Л. Б. Олядыкова безэквивалентная лексика и фразеология в поэтической картине мира давида кугультинова



жүктеу 5.13 Mb.
бет1/20
Дата29.04.2018
өлшемі5.13 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «КАЛМЫЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Л.Б. ОЛЯДЫКОВА

БЕЗЭКВИВАЛЕНТНАЯ ЛЕКСИКА И ФРАЗЕОЛОГИЯ В ПОЭТИЧЕСКОЙ КАРТИНЕ МИРА

ДАВИДА КУГУЛЬТИНОВА

(НА МАТЕРИАЛЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

В РУССКОМ ПЕРЕВОДЕ)

Элиста 2007



ББК80 053

Научный редактор - доктор филологических наук, профессор, Заслужен­ный профессор Ставропольского госуниверситета, Зас­луженный работник высшей школы Российской Федерации, академик Международной Академии наук педа­гогического образования Ю.И. Леденев

Рецензенты: - доктор филологических наук, ведущий научный со-

трудник Словарного отдела Института лингвистических исследований РАН (Санкт-Петербург) А.А. Бурыкин



  • доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка Северо-Осетинского госуниверситета
    им. К.Л. Хетагурова Е.В. Сенько

  • кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и общего языкознания Калмыцкого госуни­
    верситета Г.М. Ярмаркина

Настоящее издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 07-04-02030а)

Олядыкова Л.Б.

О 53 Безэквивалентная лексика и фразеология в поэтической

картине мира Давида Кугультинова (на материале произве­дений в русском переводе). - Элиста: ЗАОр «НИИ «Джангар» - 2007. - 384 с.

Работа я вляегся первым монографическим исследованием, в котором представ­лен лингвистический анализ творческой индивидуальности поэта Д. Кугультино­ва. Языковая картина мира поэта покачана на материале безэквивалентной лексики и фразеологии - наименований ядра культурных констант Материал исследования рассматривается в сложном взаимодействии трех узусов: языкового, лингвопоэти-чсского, ндиолектного. Анализируемые единицы языка имеют символическое, эта­лонное, метафорическое значения в калмыцкой культуре и зафиксированы в ми­фах, легендах, ритуалах, обрядах, фольклорном и религиозном дискурсах, поэтому произведения Д. Кугультинова сопоставляются с материалом прецедентных для поэта текстов - легенд, сказок, эпоса «Джаигар». Обращение к такой теме пред­ставляется чрезвычайно важным в контексте современной социокультурной ситуа­ции.

Книга предназначена для специалистов туманитарного, филологического про­
филя, преподавателей русского и калмыцкого языков в вузах и школах, аспирантов,
студентов-филологд цихся филологией и культурой.

ВВЕДЕНИЕ

Такой художник слова, как Кугулътинов, рождается в недрах своего народа, в «Галактике» его духовного и нравственного опыта...

Чингиз Айтматов

Своеобразие историко-культурного пространства Республики Калмыкия в том, что в Калмыкии соседствуют различные типы культурных и языковых влияний. Межэтническое общение бывает тем успешнее, чем больше народы владеют знанием истории, культуры, языков друг друга. Взаимное знание было важно во все вре­мена взаимодействия народов, а в современном сложном переход­ном периоде развития России оно чрезвычайно актуально. Опреде­ленный вклад в такое знание вносят исследования, посвященные изучению русско-национальных лингво-культурных связей. Харак­тер и формы взаимодействия этносов, их культур и языков в раз­личные исторические периоды неодинаковы.

Основными источниками информации на современном этапе выступают фольклор, художественная литература, СМИ, общение.

Важное значение в культурном общении народов имеет художественный перевод. Взаимовлияние языков наиболее активно на лек­сическом уровне. Заимствования расширяют знания одного народа о мифологической, фольклорной, религиозной, философской, язы­ковой - одним словом, этнической картине мира другого народа, т.е. несут новую когнитивную информацию.

Апеллятивная, онимная лексика и идиоматика калмыцкого происхождения, содержащиеся в художественной переводной литера­туре, расширяют общие представления читателей о калмыках, зна­комят с их некоторыми старинными обычаями и особенностями традиционного быта. Необходимо отметить высокую степень толе­рантности калмыков и русских, основных по численности этносов Республики Калмыкия, к традиционным культурам друг друга.




I8ВN 978-5-94587-203-5

1ыковаЛ. Б.,2007



В исследовании языка художественной литературы решающее значение имеет выбор литературных произведений, это должны быть произведения истинно народных поэтов и писателей. Давид Кугультинов - народный калмыцкий поэт, по определению Василя Быко­ва, «великий поэт современности», по мнению Мариэтты Шагинян, «...Явление Расула Гамзатова и Давида Кугультинова грани­чит по глубине и оригинальности с мировым искусством»'.

Поиск подходов к лингвистическому анализу творческой инди­видуальности поэта Давида Кугультинова привел нас к изучению безэквивалентной лексики и фразеологии в русских переводах его произведений, что является центральной проблемой монографии. Обращение к такой теме представляется чрезвычайно важным в контексте современной социокультурной ситуации.

Поэзию Давида Кугультинова читают и любят не только на его родине - в Калмыкии, где большинство произведений поэта было написано, но и далеко за ее пределами. Об этом так пишет Кон­стантин Симонов: «Любовь к Вам я имел возможность видеть во многих местах нашей страны, в разных уголках Советского Союза,

в разных республиках.



Я имел возможность видеть это и у Вас, в Вашем родном крае. ...Я думаю о Вас всегда, сейчас думаю и хочу, чтобы это было всегда, не только с любовью, но и с глубоким уважением к Вашим творческим и к Вашим человеческим качествам». Читают благода­ря многочисленным переводам на различные языки и, прежде все­го, переводам на русский язык. «Русский язык, этот великий тол­мач мыслей и страстей народов, сделал тебя, Поэзия Кугультинова, достоянием всей страны. И это случилось потому, что по своей идей­но-эстетической сущности ты стала достойной того завидного уде­ла. Ты и он, вызвавший тебя к жизни, стали схожи. Содержание его личности стало твоим существом. Вы достойны друг друга - он и ты. Тебе повезло, Поэзия Кугультинова: большая, тревожная и ум­ная душа вложена в тебя ...»,- писал Народный писатель Башки­рии Мустай Карим.

Переводы делают доступными тексты, созданные в рамках дру­гой культуры и отражающие ее особенности. Художественный пе­ревод является диалогом культур, это акт межкультурной коммуни­кации, в результате которой происходит переход из одной культуры в другую. Единицы коммуникации, безэквивалентные слова и фра-

зеологизмы, попадая в инокультурную среду, наполняют ее новым содержанием. Поэзию Д. Кугультинова переводили многие переводчики, но большая часть его произведений известна русскоязычно­му читателю в переводах поэтессы Юлии Нейман. Д. Кугультинов так оценивал переводческую работу Юлии Нейман: «Прилично зная русский, я не могу сам переводить себя на этот язык. Я нахожу вроде бы адекватное слово, но каждый раз чувствую: что-то, что существо­вало в произведении вне слова, что-то важное остается непереведен­ным - что-то я не нашел, и это делает невозможным для меня перево­дить самого себя. Когда же мой лучший переводчик Юлия Нейман переводит меня, она как бы становится мною, и она переводит на­столько точно, что я чувствую, да, это - я» (Чарльз Джонстон - Давид Кугультинов. Диалог о Пушкине // Д. Кугультинов, 2002, с. 291). В переводных текстах в наибольшей степени, как нам представляется, в специальном описании нуждаются безэквивалентные слова.

Безэквивалентные языковые единицы -это обозначения специ­альных для данной культуры предметов и явлений. Как полагает И.А. Стернин, через безэквивалентные языковые единицы могут быть выявлены безэквивалентные концепты2. Например, безэкви­валентные единицы и обозначенные ими концепты: Будда, йорел, «Джангар».

Объектом данного исследования является языковая картина мира Давида Кугультинова, представляющая собой совокупность взаимосвязанных явлений.

Объект исследования принадлежит смежным областям гуманитарных наук (лингвокультурологии, истории, этнографии, психо­лингвистике).

Предметом исследования служит та часть безэквивалентной лексики и фразеологии, выбранной из переводных произведений Давида Кугультинова, которая выступает наименованиями ядра культурных констант. Эти единицы языка имеют символическое, эталонное, метафорическое значения в калмыцкой культуре и зафиксированы в мифах, легендах, ритуалах, обрядах, фольклорном и религиозном дискурсах, в поэтических и прозаических художественных текстах многих калмыцких авторов, фразеологизмах, па­ремиях и т.д.

Актуальность работы определяется тем, что художественное творчество Давида Кугультинова в лингвистическом отношении еще

не изучалось. Между тем языковое мастерство Д.Н. Кугультинова давно заслуживает глубокого монографического исследования. Это касается языка как его оригинальных произведений, так и перевод­ных. В поэтической картине мира Давида Кугультинова представ­лены особенности калмыцкой национальной картины мира, напри­мер, национально-специфические концепты. Поэтическое слово Да­вида Кугультинова ярко отражает своеобразие авторского стиля и не может не привлекать к себе внимания. Выбранные для анализа слова рассматриваются в сложном взаимодействии трех узусов: языково­го, лингвопоэтического, идиолектного. Язык произведений Д. Кутуль-тинова являет собой большой, еще не исследованный материал.

Еще одно немаловажное обстоятельство. Наше внимание к обо­значенной проблематике вызвано тем, что калмыцкий язык отно­сится к исчезающим языкам, поэтому необходимо успеть собрать, зафиксировать и изучить то, что составляет духовное и материаль­ное богатство калмыцкого народа. Это, прежде всего, слово.

При чтении поэтических произведений Д. Кугультинова ино-фоном, возможно, возникнет непонимание проявлений другой куль­туры. Однако с сожалением приходится признать, что большая часть молодого поколения калмыков является русскофонными языковы­ми личностями.

Этот факт подтвердило в том числе и анкетирование, проведен­ное со студентами отделения «русский язык и литература»: нужно было дать русский перевод 82 калмыцких слов, извлеченных из переводных произведений Д. Кугультинова. Молодые люди были привлечены намеренно. В анкетировании участвовало 50 человек, большинство калмыки. Ответы показали, что редко кто знает поло­вину слов списка. Общий результат - около 30% правильных отве­тов. В число слов, на которые были даны ответы, вошли конфесси­ональные слова, обозначения пищи, термины искусства. Некото­рые нарицательные существительные были поняты респондентами как имена собственные, например, они отвечали: цаган - женское имя, амуланга - женское имя, эрдэни - мужское имя вместо цаган -белый, амуланга - трава, эрдэни - кукуруза. Есть ответы, данные с ориентацией на английский язык: маани (молитва) - деньги, кюн (человек) - человек, мужчина. На наше замечание, что кто-то хоро­шо знает калмыцкую культуру, так как в калмыцкой традиции счи­талось, что человек — это мужчина, студентка ответила — так в ан-

глийском языке. Подготовка данной книги доставила автору осо­бое удовольствие, ибо, как полагают зарубежные исследователи, занимающиеся вопросами сохранения языков в мире, члены обще­ственной организации «Институт «Лингвапакс» при Каталонском центре ЮНЕСКО, «возрождение языков в основном зависит оттого, что могут и хотят сделать по отношению к своему языку его носите­ли и весь языковой коллектив»3.

Когда художественный текст является переводным и содержит в себе слова иноязычного происхождения, особенно важным ока­зывается анализ этих самых слов. Незнание семантики, стилисти­ческих свойств данных слов, некоторых фактов поэтической сим­волики может привести к непониманию художественного произве­дения. Обязательным является эти слова и факты понимать.

Мы предпринимаем лингвокультурологический анализ остав­ленных в переводных произведениях Давида Кугультинова калмыц­ких слов и фактов поэтической образности. Важной целью данного анализа является выявление и объяснение выбранных языковых единиц в их значении и употреблении (указываются количествен­ные параметры), исследование их культурно-национальной специ­фики с тем, чтобы извлечь калмыцкую национальную культурную информацию и тем самым воссоздать отдельные фрагменты языко­вой картины мира калмыков прошлых эпох, чтобы помочь форми­рованию лингвокультурнои компетенции читателей произведений Д. Кугультинова.

Данная цель предполагает решение следующих задач:



  1. дать образец анализа мифологизированных языковых единиц: архетипов и мифологем; календарных онимов;

  2. описать концепт «круг» в творчестве Давида Кугультинова;

  3. проанализировать сакральный белый цвет в монгольских языках, русском и в поэзии Давида Кугультинова;

  4. рассмотреть жанры речи йорел и магтал в поэтических произведениях Давида Кугультинова с привлечением материала прецедентных для поэта текстов - легенд, сказок, эпоса «Джангар»;

  5. показать место эпоса «Джангар» в жизни и творчестве поэта
    Давида Кугультинова;

  6. открыть для читателей «Буддийский мир поэта Давида Кугультинова»;

7. на примере слов и онимов одной тематической группы (эпи­ческие апеллятивы и онимы) показать грамматическое освоение ука­занных слов в русском языке. Этот уровень языка выбран потому, что калмыцкие слова заимствуются в русский язык с сохранением семантики (и семантика этих слов подробно рассматривается в дан­ной книге) и основных фонетических характеристик. На их фонети-ко-графическое освоение указывают написания. Этимология калмыц­ких слов для нас была не существенна, все они считаются калмыц­кими независимо от своего происхождения в калмыцком языке.

В художественной литературе связь элементов произведений с этнокультурными традициями максимальна. Чтобы понять эти элементы, нужно знать мир, референциируемый этим языком.

Материалом исследования явились следующие лексико-фразе-ологические единицы и фразема, выбранные из русских перевод­ных произведений Д. Кугультинова: Белый Старец, Эрлик Номин-хан, Араха; Мангас, Мус, эрлик(и), шулма, шулмусы; Гаруда; Раг-ни; Цаган Сар, месяц Коня, месяц Овцы, Туту одр; Барс, Мерче; Дава, Басан / Басанг; Цаган; йорел, маггал; аранзал, батыр, джан-гарчи, домбра; Джангар, Хонгор, Минагян; Герензел; Бумба, Бол-зата; Богдо; Аранзал; «Джангар»; Будда, Дарке, Очир Вани; Далай-лама, лама; будда, пагода-дацан, хурул, хуур; Ом-мани-бад-мехом. Как видно из приведенного перечня слов и фразеологизмов, кроме безэквивалентной лексики, к предмету нашего исследования мы отнесли единицы русского языка, обозначающие понятия, свойствен­ные калмыцкому языку и калмыцкой культуре и не свойственные русскому языку и русской культуре, например, это фразеологизмы: Белый Старец, месяц Коня, месяц Овцы, белый путь, белая дорога, белая кость, черная кость. Данные примеры - это не собственно безэквивалентные фразеологизмы, но по выполняемой ими функ-.ции они могут быть условно отнесены к безэквивалентным фразе­ологизмам. О самой безэквивалентной лексике заметим, что она включает слова двух видов, к примеру, такие из них, как домбра, лама, Далай-лама, не нуждаются в переводе, понятны вне контек­ста: являются давно освоенными русским языком, включены в тол­ковые словари русского языка.

Таким образом, нами охватывается широкий круг языковых явлений. Все указанные в списке языковые единицы играют роль культурных стереотипов. Безэквивалентные калмыцкие слова, ко-

8

торые называют предметы культуры, в данном исследовании не рассматриваются. Они - предмет наших будущих разысканий. Всего безэквивалентных калмыцких слов в трех трехтомных собраниях сочинений Давида Кугультинова содержится более 80.



В данном выше списке слов имеются как нарицательные существительные, так и имена собственные. Мифологические, религи­озные, эпические онимы являются аллюзивными. Выбор имени не случаен: каждое выполняет определенную функцию и в характери-зации героя, и в повествовании. Функция имени собственного в художественном тексте зависит от жанра литературного произведе­ния. Считается, что любое имя собственное являет собой комплекс знаний как лингвистического, так и экстралингвистического содер­жания. Имя собственное несет информацию не только о носящем данное имя, но и о тех, кто дал лицу, месту такое имя. Имена соб­ственные обладают национально-языковой принадлежностью.

Указанными словами-концептами, фразеологизмами, онимами, фраземой формируется национальная картина мира, нашедшая отражение в поэзии Давида Кугультинова.

Обращение автора и переводчиков к калмыцким словам объясняется проблематикой произведений, в которых нужно обозначить национально-специфические реалии, не имеющие наименований в русском языке. Эти слова вводятся в русский текст перевода для актуализации национального колорита.

По тематическим группам исследуемые наименования распределились следующим образом: I. Элементы мифологических представлений калмыков (ойратов) в поэзии Давида Кугультино­ва; II. Календарные онимы в поэзии Давида Кугультинова; III. Сак­ральный белый цвет в монгольских языках, русском языке и в по­эзии Д. Кугультинова; IV. Концепт «круг» в творчестве Давида Ку­гультинова; V. Жанры ритуально-магической поэзии калмыков в произведениях Давида Кугультинова (йорел, магтал); VI. Эпос «Джангар» в жизни и творчестве поэта Давида Кугультинова; VII. Буддийский мир поэта Давида Кугультинова.

Однотемные слова рассматриваются нами в совокупности, а не в отрыве друг от друга. Вместе с именами нарицательными анализируются имена собственные. Приведенные слова являются наиме­нованиями вещей и явлений, которые объясняются культурными факторами. Культурные и языковые несовпадения калмыков и русских свидетельствует о специфике осмысления ими

9


фрагментов мира. Об отсутствии тех или иных предметов, понятий, явлений в языковой картине мира говорят безэквивалентные слова. В связи с межкультурными и межъязыковыми несоответствиями возникает необходимость комментариев, восстанавливающих лакуны. Комментарии должны способствовать более точному и полному вос­приятию смысла как отдельных слов, контекста, так и целого тек­ста. В комментариях показывается содержание этих слов и ассоци­ации их восприятия в калмыцком тексте носителями калмыцкой культуры. Наши комментарии преследуют не только пояснитель­ную цель, но и познавательную. Комментарии по объему большие, что объясняется подробными экскурсами в исходную культуру. Описание явлений культуры проводится в диахроническом (так как привлекаются тексты разных эпох) и синхроническом аспекте. От­бор информации производился с учетом как когнитивного, так и коммуникативно-прагматического компонента.

Этнокультурный компонент лексического значения безэквивалентных слов опирается на особые фоновые знания о предметах и явлениях действительности. Изучение этого компонента не может обойтись без привлечения историко-культурных сведений. Нередко мы обращались к словарям узнать, как представлены в них рас­сматриваемые слова. Мы стремились дать информацию о слове как можно более полную, слова описывались не только лингвистичес­ки, но и энциклопедически.

Несомненный интерес представляли для нас оригинальные тек­сты произведений Давида Кугультинова, дающие большой матери­ал для психолингвистического анализа, однако в соответствии с заданной проблематикой повышенное внимание уделялось перевод­ным текстам. Но контрастивный анализ использовался нами дос­таточно часто.

Д. Кугультинов обращается к разным видам дискурсов. Его кар­тина мира складывается из многих форм духовного наследия предшественников - мифологии, древних верований, легенд, магичес­кой поэзии, фольклора (сказки), эпоса «Джангар», буддийской веры. Прототексты вступают в диалог с поэзией Д. Кугультинова. Ранняя культура калмыков (ойратов) была мифологической. Большое количество произведений Д. Кугультинова насыщено мифологичес­кими, обрядовыми, сказочными, эпическими образами и мотивами.

10

Поэт мастерски применяет традиционные образы для раскрытия со­держания собственных поэтических образов и тех явлений прошлой и современной ему действительности, которые он описывает. Для поэтики произведений Д. Кугультинова характерно переплетение реалий действительности с элементами мифа, сказочными и эпическими мотивами, использование авторских (собственных) притч.



Наряду с калмыцкими сказками большое влияние на творчество Д. Кугультинова оказал калмыцкий героический эпос «Джан­гар», который поэт очень хорошо знал. Проблеме «Эпос «Джангар» в жизни и творчестве поэта Давида Кугультинова» посвящена в данной книге специальная глава. Д. Кугультинов не только вводит фольклорный материал в свои произведения, но и создает литера­турную авторскую сказку. Литературная сказка является значимой составляющей в его творчестве. Сказки Д. Кугультинова компози­ционно построены по образцу народной волшебной сказки. Исполь­зование поэтом художественных средств фольклорной изобразитель­ности будет отмечаться творческим освоением.

Прецедентные феномены - культурно маркированное явление, понятное носителям одной культуры. Проблема взаимосвязи мифа и литературы остается актуальной и в XXI веке.

Важнейшим направлением исследования является также изучение фольклорных элементов, мотивов в художественной литерату­ре, определение их роли и художественных функций.

Ценным источником сведений о культуре и менталитете наро­да выступают фразеологизмы. Мы исследуем фразеологизмы «бе­лый путь», «белая дорога», «белая кость», «черная кость» как фраг­менты цветовой картины мира.

Сохранение в современной жизни калмыков таких жанров речи, как йорел и магтал, их положительное восприятие современными носителями калмыцкого языка, национальной культуры демонстрирует степень устойчивости представлений, отраженных в указан­ных жанрах. Прежде чем анализировать йорел и магтал Д. Кугуль­тинова, мы рассмотрели место этих жанров в культуре калмыков, прецендентных для поэта текстах - легендах, народных сказках, эпосе «Джангар».

Казалось бы, в творчестве советского поэта, создавшего свои произведения в обществе, в котором доминировала идеология

11



атеизма, не должно было бы быть места отражению религиозных явлений. Между тем извлеченный из произведений Д. Кугультинова материал буддийской тематики получился объема, достаточного для написания отдельной главы. Следует заметить, что конфессиональ­ная лексика, использованная в поэтическом языке Д. Кугультинова, не относится к актуализированной, она была введена в произведе­ния, созданные в советское время, сразу при их написании - тогда, когда к такой лексике авторы не обращались.

Мифологические, сказочные, эпические и буддийские образы будут постоянны независимо от жанра произведений и характера описываемых в них событий.

Семантизация калмыцких слов в переводном тексте осуществляется разъяснением при переводе - это могут быть параллельное использование синонимов русского языка, описательный перевод с максимальной приближенностью к коннотативному значению оригинала, употребление словосочетаний, контекст, перевод или пояснения в сноске, справочные сведения, комментарий. В пере­водных текстах произведений Д. Кугультинова используются все указанные способы семантизации, кроме справки и комментария. Сноски к калмыцким словам, оставленным в переводных произве­дениях Д. Кугультинова, имеют языковой характер: в них сообща­ется путем перевода или толкования через описательный оборот ближайшее значение слова. Мы считаем, что для такого рода слов недостаточно собственно языкового объяснения, необходимы еще сведения культурологического характера, т.е. объяснение должно быть обстоятельным.

Анализ языкового материала всех использованных источников сопровождался комментариями внелингвистических фактов. Если тексты имели варианты, анализировались и они. Эпос «Джангар», например, исследовался по различным версиям. Равно значимыми являлись для нас наряду с оригинальными текстами и тексты пере­вода легенд, сказок, эпоса на русский язык.

Привлечение широкого мифологического, фольклорного, рели­гиозного материала было вызвано целью -- дать более объективное и полное представление о поэтической картине мира Давида Кугультинова. Анализ художественного произведения невозможен вне автора. Своеобразие творчества поэта Д. Кугультинова проявляет-

12

ся в создании им национальной (калмыцкой) картины мира. Наша работа направлена на то, чтобы помочь читателю в трудном про­цессе постижения кугультиновской картины мира, а в конечном итоге - духовной культуры калмыцкого народа.



Факты калмыцкой культуры, когда это было возможно, рассматривались на контрастивной основе - в сравнении с фактами культур родственных монголоязычных народов, русского и дру­гих, в выделении сходств и различий между культурами. Чита­тель расширяет или получает лингвокультурные и страноведчес­кие знания.

Комментарий, предпринятый в данной работе, является по боль­шей части лингвистическим, но для адекватного понимания текста одного лингвистического комментария оказалось недостаточно, понадобились энциклопедические толкования образов, предметов и событий, называемых анализируемыми словами. Наличие в ху­дожественных произведениях Д. Кугультинова неизвестного и потому непонятного для русскоязычного читателя языкового мате­риала определило необходимость его лингвистического комменти­рования. Лингвистический комментарий помогает читателю пра­вильно и полно понять произведение. Слова акад. Н.М. Шанского об изучении языка русской художественной литературы: «Лингвис­тический анализ наглядно показывает, насколько далеко так назы­ваемое «глобальное понимание» художественного произведения от его истинного осознания, насколько важным и необходимым явля­ется пристальное внимание ко всякого рода языковым «мелочам», для того чтобы увидеть художественный текст в его первозданном виде, чтобы услышать живой голос писателя... Имеющиеся в худо­жественном тексте языковые шумы и помехи мешают слышать и видеть, адекватно понимать текст как информацию и образную структуру»4 более чем верны для русских переводов национальной литературы, в которых в анализе нуждаются экзотизмы и нацио­нальная образная структура.

Смеем надеяться, что данная работа поможет читателю-некал-мыку узнать другого, калмыку -- познать себя.

Монография состоит из восьми самостоятельных глав, в каж­дой из которых решаются свои языковые, речевые и культурологи­ческие задачи, определяемые тематикой отобранного материала.

13

Примечания

1 Слова Василя Быкова, Мариэтты Шагинян, Мустая Карима, Константина Симонова цитируются по: Давид Кугультинов. Собрание сочи­
нений в трех томах, т. 1. Норильск, 2002, с. 46, 36, 47, 37.

2 И.А. Стернин. О лакунарности концептов // Этнокультурная концеп-
тология. Выпуск 1. Элиста, 2006, с. 26.

3 Введение // Мир языков. Обзор языков мира. Перевод с английского.
Элиста, 2006, с. 23.

4 Шанский Н.М. Лингвистические детективы. М., 2002, с. 315.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет