работать юные матери с ребенком, обеспечивая себя необходимым минимальным заработком и осваивать какую-либо профессию.


Ресурсы:

Из ресурсов у этих девочек, как правило, только любовь к ребенку и желание быть мамой…


Особенности психологического консультирования.

Вообще это длительная и трудная задача – психологическое сопровождение беременной сироты, но в ходе разовых консультаций важно:

1. Для начала рассказать и объяснить девушке, что такое материнство, какие обязанности и права имеет мама. Рассказать о потребностях ребенка, и что вообще люди понимают под словом «счастье материнства», что взаимно дают друг другу мать и ребенок. Не с каждой, но с некоторыми девушками приходится обсуждать эти вещи, так как в силу собственного печального жизненного опыта они абсолютно не видят ничего полезного в рождении детей кроме дополнительных проблем для себя.

2. Важно затронуть вопрос отношения девушки с ее родителями: знает она их или нет, какие чувства испытывает (злость, ненависть, обиду, собственную вину, что что-то сделала не так и ее бросили и др.). Важно отметить, что дети этой категории практически не могут говорить о чувствах, не умеют осознавать и называть их. Часто ответы выглядят так: «нормально», «мне параллельно», «не знаю» и т.д. Полезно иметь список чувств или карточки с изображением различных эмоций, чтобы можно было выбрать наиболее подходящую. Важно показать девушке взаимосвязь между негативным опытом с собственными родителями и ее отношением к собственной беременности и материнству. Как это не удивительно, часто они этой связи не осознают, точнее, не хотят видеть. Терапевтически важной и центральной в консультации должна стать мысль о том, что «твой опыт с родителями печален, но у тебя ЕСТЬ ВЫБОР, ты можешь стать другим родителем, не таким как твои, и дать своему ребенку то, чего не дали тебе. Тебе не нужно повторять их путь, ты можешь быть счастливой!».

3. Важно разобрать страхи девушки и ее представления о том, какие трудности ее ждут после рождения ребенка. Часто они иллюзорны и оторваны от реальности. Необходимо поговорить об интимных отношениях, о любви, о семье, поскольку девочки часто ищут в сексе замену любви, позволяют пользоваться собой, только чтобы не быть одинокими.

Главное, такой беременной маме ОБЯЗАТЕЛЬНО нужна социальная помощь, посещение курсов по подготовке к родам и обучение навыкам ухода за малышом, осознание его потребностей. Поскольку это будет являться профилактикой девиантного материнства, так как они находятся в группе риска по последующему отказу от ребенка или лишению родительских прав из-за ненадлежащего выполнения родительских обязанностей.


3.4.2. Женщины с зависимостями.

По данным американских исследователей, от 14 до 20% беременных женщин в той или иной степени употребляют алкоголь. Приблизительно 0,2–1% из них принадлежат к группе сильно пьющих. В России 42% женщин принимают алкоголь во время беременности, 12%  злоупотребляют им. [22]

По аналитическим материалам СПб за 2009 год среди женщин, состоящих на учете по беременности примерное количество употребляющих ПАВ (наркотики и алкоголь) составило 309 человек. [4] Важно учитывать, что это те женщины, которые сохранили беременность, но нет данных по тем женщинам, которые сделали аборт по причине зависимости от ПАВ.
Последствия зависимости матери для ребенка:

Вся медицинская наука однозначно говорит о серьезных вредных последствиях употребления ПАВ (психоактивных веществ) на развитие плода. Кроме того, доказано, что у детей, родители которых больны алкоголизмом и другими формами наркомании, существенно повышен риск развития наркотических пристрастий. Большинство таких детей имеют те или иные характерологические и поведенческие расстройства: повышенную возбудимость, агрессивность, склонность к развитию депрессивных состояний и др. Дети, воспитываемые зависимыми материями, в большинстве своем попадают в группу педагогически запущенных, сами склонны к появлению зависимости, правонарушениям.


Социально-психологические последствия зависимости:

На разных стадиях развития зависимости, по мере усугубления заболевания проявляются все более и более негативные последствия употребления. Это как пропасть, в которую все ниже падает человек с каждой новой дозой наркотика: сильное желание, «тяга» к получение ПАВ (алкоголя, наркотика); утрата жизненных интересов, кроме стремления к приёму наркотика; «огрубление» личности больного (лживость, равнодушие, скрытность); формирование асоциальных форм поведения (воровство, распущенное сексуальное поведение, проституция, бродяжничество, иногда полная потеря жилья (статус БОМЖ), торговля наркотиками, убийство); появление сопутствующих заболеваний (вши, туберкулез, гепатит, венерические заболевания, ВИЧ /СПИД и другие).


Отношение общества:

Для материнской сферы зависимость означает, что ребенок не становится главным приоритетом в жизни матери. Такие женщины оказываются в группе риска по отказу от ребенка в роддоме или последующему лишению родительских прав из-за ненадлежащего выполнения родительских обязанностей. Естественно, что отношение общества к таким матерям крайне отрицательное. В дискуссиях по проблеме абортов всегда выходит тема брошенных детей, чьи матери пьют и ведут асоциальный образ жизни. Всегда появляются высказывания о том, что лучше бы они сделали аборт, а не рожали детей, оставляя их на произвол судьбы. Есть определенные категорично настроенные люди, которые высказываются даже за принудительные аборты и стерилизацию для женщин, страдающих зависимостями, а особенно если они ранее уже были лишены родительских прав. Но важно понимать, что идеи очень опасны! Принудительные аборты для асоциальных элементов это не просто дикость с точки зрения гуманизма, это еще и инструмент для сведения счетов (или как инструмент запугивания) как бытовых, так и на уровне «государство-гражданин». Подбросил наркотики, организовал «независимую» экспертизу - и пожалуйста, принудительный аборт. А уж по имущественному цензу вообще раз плюнуть. [62] Поэтому следует быть категорически против этого!


Важно понимать, что беременность должна восприниматься

не как проблема, а как шанс для жизни женщины,

стимул и возможность ее изменения!
Эта фраза является ключевой для понимания сути предабортного консультирования беременной женщины с зависимостью и для женщины, ведущей асоциальный образ жизни.

***История из интернета «Я беременна, но нюхаю героин». Вопрос: «Здравствуйте! Прошу Вас, помогите мне! Сегодня я узнала, что я беременна, а я два месяца нюхаю героин. Теперь, когда я жду ребенка, я не могу употреблять эту дрянь, боюсь навредить развитию, продержалась без дозы больше 12 часов. У меня поднялась температура, была сильная слабость, насморк, как только я приняла дозу, все прошло... Я надеюсь, что вы посоветуете мне, как заглушить это состояние, чтобы продержаться пару дней, а дальше я постараюсь сама. Мужу я сказать об этом не могу, он тоже употребляет, но я как бы «не знаю» об этом. Прошу вас, помогите мне, как мне быть?


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   28


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет