Куценко Оксана Сергеевна



жүктеу 6.39 Mb.
бет22/28
Дата02.04.2019
өлшемі6.39 Mb.
түріКнига
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   28

Динамика адаптации к беременности в семье:

Прежде, чем продолжить разговор, хочу сделать акцент на том, что при предабортном консультировании по вопросам отношения семьи к беременности, важно знать о двух явлениях:


1. Правило «лидера и тени». Редко вся семья бывает единогласна в своем восприятии беременности. Кто-то может выступить категорично против ребенка, а кто-то также категорично «за». Конечно, чаще всего мнения в семье достаточно схожи, но тем не мене имеют разную степень выраженности. Бывает, что кто-то в силу личностных особенностей или изолированного положения в семье («человек, чье мнение редко учитывают»), может скрывать свое истинное отношение, боятся его высказывать или высказывают очень робко и тихо, так что беременная этого «не слышит». Как правило, в семье есть лидер, или человек, от которого все остальные зависят (например, собственник жилья или тот, кто всех содержит), и как раз его мнение и становится определяющим в ситуации беременности. Остальные ради сохранения собственного комфорта предпочитают не встревать в ситуацию и не «вступать на тропу войны», сохраняя «нейтралитет», то есть попросту, не вмешиваясь в дискуссии.

Например, если забеременела дочь-студентка, и главным ее противником в рождении ребенка становится мать, отец, бабушка, дедушка и брат могут уйти в тень, хотя и имеют иное мнение. Они робко поддерживают девушку, но делают это слабо, по сути, оставляя ее один на один с матерью. Или в семье деспотичный отец, а мать боится ему перечить, и хотя сама и хотела бы рождения внука, не решается идти против мужа и тоже предлагает дочери аборт.

Таким образом, чаще всего ситуация в семье, истинная расстановка сил не такая, какой может показаться на первый взгляд. Беременная же женщина, сталкиваясь с сопротивлением лидера в семье, впадает в иллюзию, что все родные против рождения ребенка. Или она понимает, что никто не встанет на ее защиту, и сосредотачивается на дискуссии с лидером, хотя было бы разумнее привлечь на свою сторону других членов семьи и активизировать их положительную позицию «за рождение ребенка».

Как правило, главными оппонентами женщины в рождении ребенка становятся мать беременной, отец ребенка и его мать (потенциальная свекровь). Выше я приводила результаты исследования, согласно которому активнее проявляют свою позицию женщины семьи, мужчины же предпочитают «уходить в тень».


2. Правило «перемены отношения». Мы уже говорили о схеме принятия решения беременной женщиной относительно исхода беременности и выделили 4 этапа принятия решения: 1. Оценка новости о беременности  2.«сбор реакций» и информации от окружения  3. «провозглашение» решения – аборт или рождение ребенка  4. Оценка принятого решения (удовлетворение или разочарование).

Тот же самый путь проходит и отец ребенка, и члены обеих семей (семья беременной, семья отца ребенка). Беременная же женщина, как правило, отталкивается только от первоначальной позиции своих родных, их первой реакции. Но важно сделать акцент на том, что их отношение к беременности и ребенку тоже будет меняться. У всех членов семьи происходит адаптация к факту беременности, и те, кто сначала выступили категорично «против», в случае сохранения ребенка, потом могут стать самыми любящими и заботливыми родными для него.

В ситуации предабортного консультирования важно говорить об этом явлении с беременной. Ее решение не должно быть принято, исходя из реакции близких, поскольку это всего лишь реакция, а не решение. Их реакция вызвана страхом перемен семейной системы и тревогой за будущее беременной и ребенка. В очень крайних случаях родные остаются непреклонны и жестоки настолько, что после рождения ребенка рвут всякие отношения с женщиной и ее рожденным ребенком. Как правило, после родов они смиряются с рождением нового члена семьи и начинают проявлять к нему заботу и нежность.

***Цитата из фильма «15-летняя и беременная» (США, ТВпроект 1998 год). В этом фильме прекрасно показан процесс адаптации всех членов семьи к новости о беременности юной девушки. Супруги Кэл и Эви Спэнглер живут раздельно, а их дети вынуждены скитаться между родительскими домами. Взрослые, поглощенные выяснением отношений и взаимными обидами, перестают быть надежной опорой для своих детей, которым приходится самим принимать решения и справляться с крутыми виражами жизни. Неожиданно обнаруживается, что 15-летняя Тина ждет ребенка. Члены семьи по-разному реагируют на это, но вместе пытаются справиться с грузом появившихся проблем. Несмотря на трудности, Тина вдруг понимает, что ее беременность помогла воссоединить разрушенную семью. Она решает сохранить ребенка, а главной опорой для нее становятся родители и подруга.***
Проблемная зона предабортного консультирования:

Система психологической помощи беременной женщине исходит из постулата, что «сама женщина принимает решение о том, прервать или сохранить беременность». Но мы с вами уже говорили о том, что часто семья ставит настолько жесткие условия для беременной, что вынуждает ее на аборт. Получается, что это не ее, а навязанное извне решение. В ходе предабортного консультирования в большинстве случаев необходимо проведение беседы не только с беременной, но и с кем-то из ее родных.

И именно здесь и заключен главный минус российских систем помощи беременной – только единицы центров работают с семейным окружением беременной женщины. В то время как подобные беседы повышают вероятность нормализации атмосферы в семье и облегчение процесса адаптации к рождению ребенка.
4.3. Мать беременной.

Особое внимание многих исследователей сосредотачивается на проблеме материнско-дочерних отношений с точки зрения их влияния на успешность материнства дочери. Филиппова Г.Г. пишет, что в работах подчеркивается влияние качества эмоциональной взаимосвязи со своей матерью (поддерживающее отношение матери в раннем детстве, сохранение интереса матери к эмоциональным проблемам дочери в юности, участие в психологических проблемах беременности и материнства своей дочери, а также динамика бессознательных комплексов в материнско-дочерних взаимоотношениях) на становление половозрастной идентификации, супружеских отношений и материнства дочери. [156] Именно поэтому важно вынести в качестве отдельной беседы влияние матери и ее реакции на решение дочери прервать или сохранить наступившую беременность.


Влияние матери на становление материнской сферы дочери.

Чувства матери влияют на развитие дочери поэтапно в процессе их взаимодействия, начиная с беременности матери и кончая подростковым и юношеским возрастом дочери.

1. Могилевская Е.В., Васильева О.С. [95] пишут: «Если мать не получала удовлетворения от своего тела, а беременность доставляла ей лишь дискомфорт и страдание, ей хотелось скорейшего освобождения от плода, то у дочери может проявиться не только депрессия и повышенная тревожность, но и физиологические осложнения беременности (токсикозы, угрозы выкидышей и другое)».

2. В дошкольном возрасте девочка должна приучится к самостоятельному уходу за своим телом. Если же мать не позволяет дочери самой этого делать, контролирует каждое телесное спонтанное проявление ребенка, то девочка начинает воспринимать тело не «как свое», а как «чужое». Ей в будущем будет трудно оценить собственное самочувствие, она не доверяет своему телу во время беременности и родов, не может контролировать процессы расслабления-напряжения. Такие беременные очень часто мнительны, зависят от мнения окружающих.

3. Следующим важным этапом становится половое созревание в подростковом возрасте, и снова на него решающее значение оказывает мать. Если мать недовольна своим телом, является больше «матерью», чем женой-любовницей, то она не позволяет своей дочери взрослеть, а пытается сохранить свой психологический захват над дочерью. Могилевская так комментирует этот процесс: «Именно поэтому такая мать продолжает контролировать все телесные проявления дочери, особенно сексуальные, подавляя и наказывая каждый всплеск индивидуальности и самостоятельности. При таком развитии внутренний образ наказывающей матери способствует актуализации у беременной чувства вины за сексуальные отношения с партнером, приведшие к зачатию и, как следствие, к непринятию ребенка как в период внутриутробного развития, так и в дальнейшем».[95]

4. Первая беременность является способом окончательно телесно отделиться от матери, перейти от роли дочки к роли женщины. Поэтому первая беременность всегда поднимает актуальные и нерешенные проблемы во взаимоотношениях матери и дочери. Причем демонстрировать неготовность к такому отделению могут как дочь (недоверие к телу, желание прервать беременность, страх перед родительством), так и мать (желание контролировать дочь во время беременности, недоверие к ее способности правильно вести себя во время беременности, с новорожденным ребенком, приказы-требования, а не советы по поведению беременной дочери и т.д.).


Классификации типов реакций на беременность дочери:

Важным фактором в принятии решения о сохранении ребенка оказывает позиция родителей беременной и родителей отца ребенка (прародителей – бабушек и дедушек). Силяева М. описывает несколько вариантов принятия новости о возможном появлении внука:

1. Оптимальная готовность прародителей (бабушек и дедушек) состоит в осознании своей собственной особой роли. Наряду с оказанием некоторой помощи – бытовой, материальной, они выступают в роли связующего звена между прошлым и настоящим семьи, передают традиции и проверенные ценности, окружают внуков поистине безусловной любовью. Бабушки и дедушки, готовые к принятию своих новых социальных ролей, понимают ценность внуков, появление которых означает новый этап их жизненного пути, повышает общественный престиж, удлиняет жизненную перспективу, создает новые источники удовлетворенности жизнью. [125]

2. Незрелость, неготовность прародителей выражается в том, что: а) они вообще отказываются от новой позиции, защищаются против нее («ребенок ваш», «нам тоже никто не помогал»). Отвергают факт беременности: дочери могут говорить – («твоя беременность – твои проблемы»), активно настаивать на аборте; в случае беременности от сына, могут абсолютно отстраниться от принятия решения, не созваниваться с беременной женщиной, а в случае родов, не особо интересоваться судьбой ребенка;

б) либо, напротив, «с восторгом и усердием» принимаются выполнять родительские обязанности. Такие прародители могут предлагать родить ребенка и отдать им на воспитание.
В предыдущих главах мы разбирали другую классификацию 5 типов реакций на новость о беременности: 1.категорично против рождения ребенка, 2.больше склоняются к аборту, 3.отстранились от решения, 4.больше склоняются к рождению ребенка, 5.категорично за рождение ребенка. Прежде, чем говорить о возможных реакциях матери на новость о беременности дочери и стратегиях консультирования в каждом конкретном случае, важно разобрать уровни отношений между «давшей» и «принявшей» жизнь, поскольку это сильнейшим образом будет влиять на решение об аборте или рождении ребенка.
Тип отношений между матерью и дочерью.

Конечно, идеальный случай, когда мать любит свою дочь, позволяет ей раскрыться как женщине и затем отпускает ее под опеку и ответственность сильного мужчины, ее мужа, чтобы там ее взрослая девочка приняла роль жены и матери, передав эстафету жизни дальше через рождение собственных детей.

Но, к сожалению, так бывает не всегда. Можно выделить различные уровни отношений между матерью и дочерью. Эта классификация условна и больше создана для того, чтобы нам легче было сориентироваться во всем многообразии жизненных случаев. Мы будем рассматривать тип взаимодействия между матерью и дочерью и то, как это может влиять на репродуктивное поведение дочери.
1. Психологическое слияние с матерью.

Французские психоаналитики К. Эльячефф и Н. Эйниш в своей книге «Дочки-матери. Третий лишний?» [175] говорят о том, что все женщины, родившие ребенка, в обязательном порядке принимают на себя две социальные и психологические роли – женщины и матери. Сексуальная жизнь с партнером, отношения с мужчинами – это роль женщины, а воспитание и забота о ребенке – это роль матери. Не у всех женщин получается найти баланс между этими ролями, из-за чего происходят большие и маленькие трагедии. Но важно понимать: любой перекос в материнско-дочерних отношениях означает только то, что из них выпал или не выполняет свою функцию третий участник жизненного процесса – мужчина (муж и отец). Именно его пассивность и невмешательство приводят к ситуациям, когда женщина становится «больше матерью, чем женщиной». Она посвящает всю себя материнству, забывая о своем женском начале или сознательно подавляя его.

Эти матери постепенно отстраняются от мужа и могут в конечном итоге совершенно потерять связь с мужчиной, выбрав супружеское одиночество. Либо муж остается в семье и отдает всю власть над дочерью жене, не вмешиваясь особо в происходящее, либо просто исчезает из их жизни.

Такая мать подсознательно старается привязать к себе дочь, воплотить через нее свои нереализованные мечты. Взросление дочери нависает над ней как коршун, поэтому она будет препятствовать ее романтическим отношениям, внушать отвращение к мужчинам и интимной жизни. Совершеннолетняя независимая дочь ей не нужна, ей нужен подчиняемый ребенок, который навсегда останется с мамой и будет согревать ее одиночество. В психологии это называется «нарциссическим захватом», когда мать уже не живет своей жизнью, не имеет собственных увлечений, а полностью погружена в жизнь дочери. Она вынуждает ее рассказывать все интимные подробности своих отношений и не иметь секретов, поскольку мать воспринимает это как предательство. Такие девочки просто не имеют сил вырваться из «захвата» матери и часто так и не становятся женами и матерями, а если и становятся, то редко их личная жизнь складывается удачно, если только дочь не осознает всю патологичность таких отношений и не обратится за помощью к специалистам, чтобы разорвать этот порочный круг.

Еще психологическое слияние с матерью может проявляться в том, что дочь практически один в один повторяет судьбу и поступки своей матери, ее отношение к жизни, абсолютно не замечая при этом патологичности происходящего. Такая дочь может жить отдельно от матери, создать собственную семью, но в решающие моменты своей жизни вопреки здравому смыслу следовать неадекватным ситуации советам матери.

***Случай из практики. Нина, 36 лет. Биографии матери и дочери удивительно похожи: обе были замужем два раза, уходили от мужей по причине их измен. У обеих трое детей от разных отцов, два аборта и сердце, полное презрения и ненависти к мужчинам. Нина обратилась в центр с беременностью, в результате которой и родила третьего ребенка. На тот момент она уже была в разводе со вторым мужем, забеременела в результате случайного романа и думала, делать аборт или нет. Ее мать активно выступала за аборт. Но Нина сомневалась, так как уже было два аборта и воспоминания о них висели на душе тяжелым грузом. В ходе беседы психолог нарисовала семейную генограмму, показав женщине поразительное сходство с судьбой ее матери. Нину это поразило, так как ей никогда не приходило в голову проводить такие сравнения. В итоге она сохранила беременность.***
Во время психологических консультаций с беременной крайне важно подчеркнуть патологичность отношений с матерью, показать, что зависимость от матери опасна грозящим одиночеством и невозможностью построить счастливые супружеские отношения, а ситуация беременности является для нее шансом эмоционально отделиться от матери, «повзрослеть», состояться как женщине. Важно показать (предсказать), как могут разворачиваться события в случае ее подчинения воли матери и в случае принятия самостоятельного решения.
2. Подчинение матери против воли дочери,

зависимость от матери.

Если в первом случае речь шла о «добровольном» согласии дочери на роль «создателя жизни для своей матери», то в данном случае, девушки ощущают явную угрозу своей свободе, но не знают когда и как вырваться из-под этой власти. Они в душе тихо ненавидят, презирают и стыдятся своих матерей, мечтая сбежать от них, высказать вслух всю свою злобу, но боятся, выбирая путь тихого бунта.



***Случай из практики. Олеся, 20 лет. Ее мать имела многочисленные романы с мужчинами, но серьезных отношений так и не смогла создать, замуж не вышла. Сделав в юности 3 аборта, последнюю беременность в 32 года решила сохранить. Так родилась Олеся. Все детство мать внушала девочке отвращение к мужчинам, рассказывала, как трудно найти порядочного, который бы не пил, не изменял, достаточно зарабатывал, любил детей. Олеся была отличницей, примерной девочкой. Мать превозносила ее над всеми остальными сверстницами, внушала дочери, что та уникальная, практически «святая». А попутно настраивала, что ей нужно вырасти, окончить институт, устроиться на хорошую работу и содержать мать в благодарность за все то, что та за нее выстрадала.

Мать хранила девственность дочери как зеницу ока, внушала, что не о каких мальчиках и думать нельзя, пока не закончишь институт. Мать все еще сама покупала дочери одежду на свой вкус, запрещала делать стрижку и сама заплетала ей косички. Однокурсницы считали девушку странной и за спиной смеялись над ней, а она с завистью смотрела на ровесниц, ходивших на свидания. Из-за скованного характера, неумения общаться и неприглядной внешности Олеся не привлекала юношей. Отсутствия внимания к себе девушка воспринимала болезненно, низкая самооценка перерастала в ненависть к себе и матери. Подруг у Олеси не было, а мать продолжала настойчиво говорить с ней как с 8-им ребенком. В Олесе медленно зрело желание бунта.

Она сама стала проявлять внимание к однокурснику Стасу, имевшему инвалидность (заметный горб на спине). Он был также неуверен в себе, как и Олеся. Девушка старательно скрывала эти отношения от матери. Никакой любви к юноше не было: она стеснялась его перед другой молодежью, в стенах института старалась не общаться с ним, чтобы никто не догадался об отношениях. Стас этого не замечал. Он пригласил ее к себе домой, познакомил с родителями. Его родители очень обрадовались, что он нашел себе девушку, отнеслись к Олесе с большим теплом и вниманием. Вскоре выяснилось, что девушка беременна.

Стас и его родители искренне обрадовались. Мать Олеси выступала за аборт, убеждала дочь не связывать свою жизнь с инвалидом, пугала, что может родиться такой же больной ребенок. Но Олеся внутренне очень хотела вырваться из-под маминого гнета. Поэтому выбрала брак с нелюбимым человеком, как меньшее из двух зол.

На консультацию к психологу обратился Стас, когда девочке был год, и когда мать Олеси предложила отдать ребенка ей на воспитание. Жаловался, что теща манипулирует дочерью, постоянно вмешиваясь в их отношения. В итоге этот брак закончился разводом, Олеся сбежала с каким-то дальнобойщиком, оставив ребенка Стасу и его родителям, напоследок попросив, ни в коем случае не отдавать ребенка ее матери. «Мать-захватчица» осталась совершенно одна.***
В данном случае опасность может заключаться в том, что беременная будет руководствоваться деструктивными мотивами сохранения беременности, когда ребенок будет выступать как средство эмоционального отделения от матери, а не как ценность сам по себе. В таком случае высок риск повторения эмоционального захвата (когда дочь будет воспитывать своего ребенка также как мать «захватила» ее), либо отвержения ребенка (когда ребенок, выполнив задачу отделения от матери, больше оказывается не нужен беременной, как в предыдущем случае с Олесей). При любом развитии событий беременная нуждается в психологической поддержке для коррекции деструктивных мотивов сохранения беременности и актуализации конструктивных. Таким женщинам настоятельно рекомендована психологическая помощь в проработке нарушенных отношений с матерью.
3. Открытая вражда с матерью

(холодные отношения, неприязнь, ненависть).

Внешне беременная может даже достаточно хорошо уживаться с матерью. Часто их общение имеет волнообразный характер: ссора, скандал, взаимные упреки и обиды сменяются примирением и даже вполне доброжелательным общением, но длится это недолго, пока новый всплеск раздражения не породит волну эмоций в адрес друг друга. В основе может лежать собственная неприязнь матери к себе, недостаток любви к дочери, более сильная любовь матери к ее другому ребенку, когда дочь это чувствует, обижается и ревнует, ощущая несправедливость происходящего. Может быть следствием личностных особенностей матери, алкогольной или наркотической зависимости матери или дочери, психиатрических отклонений.

Причины могут быть разными, но итог всегда один – плачевный. Во-первых, это может вести к нарушению материнской сферы у дочери, во-вторых, беременная дочь не может в таких обстоятельствах до конца полагаться на помощь и поддержку матери, что будет провоцировать повышенную тревожность и проявляться в соматических осложнениях вынашивания беременности, течении родов и кормлении грудью. В-третьих, ощущение нестабильности в отношениях с той, что дала жизнь, будут провоцировать беременную на вступление в зависимые отношения с мужчинами, когда, такая дочь, обладая низким самодостоинством, будет вступать в саморазрушительные отношения с мужчинами, где ее будут использовать, но не любить.

Конечно, есть и положительные примеры, когда дочь находит доброго любящего заботливого мужа, и окончательно отделяется от матери. Но в любом случае, такая дочь будет неосознанно или осознанно стремиться отстранить свою мать от общения со своим ребенком, и отстраниться от общения сама.

В вопросе о сохранении беременности такие отношения с матерью, как правило, становятся один из ключевых моментов предабортного консультирования. Если отец ребенка принимает беременность, женщина будет чувствовать себя достаточно защищено. В случае же отвержения со стороны отца ребенка, беременная окажется в трудной эмоциональной ситуации: кроме своей семьи ей больше рассчитывать не на кого, а здесь мать сама является источником постоянных стрессов и конфликтов. Вариаций мотивов прерывания беременности и сохранения здесь множество, но, как правило, центром предабортного консультирования оказываются отношения с матерью, и страх остаться без мужчины, постоянно получая обвинения в свой адрес от матери.
4. Разрыв отношений, отсутствие связи с матерью.

К разрыву отношений мать и дочь начинают идти с детства, буквально с самого рождения девочки. Сторонним наблюдателям не всегда будут понятны мотивы такого поступка, а участникам ситуации будет казаться, что виноват второй. Мать будет винить дочь, а дочь винить мать. В такой ситуации мать чаще всего не знает о беременности дочери, а если ей и становится известно, то, как правило, случайно.



***Пример, оперная певица Мария Каллас. Ландрам Джин описывает историю ее жизни. Силия София Анна Мария Калогеропулос родилась в Нью-Йорке 2 декабря 1923 года. Отец неожиданно решил продать свою процветающую греческую аптеку и уехать в дальние края. Каллас была зачата в Афинах и родилась в Нью-Йорке через четыре месяца после приезда. Ее отец Георгес, амбициозный ловец удачи и предприниматель, сообщил своей жене, что они уезжают в Америку за день до отъезда. Ее имя было позже сокращено до Марии Каллас из уважения к ее новой американской родине. Старшая сестра, Джекки, родилась в Греции в 1917 году, и мальчик по имени Вассилиос родился на три года позже. Базиль был любимцем матери, но заболел тифозной лихорадкой в возрасте трех лет и скоропостижно скончался. Эта трагедия потрясла семейство, особенно мать Марии, Евангелию. Семейство все еще было в трауре, когда мать поняла, что она беременна. Евангелия была поглощена мыслями о другом мальчике. Когда Мария родилась в Нью-Йорке через девять месяцев, мать отказалась смотреть или трогать ее в течение четырех дней, потому что она была девочкой и не была заменой для любимого потерянного сына. Не слишком идеальное начало жизни для любого человека. Мария никогда не забывала этого раннего отторжения и отплатила за него, когда в 1950 году она сказала матери "прощай" и никогда больше не разговаривала с ней.

Отец Марии открыл роскошную аптеку в Манхэттене в 1927 году. Следующая встреча Марии с кризисом произошла, когда ее отец потерял свой бизнес в период Великой депрессии, и из-за финансовых неприятностей семьи ее мать предприняла попытку самоубийства. Евангелия находилась в больнице Беллевю, в то время как отец заботился о детях. Крестный отец Каллас, доктор Лонтцаунис, сказал о ее матери: "Она, вероятно, была сумасшедшая." Этот инцидент произошел в период формирования Марии, в возрасте от семи до одиннадцати.

Мария была крещена в возрасте двух лет в Греческой ортодоксальной церкви и выросла в адовой кухне Манхэттена. Семейство переезжало девять раз за восемь лет из-за постоянного упадка в делах. Каллас воспринимали как чудо-ребенка. Она начала слушать записи классических произведений в возрасте трех лет. Она была чудо-ребенком, который начал брать уроки фортепиано в возрасте пяти лет, а уроки пения  с восьми. В девять лет она была звездой концертов в общественной школе. Все были очарованы ее голосом. Ее мать решила компенсировать неудавшуюся собственную семейную жизнь с помощью талантливой Марии и подталкивала ее к тому, чтобы она всеми силами добивалась совершенства. Она записала ее для участия в радио-шоу "Большие звуки любительского часа", когда ей было тринадцать лет, и кроме того, Мария ездила в Чикаго, где заняла второе место в детском телевизионном шоу.

Каллас позже вспоминала о своем детстве: "Только когда я пела, я чувствовала, что меня любят". В одиннадцать лет она слушала Лили Панс в Нью-йоркской "Метрополитен Опера" и предсказала: "Когда-нибудь я сама стану звездой, большей звездой, чем она". И стала. Одной из причин такого решения было ее маниакальное желание успокоить больное самолюбие. Ее старшая сестра Джекки всегда была любимицей ее матери. По словам Каллас, "Джекки была красива, умна и общительна". Себя Мария видела толстой, уродливой, близорукой, неуклюжей и замкнутой. Это чувство собственной неполноценности и неуверенности привели Каллас к ее классическим сверхдостижениям как к компенсации. По словам мужа Каллас, Батисты, Мария полагала, что ее мать украла у нее детство. Каллас сообщила репортеру в интервью: "Моя мать... как только осознала мое вокальное дарование, тут же решила сделать из меня чудо-ребенка как можно быстрее". А затем добавила: "Я вынуждена была репетировать снова и снова до полного изнеможения". Мария никогда не забывала своего несчастливого детства, заполненного до краев тяжелыми упражнениями и работой. В 1957 году она рассказывала в интервью итальянскому журналу: "Я должна была учиться, мне запрещалось без какого-то практического смысла проводить время... Практически меня лишили каких бы то ни было светлых воспоминаний об отрочестве".

Мария постоянно ела, пытаясь восполнить едой отсутствие привязанности к ней холодной, но требовательной матери и смягчить свою незащищенность. Ко времени достижения подросткового возраста она была пяти футов и восьми дюймов ростом, но весила почти две сотни фунтов. В этом смысле Каллас так и осталась на всю жизнь незащищенной, и в 1970 году призналась репортеру: "Я никогда не уверена в самой себе, меня постоянно гложут разнообразные сомнения и опасения".

Формальное образование для Марии закончилось к тринадцатилетнему возрасту, когда она закончила восьмой класс манхэттенской средней школы. В этот момент ее мать рассорилась с ее отцом, схватила двух девочек-подростков в охапку и отправилась в Афины. Мать Марии использовала все связи семейства, чтобы попытаться устроить ее для продолжения образования в престижной Королевской музыкальной консерватории. Туда по традиции принимали только шестнадцатилетних, поэтому Марии пришлось солгать относительно своего возраста, поскольку ей к этому времени было только четырнадцать лет. Благодаря ее рослости обман прошел незамеченным. Мария начала учиться в консерватории под руководством известной испанской дивы Эльвиры де Идальго.

Мария обожала своего отсутствующего отца и ненавидела мать. Один из ее друзей по школе вокала описывал мать Марии как женщину, чем-то удивительно напоминающую гренадера, женщину, которая постоянно "и толкала, и толкала, и толкала Марию". Дедушка Марии, Леонидас Лонтцаунис, отозвался об отношениях между Марией и ее матерью вскоре после смерти последней следующим образом: "Она [Лиза] была амбициозной, истеричной женщиной, у которой никогда не была настоящего друга... Она эксплуатировала Марию и постоянно экономила, даже сама делала Марии кукол. Это была настоящая землечерпалка денег... Мария каждый месяц посылала деньги чеками своей сестре, матери и отцу. Так вот ее матери всегда не хватало, она требовала все больше и больше". Каллас вспоминает: "Я обожала моего отца" и при этом настойчиво обвиняла в своих разочарованиях в жизни и любви родную мать. Она купила матери после турне по Мексике в 1950 году меховую шубу и распрощалась с ней навсегда. После тридцати лет она никогда ее больше не видела.

Сестра Каллас, Джекки, написала в биографии: "Я отдала свою жизнь семье, Мария отдала свою жизнь карьере". Хотя на самом деле Каллас сделала нечто совсем другое  она посвятила жизнь освобождению от детских страхов неполноценности и ненадежности. Она искала счастья и нашла его, реализовав мечту детства о пении. Она говорила: "Я хотела быть большой певицей," - и определяла собственную эмоциональную дисфункцию таким образом: она только тогда чувствовала, что ее любят, когда пела.

В отношении беременности, мы уже рассказывали в разделе «мотивы прерывания беременности» о возможной фиксации на отце ребенка, когда Калласс сделала аборт от Арситотеля Онассиса, поскольку поддалась на его ультиматум: либо я, либо ребенок. Это событие связано с историей ее отношений с матерью. Мария в долгом браке отказывалась от рождения ребенка, бежала от материнства в карьеру, отдавая всю себя музыке. И аборт стал следствием страха одиночества, когда желание быть любимой избранным мужчиной оказалось выше всех остальных желаний. С детства отвергаемая самым близким человеком – матерью, она отвергала себя как женщину, и так и не смогла познать всей полноты возможного женского счастья: любимой жены и матери. Мария Калласс умерла одинокой и бездетной. [87]***
5. Путаница ролей

(дочь становится матерью для собственной матери).

Родители всегда выше детей, и мать в любых обстоятельствах должна быть мудрее дочери. Родители стареют и начинают нуждаться в уходе, но это происходит в определенном возрасте, когда дети уже выросли и сами стали родителями. До этого периода родители для эмоционального благополучия детей должны сохранять главенствующее положение.

Но бывают случаи, когда уже с юного возраста мать и дочь как бы меняются ролями. Мать в силу своей личностной незрелости, нерешенных проблем с собственной матерью, болезни, зависимости или иных причин отстраняется от своего ведущего положения и перестает быть для ребенка опорой и направлением, вынуждая ребенка занять место собственной матери.

Например, мать творческая и неорганизованная натура, которая старается устроить личную жизнь, погрязла в отношениях с мужчиной, не делает ничего по дому, не готовит. Мать начинает рано посвящать свою дочь в подробности своей интимной жизни, просить совета, рассказывать то, чего дочери не следует знать. Дочь может стать домработницей при матери: готовить, убирать, делать часть работы за мать. Это чаще всего происходит без насилия, как бы естественно. Это закон равновесия в природе: если один ведет себя беспомощно, то второму приходится брать ответственность за двоих. Если в семье слабый муж, то жене приходится становиться сильной, а если муж сильный, то жена может расслабиться и открыть свою женственность. Так и в отношениях между той, что дала жизнь, и что приняла – одна должна быть опорой, а вторая позволять себе непосредственные детские поступки и ошибки.

Это грозит для дочери потерей детской непосредственности, возникновением эмоциональной зависимости от матери, но в первую очередь матери от дочери. Тогда беременность дочери может стать шоком для обеих. Ведь у дочери уже есть ребенок, нуждающийся в уходе и опеке – это ее собственная мать.

***Случай из практики. Валентина, 36 лет. С самого начала в их отношениях многое шло наперекосяк. Отец Валентины был человеком слабым по характеру и пьющим. Лидия (ее мать) развелась с ее отцом, когда девочке было 3 года. Лидия после развода тоже стала выпивать, но делала это втайне: ни соседи, ни коллеги по работе не знали. Тем не менее, с детства Валентина была предоставлена сама себе, мать мало интересовалась потребностями дочери. Валя была девочкой спокойной, тихой, послушной, многое делала по дому, прилежно училась, никаких хлопот матери не доставляла. После работы мать приходила в убранную квартиру, ела сготовленный дочерью ужин, белье стирала и гладила тоже Валя. Лидия садилась и начинала рассказывать дочери все свои проблемы и тревоги, в ответ мало интересуясь делами дочери.

Валентина рассказывает, что с юных лет знала, что мать без нее пропадет, что она обязана заботиться о матери. Она отмечает, что в 7 лет чувствовала себя двояко: как будто ей лет 40, и как будто ей года три. Это говорит о том, что девочке хотелось ласки и заботы от мамы, и ощущался груз непомерной ответственности.

После 9 класса она поступила в училище с общежитием. Когда ей было 19, забеременела, но замуж ее не позвали. Беременность приняла с радостью: «Я чувствовала, что это будет единственный человек, который действительно будет меня любить, по-настоящему, без условий». Она с ребенком вернулась жить к матери, и все пошло по-старому. Мать стала постоянно жаловаться на болезни, капризничала как ребенок, и Валя снова стала мамой для собственной матери. Ненависть и обида на мать за предательство она глушила в себе. Мать же постоянно манипулятивно пыталась давить на чувство вины и жалости дочери, при этом разговор об отчиме был закрытой и просто невозможной темой для обсуждения. А Валя боялась тревожить мать, которая то ли симулировала, то ли действительно ощущала приступы сердечной недостаточности, начинала пить карвалол, мерить давление и говорить, что умирает.

Затем у Вали был ряд неудачных романов, где мужчины пользовались ею и оставляли, она сделала несколько абортов. Обо всех абортах мать знала и сама подталкивала дочь к ним, и прямо высказывая неодобрение, и плачем, и жалобами на здоровье и беспомощность. Валентина потом комментировала происходящее: я никогда не любила себя, считала себя некрасивой, неправильной, неудачницей. А мама постоянно играла на моей жалости, и я давила в себе обиду на нее, и всегда воспринимала ее как беспомощного ребенка. Я думала: у меня есть сын, больная мама, которая получает только пенсию. Я содержала их обоих, никакой мужской поддержки у меня не было, куда мне было рожать еще ребенка, и я снова шла на аборт, хотя каждый раз это сопровождалось большой душевной болью и опустошенностью. Я любила каждого зачатого ребенка, но я просто не видела другого выхода.

Когда речь встала о 7 аборте, Валентине было 36 лет, и она обратилась к нам в центр. Разбор отношений с матерью, проработка детских травм и обид, привели женщину к решению родить малыша. Мать снова манипулировала, плакала и жаловалась, а 36 летняя Валя боялась сказать маме, что беременна и тянула до последнего, опасаясь за мамино здоровье. Лидии пришлось смириться с рождением второй внучки. Теперь у Валентины трое «детей»: сын, дочь и ее мама.***
Это типичная история о созависимости и жертве домашнего насилия. Есть и менее трагичные истории, когда мать просто «изображает» беспомощность, а дочь – не по годам взросла и мудра. Но в любом случае происходит деформация женской и материнской сферы у взрослеющей дочери. И во время психологической консультации важно указать беременной дочери на это, подчеркнуть, что сохранение беременности может стать способом расставить все в правильном порядке, выровнять иерархию ролей в семье. Хотя это трудно и требует многих душевных усилий от дочери, поскольку мать ее «так просто не отпустит».
6. Любовь, благодарность, свобода и уважение.

Ты меня на руках качала,

Ты жизни моей начало,

Ты питала меня и растила,

Ты меня в этот мир впустила…

Мама…


Я тебе благодарна до боли,

Я твои принимаю роли,

Я женой становлюсь и мамой,

Я твоим продолженьем стану

Дочь…

Куценко О.С.

Благодарность, любовь, признательность к той, что дала жизнь, позволяет передать эстафету жизни, когда дочь захочет отблагодарить за свое рождение, собственной беременностью, рождением и воспитанием своего ребенка. В такой ситуации мать будет помощником, мудрым советчиком и искренним другом для своей дочери. Такие матери во время предабортного консультирования почти всегда встают на сторону рождения, становятся опорой для растерянной дочки. Да и вообще дочери из таких отношений редко оказываются перед вопросом о прерывании беременности.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   28


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет