Лианна Уилсон «Подруга Ника» (Leanna Wilson “His Tomboy Bride”) Серия «Любовный роман»



жүктеу 1.73 Mb.
бет1/9
Дата20.07.2018
өлшемі1.73 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


Лианна Уилсон «Подруга Ника»

(Leanna Wilson “His Tomboy Bride”)
Серия «Любовный роман» №384

Перевод Марины Ковровой
Первая глава

Билли Рэй Гюнтер с испугом и недоверием разглядывала свое свадебное платье. Ворох атласной ткани напоминал ей раздавленный торт с кремом. Как она сможет надеть на себя этот причудливый наряд? Она будет похожа не на очаровательную, слегка смущенную невесту, а на маленькую девочку, играющую в манекенщицу.

– Осторожнее, – предупредила Роза. Портниха подала ей платье, следя, чтоб Билли нечаянно не наступила на подол. Нервничая, Билли вытянула ножку в шелковом чулке и шагнула в центр юбки из дорогого материала, надевая платье через ноги. В душе нарастало дурное предчувствие. Что если платье лопнет по шву? Или того хуже, если она будет выглядеть в нем полной дурой?

Изогнувшись, Билли натянула атласную ткань на плечи. Прохладная материя казалась скользкой, как рыбья чешуя. Чувствуя себя фаршированной щукой, девушка выпрямила спину и переступила с ноги на ногу.

– Стой смирно, – приказала Роза.

Билли тяжело вздохнула. Секунды казались ей часами, пока проворные пальцы Розы застегивали длинный ряд пуговиц на спине. Волнуясь, Билли покосилась на длинное зеркало, висящее в углу ее детской комнаты, и увидела в нем свое преображение. Сливочно-белая ткань обтягивала ее стан, подчеркивала достоинства фигуры, придавая ей гораздо более мягкие и женственные очертания, чем потертые джинсы и заношенные сапоги, которые обычно носила Билли. Ее сердце наполнилось надеждой. Может, ей удастся наконец избавиться от имиджа девчонки-сорванца и стать настоящей женщиной, какой она всегда мечтала быть.

Затем Билли заметила на груди треугольное пятно загара, словно клеймо на коже. Мрачные опасения нахлынули вновь. Она не сможет скрыть свою сущность – на самом деле она пацанка, девушка-ковбой, старина «Билли Кид». Словно наяву она услышала, как Джейк, ее старший брат, и его верный дружок Ник смеются, называя ее этим прозвищем. Воспоминание причиняло острую боль.

Роза закрепила фату на голове Билли с помощью нескольких шпилек и отступила в сторону. Довольная своим творением, она просияла, на ее смуглом лице вспыхнула широкая улыбка.

– Ах, красота! – Черные глаза портнихи прищурились, между бровей залегла морщинка. – Что за лицо? – Она приподняла подбородок Билли. – Почему загрустила?

Билли пожала плечами.

– Ничего. Я просто вспомнила Джейка и… – Она умолкла, покачав головой, пытаясь отогнать печальные мысли. Но боль не уходила. Он был таким молодым, и так глупо разбился на своем грузовике. Билли не могла сейчас думать о брате. И о его дружке Нике Лэтэме. Воспоминания о нем были не менее болезненными. Ник уехал из Боннета, штат Техас, чтобы жить своей собственной жизнью… без нее.

Она уже не ребенок, погруженный в мечты; она – взрослая, двадцатитрехлетняя женщина. Билли перевела дыхание и расправила складку на плече. Трудно ли будет показаться на людях в этом наряде, достойном куклы Барби? Небось не труднее, чем управлять папиным ранчо, улаживать денежные дела или выйти замуж за нелюбимого мужчину.

Ответственность давила на Билли, словно узкое платье, не позволяющее вздохнуть. Ей постоянно не хватало то времени, то денег. После внезапной смерти отца пять лет назад половина ответственности легла на ее хрупкие плечи. По завещанию он оставил ранчо Билли и Джейку, зная, что их мать не способна управиться сама. Двумя годами позже, после гибели Джейка, на Билли свалилась целая куча неожиданных долгов и весь груз ответственности. Теперь же отчаяние, смешанное с непреклонной решимостью привело ее к свадьбе.

Реальная жизнь трудна и требует практического подхода. Брак решал для Билли множество проблем. Она смотрела в лицо будущему с обычным мужеством, которое помогало ей пережить все жизненные трагедии. На этот раз никто не отнимет у нее то, что она любит. На этот раз она возьмет поводья в собственные руки и сама станет управлять своей судьбой.

Билли не питает никаких иллюзий по поводу замужества. Она не собирается рисковать своим сердцем. Однажды она попробовала. И проиграла. Получив в результате глубокие душевные раны, Билли раз и навсегда убедилась, что любовь приносит боль. Больше никаких страданий!

Роза вздохнула.

– Слишком много горя для одной семьи. Лучше уж думать о твоей свадьбе. Обувайся и выходи. Мать совсем заждалась.

Оставив без внимания атласные туфельки, такие же неудобные, как лифчик без бретелек, надетый под платьем, Билли вынула из чулана нарядные белые сапожки. Она не надевала их с тех пор, как окончила школу. По крайней мере, хоть эта обувка удобная.

Билли вышла из спальни, приподнимая перед собой тяжелую юбку. Роскошная ткань билась по ногам и шелестела при каждом шаге. Девушка миновала висящие на стене фотографии в рамочках: семья на отдыхе в Скалистых горах, Билли и Джейк в обнимку на фоне поваленной новогодней елки, школьные снимки, запечатлевшие подбитый глаз Билли, ее косички и скобку на зубах. Приятные воспоминания вселили в ее душу храбрость, необходимую перед лицом будущего.

– А вот и невеста! – пропела Марта Гюнтер, голосом зычным, как старый орган. Ее лицо осветилось сердечной улыбкой. В голубых глазах стояли слезы.

Чувствуя себя не столько невестой, сколько стреноженной лошадью, Билли вперевалку вошла в комнату. Расправив плечи, она одарила свою мать самой радостной, самой оптимистичной улыбкой, с которой обычно оплачивала ежемесячные счета и подсчитывала остатки наличности.

Краем глаза Билли заметила движение в дальнем углу гостиной. Прищурившись, она разглядела в ярком солнечном свете, заливающем родительский дом через высокие окна, темный силуэт высокого, широкоплечего мужчины. У Билли перехватило дыхание. Неужели Дуг, ее жених, приехал так рано? Возможно, против света его стройная, изящная фигура показалась ей крупнее, чем на самом деле. Жених не должен видеть ее свадебное платье. Примета плохая. Только этого ей не хватало.

– Билли Кид? – Теплый, низкий мужской голос подействовал на нее словно удар током.

Билли шумно выдохнула. На секунду она почувствовала головокружение, ее мир пошатнулся. Ник!

Николас Баретт Лэтэм шагнул к ней, загородив собой солнце в окне. Билли взглянула в его янтарные с золотыми искорками глаза. Какое-то странное чувство, теплое и причиняющее беспокойство, почти забытое в последние годы, нарастало в душе. Ник взъерошил густые каштановые волосы. При виде его загорелого лица у Билли подкосились колени.

– Ну и ну, – произнес он, почесав тяжелый подбородок, – чтоб мне сдохнуть.

Ник не был ее женихом, но плохой приметой – наверняка. Билли хотела провалиться сквозь землю и оказаться погребенной под метрами кружев и атласа. Если он высмеет ее в этом платье, она ему врежет. Ее руки сжались в кулаки в предчувствии неизбежного.

– Разве не чудо, что Ник приехал к нам, лапочка? – воскликнула мать, прижав ладони к животу, словно боялась лопнуть от восторга.

Билли автоматически кивнула. Впервые в жизни она не находила, что сказать. Или нет, скорее во второй раз. Первый был тогда, когда она поцеловала Ника. Билли повзрослела с тех пор, и уже не была наивной шестнадцатилетней девчонкой, как в то жаркое лето. Но под любопытным взглядом Ника и при виде его неотразимой улыбки ее сердце таяло, словно желе, надолго вынутое из холодильника.

– Я слышал, ты замуж выходишь, – сказал Ник раскатистым голосом. – Решил сам убедиться.

Его удивление привело Билли в ярость. Она решительно посмотрела в его любопытные глаза.

– Зачем? Или так трудно поверить, что кто-то захотел жениться на мне?

– Я не то имел Я Нет. Конечно, нет. – Ник смущенно поморщился. Он шагнул вперед и неуклюже чмокнул Билли в щечку. – Поздравляю, Билли.

От теплоты его губ ее бросило в жар. Она резко, взволнованно вздохнула. Ник стоял так близко, что она могла бы дотронуться до него, если бы посмела. Она вдыхала его тонкий, острый запах, напоминающий о кедровых иголках после летнего дождя.

– Добро пожаловать домой, Ник.

Ник обнял девушку за тонкую талию и привлек к себе. Билли ощутила твердость его мускулов, силу рук, нежность слов, теплое дыхание у уха.

– Рад снова увидеть тебя, Билли.

В его мощных объятиях девушка чувствовала себя слабой, как новорожденный жеребенок. Она пошатнулась, наступив на подол. К ее досаде, Ник поддержал ее за локоть. Ее сердце гулко стучало в груди, дыхание было тяжелым и учащенным, словно она бегом поднималась на высокий обрыв.

– Сколько воды утекло? – сказала Билли, прекрасно зная, что прошло два года, один месяц и шестнадцать дней. Она не спрашивала себя, откуда знает это и почему. Она не хотела задаваться вопросом, было ли причиной необычайно ясное воспоминание о том холодном и дождливом весеннем дне, когда она стояла у могилы брата, или то, что с ней рядом был Ник.

– Слишком много, – откликнулся он.

Даже оглушенная горем после смерти Джейка, Билли запомнила крепкое объятие Ника, неловкое похлопывание по плечу, хриплый голос: «Мне очень жаль, Билли». Она не могла сдержать обиду при виде хорошенькой жены Ника, стоявшей рядом с ним. Может быть поэтому она так твердо решила вести дела на ранчо «Скалистое Джи» без посторонней помощи. Раз она не смогла добиться любви Ника, то завоюет его уважение. Поэтому он не должен знать, что сейчас она продает себя выходя замуж.

Многое изменилось после того дождливого дня. Билли одна виновата, что Ник не навещал Гюнтеров после похорон друга. Инстинктивно она чувствовала, что Ник тоже изменился. Что-то в лице, в глазах. Их выражение стало более суровым, утратив озорной блеск юности. Под теплым, ласкающим взглядом Ника Билли внезапно ощутила, что платье ей слишком тесно, воздуха не хватает, кровь загустела, как патока.

– Нам следовало поддерживать отношения, – заметила Марта. – После Джейка – Она покачала головой.

Глаза Ника потемнели до орехового цвета.

После похорон Джейка он предлагал остаться и помочь на ранчо, но Билли хотела жаждала доказать, что сможет справиться не хуже любого мужчины. Только она не знала о деньгах, которые Джейк задолжал. Она не знала слишком многого. С тех пор она не прекращала отчаянно бороться, чтобы удержаться на плаву.

Марта по-матерински похлопала Ника по руке.

– Мы по тебе скучали.

Я должен был раньше приехать, – ответил он хрипло.

Билли вскинула голову, встретив его вопросительный взгляд.

– Мы прекрасно справлялись. Нам не нужна была помощь.

И сейчас не нужна.

Ник криво усмехнулся.

– У тебя всегда все получается.

Ее сердце екнуло. С делами на ранчо она справилась не так уж хорошо. Старина Билли Рэй – сильная, верная, надежная она гордилась своими достоинствами. Но действительно ли эти качества подходят к ней, или скорее к породистой лошади?

Раздраженная собственным сравнением, Билли решила принять слова Ника за комплимент. Но в глубине души они ее задели. На секунду ей захотелось превратиться в беспомощную плаксу. Но она не могла себе это позволить.

Намереваясь выпроводить Ника как можно скорее, Билли спросила:

– Что привело тебя сюда?

– Ты. – Многозначительность его тона заставила ее вздрогнуть.

– Я? – Ее голос сорвался.

С яркостью летнего дня Билли вспомнила их единственный пылкий поцелуй, возбуждение, охватившее обоих, жар, разлившийся по ее телу. Прикосновение его губ, твердых и нежных, соблазнительных и шершавых, как необработанный шелк, подействовало на нее, словно поцелуй Прекрасного Принца, разбудивший Спящую Красавицу. Внезапно Билли почувствовала гордость за свою развившуюся фигуру, обрадовалась наконец, что она девушка женщина.

В шестнадцать лет Билли испытала наихудший вариант детской влюбленности. Но с течением времени поняла, что это было чем-то большим. Она взрослела, а ее чувства усиливались и крепли. Это было нечто настоящее. Идущее из глубины души. Билли хотела выйти замуж за Ника, родить ему детей. Любовь к нему пронизывала своим светом все ее мечты. Очарованная его взглядом, она готова была на все ради него. И он разбил ее сердце.

Тогда Билли полностью сосредоточилась на своем намерении стать ветеринаром. Но вскоре ее надежды оказались разрушены смертью отца и похоронены окончательно после гибели брата. Годы тяжелого, изнурительного труда и давящий груз ответственности разметал без остатка ее детские мечты. Когда-то Билли ждала от жизни очень многого. Ничто не осуществилось. Но она до сих пор не сдается.

Так же решительно, как и в тот день, когда она смогла удержаться на ногах после сообщения Ника о его предстоящей женитьбе, Билли вырвалась из мглы воспоминаний. Она напомнила себе, что Ник ей не нужен. У нее другие планы – планы, которые возвратят к жизни ее мечты. Планы, в которых нет места Нику.
Холодный, запотевший стакан слегка охладил горячее пламя, сжигающее Ника изнутри, как в лихорадке. Стояла сорокаградусная жара, но Нику было еще жарче. Он отхлебнул сладковатого чая, кубики льда в стакане щелкнули друг о друга. Вентилятор обдувал прохладным воздухом его разгоряченную кожу.

Свадьба! Ник до сих пор не мог в это поверить. Билли Кид действительно выходит замуж. Мир перевернулся вверх тормашками, и дважды два уже не равно четырем. Ник чувствовал себя так, словно у него выбили почву из-под ног.

Он ни на чем не мог сосредоточиться, кроме Билли. Ее волнующих голубых глаз. Ее золотых волос, рассыпанных по обнаженным плечам, заставляющих Ника думать о таких вещах, которые он обычно никак с Билли не связывал, например, об атласных простынях в жаркие летние ночи. Размытое пятно загара, совпадающее с вырезом ее рабочей рубашки, напоминало ему о драчливой девчонке, которой она была когда-то. Но теперь она выросла.

Впервые в жизни Ник заметил ее женственную, чертовски сексуальную фигуру. Его «сестренка» стала женщиной. Какой-то частью своей души он радовался, что между ними нет кровного родства.

У Ника пересохло в горле. Он откашлялся, смущенный своей явной, сексуальной реакцией.

– Тим Камминс сообщил мне эту радостную весть. Я вчера был у него в Хьюстоне.

Одна половина сплетни оказалась правдивой. Ник до сих пор надеялся, что вторая часть лжет.

– Мы бы позвонили, – сказала Марта, – но тут такая суматоха, со всеми этими планами и всем остальным. – Она дрожащей рукой прикоснулась к фате Билли. – Жаль, что твой папа этого не видит. Он бы так гордился. – Она отвернулась и высморкалась в носовой платок.

Лицо Билли исказилось. Наверное, отсутствие отца портит ей радость? – подумал Ник. Мистер Гюнтер должен был подвести ее к алтарю и станцевать с ней первый танец. Разве женщине не нужна духовная поддержка в столь важный момент?

Но мужчины из рода Гюнтеров мертвы и не могут помочь Билли. Ник знал, что они не допустили бы ее обручения с таким женихом, которого назвал Тим Камминс. И Ник тоже бы не допустил. Это какая-то ошибка. Билли, которую он знал, была более разборчивой. Поэтому Ник бросил все, включая работу, и помчался в Боннет – убедиться, что она знает, что делает.

Билли взглянула на него. Ее глаза сияли, словно сапфиры. В одно мгновение она казалась ребенком – заблудившимся, одиноким, осиротевшим; а уже в следующее – готова была завоевать весь мир. Билли всегда удивляла Ника молниеносной сменой настроений. И вообще, что он понимает в женщинах? Они – загадка для него. И его развод это доказывает.

Билли разрушила хрупкое молчание.

– Джейк бы обхохотался.

Знакомое теплое чувство охватило обоих, вызвав некоторое замешательство. Не обращая внимания на чисто мужскую реакцию, возникшую под воздействием ее женских чар, Ник неуверенно улыбнулся в ответ на ее усмешку.

– Это точно, ты права.

Ее глаза вспыхнули. Улыбка дрогнула. Билли вскинула голову. Ник узнал это знакомое, вызывающее выражение.

Джейк наверняка высмеял бы ее наряд. Но Ник не мог. У него сдавило грудь. Слова застряли в горле. Она выглядела такой изменившейся такой взрослой такой красивой. Когда произошли в ней эти перемены? На похоронах отца пять лет назад она казалась испуганным, большеглазым ребенком, но все же не проронила ни слезинки. На похоронах Джейка двумя годами позже она была тоненькой, как тростинка. Она стояла рядом с матерью, поддерживала ее, и ее губы почти не дрожали.

Ник пропустил постепенный переход от девочки к взрослой женщине. Билли оказалась мягче, чем он ожидал, более уязвимой, хотя и достаточно крепкой, чтобы самой управляться с Техасским животноводческим ранчо. Но все же призрак той неуверенной в себе, веснушчатой девчонки еще виднелся в ее огромных голубых глазах.

– Джейк был бы дураком, если бы не понял, какая ты красивая, – выдавил Ник.

Ее сомневающиеся глаза потемнели, как бурное, штормовое море. Она опустила голову, взглянув на ворох атласной ткани.

– Такое впечатление, будто меня облили сахарной глазурью.

Ник хмыкнул.

– Ты – очаровательная невеста, – заверила свою дочь Марта.

«Очаровательная» слишком простое слово, чтобы оценить Билли по достоинству. Она – мечта, видение. Платье подчеркивает ее тонкую талию, пышную грудь, медовый загар.

Словно вернувшись на несколько лет назад, Ник вспомнил крепкий поцелуй, который она ему подарила. Он вновь ощутил касание ее нежных губ, соблазнительных и невинных. Было чертовски трудно прогнать ее. Ник принадлежал другой женщине. А Билли была еще слишком молода. Но теперь, когда четырехлетняя разница в возрасте перестала иметь значение, между ними встали новые препятствия. Она принадлежит другому. А он никогда больше не женится.

Неохотно отведя взгляд от невесты, Ник поставил ледяной чай на хрустальную подставку. Он засунул руки в карманы и напомнил себе причину, по которой приехал сюда. В качестве защитного маневра он представил себе Билли с косичками и скобкой на зубах, и с большим количеством царапин и синяков, чем у самого завзятого драчуна.

– Встань на табуретку, – сказала Роза. Ее пальцы мелькали вдоль сияющей белой юбки, словно обсыпанной звездной пылью.

Билли повернулась и шагнула, вновь наступив на подол. Она покачнулась, утратив равновесие и взмахнув руками.

– Ах, черт!

Ник бросился на помощь. Он поймал Билли за талию, их тела столкнулись, и Ник почувствовал, как ее пышные грудки прижимается к его груди. Он глубоко вздохнул, ощутив ее соблазнительный аромат: загадочный и экзотичный, похожий на запах жасмина. Даже слишком соблазнительный.

Билли вздрогнула и эта дрожь эхом отозвалась в теле Ника. Его сердце стучало, как отбойный молоток. Все тело напряглось, словно он поднимал двутавровую балку на пятидесятый этаж. Новые ощущения, которые вызывала в нем Билли, выбивали Ника из колеи. Рядом с ней все мысли путались. Что с ним случилось? Или он давно не был с женщиной? После развода Ник с головой ушел в работу, расширяя свой строительный бизнес. От женщин, решил он, столько же пользы, как от плохой погоды на стройке. А Билли Рэй Гюнтер – и вовсе ураган.

У Ника мелькнула шальная мысль позволить Билли упасть. Наверное, он поступил бы так, если бы она осталась несносной двенадцатилетней девчонкой. Тогда он смог бы во всем разобраться, убедиться, что она приняла правильное решение, и спокойно уехать. Вместо этого, вопреки голосу разума, Ник еще крепче прижал ее к себе, обхватив руками за талию. Он хрипло спросил:

– Ты в порядке?

– Ага. У меня сапог зацепился. – Она оттолкнула его руку и твердо встала на ноги, как всегда и делала, ни на кого не опираясь, не выказывая слабости. Она сама несла доставшийся ей тяжелый груз ответственности. Ник восхищался ее способностью противостоять трудностям.

Два года назад он согласился с ее гордым отказом принять его помощь. Может, надо было настоять? Или его задевает только то, что Билли больше не нуждается в нем? Сейчас Ник глубоко сожалел. Он знал, что не должен был уезжать.

– Сапоги! А где твои свадебные туфли? Они так идут к этому платью, – воскликнула Роза, недовольно наморщив лоб.

– Ага, ведь не тебе придется торчать в них несколько часов на венчании и приеме, – возразила Билли.

– Это только на один день, – успокоила дочку Марта. – Красивые туфли – это так важно.

– Почему? – спросила Билли. – Кто их увидит под этой юбкой? – Она взмахнула подолом, и на мгновение Ник увидел обтянутую шелковым чулком ножку.

– Все, – ответила мать. – Ты должна будешь приподнять юбку, чтобы Дуг снял с тебя подвязку и бросил мужчинам.

Ник скрипнул зубами. Дуг. Наверное, это ошибка. Болван Дуг Шеффер никак не может быть женихом!

– Кроме того, – продолжила Марта, – у тебя голова будет совсем другим забита, ты и думать забудешь про ноги. Словно на крыльях будешь летать. Именно так я себя чувствовала, когда выходила замуж за твоего папу. – В ее мягких голубых глазах появилось тоскующее выражение.

– Конечно, мама.

Неужели в голосе Билли звучало сомнение? Или Ник только хотел его услышать?

Нахмурившись, Ник смотрел, как Билли идет к табуретке в слишком длинной юбке. Тяжелая ткань шуршала и колыхалась в такт движениям бедер. Ник стоял почти рядом, чтобы помочь, если Билли снова оступится, но слегка в стороне, чтоб не вдыхать ее едва заметный запах и не чувствовать прикосновений ее светлых, шелковистых волос. Задрав юбку до колен, Билли взобралась на табурет без посторонней помощи. Ник смог лучше рассмотреть блестящие чулки, покрывающие ее стройные ноги.

– И кто же счастливый жених? – спросил он, отведя взгляд и скрестив руки на груди.

– Дуг Шеффер.

Что-то необъяснимое и опасное вспыхнуло в душе Ника. Он думал, что готов услышать это имя, но оказалось, что готов недостаточно.

– Шутишь?

Билли уперлась руками в бока и окинула его упрямым взглядом, означающим: «Попробуй только что-нибудь вякни».

– Нет.

Ник закрыл рот и попытался справиться со смущением раздражением презрением. Как она могла влюбиться в этого ублюдка? Что она в нем нашла? И такой человек получит Билли! Чванство и высокомерие были лучшими качествами Дуга. Если не считать того, что он наследник «Шеффер Энтерпрайзес».



Ник вспомнил, как Дуг проматывал папины денежки, разъезжая по округе в шикарном лимузине, стоившем, наверное, не меньше, чем дом, в котором вырос Ник. Дуг был слишком богат, чтобы это пошло ему на пользу, слишком самоуверен, слишком много всего. Неужели он приманил Билли всей этой роскошью и золотом? Тогда она уже не та девушка, которую запомнил Ник. Возможно, она больше похожа на его бывшую жену.

– Где Шеффер? – процедил Ник сквозь зубы. Отец Билли никогда не пригласил бы Шеффера в свой дом. А Джейк так просто бы с дерьмом смешал. Ник бы присоединился к Джейку и получил огромное удовольствие от процесса.

– Жених не должен видеть, как невеста примеряет платье, – покачала головой Роза. – Очень плохая примета.

– Все лучше, чем если бы Шеффер увидел ее без платья, – буркнул Ник, нахмурившись еще сильнее.

Роза и Марта пропустили его высказывание мимо ушей. Они были заняты подкалыванием подола, подгонкой платья по длине.

Хотелось бы знать, были ли жених с невестой близки, держал ли Шеффер в своих объятиях Билли. Ник почувствовал, как холодок пробежал у него по спине. Он стиснул зубы при мысли, что Дуг Шеффер мог прикасаться к Билли, целовать ее, заниматься любовью. Головная боль пронзила его висок, словно стальной шуруп, ввинченный в череп.

– Дуг на работе, – ответила Билли. Здоровый румянец на ее щеках стал еще гуще, и Ник представил себе, как ее губы распухают от поцелуев.

Его руки сжались в кулаки.

– Шеффер понятия не имеет, что такое работа.

– Он руководит «Шеффер Энтерпрайзес», – раздраженно отрезала Билли, скрестив руки на груди. Ее грудки приподнялись, едва не вывалившись из глубокого декольте.

– Держу пари, старик Шеффер все еще держит поводья. – Ник отвернулся и осушил стакан с ледяным чаем одним глотком, словно виски. К сожалению, эффект был совсем не тот.

– Но разве не твой отец основал строительную компанию, которой ты управляешь, Ник? – усмехнулась Билли.

Стрела попала в цель. Ник хотел огрызнуться в ответ, но самодовольный взгляд Билли вынудил его прикусить язык. Он не доставит ей такого удовольствия.

Марта приказала дочке выпрямить руки, чтобы платье легло, как положено. Роза щелкнула языком, внимательно осматривая подол.

– У меня не было выбора, – ответил наконец Ник, в его хриплом голосе чувствовалась сдавленная ярость. – Папа нуждался в моей помощи. Надо было заключать контракты, подписывать соглашения. Отец был тяжело болен. Он ни на кого не мог положиться кроме меня. – Билли должна понять такой вид ответственности. То же самое случилось с ее ранчо. – А Дуг работает на папочку, потому что ничего больше не умеет.

– Откуда тебе знать? – Билли знакомым жестом выпятила подбородок.

– Вы, двое, – буркнула Марта, зажав в зубах булавки, – спорите, как в старые времена.

– Тогда почему Дуг не делает то, что хочет? – спросил Ник, не обращая внимания на мать Билли.

– Делает, – ухмыльнулась Билли. – Он женится на мне.

Наповал. Плечи Ника напряглись, нервы натянулись, как стальные тросы. Мгновенная решимость, с которой Билли бросилась на защиту Дуга, подсказала Нику, что он должен выбрать другую тактику. Если Билли разозлится, выйдет только хуже. Почесав подбородок, как обычно делал папаша Гюнтер, сталкиваясь с проблемами детей, Ник произнес:

– И какие же у Дуга планы на будущее? Жить на проценты с капитала? Что?

– У него У нас есть планы. Много планов. Но я не понимаю, какое тебе дело до этого, Ник Лэтэм. Ты мне не отец и не брат. – Ее голос стал более низким, легкая хрипотца свидетельствовала о бурлящих внутри чувствах. – Ты мне никто.

Еще один удар. Очень болезненный.

Ник отшатнулся, словно ему врезали в челюсть. Их взгляды схлестнулись. В этот момент Ник понял, что Билли – взрослая женщина, способная принимать решения и отвечать за свои ошибки. Он должен дать ей возможность идти своим путем. Но оставаться и смотреть, что получится, он не обязан.

– Билли Рэй Гюнтер, – рявкнула Марта, – ты немедленно извинишься.

Ник взглянул Билли в глаза, заметив в них сожаление и боль, как отражение его собственной боли. Он приехал сюда не спорить. Он приехал помочь девочке, которую когда-то называл своей маленькой сестренкой. Но этой девочки больше не было.

– Не надо. – Ник шагнул к женщине, заменившей ему мать. – Билли права. Я лезу не в свое дело. – Он нежно поцеловал Марту в щеку. – Я заеду. До конца недели. Так что мы еще встретимся.

Покачав головой, Марта нагнулась и подколола еще одну часть подола.

– Как маленькие, все равно. То дерутся, то ласкаются. И как Джейк мог уживаться с вами обоими?

– Он не мог, – ответила Билли.

Ник перехватил ее озорной взгляд, и внезапно расслабился.

– Это точно. Он запирал тебя в конюшне.

– Или в сарае для инструментов, – прыснув, добавила Билли.

– Неплохая мысль. – Может, стоит попробовать. Пускай помучается, пока не придет в чувство. Интересно, кто бы сейчас ее выпустил. Когда-то Ник был ее спасителем. Теперь уже нет. Неужели теперь Шеффер – ее рыцарь в сияющих доспехах? Вряд ли. Шеффер не способен думать ни о ком, кроме себя. Покачав головой, Ник напомнил себе, что не обязан присматривать за Билли. И никогда не был обязан.

С легким вздохом он отвернулся.

– Ник – мягкий голос Билли лишил Ника всякой способности к сопротивлению. Он услышал шорох платья и сдавленное ругательство.

Оглянувшись, он увидел, как Билли неуклюжей походкой идет к нему.

Ее расстроенные глаза казались совсем синими.

– Прости. Ты мне как родной. Мы слишком давно не виделись. А с этой свадьбой я вся на нервах.

Марта кивнула.

– Как трогательно.

Билли сделала круглые глаза и поджала губы. Неужели она повзрослела сильнее, чем показалось Нику вначале? Билли Кид не умела молчать, и всегда высказывала свои чувства и мысли. Она никогда не плакала. Даже когда свалилась с лошади и сломала ключицу. И никогда не извинялась. Даже когда в семилетнем возрасте сбежала из дома, до смерти перепугав родителей и Ника.

Вместо того, чтобы лить слезы, Билли дралась зубами и ногтями. Она скрывала свои чувства на похоронах отца, поддерживая мать своей силой и мужеством. Ник видел, как она горевала на похоронах брата. Но и тут сдержалась. Может, любовь пробудила в ней спрятанные до поры чувства, позволила им вырваться наружу и помогла Билли полностью раскрыться как женщине.

Но Дуг Шеффер? Ник прикусил язык. Сейчас уже не время упрекать Билли в неправильном выборе жениха. Раньше надо было думать. Что бы сказал сам Ник, если бы кто-то попытался очернить его невесту? Наверное, это было бы к лучшему. Ник мог бы избежать многих сожалений. Но он не стал бы слушать злопыхателей, и очень сомневался, что Билли выслушает.

– Ясно, – сказал Ник. – Я опять не вовремя. – Как и всегда.

– Нет, это судьба. – На щеках Марты обозначились ямочки, ее взгляд метнулся от Ника к будущей невесте. – Тебя нам Бог послал. Нам нужна твоя помощь.

Замечательно. Ник не хотел участвовать в этой свадьбе. Но как отказаться? Любовь и сочувствие к Гюнтерам глубоко запали ему в сердце.

– Все, что потребуется, – ответил он, пытаясь выдавить подобие улыбки. – Чем могу помочь?

– Мы с Билли обсуждали это на прошлой неделе, – сказала Марта. – Теперь, когда я думаю об этом, ты кажешься мне идеальным вариантом. Ты ведь для нее как старший брат, а для меня как сын.

– Мама, – Билли бросила в ее сторону предостерегающий взгляд. – Что ты говоришь?

Марта прищурилась, на ее лице вспыхнула широкая улыбка.

– Ник, ты должен будешь вывести невесту к алтарю.

Вывести невесту? Ник уставился на Марту, затем его взгляд метнулся к Билли. Как он сможет отдать ее жениху? Если все, что он хочет, это сделать ее своей.

Эта мысль пронзила Ника, как удар молнии. Он тут же отмел ее, вспомнив о здравом смысле. Ему не нужна женитьба, любовь или Билли Рэй Гюнтер. Сделать Билли своей – какое странное побуждение! Брак не для него. Никогда больше. Бывшая жена наглядно доказала ему: он не понимает, что такое быть женатым мужчиной. Он не понимает, чего хотят и к чему стремятся женщины. И, возможно, никогда не поймет. Он не станет снова рисковать своим сердцем.

Но он может и должен удостовериться, что Билли не ошибается. Он слишком многим обязан мистеру Гюнтеру и Джейку. До отъезда из Боннета он убедится, что Билли любит Дуга Шеффера, и что ее любовь взаимна. Не важно, какой неприятной окажется эта задача для Ника. Он знает, к чему приводит неправильный выбор. Он хочет уберечь Билли от лишней боли.

Участие в свадебной церемонии даст ему некоторые права и предлог, чтобы остаться. Он сможет общаться с женихом и невестой и выяснить, правильно ли их решение. Если нет, Ник без колебаний вмешается и отменит свадьбу на правах старшего брата.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет