М. Г. Ярошевский история психологии от античности до середины ХХ в



жүктеу 5.85 Mb.
бет20/21
Дата29.08.2018
өлшемі5.85 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21
§ 7. Принцип деятельности в психологии
Другой подход к разработке
М. Я. Басив: предметной области психологии человек как наметили исследователи,

которые деятель в среде развивали идею формирования сознания и его проявлений в

гор ниле деятельности. .Понятие о деятельности многозначно. Сечено> говорил о

психических деятельно стях, понимая их как процессы, которые соверша ются по

типу рефлекторных (в особом, рассмот ренном выше сеченовском понимании). Павлов

ввел понятие о высшей нервной деятельности, Бех-терев - о соотносительной

деятельности, Выготский говорил о психических функциях как деятель ности

сознания. Но с обращением к марксизму, для которого прототипом любых форм

взаимоотноше ний человека со средой является труд, трактовка деятельности

приобрела новое содержание.


Пионером выделения деятельности в особую, ни к каким другим формам жизни не

сводимую категорию выступил Михаил Яковлевич Басов (1892-1931).


Басов как психолог первоначально примыкал к функциональному направлению, где

сознание по нималось как система взаимосвязанных психиче ских функций. Но во

взгляде Басова на эту систе му имелся особый аспект. Ее центром он считал волю

как функцию, предполагающую усилия лич ности по достижению осознанной цели. Это

было связано с его общей установкой на научный, экс периментальный анализ

активности субъекта. В особенности его интересовал конфликт между во левым

импульсом и непроизвольными, не завися щими от сознания движениями. Этот вопрос

он изу чал путем объективного наблюдения за развитием поведения ребенка.

Поскольку изучение было со средоточено не на внешних движениях самих по себе

(рефлексах), а на их внутреннем смысле, Ба сов, чтобы отграничить свой подход

от подхода ре флексологов и бихевиористов, применил вместо термина "поведение"

(который они использовали, чтобы обозначить предмет своих исследований) тер мин

"деятельность".
Басов подчеркивал, что понимает под деятельно стью "предмет особого значения",

такую область, "ко торая имеет задачи, никакой другой областью не раз решаемые".

Если до Басова в воззрениях на предмет психологии резко противостояли друг

другу сторон ники давно признанного убеждения, согласно кото рому этим

предметом является сознание, и сторон ники нового убеждения, считавшие, что

этим пред-381

метем является поведение, то после Басова картина изменилась. Он как бы

поднялся над этим конфлик том, чего требовала сама логика развития науки. От

кликаясь на ее запросы, К. Н. Корнилов видел вы ход в том, чтобы соединить под

эгидой понятия о реакции факт сознания (переживание субъекта) и факт поведения

(его мышечное движение).
Басов же предложил другое решение. Нужно, считал он, перейти в совершенно новую

плоскость. Подняться и над тем, что осознает субъект, и над тем, что

проявляется в его внешних действиях. Не механически объединить одно и другое, а

включить их в качественно новую структуру. Он назвал ее деятельностью.


Из чего состоит деятельность, из каких элементов складывается? Приверженцы

структурализма счита ли, что психическая структура складывается из эле ментов

сознания, гештальтисты - из динамики пси хических форм (гештальтов),

функционалисты - из взаимодействия функций (восприятия, памяти, воли и т. п.),

бихевиористы - из стимулов и реакций, ре флексологи - из рефлексов.
Басов предложил считать деятельность особой структурой, состоящей из отдельных

актов и меха низмов, связи между которыми регулируются зада чей. Структура

может быть устойчивой, стабиль ной (например, когда ребенок овладел каким-то

навыком). Но она может также каждый раз созда ваться заново (например, когда

задача, которую ре шает ребенок, требует от него изобретательности). В любом

случае деятельность является субъектив ной. За всеми ее актами и механизмами

стоит субъ ект, говоря словами Басова, "человек как деятель в среде".
Центральной для Басова, который был поглощен изучением ребенка и факторов его

формирования как личности, выступала проблема развития деятельно сти, ее

истории. Именно это составляет главное со держание его книги "Основы общей

педологии" (1928). Но чтобы объяснить, как строится и развива ется деятельность

ребенка, следует, согласно Басо-ву, взглянуть на ttee.c точки зрения высшей ее

фор мы, каковой является профессионально-трудовая де ятельность (в том числе и

умственная).
382

Труд - особая форма взаимодействия его участ ников между собой и с природой. Он

качественно отличается от поведения животных, объяснимого условными рефлексами.

Его изначальным регуля тором служит цель, которой подчиняются и тело, и душа

субъектов трудового процесса. Эта цель осознается ими в-виде искомого

результата, ради которого они объединяются и тратят свою энер гию. Иными

словами, психический образ того, к чему стремятся люди, а не внешние стимулы,

вли яющие на них в данный момент, загодя "как за кон" (говоря словами Маркса)

подчиняет себе от дельные действия и переживания этих людей.
Игры детей и их обучение отличаются от реально го трудового процесса. Но и они

строятся на психо логических началах, присущих труду: осознанная цель, которая

регулирует действия, осознанная ко ординация этих действий и т. п.
Дальнейшее развитие принцип деятельности по лучил в трудах С. Л. Рубинштейна и

А. Н.Леонтьева.


Басов, руководивший педоло-С. Л. Рубинштейн: гическим отделением

Ленинград-единство сознания скоте педагогического института в деятельности им.

Герцена, пригласил в 1930 го ду заведовать кафедрой психоло гии Сергея

Леонидовича Рубинштейна (1889-1960). Основной тематикой исследований

Рубинштейна бы ли проблемы методологии науки. Опираясь на труды К. Маркса, он

обосновал принцип единства созна ния и деятельности, который позволил дать нова

торскую трактовку сознания не как внутреннего ми ра, познаваемого субъектом

только посредством са монаблюдения, а как высшего уровня организации

психической деятельности, предполагающего вклю ченность личности в контекст ее

жизненных связей с объективным миром.


Как отмечалось, вопрос о системном и смысло вом строении сознания был

центральным для Выготского, а вопрос о структуре деятельности - для Басова. В

то же время роль предметной деятельно сти в построении сознания оставалась вне

поля зре ния Выготского, а категория сознания - вне поля зрения Басова.

Сомкнуть сознание с процессом дея тельности, объяснив, каким образом оно

формиру-383

стел в этом процессе, - таков был подход Рубинш тейна к предмету психологии.

Это существенно из меняло перспективу конкретных исследований, при званных

теперь исходить из того, что "все психиче ские процессы выступают в

действительности как стороны, моменты труда, игры, учения, одного из видов

деятельности. Реально они существуют лишь во взаимосвязи и взаимопереходах всех

сторон со знания внутри конкретной деятельности, формиру ясь в ней и

определяясь".
Идея о том, что общение человека с миром не является прямым и непосредственным

(как на био логическом уровне), но совершается не иначе, как посредством его

реальных действий с объектами этого мира, изменяла всю систему прежних взглядов

на со знание. Его зависимость от предметных действий, а не от внешних предметов

самих по себе становится важнейшей проблемой .психологии.
Сознание, ставя цели, проектирует активность субъекта и отражает реальность в

чувственных и ум ственных образах. Предполагалось, что природа со знания

является изначально социальной, обусловлен ной общественными отношениями.

Поскольку же эти отношения изменяются от эпохи к эпохе, то и со знание

представляет собой исторически изменчивый продукт.
Основу связей субъекта с объективным миром со ставляет деятельность человека,

который, изменяя мир, изменяется сам. Исходя из этого положения, Рубинш тейн

разработал принцип единства воздействия и изу чения, согласно которому

психология раскрывает свои тайны в процессе преобразования исследуемых объек

тов посредством практических действий.
На основе принципа единства сознания и дея тельности Рубинштейном был проведен

большой цикл экспериментальных исследований ключевых проблем психологии, прежде

всего касающихся ког нитивных процессов (восприятия и памяти, речи и мышления).

Исследования проводились на кафед ре психологии Педагогического института в

Ленин граде - кафедре, которая стала одним из крупней ших исследовательских

центров в стране. Обобщая на основе своих теоретических представлений ре

зультаты этих работ, Рубинштейн методологически

384


осмыслил их в фундаментальном труде "Основы об щей психологии" (1940).
В период Великой Отечественной войны Рубинш тейн проявил высокое гражданское

мужество: в тяже лейших условиях ленинградской блокады он возглавил работу

коллектива Педагогического института и его по следующую эвакуацию. С 1942 года

Рубинштейн в Мо скве организует два крупных научно-исследовательских центра:

кафедру психологии в Московском государст венном университете и сектор

психологии в Институ те философии Академии наук, впоследствии преобра зованный

в самостоятельный институт. Одновремен но он руководит Институтом психологии

вновь организованной Академии педагогических наук, где продолжает успешно вести

методологическую работу и руководить эмпирическими исследованиями в раз личных

областях психологической науки.


В центре его интересов выступают проблемы де терминации психических явлений, в

связи с чем он разрабатывает новую концепцию объяснения детер минации,

направленную против механистических взглядов. Согласно этой концепции внешние

причи ны воздействуют на объект посредством внутренних условий, которые в свою

очередь формируются в про цессе взаимодействия человека с миром.
Успешная деятельность Рубинштейна была на не которое время прервана по

идеологическим мотивам - в связи с начавшейся "борьбой против космополитиз ма",

имевшей целью противопоставить советских уче ных ученым Запада. Рубинштейн был

снят со всех за нимаемых должностей. Тем не менее он продолжал ра ботать,

развивая новые философско-психологические воззрения в книгах "Бытие и сознание"

(1957) и "Прин ципы и пути развития психологии" (1959). Проблемам личности и

нравственных аспектов ее жизни посвяще на оставшаяся незавершенной работа

"Человек и мир" (опубликована в 1973 году).


Положение о том, что все со-А. Д. Леонтьев: вершающееся в психической

сфе-строение ре человека укоренено в его деятельности деятельности, развивал

также
Алексей Николаевич Леонтьев (1903-1979). Сперва он следовал линии, намеченной

Выготским. Но затем, высоко оценив идеи Басова о


13 М. Г. Ярошексий *g*

"морфологии" (строении) деятельнобти, он предло жил схему ее организации и

преобразования на раз личных уровнях: в эволюции животного мира, в ис тории

человеческого общества, а также в индивиду альном развитии человека-"Проблемы

развития психики" (1959).
Леонтьев подчеркивал, что деятельность-особая целостность. Она включает

различные компоненты: мотивы, цели, действия. Их нельзя рассматривать по рознь,

они образуют систему. Различие между дея тельностью и действием он пояснял на

следующем примере, взятом из истории деятельности людей в первобытном обществе.

Участник первобытной кол лективной охоты в качестве загонщика вспугивает дичь,

чтобы направить ее к другим охотникам, кото рые скрываются в засаде. Мотивом

его деятельности служит потребность в пище. Удовлетворяет же он свою

потребность, отгоняя добычу, из чего следует, что его деятельность определяется

мотивом, тогда как действие - той целью, которая им достигается (вспу-гивание

дичи) ради реализации этого мотива.


Аналогичен психологический анализ ситуации обу чения ребенка. Школьник читает

книгу, чтобы сдать экзамен. Мотивом его деятельности может служить сдача

экзамена, получение отметки, а действием - усвоение содержания книги. Возможна,

однако, си туация, когда содержание само станет мотивом и ув лечет учащегося

настолько, что он сосредоточится на нем независимо от экзамена и отметки. Тогда

про изойдет "сдвиг мотива (сдача экзамена) на цель (ре шение учебной задачи)".

Тем самым появится но вый мотив. Прежнее действие превратится в само

стоятельную деятельность.


Из этих простых примеров видно, насколько важ но, изучая одни и те же

объективно наблюдаемые действия, раскрывать их внутреннюю психологиче скую

подоплеку.
Обращение к деятельности как присущей челове ку форме существования позволяет

включить в ши рокий социальный контекст изучение основных пси хологических

категорий (образ, действие, мотив, от ношение, личность), которые образуют

внутренне связанную систему.


386

§ 8. 0 судьбах русской психологии


Мы прочертили пунктиром основные линии раз вития психологической мысли в России

и намети ли реперные точки, по которым можно было бы проследить в историческом

времени ее основные проблемы и достижения. Речь шла главным обра зом о научных

путях и научных достижениях. Но их цена определяется не только успехами позна

ния, открытием новых фактов и закономерностей, проливающих свет на психическую

организацию живых существ. Эти успехи непосредственно соот носились с

общественными запросами, с развити ем культуры, с созданием новой картины

поведе ния человека, влияющей на его самосознание, образ жизни и понимание

смысла своего существования. Особенно резко это выступает в критические мо

менты истории народа, как об этом говорят судьбы развития русской

психологической мысли после ре форм 1861 года.
Именно в этот период в России зародилась нау ка о поведении и его психической

регуляции. Пред посылки к этому созрели во всемирно-историче ской эволюции

научного познания. Логика разви тия знания о жизни открыла три направления

действия законов этой эволюции. Сперва немец кой физико-химической школой была

открыта не раздельность живого с потоком мировой энергии. Затем в учении

англичанина Дарвина развернулась величественная панорама зависимости отдельного

организма от миллионнолетий биологической эво люции с жесточайшей борьбой

каждого вида за вы живание. Отстоять же свою стабильность этот организм, как

выяснилось, способен благодаря внутреннему телесному устройству, открытому

французом Бернаром. Но отдельная особь как це лостная индивидуальность,

сопряженная с внеш ней средой посредством особых орудий и механиз мов, не стала

специальным объектом причинного тсследования ни для одного из этих трех направ

лений. Таковым объектом она выступила в России, став "корнем" развития

четвертого направления, преобразовавшего физиологию и психологию и со здавшего

новую науку о поведении.
13* 387

Почему это произошло именно в России? Поче му именно в этой стране появилось

племя моло дых талантов, энергией которых был произведен взрыв творчества?

Причины следует искать не в "чистой" логике развития познания, хотя она и яв

лялась непременной предпосылкой "взрыва". Что бы он произошел, требовался

"горючий материал". Его же после отмены крепостного права было в Рос сии

предостаточно.
Философской "звездой" для рвавшегося из "тем ного царства" поколения "новых

людей" служил принцип антропологизма. Этот принцип, согласно которому исходным

началом и главным предметом всякого философствования является человек, различ

но трактовался его адептами. Не вдаваясь в исто рию, напомню лишь об его

нынешних вариациях в западном мире, где он выступил в философской ан тропологии,

экзистенциализме, феноменологии, пер сонализме. Все эти направления в поисках

смысла бытия индивида в мире принимают за исходное его неповторимую

самоценность, заданную однократной глубинной тайной переживания, по отношению к

ко торой все остальное - вторично. Все остальное - это телесное, с одной

стороны, социальное - с другой. Русскому менталитету эта концепция индивидуаль

ности была изначально чужда. В социополитическом плане индивидуализм в России

отвергался с различ ных позиций: славянофильской "соборности", офи циальной

"народности" и, наконец, народничества, защищавшего интересы простолюдинов -

людей труда. Именно в последнем смысле исповедовал "ан тропологический принцип"

журнал "Современник", для которого И. М. Сеченов по просьбе Н. А. Некра сова

специально писал свою программную статью.


Воспринятый Сеченовым антропологический принцип отличался от других вариантов

антрополо гизма следующим: 1) человек представляет собой единство телесного и

психического, скрепленное (рефлекторным по типу) реальным поведением, без

которого это единство рушится; 2) психическая регуляция человеческого поведения

детерминирова на нравственными ценностями; 3) она открыта для строго причинного

объяснения, но причины и законы психических явлений качественно отличны от

механических и физиологических; 4) она познаваема объективными методами, как и

любые другие объек ты бытия, 5) поскольку все акты сознательной и бес

сознательной потхической жизни зависят от внеш них и внутренних условий,

научное познание этих условий позволит, воздействуя на них, изменить че ловека

в лучшую сторону.
Подобная трактовка антропологизма применитель но к психологии, радикально

отличаясь от других его форм, придала русской мысли особую направлен ность,

иную, чем доминировавшая на Западе фило софия человека (с ее индивидуализмом,

дуализмом души и тела,-индетерминизмом, убежденностью в от крытости психической

жизни субъекта только для за глядывающего внутрь нее сознания).
Сеченовская концепция стала не только ядром, излучавшим идеи, которые

десятилетиями оплодот воряли многие направления отечественной науки. Эта

концепция стала символом веры всей передовой ин теллигенции.
На протяжении десятилетий новаторские прин ципы объяснения поведения и его

психической ре гуляции, разработанные Сеченовым и его последо вателями -

Павловым, Бехтеревым, Ухтомским, Вы-готским и созданными ими школами, -

существенно обогатили как теоретические представления о пси хике и

закономерностях ее развития, так и практику обучения, воспитания, лечения.

Глубокие преобра зования испытал общий строй детерминистского объ яснения

психических функций, а также структуры личности в целом.
Социальной ситуации в России было противо показано созерцательное отношение

личности к действительности. Одной из особенностей разра ботки новаторских

учений об этой личности стало ее рассмотрение с позиций ее способности актив но

вторгнуться в жаждущий изменения мир. Отсю да и пронизывающая передовую русскую

биологи ческую и психологическую мысль тенденция рас сматривать свои объекты

под вектором времени. Иначе говоря, обостренный интерес к развитию,

устремленному в будущее. Идея активности не "за землялась" на решение задач

адаптации к налич ным условиям бытия. Напротив, исследовательский


389

поиск сосредоточился на заложенном в самой при роде жизни стремлении к

преодолению наличного уровня развития и прорыву в будущее, которое дол жно быть

самой этой жизнью заранее спроекти ровано.


Эту идею активно отстаивал Николай Александ рович Бернштейн (1866-1966),

концепция которого о саморегуляции "живого движения" и уровнях его построения

сперва укрепляла кибернетический стиль мышления, а затем в описании активности

организ ма сделала упор на его уникальной способности стро ить образ

"потребного будущего".
Еще более широко, в космических масштабах, представлял движение от

биологической оболочки планеты (биосферы) к новой, пронизанной разумом оболочке

- ноосфере, имеющей личностное начало, другой выдающийся русский мыслитель - В.

И. Вер надский (1863-1945).


Владимир Иванович Вернадский жил в Петербур ге в одном доме с Иваном Петровичем

Павловым. Двери их квартир были рядом. Об одной из бесед с Павловым Вернадский

писал: "Разговор с ним кос нулся самых последних вопросов, до которых дохо дят

точные знания, - научного охвата сознания. Уди вительно, как он ярко и

последовательно доходит до пределов и как хорошо объясняет чисто математиче

ски". Оба великих мыслителя, сосредоточившись на малых деталях, касающихся их

специальных знаний - будь то какой-нибудь минерал, будь то слюноотде ление у

собаки, - воспринимали эти детали сквозь думы, касающиеся "самых последних

вопросов". Как явствует из текста письма Вернадского, речь шла о научном охвате

сознания, стало быть, об его месте во Вселенной.


Мысли о Вселенной, о будущем человечества и его разума сочетались у этих

мыслителей с самыми актуальными социальными интересами. В те же дни, когда

Павлов беседовал с Вернадским (перед самой Февральской революцией), он вводит

понятие "ре флекса свободы", противопоставляя ему "рефлекс рабства", и

завершает свой доклад об этом такой фра зой: "Как часто и многообразно рефлекс

рабства проявляется на русской почве и как полезно созна вать это".

В другом дркладе (в эти же месяцы) Павлов писал о"загнанном;исторически на

русской почве рефлек се цели", выражая надежду, что "мы сделаемся тем, чем мы

должны и можем быть, судя по многим эпи зодам нашей исторической жизни и по

некоторым взмахам нашей творческой силы". На-через несколько лет во введении к

его главному труду "Двадцатилет ний опыт объективного изучения высшей нервной

деятельности (поведения)" у Павлова звучит тревога по поводу того, что человек,

"направляемый каки ми-то темными силами, действующими в нем самом, причиняет

сам себе невыразимые страдания война ми и революциями с их ужасами,

воспроизводящи ми межживотные отношения". Спасение, полагал тог да Павлов, во

всемогущем естествознании, которое "выведет из теперешнего мрака и очистит от

тепе решнего позора в сфере межличностных отношений" Это писалось в ноябре 1922

года. Наука успешно развивалась. Новые темы и фак ты переполняли лаборатории,

но надежда на то, что благодаря науке развеется позор в сфере межличностных

отношений и на ее основе сфор мируются люди, высокие нравственные качества

которых преобразуют социальную жизнь, станови лась все более иллюзорной.
Сталинская инквизиция прочно утвердилась на русской земле. Наступил период

репрессированной науки .


На протяжении нескольких десятилетий сталин ской инквизиции среди сотен

миллионов жителей великой империи только один открыто и повсе дневно подвергал

критике чудовищные злодеяния. Это был Иван Павлов. "Мы жили и живем, - пи сал

он в правительство, -под неослабевающим ре жимом террора и насилия. Тем, кто

злобно приго варивают к смерти массы себе подобных и с удо вольствием приводят



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет