Людмила Духанина Отец и Татарка



жүктеу 401.96 Kb.
Дата07.05.2019
өлшемі401.96 Kb.





Людмила Духанина
Отец и Татарка

пьеса

Отец

Татарка

Сын

Дочь

Подростки
1 действие
Угол двора пятиэтажки. Балкон 2-го этажа. На балкон вышел ОТЕЦ, коренастый мужчина немного за 50. Постоял, ушел. По двору бредет ТАТАРКА с тележкой полной пустых бутылок. Она чисто одета. Ярко. Лет 45. ОТЕЦ вышел на балкон.

ОТЕЦ. Привет.

ТАТАРКА. Чего тебе?

ОТЕЦ. Ничего.

ТАТАРКА. А.. (идет дальше)

ОТЕЦ. Постой.

ТАТАРКА. Ты мне что ли?

ОТЕЦ. Не знаю, как обратиться.

ТАТАРКА. Чё надо-то?

ОТЕЦ. Зовут тебя как?

ТАТАРКА. Да ладно. Знаешь ведь. Татарка я.

ОТЕЦ. Нет такого имени. Татарка. Это не имя. По паспорту ты кто?

ТАТАРКА. Война. Чё надо-то?

ОТЕЦ. Ничего. Так я. Поговорить вот решил.

ТАТАРКА. Поговорили. Пошла я.

ОТЕЦ. Постой.

ТАТАРКА. Покурить есть?

ОТЕЦ. Не курю я.

ТАТАРКА. И у меня нет. Ладно. У меня точно дел еще много. (остановилась,

вернулась). Хотел-то чё?

ОТЕЦ. Просто поговорить. Тоскливо что-то.

ТАТАРКА. Война. Иной раз так схватит, хоть вой. Да я и вою. Тихо так, чтоб дочь не слышала.

ОТЕЦ. Ты бутылки собираешь?

ТАТАРКА. Не…гуляю.

ОТЕЦ. У меня есть несколько штук. Могу дать.

ТАТАРКА. Вытаскивай.

ОТЕЦ. Не могу. Хочешь, так спущу.

ТАТАРКА. Заперт что ли?

ОТЕЦ. Сын ушел, когда я спал.

ТАТАРКА. А чё так бывает.

ОТЕЦ. Нет, ты ничего такого не думай.

ТАТАРКА. А чё мне думать. Тут думай, не думай и так все понятно. Однако война.

ОТЕЦ. Я тебе их быстренько спущу, если хочешь.

ТАТАРКА. Чё ж не хотеть. У тебя какие? Пиво, водка.

ОТЕЦ. Водка. Я пиво не очень уважаю.

ТАТАРКА. Это понятно. К пиву и я равнодушна. Только водка вроде как дорого.

Война, одним словом.

ОТЕЦ. Да. Совсем с ума посходили. Тут вообще слышал, ограничения введут. Ночью не купишь, и в ларьках запретят. Помнишь, уже так было? Совсем беда будет. Я вообще-то раньше боярышник уважал. Пару пузырьков взял, и нет проблем. А сейчас он совсем исчез.

ТАТАРКА. Боярышник хорошо. А еще есть хорошая настоечка. ….Забыла название. Не пробовал? Она, правда, немного дороже. На рубль семнадцать.

ОТЕЦ. Ты как разводишь?

ТАТАРКА. Обыкновенно. Развела, подождала, слила.

ОТЕЦ. И я также. Валя ругалась на меня сильно. Жизнь, кричала, с каждой бутылочкой сокращаешь. И что? Она у меня совсем не пила, а уже ушла. А я вот пью и живу зачем-то

ТАТАРКА. Валя, это жена чё ли?

ОТЕЦ. Жена. Полгода как нет ее.

ТАТАРКА. Интересная женщина была.

ОТЕЦ. Ты разве ее знала?

ТАТАРКА. А почему нет? Я всех в этой коробке знаю. И меня всякая собака знает. На лыжах твоя Валя зимой по двору каталась. Забавно было смотреть. Грузная женщина пыхтит на лыжах.

ОТЕЦ. Да. Спорт она уважала. Зарядку каждый день делала. И вот, пожалуйста. Сердце у нее болела.

ТАТАРКА. Да. Сердце это…Сердце плохо, когда болит.

ОТЕЦ. Я жалел ее, а сын не верит, кричит, ты виноват, не уберег мать. Первый месяц со мной только по телефону: да, нет. И еще взял моду запирать меня. Чуть унюхал, беда, я заперт на три дня. А в чем я виноват? Сердце у нее слабое оказалось.

ТАТАРКА. Да, война одним словом. Так вот. Слышь, у тебя есть что-нибудь?

ОТЕЦ. Что?

ТАТАРКА. Чё чё? Не ясно чё ли спросила? Деньги нужны.

ОТЕЦ. А это? Нет. Я на мели. Извини. Пенсия через шесть дней.

ТАТАРКА. Ты вроде как не старый, что б пенсия.

ОТЕЦ. Я по горячей сетке ушел. 33 года в литейке как один день. Это знаешь ли, я тебе скажу работенка.

ТАТАРКА. Тогда понятно. Пенсия у всех в этой коробке через шесть дней. Ты на почту ходишь?

ОТЕЦ. Пенсия на книжку, а социалку сам получаю. Книжка у сына, а социалка моя.

ТАТАРКА. Мне до пенсии тоже чуток осталось.

ОТЕЦ. Разве? Выглядишь ты эффектно и одеваешься со вкусом.

ТАТАРКА. Спасибо.

ОТЕЦ. Может, придумаешь что. Я точно отдам через шесть дней.

ТАТАРКА. А чтё тут можно придумать? Денег у меня нет. В ларьке сегодня Ленка, а она мне под тетрадку не дает. Если только у Вальки с 70-го попробовать. Она мне верит. Она может дать, если в настроении. У нее хорошая и дешево.

ОТЕЦ. Технарь хорошая? Я технарь как-то побаиваюсь.

ТАТАРКА. Вроде не технарь. Все говорят хорошая.

ОТЕЦ. У Вальки технарь я тебе говорю. Все кругом знают.

ТАТАРКА. Не. Ты не про ту Вальку. Эта через дорогу на третьем. А вообще-то, я когда деньги есть, к Любке иду. У нее самогон.

ОТЕЦ. Вот у Любки точно технарь.

ТАТАРКА. Самогон я тебе говорю. Чё я самогон не знаю? Ну, а когда и технарь так чё теперь. (достала пузырек, открыла, понюхала, глотнула) Да нет, вроде нормально. А там кто ее знает. Все у Вальки берут. Юрок. Веник. Знаешь, Веника из жэка? Только у нее берет. И ничего. Никаких проблем. Технарь это у Коляна в гаражах. Я туда не хожу. Меня там побили год назад хорошо. Две недели лежала пластом в реанимации. Война, как грудь потом болела. И голова. Дочь выходила. С того света вынула. Как сейчас помню. Лечу я в поезде. Поезд красивый красный. Смотрю вниз, а там леса, поля. Красотища. Открыла глаза, Ксюша рядом. Привет, мама, говорит, с того света пришла. Я ей говорю, не пришла, а на поезде прилетела. Нет, с той поры я туда ни ногой. А ты, значит, один что ли?

ОТЕЦ. Один. Я же говорю, жена умерла.

ТАТАРКА. А…Да.. Говорил.Хорошая женщина была.

ОТЕЦ. Главное неожиданно как-то получилось. Вечером была, а ночью не стало.

ТАТАРКА. Смерть она всегда неожиданно.

ОТЕЦ. Да не скажи. Болеют многие. У нас в 11 –ой Антонина Ильинична знала, что рак. Готовилась. У Виктора с 79-го химия была. Тоже знал. А моя резко как-то. Тихо умерла. Я даже не слышал. Проснулся ночью выключить телевизор. Валя часто засыпала перед телевизором. Я в комнату вошел, она напротив телевизора сидит, голову чуть вперед наклонила. Я телевизор-то выключил, к ней подошел, разбудить хотел, смотрю, а ее уже нет. Я сразу это понял. Сыну позвонил. Тот орать стал на меня, ты виноват. А я ничего в тот вечер. Отдыхал в своей комнате и все. Книжку читал, так и заснул, а проснулся и вот, пожалуйста. Мы 32 года с Валюшей прожили. Ребятишек у нас двое. Дочка и сын. Дочка в Самаре живет, а сын здесь в Северном. Самостоятельные оба. Грамотные.

ТАТАРКА. У меня тоже дочка и сын. И внучок уже от дочери есть. Дочка у меня

очень даже самостоятельная. Медучилище закончила. Сейчас в больнице на

двух ставках. Уколами еще подрабатывает. Ее многие приглашают. Она

недорого берет, и рука говорят легкая. Я вон в том в соседнем живу. Не знаю,

видно ли тебе отсюда. Два окна во двор, два на садик. Пластик поставили.

ОТЕЦ. Моя Валюша тоже хотела поставить пластиковые окна. Все экономила.

Теперь мне вроде и ни к чему.

ТАТАРКА. Не скажи. Пластиковые окна очень даже хорошо. Зимой тепло и шума

меньше. Сына осенью в армию проводила. Скоро встречать буду.

ОТЕЦ. Надо же. А я думал, нет у тебя никого. Целыми днями ходишь, бродишь. Мешки с бутылками. Тележки.

ТАТАРКА. Как никого? Я что без рода и имени? Говорю тебе у меня сын, дочь и

два брата.

ОТЕЦ. Что ж ты бутылки собираешь?

ТАТАРКА. И что? Вот собираю. В свободное время. Я никому не мешаю. С утра письма разношу. Если в ящик письмо бросаешь рубль девяносто, а в квартиру четыре двадцать. Раньше-то я в жэке работала. Два участка убирала. Я не здесь, я за линией убирала. Сначала с одного участка сократили, потом и совсем убрали. Киргизов набрали. Но дочку выучила, сын в армию ушел, а мне много не надо. Я теперь другим помогаю.

ОТЕЦ. Родственникам что ли?

ТАТАРКА. Нет. У братьев все хорошо. Братья самостоятельные. Просто людям. Сейчас многим плохо. В основном кто бедствует.

ОТЕЦ. Так себе и помогай. Ты разве не бедствуешь?

ТАТАРКА. Нет. У меня все есть, а у людей бед много.

ОТЕЦ. Что-то я не совсем тебя понимаю? Кому ж ты помогаешь? Как узнаешь?

ТАТАРКА. По телевизору. Там часто просят. Болеют кругом люди. Война, я тебе скажу.

ОТЕЦ. И что ж ты делаешь?

ТАТАРКА. Там написано, куда послать деньги, я и посылаю.

ОТЕЦ. Ну,. ты и дура.

ТАТАРКА. Сам дурак.(собралась, пошла)

ОТЕЦ. Подожди. Я не то хотел сказать. Там, какие деньги нужны. Миллионы. А у тебя что? Много ли на бутылках соберешь. Копейки.

ТАТАРКА. Почему копейки. Я и 200 и 300 посылаю. Это самое маленькое. Один раз даже тысячу триста послала. Террор в аэропорту был. Так там семья погибла. Сразу три человека.

ОТЕЦ. Ой, а я ведь там был.

ТАТАРКА. Где?

ОТЕЦ. В том аэро.

ТАТАРКА. Так вот я послала в ту семью тысячу триста. Так не я ж одна посылаю.

ОТЕЦ. Неужели много таких?

ТАТАРКА. Думаю много.

ОТЕЦ. Надо же. Ты, конечно, мне не поверишь, но я был в тот день в том аэропорту. Честное слово. Не веришь?

ТАТАРКА. А чего мне не верить? И что ты там забыл?

ОТЕЦ. Сына отправил меня перед Новым годом к дочери погостить. Решил, все не жилец старик. Пусть съездит, простится. Билет мне на самолет туда - обратно заранее купил. По интернету. За четыре месяца. Я и полетел. Месяц у них прожил.. А на обратной дороге. В общем, зять завез меня в аэропорт с утра, а сам уехал. Я целый день ходил, бродил. Самолет поздно вечером. Это по ихнему, а у нас-то уже к утру. Я пивка выпил раз, два. К вечеру баночек десять набралось.

ТАТАРКА. Ты ж вроде пиво не очень уважаешь.

ОТЕЦ. Так водка там знаешь, сколько стоит. 400 рубчиков 100 грамм. А пиво копейки. Подошел к автомату, сунул полтинник и вот тебе баночка выскочила.

ТАТАРКА. Ловко. Надо же, как придумано.

ОТЕЦ. Ну, и видно я заснул после этих баночек. Ночью проснулся, самолет мой уже туту. Я в кассу поплелся. Все, говорят, отец, билет придется по новой покупать. А это 7 тысяч. У меня в кармане тысяча. Звони, сыну, говорят. Видят, что сыну-то звонить я боюсь, взяли номер и сами позвонили. Он там билет-то мне и купил. А самолет-то опять только вечером. Мне девчонка говорит, смотри, отец, опять не проспи. Сына разоришь. Я решил все. Не просплю. Ну, хожу вот, значит, брожу уже с билетом. Вечер. Сесть боюсь, пива-то опять попил и раз и два. До самолета еще часа три. Стою на улице, курю. И тут парень выскакивает, орет, обнимает меня, чуть не задушил : я жив, отец, жив. А потом как заорет: снимать же надо. И назад побежал.

ТАТАРКА. Ты видел что ли?

ОТЕЦ. Не. Я же говорю, на улице курил. Парень выскочил, схватил меня: «Отец я жив! Жив!» Я его потом по телевизору видел. Фотки он делал. Это, значит, на фотоаппарат снимал.

ТАТАРКА. Бывает же. И как там было?

ОТЕЦ. Тихо какое-то время было. Потом люди выбегать стали. Я, думаю, второго взрыва боялись. Сейчас если что, второй взрывается. Не знала?

ТАТАРКА. Надо же. Вот вроде и большая страна, а ты там был. Мне рассказал. А мне вроде, как и не безразличны те люди. Я ж кому-то из них помогла.

ОТЕЦ. Если бы живы остались понятно, а так.

ТАТАРКА. Думала я про то. Только больно уж жалко мне стало. Трое в семье погибли. Я даже плакала.

ОТЕЦ. Да так вот. Я тебя понимаю. Конечно, жалко.

ТАТАРКА. Да. Жалко.

ТАТАРКА достала пузырек, отпила.

ТАТАРКА. Будешь. Вроде как поговорили, помянуть надо бы.

ОТЕЦ. Я далеко. Не достану.

ТАТАРКА. Так просто это даже. Найди веревку. Я привяжу. Делов - то.

ОТЕЦ. Добро. Как скажешь.

ОТЕЦ ушел в квартиру. Вернулся с веревкой.

ОТЕЦ. В ванне снял. Валя белье на ней сушила. (Сбрасывает веревку)

ТАТАРКА. Сын – то не заявится?

ОТЕЦ. Не. Я отзваниваюсь в девять. Все нормально, сына только завтра появится. Откроет, может.

ТАТАРКА. Смотри, а то война будет.

ОТЕЦ. Не переживай.

ТАТАРКА. И на долго он тебя запирает?

ОТЕЦ. Когда как. И два и три дня сижу под ключом. Нет, ты не думай, сына у меня хороший. Говорит, хочу, чтоб ты пожил отец. Кефир, минералку оставляет. Кефир хочешь? У меня два пакета в холодильнике.

ТАТАРКА. Не. Я молочное не уважаю.

ОТЕЦ. Я тоже. А сын вот любит. У них все в семье уважают молочное.

ТАТАРКА. Видела я его. Здоровый мужчина.

ОТЕЦ. Да и я, поди, не хиляк.

ТАТАРКА. Не. Не хиляк. Ты еще очень даже видный мужчина.

ОТЕЦ. Да так вот.



ТАТАРКА привязывает пузырек. Отец поднял, глотнул

ТАТАРКА. Ну как?

ОТЕЦ. Добро. Живы будем.

ТАТАРКА. Я же говорила, проверено. Не сомневайся. Сама много раз пробовала. Давай глотай и спускай обратно.



ОТЕЦ пьет, спускает пузырек вниз. ТАТАРКА пьет.

Эту я у Лидки с 60-го брала. У нее чуть дороже. Лидка хорошо делает. Она всю жизнь делает. Я ее еще с тех времен помню, когда запрет был. Во времена. Нигде ничего. Много народа тогда померло. Пузана напротив знал? Ну, как же красивый такой мужчина. Траванулся. Жору с третьего подъезда куда-то увезли. Не знал? Ему ноги товарником отрезало. Да так и сгинул мужик. Я участковому говорю, Валерий Павлович, увезли Жору, сама видела. Два месяца три бандиты его обхаживали, технарь приносили, а потом подъехала газель, погрузили Жору с коляской и копец . Три месяца квартира пустой стояла. Потом смотрю, свет на кухне горит, а там эти бандиты водку пьют. Ребята, говорю, Жора где? На тебе мать стакан и забудь о Жоре. Ему хорошо, он в пансионате теперь живет. О нем государство заботится, а будешь ходить, расспрашивать, к нему отправим. Вот так. А так ли нет. Где теперь Жора? Уже три хозяина квартира сменила. Сейчас там Ольга с дочкой с приходящим живут.

ОТЕЦ. Как это?

ТАТАРКА. Мужик к ней ходит. Не родной. Он и купил ей эту квартиру. Ну, как ты там?

ОТЕЦ. Жив.

ТАТАРКА. Смотри у меня. Я уж решила, подумала, молчишь что-то.

ОТЕЦ. Осознаю.

ТАТАРКА. Чего там у тебя?

ОТЕЦ. Вот соображаю, бутылки собираешь и кому-то деньги шлешь. Не доходит что-то до меня.

ТАТАРКА. Я же не просто так. Я на операции больных детей посылаю. Война, сколько сейчас детей болеет.

ОТЕЦ. Они всегда болели.

ТАТАРКА. И умирали. А сейчас можно операцию сделать, и будет жить ребенок.

ОТЕЦ. На твои 100 рублей.

ТАТАРКА. Так я не одна. Там в основном доллары собирают. 80 тыщь иногда надо. А недавно и вообще 300 собирали.

ОТЕЦ. Ну, вот, видишь, а ты со своими ста рублями.

ТАТАРКА. Так я подсчитала. 100 рублей это считай 3 доллара. Если разделить 50 тыщь на 3 получится 17 тыщ. Соображаешь. Если тысяча человек пошлет, ребенок спасен. А ты, получается, послала всего сто рублей.

ОТЕЦ. Ты здесь не при чем. Даже не думай. Ничего не решают твои сто рублей. Просто находится какой-нибудь олигарх, он и помогает, а не ты со своими 3 копейками.

ТАТАРКА. Конечно, разбежался. Олигархи просто так не помогают. На то они и олигархи. Думаешь, они народ обобрали, а теперь помогать будут. Не смеши ты меня. Они лучше машину дороже купят или самолет. Еще будешь? Ты видал, какие у них яхты.

ОТЕЦ. Давай.

ТАТАРКА привязывает пузырек. Отец поднял, глотнул

Давненько я такого не пивал. Моя хороший самогон делала. Особенно если из варенья прошлогоднего. Чудо. (еще глотнул)

ТАТАРКА. Допивай. Я еще сгоняю.

ОТЕЦ. Добро. Как скажешь. Ты не сомневайся. Я отдам.

ТАТАРКА. Бутылек можешь оставить. Лидка в свой наливает.

ОТЕЦ. Ты что. Это же улика. Никак нельзя. Если сын найдет, мне конец.

ТАТАРКА. Тогда бросай.

ОТЕЦ бросил бутылочку вниз. ТАТАРКА спрятала ее в сумку.

Так я пошла.

ОТЕЦ. Добро.

ТАТАРКА. Ты не скучай тут.



ТАТАРКА ушла.

На балкон вышел СЫН.

СЫН. Отец, ты здесь?

ОТЕЦ. Сына!

СЫН. Я папа.

ОТЕЦ. А ты чего? Вроде как сказал, что не появишься сегодня.

СЫН. Да вот мимо проезжал. Ты как?

ОТЕЦ. Хорошо я сына. Вот на балконе воздухом дышу. А у вас что?

СЫН. Нормально у нас. Я к тебе завтра не смогу приехать. Проблемы на работе. Почему кефир не пил?

ОТЕЦ. Не люблю я молочное сына. Тошнит меня от молочного. Из туалета не вылезаю. Ты же знаешь.

СЫН. Ты не любишь все, что полезно. А ну посмотри на меня. Вроде нормально выглядишь. Тогда я тебя закрывать сегодня не буду. Надеюсь, осознал. Посмотри, я продукты там привез.

ОТЕЦ. Добро, сына. Спасибо.

СЫН. Убрался бы ты что ли. И суп себе свари. Нельзя же так.

ОТЕЦ. Хорошо сына. Завтра и уберусь и щи сварю.

СЫН. И звони мне.

ОТЕЦ. Так я звоню в 9 утра и 9 вечера. Как договаривались.

СЫН. Хорошо. Так я пошел.

ОТЕЦ. Сына, дал бы ты мне немного денег.

СЫН. Зачем? Я все купил.

ОТЕЦ. Я бы завтра сходил куда. Погулял.

СЫН. Гуляй без денег. Ты на меня, отец, не обижайся, но денег я тебе не дам. Не доверяю. Не факт, что загуляешь. А мне с тобой возиться некогда. У меня семья. Я свое дело открываю. У других вон отцы детям помогают. А ты?

ОТЕЦ. И я бы, сына, мог. Я столярил. Ты знаешь.

СЫН. Сначала дома наведи порядок. Приди в себя, потом поговорим. Пошел я. Закройся.



ОТЕЦ и СЫН ушли.

Появилась ТАТАРКА, остановилась под балконом, закурила.

ТАТАРКА. Эй! Ау. Слышь, что ли! Ты где? Эй! Я вот она. Уже сбегала.



На балкон вышел СЫН.

СЫН. Кто нужен?

ТАТАРКА. Никто.

ОТЕЦ. Чего тогда кричишь?

ТАТАРКА. Да я просто так.

СЫН. Тебе чего здесь надо?

ТАТАРКА. А ничего.

СЫН. Так иди.

ТАТАРКА. Мешаю что ли?

СЫН. Нечего у меня под балконом стоять.

ТАТАРКА. Так я курю.

СЫН. Кури в сторонке.

ТАТАРКА. Земля общая. Где хочу, там и курю.

СЫН. Отец!



На балкон вышел ОТЕЦ

Кто это?


ОТЕЦ. Где?

СЫН. Что за чудо у тебя под балконом?

ОТЕЦ. Не знаю.

ТАТАРКА. Сам ты чудовище. Чудо нашел, на себя бы посмотрел. Война просто. Кабан.

СЫН. Хочешь, чтобы я вышел?

ТАТАРКА. А что, давай выходи. Вместе покурим.

СЫН. Я не курю.

ТАТАРКА. Оно и видно.

СЫН. Ты дождешься, точно милицию вызову.

ТАТАРКА. Зачем вызывать, людей беспокоить, я сама уйду.



ТАТАРКА уходит

СЫН. Подружка твоя что ли?

ОТЕЦ. Зачем подружка?

СЫН. Чего тогда под балконом стоит.

ОТЕЦ. Не знаю. Может, покурить остановилась

СЫН. Не стыдно? Собираешь, кого попало.

ОТЕЦ. Зачем собираю? Просто поговорили. Между прочим, она хороший человек. Бутылки собирает и детям помогает.

СЫН. Не смеши. Бутылки собирают на бутылку.

ОТЕЦ. Только не она. Помнишь, я тебе рассказывал про аэропорт. Ну, там взрыв был. Много людей погибло. А в одной семье аж три человека. Так она тысячу триста родственникам той семьи, послала. А я вот не сообразил.

СЫН. Ты за пузырьками в это время бегал. Забыл? Мать из-за тебя раньше времени ушла.

ОТЕЦ. Сына, она еще и детям больным помогает. Бутылки собирает и на операции детям деньги посылает. Каждый раз сто рублей, а это три доллара.

СЫН. Ну и откуда ты это знаешь?

ОТЕЦ. Она сказала.

СЫН. Понятно. А говоришь, просто покурить остановилась. Старый уже, а утихомириться никак не можешь. Мало ли, что она можешь сказать. Я знаешь, какую лапшу могу на уши повесить. Ты посмотри, в чем она ходит? Попугай и есть попугай. Размалевана. Не вздумай сам в эту фигню вляпаться. Никаких денег чтоб ей не давал. Я проверю.

ОТЕЦ. Сына, так пенсионная книжка у тебя.

СЫН. Я все сказал. Знаешь, отец, я тебя, пожалуй, все-таки сегодня закрою. Завтра Деня откроет.

ОТЕЦ. Сына, зачем?

СЫН. Затем. Все диспут окончен. Ушел я.



СЫН уходит. ОТЕЦ уходит его проводить. Голоса в квартире.

Дверь захлопнулась.

ОТЕЦ вышел на балкон. Появилась ТАТАРКА.

ТАТАРКА. Уехал сын-то.

ОТЕЦ. Уехал.

ТАТАРКА. Да я видела. Хорошая машина у сына-то. Дорогая.

ОТЕЦ. Открыть собирался, а тебя увидел и раздумал.

ТАТАРКА. Я ж не знала.

ОТЕЦ. Завтра может внук откроет. А может и не откроет.

ТАТАРКА. Ты извини. Я ж не знала.

ОТЕЦ. И я не думал, что он заявится. В 9 вроде отзвонился, а он, видите ли, мимо ехал. Продукты завез. Ты есть хочешь?

ТАТАРКА. А что у тебя там?

ОТЕЦ. Колбаску, сыр, хлеб привез.

ТАТАРКА. Годится. И я кое - что принесла.



ОТЕЦ уходит в комнату. ТАТАРКА отпивает глоток.

ОТЕЦ вернулся с пакетом, спускает вниз. ТАТАРКА отвязывает.

Жаль, далеко ты. Общение у нас как-то не полное получается.

ОТЕЦ. А уж мне как жаль. Я совсем обрадовался, когда сына увидел, думал, все, откроет. Нет, говорит, отец, видно еще придется на денек закрыть. Не пришел ты в себя, говорит.

ТАТАРКА. А ты пришел?

ОТЕЦ. Еще как пришел.

ТАТАРКА. Тогда не переживай. Завтра внук откроет.

ОТЕЦ. А ты откуда про внука знаешь?

ТАТАРКА. Ты сказал.

ОТЕЦ. Извини. Я знаешь, что подумал.

ТАТАРКА. Валяй.

ОТЕЦ. Хорошо бы мне спуститься к тебе.

ТАТАРКА. Мысль нормальная.

ОТЕЦ. Ну, так я и спущусь.

ТАТАРКА. Спуститься, положим, легко, а как обратно заберешься?

ОТЕЦ. Я крепкий.

ТАТАРКА. Не факт. Соседи у тебя как?

ОТЕЦ. Соседи хорошие.

ОТЕЦ уходит и возвращается с простынями.

ТАТАРКА. Хорошо у тебя решеток нет.

ОТЕЦ. Были. Сын убрал. Я же говорю, Валя собиралась пластиковые окна вставлять. Не успела.

ОТЕЦ связывает простыни.

ТАТАРКА. Ты это с боку давай. Здесь асфальта нет. Не сильно расшибешься.

ОТЕЦ. Добро. Делаю, как сказала.

ОТЕЦ долго спускается. ТАТАРКА его подхватывает.

ТАТАРКА. Ну, ты, красавчик. Ангел моего сердца. Не убился?

ОТЕЦ. Я в молодости знаешь, какой шустрый был.

ТАТАРКА. Ты и сейчас ничего. Назад-то вот только как? Спустился-то еле-еле, а назад нет, не получится.

ОТЕЦ. У соседей от моей хаты ключ есть. Попрошу, откроют. Только если сын спросит, они правду скажут. Врать не будут. Но и сами закладывать не станут. Нормальные соседи. Я у них иногда деньги занимаю. Они не сдают. У них это не принято.

ТАТАРКА. Хорошие люди

ОТЕЦ. Добрые.

ТАТАРКА. У нас соседи тоже хорошие люди.

ОТЕЦ. Вроде как познакомиться бы надо.

ТАТАРКА. А что давай. Клава.

ОТЕЦ. Виктор Михайлович. Извини, Виктор.

ТАТАРКА. Нормально. Михалыч это хорошо. У меня в жэке начальник Михалыч был. Хороший человек.

ОТЕЦ. А то Татарка Татарка. Ты вроде и не похожа на татарку. С чего вдруг Татарка?

ТАТАРКА. От матери осталось. Её Татаркой прозвали. Вот она точно на татарку похожа была. Я долго серчала, даже дралась, а потом мамаша мне доступно разъяснила, что все мы татары кто за Уралом родился. У всех нас в жилах татарская кровь течет. Вот так. И ты считай татарин.

ОТЕЦ. Я не здешний. Хохол я.

ТАТАРКА. Годится. А чего здесь забыли.

ОТЕЦ. Родители на комсомольскую стройку приехали, да так и остались.

ТАТАРКА. Тогда много народа понаехало. Ты это далеко-то не отходи от балкона. Залезет еще кто. Вот смешно будет. Сам лазейку оставил.

ОТЕЦ. У меня воровать нечего.

ТАТАРКА. Кому надо, найдут.

ОТЕЦ. Добро. Постоим здесь.

ТАТАРКА. А еще лучше посидим. Не твой погреб?

ОТЕЦ. Соседей.

ТАТАРКА. А соседи люди хорошие. Иди сюда ангел моего сердца (достала газеты, расстелила на крышке погреба) Очень даже удобно. Присаживайся. Не стесняйся.



разложили скромное угощение. Выпили, передавая пластмассовую бутылочку

На улице красота какая. Я люблю вот так посидеть. Дочка ругается. Что тебе дома не сидится. Бери бутылку и пей дома. Не шляйся по ночам. А мне дома не интересно. Ну, совсем дома не интересно. Я воздух уважаю.

ОТЕЦ. Хорошая у тебя дочь.

ТАТАРКА. Хорошая.

ОТЕЦ. Жаль мало. Хорошо сидим.

ТАТАРКА. По мне так в самый раз.



ОТЕЦ встал

ТАТАРКА. Ну и куда ты засобирался.

ОТЕЦ. В ларек сбегаю. Я в ларьке под тетрадку беру. С пенсии отдаю.

ТАТАРКА. А мне в долг Ленка не дает. Вот зараза. Ты поаккуратнее там. У нас столько наркоты кругом.

ОТЕЦ. Так у меня ничего нет.

ТАТАРКА. Им много не надо. Бутылку отберут

ОТЕЦ. Да я им.

ТАТАРКА. Не шуми. Ну вот, невезуха. Враги мои идут. Наркоманы чертовы.

ОТЕЦ. Где?

ТАТАРКА. Не оглядывайся, может, мимо пройдут.



Появились подростки. ПАРЕНЬ и ДЕВУШКА. ПАРЕНЬ подошел.

ДЕВУШКА стоит в сторонке. Похихикивает.

ПАРЕНЬ. Да у тебя, кавалер новый, Татарка.

ТАТАРКА. Шел и иди себе. Иди, Вадик, давай.

ПАРЕНЬ. Распивать в общественных местах запрещено.

ТАТАРКА. Где ты распивание увидел? Ну, где скажи.

ПАРЕНЬ. Дай полтинник.

ТАТАРКА. С чего вдруг?

ПАРЕНЬ. Одолжи. Я отдам.

ТАТАРКА. Отдавал уже раза четыре.

ПАРЕНЬ. Ну как знаешь. Я не хотел насилия. Я против, но приходится.



ДЕВУШКА хохочет. ПАРЕНЬ хватает сумку. ТАТАРКА вцепилась мертвой хваткой.

ПАРЕНЬ тащит ТАТАРКУ вместе с сумкой за угол. ДЕВУШКА хочет.

ПАРЕНЬ. Да отцепись ты. Во плилипла.

ТАТАРКА. Михалыч помоги. Михалыч.

ОТЕЦ не трогается с места.

ПАРЕНЬ. Михалыч, помоги. Ау, Михалыч!

ТАТАРКА. Ах, ты гад. Тварина. Урод.

ПАРЕНЬ. Да отпусти ты. Почно по башке дам.

ТАТАРКА. Стой скотина. Ай, рука. Руку вывернул гад. Все. Завтра заявление Палычу напишу. Совсем уже распустились.

Хохот девушки удаляется. ТАТАРКА вернулась без сумки.

ТАТАРКА. Ты где был, Михалыч? Ой, он мне руку совсем выдернул. Паразит. Ты чего застыл?

ОТЕЦ. Да я не понял.

ТАТАРКА. Чего тут понимать? Я ж тебе кричала. Скажешь, не слышал?

ОТЕЦ. Слышал. Только я того. В общем, не дерусь я больше.

ТАТАРКА. Так и не надо драться. Я помочь просила.

ОТЕЦ. Не мог я.

ТАТАРКА. Ну, ты даешь. А еще мужик. (собирается)

ОТЕЦ. Ты куда?

ТАТАРКА. Пойду я.

ОТЕЦ. Обиделась что ли? Ты пойми. В общем, я тут недели три два назад мужика кажется, завалил.

ТАТАРКА. Да ладно.

ОТЕЦ. Вот тебе и ладно. Примотал один обормот. Я от него и так и по- всякому. По-хорошему просил, отвали мужик, не нарывайся. А он бутылку у меня в кармане увидел и не отстает. Я в подъезд соседнего дома зашел, он за мной. И агрессивно так. А у меня нож с собой в кармане. Маленький такой. Дурак с собой зачем-то носил. Так на всякий случай. Разозлил он меня, понимаешь сильно. За руки хватать стал. Я и пырнул два раза. Выскочил из подъезда и домой. Бутылку махом опустошил. Через два часа очухался, решил посмотреть что там и как. Боялся, но пошел. Только не было никого в том подъезде.

ТАТАРКА. А говоришь, завалил.

ОТЕЦ. Через три дня нашли какого-то мертвяка в подвале.

ТАТАРКА. Может не твой? Откуда знаешь?

ОТЕЦ. Может, и не мой. Только милиция по квартирам ходила. Опрашивала.

ТАТАРКА. К тебе приходили?

ОТЕЦ. Я закрытый как раз был. Через дверь пообщались. Я сказал, закрытый вот сижу уже как два дня. У сына спрашивай.

ТАТАРКА. Война. Ты это особо не переживай. Может вовсе и не твой мертвяк.

ОТЕЦ. Хорошо бы.

ТАТАРКА. В том доме в подвале четверо обитали. Драчуны жуть. Может, и поубивали один другого. Если хочешь, я могу узнать у Палыча?

ОТЕЦ. У кого?

ТАТАРКА. Участковый наш Валентин Павлович. Он к тебе, небось, и приходил.

ОТЕЦ. Не знаю, может и он.

ТАТАРКА. Да, точно он.

ОТЕЦ. Зачем узнавать-то?

ТАТАРКА. Вот и я думаю, может и не стоит на глаза лесть.



Мимо проходит ДОЧЬ.

Ой, Ксюш, ты чего мимо идешь. Слышь, я говорю. Ксюш .

ДОЧЬ. Некогда мне. Устала.

ТАТАРКА. Постой говорю.

ДОЧЬ. Я с работы.

ТАТАРКА. Глянь с рукой у меня что-то.

ДОЧЬ. Иди домой, там посмотрю.

ДОЧЬ идет, не останавливается.

ТАТАРКА. Тележку возьми. Ксюш! Тележку, говорю, мою возьми.

ДОЧЬ. И тебе пора домой.

ТАТАРКА. Уже бегу. Вот с человеком поговорю.

ДОЧЬ. Завтра договорите.

ДОЧЬ уходит.

ТАТАРКА. Видал как она к матери. Сделала вид, что не узнала. Мать стесняется. Учишь их, кормишь, а она мимо. Все в нее вкладываю. И что? Я ведь теперь только проводница в ее вагоне. Мой-то поезд ушел. Разве правильно так с матерью?

ОТЕЦ. Доча твоя?

ТАТАРКА. Дочь. Ксюша.

ОТЕЦ. Красивая дочь у тебя.

ТАТАРКА. А чего ж ей быть не красивой? В отца. Красивый парень был. Вот и она красивая. Слава богу, не в меня.

ОТЕЦ. И умная. Мой бы сын сейчас ой ёё. За шиворот схватил бы и домой под замок на три дня. А она мимо прошла.

ТАТАРКА. Она дома ругаться будет. Рука что-то синяя у меня вся стала. Пойду я.

ОТЕЦ. Иди.

ТАТ АРКА. Ты тоже иди, не приведи господь, эти наркоманы вернутся.

ОТЕЦ. Хорошо, я пойду.

ТАТАРКА. Домой только иди.

ОТЕЦ. А куда еще? Мне соседи откроют. Попрошу, чтоб сыну не закладывали. Они хорошие, может, промолчат. Жаль, что такое у нас знакомство получилось. Ты прости, меня Клава.

ТАТАРКА. А мне, Михалыч, как жаль-то. Завтра письма разносить надо, а тут рука. У меня работа два через два.

ОТЕЦ. Может я смогу помочь?

ТАТАРКА. Ты ж закрытый.

ОТЕЦ. Внук с утра, может, откроет. Он у меня хороший. Он меня жалеет, не то, что сын. Так я пошел.

ТАТАРКА. Давай.



Расходятся

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

2 картина.
Квартира ТАТАРКИ. Прихожая. Звонок в дверь.

ТАТАРКА открывает. На пороге ПАРЕНЬ и ДЕВУШКА.
ТАТАРКА. Ничего себе. Война, Михалыч. Ты гля кто к нам приполз.

ПАРЕНЬ. (протянул сумку ТАТАРКИ) На вот. Что смотришь? Твоя. Не узнаешь что ли?

ТАТАРКА. Михалыч, глянь моя сумка пришла.

Из кухни вышел ОТЕЦ

Смотри, какие люди у меня на пороге.(ПАРНЮ) Я тебе говорила, Вадик, напишу заявление? Вот и написала. Достал ты меня совсем уже невмоготу. Ты чё ко мне примотался? Моложе найти не можешь над кем посмеяться?

ПАРЕНЬ. Предупреждаю. Я тоже встречку намалял.

ТАТАРКА. Значит, твое слово против моего. Война, как напугал. Только, знаешь, там разберутся. Там люди умные сидят. Валентин Павлович за это деньги получает.

ПАРЕНЬ. Шутил я. Натура у меня такая, а ты в непонятку.

ТАТАРКА. Шутил он. Рука у меня сломана. Видишь, гипс. Я справку в травмпункте взяла и с ней к участковому. Валентину Павловичу заявление лично написала. А у тебя, что против этого?

ПАРЕНЬ. Я что ли сломал?

ТАТАРКА. Ты.

ПАРЕНЬ. Совсем уже. Пьяная споткнулась, а я отвечать. Ловко придумано.

ТАТАРКА. Ага, пьяная. Я свою сумку защищала, свое родное, а ты чё рванул. Твое добро, что ли? Я гад кричала тебе.

ПАРЕНЬ. Шутил я.

ТАТАРКА. И, вообще, у меня свидетель есть. Вот Михалыч.

ПАРЕНЬ. Так вы вместе пили.

ТАТАРКА. Пили. А ты видел?

ПАРЕНЬ. Видел. Какой он свидетель? Не может он свидетельствовать. У меня тоже свидетель есть. Зая подтверди, никому мы ничего не ломали.

ДЕВУШКА. Верняк не ломали.

ТАТАРКА. Чё - то ты, девонька, тихая сегодня. Не хихикаешь. Заряд кончился.

ДЕВУШКА. А ты злая.

ТАТАРКА. Я думаю, скоро вы плакать будете.

ДЕВУШКА. Да верняк не хотел он. Говорит же, шутил. Он анекдот мне рассказывал. Вот я и смеялась.

ТАТАРКА. Может, мне расскажешь? Теперь я посмеюсь.

ДЕВУШКА. Я не помню. (парню) Слышь, расскажи ей.

ПАРЕНЬ. Совсем уже.

ДЕВУШКА. Просит же.

ТАТАРКА. А у меня рука сломана.

ПАРЕНЬ. Ты ж, Татарка, раньше нормальная была, никого не закладывала. А по башке дали, точно крыша съехала.

ТАТАРКА. Съехала. Мне снимки делали. У меня всё нормально.

ПАРЕНЬ. Участкового за километр обходила, а сейчас что?

ТАТАРКА. Что?

ПАРЕНЬ. Ты его лучшая подружка.

ТАТАРКА. Кто сказал?

ПАРЕНЬ. Короче сколько можно базарить. Берешь заявление обратно. Поняла?

ТАТАРКА. Разбежалась.

ПАРЕНЬ. Слышь, я и так на учете. Мне никак нельзя.

ТАТАРКА. Не лезь ты ко мне, понял.

ПАРЕНЬ. Тема закрыта. Заявление возьмешь?

ТАТАРКА. Нет.

ПАРЕНЬ все-таки вручил сумку ТАТАРКЕ.

А это еще что тут?

ПАРЕНЬ. Деньги. У тебя сколько там было.

ТАТАРКА. 123 рубля 73 копейки.

ПАРЕНЬ. Считай.

ТАТАРКА считает деньги

ТАТАРКА. Надо же, война. Верно. 123 рубля 73 копейки.

ПАРАНЬ. Видишь, всё на месте.

ТАТАРКА. Михалыч, глянь, да тут бутылка. Не было у меня вроде бутылки в сумке.

ПАРЕНЬ. Хочешь сказать, бутылка моя?

ТАТАРКА. Чё-то не помню.

ПАРЕНЬ. Ты забыла, а мне чужое не надо.

ТАТАРКА. Да не было вроде.

ПАРЕНЬ. Твоя бутылка не сомневайся, подруга.

ТАТАРКА. Как ты меня, Вадик, осчастливил. Подругой стала. А ты теперь ангел сердца моего. Как все красиво складывается.

ПАРЕНЬ. Только ты это… Сегодня заявление возьми. Иначе, Палыч, сказал, дело откроют. И тогда точно всем плохо будет.

ТАТАРКА. Грозишь, значит. Война, у нас с тобой намечается, значит. Пришел просить, а стал хамить. Михалыч все слышит и записывает. У него телефон в кармане. Он разговор наш пишет. Вечером я Валентину Павловичу второе заявление на вас накатаю. И вот, пожалуйста, бутылка. Взятка налицо. Я ее ему отнесу.

ПАРЕНЬ. Ну, и чего ты сучаришь? Я же объясняю. Башку включи. Нельзя на меня сейчас заяву.

ТАТАРКА. А раньше можно было?

ПАРЕНЬ. Говорю, шутили мы.

ТАТАРКА. Вы меня совсем уже достали. Нашли девочку. И это, Вадик, не первый раз.

ПАРЕНЬ. Да не я раньше был.

ТАТАРКА. А кто?

ПАРЕНЬ. Мне-то откуда знать. К вечеру для тебя все одинаковы.

ТАТАРКА. Опять хамишь.

ПАРЕНЬ. Слушай, ты меня не зли.

ТАТАРКА. А чё будет?

ПАРЕНЬ. Если я дам по башке, мало не покажется.

ТАТАРКА. Ну, знаешь, иди-ка ты отсюда. Иди, я сказала.



Вытолкнула парня и девушку на площадку. Захлопнула дверь

ОТЕЦ. Строго ты с ним.

ТАТАРКА. Давай, жалей. А у меня вон рука какой день синяя.

ОТЕЦ. Может, раньше, действительно, не он был.

ТАТАРКА. Может, раньше и не он. Но вчера он. Ты же видел. Или не видел?

ОТЕЦ. Да, ладно, чего уж там. Видел.



ОТЕЦ и ТАТАРКА перешли на кухню

ТАТАРКА. Спасибо. Ты мне хорошо помог сегодня. Одной тяжко по этажам письма разносить. Конечно, можно и в ящик бросить, но если отдал в руки дороже в три раза.

ОТЕЦ. Я и завтра тебе помогу. И вообще помогать могу.

ТАТАРКА. Договорились. А я делиться с тобой буду. А рука подживет, поговорю с начальницей. Она и тебя при случае возьмет. Мужик ты вроде ничего. Одеваешься чисто. В нашей работе внешний вид, прежде всего.

ОТЕЦ. Это я понял. Одеваешься ты точно оригинально.

ТАТАРКА. Знакомая в секи есть. При случае сходим. Там если вовремя попасть, красиво можно одеться.

ОТЕЦ. Я все спросить тебя хотел про деньги.

ТАТАРКА. Какие деньги?

ОТЕЦ. Ну, те, что посылаешь.

ТАТАРКА. Чего это тебя так закусило? Посылаю и посылаю. Никого это не касается. Мои деньги, что хочу, то и делаю с ними.

ОТЕЦ. А дочь?

ТАТАРКА. Ксюха-то.

ОТЕЦ. Ну, это… не ругает тебя. Все-таки деньги. В семье пригодились бы.

ТАТАРКА. Дочь нормально. Она у меня хорошая.

ОТЕЦ. Странно. У меня вот сын. Он тоже хороший. Но если бы узнал, что я кому-то деньги просто так отдаю. Ну, я даже не знаю, что со мной бы было. Точно на месяц бы закрыл.

ТАТАРКА. Это понятно. Молодых понять можно. Им тяжело все дается. Ладно, я скажу, а ты забудь. Чувствую, мучаться и дальше будешь. У меня внучка умерла от лейкоза. Вероника. Дочка Ксюши. 4 года было всего.

ОТЕЦ. Ты извини. Я не знал.

ТАТАРКА. Ничего. Забыл, понял. И при Ксюшки ни слова.

ОТЕЦ. А дочь посылает?

ТАТАРКА. Нет, но и мне не запрещает.



Звонок в дверь

ТАТАРКА. Ты чего всполошился. Не боись. Ксюшка это.

ОТЕЦ. Дочь ведь, а я тут расселся.

ТАТАРКА. И что? Моя квартира, кого хочу, того и приглашаю в гости. Что ж плохого, что хороший человек пришел после работы чайку попить.



Открывает дверь. Пришла ДОЧЬ

ДОЧЬ. Ну, и чего ты, мама, опять затеяла?

ТАТАРКА. Чего я такого затеяла?

ДОЧЬ. Ребята в подъезде чуть не плачут. У тебя, что ли были?

ТАТАРКА. Пусть порыдают. Еще одна жалельщица. Видишь, Михалыч, у тебя союзница. Война, ей богу.

ОТЕЦ. Здравствуйте.

ДОЧЬ. Добрый вечер.

ОТЕЦ. Мы вот тут с вашей мамой письма разносили. И вот зашли.

ТАТАРКА. Чай пьем.

ДОЧЬ. Сидите, я вам мешать не буду. Мама, ты сама их всегда провоцируешь.

ТАТАРКА. Чем это я их провоцирую? Он у меня сумку выдернул и вот рука, пожалуйста. Ч провоцирую. Надо же.

ДОЧЬ. А парень на учете. Меня его мама встретила. Знаешь Риту из 77?

ТАТАРКА. Правильно, дочка, спасибо. Вот потому и ведут они себя так, что вокруг одни сердобольные. И участковый хорош. Даже заявление брать не хотел. К дознавателю, говорит, пойдешь. И пойду. Подумаешь, загрозил. Я говорю: Валентин Павлович, я свидетеля с собой прихвачу. Вот Виктор Михалыч все видел.

ДОЧЬ. И я видела вас с Виктором Михайловичем, на крышке погреба восседали. Как два воробья.

ТАТАРКА. И что?

ДОЧЬ. Ничего.

ТАТАРКА. Мы никому не мешали.

ДОЧЬ. Тебе сколько можно говорить, хочешь выпить, иди домой. Зачем под чужим балконом устроились? На чужом погребе.

ТАТАРКА. Так балкон не чужой, а вот его Виктора Михайловича и мы не могли уйти. Мы квартиру его охраняли.

ДОЧЬ. Виктор Михайлович, неужели вам разрешают распивать под балконом?

ТАТАРКА. А кто ему может запретить? Он один живет.

ДОЧЬ. Сколько вам лет, дорогие. Скоро без головы останетесь.

ТАТАРКА. Ты против матери свидетельствовать будешь?

ДОЧЬ. Буду.

ТАТАРКА. Спасибо дочка.

ДОЧЬ. Пожалуйста. И не забудь забрать заявление. Я пообещала.

ТАТАРКА. Нет, ты слышал, Михалыч. Как же так можно? Мать можно сказать без руки, не трудоспособна, а она не ее, а какого-то наркомана защищает. Разве правильно это? Скажи, Михалыч, скажи ей.

ОТЕЦ. Я, пожалуй, лучше пойду.

ДОЧЬ. Вы чай, Виктор Михайлович, не допили.

ТАТАРКА. Спасибо, дочка, в кои века гость пришел и того гонишь.

ОТЕЦ. Нет. Я уже попил. Мне просто пора.

ДОЧЬ. Значит, Виктор Михайлович вы один живете?

ОТЕЦ. Да, так вот получилось. Жена моя померла. Вот уже как шесть месяцев.

ДОЧЬ. Тяжело одному?

ОТЕЦ. Справляюсь.

ДОЧЬ. И квартира ваша?

ОТЕЦ. Пока моя. А вообще-то она давно на внука записана.

ТАТАРКА. Ну чего ты к человеку примоталась. Кто, чего, зачем? Прямо война. Беги, Михалыч, пока вопросами не замучила.

ДОЧЬ. Одному все-таки тяжело.

ТАТАРКА. Да у него сын, знаешь какой.

ДОЧЬ. Знаю я его сына. В одном дворе росли, в одной школе учились. Он, правда, постарше года на четыре. Я в него влюблена была. Знаю, на однокласснице своей женился. Видишь, я все знаю. Не надо меня пугать его сыном. Как они поживают?

ОТЕЦ. Хорошо поживают. Иришка, жена его, хозяйка славная, детей у них двое. Вот дело свое затеял. Крутятся, вертятся. Ребята добрые. Обо мне помнят, не забывают. И сын и внук.

ДОЧЬ. А живут далеко?

ОТЕЦ. В Северном. Так у него машина. И у внука машина.

ТАТАРКА. Ты Михалыч, не слушай ее. Это она специально, чтобы ты испугался и убежал. А ты не бойся.

ОТЕЦ. Сына считай, каждый день ко мне заглядывает. На своей машине долго ли заскочить?

ТАТАРКА. Все, Михалыч, мы ушли.

ДОЧЬ. Заявление не забудь забрать.

ТАТАРКА. Даже не думай.

ДОЧЬ. А ну вернись. Я кому сказала.

ТАТАРКА. Чё еще.

ДОЧЬ. Ты меня слышала?

ТАТАРКА. Да слышала я.

ДОЧЬ. Виктор Михайлович, сыну привет передавайте. Пусть вспомнит, кого он во дворе невестой дразнил.

ОТЕЦ. Обязательно передам.

ТАТАРКА. Не вздумай, Михалыч, это она издевается так, а у тебя, если привет передашь, война с сыном будет. Ты подожди тут, я скоренько (ушла в туалет)

ДОЧЬ. Виктор Михайлович, вас мама не достаёт?

ОТЕЦ. Ну, что вы.

ДОЧЬ. Знаете, Виктор Михайлович, с тех пор как маму избили, она очень изменилась. Вроде бы такая же и все-таки другая.

ОТЕЦ. И мне сначала знаете, показалось что-то с вашей мамой не так.

ДОЧЬ. Что такое?

ОТЕЦ. Я как узнал про деньги (замолчал) Извините.

ДОЧЬ. Всё нормально.

ОТЕЦ. Я подумал, вдруг вы не знаете.

ДОЧЬ. Знаю. Да что она там посылает. 50 – 70 рублей.

ОТЕЦ. Не скажите. А 1 300 после теракта. Я как узнал. Представляете. Я ведь в тот день был там и вот уже здесь встретил человека, который там не был, а откликнулся. А я был там, видел весь этот ужас и ничего, уехал и забыл. Нет, у вас мама хорошая.



ТАТАРКА вышла из туалета.

ТАТАРКА. Пошли, чё ли, Михалыч.



ТАТАРКА и ОТЕЦ уходят

3 картина


В квартире ОТЦА
ТАТАРКА. Ну, ты я тебе скажу, хорошо живешь. Война, как чисто у тебя. Кто убирает?

ОТЕЦ. Сам. Да ты проходи, чего застыла.

ТАТАРКА. Спасибо. Хочешь, я буду у тебя убираться.

ОТЕЦ. У тебя ж рука.

ТАТАРКА. Заживет скоро. Ты не беспокойся. Я без всякого там. Ты не думай

ОТЕЦ. Я сам умею.

ТАТАРКА. Так я бесплатно.

ОТЕЦ. Добро. Как скажешь. Борщ будешь?

ТАТАРКА. Сам что ли варил?

ОТЕЦ. Сам.

ТАТАРКА. Тогда наливай. Слушай, а сын-то вдруг не заявится?

ОТЕЦ. Ешь спокойно. У него на работе сплошные проблемы. Сыну временно не до меня. А я и очень этому рад. Тем более я отзваниваюсь в 9 утра и в 9 вечера. Минута в минуту. Он спокоен. Я свободен.

ТАТАРКА. А че это он так…поди у всех сейчас проблемы.

ОТЕЦ. Ты садись. У меня селедочка есть.

ТАТАРКА. Разбогател.

ОТЕЦ. Социалку получил сегодня. Садись. Я тебе борща налью. Сметанка у меня свежая.



Налил борщ в тарелку. Сел напротив.

Ну, как?

ТАТАРКА. Война, как вкусно. Я такие вот густые люблю. Ксюшке той бы водички побольше, а мне нет. Мне гущину подавай. Никогда такого борща еще не ела. Неужто твое творение?

ОТЕЦ. Валюшка такой всегда делала. Может рецепт дать?

ТАТАРКА. Не. Я лучше к тебе на борщ в гости ходить буду.

ОТЕЦ. Добро. Согласовано.

ТАТАРКА. Я ведь и добавку попрошу. Не жалко?

ОТЕЦ. Конечно, нет. А рецепт очень даже простой. Я все на сале обжариваю. И свеклу, и морковку и лук. Даже капусточку чуть-чуть припускаю. А потом еще головку чеснока выдавливаю в кастрюлю.

ТАТАРКА. Спасибо. Да угодил ты мне ангел моего сердца.

ОТЕЦ. Чудно у тебя это звучит.

ТАТАРКА. Да ну.

ОТЕЦ. Ангел сердца. Откуда присказка?

ТАТАРКА. А бог его знает. Прилипла откуда-то.

ОТЕЦ достал деньги, положил на край стола

ОТЕЦ. Вот возьми.

ТАТАРКА. Чё это? Зачем?

ОТЕЦ. Решил в твоем мероприятии поучаствовать. Ты не сомневайся, бери. Отговаривать меня не надо. Я так решил. И точка.

ТАТАРКА. А сын если про деньги спросит?

ОТЕЦ. Социалку он у меня не берет. Бери смело. Кому посылать будем?

ТАТАРКА. Роману Белекович.

ОТЕЦ. И сколько нашему рыцарю?

ТАТАРКА. 5 лет. Совсем еще малыш, а уже опухоль на челюсти.

ОТЕЦ. Мужик. Обязательно выкарабкается. Опухоль на челюсти не так страшно. Заменят ее к чертовой матери и все. Новую вставят.

ТАТАРКА. Хорошо бы. Я еще в церковь хочу сходить. У нас тут строящуюся открыли. Не слышал?

ОТЕЦ. Вместе сходим.



ОТЕЦ застыл, насторожился.

ТАТАРКА. Чё такое?

ОТЕЦ. Сын, кажется, приехал.

ТАТАРКА. Ты это. Точно, что ли.

ОТЕЦ. Точнее некуда. Его машина остановилась. Вон под окном поставил.

ТАТАРКА. Ну, так это война. А кто уверял, занят сын, не приедет. Отзванивается он. А мне чё прикажешь делать? С балкона прыгать?

ОТЕЦ. Сиди, не бойся.

ТАТАРКА. Легко сказать. Да он меня убьет.

ОТЕЦ. Иди в кладовку. Сына долго не задерживается. Мимо ехал, вот и заскочил. Он всегда так. Если мимо, обязательно заскочит.

ТАТАРКА. Тарелки.

ОТЕЦ. Что?

ТАТАРКА. Тарелку мою убери, говорю.

ОТЕЦ. Добро. Как скажешь.

ОТЕЦ убирает тарелку. Садится за стол.

Пришел СЫН.

СЫН. Привет. Обедаешь? Приятного.

ОТЕЦ. Спасибо. Ты чего сына?

СЫН. Фотографию мамы на памятник надо. Не помнишь, куда я ее положил? Что смотришь, мы в воскресенье с тобой выбирали.

ОТЕЦ. Фотографию мамы?

СЫН. Да фотографию мамы. Да, ты чего, отец? Что случилось?

ОТЕЦ. Разве ты её не взял?

СЫН. Забыл.

ОТЕЦ. Так я ее обратно в альбом сунул, чтоб не потерять.

ОТЕЦ принёс альбом, достал фотографию

СЫН. Не слишком ли она молодая тут?

ОТЕЦ. Зато красивая. Смотри, какая она тут. Что на старую-то смотреть?

СЫН. Как знаешь, отец, тебе виднее. Ты выбирал. Но я не против твоего выбора. Я за. Как ты тут?

ОТЕЦ. Вот борщ сварил. Будешь? Хороший борщ получился, наваристый. Мама такой варила. Война, как получился вкусно. Все по ее рецепту.

СЫН. Спасибо, отец, я сыт. Слушай, дай мне тысячу, заправиться надо. Завтра верну.

ОТЕЦ. Так у меня нет.

СЫН. Ты же социалку должен получить.

ОТЕЦ. Не успел сына. Пока убрался, пока борщ сварил. То се. В библиотеку сходил. Книжки себе новые взял. Вот три штуки. Может, возьмешь почитать?

СЫН. Опять фантастика? Нет, спасибо, отец. Я фантастику и пацаном не уважал. Ладно, побежал я.

ОТЕЦ. Когда появишься?

СЫН. Сразу, как только. Не балуй тут.

ОТЕЦ. Не волнуйся. У меня книжки вон, есть чем заняться.

СЫН. Вот и хорошо.



СЫН ушел.

ОТЕЦ постоял у двери, послушал. Открыл дверь кладовки

ОТЕЦ. Где ты там? Вылезай. Уехал сын-то. Как ты там? Не задохнулась?

ТАТАРКА. Нормально я.

ОТЕЦ. Давай помогу. Аккуратнее. Рука ведь.

ТАТАРКА. Не мешай. Сама справлюсь.

ОТЕЦ. Добро. Как скажешь.



ТАТАРКА вышла. Ушла на кухню, вернулась с сумкой

ОТЕЦ. Ты куда?

ТАТАРКА. Пойду я.

ОТЕЦ. А борщ? Ты же добавки хотела.

ТАТАРКА. Что-то расхотелось.

ОТЕЦ. Обиделась. Зря ты, Клава. Он сын мой. Как я могу. Закроет ведь опять дня на три. А я не могу, когда знаю, что закрыт. Просто душа раздирается. Могу день не выходить из дома. Знаю, дверь не затерта, когда хочу тогда и выйду. А вот когда затерт. Черт вселяется, на месте сидеть не могу.

ТАТАРКА. Пусти.

ОТЕЦ. Зачем?

ТАТАРКА. Уйти хочу.

ОТЕЦ. Мы же собирались сегодня объявления клеить.

ТАТАРКА. Расхотелось.

ОТЕЦ. Клава.

ТАТАРКА. Тебе не нравится, когда тебя закрывают, а я терпеть не могу, когда меня не пускают. Понял.

ОТЕЦ. Я не не пускаю, я объяснить хочу, а ты не слушаешь.

ТАТАРКА. По фиг мне твои объяснения.

ОТЕЦ. Нельзя мне сейчас одному.

ТАТАРКА. Пошла я.

ОТЕЦ. Посиди минут пять. Чай попьем.

ТАТАРКА. Да не хочу я твоего чая. Понял. Не хочу.

ОТЕЦ отступил. ТАТАРКА пошла к выходу

Я деньги на стол положила.

ОТЕЦ. Зачем, Клава?

ТАТАРКА. Достанется тебе.

ОТЕЦ. Не придумывай.

ТАТАРКА. Закроет на неделю.

ОТЕЦ. Да сына и спрашивать больше о деньгах не будет. Он хороший, Клава. Просто сейчас на бензин понадобились. Ты же слышала.

ТАТАРКА. Не правильно так будет.

ОТЕЦ. Клава, я прошу тебя, возьми деньги.

ТАТАРКА. Нет. Пусть у тебя будут.

ОТЕЦ. А потом что?

ТАТАРКА. Будем посылать, сам и заполнишь бланк.

ОТЕЦ. Спасибо.

ОТЕЦ сполз по стенке

ТАТАРКА. Ты чего это?

ОТЕЦ. Я уж решил, что ты больше никогда. Я привык к тебе, Клава.

ТАТАРКА. Сколько мы знакомы-то?

ОТЕЦ. Я в первый же вечер к тебе привык, когда по простыне спустился. Ты какая-то другая, Клава.

ТАТАРКА. Ладно, не трынди.

ОТЕЦ. Я правду говорю.

ТАТАРКА. Вставай с колен. Сам сможешь или помочь.

ОТЕЦ. Смогу.

ОТЕЦ встал, прислонился к стенке

Когда, Клава?

ТАТАРКА. Чё.

ОТЕЦ. Когда деньги посылать будем?

ТАТАРКА. Через пару дней и пошлем.

ОТЕЦ. Добро. Как скажешь. Во сколько завтра письма разносим?

ТАТАРКА. У меня завтра выходной.

ОТЕЦ. Значит, послезавтра?

ТАТАРКА. Забыл? У меня два через два.

ОТЕЦ. Ты иногда и пять дней без выходных работаешь.

ТАТАРКА. А завтра отдыхаю.

ОТЕЦ. Ты меня простила?

ТАТАРКА. За что?

ОТЕЦ. Знаешь за что. Ты все знаешь, Клава.

ТАТРКА. Ладно, пойду. Не скучай тут ангел моего сердца.

ТАТАРКА уходит
4 картина.
ТАТАРКА бредет со своей тележкой, остановилась под балконом.

На балкон вышел СЫН. ТАТАРКА засобиралась уйти.
СЫН. Постой…те. Эй, вы там.

ТАТАРКА. Мне что ли?

СЫН. Вам.

ТАТАРКА. Так я ничего. Иду мимо.

СЫН. Извините. Не знаю, как вас зовут.

ТАТАРКА. Татарка.

СЫН. А имя?

ТАТАРКА. Татарка я. К этому имени и привыкла. А по паспорту Клавдия Зайнуиловна.

СЫН. Я спросить хотел вас Клавдия…

ТАТАРКА. Можно без отчества. Так что спросить-то хотел ангел сердца моего?

СЫН. Что вы сейчас делаете?

ТАТАРКА. Да ничего. Бутылки вот собираю.

СЫН. Зайдите. Я дам.

ТАТАРКА. Не… по домам я не хожу. Я на улице. Мне хватает (пошла)

СЫН. Постойте.

ТАТАРКА. Чего еще?

СЫН. Отец у меня умер.

ТАТАРКА. Правда что ли?

СЫН. Два дня назад. Сегодня похоронили.

ТАТАРКА. Вот ведь как.

СЫН. Вроде не пил последнее время.

ТАТАРКА. Я не знала. У меня рабочий день был. Письма разносила. Хороший мужчина.

СЫН. Вы не думайте. Я не закрывал его последнее время.

ТАТАРКА. Тосковал по жене он, маме вашей, вот и пошел к Валюше. Вместе там веселей. Так бывает.

СЫН. Может, зайдете. Помянули бы.

ТАТАРКА. Не. А вот если не жалко, бутылочку дай.

СЫН. Дам. Подождите, пожалуйста, я выйду.

ТАТАРКА. А что выходи. Улица общая.

СЫН. Вы только не уходи. Я быстро.

ТАТАРКА. Добро. Как скажете. Я подожду.



Вышел СЫН. В руках пакет. Отдал ТАТАРКЕ.

Он обо мне плохо говорил?

ТАТАРКА. Зачем плохо? Как можно, чтоб отец о сыне плохо. Ты не сомневайся. И ничего такого не думай. Хорошо твой папа говорил о тебе. И что закрываешь, понимал. Знал, ради его блага. Ты не переживай. Смерть она не всегда плохо.

СЫН. Неожиданно только.

ТАТАРКА. Это точно. Планы у нас были.

СЫН. Какие планы?

ТАТАРКА. Нет, ты плохое не думай. Так кое - что не успели сделать.

СЫН. Совсем не знаю, как он жил последнее время. Здравствуй до свидания.

ТАТАРКА. Хорошо жил. Из библиотеки книжки брал. И я, глядя на него, записалась. Читаю вот теперь.

СЫН. Фантастику он любил.

ТАТАРКА. Точно. Всю фантастику в библиотеке перечитал. Мне вот с письмами помогал. Как умер-то?

СЫН. К телефону целый день не подходил. Я приехал, а он сидит, уткнувшись в диван. Чуть- чуть не дотянулся, чтобы лечь.

ТАТАРКА. Легко умер. Хорошие люди легко умирают.

СЫН. Что ж ты плохим помогаешь?

ТАТАРКА. Почему плохим?

СЫН. Болеет человек, значит, плохой.

ТАТАРКА. Ребенок плохим быть не может. Ребенок за грехи отца матери расплачивается. Так часто бывает. Только родители не всегда понимают, что ребенок по их милости мучается.

СЫН достал из кармана тысячу

СЫН. Возьми, пожалуйста, пошли.

ТАТАРКА. А сам? Это очень даже просто. Вот смотри, у меня на бумажечке написано. Я в сберкассу прихожу и она, кассирша, сама там все заполняет. За оформление, правда, сначала брала 25 рублей. Сейчас так заполняет. А ты грамотный. Сам сможешь. Отправишь, тебе же приятно будет.

СЫН. Нет. Я, пожалуй, не соберусь. Мне некогда. Возьмите, пожалуйста.

ТАТАРКА. (взяла деньги) А точно не жалко? Не правильно, если жалко.

СЫН. От отца это.

ТАТАРКА. Как скажешь, ангел моего сердца.
Красноярск 2011 г

В квартире.


ТАТАРКА. Ну, ты хорошо живешь. Чисто. Кто у тебя убирает?

ОТЕЦ. Сам. Ты проходи.

ТАТАРКА. Спасибо. Хочешь, я буду у тебя убираться.

У тебя ж рука.

Заживет скоро. Ты не беспокойся. Я без всякого там. Ты не думай

ОТЕЦ. Я сам умею.

ТАТАРКА. Я бесплатно.

ОТЕЦ. Борщ будешь?

ТАТАРКА. Сам что ли сварил?

ОТЕЦ. Сам.

ТАТАРКА. Наливай. Сын-то не заявится?

ОТЕЦ. У него на работе проблемы. Ему не до меня.

ТАТАРКА. А че так…поди у всех проблемы.

ОТЕЦ. Ты садись. У меня селедочка есть.

ТАТАРКА. Разбогател.

ОТЕЦ. Социалку получил.

ТАТАРКА. Я тоже получила. И у меня сегодня магазинная.

ОТЕЦ. В ларьке тоже паленая бывает.

ТАТАРКА. Я же говорю сегодня у меня магазинная.

ОТЕЦ. Гуляем значит.

ТАТАРКА. А что мы не люди.
ОТЕЦ. Садись. Я тебе борщ налью.
Ну,как?

Война. Никогда такого еще не ела. Неужели твое творение?

ОТЕЦ. Дать рецепт.

ТАТАРКА. Я лучше к тебе на борщ в гости ходить буду.

ОТЕЦ. Согласовано.

ТАТАРКА. Я ведь и добавку попрошу. Не жалко?

ОТЕЦ. Я все на сале обжариваю. И свеклу, и морковку и лук. А потом еще головку чеснока выдавливаю

ТАТАРКА. Да угодил.

ОТЕЦ. Вот возьми.

ТАТАРКА. А сын?

ОТЕЦ. Социалку он у меня никогда не берет. Бери смело. Кому посылать будем?

ТАТАРКА. Роману Белекович.

ОТЕЦ. И сколько нашему рыцарю.

ТАТАРКА. 5 лет. Совсем малыш.

ОТЕЦ. Сын приехал.

ТАТАРКА. Он меня убьет.

ОТЕЦ. Иди в кладовку.

ТАТАРКА. Стаканы дай. Тарелки.

ОТЕЦ. Что?

ТАТАРКА. Тарелку мою убери.


ОТЕЦ. Ты чего сына?

СЫН. Фотографию мамы на памятник надо. Не помнишь, куда я положил? Что смотришь, мы в воскресенье с тобой выбирали.

ОТЕЦ. Так я ее обратно в альбом сунул. Чтоб не потерять. (сын достал фотографию) Не слишком ли она молодая тут?

ОТЕЦ. А пусть красивой будет. Что старую-то делать.

СЫН. Как знаешь. Ты выбирал. Ты как тут?

ОТЕЦ. Вот борщ сварил. Будешь? Хороший борщ получился, наваристый. Мама такой варила.

СЫН. Спасибо, отец, я сыт. Слушай, дай мне тысячу, заправиться надо, завтра отдам.

ОТЕЦ. Так у меня нет.

СЫН. Ты же социалку должен был получить.

ОТЕЦ. Не успел сына. Пока убрался, пока борщ сварил. То се. В библиотеку сходил.

СЫН. Ладно.
ОТЕЦ. Ты куда

Пойду я


А борщ? Ты же добавки хотела.

Что-то расхотелось

Обиделась, значит.

Зря ты, Клава.

Я деньги на стол положила

Зачем? Я ему объясню. Да он и спрашивать о них больше не будет.

Не правильно это. Деньги посылать надо чистые, потому как на хорошее дело.

Т АТАРКА ОСТАНОВИЛАСЬ под балконом.

СЫН. Постой…те. Эй, вы там. Извините. Я к вам. Не знаю, как вас зовут.

ТАТАРКА. Татарка.

СЫН. А имя?

ТАТАРКА. Татарка я. К этому имени привыкла. А по паспорту Клавдия .

СЫН. Я спросить хотел вас КЛАВДИЯ

ТАТАРКА. Ну.

СЫН. Вы что хотели?

ТАТАРКА. Так ничего. Я вот бутылки собираю.

СЫН. Зайдите. Я дам.

ТАТАРКА. Не по домам я не собираю. Я на улице.

СЫН. Отец у меня умер.

ТАТАРКА. КОГДА

Два дня назад. Сегодня похоронилт

СЯ поняла. Два дня не видела. Жаль. Хороший мужчина был.

СЫН. Я его не закрывал последнее время. И телефон включен был.

ТАТАРКА. Тосковал он по жене вот и пошел к ней. Вместе веселей. Так бывает.

СЫН. Может, зайдете. Помянули бы.

ТАТАРКА. Не. Если не жалко дай бутылочку.

СЫН. Дам. Он обо мне плохо говорил?

ТАТАРКА. Зачем плохо? Нет. Как можно, чтоб отец о сыне плохо. Хорошо говорил. И что закрываешь, понимал. Для его блага. Как умер-то.

СЫН. К телефону целый день не подходил. Я приехал, а он сидит, уткнувшись в диван. Чуть- чуть не дотянулся чтобы лечь.

ТАТАРКА. Легко умер. Хорошие люди легко умирают.

СЫН. Что ж ты плохим помогаешь.

ТАТАРКА. Почему плохим?

СЫН. Болеет человек, значит, плохой.

ТАТАРКА. Ребенок плохим быть не может. Ребенок за грехи отца матери расплачивается. Так часто бывает. Только родители не всегда понимают, что ребенок по их милости мается.


СЫН. На вот, пошли.

ТАТАРКА. А сам? Это просто. Вот у меня на бумажечки написано. Я в сберкассу прихожу и она, кассирша, сама все заполняет. За оформление, правда, берет 25 рублей. Пошли сам. Приятно будет.

СЫН. Мне некогда.

ТАТАРКА. Тогда давай.

СЫН достал из бумажника тысячную купюру, бросил вниз

Не жалко.

СЫН. Все нормально. Считай от отца. Не беспокойся.

А вот если не жалко, дай бутылочку.


Смотрю на часы.

Без десяти девять.

Где вода? Хочу воды. Я же наливал стакан без 14 девять.

Вот стакан.

Где штаны? Куда убежали штаны?

Девять. Все.

Беру трубку. Набираю номер.

ОТЕЦ. Сына.

СЫН. Я папа. Как ты?

ОТЕЦ. Хорошо.

СЫН. Я к тебе сегодня не заеду.

ОТЕЦ. Ну и ладно, сына.

СЫН. Ты ел.

ОТЕЦ. Да, сына.

СЫН. Врешь. Взял бы сварил себе.

ОТЕЦ. Я не хочу сына. Но я ел. Завтра позвоню.

СЫН. Хорошо.

Голос у меня был спокойный. Ложу трубку и быстро натягиваю штаны.

Бегу к двери. Она закрыта. Я затерт. Меня закрыл сын.
Эй.

Ты мне?


Что с рукой?

Сломала?


Хорошо левая.

Повезло.
Как твоя собака?

Щенков утопили.

Кто?


Любка с первого. Орать начала, что сильно много их разведется.
Че грустишь?

Ты не могла бы.

Деньги есть? Бросай.

Она умерла тихо. Я даже не слышал. Проснулся ночью выключить телевизор. Она часто засыпала перед телевизором. А когда подошел, понял, все надо звонить сыну. Сын обвиняет меня. Сын со мной только по телефону: да, нет. И еще взял моду запирать меня. Чуть унюхал, беда, я заперт на три дня.

А жрешь что?

Еда в холодильнике. Сын кефир, молоко покупает. Летом на дачу отвозит.


Не одолжишь?

Не могу. Мне завтра выслать надо.

Я слышал, говорили тут, ты бутылки собираешь, а деньги шлешь куда попало.

Ладно, пошла я.



Не обижайся. Я к тому, что жулья полно. Кому сейчас вышлешь.

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет