Куценко Оксана Сергеевна



жүктеу 6.39 Mb.
бет5/28
Дата02.04.2019
өлшемі6.39 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

2. Беременность как способ принадлежать семейной системе.

Возможные фразы, раскрывающие этот мотив: «Мне хочется продлить свой род, оставить продолжение себя», «В нашей семье всегда считали, что человек без детей пуст», «В этом возрасте уже все в моей семье рожают детей».



***Случай из практики. Марина, 37 лет. Первый муж умер. Остался сын, Миша. Когда Мише было 17, Марина познакомилась с Владимиром. Он женат, трое детей. Из семьи уходить не собирался, о чем открыто говорил. У Марины успешно развивалась карьера, ее назначили директором сети магазинов по области. Неожиданно она узнает о своей беременности. Первая мысль была об аборте. Женщина рассказала подруге, и та уговорила ее рассказать Владимиру. Отец ребенка отреагировал неоднозначно – сказал, что ребенка на себя не оформит, но помогать будет. Дальше будет так, как Марина решит – ребенок может знать, что он его отец, или представляться другом семьи, и малыш не будет знать, кто отец.

Марина долго колебалась, написала на форуме в Интернете, где мы с ней и общались. Мы стали «разбирать» ее семейную систему.

Ее отец был единственным ребенком. От него остались 3 дочери – Света и Катя от первого брака, и Марина от второго. Света два раза была замужем, но браки не сложились, было 4 выкидыша, родился только один сын, но тот утонул в 12ем возрасте. Кате поставили бесплодие, у них с мужем так и нет детей. По сути – по линии отца, единственным продолжением рода стал Миша – сын Марины. По линии матери Марина была единственным ребенком, а ее мама – тоже единственной дочерью. Марина рассказывала: «я ясно увидела, что, по сути – мои дети – это единственное продолжение целых двух родов. У меня были очень хорошие отец и мать. Они счастливо жили и мечтали иметь много внуков. Я стала анализировать свою ситуацию – не было никаких материальных препятствий к рождению ребенка. Я обеспечена и могу себе позволить даже няню, если станет тяжело. Сын уже взрослый, за ним не надо ухаживать. Отсутствие мужа меня не очень расстраивает, справлюсь и одна. Зато рождение детей позволит сохранить целые два рода, продлить их. Я увидела особый смысл в рождении детей – как бы не только для себя, но для всей моей семьи, для моих родителей и их родителей. К тому же, я никогда особо не задумывалась над рождением внуков, а после беседы с сестрой, у меня вдруг мелькнула мысль, что может случиться так, что мой сын не сможет иметь детей, и тогда род прервется. А так их будет двое – и шансов на внуков тоже больше…». Марина сохранила беременность, родила второго сына.***
Полезными для усиления этого мотива являются фразы о том, что аборт, обрывает не одну, а целый поток жизней, поскольку у этого ребенка будут в будущем дети, а у его детей – тоже дети, и так выстроится целая династия.
3. Выражение обоюдного желания партнеров иметь ребенка

Возможные фразы, раскрывающие этот мотив: «Мы любим друг друга, и хотим иметь общего ребенка», «Мне кажется, что этот человек прекрасно подходит на роль отца моего ребенка», «Отец ребенка поддержал желание родить. Это для меня очень важно», «Ребенок объединит нас, и выведет наши отношения на новый уровень».



***Случай из практики: Когда Яна забеременела, ей было 16, а отцу ребенка, Игорю, 17 лет. Они оба были шокированы новостью, совершенно этого не ожидали, но их желание было определенным – они оба хотели родить этого ребенка. Игорь сделал предложение руки и сердца.

Единственная проблема заключалась в родителях ребят. Мать Игоря отнеслась к беременности прохладно, но ничего против говорить не стала. Основное сопротивление шло со стороны родителей Яны. Ее мама также родила ее в 17 лет, она очень жалела о потерянной молодости, и стала настаивать на аборте. Она настраивала Яну против Игоря, говоря, что он ее бросит, что это он только сейчас такой восторженный, а как только начнутся пеленки и бессонные ночи, то тут же сбежит. По сути, мать рассказывала дочери свою историю - именно так было у матери с отцом Яны. Девушка начала колебаться. Игорь растерялся, он сказал, что примет любое решение Яны, но очень хотел бы, чтобы ребенок родился.

В беседе Яна сказала: «Катюша родилась только потому, что мы оба этого очень хотели. Давление со стороны мамы было таким сильным, что я уже начала колебаться. Мама рисовала такие ужасные сцены из рождения ребенка, как я останусь одна, загублю свою молодость, буду постоянно плакать, жалеть, что родила, что я уже почти поверила ей. Но когда я закрывала глаза и видела счастливого Игоря, держащего дочь на руках, меня в ужас кидало от мысли об аборте». Сейчас ребята женаты уже 3 года, их дочке Кате -2,5. Яна пока сидит с ребенком, а Игорь учится дальше и работает. Теперь они мечтают о мальчике.***
Во время консультации при выявлении любого конструктивного мотива сохранения беременности, важно делать на нем акцент, актуализируя его и выводя на первый план.
4. Психофизиологическая готовность стать матерью

Возможные фразы, раскрывающие этот мотив: «Хочу родить и заботиться о ребенке», «Хочу ощутить радость материнства», «Я всегда хотела быть мамой, сейчас важный этап в моей жизни», «Хочу прожить беременность, узнать, что это такое, когда внутри тебя растет новый человечек».



***Случай из практики: Наталья, 26 лет. Наталья пришла в женскую консультацию записываться на аборт. Врач долго беседовала с ней, уговорила ее сохранить беременность, а затем направила в наш центр на консультацию к психологу и за получением помощи. Родители Натальи умерли. Работа у нее хорошая, стабильная, официальное трудоустройство, проблем с декретными не будет.

Наташа встречалась с отцом ребенка 4 месяца. На новость о беременности он отреагировал холодно. Жениться не станет, будет ли давать свою фамилию – ему еще надо подумать. Его родителям Наташа сказала сама, так как он не хотел этого делать. Они сначала обрадовались, пообещали ей помогать, общаться с внуком, но потом, видимо после разговора с сыном, стали очень холодны с Наташей – вежливы, но помощи от них вряд ли стоит ждать.

Позже врач рассказала: «Мне Наташа сразу понравилась. Видно женщину, которая созрела, чтобы быть мамой. Она очень тепло говорила о детях, такая светлая. Видно было, что она просто растерялась из-за одиночества. По сути, она совершенно одна, некому было ее элементарно поддержать. Она практически сразу отказалась от аборта. Я буквально пару фраз сказала, и она передумала».

Наташа рассказывала, что чувствовала такую радость от беременности, с улыбкой представляла, как будет расти живот, как родится малыш: «Я всегда хотела детей, мое тело как бы уже созрело для этого; даже не понимаю сейчас как мне вообще мысль об аборте в голову залезла… С содроганием вспоминаю об этом». Родилась здоровая красивая девочка, оформлена на фамилию матери.***


Построение беседы, актуализирующей этот мотив, будет строиться, исходя из возраста беременной. Различные подходы к консультированию несовершеннолетних беременных, девушек в возрасте от 18 до 22 лет, женщин среднего возраста, и при беременности после 40 лет мы разберем в соответствующих разделах книги.
5. Религиозный мотив

Этот мотив характерен для женщин, которые готовы к рождению ребёнка по религиозным мотивам, нравственно-духовному развитию и внутреннему убеждению. Важно, что конструктивным этот мотив будет только в сочетании с ценностью ребенка. Поэтому нельзя относить данный мотив к числу абсолютно конструктивных. Возможные фразы, раскрывающие этот мотив: «Дети – это божье благословение, их нужно рожать», «Я верующий человек, и у меня обязательно должны быть дети».



***Случай из практики. Лариса, 48 лет. Замужем. Есть трое взрослых детей, один внук. Новость о беременности повергла супругов в шок. У Ларисы три года назад начался климакс, делали одну гинекологическую операцию. Беременность установили случайно, когда она пошла обследоваться через полгода после операции на УЗИ. Муж очень растерялся, стал говорить, что они уже очень старые для детей, знакомые пугали его, что в таком возрасте часто рождаются дети с отклонениями в развитии. Лариса очень сомневалась, в женской консультации ей рассказали о всех возможных осложнениях в этом возрасте, все выглядело так, как будто в 48 лет родить здорового ребенка вообще невозможно.

Лариса тепло относиться к религии, но постоянной церковной жизнью не живет. Из всех знакомых – пошла к верующей подруге за советом: «Я поняла, что беременность в моем возрасте – это вообще чудо. Что раз Бог дает ребенка, значит, даст и все необходимое для него: и силы, и здоровье нам, и терпения. Мы, конечно, по-своему планируем свою жизнь. Но ведь часто бывало так, что я хочу одного, а выходит совсем по-другому, но намного лучше, чем я могла рассчитывать. Значит, и сейчас должен этот ребенок родиться, и я просто не имею права препятствовать этому».***


Беседа в данном русле будет зависеть от конфессиональной принадлежности женщины и степени ее «воцерковленности». Подробнее мы поговорим об этом в главе «Религия, церковь».

Сейчас важно отметить, что религиозный мотив может стать причиной аборта, если речь идет о мусульманстве. Страх наказания семьей за потерю девственности вне брака зачастую перекрывает любовь к ребенку, тем более, что Шариат позволяет аборт в таких случаях, как способ обезопасить девушку от жестокого наказания со стороны сограждан. В таких случаях уговорить девушку сохранить беременность бывает крайне трудно. Исключения составляют те случаи, когда она и ее семья достаточно европеизированы, когда все-таки отец ребенка соглашается взять ее в жены, либо девушке предлагается вариант помощи в сокрытии факта беременности от родных с последующим отказом от ребенка.


Деструктивные мотивы сохранения беременности.

Деструктивные мотивы – это те, которые позволят сохранить беременность, но впоследствии негативно отразятся на построении детско–родительских отношений и личностном развитии ребенка. Поэтому важно данные мотивы выявить, сделав акцент на их негативной стороне, усиливая при этом конструктивные мотивы, описанные выше.




1. Через ребенка реализовать свои мечты.

Возможные фразы, раскрывающие этот мотив: «Мой ребенок будет счастливым и успешным человеком», «Мне бы хотелось, чтобы мой ребенок воплотил те мечты, которые мне не удалось реализовать».



***Случай из практики. Инга, 32 года. Она попала ко мне на консультацию через школьного психолога. Ее дочь Вера 9 лет имеет проблемы во взаимоотношениях со сверстниками, замкнута, плаксива. За 2 года сменила уже 3 школы. И сейчас мать решила снова перевести ее в другую школу. При этом сама девочка была пассивна и никаких собственных предпочтений не высказывала.

Инга посетила 5 консультаций. Выяснилось, что она выросла в семье, где было 5 детей. Отец рано умер, мать воспитывала их одна. Много работала, денег не хватало. Поэтому в какие-либо кружки девочка ходить не могла. Пробовала после школы поступать в театральный ВУЗ, но 3 года подряд не проходила по конкурсу. Инга объясняла это тем, что в детстве не занималась в театральной студии, и не хватило подготовки. Обвиняла в своих неудачах мать.

К мужчинам она относилась с недоверием, положительного опыта отношений не имела. С первым молодым человеком встречалась 5 лет, разрыв переживала болезненно, еще год следила за ним, выясняла, с кем встречается, ревновала, звонила. Затем познакомилась с отцом Веры – статный видный мужчина с яркой внешностью, красиво поет, играет на гитаре. У Инги сразу мелькнула мысль о том, как здорово было бы родить от такого мужчины, что ребенок получит такую яркую и выразительную внешность и голос, и легко сможет сделать творческую карьеру в будущем. Инга быстро подвела отношения к интимной жизни и забеременела. Узнав о беременности, женщина прекратила с ним встречи – хотелось родить только для себя. Строить с ним семью, связывать себя с ним через ребенка она не хотела. Своим родным об отце ребенка Инга ничего и не рассказала, кто он – они не знают и Вера тоже. Большая часть семьи Инги были против ребенка, но она твердо решила родить. Всю беременность женщина представляла, что у нее родится девочка и станет знаменитой актрисой, что будет петь так же красиво как ее отец.

Инга игнорирует мужчин, не пытается устроить личную жизнь, а полностью сосредоточила все усилия на воспитании дочери. Вера ходит в театральную студию и музыкальную школу. Инга постоянно организует для дочери сессии у фотографа, а затем рассылает фото в журналы. Несколько раз фотографии девочки помещали на обложки журналов. Инга постоянно участвует то одна, то с дочкой в массовках для кино и телепередач. Инга практически разорвала отношения со своей семьей, так как они постоянно критикуют ее методы воспитания и жалеют Веру.***


При выявлении подобных желаний на стадии сохранения беременности, важно попробовать переориентировать женщину на собственные достижения в отрыве от будущего ребенка. Как правило, у такой матери выявляется низкая самооценка, отсутствие собственных жизненных планов и целей. Здесь консультанту очень пригодятся знания о мотивации достижения успеха и целеполагании.
2. Бегство от одиночества.

По данным М. Голубева, в 10% случаев женщина решается на рождение ребенка, когда уже не надеется на личное счастье и становится матерью-одиночкой, желая посвятить всю свою жизнь без остатка только ребенку, реализуя при этом мотив рождения ребенка как уход от одиночества [90]. Автор отмечает, что данный мотив в дальнейшем негативно сказывается на судьбе ребенка, т.к. мешает ему гармонично развиваться, приобретать свои собственные жизненные навыки и ориентиры.

Понкратьев Н.Б. отмечает, что мотивация «одиночество» [119] обычно является ведущей преимущественно у незамужних женщин и часто сочетается с желанием выйти замуж, улучшить жилищные условия. Будущий ребенок представляется средством для реализации потребности в любви. Чувством одиночества мотивируют рождение детей и женщины, не планирующие брак с отцом ребенка. Эти женщины, как правило, пассивны, с узким кругом интересов, общаются лишь с малочисленными родственниками и знакомыми. На принятие ими решения о деторождении часто влияет опыт одиноких или несчастных в браке подруг.

В случае разочарования в мужчинах (отец ребенка оставил во время беременности, или отношения сохранились, но она поняла, что на него положиться не может) женщина может решить, что ребенок спасет ее от одиночества, что он точно будет с ней и восполнит своим появлением недостаток любви, ощущаемый женщиной.

По данным И.Ю. Щегловой [142], в этом разделе можно выделить еще и такой тип мотивации как «последний шанс материнства», который характеризуется тем, что реализуемой потребностью женщины является потребность иметь «своего» ребенка. При этом женщины категорически отказываются от усыновления, отмечая, что не смогли бы испытывать материнские чувства к чужому ребенку. Особенности жизненной ситуации (бездетность в позднем для деторождения возрасте) дают этим женщинам основание считать настоящую беременность последней возможностью реализовать свои материнские чувства.

Возможные фразы, раскрывающие этот мотив: «Мужчина может покинуть, а ребенок всегда будет с тобой. Стоит родить ради этого», «Ребенок в будущем позволит избежать одиночества», «Хочу родить, чтобы чувствовать себя кому-то нужной», «Ребенок позволит в старости не чувствовать себя одиноко». При такой мотивации на рождение ребенка велик риск гиперопеки со стороны матери, нарушения психологических границ ребенка и целостности его личности, поэтому для этих женщин рекомендована дальнейшая психологическая работа для принятия ими ценности ребенка как безусловной, в отрыве от переноса собственных чувств на ребенка.


3. Восполнение дефицита любви к себе

В рамках любой традиционной культуры существует забота о старших, уважение к ним и долг перед ними. Однако, как отмечает М. Голубев [90], если эта позиция переходит в разряд утилитарного отношения к собственному ребенку и становится наиболее доминирующим мотивом рождения ребенка для получения поддержки в старости, то все это в конечном итоге приводит к взаимным конфликтам, обидам, чувству вины и непониманию. Возможные фразы, раскрывающие этот мотив: «Если я рожу ребенка, то хоть кто-то будет меня любить», «Любовь мужчин не настоящая, а ребенок будет любить искренно», «Во мне много любви и хочется ею поделиться с тем, кто ее примет (с ребенком)».



***Случай из практики. Олеся, 29 лет. Красивая эффектная девушка. Закончила театральное училище, работала фотомоделью. В 20 лет познакомилась с 43 богатым мужчиной. Олеся хотела выйти замуж за богатого и не работать. Она не любила Олега, но он был состоятельным и к тому же внешне привлекательным.

Сначала они вместе жили 4 года, потом расписались. Он постоянно ревновал ее, строго следил за всеми ее передвижениями, приставил к ней охрану. Олесю это устраивало. Она объездила с ним весь мир, жила так роскошно, как хотела. Олег видимо, понимая, что она с ним из-за денег, часто устраивал скандалы, где обвинял ее в лицемерии и жадности. Он постоянно внушал ей, что может в любой момент выгнать ее и найти себе моложе и красивее. У Олеси стала падать самооценка, она искренне начала считать себя недостаточно привлекательной.

За 8 лет она сделала 3 аборта от Олега, первые  в тайне, так как не хотела себя связывать с ним, надеясь, что найдет более молодого богатого человека, полюбит его, и они поженятся, а о третьей беременности она рассказала Олегу. Он отреагировал негативно, сказав, что ребенок не нужен, и если она оставит беременность, то он ее выгонит. Олеся сделала аборт.

В 29 лет Олеся была уже угнетенной, страдала бессонницей, начались мигрени. Она вспоминала, что окончательно потеряла интерес к жизни, ее трудно было удивить или развеселить. Она понимала, что не любит Олега, но уйти от него не имела сил. У нее не было подруг, а с мамой и сестрой она виделась не чаще раза в год, и не хотела. Чувство одиночества было таким большим, что стали лезть в голову мысли о самоубийстве.

Выяснилось, что Олеся снова беременна. Девушка рассказывала, что новость о беременности она восприняла как надежду на спасение. Ей представлялось, что ребенок – это единственное существо, которое будет любить ее безраздельно и искренне. Олесе казалось, что в мире она никому не нужна, и ребенок – ее единственный шанс стать счастливой. Она долго скрывала беременность от Олега. Когда он узнал – делать аборт было поздно. Он не стал настаивать, отношения стали теплее, скандалы прекратились.

Олеся пришла на консультацию к психологу тайно от Олега – рассказала, что не сможет справиться с ревностью к сыну. Ревность была ко всем – к врачу, знакомым, которые пытались брать ребенка на руки, а сильнее всего к Олегу. Когда он пытался играть с ребенком – ей хотелось сразу отобрать ребенка. Олесе казалось, что ребенок имеет право принадлежать только ей, ведь он изначально родился, чтобы сделать маму счастливой.

Олеся год посещала психотерапевта, корректируя отношения к самой себе, к мужу и ребенку. Было несколько консультаций совместно с Олегом. В результате брак сохранился. Через два года Олеся родила двойняшек, ревность к сыну утихла.***
Для коррекции этого мотива важно выяснить с женщиной истоки ее «нелюбви» к себе – это могут быть деструктивные отношения с родителями, с мужчинами, опыт насилия, низкая самооценка и т.д. Важно показать, что ребенок, вырастая, станет отдаляться, отстаивать собственные границы – и это правильно. Что маме нужно научиться быть счастливой одной, тогда она сможет научить счастью своего ребенка. Здесь рекомендован цикл встреч с психологом для осознания собственных переживаний и ожиданий от себя и от других.
4. Соответствие социальным ожиданиям

Женщины, мотивирующие рождение ребенка наличием потребности «соответствовать социальным нормам», отмечали: «у всех есть дети, и у нас должен быть ребенок», «так принято», «муж хочет», «в семье должен быть хотя бы один ребенок», «семья без ребенка не престижна». По данным Щегловой И.Ю. [142], часть таких женщин ориентируются на «мужской стиль поведения», на стремление к достижению социального успеха, на личную независимость. Менее значимым для себя эти женщины считают ведение домашнего хозяйства. Рождение детей в браке для этих женщин считается необходимой социальной нормой, т.к. дети включены в современную социокультурную структуру семьи. Возможные фразы, раскрывающие этот мотив: «У всех уже есть дети. Мне тоже стоит родить», «По возрасту мне уже пора родить, еще откладывать не стоит», «Родители хотят иметь внуков, пора уже им родить их», «Мужчина очень хочет ребенка».



***Случай из практики. Елена, 25 лет. К психологу девушку направил врач-гинеколог, наблюдавший беременность девушки на отделении патологии беременности, где она лежала на сохранении. Был срок в 17 недель, угроза выкидыша. Лена вела себя пассивно, не выполняла многих предписаний и режимных моментов. Врач объясняла, что вопрос сохранения беременности во многом зависит от женщины, от ее позитивного настроя и помощи врачу. Лена же постоянно представляла все в негативном ракурсе: «когда будет выкидыш», «а что плохого может произойти», поэтому врач записала девушку к психологу больницы.

В ходе консультации выяснилось, что Лена вышла замуж не по любви. С Сережей они вместе учились, он хороший добрый парень, все его очень любили – и учителя, и соседи. На него можно положиться. Он стал ухаживать за Леной еще со школы, потом все время пока она училась в институте. Когда он сделал предложение, очень переживала: с одной стороны – понимала, что не любит, с другой – парень хороший, надежный, все подруги ей завидовали. Они поженились. Лена хотела не рожать как можно дольше, они предохранялись, поэтому, когда беременность наступила, была очень расстроена и разочарована. При этом все вокруг излучали радость – Сергей, его родители, родители Лены. Все ждут внука, постоянно звонят Лене, готовят комнату к рождению ребенка.

Лена не говорит с ребенком, не представляет его. Хочет как можно раньше отдать малыша в садик и выйти на работу. Врач сказала, что объективно Лена здорова, и угроза выкидыша, скорее всего, вызвана психологическими причинами. Лена призналась, что сделала бы аборт, но все вокруг так хотят ребенка, что ее просто не поймут.***
При таком типе мотивации «налицо» несформированность материнской сферы женщины, как правило, вызванная отношениями с собственной матерью. Часто это сочетается с чувством нереализованности, ощущением потерянных возможностей и завистью к тем, кто достиг успеха. Важно показать женщины, что как рождение ребенка, так и аборт не решат ее внутренних проблем. Рождение ребенка в данном случае не является препятствием к поиску себя, самореализации, так же как и аборт не станет способствовать личностному росту. Этим женщинам рекомендована личностная терапия.
5. Способ сохранения отношений с партнером

При беременности от любимого человека, либо от человека, к которому женщина привязана и с которым хочет продлить отношения, женщина может осознанно или неосознанно выбрать сохранение ребенка именно по этой причине. Даже при разрыве отношений (отец ребенка против рождения, ушел от беременной или активно настаивает на аборте) беременная считает, что как бы не складывались отношения сейчас, ребенок все равно останется связующим звеном между ней и отцом ребенка, что даст ей право искать общения с ним.

Французские исследовательницы К.Эльячефф и Н.Эйниш [175] характеризуют таких матерей, как «больше жены, чем матери». Эти женщины могут от одного мужчины, не раздумывая сразу сделать аборт, а от другого – долго сомневаться и переживать, так как будут видеть в ребенке продолжение любимого человека. Риск для ребенка здесь заключается в том, что при изменении отношения беременной к отцу ребенка, например, в случае появления неприязни к нему, такая женщина может перенести это отношение и на ребенка, а так же сожалеть о том, что сохранила ребенка, а он не оправдал ее надежд – а именно, не соединил ее с отцом ребенка. В ряде случаев ребенок представляет ценность не сам по себе, а как средство для стимуляции партнера к вступлению в брак. Некоторые считают, что этому будет способствовать давление общественного мнения на партнера по браку.

Понкратьева Н.Б. отмечает, что выше перечисленное касается и женщин, стремящихся с помощью рождения ребенка сохранить семью [119]. Свой брак они оценивают как нестабильный, отношения с мужем как конфликтные. Однако этот факт не только не блокировал их репродуктивную установку, но и оказывал решающее влияние на сохранение беременности: чувство долга, обязанности перед новорожденным наряду с отцовскими чувствами «удержат» мужа в семье. Такими женщинами руководит и нежелание остаться бездетной и одинокой в случае развода. С помощью беременности они надеются добиться особого внимания и признания со стороны мужа, нейтрализовать его невнимательность и отсутствие заботы.

Возможные фразы, раскрывающие этот мотив: «Ребенок привяжет этого мужчину ко мне», «Ребенок предотвратит распад наших отношений», «Из-за того, что я беременна, мы женимся», «Ребенок укрепит мои отношения с этим мужчиной».

***Случай из практики. Раиса, 33 года. В первом браке родила двух детей. Раиса не работала, так как муж сильно ревновал и запрещал ей работать. Когда дети были еще маленькие, развелась с ним, так как начал бить ее и детей, переехала в другой город.

Вскоре познакомилась с Ильей, стали жить вместе. Она его не любила, но он хорошо относился и обеспечивал ее и детей. Он предлагал пожениться, но Раиса отказывалась. Она сделал от него два аборта. Хотя он уговаривал родить. Позже Раиса объясняла, что не любила его, и связывать с ним жизнь не собиралась, поэтому детей от него не хотела рожать.

Они прожили вместе два года и разошлись. Затем она познакомилась с Максимом. Он переехал жить к ней, дети стали называть его папой. Раиса говорила, что очень полюбила Максима, хотела, чтобы они поженились. Максим о свадьбе говорил, но в течение двух лет предложение не делал. Раиса забеременела, но Максим собрал вещи и ушел.

На сроке в 20 недель она пришла в женскую консультацию с просьбой сделать аборт. Врач объяснила, что это невозможно, ее направили к психологу. Всю консультацию Раиса плакала, говорила, что не может все еще прийти в себя от поступка Максима, не знает, как быть, надеялась, что он вернется, ждала, но теперь вера почти потеряна, а значит, ребенок ей не нужен. Через два дня она пришла уже спокойная, обратилась в центр для беременных за детскими вещами и сказала, что оставит беременность.

Раиса говорила о том, что любит Максима и хочет родить ребенка от него. Что от Ильи не задумываясь, делала аборты, поскольку этот мужчина был ей не нужен. Она не жалеет о тех абортах. Но с Максимом все иначе. Она убедила себя, что он вернется, и ребенок навсегда свяжет ее с ним. Максим так и не вернулся.***
Для этих женщин рекомендована дальнейшая психологическая работа для принятия ими ценности ребенка как безусловной, в отрыве от переноса ожиданий к мужчине на ребенка.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет