М. Г. Ярошевский история психологии от античности до середины ХХ в



жүктеу 5.85 Mb.
бет4/21
Дата29.08.2018
өлшемі5.85 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
§ I. Арабоязычная наука
Древнегреческая цивилизация в условиях нара ставшей социально-экономической

деградации об щества разрушалась. Постепенно утрачивалась большая часть добытых

знаний. Жестокие удары по распадавшейся античной культуре наносила хри

стианская церковь, создававшая атмосферу воин ственной 'нетерпимости ко всему

"языческому". В IV веке был уничтожен научный центр в Алексан дрии. В начале VI

века император Юстиниан за крыл просуществовавшую около тысячи лет Афин скую

школу - последний очаг античной филосо фии. Естественнонаучное исследование

природы приостановилось. Его сменили религиозные спе куляции.


Переориентация философского мышления на сближение с позитивным знанием о

природе совер шалась в этот период в недрах другой культуры - арабоязычной,

расцвет которой пришелся на VIII-ХП века.
После объединения в VII веке-арабских племен возникло государство, имевшее

своим идеологиче ским оплотом новую религию - ислам. Под эгидой этой религии

началось завоевательное движение ара бов, завершившееся образованием Халифата,

на тер риториях которого жили народы с древними куль турными традициями.


Государственным языком Халифата стал арабский, хотя культура этого огромного

государства воспри няла достижения многих населявших его народов, а также

эллинов и народов Индии. В культурные цент-64

ры Халифата прибывали караваны верблюдов, на вьюченных книгами чуть ли не на

всех известных тогда языках.
В то время, когда в Западной Европе, распавшейся на замкнутые феодальные мирки,

были начисто забы ты достижения европейской и александрийской нау ки, на

арабском Востоке кипела интеллектуальная жизнь. Сочинения Платона и Аристотеля,

других ан тичных мыслителей переводились на арабский язык, переписывались и

распространялись по всей огромной арабской державе - от Средней Азии до

Пиренейско го полуострова и Африки.


Именно это стимулировало развитие науки, прежде всего физико-математической и

медицин ской. Астрономы, математики, химики, географы, ботаники, врачи

создавали мощный культурно-на учный слой, из которого выделились крупнейшие умы.

Они обогатили достижения своих древних предшественников и создали предпосылки

для по следующего подъема философской и научной мыс ли на Западе, в том числе и

психологической. Сре ди них следует выделить прежде всего среднеази атского

ученого Ибн-Сину (Х1 век) (в латинской транскрипции Авиценну).
С точки зрения развития естественнонаучных зна ний о душе, особый интерес

представляет медицин ская психология Ибн-Сины. В ней важное место от водилось

роли аффектов в регуляции и развитии по ведения организма. Созданный Ибн-Синай

"Канон медицинской науки" обеспечил ему "самодержавную власть во всех

медицинских школах средних веков".
Ибн-Сина был также одним из первых исследо вателей в области возрастной

психологии. Он изу чал связь между физическим развитием организма и его

психологическими особенностями в различ ные возрастные периоды, придавая при

этом важ ное значение воспитанию. Именно посредством воспитания осуществляется,

по Ибн-Сине, воздей ствие психического на устойчивую структуру орга низма.

Чувства, изменяющие течение физиологи ческих процессов, возникают у ребенка в

резуль тате воздействия на него окружающих людей; вызывая у ребенка те или

другие аффекты, взрос лые формируют его натуру.


3 М. Т. Ярошеассий **

Физиологическая психология Ибн-Симы включа ла, таким образом, предположения о

возможности управлять процессами в организме и даже придавать организму

определенный устойчивый склад путем воздействия на его чувственную, аффективную

жизнь, зависящую от поведения других людей. Идея взаи мосвязи психического и

физиологического (не толь ко зависимость психики от телесных состояний, но и ее

способность - при аффектах, психических трав мах, деятельности воображения -

глубоко влиять на них) разрабатывалась Ибн-Синай на основе его об ширного

медицинского опыта.
Имеются сведения о том, что, не ограничиваясь наблюдениями, он предпринял

попытку изучить этот вопрос экспериментально. Двум баранам давалась одинаковая

пища; при этом один питался в обычных условиях, а рядом с другим привязывали

волка. В результате второй баран, несмотря на нормальное пи тание, начинал

худеть и быстро погибал. Неизвест но, какое объяснение Ибн-Сипа давал этому

опыту, но сама его схема говорит об открытии роли проти воположных

эмоциональных установок в возникно вении глубоких соматических сдвигов. Все это

дает основание видеть в исследованиях Ибн-Сины зачат ки экспериментальной

психофизиологии эмоцио нальных состояний.
Особый интерес арабские натуралисты и матема тики, Ибн-Сипа в том числе,

проявляли к органу зре ния. Среди исследований в этой области выделяют ся

открытия Ибн-аль-Хайсама (Х1 век) (в латинской транскрипции Альгазена). В

каждом зрительном ак те он различал, с одной стороны, непосредственный эффект

запечатления внешнего воздействия, с дру гой - присоединяющуюся к этому эффекту

работу ума, благодаря которой устанавливается сходство и различие видимых

объектов.
Ибн-аль-Хайсам изучил такие важные феномены, как бинокулярное зрение, смешение

цветов, контраст и т. д. Он указывал, что для полного восприятия объ ектов

необходимо движение глаз - перемещение зри тельных осей. Ибн-аль-Хайсам подверг

анализу зависимость зрительного восприятия от его дли тельности. Подметив, что

при кратковременном предъявлении могут быть правильно восприняты
66

лишь знакомые объекты, он сделал вывод: условием возникновения зрительного

образа служат не только непосредственные воздействия световых раздражи телей,

но и сохраняющиеся в нервной системе сле ды прежних впечатлений.


Схема Ибн-аль-Хайсама не только разрушала те ории зрения, доставшисея в

наследство от античных авторов, но и вводила новое объяснительное начало.

Исходная сенсорная структура зрительного воспри ятия рассматривалась как

производное от законов оп тики, имеющих опытное и математическое основа ние, и

от свойств нервной системы.
Изучением функций глаза занимались и другие ученые, обнаружившие, в частности,

что чувствую щей частью органа зрения является не хрусталик, как предполагалось

прежде, а сетчатая оболочка. Автором этого открытия считают философа и врача

Ибн-Рошда (ХИ век) (в латинской транскрипции Аверроэса). Его учение о человеке

и его душе оказало наибольшее влияние на западноевропейскую философско-психо

логическую мысль. Оно жестоко преследовалось как мусульманской, так и

христианской религией. И это не удивительно, поскольку Ибн-Рошд отрицал бес

смертие индивидуальной души. Он по-своему про комментировал учение Аристотеля,

подчеркнув раз деление души и разума.
Под душой разумелись функции, которые неотде лимы от организма (прежде всего -

чувственность). Они необходимы (таково было и мнение Аристоте ля) для

деятельности разума, нераздельно связаны с телом и исчезают вместе с ним. Сам

же разум явля ется божественным и входит в индивидуальную ду шу изане, подобно

тому как солнце посылает лучи органу зрения. С исчезновением тела и индивиду

альной души "следы", оставленные божественным ра зумом в душе, отделяются от

исчезнувшего смертно го индивида и продолжают существовать как момент

универсального разума, присущего всему человече скому роду.


Признание высшего интеллектального равенства людей (при всем многообразии их

индивидуальных различий) и богоподобия человека было несовместимо с

идеологией-тогдашнего общества, основанной на строгой социальной иерархии его

членов. Апология


У 67

божественного разума оборачивалась у Ибн-Ропща (получившего на Западе почетное

имя Комментато ра) защитой земного достоинства человека.
§ 2. Психологические идеи средневековой
Европы
В период Средневековья в умственной жизни Ев ропы воцарилась схоластика (от

греч, "схоласта-кос" - школьный, ученый). Этот особый тип фило софствования

("школьная философия"), господство вавший с XI по XVI век, сводился к

рациональному, использующему логические приемы, обоснованию христианского

вероучения.
В схоластике имелись различные течения; общей же была установка на

комментирование текстов. По зитивное изучение предмета и обсуждение реальных

проблем подменялись словесными ухищрениями. По явившееся на интеллектуальном

горизонте Европы наследие Аристотеля католическая церковь вначале запретила, но

затем принялась "осваивать", адапти ровать соответственно своим нуждам. С этой

зада чей наиболее тонко справился ФомаАквинский (1225- 1274), учение которого

позже было канонизировано в папской энциклике (1879) как истинно католиче ская

философия (и психология) и получило назва ние томизма (несколько

модернизированного в на ши дни под именем неотомизма).
Томизм складывался в противовес стихийно-ма териалистическим трактовкам

Аристотеля, в недрах которых зарождалась концепция двойственной ис тины. У ее

истоков стоял опиравшийся на Аристоте ля Ибн-Рошд. Его последователи в

европейских уни верситетах (аверроисты) полагали, что несовмести мость с

официальной догмой представлений о вечности (а не сотворении) мира, об

уничтожаемо-сти (а не бессмертии) индивидуальной души позво ляет утверждать,

что каждая из истин имеет свою область. Истинное для одной области может быть

ложным для другой, и наоборот.


Фома же отстаивал одну истину-религиозную, "нисходящую свыше". Он считал, что

разум должен


68

служить ей так же истово, как и религиозное чувст во. Ему и его сторонникам

удалось расправиться с аверроистами в Парижском университете. Но в Анг лии, в

Оксфордском университете, концепция двой ственной истины восторжествовала, став

идеологи ческой предпосылкой успехов философии и естест венных наук.
Описывая душевную жизнь, Фома Аквинский рас положил различные ее формы в виде

своеобразной лестницы - от низших к высшим. В этой иерархии каждое явление

имеет свое место, установлены гра ни между всем сущим и однозначно определено,

че му где надлежит быть. В ступенчатом ряду располо жены души (растительная,

животная, человеческая), внутри каждой из них - способности и их продукты

(ощущение, представление, понятие).


Понятие об интроспекции, зародившееся у Плоти на, превратилось в важнейший

источник религиозно го самоуглубления у Августина и вновь выступило как опора

модернизированной теологической психологии у Фомы Аквинского. Работу души

последний предста вил в виде следующей схемы: сначала она совершает акт

познания - ей является образ объекта (ощущение или понятие); затем осознает,

что ею произведен этот акт; наконец, проделав обе операции, душа "возвра

щается" к себе, познавая уже не образ и не акт, а са мое себя как уникальную

сущность. Перед нами - зам кнутое сознание, из которого нет выхода ни к орга

низму, ни к внешнему миру.
Томизм, таким образом, превратил великого древ негреческого философа в столпа

богословия, в "Ари стотеля с тонзурой" (тонзура - выбритое место на макушке -

знак принадлежности к католическому ду ховенству).
В Англии против томистской концепции души вы ступил номинализм (от лат, "немей"

- имя). Он воз ник в связи со спором о природе общих понятий, или универсалий.

Суть спора состояла в том, суще ствуют ли эти общие понятия сами по себе,

самосто ятельно и независимо от нашего мышления, или представляют собой только

имена, реально же по знаются лишь конкретные явления.
Энергичным проповедником номинализма был профессор Оксфордского университета

Уильям Ок-69

IMM (ок. 1285-1349). Отвергая томизм и отстаивая уче ние о "двойственной

истине" (из которого явствова ло, что религиозные догматы не могут быть основа

ны на разуме), он призывал опираться на чувствен ный опыт; при этом следовало

ориентироваться на термины, обозначающие либо классы предметов, либо классы

имен, знаков.
Номинализм способствовал развитию естествен нонаучных взглядов на

познавательные возможно сти человека. К знакам как главным регуляторам ду

шевной активности неоднократно обращались мно гие мыслители последующих веков.

Так, в психологии утвердилось правило (известное под названием "брит вы

Оккама''), согласно которому "не следует умно жать сущности без надобности".

Иначе говоря, нет смысла прибегать к объяснению каких-либо явлений многими

силами или факторами, когда можно обой тись их меньшим числом: "Бесполезно

делать посред ством многого то, что можно сделать посредством меньшего". Эта

"бритва" стала основой своего рода "закона экономии" в психологии,

проиллюстриро вать который можно таким, примером: изучая пове дение животных,

не надо наделять их умом челове ка, если есть более простой способ объяснения.
Итак, в раннем Средневековье под пластом чи сто рассудочных построений, чуждых

реальным осо бенностям психической деятельности, пробивался родник новых идей,

связанных с опытным позна нием души и ее проявлений. В противовес приня тым

схоластикой приемам выведения отдельных психических явлений из сущности души и

ее сил, для действия которых нет других оснований, кро ме воли божьей,

складывалась методология, осно ванная на опытном, детерминистском подходе. Сво

его расцвета этот подход достиг в следующую эпо ху-эпоху Возрождения.
§ 3. Духовная жизнь эпохи Возрождения
Главной особенностью этого периода стало воз рождение античных ценностей, без

которых едва ли смогли бы существовать и арабоязычная, и латинс КО

язычная культура (в Западной Европе, как известно, языком образованности была

латынь).
Мыслители Возрождения полагали, что они очи щают античную картину мира от

воззрений "сред невековых варваров". Восстановление античных па мятников

культуры в их подлинном виде действи тельно стало признаком нового идейного

климата. Однако воспринималось в них прежде всего созвуч ное новому образу

жизни и обусловленной им ин теллектуальной ориентации. Возникновение ману

фактурного производства, усложнение и совершен ствование орудий труда. Великие

географические открытия, возвышение бюргерства (среднего слоя горожан),

отстаивавшего свои права в ожесточен ной политической борьбе, - все эти

процессы из менили положение человека в мире и обществе, а следовательно - и

его представления о мире и о самом себе*
Новые философы вновь обращаются к Аристо телю, который теперь из идола

скованной церков ными догмами схоластики превращается в символ свободомыслия. В

главном очаге Возрождения - Италии - разгораются споры между спасшимися от

инквизиции сторонниками Ибн-Рошда (аверро-истами) и еще более радикально

настроенными александристами.
Последний термин происходит от имени жив шего в Афинах в конце а века н. э.

древнегрече ского философа Александра Афродисийского, ко торый прокомментировал

трактат Аристотеля "О душе" иначе, чем Ибн-Рошд. Коренное различие касалось

бессмертия души - главного вопроса в церковном вероучении. Если Ибн-Рошд,

разделяя разум (ум) и душу, считал разум, как высшую часть души, бессмертным,

то Александр настаивал на це лостности аристотелевского учения и его тезисе о

том, что все способности души начисто исчезают вместе с телом.
Оба направления, александристы и аверроисты, сыграли важную роль в создании

новой идейной атмосферы, проложив путь к естественнонаучному изучению организма

человека и его психических функций. По этому пути пошли многие философы,

натуралисты, врачи. Их творчество пронизывала ве-71

ра во всемогущество опыта, в-преимущество на блюдений, прямых контактов с

реальностью, в не-заляеимость подлянного вмания от схоластической мудрости.


Одним из титанов Возрождения был Леонардо да Винчи *1452-1515). Он представлял

новую науку, ко торая родилась не в университетах, где по-прежнему изощрялись в

комментариях к текстам древних, а в мастерских художников и строителей,

инженеров и изобретателей. В своей практике они были преобра зователями мира,

их опыт радикально менял культу ру и строй мышления. Высшей ценностью становил

ся не божественный разум, а, говоря языком Лео нардо, - "божественная наука

живописи". При этом под живописью понималось не только искусство-от ражения

мира в художественных образах. "Живо пись, - писал Леонардо, - распрострадяется

на фи лософию природы".
Изменения в реальном бытии личности корен ным образом изменяли ее самосознание.

Субъект осознавал себя центром направленных вовне (в про тивовес

августино-томистской интроспекции) ду ховных сил, которые воплощаются в

реальные, чув ственные (в противовес христианской чистой ду ховности) ценности,

он желал подражать природе, на деле преобразуя ее своим творчеством, практи

ческими деяниями.


Наряду с Италией возрождение новых гума нистических взглядов на индивидуальную

психи ческую жизнь происходило в других странах, где подрывались устои прежних

социально-экономи ческих отношений. В Испании возникли направ ленные против

схоластики учения, устремленные к поискам реального знания о психике. Так, врач

Хуан Луис Вивес (1492-1540) в ставшей знамени той книге "О душе и жизни"

доказывал, что при рода человека познается путем наблюдения и опы та,

позволяющих, опираясь на теорию, правильно воспитывать ребенка.
Другой врач Хуан Уарте (ок. 1530-1592), также от вергая умозрение и схоластику,

требовал применить индуктивный метод "исследования способностей к наукам" (так

называлась его книга). Это была первая в истории психологии работа, в которой

ставилась


72

задача изучить индивидуальные различия между людь ми для определения их

пригодности к различным про фессиям.
§ 4. Психологические аспекты обучения и развития детей в эпохи Средневековья
и Возрождения
В средние века обучение было по преимуществу схоластическим, причем на

протяжении долгого вре мени (до XII века) образованными людьми были глав ным

образом лица духовного звания, так как свет ских школ и тем более высших

учебных заведений фактически не существовало.


Светское образование (по преимуществу рыцар ское) давалось знатным юношам в

основном при дво ре монархов или феодалов. (Зачатки такого воспита ния

появились уже в римский период, при дворах императоров.) Это было гларным

образом физиче ское развитие. Юношам преподавали и основы во енного искусства.

Однако большинство даже знат ных рыцарей не умело читать и писать. Первые свет

ские университеты появились только в XII веке - сначала в Италии, а затем и во

Франции, в Париже. Таким образом, можно сказать, что только церкви и монастыри

являлись в тот период главными очагами культуры, сохранив в своих библиотеках

накоплен ные предыдущими поколениями знания. При них и существовали школы.
Схоластика, которая при своем появлении явля лась до какой-то степени

прогрессивным явлением, так как развивала умение логически мыслить, дока зывать

и строить свою речь, со временем приобрела догматический характер,

превратившись в набор сил логизмов. В церковных школах обучение основыва лось в

основном на памяти. Ученики заучивали тек сты наизусть, писали только под

диктовку препода вателя. Обучались они и ораторскому искусству, в котором

главным было умение вести дискуссию по строго определенным правилам,

установленным вы сокими авторитетами. Такое обучение превращало учеников в

пассивных проводников чужих мыслей.
73

Несмотря на то что и в церковных и в возникших впоследствии светских школах

уделялось большое внимание этике, формированию социально адапти рованной

личности, нравственное воспитание пони малось прежде всего как усвоение суммы

привычек и манер и никак не влияло на развитие самостоя тельности суждений.
Против такого подхода к воспитанию выступили в эпоху Возрождения

ученые-гуманисты, которые стремились восстановить основы классического об

разования, развить у воспитателей интерес к лично сти ребенка. Большое внимание

уделялось и разра ботке новых принципов обучения, ведущими из ко торых стали

наглядность и природосообразность, о которых впервые заговорил еще Аристотель.
Эразм Роттердамский считал, что честолюбивые притязания, которые применялись

как средства сти мулирования обучения, вредны для нравственного развития.

Поддерживая идею сочетания наглядно сти с положительными эмоциями, испытываемы

ми детьми во время занятий, он заменил буквы из слоновой кости на "печеные

буквы", то есть на бук вы, которые выпекались из муки и в процессе обу чения

съедались детьми. Таким образом, эмоцио нальные проявления стали связываться с

более не посредственными и, с точки зрения Эразма, моральными и управляемыми

эмоциями. Эта сис тема, стремившаяся увеличить у учеников усердие и

любознательность путем поощрения со стороны преподавателей, особенно

последовательно была разработана иезуитами. Вюртембергский школьный закон 1559

года требовал "доставлять ребенку лю бовь и радость" и учить в соответствии с

индиви дуальными особенностями детей.


Однако, как справедливо отмечала немецкий пси холог Шарлотта Бюлер, все, что в

это время пред принималось для улучшения процесса преподавания, делалось в

интересах преподавания в узком смысле слова. Психическое развитие ребенка

изучали лишь постольку, поскольку это служило целям оптимиза ции обучения.

Такой подход характерен не только для Эразма Роттердамского, но и для X. Вивеса,

Р. Бэ кона, Я. А. Коменского. Справедливо выступая про тив схоластики и

зубрежки, которые не только отуп-74

ляли детей, тормозили развитие их творческой и по знавательной активности, но и

снижали мотивацию к учению, эти ученые стремились кюответствиюс естественными

методами, к учету психических .цоз-можностей детей. Недостатком их подхода было

то, что, призывая подражать природе, они понимали под природой прежде всего не

внутренний мир детей, их психические особенности, но окружающий мир, в ко тором

происходит переход от простой, низкоорганизованной материи к сложным

высокоорганизован ным существам. Этим переходам от простого к слож ному и

стремились подражать педагоги того времени, разрабатывая свои методы обучения.

Однако и в та ком механистическом подходе была та ценность, что, анализируя

этапы развития природы, ученые прихо дили к выводу о наличии соответствующих

этапов в психическом развитии детей. Таким образом были заложены основы

периодизации развития, но первая научная периодизация детства была разработана,

толь ко Руссо (см, ниже).

rmbafv
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ
НаВОГО ВРЕМЕНИ
§ I. Принципы психологической мысли XVII века
XVII век стал эпохой коренных изменений в со циальной жизни Западной Европы,

веком научной революции и торжества нового мировоззрения.


Его провозвестником был Галилео Галилей (1564- 1642), учивший, что природа есть

система движущихся тел, не обладающих никакими свойствами, кроме гео

метрических и механических. Все, что происходит в мире, следует объяснять

только этими материальны ми свойствами, только законами механики. Господ

ствовавшее веками убеждение в том, что движения ми природных тел правят

бестелесные души, было ниспровергнуто. Этот новый взгляд на мироздание произвел

полный переворот в объяснении причин по ведения живых существ.
Первый набросок психологи-Рене Декарт: ческой теории, использовавшей рефлексы

достижения геометрии и новой и "страсти души" механики, принадлежал француз

скому математику, естествоиспы тателю и философу Гене Декарту (1596-1650). Он

про исходил из старинной французской семьи и получил прекрасное образование. В

коллегии Де ла Флеш, ко торая являлась одним из лучших религиозных обра

зовательных центров, он изучал греческий и латин ский языки, математику и

философию. В это время он познакомился и с учением Августина, идея кото рого об

интроспекции была им впоследствии пере работана: религиозную рефлексию

Августина Декарт преобразовал в рефлексию сугубо светскую, направ ленную на

познание объективных истин.


По окончании коллегии Декарт изучает право, затем поступает на военную службу.

За время служ-76

бы в войсках ему удалось побывать во многих го родах Голландии, Германии и

других стран и уста новить личные связи с выдающимися европейски ми учеными

того времени. В это же время он при ходит к мысли о том, что наиболее

благоприятные условия для его научных исследований не во Фран ции, а в

Нидерландах, куда он и переезжает в 1629 году. Именно в этой стране он создает

свои знаме нитые сочинения.


В своих исследованиях Декарт ориентировался на модель организма как механически

работающей сис темы. Тем самым живое тело, которое во всей преж ней истории

знаний рассматривалось как одушевлен ное, т. е. одаренное и управляемое душой,

освобож далось от ее влияния и вмешательства. Отныне различие между

неорганическими и органическими телами объяснялось по критерию отнесенности по

следних к объектам, действующим по типу простых технических устройств. В век,

когда эти устройства со все большей определенностью утверждались в об

щественном производстве, далекая от производства научная мысль объясняла по их

образу и подобию функции организма.
Первым большим достижением в этом плане ста ло открытие Уильямом Гарвеем

(1578-1657) крово обращения: сердце предстало своего рода помпой,

перекачивающей жидкость. Участия души в этом не требовалось.
Другое достижение принадлежало Декарту. Он ввел понятие рефлекса (сам термин

появился позже), став шее фундаментальным для физиологии и психоло гии. Если

Гарвей устранил душу из круга регулято ров внутренних органов, то Декарт

отважился по кончить с ней на уровне внешней, обращенной к окружающей среде

работы всего организма. Три сто летия спустя И. Л. Павлов, следуя этой

стратегии, распорядился поставить бюст Декарта у дверей своей лаборатории.


Здесь мы снова сталкиваемся с принципиальным для понимания прогресса научного

знания вопро сом о соотношении теории и опыта (эмпирии). До стоверное знание об

устройстве нервной системы и ее функциях было в те времена ничтожно. Де карту

эта система виделась в форме "трубок", по


77

которым проносятся легкие воздухообразные час тицы (он называл их "животными

духами"). По де картовой схеме внешний импульс приводит эти "ду хи" в движение

и заносит в мозг, откуда они авто матически отражаются к мышцам. Когда горячий

предмет обжигает руку, это побуждает человека ее отдернуть: происходит реакция,

подобная отраже нию светового луча от поверхности. Термин "ре флекс" и означал

отражение.
Реакция мышц - неотъемлемый компонент по ведения. Поэтому декартова схема,

несмотря на &e умозрительный характер, стала великим открытием в психологии.

Она объяснила рефлекторную приро ду поведения без обращения к душе как движущей

телом силе.


Декарт надеялся, что со временем не только про стые движения (такие, как

защитная реакция руки на огонь или зрачка на свет), но и самые сложные удастся

объяснить открытой им физиологической ме ханикой. "Когда собака видит куропатку,

она, есте ственно, бросается к ней, а когда слышит ружейный выстрел, звук его,

естественно, побуждает ее убегать. Но тем не менее, легавых собак обыкновенно

при учают к тому, что вид куропатки заставляет их оста новиться, а звук

выстрела подбегать к куропатке". Такую перестройку поведения Декарт

предусмотрел в своей схеме устройства телесного механизма, ко торый, в отличие

от обычных автоматов, выступил как обучающаяся система.
Она действует по своим законам и "механиче ским" причинам; их знание позволяет

людям вла ствовать над собой. "Так как при некотором стара нии можно изменить

движения мозга у животных, лишенных разума, то очевидно, что это еще лучше

можно сделать у людей и что люди даже со слабой душой могли приобрести

исключительно неограни ченную власть над своими страстями", - писал Де карт. Не

усилие духа, а перестройка тела на основе строго причинных законов его механики

обеспе чит человеку власть над собственной природой, по добно тому как эти

законы могут сделать его вла стелином природы внешней.


Одно из важных для психологии сочинений Де карта называлось "Страсти души". Это

название
78

следует пояснить, так как и слово "страсть", и слово "душа" наделены у Декарта

особым смыслом. Под "страстями" подразумевались не сильные и дли тельные

чувства, а "страдательные состояния души" - все, что она испытывает, когда мозг

со трясают "животные духи" (прообраз нервных им пульсов), которые приносятся

туда по нервным "трубкам". Иначе говоря, не только мышечные ре акции (рефлексы),

но и различные психические со стояния производятся телом, а не душой. Декарт

набросал проект "машины тела", к функциям ко торой относятся "восприятие,

запечатление идей, удержание идей в памяти, внутренние стремле ния..." "Я желаю,

- писал он, - чтобы вы рассуж дали так, что эти функции происходят в этой ма

шине в силу расположения ее органов: они совер шаются не более и не менее как

движения часов или другого автомата".
Веками, до Декарта, вся деятельность по воспри ятию и обработке психического

"материала" счита лась производимой душой, особым агентом, черпа ющим свою

энергию за пределами вещного, земного мира. Декарт доказывал, что телесное

устройство и без души способно успешно справляться с этой за дачей. Не

становилась ли душа в таком случае "без работной "?
Декарт не только не лишает ее прежней царст венной роли во Вселенной, но

возводит в степень субстанции (сущности, которая не зависит ни от чего другого),

равноправной с великой субстанцией природы. Душе предназначено иметь самое

прямое и достоверное, какое только может быть у субъек та, знание о собственных

актах и состояниях, не видимых более никому; она определяется единст венным

признаком - непосредственной осознава-емостью собственных проявлений, которые,

в отличие от явлений природы, лишены протяжен ности .
Это существенный поворот в понимании души, открывший новую главу в истории

построения пред мета психологии. Отныне этим предметом становит ся сознание.


Сознание, по Декарту, является началом всех на чал в философии и науке. Следует

сомневаться во


79

всем - естественном и сверхъестественном. Однако никакой скепсис не устоит

перед суждением: "Я мыс лю". А из этого неумолимо следует, что существует и

носитель этого суждения - мыслящий субъект. От сюда знаменитый декартов афоризм

"Cogito, ergo sum" ("Мыслю-следовательно, существую"). По скольку же мышление -

единственный атрибут ду ши, она мыслит всегда, всегда знает о своем психи

ческом содержании, зримом изнутри; бессознатель ной психики не существует.
Позже это "внутреннее зрение" стали называть ин троспекцией (видением

внутрипсихических объек тов-образов, умственных действий, волевых актов и др.),

а декартову концепцию сознания - интро спективной. Впрочем, как и представления

о душе, претерпевшие сложнейшую эволюцию, понятие о со знании, как мы увидим,

также меняло свой облик. Однако сначала оно должно было появиться.
Изучая содержание сознания, Декарт приходит к выводу о существовании трех видов

идей: идей, порожденных самим человеком, идей приобретен ных и идей врожденных.

Идеи, порожденные че ловеком, связаны с его чувственным опытом, яв ляясь

обобщением данных наших органов чувств. Эти идеи дают знания об отдельных

предметах или явлениях, но не могут помочь в познании объек тивных законов

окружающего мира. Не могут в этом помочь и приобретенные идеи, так как они явля

ются тоже знаниями лишь об отдельных сторонах окружающей действительности.

Приобретенные идеи основываются не на опыте одного человека, а являются

обобщением опыта разных людей, но лишь врожденные идеи дают человеку знания о

сущности окружающего мира, об основных зако нах его развития. Эти общие понятия

открываются только разуму и не нуждаются в дополнительной информации,

получаемой от органов чувств.


Такой подход к познанию получил название рационализма, а способ, при помощи

которого человек открывает содержание врожденных идей, - рациональной интуицией.

Декарт писал: "Под интуицией я разумею не веру в шаткое свиде тельство чувств,

но понятие ясного и вниматель ного ума, настолько простое и отчетливое, что он


80

не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим".


Признав, что машина тела и занятое собствен ными мыслями (идеями) и "желаниями"

сознание - это независимые друг от друга сущности (субстан ции), Декарт

столкнулся с необходимостью объяс нить, как же они сосуществуют в целостном

чело веке. Решение, которое он предложил, было на звано психофизическим

взаимодействием. Тело влияет на душу, пробуждая в ней "страдательные состояния"

(страсти) в виде чувственных восприя тий, эмоций л т. п. Душа, обладая

мышлением и волей, воздействует на тело, понуждая эту "маши ну" работать и

изменять свой ход. Декарт искал в организме орган, с помощью которого эти несов

местимые субстанции все же могли бы общаться. Таким органом он предложил

считать одну из же лез внутренней секреции - шишковидную (эпи физ). Это

эмпирическое "открытие" никто всерьез не принял. Однако решение теоретического

воп роса о взаимодействии души и тела в декартовой постановке поглотило энергию

множества умов.
Понимание предмета психологии зависит, как го ворилось, от объяснительных

принципов - таких, как причинность (детерминизм), системность, закономер ность.

С античных bpfrmeh все они претерпели ко-.ренные изменения. Решающую роль в

этом сыграло внедрение в психологическое мышление образа ма шины-конструкции,

созданной руками человека. Все прежние попытки освоить объяснительные прин ципы

были связаны с наблюдением и изучением не рукотворной природы, включая

человеческий орга низм. Теперь посредником между природой и позна ющим ее

субъектом выступила независимая от этого субъекта, внешняя по отношению к нему

и природ ным телам искусственная конструкция. Очевидно, что она является,

во-первых, системным устройством, во-вторых, работает неотвратимо (закономерно)

по за ложенной в ней жесткой схеме, в-третьих, эффект ее работы-это конечное

звено цепи, компоненты которой сменяют друг друга с железной последова

тельностью.
Создание искусственных объектов, деятельность которых причинно объяснима из их

собственной


81

организации, внедряло в теоретическое мышление особую форму детерминизма -

механическую (по типу автомата) схему причинности, или механоде-терминизм.

Освобождение живого тела от души бы ло поворотным событием в научных поисках ре

альных причин всего, что совершается в живых си стемах, в том числе возникающих

в них психических эффектов (ощущений, восприятий, эмоций). При этом у Декарта

не только тело освобождалось от души, но и душа (психика) в ее высших проявле

ниях становилась свободной от тела. Тело может только двигаться, душа-только

мыслить. Прин цип работы тела - рефлекс. Принцип работы ду ши - рефлексия (от

лат, "обращение назад"). В первом случае мозг отражает внешние толчки; во

втором - сознание отражает собственные мысли, идеи.
Через всю историю психологии проходит конт роверза души и тела. Декарт, подобно

множеству своих предшественников (от древних анимистов, Пифагора, Платона),

противопоставил их. Но он создал и новую форму дуализма. И тело, и душа

приобрели содержание, неведомое прежним ис следователям.


Попытки опровергнуть дуа-Бенедикт лизм Декарта предприняла когор-Спиноза: Бог -

та великих мыслителей XVII ве-Природа ка. Их поиски были направлены


на то, чтобы утвердить единство мироздания, покончить с разрывом телесного и ду

ховного, природы и сознания. Одним из первых оп понентов Декарта выступил

голландский мыслитель Барух (Венедикт) Спиноза (1632-1677).
Спиноза родился в Амстердаме, получив бого словское образование. Родители

готовили его в рав вины, но уже в школе у него сформировалось кри тическое

отношение к догматическому толкованию Библии и Талмуда. По окончании школы

Спиноза обратился к изучению точных наук, медицины и философии. Большое влияние

на него оказали со чинения Декарта. Критика религиозных постула тов, а также

несоблюдение многих религиозных об рядов привели к разрыву с еврейской общиной

Ам стердама: совет раввинов применил к Спинозе
82

крайнюю меру - проклятие и отлучение от общи ны. После этого Спиноза некоторое

время препо давал в латинской школе, а затем поселился в де ревушке близ

Лейдена, добывая себе средства к су ществованию изготовлением оптических стекол.

В эти годы им были написаны "Принципы филосо фии Декарта" (1663), разработано

основное содер жание его главного труда "Этика", которая была издана после его

смерти, в 1677 году.
Спиноза учил, что имеется единая, вечная суб станция - Природа - с бесконечным

множеством ат рибутов (неотъемлемых свойств). Из них нашему ог раниченному

разуму открыты только два-протя женность и мышление. Следовательно,

бессмысленно представлять человека местом встречи телесной и ду ховной

субстанций, как это делал Декарт. Человек - целостное телесно-духовное существо.

Убеждение, что тело движется или покоится по воле души, сло жилось из-за

незнания того, к чему оно способно само по себе, "в силу одних только законов

приро ды, рассматриваемой исключительно в качестве те лесной".


Целостность человека не только связывает его духовную и телесную сущности, но и

является ос новой познания окружающего мира - доказывал Спиноза. Как и Декарт,

он был убежден в том, что именно интуитивное знание является ведущим, ибо

интуиция дает возможность проникать в сущность вещей, познавать не отдельные

свойства предме тов или ситуаций, но общие понятия. Интуиция открывает

безграничные возможности самопозна ния. Однако, познавая себя, человек познает

и ок ружающий мир, так как законы души и тела одни и те же. Доказывая

познаваемость мира, Спиноза подчеркивал, что порядок и связь идей таковы же,

каковы порядок и связь вещей, так как и идея, и вещь являются разными сторонами

одной и той же субстанции - Природы.


Никто из мыслителей не осознал с такой остро той, как Спиноза, что дуализм

Декарта коренится не столько в сосредоточенности на приоритете ду ши (это

веками служило основанием бесчисленных религиозно-философских доктрин), сколько

во взгляде на организм как машинообразное устрой-83

ство. Тем самым механический детерминизм, оп ределивший вскоре крупные успехи

психологии, оборачивался принципом, который ограничивает возможности тела в

причинном объяснении пси хических явлений.
Все последующие концепции были поглощены пересмотром декартовой версии о

сознании как суб станции, которая является причиной самой себя ("кауза суй"), о

тождестве психики и сознания. Из исканий Спинозы явствовало, что пересматривать

следует и версию о теле (организме) с тем, что бы придать ему достойную роль в

человеческом бытии.
Попытку построить психологическое учение о че ловеке как целостном существе

запечатлел главный труд Спинозы "Этика". В нем он поставил задачу объяснить все

великое многообразие чувств (аффек тов) как побудительных сил человеческого

поведе ния, притом объяснить "геометрическим способом", т. е. с такой же

неумолимой точностью и строгостью, с какой геометрия делает свои выводы о

линиях и поверхностях. Надо, писал он, не смеяться и пла кать (именно так

реагируют люди на свои пережива ния), а понимать. Ведь геометр в своих

рассуждени ях совершенно бесстрастен; так же следует относиться и к

человеческим страстям, объясняя, как они воз никают и исчезают.
Таким образом, рационализм Спинозы приво дит не к отрицанию эмоций, а к попытке

их объяс нения. При этом он связывает эмоции с волей, го воря о том, что

поглощенность страстями не дает человеку возможности понять причины своего по

ведения, а потому он не свободен. В то же время отказ от эмоций открывает перед

человеком гра ницы его возможностей, показывая, что зависит от его воли, а в

чем он не свободен, зависит от сло жившихся обстоятельств. Именно это понимание

и является истинной свободой, так как освободить ся от действия законов природы

человек не может. Противопоставляя свободу принуждению, Спино за дал свое

определение свободы как познанной необходимости, открывая новую страницу в пси

хологических исследованиях пределов волевой ак тивности человека.

Спиноза выделял три главные силы, которые пра вят людьми и из которых можно

вывести все много образие чувств: влечение (оно есть "не что иное, как самая

сущность человека"), радость и печаль. Он до казывал, что из этих

фундаментальных аффектов вы водятся любые эмоциональные состояния, причем ра

дость увеличивает способность тела к действию, тог да как печаль ее уменьшает.
Этот вывод противостоял декартовой идее раз деления чувств на коренящиеся в

жизни организ ма и чисто интеллектуальные. В качестве примера Декарт в своем

последнем сочинении - письме шведской королеве Христине - объяснил сущность

любви как чувства, имеющего две формы: телес ную страсть без любви и

интеллектуальную любовь без страсти. Причинному объяснению поддается только

первая, поскольку она зависит от организ ма и биологической механики. Вторую

можно толь ко понять и описать.
Тем самым Декарт полагал, что наука бессильна перед высшими и наиболее

значимыми проявле ниями психической жизни личности. Эта декарто ва дихотомия

(разделение надвое) привела в XX ве ке к концепции "двух психологий" -

объяснитель ной, апеллирующей к причинам, сопряженным с функциями организма, и

описательной, считающей, что тело мы объясняем, тогда как душу - понима ем.

Поэтому в споре Спинозы с Декартом не сле дует видеть лишь давно утративший

актуальность исторический эпизод.
К детальному изучению этого спора в XX веке об ратился Л. С. Выготский,

доказывая, что будущее за Спинозой. "В учении Спинозы, - писал он, - содер

жится, образуя его самое глубокое и внутреннее яд ро, именно то, чего нет ни в

одной из двух частей, на которые распалась современная психология эмо ций:

единство причинного объяснения и проблема жизненного значения человеческих

страстей, един ство описательной и объяснительной психологии чувств. Спиноза

поэтому связан с самой насущной, самой острой злобой дня современной психологии

эмоций. Проблемы Спинозы ждут своего решения, без которого невозможен

завтрашний день нашей психологии".

Отец Г.-В. Лейбница (1646- Готфрид-1716) был профессором филосо-Вильгельм фии в

Лейпцигеком университе-Лейбниц: проблема те. Еще в школе Лейбниц решил,

бессознвтелъмго что и его жизнь будет посвящена


науке. Лейбниц обладал энцик лопедическими знаниями. Наряду с математически ми

исследованиями (он открыл дифференциальное и интегральное исчисление) он

участвовал в меро приятиях по улучшению горной промышленности, интересовался

теорией денег и монетной системой, а также историей Брауншвейгской династии. Он

ор ганизовал Академию наук в Берлине. Именно к нему обращался Петр 1 с просьбой

возглавить Российскую Академию наук. Значительное место в научных ин тересах

Лейбница занимали и философские вопро сы, прежде всего теория познания. ,
Как и Спиноза, он выступал за целостный подход к человеку. Однако у него было

иное мнение об един стве телесного и психического.


В основе этого единства, по мнению Лейбница, лежит духовное начало. Мир состоит

из бечисленно-го множества монад (от греч. "монос" - единое). Каждая из них

"психична" и наделена способностью воспринимать все, что происходит во

Вселенной.


Это предположение перечеркивало декартову идею равенства психики и сознания.

Согласно Лейбницу, "убеждение в том, что в душе имеются лишь такие восприятия,

которые она сознает, яв ляется источником величайших заблуждений". В ду ше

непрерывно происходит незаметная деятель ность "малых перцепций", или

неосознаваемых вос приятий. В тех же случаях, когда они осознаются, это

становится возможным благодаря особому пси хическому акту-апперцепции,

включающей вни мание и память.
Таким образом, Лейбниц выделяет в душе несколь ко областей, отличающихся по

степени осознанно сти тех знаний, которые в них располагаются. Это область

отчетливого знания, область смутного зна ния и область бессознательного.

Рациональная ин туиция открывает содержание идей, которые нахо дятся в

апперцепции, поэтому эти знания являются ясными и обобщенными. Доказывая

существование


86

бессознательных образов, Лейбниц тем не менее не раскрывал их роль в

деятельности человека, так как считал, что она связана преимущественно с

осознан ными идеями. При, этом он обратил внимание на субъективность

человеческих знаний, связывая ее с познавательной активностью. Лейбниц

доказывал, что не существует первичных или вторичных качеств предметов, так как

даже на начальной стадии позна ния человек не может пассивно воспринимать сиг

налы окружающей действительности. Он обязатель но вносит собственные

представления, свой опыт в образы новых предметов, а потому невозможно раз

граничить те свойства, которые есть в самом пред мете, от тех, которые

привнесены субъектом. Одна ко эта субъективность не противоречит познаваемо сти

мира, так как все наши представления хотя и отличаются друг от друга, тем не

менее принципи ально совпадают между собой, отражая главные свой ства

окружающего мира.


На вопрос о том, как соотносятся между собой духовные и телесные явления,

Лейбниц ответил фор мулой, получившей название психофизического па раллелизма:

зависимость психики от телесных воз действий - иллюзия. Душа и тело совершают

свои операции самостоятельно и автоматически. Вместе с тем между ними

существует предопределенная свы ше гармония; они подобны паре часов, которые

всегда показывают одно и то же время, так-как запущены с величайшей точностью.


Доктрина психофизического параллелизма нашла многих сторонников в годы

становления психологии как самостоятельной науки. Идеи Лейбница изме нили и

расширили представление о психическом. Его идеи о бессознательной психике,

"малых перцепци ях" и апперцепции прочно вошли в содержание пред мета

психологии.
Другое направление в крити-Томас Гоббс: ке дуализма Декарта связано с

ассоциация идей философией английского мысли теля Томаса Гоббса (1588-1679). Он

начисто отверг душу как особую сущность. В ми ре нет ничего, утверждал Гоббс,

кроме материаль ных тел, которые движутся по законам механики, от крытым

Галилеем. Соответственно и все психические
87

явления подчиняются этим глобальным законам. Ма териальные вещи, воздействуя на

организм, вызыва ют ощущения. По закону инерции из ощущений воз никают

представления (в виде их ослабленного сле да), образующие цепи мыслей, которые

следуют друг за другом в том же порядке, в каком сменялись ощу щения.
Такая связь получила впоследствии название ас социации. Об ассоциации как

факторе, объясняю щем, почему данный психический образ оставляет у человека

именно такой, а не другой след, было известно со времен Платона и Аристотеля.

Глядя на лиру, вспоминают игравшего на ней возлюблен ного, говорил Платон. Это

пример ассоциации по смежности: оба объекта воспринимались некогда одновременно,

а затем появление одного влекло за собой образ другого. Аристотель добавил два

дру гих вида ассоциаций - сходство и контраст. Но для Гоббса, детерминиста

галилеевской закалки, в уст ройстве-человека действовал только один

закон-механического сцепления психических элементов по смежности.
Декарт, Спиноза и Лейбниц принимали ассоци ации за один из основных психических

феноме нов, однако считали их низшей формой познания в сравнении с высшими, к

которым относили мыш ление и волю. Гоббс первым придал ассоциации силу

универсального закона психологии. Ему без-остаточно подчинены как абстрактное

рациональ ное познание, так и произвольное действие. Про извольность - это

иллюзия, которая порождена не знанием причин поступка (такого же мнения

придерживался Спиноза). Так волчок, запущенный в ход ударом кнута, мог бы

считать свои движения самопроизвольными .


У Гоббса механический детерминизм получил при менительно к объяснению психики

предельно завер шенное выражение. Весьма важной для будущей пси хологии стала и

беспощадная критика Гоббсом вер сии Декарта о "врожденных идеях", которыми

человеческая душа наделена до всякого опыта и не зависимо от него.


До Гоббса в психологических учениях царили идеи рационализма (от лат, "рацио" -

разум): се


ва

horioa познания и присущего людям способа пове дения считался разум как высшая

форма активно сти души. Гоббс провозгласил разум продуктом ассоциации, имеющей

своиетжточником прямое чув ственное общение органмзма с материальным <яром, т.

е. опыт-Рационализму был противопо ставлен эмпиризм (от лат. "эмпирио" -опыт),

по ложения которого стали основой эмпирической психологии.


В разработке этого направле-Джон Лот: два ния видная роль принадлежала вида

опыта соотечественнику Гоббса Джону


Локку (1632-1704).
Д. Локк родился недалеко от города Бристоля в семье провинциального адвоката.

По рекоменда ции друзей отца он был зачислен в Виндзорскую школу, по окончании

которой поступил в Оксфорд ский университет. В Оксфорде он занимается фи

лософией, естественными науками и медициной, в это же время .он знакомится с

сочинениями Декар та. Знакомство с лордом А. Эшли, которое скоро переросло в

тесную дружбу, изменило жизнь Лок-ка. В качестве врача и воспитателя сына Эшли

он становится членом его семьи и делит с ним все пре вратности его судьбы. Лорд

Эшли, который был гла вой вигов - политической оппозиции английского короля

Якова 11, дважды занимал высокие места в правительстве, делая Локка своим

секретарем. По сле отставки Эшли Локк вынужден был бежать вме сте с ним в

Голландию, где оставался и после смерти Эшли. Только когда на престол вступил

Вильгельм Оранский, он смог возвратиться на родину. В это время Локк

заканчивает свою главную книгу "Опы ты о человеческом разуме", публикует много

ста тей и трактатов, в том числе "О правлении" и "О воспитании", не оставляя

политическую деятель ность.
Как и Гоббс, он исповедовал опытное происхожде ние всех знаний. Постулат Локка

гласил, что "в созна нии нет ничего, чего бы не было в ощущениях". Исхо дя из

этого он доказывал, что психика ребенка форми руется только в процессе его

жизни. Выступая против Декарта, который обосновывал свою теорию познания

наличием у человека врожденных идей, Локк доказы-89

вал ошибочность этого положения. Если бы идеи были врожденными, писал Локк, они

были бы известны и взрослому, и ребенку, и нормальному человеку, и глуп цу.

Однако в этом случае не составляло бы большого труда сформировать у ребенка

знание математики, язы ка, моральных норм. Но все воспитатели знают, что

научить ребенка писать и считать очень сложно, при чем разные дети усваивают

материал с разной скоро стью. Точно так же никто не будет сравнивать рассу док

нормального человека и идиота и обучать послед него философии или логике.

Существует, по мнению Локка, и еще одно доказательство отсутствия врож денных

идей: если бы идеи были врожденными, то все люди в данном обществе

придерживались бы одних и тех же моральных и политических убеждений, а этого

нигде не наблюдается. Более того, писал Локк, мы зна ем, что у разных народов

разные языки, разные зако ны, разные понятия о Боге. Разница в вероисповеда нии

была особенно важна, с точки зрения Локка, так как Декарт считал идею Бога

одной из основных врож денных идей.
Доказав таким образом, что нет врожденных идей, Локк далее утверждал, что

психика ребенка является "чистой доской" (tabula rasa), на которой жизнь пи шет

свои письмена. Таким образом, и знания, и иде алы не даны нам в готовом виде,

но являются ре зультатом воспитания, которое формирует из ребен ка

сознательного взрослого человека.
Естественно поэтому, что Локк придавал огромное значение воспитанию. Он писал,

что в моральном вос питании надо опираться не столько на понимание, сколько на

чувства детей, воспитывая у них положи тельное отношение к хорошим поступкам и

отвраще ние к дурным. В познавательном развитии надо умело использовать

природное любопытство детей - оно есть тот ценный механизм, которым наделила

нас природа и именно из него вырастает стремление к знаниям. Локк отмечал, что

непосредственно в задачу воспита теля входит учет индивидуальных особенностей

детей. Это важно и для того, чтобы поддерживать хорошее настроение ребенка в

процессе обучения, что способ ствует более быстрому усвоению знаний.
В самом опыте Локк выделил два источника: ощу щение и рефлексию. Наряду с

идеями, которые "до-90

ставляют" органы чувств, возникают идеи,.лорожда-емые рефлексией как

"внутренним восприятием де ятельности нашего ума". И те, и другие предстают

перед судом сознания. "Сознание есть восприятие того, что происходит у человека

в его собственном уме". Это определение стало краеугольным камнем

интроспективной психологии.
Считалось, что объектом сознания служат не внеш ние объекты, а идеи (образы,

представления, чувства и т. д.), какими они являются "внутреннему взору" на

блюдающего за ними субъекта. Из этого наиболее от четливо и популярно

разъясненного Локком постулата и возникло понимание предмета психологии. Отныне

на его место стали претендовать явления сознания, по рождаемые внешним опытом,

который исходит от ор ганов чувств, и внутренним, накапливаемым собствен ным

разумом-индивида. Элементами этого опыта, "ни тями", из которых соткано

сознание, считались идеи, которыми правят законы ассоциации.


Такое понимание сознания определило формиро вание последующих психологических

концепций. Они были пронизаны духом дуализма, за которым стояли реалии

социальной жизни, общественной практики. С одной стороны, это

научно-технический прогресс, сопряженный с великими теоретическими открыти ями

в науках о физической природе и внедрением механических устройств; с другой -

самоосознание человека как личности, которая, хотя и сообразуется с промыслом

Всевышнего, способна иметь опору в собственном разуме, сознании, понимании.
Указанные внепсихологические факторы обуслови ли как появление

механодетерминизма, так и обращен ность к внутреннему опыту сознания. Именно

эти на правления в их нераздельности определили отличие психологической мысли

Нового времени от всех ее предшествующих витков. Как и прежде, объяснение

психических явлений зависело от знания о том, как устроен физический мир и

какие силы правят живым организмом. Речь идет именно об объяснении, адек ватном

нормам научного познания, ибо в практике об щения люди руководствуются

житейскими представ лениями о мотивах поведения, умственных качествах, влиянии

погоды на расположение духа, зависимости характера от расположения планет и т.

л.
91

XVII рек радикально повысил планку критериев научности. Он преобразовал

объяснительные прин ципы, доставшиеся ему от прежних веков. Изначаль но

механистические представления о рефлексе, ощу щении, ассоциации, аффекте,

мотиве вошли в ос новной фонд научных знаний. Они возникли из детерминистской

трактовки организма как "маши ны тела". Чисто умозрительная схема этой машины

не могла пройти испытание опытом. Между тем опыт и его рациональное объяснение

определили успехи нового естествознания.
Для великих ученых XVII века научное познание психики как познание причин ее

явлений имело в ка честве непреложной предпосылки обращение к телес ному

устройству. Но эмпирические знания о нем бы ли, как показало время, столь

фантастичны, что преж ние свидетельства следовало игнорировать. На этот путь

стали приверженцы эмпирической психологии, пони мавшие под опытом обработку

субъектом содержания своего сознания. Они использовали понятия об ощу щениях,

ассоциациях и т. д. как фактах внутреннего опыта. Генеалогия этих понятий

восходила к открыто му свободной мыслью объяснению психической реаль ности,

открытому благодаря тому, что было отринуто веками царившее убеждение, будто

эта реальность про изводится особой сущностью - душой. Отныне актив ность души

выводилась из законов и причин, действу ющих в телесном, земном мире. Знание же

законов природы рождалось не из внутреннего опыта наблю дающего за собой

сознания, но из общественно-исто рического опыта, обобщенного в научных теориях

Но вого времени.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет