Летопись пешеходных страданий



жүктеу 0.53 Mb.
бет1/4
Дата07.05.2019
өлшемі0.53 Mb.
  1   2   3   4

Летопись пешеходных страданий

«ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧЕРЁМУХОВЫЙ КРАЙ МОРДОВИИ»

1-9 мая 2010 года


Действующие лица:

Наумова Ольга Борисовна - руководитель группы (командир), штурман.

Авдеев Максим Васильевич - участник, тихоня-богатырь.

Кушманцев Стас Иванович - инструктор, видео-оператор, летописец.

Лаптева Татьяна Анатольевна - медсестра, «Пяточёк».

Наумов Борис Борисович - фотограф, отец командира.

Прищемихин Егор Павлович - хронометрист, чайник.

Ширшов Антон Александрович - реммастер, чайник.


Нитка пройденного маршрута: посёлок Труслейка – река Ключ – исток реки Труслейка – высота 251,6 – высота 251,3 – родник в урочище Пустынный – река Шишлейка – правый приток реки Шишлейка – озеро Чёрное – урочище Красное Поле – высота 285,8 – исток правого притока реки Налитовка – устье правого притока реки Налитовка – исток реки Аришка – бывший брод через правый приток реки Сура – река Сура – гора Белая (256,0) – мост через реку Сура между устьями рек Большая и Малая Кша – переправа через реку Малая Кша близ устья – изба лесника – река Чинейка – слияние рек Ташага и Чермелей – изба лесника – бывшие торфоразработки – урочище Красный Яр – кордон Кураев – озеро Лисерка – озеро Сурка – переправа вброд через реку Штырма – устье реки Дербеш – устье левого притока реки Штырма – изба лесника – переправа вброд через реку Лаша – летовка – изба лесника – озеро Чернёнки – озёра Большое и Малое Пыжовка – ЛЭП – озеро Гусиное – озеро Молебное – мост через реку Чиберчинка (Вяждей) – устье левого притока реки Чиберчинка – посёлок Кирзять.
Выбор весны 2010 года пал на участок левобережья реки Сура в республике Мордовия. Чуть позже к нему присоединились Инзенский, Сурский районы Ульяновской области и малюсенький кусочек Пензенской области. В этот район я собирался ещё в мае 2009 года, но тогда что-то не срослось и всё отложилось и забылось, но, видимо, зерно проросло…

Поначалу нас собралось восемь человек, но… к моменту сборов ужались до шести. И вдруг звонок:

- Стас Иваныч, это Максим Авдеев звонит. Вы в поход идёте по Мордовии?

- А как же! Вот только твоего звонка ждали, чтобы старт дать! Звони Ольге Наумовой и вперёд!..

Так нас стало семь – счастливая семёрка! Так ли это было на самом деле или нет, кумекайте сами. А я предлагаю вам некоторые путевые записки из наших похождений.
1 мая 2010 года. Суббота. День первый. Ключевой.
Из Ульяновска выехали 1 мая от центрального автовокзала, заблокировав своими баулами обе двери автобуса под шикарным названием ПАЗ-672. К середине пути вторая дверь не выдержала натиска рюкзаков и сработала сигнализация. Какое-то время ехали с одурманивающей голову сиреной, но потом умный мужичок чего-то там нажал на панельке, и… сирена кончилась! Все вздохнули с облегчением…

Командир попросила водителя остановиться у развилки, но он молча провёз нас дальше, до горы, где была остановка. Вышло всего семь человек, но автобус заметно опустел. Идём по асфальту в сторону Инзы. Впереди виден мост через реку Ключ.

- Смотри, Ольга, место какое: и дорога, и мост, и ЛЭП, и речка, и мы! – выдал инструктор, шаркая вибрамами по серому, укатано-твёрдому асфальту.

- А почему речка называется «Ключ»? – скромно вопросила Татьяна, прячась за рюкзак Ольги.

- Да потому, что это КЛЮЧ к нашему маршруту! И скоро мы этим ключом откроем наш пешеходный маршрут второй категории сложности!

Спустились с трассы на грунтовую дорожку и двинулись левым берегом речки вверх по течению. На грязноватой полянке остановились на перекус, заранее приготовленный дома каждым. Народ ещё разрознен и сидит, чуть ли не по отдельности, жуя каждый свою пайку. Интересно, на сколько мы споёмся к концу похода? Или не споёмся?..

Жара! Воздух нагрелся до 28 градусов (если, конечно, мой градусник не врёт)! А в овражке, где течёт речка, прохладно так, что над водой лежит огромный ледник! В некоторых местах имеются своеобразные окна, сквозь которые видна бегущая куда-то вода. Борис Борисыч не преминул спуститься, взобраться на ледник и стал громыхать ногами по крупнозернистой коже льда. Звук был гулкий, будто из-под земли, и напугал нас, поглощающих трапезу…

После перекуса Борис Борисыч, выполняя роль заведующего хозяйством (продуктами), зарылся в мешочки с пюркой и монотонно бурчал:

- Завтрак-3, завтрак-7, завтрак-3, завтрак-7, завтрак-3, завтрак-7… Кто взял завтраки?!

- Да, здесь где-нибудь, я его только что видела, - лениво канючила Ольга.

- Так, женщин к раскладке не подпускать!..

Заморили червячка, вялые и квёлые собрались и уже было двинулись в сторону виднеющегося вдалеке леса, чтобы там переправиться через ручей Ключ. Вдруг командир заявляет:

- А мы что, фотографироваться на леднике не будем что ли?

- Как скажете, - отреагировал фотограф в лице папы (или наоборот?).

Группа спустилась в распадок, побродила по леднику. Борис Борисыч, снял бредущих. Но сам, не удовлетворённый простым гулянием, начал прыгать на самом краю льда, который, не выдержав такой наглости, обломился под ним и с глухим звуком рухнул на воду и прошлогоднюю листву…

Через колючие кусты ежевики выбрались на луг и, собирая репьи и прочую цепляющуюся сорняковую флору, потопали в западном направлении. На пожухлой траве лежал тонкий слой пыли. За впереди идущим вился еле заметный шлейф, отчего последующие то и дело чихали. Хоть и по чуть-чуть, но заметно поднимались. Постепенно за нашими спинами открывались синеющие дали, похожие на уральские хребты. Перед выходом на самый бугор, прошлись по уложенной, будто волны траве (что-то типа ковыля). Ощущение движения по волнам очень похожее! «Из травяных волн» кое-где выросли сочные, зелёненькие сосёнки…

- А долго нам сегодня топать, - спрашивает Максим командира.

- Восемнадцать километров, - задумчиво отвечает инструктор.

- От дороги где-то километров двенадцать, - отвечает Ольга.

У командира коса прямо королевская! Толщиной в мою голень и длиной в треть туловища!

Пересекли луг, вошли в притихший, такой же запылённый, лес и пробрались к истокам реки Труслейка. Поначалу в овражке было сухо, чуть позже стало под ногами чавкать, а вскоре увидели зарождающийся ручеёк, к которому через несколько десятков метров присоединился справа ещё более звонкий ручей – вот вам и начало речки! Чем не чудо?

Выбрались на просеку, привалились. Инструктор долго рассматривал карты, разворачивая их то так, то эдак, а потом вдруг изрёк:

- До реки Шишлейка девять кварталов, за время которых придётся преодолеть тринадцать оврагов…

Народ не воспринял, видимо «ровняшка»…

Прошли полкилометра – овраг!

- Какой глубокий! – с ужасом в голосе произнёс инструктор, - Может быть, обойдём? - с надеждой спросил он командира Олю, почёсывая репу под панамой.

- Ну, уж нет! Вперёд! – гордо заявила Ольга и, раздвигая кеглями кусты, вломилась в чащу.

Молча бредём просекой. Довески в виде продуктов пригнули спины шагающих. Поют птицы. Пот градом катится по лицу. Жарко, уныло, пакостно…

На перекрёстке кварталов расположились на отдых. Инструктор отошёл чуть поодаль и прилёг на поваленное дерево. Было очень похоже, что он уснул…

Впереди показывается овраг. Стас Иваныч, вглядываясь вдаль, сокрушённо произносит:

- Второй овраг из девяти. Ну, сейчас начнётся…

- Что начнётся? Овраг? – спрашивает семенящий рядом Антон.

- Поиск пути, - как-то задумчиво себе под нос бурчит инструктор.

Просека уходила в овраг, будто в глубь земли – страшно смотреть! Овраг расположился так, что идти нужно было, траверсируя многочисленные склоны его истоков. Борис Борисыч начал подниматься на следующий склон, когда Ольга выдала:

- А давайте по дну оврага спустимся? Мимо Шишлейки всё равно не пройдём.

Стас Иваныч, стоявший ближе всех к «донышку оврага», так и вломился в овражий кустарник. И получилось очень даже ничего! Конечно местность несколько буреломная, но вполне проходимая, даже интересная в некоторых местах.

- Представляешь, Борис Борисыч, в ПВДэшку ходил – ботинки были малы. Сейчас уже велики! Толи раздались, толи раздолбались. А завтра что будет? - жаловался инструктор.

Перед выходом к устью оврага Стас Иваныч выбрался на увал, замыкающий овраг слева по ходу.

- Народ! Здесь родник! Да какой мощный!!! – заорал он вдруг, и скрылся из виду.

Пока ребята выбирались на увал, Стас Иваныч был уже у родника и пытался снять на видео бегущий ручей и пришедшую к нему группу.

- Ну, что, командир, встаём, да? – радостно выспрашивал инструктор.

Командир дала добро, и народ спустился к роднику и… разложил свои пузы на ещё не пробившейся травке. Почти все первым делом умылись. Инструктор вымылся по пояс. Родник оказался на редкость живым и бодрым и бил из земли двумя ключами, которые тут же сливались в один, образуя тугой звенящий ручей!

Долго выбирали место под лагерь. Тут не ровно, тут мокро, тут деревьев нет. Решили ставить на открытке около ручья, но Борис Борисыч вдруг озадаченно спросил:

- А где будет костёр? Где мы трос натянем?!

- Не кручинься, Борис Борисыч, сделаем рогатины, - ответил вездесущий Стас Иваныч.

Рогатинки сделали быстро из сыроватой сосёнки, но они получились высоковаты, поэтому подставили по полешку к каждой рогатине и на полешки уложили перекладину - получилось в самый раз!

По всему было видно, что все устали, никто не хотел вошкаться, и уж тем более идти за дровами. А тут ещё эта жара, сушь такая, что в горле першит…

- Народ! Предлагаю мальчикам осмотреть девочек (и наоборот) на предмет обнаружения клещей, - сказал инструктор как можно строже. Не получилось. По крайней мере, народ не среагировал…

Отправили Максима и Антона валить сосну, а сами стали разгребать валежник – две уже поваленные сосёнки. Пока их расчленили, перетаскали, напилили и нарубили, парни всё ещё возились с сосной. Спилить-то они её спилили, но она привалилась почти вертикально к другому дереву. Стащить её не получалось долго – ужин уже почти сварили. До нас доносились только их сокрушённые вздохи… Из трёх половинок они принесли только одну, да и та пошла только на сидушку.

- Ничего, пусть обучаются уму разуму. Через руки быстрей дойдёт, что к чему, - спокойно и многозначительно проговорил Борис Борисыч, глядя, как пыхтит молодёжь.

Татьяна вызвалась дежурить с инструктором.

- Таня, ты так и быть, свари чего-нибудь и посуду помой, а всё остальное я за тебя сам сделаю, - смущённо бормотал инструктор, делая из ствола сосны кучу щепок.

Сварили молочный ужин (рис с изюмом). После ужина малость попели. Егор поиграл соло на гитаре (восемь лет учился сам, играет в какой-то группе – и не плохо музицирует!).

- Народ, кто с кем хочет спать? – выдала Ольга после ужина.

- ?!

- Ну, я имею в виду, кто в какой палатке будет жить? Выбирайте, пока можно…



Если днём была жара под тридцать градусов, то к вечеру температура резко упала до тринадцати, и стало очень даже бодренько! А потому долго не сидели, убрели спать. Звёзд сегодня понатыкали мульён !
2 мая 2010 года. Воскресенье. День второй. Шишлейски-Чёрный.
Холодрыга ужасная – двенадцать градусов! Немного облачно. Спал очень плохо. Можно сказать, совсем не спал. Почти всю ночь ухала сова.

Как только разжёг костёр, попросил Татьяну будить ребят. Заспанные и помятые, будто после бодуна, они вяло выбирались из капроновых жилищ, явно не выказывая никаких геройских задач на предстоящий день. Гречка с тушёнкой тоже не подействовала. К тому же поджарку сварганили только из лука, морковку пришлось сварить с кашей (тёрку забыли). Ещё забыли лавровый лист и печенье к чаю…

Борис Борисыч загнал всех на дерево, склонившееся прямо над родником, и сфотографировал. Причём неоднократно. Егор забрался выше всех. Максим побоялся вставать на согнутое растение (всё-таки, 104 килограмма!). А кое-кого мы и сами попросили не вставать на дерево от греха подальше…

Татьяна собирает рюкзак и вошкается в груде барахла, что высыпала на полиэтилен. Вдруг раздаётся оглушительный визг:

- Тут мышь, тут мышь! – визжала она, сжимая в руках какое-то бельё и подпрыгивая мелкой дрожью. Народ сбежался посмотреть и запечатлеть нападение мышиных на Татьянино барахло. Всеми видами фото и видео-аппаратов папарацци отсняли душераздирающую картину «Татьяна и МЫШЬ». В самом деле! Под кучкой кофточек и штанишек притаился маленький серенький зверёк с тонким хвостиком. Чтобы мышку было лучше видно, её выгнали на полиэтилен, где она хотела спрятаться в складках. Ни за что бы не подумал, что такая мелюзга может наделать столько шуму!

Брызнул дождь…

Пересекли луг, и вышли к реке Шишлейка. Поискали место переправы. Оно оказалось рядом. Две упавшие параллельно ольхи представляли собой идеальный мостик. Одно было плохо – уж больно ветвистые оказались деревца. Стас Иваныч, ринулся на дерево сразу, только лишь расстегнув пряжку на поясе рюкзака. Посшибав сухие сучочки и веточки, он пробрался к дальнему концу и спрыгнул на берег. Для остальных столь уверенный ход был не так реален. Кто-то вообще оказался на такие подвиги не способен. Егор, Максим и Антон переправились вброд чуть выше по течению. Антон тоже хотел по бревну пройти, но всё время терял бутылку с водой. В конце концов, он решился на брод, несколько раз спускаясь к реке и поднимаясь обратно (всё за той же бутылкой). Остальных, судорожно сжимавших шест, удалось поснимать на видео. Переправа прошла успешно, если не считать того, что Егор всё же начерпал полные кроссовки.

Обходя с Егором излучину реки (командир со товарищи в это время измеряли глубину тины близ русла Шишлейки) видели огромную серую сову! Вот кто не давал мне ночью спать!

Вдоль правого берега реки Шишлейка спустились к устью её правого притока – ручья Пустынного. Урочище тоже так называется. Маленький ручей пропилил настоящий земляной каньон! Здесь должна была быть изба, но нашли только останки фундамента. Вдоль левого берега ручья поднялись к кромке леса (видели двух птиц, похожих на глухаря (гуся?) и тетерева (чёрный с серыми крыльями)). Берёзы, растущие на опушке, обгорели, земля тоже. Зрелище удручающее…

Люди! Будьте аккуратнее с огнём в лесу!

Полный штиль. Где-то гудит поезд. Шуруем прямо через лес. Вся рожа в паутине. Вышли на просеку и командирша припустила что есть духу.

- Ольга, мы уже идём со скоростью 6,5 км в час! Скоро взлетим!

- Ничего, быстрее приземлимся…

- Ну и командира ты нам подсунул, - задумчиво произносит Стас Иваныч, обращаясь к Борис Борисычу.

- Это ещё цветочки, осенью я сам вас поведу, вот тогда запоёте! – как-то неестественно весело отвечает он.

- А чего ж страшного-то в этом?

- А у него будет узловых точек не 28, как у нас, а только две: азимут до точки «Б», и до точки «ЦГБ», - в тон ему глаголет его дочь…

Озеро Чёрное оказалось маленьким, но уютным, где с удовольствием пообедали, расположившись недалече. При подходе к озеру спугнули с его зеркала красивого селезня. В одном месте на берегу озера много напиленных человеком бревен. Правда, давно очень, они уже позеленевшие и почерневшие. Откуда они здесь (бревна или люди?). В узкой южной части озера в воде плавало бревно, здорово похожее на крокодила! Во время обеда на своей спортивке нашёл ползущего клеща! Объявил об этом:

- Народ! Внимание! Клещи! На каждые 12 особей – один энцифалитный!..

- Стас Иваныч, а посмотрите, на мне клещей нету?! – почти подбежал ко мне Антон…

Усталость и жара валят с ног. Хотя ветер явно усилился и раскачивает кроны деревьев, будто волны в море. Командир разрешил малость подремать. Кстати, юго-западный уголок озера Чёрное находится на границе Ульяновской и Пензенской областей!

Инструктор и командир сделали обоюдный обмен: командир взяла у инструктора часы, а взамен отдала ему GPS-навигатор:

- По навигатору и дурак пройдёт, а вот по компасу и карте… Надо же как-то интеллектуально развиваться…

После обеда, квёлый, как солёный помидор, Максим подошёл к Ольге и сбивчиво спросил:

- А сколько… мы прошли… от речки… от родника… до озера…

- 1291 км, - глядя в навигатор, брякнул инструктор.

- Два километра с копейками, - подумав, ответила Ольга, сметая с лица паутину собственной косой.

- Мы же шли со скоростью 6,5 км в час! – допытывается Максим.

- Так это ж за час, а всё остальное время мы топтались на месте…

Борис Борисыч всех построил на берегу озера для фотографирования. Все уселись на брёвнышки, а Егор опять забрался на дуб и сидел там всю фото-сессию, только что, не ухая, как филин… Судя по всему, ему гораздо интереснее лазать по деревам, чем ходить по земле…

Шуруем по полевой дорожке среди посадок молодых сосёнок (урочище Красное Поле). Поднимаю голову и вижу, что на дорожке, метрах в 20-30, сидит лисица и смотрит на меня. Шкурка грязноватая, нос чёрный, как и кончик хвоста.

- Смотрите, лиса! – кричу неожиданно для себя. Лиса подпрыгивает и мчится прочь, будто у неё под попой взорвалась граната!

Утомительно кандыбаем по Пензенскому лесу. Может, он и не Пензенский вовсе, но растёт в Пензенской области… Дорожка хорошая. Погода облачная, но всё равно жарко .

- Танюша, а чего это у тебя ботинки позеленели? Никак плесенью покрылись? – спрашивает инструктор девушку.

- Вы на свои-то посмотрите, Стас Иваныч, у вас такие же!..

Притулились где-то на просеке.

- Так, кто пойдёт на восхождение, пошли. Остальным сидеть, никуда не отлучаться, - выдала Ольга, отобрала у инструктора навигатор и вломилась в чащу леса. Стас Иваныч сорвал с Бориса фотоаппарат и тоже скрылся в лесу. Пришедший в себя Борис ощупал у себя грудь и, не обнаружив цифровика, бросился в заросли бересклета…

Прокладывая кривой, как у пьяницы, путь вышли-таки в точку, которую можно найти только по навигатору и никак по другому. Ничем высота (285,8 м), где стояли, не отличалась от других таких же мест. И всё же Стас Иваныч пытался «найти» останки триангуляционного знака в полусгнивших брёвнах упавшего дуба…

Вновь просека, пыль в горле. Почти торжественно пересекли границу Пензенской и Ульяновской области – мы опять на Родине!

Приближаемся к оврагу, где по предположениям должна быть речка – правый приток реки Налитовка. Вот овраг. Спускаемся… на сухое дно! Народ уже никакой. Сбрасываем с Борисом рюкзаки и отправляемся на разведку вниз по течению. Задача одна – найти воду.

Ольга отпустила нас на все четыре стороны. Хотя должна была оговорить контрольное время разведки, дать карту, компас, часы. Самим можно было бы совершить сознательные действия: место под лагерь и костёр посмотреть, сушины поискать. Это отвлекает от усталости, не даёт расслабиться, впасть в уныние. Ну, да ладно, она командирит первый раз, ей простительно.

Убежали далеко, но кроме небольших мутных заводей ничего не нашли. Присели отдохнуть рядом с какими-то курганами и ямами. Ноги гудят. Неистово хочется пить. Борисыч предложил ещё чуть пройти. Метров через сто появились более свежие лужи, а чуть дальше увидели настоящую речку. Сразу, без перехода! Подошёл поближе посмотреть – родник! Да какой! Мощный ручей бил из земли, образуя настоящую речку! Присели, умылись, напились, облились… Хорошо! Хотя воды была несколько мутноватой и мыльной на вкус!

Возвращались медленнее, чем бежали на разведку (сказалась выпитая вода и усталость). Увидели навстречу идущего человека (уже смеркалось). Оказалось – Ольга.

- Ну, какие результаты?

- Глухо, как в танке.

- Значит, встаём там, где сидим, у мутных луж. Щас будем фильтровать воду…

- А сколько мы ходили по времени? - спросил дочку Борис Борисыч.

- Минут сорок, наверное, не больше.

- Значит, отсюда до родника не больше 15 минут, - вякнул я и осёкся, потому что Ольга в миг всё раскусила. А когда пощупала наши мокрые волосы, с улыбкой произнесла:

- Надуть хотели, да?..

Уходя с места родника, заприметил три сушины. Подумал, что, когда вернёмся, будет уже темно и чтобы зря не лазить по кустам, найдём по наводке. Но успели засветло, а вот распилить смогли только один сухой кленок – сил уже не осталось. Народ расползался как червяки из открытой банки. Егор полусидя-полулёжа возился у рюкзака, будто пиявка у куска сала, Максим полулежал бревном секвойи рядом с рюкзаком, поглядывая мутными глазками на происходящее вокруг. Баушки вошкались с палатками (Егор вскоре присоединился к ним – любит лёгкую работу?). Борис Борисыч готовил кострище – он сегодня дежурный. Когда я уронил сухой клён, ко мне подбежал только Антон и предложил свою помощь. Но меня хватило лишь на то, чтобы распилить ствол пополам. Остальное отдали на откуп молодёжи, хотя для этого пришлось гаркнуть пожёстче... У костра ещё малость попилил.

На ужин была лапша с изюмом, компот и два котла чаю!!! Стас Иваныч накапал по колпачку Кагору каждому «За Победу над собой!». Похолодало до плюс шестнадцати, но уже приятно…
3 мая 2010 года. Понедельник. День третий. В гости к реке Сура.
Командир сжалился над народом и сделал поздний подъём. Ночью малость моросил дождь, и крепкий ветер шатал кроны деревьев. Но всё обошлось благополучно. Позавтракали пловом, запили его чайком, понежились под тёплым весенним солнышком (те же плюс шестнадцать градусов). Все похожи на сомнамбулов – передвигаются медленно, не хотя, почти ползают. Максим лежит. Командир не торопит, но постепенно начинает подгонять. Пытались отремонтировать фонарь Егора, но не смогли. Видимо, где-то объявилась сопля в проводах.

Продолжаем движение по руслу левого притока реки Налитовка до его устья. Нашли старую, забытую Богом дорогу. Само русло интересное: много извилистых мест, буреломов, заводей, цветущей черёмухи. Перед выходом ручья на открытку, его запрудили бобры, получилось маленькое и мелкое озерцо. Сразу после того, как приток вырывается из леса, под склоном оврага имеется заводь, берега которой во многих местах покрыты кусками льда! И это в такую жару! Слияние притока с Налитовкой не понравилось: речки выбежали на открытку, заросли бурьяном… Но командир и здесь остался верен себе:

- Так быстренько построились около устья! Борик, сними-ка нас у этой узловой точки…

Поискали брёвнышко для переправы, но где его возьмёшь почти посреди поля? Пришлось надевать бахилы. Стас Иваныч перебрался первым и перекинул сапоги следующему. Так, переобуваясь, оказались на левом берегу. Тут возник вопрос, по какой дорожке идти, так как их – дорожек, было несколько! Но командир будто вырос в этих краях:

- Вперёд, друзья мои! Я знаю эти места, как свои пять пальцев…

Снова жарко, пекло…

На дорожке нашли чёрненькое пёрышко. Предположили, что оно могло принадлежать тетереву.

Уходим на северо-запад по просеке-дороге до большого оврага с надеждой найти в нём воду и пообедать. Но… хотели, как лучше, а получилось, как вчера… Воды нет. Стали пробираться вниз, к устью овражка. При этом пришлось несколько раз переходить с одного склона оврага на другой. Но всё же нашли воду в виде хорошего, чистого ручейка!

Егор вовсю дежурил, правда, не без помощи Борис Борисыча. Естественно, все умылись и, по уже сложившейся традиции, малость подремали. Жара не милосердна – плюс тридцать градусов! Пока народ грел пузы на солнце, отремонтировал компрессионный мешок от спальника, который почти совсем порвался.

- Давайте ходить ночью, когда прохладно! – вдруг заявил дремлющий Максим.

- А ты хоть раз ночью-то ходил? – вызывающе спросила Ольга, почти с яростью пытаясь достать из файла застрявшую карту.

- А что? Давайте денёк ночью пройдём и посмотрим, что из этого получиться, - вякнул Борис.

- В апреле надо ходить, в апреле. А ещё лучше на Пасху! Пасха – идеальный ориентир, всегда прохладно. Вот только... – Ольга задумалась.

- Боишься, что опять куличей с яйцами притащат? – в тон командиру сказал Борис Борисыч.

- Да, не то, чтобы боюсь, а думаю, что притащат. Но обожраться всё же лучше, чем жариться на солнце…

От места обеда сразу вверх, без разбега! Это жестоко. Сразу бросило в пот от жары и нагрузки… Витиеватая дорожка вывела к опушке леса, откуда открылся красивый вид на долину реки Сура! Правда, все предполагали, что Сура будет видна (что-то типа Волги), а на самом деле, никакого намёка на речку – одни леса, леса, леса… В обратную сторону тоже красиво – открытка углом вонзалась в лесной массив, расположенный на горе. На спуске оживился Максим и ускакал аж впереди всех! Значит, будем жить!

Перед выходом к броду через правый приток реки Сура, прошли мимо берёзы, которая была очень похожа на многорукого Бога Шиву (об этом подумали и Ольга и Стас Иваныч почти одновременно!).

Оживлённо разговаривая, проскочили мимо брода, но инструктор вовремя заметил осечку по навигатору и остановил командира. Вернулись метров на сто обратно и разыскали-таки, брод. От брода осталось одно название. Здесь только такие отморозки, как мы могут пролезть: широко, глубоко и крутые земляные склоны, на дне которых грустно бежал ручеёк…

Переправились без приключений, если не считать, что Антон и Татьяна утонули в грязи почти по колено...

- Домой не пущу! – пригрозил инструктор…

Пересекли волнисто-кочкастое поле-луг и на углу леса привалились. На привале Максим, возлёживая, как Даная на картине Рембрандта, спросил:

- Чем отличается брод от речки?

- Брод – это вид переправы, речка – это элемент гидрографии, - начал инструктор топографический ликбез.

- Обычно мелкое место на реке, где её можно переехать или перейти, - закончила командир.

По лицу Максима было заметно, что его озадачили. Ну, что ж, кому сейчас легко?..

В-первых же вётлах нашли узенькое, но длинное озеро – бывшую старицу реки Сура. Отметили несколько красивых пейзажей. В одном месте видели гигантскую ольху, диаметр которой был около двух метров!

А потом начался кошмар! Двигаться по низине оказалось невозможно из-за постоянной заболоченности. Пришлось уйти под горизонталь, а потом и на склон. Спускаться и подниматься по сухому лесу, в тридцатиградусную жару оказалось не сладко. А если учесть, что тропа, которой вчера исполнилось сто лет, хоть и была, но была ещё та! Большая часть пути представляла собой настоящую чащу с буреломом и подлеском! Указанное озеро, на которое надеялись, как на крайний случай, оказалось мелким, заросшим болотом.

Разведывая на привале местность, обнаружил на террасе маленький родник. Высказал мнение о ночёвке рядом, но народ почему-то захотел бивак на берегу Суры. Ладно. Но всё же вымылся.

Ещё ходка скачек по буреломному лесу, крутым склонам (нашли просеку!) вывела к дороге, по которой спустились к бывшему дому лесника. Избы уже давно нет, осталась только поляна. Разослали разведки. Первая точно установила, что избы нет. Вторая донесла, что спуска к реке Сура не обнаружено. Появившийся грустный инструктор тоже поначалу ничего хорошего не сказал, пока Борис Борисыч не спросил:

- А чё, к Суре нигде не спустишься, что ли?

- Почему не спустишься, вот она, Сура-то, в ста метрах…

- А чего же мы здесь сидим?!

Но радость была преждевременной. Место оказалось очень запылённым, можно сказать грязным. Эта пыль была везде: на одежде, на обуви, на продуктах, на зубах…

Сходил помыться. Вода чистая, но прохладная. В речку спускаться страшно – течение и берега в тине. Сидел на стволе ольхи, держась хвостом за сучья, обрызгивая себя свободными конечностями…

Принёс на ужин маленьких листочков смородины – чай получился очень вкусным!

Небо в звёздах! Прямо над нами гуляли Большая и Малая Медведицы. Лебедь и Кассиопея расположились в Мордовии… На светлом фоне неба иногда проскальзывали силуэты летучих мышей…



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет