М. Г. Ярошевский история психологии от античности до середины ХХ в



жүктеу 5.85 Mb.
бет17/21
Дата29.08.2018
өлшемі5.85 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21
§ 2. Отечественная психологическая наука
во второй половине XIX века
В середине XIX века, в пери-Сеуедина-века од, связанный сформированием I

собственных взглядов на челове ка и его роль в обществе, а главное-с развитием

рефлексии своей самобытности, своих научных и пси хических особенностей, начала

формироваться и са-312 *

мобытная отечественная психология, начался поиск путей ее построения, ее

методологии и собственно предмета, ее отличий от других наук и рамичий с

европейской психологией.
Это были годы расцвета естественных наук в Рос сии, на которых сосредоточился

главный интерес общества и где происходили основные научные до стижения. Это

наложило естественнонаучный, ма териалистический отпечаток и на развитие психо

логии. В то же время как естественные, так и гу манитарные науки того времени

имели тенденцию к созданию универсальных теорий, каждая из ко торых

претендовала на открытие основных зако номерностей развития человека и общества.

Этот подход виден в концепциях А. В. Веселовского, А. А. Потебни, И. М.

Сеченова, К. Д. Кавелина и других ученых того времени. Однако дело не толь ко в

том, что ученые этого периода занимались ши роким кругом вопросов, так как

широта охвата воз можна и при систематизации изучаемого материа ла. Но бывают

эпохи, когда научное мышление проявляет широту в открывании новых перспек тив,

в создании новых точек зрения, не только объединяющих и систематизирующих уже

откры тые, известные факты, но и проливающих на них новый свет, ставящих новые

задачи не только пе ред данными исследователями, но и перед учены ми следующих

поколений. Именно такими и были 60-80-е годы XIX века, таким ученым был Сеченов,

такими были и Кавелин, и Веселовский, и Потебня.


Прежде всего необходимо Два направления было разработать методологию в проблеме

новой науки, понять, какой ей человека надлежит быть - естественной


или гуманитарной. Из ответа на этот вопрос *вытекало и то, на основе кююй науки

следует формировать психологию - <а основе философии, с которой она и была

связана главным образом до того времени, или на основе физио логии, как того

требовали новые веяния науки и общественные предпочтения. Практически бы ло

предложено две концепции построения психо логии.

У истоков каждой из них стояли выдающиеся мыслители. У первой - Николай

Чернышевский, у второй - Памфил Юркевич и Владимир Соловь ев. Они заложили в

России традиции человекопоз-нания исходя из противостоявших друг другу спо

собов осмысления природы личности. На взрых ленной каждым направлением почве

рождались в дальнейшем учения, развивавшие их исходное идей ное содержание . в

новых социокультурных услови ях и соответственно запросам логики научного

творчества.


К антропологическому принципу Чернышевского восходит русский путь в науке о

поведении - от И. М. Сеченова до И. Л. Павлова и А. А. Ухтомско-го. К

теологическому принципу В. С. Соловьева вос ходит апология "нового религиозного

сознания" в трудах Н. А. Бердяева, С.Н. и Е.Н.Трубецких, С. Л. Франка и др. И

новое учение о поведении, и апология "нового религиозного сознания" явля лись

плодами русской мысли, двух ее мощных те чений - естественнонаучного и

религиозно-фило софского.
Динамика обоих течений пронизывала представ ления о человеке, складывавшиеся в

этот период в русском общественном сознании. Те, чьей интеллек туальной

активностью строился этот образ, прежде чем занять собственную, противостоящую

другой идейную позицию, испытали неудовлетворенность этой другой.


Предпосылкой понимания Антропологме-природы человека согласно это-ский принцип

му принципу является отклоне-в философии ниедуализма."Никакогодуализ-П. Г.

Чернышей-ма в человеке не видно. Если бы ского человек имел, кроме реальности
своей натуры, другую натуру, то эта другая натура непременно обнаружилась бы в

чем-нибудь, а так как она не обнаруживается ни в чем, так как все происходящее

в человеке проис ходит по одной реальной его натуре, то другой на туры в нем

нет", - полагал Чернышевский.


Идея единства человеческого организма обосно вывалась и онтологически (он

является сгустком при родных сил и элементов, присущих мирозданию в


314

целом), и гносеологически (он познается тем же спо собом, как и остальные

реалии этого мироздания). Соответственно и психика, как один из жизненных

процессов этого организма, не является самостоя тельной сущностью и не требует,

чтобы быть познан ной, иных средств, чем те, которыми наука добывает истину о

других вещах.


Первым оппонентом Черны-П.Д.Юркевпч шевского выступил философ о душе П.Д.

Юркевич. Главным его ар-и внутреннем гументом против идеи единства опыте

организма служило учение о
"двух опытах". "Сколько бы мы ни толковали об единстве человеческого организма,

- писал Юркевич, - мы всегда будем познавать челове ческое существо двояко:

внешними чувствами - те ло, его органы и внутренним чувством - душевные

явления".


Юркевич отстаивал "опытную психологию", со гласно которой психические явления

принадлежат к миру, лишенному всех определений, свойственных физическим телам,

и познаваемы в своей сущности только субъектом, который непосредственно их пе

реживает.


Слово "опыт" давало повод говорить, что пси хология, использующая этот

внутренний опыт, яв ляется эмпирической областью знания и тем са мым обретает

достоинство других строго опытных наук. Антропологический принцип Чернышевского

отвергал этот эмпиризм, создавая философскую почву для утверждения взамен

субъективного ме тода-объективного. Этот жд принцип, постули руя единство

человеческой природы во всех ее про явлениях (стало быть, и психических),

отвергал прежнюю, восходящую к Декарту концепцию ре флекса, согласно которой

организм расщеплялся на два яруса - автоматических телесных движений (ре

флексов) и действий, управляемых сознанием и вслед.
Противники Чернышевского полагали, что име ется только одна альтернатива этой

"двухъярусной" модели поведения, а именно - воззрение на это по ведение как

чисто рефлекторное. Человек, тем са мым, обретал образ нервно-мышечного

аппарата. По-315

этому Юркевич требовал остаться на том пути, кото рый был указан Декартом.
По Чернышевскому же, следует идти другим пу тем: признавая родство телесных и

психических яв лений, использовать достижения физиологии для рас крытия

своеобразия последних.
Обращаясь к спору между Чернышевским и Юркевичем, захватившему в начале 60-х

годов рус скую печать, мы оказываемся у истоков всего по следующего развития

русской психологической мысли. Идеи антропологического принципа при вели к

новой науке о поведении. Она строилась на объективном методе в противовес

субъективному (который, как мы видели, определил программы разработки

психологии на Западе). Наука о пове дении использовала открытое физиологией

детер министское понятие о рефлексе, чтобы преобразо вать его в целях

объяснения психических процес сов на новой основе, сохранившей по завету

антропологического принципа организм как цело стность, где телесное и духовное

нераздельны и не-слиянны.


Опираясь на положения, высвеченные кон фронтацией двух направлений русской

философ ско-психологической мысли, Сеченов предложил свой подход к разработке

коренных проблем пси хологии (отличный от изложенного в те же годы Вундтом).
Константин Дмитриевич Ка-1[.Д.Кавелнн велин был профессором права а культурной

Московского и Петербургского детерминации университетов. Основной темой психики

его научных исследований была
проблема нравственности в раз ных ее аспектах. В концепции Кавелина зарожда

ются контуры отечественной психологии личности, так как в его работах на первый

план выдвигается прежде всего идея самоценности личности, ее сво боды и

независимости от давления общества. В своей работе "Задачи этики" (1887) он

доказывал, что нравственная личность человека является "жи вым двигателем" всей

индивидуальной и обще ственной жизни людей. Он также считал, что эта

нравственная личность имеет объективные мораль-316

ные основы, которые руководят ее деятельностью. Поэтому важнейшими чертами как

философии, так и психологии, правоведения и других наук явля ются, с его точки

зрения, антропологизм и эти ческая направленность. Эта позиция Кавелина в

дальнейшем была развита мыслителями 90-х го дов-такими как Л.М.Лопатин, Н.0.

Лосский, Н. А. Бердяев.


В работе "Задачи психологии" Кавелин писал, что роль психологии состоит в том,

чтобы воору жить общество знаниями о психических явлениях и о законах

деятельности души, направить разви тие нравственности, морального поведения

чело века. Большое внимание Кавелин уделял исследо ванию культуры - как ее

этическим аспектам, так и ее национальным особенностям.
Этнопсихологическая проблематика была одной из важнейших в его творчестве.

Этнографические исследования привели его к мысли о том, что ана лиз продуктов

народного творчества может являться методом изучения национальной психологии

так же, как и анализ продуктов индивидуального твор чества способствует

изучению индивидуальной пси хики. Таким образом, он приходит к выводу о

возможности объективного опосредованного ис следования психики, так как

психическая жизнь ос тавляет во внешнем мире следы, представляющие собой знаки

и символы, т. е. продукты культуры. Свойства национальной психики проявляются и

в науке, и в религии. Таким образом, в своих этно графических и

этнопсихологических исследовани ях Кавелин, независимо от Вундта и Тейлора, при

шел к сходным выводам.
Применение этого метода к анализу пути разви тия российской науки позднее даст

возможность Кавелину исследовать ее особенности, вычленив те черты, которые

впоследствии были приняты мно гими исследователями как основные и характер ные.

Это этическая проблематика, или вопрос о сво боде воли, который являлся

центральной пробле мой для большинства русских психологов и философов. По

К-авелину, суть цивилизации - в умственном и нравственном развитии отдельной

личности, и, таким образом, именно личность, а
317

не коллектив является юновой общественного раз вития. Таким образом, он

формулирует и свой принцип культурного прогресса-он возможен лишь там, где есть

развитая личность. Историче ские и этнографические исследования привели

Ка-велина к убеждению, что культуру нельзя изучать только физиологическим

методом, а личность че ловека является результатом не только физиоло гии, но и

истории и культуры'.
Кавелин утверждал, что психология - та нау ка, в которой должны соединиться

физиология и философия, так как в отдельности они не могут объяснить всей

сложности человеческой природы, в том числе и такую важнейшую проблему, как

творчество. Утверждая, что психику нельзя све сти к физиологии, так как

физиология - лишь условие возникновения психических явлений, Кавелин доказывал,

что психическое, как несво димое к материальному, не может и подчиняться

материальным законам и, главное, закону при чинности, т. е. детерминизму,

отрицающему сво боду воли человека. По Кавелину, без свободы воли нет личности,

так как она формируется в борь бе с внешними обстоятельствами. Он считал, что

душа есть живая психическая реальность, выра батывающая из себя под влиянием

окружающего материального мира особый нравственный по рядок, служащий образцом

для преобразования материальных сочетаний. Это взаимоотношение двух порядков -

материального и психического - не определяется законом причинности, а потому и

возможна свобода воли, свобода человеческой деятельности. Таким образом, не

отрицая в прин ципе необходимость физиологических исследова ний психического,

Кавелин выступил против понимания психологии только как естественной науки,

доказывая необходимость ее связи с фило софией.
' Подробно о дискуссии между Кавелиным и Сеченовым по поводу предмета и задач

психологии см.: Яро-шевскийМ. Г. Сеченов и мировая психологическая мысль. М.,

1981.
318

Как помнит читатель, психо-А. А. Потев>>: логизм был присущ возникшему язык

народа в середине XIX века в Германии как орга>, направлению, выступившему под

образующий мысль именем "психологии народов".


Психология народов притязала на изучение народного, а не индивидуального со

знания. В своем проекте психологии как самостоя тельной науки Вундт

предусматривал два раздела: физиологическую психологию, объектом которой служит

индивид, и этническую, исследующую по продуктам культуры (языку, мифу) душу

творяще го их народа. Ни в одном, ни в другом Вундт не был оригинален.

Физиологическая психология опи ралась на лабораторные опыты, открывшие за

кономерности работы органов чувств. Что же касается психологии народов

(этнопсихологии), то первыми ею занялись гербартианцы Штейнталь и Лазарус,

издававшие специальный журнал "Пси хология народов и языкознание". Издатели ру

ководствовались идеей о том, что первоэлементы психики (согласно Гербарту, ими

служат представ ления) объясняют "дух народа", каким его запе чатлевают язык,

обычаи, мифы и другие феномены культуры.


Это и был путь психологизма. В научный оборот вошли факты, которые не

интересовали физиоло гическую психологию. Однако опора на гербарти-анскую

концепцию "статики и динамики представ лений", уходящую корнями в

индивидуалистиче скую трактовку души, не могла объяснить, каким образом факторы

культуры формируют психический склад народа.
Радикально иную позицию занял русский мыс литель Александр Афанасьевич Потебня.

В своей книге "Мысль и язык" он, следуя принципу исто ризма, анализировал

эволюцию умственных струк тур, которыми оперирует отдельный индивид, впи

тывающий эти структуры благодаря усвоению язы ка. Творцом языка является народ

как "один мыслитель, один философ",-распределяющий по разделам плоды

накопленного в ходе истории об щенационального опыта. Мыслящие на этом язы ке

индивиды воспринимают действительность
319

сквозь призму запечатленных в нем внутрен них форм.


Потебня тем самым стал инициатором построе ния культурно-исторической

психологии, черпающей информацию об интеллектуальном строе личности в

объективных данных о прогрессе национального язы ка как органа, образующего

мысль.
Вопрос о "духе народа", о национальном своеоб разии его психологического склада

рассматривался исходя из запечатленных в языке свидетельств исто рической

работы этого народа.


Социальная ситуация, сложив-Изменение шаяся в русском обществе в 90-х

социальной годах XIX века, привела к изме-ситуации пениям в идеологических и

на-в конце XIX века учных установках ученых. В Рос сии XIX века образовалось по

крайней мере две группы интеллигенции, которая занималась проблемами

гуманитарных наук. Обе группы имели ярко выраженную идеологическую, ценностную

окраску. Эта идеология, выработанная на основе разного понимания исторического

раз вития и значения того или иного исторического пе риода, влияла и на

становление методологических основ формирующейся психологической науки. В

60-70-е годы большее распространение имели ли берально-народнические взгляды,

ориентирующие Россию на общечеловеческий, с европейским ук лоном, путь развития.

Привлекательность этой по зиции постепенно снижалась начиная с 80-х годов, и к

концу века на первый план вышла противопо ложная позиция, в которой

превалировали охра нительные тенденции, нацеливающие Россию на поиски

самобытных, присущих только ей путей раз вития.

Анализируя причины неудачи общественной мысли и самостоятельной общественной

деятель ности, Стасюлевич справедливо замечал, что по иск этих причин является

задачей прежде всего пси хологии. Разочарование в положительной науке и поворот

к религии, к мистике, характерные для это го периода, явились закономерным

процессом, следствием чрезмерных ожиданий, возлагаемых на естествознание и

другие положительные науки. Не-320

возможность получения немедленного результата бросила многих ученых > другую

крайность - к пол ному отказу от объективного исследования психи-кии к

интерпретации получаемых данных втер-минах чувства и веры, а не логики и знания.

В то же время усиливался и интерес к искусству, кото рое в конце XIX - начале

XX века достигло в Рос сии небывалого расцвета во всех областях. В прин ципе

можно сказать, что в то время общество раз вивалось по закону компенсации, т. е.

упадок общественной жизни, потеря веры в положитель ное научное знание,

неуверенность в собственном завтрашнем дне как бы компенсировались, изли вались

в искусстве.
Эти социальные и мировоззренческие измене ния привели к тому, что в психологии

произошла перемена курса с психологии материалистической, ориентированной на

естествознание, на, психоло гию идеалистическую, связанную преимуществен но с

философией и социологией. После господства материализма и позитивизма и

увлечения естест венными науками начинается возрождение инте реса к философии.
Кроме мировоззренческих, были и чисто науч ные причины произошедших изменений.

С одной стороны, развитие психологии показало невозмож ность применения к ней

естественнонаучных ме тодов в полном объеме, в особенности к исследо ванию

явлений гипнотизма, бессознательных струк тур психики. С другой стороны, успех

философии А. Шопенгауэра и Э. Гартмана, нашедших себе в России многочисленных

поклонников, доказал не достаточность объяснительных принципов позити визма,

особенно для раскрытия специфики позна вательных процессов. Это заставило не

только фи лософов, но и естествоиспытателей, стремящихся к цельному

мировоззрению, вновь обратиться к фи лософии. .Интересно, что вышедшая в 1881

году книга Н. И. Пирогова "Вопросы жизни из дневни ка врача", в которой он

обосновывает свою телео логическую точку зрения и обнаруживает себя как

глубокий и самостоятельный религиозный мысли тель, была очень тепло и

сочувственно встречена в обществе. В то же время подобные книги, появ-11 М. Г.

Ярошексий *]

лившиеся в 60-70-х годах, неизбежно отвергались как научным, так и вообще

общественным мнением. Характерный поворот мнений в естествознании ви ден и в

книге 1906 года "Сборник по философии естествознания", хотя не исчезла и

ориентация пси хологов на естественные науки, стремление к по строению

объективной психологии, исследующей поведение человека и животных, основы

которой были заложены Сеченовым. В новых условиях идеи И. М. Сеченова

разрабатывались И. Л. Павловым, В. М. Бехтеревым, В. А. Вагнером и другими

иссле дователями.


§ 3. Университетские профессора'
В 1863 году после долгого пе-Унаверситетскае рерыва было возобновлено

пре-психологические подавание философии в Россий-школы ских университетах, при

этом в
курс философии вошли психоло гия и логика, которые хотя и не были до того за

прещены, но находились в забвении. Конечно, длительный перерыв не мог не

сказаться на уровне преподавания этих наук, поэтому прежде чем ока зать

заметное влияние на русское общество гума нитарные науки, психология в их числе,

должны были организоваться и упрочиться. Достаточно дол го, пока новые

университетские школы приобре тали влияние, научные идеи возникали и распро

странялись в обществе как бы сами собой. Поэто му психология длительное время

развивалась вне академического русла и вне академических идеа лов, формируясь

преимущественно в общественных кружках и в публицистике. Это привело к форми

рованию одного из важнейших отличий русской психологии: ее развитие

направляется не-кафедрой, как на Западе, а литературой.
Однако эта ситуация изменяется к концу XIX ве ка, когда во всех крупных

университетах России


' Параграф написан Т-Д. Марцинковской.
322

появля1отся:кафедры психологии (приписанные, как правило, к филологическому и

историческому от делениям). На этих кафедрах и формируется новая отечественная

психология, здесь появляются уче ные, составившие цвет российской психологиче

ской науки и определившие почти на тридцать лет путь &e развития.
В Московском университете профессором фи лософии с 1863года по 1874 год был П.Д.

Юрке-вич, о выступлении которого против антропологи ческого принципа

Чернышевского и, тем самым, против естественнонаучного объяснения психики уже

было сказано. Это выступление, скорее всего, и побудило московское

университетское начальст во пригласить Юркевича из Киевской духовной ака демии.
Отстаивая версию о вечности и . неизменности идей (в духе платонизма), Юркевич

соединял с этим учение о том, что постижение истины не является чисто

познавательным актом, а сопряжено с рели гиозными убеждениями человека, с его

верой и лю бовью к Богу.


Юркевич мазал большое влияние на студента физико-математического факультета

Владимира Со ловьева, который одно время был завзятым мате риалистом и

поклонником Бюхнера, объяснявшего душу движением молекул. После смерти Юркевича

на освободившуюся кафедру претендовали его уче ник В. С. Соловьев и профессор

Варшавского уни верситета Матвей Михайлович Троицкий. Послед ний был назначен

ординарным профессором, а Со ловьев - доцентом.


Троицкий в свое время, будучи слушателем Ки евской духовной академии, также

обучался фило софии у Юркевича. Это было в начале 50-х годов. С тех пор многое

изменилось в русском обществе, и чуждая Юркевичу идея связи психологии с быст

ро развивавшимися естественными науками при обрела у молодого поколения

аксиоматический ха рактер. Это сказывается на дальнейшей работе Тро ицкого. Он,

воспитанный на психологических концепциях Бенеке, Гербарта, Дробиша и других

немецких авторитетов, склонных к построениям, чуждым методологии естественных

наук, делает вы-323

бор> пользу английских психологов. ; Преимущест во их позиции он видит в опоре

на индукцию как способ обобщения частных фактов в противовес умозрительному

выведению фактов из метафизи ческих постулатов о душе и ее свойствах.
Первой книгой Троицкого, которую он предста вил в качестве своей докторской

диссертации, бы ло сочинение "О немецкой философии в текущем столетии", где он

противопоставлял английскую психологию немецкой. Он поддерживал индук тивный

метод и английский ассоцианизм и резко критиковал Канта и всю немецкую линию в

фи лософии и психологии. В то время в России как раз была популярна немецкая

психология Гербарта и Вундта, поэтому-то диссертация Троицкого и подверглась в

Москве резкой критике. Троицкий и в следующих своих работах развивает идеи

ассо-цианистической психологии, доказывая, что все психические процессы

формируются благодаря различным законам ассоциаций: смежности, сходства,

контраста. Интересно, что в своих тру дах он, в традициях отечественной

психологии, большое внимание уделяет проблеме нравственно сти и практическому

использованию психологиче ских знаний.


Образование Московского психологического об щества, во главе которого встал

Троицкий, как и из дание первого научного психологического журнала "Вопросы

философии и психологии", тесно связаны с мыслями о пользе и просвещении, т. е.

с основны ми идеями народничества, воодушевлявшими тогда отечественную

интеллигенцию.
Апология опытного познания в противовес ме-.тафизическим системам

воспринималась как нечто еретическое, хотя "опыт" в понимании Троицкого означал

нечто иное, чем понимали под ним Сеченов и другие естествоиспытатели. Имелось в

виду изучение того, что говорит субъекту наблюдение за собственными состояниями

сознания, иначе го воря - прямые свидетельства интроспекции. Это была линия

позитивизма, которую Троицкий пер вым проводил в русской психологии в

противовес доминировавшей до него на университетских ка федрах философии

метафизической и схоластиче-324

екай' трактовке психических явлений. Тем не ме нее позитивистский подход

сохранял принцип про тивопоставления душевных явлений телесным, которые

трактовались в качестве "внешних для нашего сознания" и потому не входящих в

пред метную область психологии. Эта установка руко водила пером Троицкого,

когда он писал второй свой большой труд "Наука о духе" (в 2-х т., 1888). Хотя

Вл. Соловьев замечал, что по этой книге "ни какой западный европеец ничему не

научился бы", для русского читателя книга содержала свежие идеи, близкие

представлениям Вена и Спенсера, вно сившим, в частности, в психологию принцип

раз вития.
Если Троицкий стремился в своей психологиче ской теории*разграничить области

знания и веры, то другой московский психолог-* К). Ф. Самарин, наоборот, сМтал,

что такое разграничение вприн-.'Qtine невоз*жда. 'Самарин также; отрицал зависи

мость поведения от внешних условий,' доказывая, что такое подчинение

свидетельствуете пассивно сти души, об отсутствии у нее свободы воли. Есте

ственно, что при таком подходе он практически от вергал психологию как

объективную науку, дока зывая, что ни психология, ни философия не могут ни

понять душу человека, ни выработать в ней нрав ственные начала. Это дело только

религии, к кото рой и должны обратиться люди и которая единст венно может дать

им идеалы.


По взглядам на роль психологии и ее место в системе гуманитарных наук близко

был к Самари-ну и А. А. Козлов, который в своей книге "Фило софские этюды"

писал, что в России философские знания могут приобрести характер верховной ис

тины, которая обнимет результаты всех наук, в том числе и психологии. Основу

развития отечествен ной психологии Козлов видел в распространении

психологических знаний в обществе, прежде всего взглядов немецких ученых.

Представляет несомнен ный интерес попытка Козлова соединить рациона листический

характер теории Лейбница с традици ями российской науки. Так, он доказывал, что

именно монадология, где ученый рассматривает ак тивность монады в стремлении к

истине, отвечает


325

характеру российской науки, объясняет ее стрем ление к абсолютному знанию. При

этом Козлов, как и Самарин, исходил из мысли о приоритете цельного,

интуитивного знания над логическим. Эти идеи развивал в дальнейшем и ученик

Козлова Н.0.Лосский.
Ценность научной деятельности Козлова была прежде всего в ее просветительском

характере, так как он старался познакомить своих читателей и слу шателей с

последними новинками европейской на уки. Для российской интеллигенции 70-80-х

годов критические статьи ученого, его обстоятельные и живые изложения различных

взглядов были весьма ценны. В то же время его собственные взгляды, особенно

оформившиеся в конце жизни, не имели такого отклика. И только в начале XX .века,

в ра ботах Н.0.Лосского и С. Л. Франка, его мысли о субстанциональности

человеческой души, ее цель ности и активности получили общественное при знание.


Владимир Сергеевич Соловь-Лд. С. Соловьев: ев (1853-1900) является одной из

неохристианская центральных фигур в российской концепция души науке XIX века

как по значитель ности того, что им сделано, так и по тому огромному влиянию,

которое он оказал на взгляды многих современников и которое за метно не только

в работах ученых - Бердяева, Бул гакова, Лосского, Лопатина, но и в художествен

ной литературе, прежде всего в поэзии символи стов. Окончив с отличием

Московский университет, он в 1874 году уезжает в Петербург, где защищает свою

магистерскую диссертацию "Кризис западной философии". Она вызвала большой

резонанс не только в науке, но и в широких кругах петербург ской и московской

интеллигенции, так как Соловь ев выступил против позитивизма, который господ

ствовал в то время в России. После зарубежной ста жировки он получает должность

профессора в Московском университете, где вскоре защищает и докторскую

диссертацию.
Хотя Соловьев не оставил законченной научной системы, а скорее только план ее,

ряд не всегда согласующихся друг с другом эскизов или особых


326

приемов для разрешения отдельных проблем, тем не менее именно его искания во

многом сделали проблему нравственности, формирорания личности человека,

проблему воли одной из центральных для психологии того времени. Соловьев был

основате лем направления, получившего название христи анской философии, однако

его система была со вершенно лишена того догматизма, который она приобрела у

некоторых его последователей. Он счи тал ложной идею разделения христианства на

ка толическое и православное и был одним из осно вателей экуменизма.


Теория Соловьева фактически обозначила куль минационную точку того поворота в

мышлении, ко торый произошел в конце 80-х годов XIX столетия и знаменовал собой

признание религиозной жизни и некоторое разочарование в единодержавии нау ки, в

особенности естествознания. При этом в его философии рационалистические

элементы созна тельно соединялись с мистическими. Стремление к активности и

универсализму объединяли Соловь ева с шестидесятниками, так как духовная струк

тура знаменитой реформаторской эпохи была ему присуща в значительной степени.

По многим про блемам Соловьев является антагонистом Л. Н. Тол стого. Оба

мыслителя уделяли большое внимание проблеме взаимосвязи науки и веры, но в то

время как западник-рационалист Толстой отрицал науку, мистик Соловьев признавал

ее права, что подчер кивает парадоксальность русской мысли.
Проблема религиозной этики стояла в центре внимания обоих мыслителей, но этика

рационали ста Толстого привела его к отрицанию государства и анархизму, к

учению о непротивлении злу, в то время как понимание этической задачи, возложен

ной на человека, повело Соловьева по другому пу ти. Свою философию он называл

мистицизмом, т. е. таким воззрением, которое признает недостаточ ность

эмпиризма и рационализма и, не отвергая их относительной истинности, требует

пополнения их другими источниками знаний, имеющимися в цельном разуме. Этот

иной источник есть вера, сви детельствующая нам о существовании трансценден

тального мира, к которому неприменимы призна-327

ки, заимствованные из мира явлений. Он считал, что трансцендентальный мир

(всеединое целое, или Бог) имеет непосредственное отношение к челове ку,

который занимает среднее положение между безусловным началом, или всеединым

целым, и пре ходящим миром явлений, не заключающим в себе истины. Из этого

понимания места и роли челове ка в теории Соловьева вытекает и психологическая

концепция Франка и Лосского, которые дополня ют и развивают его главные мысли.
Одним из наиболее ценимых Соловьевым фи лософов, особенно в конце жизни, был

Платон с его стремлением к созданию системы объективно го идеализма и с его

разочарованием (как и у Со ловьева в его последние годы) в возможности идеей

воспламенить или переделать человека. Платонов ская концепция мира видоизменена

Соловьевым в двух отношениях: дуализм Платона примирен у не го, во-первых, с

идеей постепенного развития бы тия в пяти царствах, идеей постепенного возвыше

ния, начиная от мертвой материи и кончая разум ным и нравственным царством,

во-вторых, е христианским пониманием положения человека и смысла истории. В

центре истории стоит божест венная личность Христа, победившая смерть и та ким

путем приобщившая мир преходящих явлений к вечной жизни, к безусловному началу.

Появле ние Христа в середине исторического процесса да ет определенный смысл

этому процессу, должен ствующему завершиться царством Божиим, побе дой любви

над смертью - ибо Бог есть любовь. Эта концепция возлагает на человека очень

важную и сложную задачу, ибо через него идет путь развития бытия.


Соловьев считал, что мертвая материя, пройдя через среду человеческую,

одухотворяется, ста новится живой. Прогресс человеческого духа со вершается

только по одному пути, по пути лично го нравственного совершенствования, ради

ко торого свободная воля должна делать постоянные усилия. Эти усилия становятся

реальной силой, если к ним присоединяется воздействие свыше, т. е. то, что в

религиозной жизни именуется благодатью. Это положение было очень важно именно

для россий-328

crux ученых, так как их концепции были, как правило, антропологичны,

ориентированы на че ловека.
Таким образом. Соловьев первым осознал новые приоритеты и в философии, и в

психологии и разра ботал новый подход к исследованию человека, его души и его

предназначения на Земле, подход, кото рый стал господствующим в конце XIX -

начале XX века в России.


Одним из наиболее близких Л.М.Лопатин: Друзей и соратников Соловьева

психическая был Лев Михайлович Лопатин жизнь как (1855-1920), профессор

филосо-духовное фИи Московского университета. творчество Отстаивая центральное

место
психологии в системе других на ук, он видел ее как методологию всех наук о чело

веке. В своей книге "Положительные задачи фило софии" (1911) Лопатин писал о

значении немец кой научной школы для отечественной психоло гии, обосновывая

положительную роль метафизики в науке того времени. С его точки зрения, гносео

логию построить невозможно без признания неко торых метафизических предпосылок,

а именно - без признания чужого одушевления и внешнего ми ра. Все реальное -

духовно, считал Лопатин, и в активности нашего Я и раскрывается настоящая ре

альность. Мир, таким образом, есть система жи вых центров, единых в своей

основе, в абсолюте, в личном Боге. Лопатин исходил из того, что все в мире

связано и обусловлено друг другом. Поэтому так важен для него был тезис о

прямом и непос редственном знании внутреннего мира: познанию достаточно иметь

хоть одну твердую точку, в кото рой оно видит истинную действительность, чтобы

постигнуть и всю остальную реальность в ее ос новных очертаниях. Не отрицая

значения экспе римента и физиологии для психологии, Лопатин все же считал ее по

преимуществу философской, а не естественной наукой, причем главное связующее

звено между психологией и философией он видел в теории познания. В своем "Курсе

психологии" (1903) он писал, что всякая теория познания (фи лософская)

вырастает на психологическом фунда-329

менте и, наоборот, психологическое исследование мышления соединяется или

переходит в философ скую теорию познания.
Одно из центральных мест в психологической си стеме Лопатина занимала 'воля, с

помощью которой происходит объективация явлений внутреннего ми ра, так же, как

и осознание реальности внешнего мира. С его точки зрения, стремление к чему-то

про исходит от нас, от наших желаний, в то время как остановка, препятствие в

реализации нэших стрем лений происходит от внешнего мира. Поэтому, со знавая

свое стремление, мы сознаем и препятствие, мешающее его реализации: они оба

реальны для нас, и таким образом происходит осознание субъектом ре альности

внешнего мира.


Особое внимание Лопатина к проблеме воли вы текало и из того, что свободу воли

он связывал с развитием нравственности, а саму этическую про блематику, как и

большинство российских ученых, рассматривал как одну из главных для психологи

ческой науки. Доказывая, что свобода воли не про тиворечит закону детерминации,

ученый считал: мо ральная свобода человека заключается в том, что мы сами

творим в себе свой нравственный мир и изменяем его своими усилиями, т. е.

подлинная сво бода заключается вовсе не в том, чтобы действо вать без мотивов,

но в том, что мы поступаем по мотивам, а не по внешним толчкам. Важной явля

ется и мысль о том, что свобода духа выражается в творчестве, которое

простирается и на область нравственных действий.


Влияние идей Соловьева проявляется не только в этом положении Лопатина, но и в

его утверждении о том, что не только сознание, но все проявления ду ха - от

простейших ощущений до логических раз мышлений - проникнуты творчеством.

Заложенно му в ней стремлением к творчеству душа и отличает ся от физического

мира, где действительно нового ничего не возникает, в то время как жизнь

состоит в постоянном раскрытии новых проявлений, новых ак тов. Таким образом,

вся психическая жизнь есть по рождение духовного творчества, а нравственное до

бро является высшим проявлением сознательного личного творчества.


330

Лопатим был также одним из основателей журна ла "Вопросы философии и

психологии" и председа телем психологического общества после смерти Ни колая

Яковлевича Гротов 1899 году.


Н. Я. Грот(1852-1899) был сы-Н. Я. Грот: ном ученого-филолога Я. К.

Гро-личность та. После окончания истерико-и свобода воли филологического

факультета Пе тербургского университета и стажировки за границей он защищает

магистерскую, а затем докторскую диссертацию, где развивает свою концепцию

логики и эмоций. Именно проблема эмо ционального развития становится одной из

важней ших в творчестве Грота.


В 1886году М. М. Троицкий передает ему заве дование кафедрой Московского

университета, а с 1887 года он возглавляет и Московское психологи ческое

общество, которым руководил десять лет. Развивая свою программу построения

психологии, Грот исходил из того, что она должна быть объек тивной естественной

экспериментальной наукой, что именно психология должна лежать в основе на ук о

человеке. Он был активным сторонником прак тического использования психологии,

ее связи с пе дагогикой, медициной и юриспруденцией. В своей работе "Основания

экспериментальной психоло гии" (1896) Грот писал, что развитие эксперимен

тальной психологии имеет большое значение не только для будущего развития

психологии, но и для всех гуманитарных наук, что новое развитие пси

хологической науки связано с объединением, кон вергенцией разных

психологических теорий на ос нове эксперимента.


Особое внимание в своих работах Грот обращал на развитие эмоций и чувств,

связывая их не толь ко с мыслями, но и с ощущениями, т. е. говоря об

"эмоциональном тоне ощущений". Одна из его пер вых книг так и

называлась-"Психология чувств", в ней он пытался применить законы дифференци

ации и интеграции, открытые в физиологии, к пси хологии. Книга появилась в 1880

году и была одним из первых отечественных экспериментальных ис следований

эмоций. В качестве основной единицы душевной жизни Грот выделял "психический

обо-331 .

рот", который состоял из четырех основных мо ментов - ощущений, чувствований,

умственной пе реработки и волевого решения, переходящего в дей ствие. Таким

образом, именно Грот заложил осно вы отечественной психологии эмоций, доказав

их значение для развития познания и личности че ловека.


Значительное место в его исследованиях, как и у большинства психологов того

времени, занимала проблема свободы воли. Оспаривая популярный тогда взгляд

Шопенгауэра, который писал, что сфе рою свободы воли является сфера

внеиндивидуаль-ная, Грот вводил эти отношения внутрь человека, а для объяснения

их действия использовал распро страненную в то время теорию сохранения энер гии,

рассматрибая сев качестве основы баланса психических и биологических сил

человека. Он считал, ч;1 о. ff человеке существует два основных
стремления: отрицательное, которое заключается <о влечении к, чувственному,

материальному суще ствованию,- н положительное, которое состоит в стремлении к

вечности. В норме эти идеальные стремления и являются высшими человеческими

чувствами, а свобода личности выражается в осознании возможности и падения

личности (к жизни только материальной) и возрождения .(к жизни в вечности).

Таким образом, проблема сво боды воли может быть понята и решена лишь на основе

самосознания человека, на основе осоз нания свободы выбора той или иной формы

дея тельности.


По выражению Вл. Соловьева, Грот был "много-дум", т. е. не мог остановиться на

одной точке зре ния, последовательно переходя к другим, более глу боким и

содержательным.
Большое значение придавал Грот просветитель ской деятельности, распространению

психологиче ских знаний в обществе. Сознавая, что универси тетская наука в

России еще молода и эти знания доступны небольшому слою людей, он, как и мно

гие профессора Московского и Петербургского уни верситетов, стремился к чтению

открытых лекций, созданию общедоступных курсов. Это* в частности, привело его к

работе в Московском психологиче-332

ском обществе, к созданию вместе с Вл. Сц-ловьевым журнала "Вопросы философии и

психо логии", редактором которого он являлся в течение семи лет, проявив себя в

журнале как собиратель русской философской мысли. И общество, и жур нал

просуществовали до 1918 года, сыграв боль шую роль в формировании

психологической науки в России.
Последователем Соловьева Н.0.Лосский: считал себя профессор Петер-теория

бургского университета Нико-интуитивизма лай Онуфриевич Лосский (1870- и

идеал-реализма 1965), хотя в его теории интуи тивизма концепция Соловьева

претерпела значительные трансформации. На взгля ды Лосского большое влияние

оказал и его учитель Козлов. Лосский доказывал, что знание является

переживанием, сравнимым с другими переживани ями. В книге "Обоснование

интуитивизма" (1906) он раскрывал сущность своего подхода: пережива ние

отражает сущность объектов-окружающего мира прямо и непосредственно. Объектами

знаний-пе реживаний, с его точки зрения, являются прежде всего эстетические,

религиозные, нравственные и правовые нормы, т. е. то, что непосредственно свя

зано с эмоциями.
Пытаясь решить проблему свободы воли на ос нове интуитивизма, Лосский в работе

"Основные учения психологии с точки зрения волюнтаризма" (1903) утверждал, что

волевая активность является своеобразным видом творчества, точнее - своеоб

разным видом творческой энергии, так как воля - сила, которая создает какое-то

новое явление. Как и одушевленность, волевую активность можно пря мо и

непосредственно ощутить, а потому сущест вование специфического волевого

элемента (как и наличие души у человека) не нуждается в каких-то дополнительных

доказательствах. Свободу воли Лосский связывал со своей теорией идеал-реализ ма,

доказывая, что человек как носитель конкрет но-идеального бытия стоит выше

законов приро ды и проявления его собственной духовной силы осуществляются

только сообразно его интересам и потребностям. В теории идеал-реализма Лосский
333

хотел соединить два противоположных стремле ния - и к абсолютному, идеальному,

и к реально му, связанному с практической жизнью. Индиви дуалистическое

мировоззрение сводит цель жизни человека к самосохранению, но такие люди, стре

мясь к одной цели, становятся все более похожи ми друг на друга. С точки зрения

Лосского, край ний индивидуализм в итоге приводит к утрате са мой идеи

индивидуума. Сохранить и развить понятие личности можно только в учении

идеал-реализма, которое сочетает индивидуальное с уни версальным, соединяя

человека с другими людьми в их переживаниях.
Значительное место в психологических исследо ваниях Лосского занимал и вопрос о

специфике ментальности, "русского характера", которую он проанализировал в

книге "Характер русского на рода". Эта работа представляет значительный ин

терес как по количеству собранного материала, так и по описанию выбранных

качеств, хотя анализ пси хологических причин их формирования и развития

субъективен.


С многими положениями кон-С. Л. Франк: ЦеПции идеал-реализма Лосско-душа

человека ГО был согласен профессор Мо сковского университета Семен Людвигович

Франк (1877-1950).
Его наиболее значительной психологической ра ботой явилось сочинение "Душа

человека" (1917). Главная идея этого произведения - в стремлении вернуть в

психологию понятие души взамен поня тия душевных явлений, которые, с точки

зрения Франка, не имеют самостоятельного значения и по тому не могут быть

предметом науки. Он считал, что основой психологии является и должна являться

философия, а не естествознание, ибо психология изучает не реальные процессы

предметного бьг*ия в их причинной или другой естественной законо мерности, а

дает "общие логические разъяснения идеальной природы и строения душевного мира

и его же идеального отношения к другим объектам бытия". Доказывая необходимость

и возможность исследовать душу. Франк ссылается на интуитивизм Лосского: при

помощи озарения, интуиции мы мо-334

жем мгновенно познать состояние своей души, ее глубину и целостность в единстве

связит прошлым и будущим.
Франк в своей работе разводил такие понятия как душевная жизнь, душа и сознание.

В аномаль ных случаях, подчеркивал он, душевная жизнь как бы выходит из

берегов и затопляет сознание. Имен но по этим случаям и можно дать некоторую

характеристику душевной жизни как состояния рассеянного внимания, в котором

соединяются предметы и смутные переживания, связанные с ни ми. Приходя

фактически к тем же выводам, что и психоанализ. Франк пишет о том, что под

тонким слоем затвердевших форм рассудочной культуры тлеет жар великих страстей,

темных и светлых, ко торые в жизни и отдельной личности, и народа в целом могут

прорвать плотину и выйти наружу, сме тая все на своем пути, ведя к агрессии,

бунту и анархии.


Таким образом, с точки зрения Франка, глав ным содержанием души является слепая,

хаотиче ская, иррациональная душевная жизнь. При этом - опять-таки в унисон с

психоанализом - он дока зывает, что в игре и в искусстве человек выплески вает

наружу эту свою смутную, неосознанную ду шевную жизнь и тем самым дополняет

узкий круг осознанных переживаний. Именно бессознательное является, по Франку,

главным предметом психо логических исследований, так как главными харак

теристиками душевной жизни являются ее бесфор менность, слитность, т. е.

непротяженность и вневременность. В душе происходит объединение многообразных

разнородных и противоборствую щих сил, формирующихся и объединяющихся под

действием чувственно-эмоциональных и сверхчув ственно-волевых стремлений,

которые и образуют таким образом как бы два плана, или два уровня, души.

Смутная душевная жизнь, связанная с эмо циями и чувствами, является низшим

уровнем ду ши, который связывается с телом. Предметные знания, самосознание

являются как бы промежу точным слоем, отделяющим бессознательную ду шевную

жизнь от жизни духовной, которая и явля ется центром души. Духовная жизнь не

зависит от


335

тела и его ограничений, так как несет на себе от печаток *Бога. Таким образом,

душа является про межуточным началом между временным потоком эмпирического

телесно-предметного мира и акту альной сверхаременностью духовного бытия, дру

гими словами - как бы промежуточной инстанцией между землей и небом. Поэтому

истина всегда есть понятие абсолютное, религиозно-трансценденталь ное, так как

она отражает связь личного духа с мировым целым, или слияние души человека с ду

шой мира.


Психология, разрабатывавшаяся Франком и Лос-ским, предлагала свое понимание

отечественной на уки, подразумевая, что русская душа и русская на ука самым

тесным образом связаны именно с хри стианскими ценностями, а потому

отечественная философия и психология и должны развиваться как интуитивные и

христианские. Догматический ха рактер эта философия имела преимущественно у

светских философов, в то время как христианские философы-богословы Алексей

Введенский и позже Павел Флоренский старались примирить светскую и христианскую

идеологию, соединить христиан ство с реальной жизнью, ввести его в мир. Пыта

ясь объяснить этот факт, Алексей Введенский пи сал: светским ученым кажется,

что для развития религии недостаточно веры - надо обратить ее в знание. Но люди

истинно верующие не пытаются сделать это, так как уверены в силе самой веры, в

то время как светские философы, в глубине души не уверенные в силе веры, хотят

подкрепить ее зна нием.
Против слияния веры и знания, лишающих пси хологию ее объективного,

экспериментального осно вания, выступали и профессора Петербургского уни

верситета Владиславлев и Введенский.
Михаил Иванович Владислав-М. И. Владислав-лев (1840-1890) был не только лев:

соединение профессором, но и ректором этики и эстетики Петербургского

университета.
Благодаря ему психология в этом учебном заведении стала одной из ведущих дисцип

лин. Он не только переводил и популяризировал взгляды немецких психологов,

прежде всего Канта
336

(как впоследствии и его ученик Введенский), How разрабатывал собственный курс

опытной психологии, центральное мостов котором занимали проблемы во ли и

нравственности.


В своей теории Владиславлев стремился соеди нить эксперимент с идеалистическим

взглядом на душу. Применив энергетический закон к психоло гии, что было

новинкой в 70-80-е годы XIX века, Владиславлев пытался связать энергетическую

те орию с забыванием и воспроизведением, считая, что бессознательные состояния

и забывание харак теризуются минимумом энергии. Он разделял во люнтаристский

подход Вундта, причем своеобра зие психологических взглядов самого

Владислав-лева, изложенных в его учебнике "Психология" (1881), проявляется

именно в трактовке воли и ее роли в психическом развитии человека, в форми

ровании его этических и эстетических идеалов. Это соединение этики и эстетики

не случайно и явля ется одной из основных отличительных черт его психологии.

Исходя из своей концепции психики, Владиславлев рассматривал искусство как

практи ческую психологию и как школу нравственности. Он дал детальное описание

разницы эмоциональ ного воздействия живописи, музыки, поэзии и про зы,

представляющее и сегодня значительный интерес.


Учеником Владиславлева был А. И. Введенский: Александр Иванович Введенский

знание и вера (1856-1925), который преподавал


философию в Петербургском университете, занимая должность профессора. Под

руководством Введенского в 1897 году было образо вано Философское общество при

Петербургском уни верситете (по аналогии с Московским обществом), которое

просуществовало до 1917 года. Введенский доказывал, что психика может быть

экспериментально исследована (с помощью как измерительных прибо ров, так и

естественных неизмерительных методов), и стремился сделать ее теоретической, а

не приклад ной наукой, проверяя все психологические постула ты логикой. Таким

образом, в отличие от Лосского и Франка, он рассматривал психологию как

рациональ ную, а не интуитивную науку.
337

Введенский хотел приблизить отечественную психологию к европейской, не лишая ее,

однако, собственного лица. С его точки зрения, это было тем более возможно,

что критическая философия, разработанная Кантом, последователем которого

являлся Введенский, несла на себе отпечаток мо рализаторства, нравственного

императива. Как и для российской науки, главным для нее был вопрос не только

познания, но и развития нравст венности, что являлось основой для взаимного

сближения.


Формирование современной объективной психо логии было основной целью, которой

посвящены практически все сочинения Введенского. Главный свой труд он так и

назвал - "Психология без всякой метафизики" (1917), подчеркивая этим и необходи

мость, и возможность построения объективной пси хологии. Основным положением

своей психологиче ской теории ученый считал "психофизический закон Введенского"

или закон всеобщих признаков оду* шевленности, который был изложен в работе "О

пре делах и признаках одушевления" (1892). Он считал, что одушевленность или

неодушевленность не мо жет быть объективно доказана и потому является ме

тафизическим понятием.
Исследуя проблему мышления, Введенский раз делял понятия интуитивного мышления

и интуи тивизма. Интуитивное мышление, считал Введен-ский, безусловно

существует. Однако он резко кри тиковал такое понятие, как интуитивизм, не

относя его к мышлению, так как это, с его точки зрения, скорее не мысль, а

чувство, возникающее без опо ры на знание.
Одной из центральных психологических проблем для Введенского было соотношение

знания и веры. Он считал, что метафизика должна быть оставлена вере, в то время

как науке позволительно пользо ваться ею только в виде рабочих гипотез. Этим

сво им утверждением Введенский как раз и становился в оппозицию по отношению к

концепциям Франка и особенно Лосского, резкая полемика с которым про должалась

до 20-х годов.


Работы Введенского имели большое значение для отечественной психологии,

соединяя воедино ев-338

ропейскую и роесийскую традиции в понимании задач и предмета психологии, а

также различных способов исследования психики - субъективных и объективных.


На рубеже веков в развитии гуманитарных наук в России под влиянием принципа

антропологизма получили распространение идеи психологизации

культурно-исторических проблем. Наибольшее вли яние теория психологизма оказала

на литературо ведение и юриспруденцию. В литературоведении психологическое

влияние связано прежде всего с именем Д. Н. Овсяника-Куликовского и его теорией

психологии творчества. В юриспруденции психо логизм проявился главным образом в

работах Л. И. Петражицкого, посвященных развитию нрав ственных и правовых

чувств.
Изменение научных приори-Д. Л. Овсяника-тетов в начале XX века

вырази-Кулаковский: лось не только в появлении психолагия новых концепций

личности, рас-творчества сматривавших ее в русле фило софских и религиозных

детерми нант, но и в обращении к проблемам психологии творчества. Соединение

этих двух тенденций было не случайно, так как, с точки зрения ученых, иссле

довавших проблему творчества, оно могло быть про дуктом только личной, а не

коллективной деятель ности.


Одним из основателей нового направления стал Дмитрий Николаевич

Овсяника-Куликовский. В отличие от своего учителя А. А. Потебни он не смог

преодолеть психологизм в трактовке со циально-культурных процессов. Овсяника-Ку

ликовский пытался объяснить процесс художест венного творчества, исследуя

механизм его по явления из глубин индивидуальных переживаний и понимая это

возникновение как самопорож-дение, саморазвитие духа. Он считал науку, ис

кусство, религию разновидностями "отвердевшего" индивидуального духа, поэтому

доказывал, что для их понимания надо подняться к истокам твор ческой

деятельности, которая всегда индивидуаль на. Для исследования этой

индивидуальной пси хической деятельности он применяет закон сохра-339

Кения энергии, называя его законом сохране ния, экономии умственных сил, а

также вводит в психологию творчества идеи эксперимента и наблюдения, разделяя

творцов на субъективных наблюдателей и объективных экспериментаторов.

Овсяника-Куликовский выделил в субъекте по стоянное, неустанное активное начало,

которое и реализуется, проявляется в творчестве. В объек те же он видел ту же

самую деятельность, но уже кристаллизовавшуюся, застывшую в своем результате.

Из такого взгляда следовало, что главным объектом анализа творчества является

не содержание, а форма художественного произве дения. Это совпадало и с общей

тенденцией развития не только эстетики, но и всего миро воззрения общества,

уставшего от народнической социальной ангажированности, утилитарности ис

кусства и потянувшегося к "чистому искусству", т. е. искусству формальному.

Новым социальным установкам соответствовало и то, что в центре вни мания

психологии творчества оказывалась нацио нальная и индивидуальная особенность

субъекта,- а не идеология определенной социальной группы. Психология творчества

поднимала важнейшие для отечественной науки проблемы, связанные с раз витием в

человеке личностного начала, проявле ниями которого являются нравственность и

твор чество.
Лев Иосифович Петражицкий Л.И.Петражи<,- (1867-1931), развивая теорию кий:

правовые психологизма, связывал психоло-и нравственные гию с юриспруденцией. В

своих чувства работах, посвященных развитию
нравственных и правовых чувств, он доказывал, что право есть психический фактор

общественной жизни и потому оно действует изнутри, через психику, а не извне,

через давление общества. Таким образом, право (как и наука, и искусство)

существует только в переживаниях отдельных людей и является кристаллизованной

формой индивидуально-психической деятель ности. Действие права состоит,

доказывал ученый, во-первых, в возбуждении или подавлении мо тивов к разным

действиям и воздержанию от них
340

и, во'-вторых, в укреплении и развитии одних склонностей и черт человеческого

характера и искоренении других, т. е. в воспитании народной психики. Первое

Петражицкий называл мотивационным, или импульсивным, действием права, а второе

- педагогическим действием. Таким обра зом, Петражицкий пересмотрел современные

ему взгляды на предмет права, исследуя прежде всего способы формирования

правовой и нравственной мотивации.
Исследования Петражицкого показывали, что ко лебания правового сознания у

народа не являются какой-то врожденной особенностью национального духа, а

отражают влияние культуры и социального окружения. Такой подход дал ему

возможность прий ти к важному' йоаожению своей теории - обоснова нию роли

мотивов и эмоций в процессе социализа ции человека, в процессе усвоения. Им

нравственных И правовых норм.' *' -


* Описанные теории дают воз-Некоторые итоги можность выделить несколько
основных свойств, характерных для большинства отечественных психологических

концепций. К этим свойствам относятся антропо логизм российской науки, ее

стремление все исто рические и социальные изменения рассматривать с точки

зрения человека, его практической поль зы. Отсюда ориентация научного знания на

прак тику, на реальную пользу, а также преобладание нравственных, этических

проблем в российской психологии. При этом отечественные исследовате ли

стремились не только к решению этических воп росов, но и к изучению их истории,

динамики раз вития. В отличие от европейской психологии, в ко торой сверхличным

объединяющим началом было признано мышление, рациональное в душе чело века,

отечественная психология, не отрицая сверх-личных элементов сознания, видела их

прежде всего в нравственности, также разрабатываемой не отдельными личностями,

а целыми народами, на циями.


341

§ 4. Развитие экспериментальной


психологии в России
Успехи психологии были обус-Первыежги ловлены внедрением в нее экс перимента.

Это относится и к ее развитию в России. Научная молодежь стремилась освоить

метод эксперимента. Многие из тех, кто увлекся психологией, отправлялись с этой

целью в Германию, в Лейпциг, ставший благодаря Вундту Меккой экспериментальной

психологии. Экспери мент требовал организации специальных лабора торий.

Психолог Н.Н.Ланге организовал лабора торию в Новороссийском университете

(Одесса). В Московском университете лабораторную работу вел А. А.Токарский, в

Юрьеве (ныне Тарту) - В. В. Чиж, в Харькове - Л. И. Ковалевский, в Казани - В.

М. Бехтерев (при психиатрической клинике).
В 1893 году Бехтерев переехал в Петербург, заняв кафедру нервных и душевных

болезней в Военно-медицинской академии. Его люби мым детищем стал

организованный им в Пе тербурге в 1907 году Психоневрологический ин ститут.

Здесь лабораторией психологии ведал А.Ф.Лазурский (1874-1917), врач по образова

нию. Последний разрабатывал характерологию как учение об индивидуальных

различиях. Объ ясняя их, он выделил (совместно с С. Л. Фран ком) две сферы:

эндопсихику как прирожден ную основу личности и экзосферу, понимаемую как

система отношений личности с окружаю щим миром. На этой базе Лазурский построил

классификацию личностей. Неудовлетворен ность лабораторно-экспериментальными

метода ми побудила его выступить с планом разра ботки естественного

эксперимента как метода, при котором преднамеренное вмешательство в поведение

человека совмещается с естественной и сравнительно простой обстановкой опыта.

Благодаря этому становится возможным изучать не отдельные функции, а личность в

целом.
342

Главным центром разработки Г, И. Челпанвв: проблем экспериментальной

пси-создание хологии стал созданный в Моск-Института ве Г. И. Челпановым на

средства экепериментаямой мецената С. И. Щукина Институт психологии

экспериментальной психологии.


Было построено исследователь ское и учебное заведеЬие, равного которому по ус

ловиям работы и оборудованию в то время в других странах не было (официальное

открытие института состоялось в марте 1914 года). Обладая большим ор

ганизаторским и педагогическим талантом, Челна-нов приложил немало усилий для

обучения экспери ментальным методам будущих научных работников в области

психологии.


Положительной стороной деятельности инсти тута являлась высокая

экспериментальная культу ра проводившихся под руководством Г. И. Челна-нова

исследований. Из круга молодых сотрудников этого института вышло несколько

крупных отече ственных психологов (К. Н. Корнилов, Н.А.Рыб-ников, Б. Н.

Северный, В. Н. Экземплярский, А. А. Смирнов, Н. И.Жинкин и др.), работавших в

советское время.


При организации эксперимента Челпанов про должал отстаивать как единственно

допустимую в психологии такую разновидность эксперимента, ко торая имеет дело

со свидетельствами наблюдений субъекта за состояниями собственного сознания.

Иначе говоря, решающее отличие психологии от остальных наук усматривалось в ее

субъективном методе. Сам этот метод к тому времени претерпел в работах западных

психологоЬ изменения, и это отразилось на позиции Челпанова, всегда находив

шегося в курсе мировой психологической лите ратуры.
В 1917 году институт начал издавать печатный орган "Психологическое обозрение"

(под редакцией Г. И. Челпанова и Г. Г. Шпета). Первый выпуск от крывался

программной статьей Челпанова "Об ана литическом методе в психологии". По этой

статье нетрудно судить о программе, которая предлага лась в ту пору институтом.

Теперь Челпанова не устраивала даже вюрцбургская школа, которую он
343

.недавно высоко ставил. Он подвергает критике мне ние Аха о том, что нельзя

считать исследование психологическим, если оно не использует экс перимент. Ведь

сам эксперимент, утверждал Челпанов, базируется на первичных понятиях. Они

существуют априорно как элементы идеального зна ния, обладающего абсолютной

достоверностью. Из влечь эти элементы можно только из внутреннего опыта путем

их непосредственного усмотрения. Это и есть аналитический метод, который должен

лечь в основу всех видов конкретного психологическо го исследования -

экспериментального, генетичес кого и т. д.
Челпанов отмечал сходство предлагаемого им ме тода с феноменологией Гуссерля'.

Так завершилась его эволюция в качестве "эмпирического" психоло га. Сперва он

пропагандировал вундтовский экспе римент, затем - данные вюрцбургцев, сделавших

упор на внутренней активности и внечувственности мышления, и, наконец, главную

задачу психолога он увидел в том, чтобы "очистить" сознание от влияния

используемых в экспериментах стимулов (физических и вербальных) и созерцать

образующие его началь ные сущности.
Совсем другую позицию занял Н.Н.Ланге: профессор Новороссийского

естественно-университета (Одесса) Н. Н. Лаи-научная к (1858-1921). Именно он в

те ориентация годы выступал как главный оп-психологии понент Чел лапова.
Николай Николаевич Ланге окончил историка-филологический факультет Пе

тербургского университета, где обучался у Владис-лавлева. После стажировки во

Франции и Герма нии (в Лейпцигском психологическом институте Вундта) он стал

профессором Новороссийского университета, где проработал до конца дней. Пер вая

крупная психологическая работа Ланге - "Эле-' Феноменологический подход,

который отныне Чел-панов и Шпет считали ведущим для психологии, исходил из

учения о "чистом" сознании, структура которого опре деляется духовными

сущностями.


344

ментыволи" (опубликована в 1890 году в журнале "Вопросы философии и

психологии"). Как уже было сказано, он создал в университете при кафедре фи

лософии кабинет эксяеримеятальной психологии с целью развития психологии как

объективной нау ки и преподавания ее как учебной дисциплины. Это была первая

университетская лаборатория экспе риментальной психологии в России. Последний

обобщающий труд Ланге-книга "Психология" (1914). Наряду с научной он активно

занимался и общественной деятельностью, защищая принципы общедоступности

образования, организовывал де ятельность школ, пытался реализовать там прин

ципы трудового обучения и методы пробуждения у детей научных интересов и умения

самостоятель но мыслить.
Разрабатывая объективные методы исследования сознания, Ланге изучает акт

внимания и становится автором моторной теории внимания. В соответствии с этой

теорией колебания внимания при так называ емых двойственных изображениях (когда,

например, рисунок воспринимается то как лестница, то как на висшая стена)

определяются движениями глаз, оббе гающих изображенный контур. Моторная теория

вни мания Ланге принесла ему широкую известность, в том числе на Западе.


Работы Лаете ознаменовали начало открытой борь бы за утверждение

экспериментального метода в оте чественной психологии, которая в то время

опреде лялась главным образом как наука о сознании, от крываемом субъекту его

самонаблюдением. Этому воззрению, сопряженному с субъективным методом, Ланге

противопоставил понятие о психическом ми ре - огромном целом, простирающемся по

плане те, - "от едва брезжущей зари сознания у низших животных и до высокого

его развития у историче ского и социального человека". Следуя генетическо му

стилю мышления, Ланге представил систему дви жений, совершаемых организмом, в

образе ступеней, "лестницы форм". Тем самым он предвосхитил идею различных

уровней построения движений. Он также пересмотрел (вслед за Сеченовым) исходное

поня тие о рефлексе как своего рода "дуге", которое он заменил схемой "кольца".
345

Лапте выделил ряд стадий в психической эво люции, соотнося их с изменениями,

претерпевае мыми нервной системой. К ним он относил: ста дию

недифференцированной психики, недифферен цированных ощущений и движений

инстинктивного типа, стадию индивидуально-приобретенного опыта и, наконец, как

качественно новую ступень-раз витие психики у человека как социокультурного су

щества. С переходом к человеку психическая регу ляция поведения меняется. Если

у животных дей ствует биологическая наследственность, то у людей передача от

одного поколения к другому всей со вокупности достигнутой культуры

осуществляется через подражание и обучение, т. е. путем социаль ной

преемственности. Ланге писал, что "душа че ловеческой личности в 99% случаев

есть продукт истории и общественности". В связи с этим реша ющая роль отводится

языку: "Язык с его словарем и грамматикой формирует всю умственную жизнь

человека, вводя в его сознание все те формы и ка тегории, которые исторически

развивались в пре дыдущих поколениях". В значении любого слова, писал Ланге,

можно найти множество "полей со знания", уходящих все глубже в неопределенную

темную даль. Говоря его словами, океан истории мысли плещется за каждым словом.
Таким образом, в конце концов Ланге перехо дил от дарвинизма к истинному

историзму. В этих его суждениях отразилась одна из общих тенден ций развития

мировой психологической мысли. Ра боты Ланге явились самым крупным достижением

русской экспериментальной психологии в доок тябрьский период.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет