Малое и среднее предпринимательство России: государство, модернизация, инновационный прорыв. Учебное пособие Часть 1 Москва 2011



жүктеу 3.69 Mb.
бет6/26
Дата07.02.2019
өлшемі3.69 Mb.
түріУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

2.2. Предпринимательская среда на рубеже XX-XXI веков.


Экономика России в 1989-1999 гг. Экономика последнего десятилетия XX века в жизни нашей страны получила несколько названий: экономика переходного периода, экономика «смутного времени», гибридная или мутантная экономика.

Объективно назрела необходимость серьезного реформирования советской экономики, которая никак не могла вырваться из пут дефицитности, низкой эффективности (в том числе государственного управления) и падающей конкурентоспособности на мировом рынке. Советская экономика была отягощена хроническими недостатками командно-административной системы с гипертрофированным централизованным планированием и моноидеологической политикой, опиравшейся на устаревшие догматы. Уже в процессе «перестройки» стал вопрос о разработке научно-обоснованной концепции и специальной программы радикальной экономической реформы.

Основной замысел реформы, ее научная концепция, первоочередные и долговременные меры содержались в докладе заместителя председателя Совета Министров СССР, председателя Государственной Комиссии по экономической реформе, академика Л.И. Абалкина «Радикальная экономическая реформа: первоочередные и долговременные меры»25.

С этим докладом, над которым работали специалисты из Госкомиссии по реформе, эксперты и ученые академических НИИ и вузов, Л.И. Абалкин выступил на Всероссийской научно-практической конференции по проблемам радикальной экономической реформы 13 ноября 1989 года в Колонном зале Дома Союзов26.

Одна из характеристик начальной стадии переходного трансформационного периода - превышавший все возможные прогнозы и оценки уровень инфляции. В 1992 году, а это был год запуска бессистемных экспериментов и импровизаций, так называемых младореформаторов, этот показатель составил 2600%27. За 1992-1997 гг. объем ВВП нашей страны уменьшился более чем на 1/3.

Новейшая история не знала таких скоростей обнищания десятков миллионов людей, поляризации «крайних» социально-экономических (по уровню доходов) групп населения.

Трансформационные эксперименты либерально-монетаристского типа по методу шоковой терапии включали отпуск цен, свободу коммерческой и внешнеэкономической деятельности и были навеяны работами Милтона Фридмана «Капитализм и свобода», фон Хайека «Бегство из рабства» и рекомендациями советников из Международного Валютного Фонда (МВФ) и Всемирного банка (Джефри Сакса, Андреаса Ослунда и д.р.). Реформаторы задались целью превратить государство в ночного «сторожа», резко ограничив его социальные расходы на образование, науку, здравоохранение. Ключевым же был вопрос о преобразовании наследуемой с советских времен государственной собственности. Вместо эволюционного пути, предусматривающего после подготовительного этапа фазу разгосударствления, младореформаторы выбрали так называемую ваучерную приватизацию. Были открыты шлюзы для криминализации не только приватизационного процесса, но и экономической жизни в целом.

Серьезные зарубежные эксперты-экономисты и политологи, например, профессор Лу Фаоро из США, Вольфганг Карте, Эрих Штаудт из ФРГ и другие называли эти процессы в России 1992-1995 гг. формированием Crony (дружеского) капитализма в сочетании с олигархически-криминальной экономикой. В период с 1992 по 1998 гг. (до дефолта) в экономике России поддерживалось и стало превалировать экспортно ориентированное сырьевое направление – вывоз нефти и нефтепродуктов, необработанной древесины (кругляка), алюминия, перекачка газа и т.п. Конъюнктура мирового рынка способствовала такой однобокой экономической ориентации. Реформаторы оправдывали государственную политику, при которой доминирующее положение стали занимать нефтяные компании и холдинги «ЮКОС», «Лукойл», «Татнефть», «Норильский Никель» алюминиевые комбинаты и госмонополии «Роснефть», «Газпром».

Деятельность производственных, строительных, торгово-сервисных кооперативов, развивавшихся на внутреннем рынке в 1988-1991 гг. как антидефицитное направление, стала либо свертываться, либо трансформироваться (со значительными потерями во многих регионах) в малое предпринимательство.

Внешняя атрибутика государственной политики была связана с созданием Государственного комитета по поддержке и развитию малого предпринимательства (ГКРП). В соответствии с принятым федеральным законом. Началась разработка федеральных и региональных программ государственной поддержки малых предприятий, количество которых к 1998 году составило около 1 млн. ед.

В этот период высокими темпами развивалось «челночное» направление, охватившее 3,5-4 млн. человек, потерявших работу в силу сложившихся социально-экономических обстоятельств, пересекавших с сумками и узлами полными дешевых товаров, границы с Китаем, Турцией, Грецией, Польшей. Торговля шла на городских рынках, мини-базарах, в лавках и палатках.

Отношение к малому и среднему предпринимательству (локомотивному сектору рыночных преобразований) и закреплению реальной частной собственности оставалось в период 1992-1998 гг. декларативным, политически-ангажированным и конъюнктурным. Вместо реальной экономической поддержки из федерального бюджета проводились эпохальные и предвыборные встречи с президентом и съезды в основном политического (мобилизационного) характера28.

Какая же общественная (социально-экономическая и политическая) система была создана в нашей стране к концу XX века и что изменилось в ее основе в XXI веке – в первом десятилетии?

Капитализм в его нынешнем виде с начала XXI века до глобального финансово-банковского и экономического кризиса 2007-2009 гг. с его механизмом саморегулирования подвергся жесткой критике на общемировых и европейских саммитах в 2009-2010 гг. Автор проанализировал факторы и процессы, определявшие возможности социально-экономического развития страны в 1985-1991 гг. и 1992-1999 гг. С этой целью привлекались социально-биологические аналогии и зарубежный опыт. Был сделан ряд выводов о проявлении так называемых процессов экономического и общественного мутирования под влиянием факторов и процессов-мутагенов. В результате образовались экономические и общественные мутации, которые носили чаще негативный, чем позитивный характер. Существенно тормозили реализацию социально-экономического развития зоны высокой мутантности29: бедность, нищета; алкоголизация; наркотизация; безнадзорность; беспризорность детей; коррупция; проституция; неэффективное госуправление; отставание образования, науки, невнимания к молодежи; высокий уровень заболеваний сердечнососудистыми, печеночными, почечными, желудочно-кишечными заболеваниями; деградация личности; депопуляция (превышение уровня смертности над рождаемостью); терроризм, криминализация, теневая экономика; сырьевая направленность российской экономики; неразвитость финансово-банковского сектора; непрофессионализм в корпоративном менеджменте.

Последовательность этих факторов и процессов в силу их взаимовлияния и сопряжённости имеет, конечно, определённое, но не доминирующее значение.

Российская экономика в 2000-2010 гг. Последефолтовское восстановление и социально-экономическая стабилизация в условиях благоприятной конъюнктуры на мировом рынке энергоносителей при ориентации президента России на равноудаленность олигархов с усилением вертикали власти (образование федеральных округов) в 2003-2005 г.г. способствовали проявлению некоторых симптомов формирования экономики с устойчивым типом развития и потенциалом ростовых возможностей.30Закреплению наметившихся тенденций способствовали активизация потребительского и инвестиционного спроса, положительное внешнеторговое сальдо, профицитный характер федерального бюджета, появившиеся возможности формирования Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, увеличение объема золотовалютных резервов. Государство приступило к погашению внешней задолженности перед кредиторами Парижского и Лондонского клубов, а также Всемирного Банка.

Мировая экономика за время кризиса 2007-2009 годов потеряла в капитализации почти 60 трлн. долларов. Это равняется примерно годовому мировому ВВП. Знаменитый американский финансовый гуру Уоррен Баффет, занимающийся сделками по покупке-продаже крупных бизнесов, считает, что экономика США (а это не меньше 20 % мировой экономики) «упала со скалы». На ее восстановление понадобится не менее 5 лет.

Впервые после Второй мировой войны глобальная экономика пережила такой спад. В 2008 году спад в экономике США составил более 6 % (уровень безработицы – около 8%), Японии – около 12 %, в европейских странах – от 3-6 %. По данным МВФ, мировой ВВП в 2009 году снизился на 3 %. На саммите G-20 в Лондоне (1-2 апреля 2009 года) в связи с обострением кризисных явлений было принято решение, предложенное США и Англией, направить в 2009-2010 гг. на стимулирование мировой экономики 5-6 трлн. долларов. Один из основных финансовых мегарегуляторов – Международный валютный фонд (МВФ) – получил дополнительно для укрепления своей финансовой базы и поддержки отдельных национальных экономик 1 трлн. долларов.

Франция и ФРГ предложили скоординировать действия по контролю за финансовыми рынками, а также странами и территориями (офшорами) из так называемого черного списка, подозреваемыми в участии их банков в отмывании «грязных» денег.

Вряд ли стоит акцентировать внимание сейчас на том, когда, где и как начался глобальный финансово-экономический кризис. Много сломано копий, по этому поводу написано немало серьезных статей и работ. Из зарубежных экономистов выделим критические публикации о современном капитализме лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица, буквально растоптавшего неолиберальную рыночную теорию Мильтона Фридмана и монетарную практику его российских последователей. Отметим также статьи известного экономиста-практика Роберта Шиллера, который дал ответы на вопросы о причинах нынешнего кризиса и в природе вещей, и в поведении людей (бихевиористская трактовка). Заслуживают внимания «манифесты» злого гения валютных спекуляций и дефолтов Джорджа Сороса, комментарии уже упоминавшегося финансиста Уоррена Баффета. Интересные мысли высказал и профессор политэкономии гарвардской школы Государственного управления им. Дж.Ф. Кеннеди Дэни Родрик, защищавший экономическую науку, но не эконометриков, кто с присущей им принципиальностью менял одни модели и концепции на другие31. Следует вспомнить также немецких реформаторов – подвижников социально ориентированного рыночного хозяйства32.

В нашей экономической науке до сих пор дают о себе знать деяния неолибералов-монетаристов, правивших бал в 90-е гг. прошлого века. Их политические и социально-экономические эксперименты и импровизации, как говорится, по живому отдаются и поныне.

Конечно, в России были и есть ученые, способные обосновать и доказать принципиально иную точку зрения на реформирование экономики и на государственное управление. Вспомним работы академиков Л.И. Абалкина, С.С. Шаталина, Д.С. Львова, Н.Я. Петракова, В.В. Ивантера и др. Многие из этих ученых корнями связаны с РЭА им. Г.В. Плеханова. Выпускник РЭА профессор А.Д. Смирнов в сентябрьском номере журнала «Вопросы экономики» 2008 года блестяще раскрыл причины, природу и действующие силы мирового кризиса.

Механизмы саморегуляции и возможности включения защитных реакций американского, европейского и японского зрелых, если так можно сказать, капитализмов (тем более российского псевдокапитализма) оказались явно недостаточными. Поражает бессилие перед разрушительными силами системного финансово-банковского и экономического кризиса. Недостаточным оказался запас прочности и российской системы государственного управления.

В США и ведущих европейских странах, особенно во Франции и ФРГ, снова дружно заговорили, пока на уровне дискуссий, о государственном управлении и финансовом мегарегулировании, национализации банков, повышающейся роли государства и его институтов. С новой силой проявили себя стремления к консолидации усилий ведущих государств с целью снижения остроты кризисов, особенно при растущей безработице. Это выразилось и в поиске инструментов (в том числе планирования, бюджетирования, программирования, контролинга и т.д.) в экономической политике для выхода из сложившейся ситуации с меньшими потерями (греческая тема в апреле – мае 2010 г. подлила масла в огонь).

В то же время в целом мировая экономическая наука, как и официальная российская, за исключением названых выше ученых, оказалась, мягко говоря, не вполне состоятельной в предвидениях глубины, разрушительной силы и сроках продолжения мирового и собственного российского кризиса. Рекомендации о путях и механизмах его преодоления могли бы быть более основательными и конкретными. В 2010 г. МВФ прогнозировал рост мировой экономики на 1,5-2,5%. Считалось, что мировой рост в пределах 2,5% — стагнация, если не рецессия. 2010 год может оказаться более тяжелым, чем многие ожидали в США, Европе и России.

По мнению экспертов Международного валютного фонда, впервые в истории XX-XXI вв. имеет место редчайшее сочетание системного финансово-банковского кризиса, по существу, кризиса всей монетарной системы, и глубокой синхронной рецессии33.

Аналитики выделяют три высокосинхронизированных мировых кризиса, которые охватывали в последние полвека десять или более стран с развитой экономикой, одновременно вошедших в фазу глубокого спада: это 1975, 1980 и 1992 гг. Кроме этих трех общих спадов, мировая экономика сталкивалась со спадами и в отдельных регионах.

Первая причина спада была нестабильность, высокая степень неопределенности в развитии конкретных финансовых рынков, а потому быстро и резко возраставшие риски, например, связанные с возвратом долгов по всей финансово-банковской цепочке. Нынешний мировой кризис начался в США весной – летом 2007 г. с невозвратов ипотечных кредитов, взятых на покупку или ремонт дома34.

Вторая причина глобального финансово-банковского и экономического кризиса, четвертого с 1960 г. по версии экспертов МВФ, - это сохраняющаяся зависимость мировой экономики от тонуса состояния и цикличности финансово-банковской, монетарно-валютной систем и национального хозяйства США. Для однополярного в политическом и экономическом смысле мира такое положение весьма характерно, хотя и нетерпимо.

Третья причина – это разная степень зависимости от финансово-банковских систем экономик ведущих европейских стран (ФРГ, США, Франции, Англии, Италии, Японии, Канады и т.д.). В относительно лучшем положении оказались страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай). Особенно это касается Китая, хотя и завязанного на огромные объемы экспорта (текстиля, одежды, обуви, продуктов) в США, но имеющего самые большие в мире золотовалютные резервы. Экономика Китая становится хотя и развивающейся, но второй в мире по мощности с инновационной ориентацией.

США приходится считаться с определенной зависимостью от Китая, который снизил в 2009 г. в 1,5 – 2 раза темпы прироста ВВП. Безработица в Китае достигла 23-25 млн. чел. (по данным МОТ) В США безработица составляет 9,1 млн. чел., в России – около 7 млн. чел., ФРГ – 3 млн. чел.

Основными причинами кризиса, поразившего российскую экономику, являются недостаточные мощности и запас прочности финансово-банковской системы при низком уровне компетентности ее топ-менеджеров (в первую очередь это относится к большому количеству коммерческих банков, число которых необходимо сократить в 3-4 раза); неумение собственников и топ-менеджеров ведущих корпоративных структур упреждать критические точки (события) по внешним долговым обязательствам; вскрывшиеся осенью 2008 – зимой 2009 г.г. слабости системы государственного управления (на федеральном и региональном уровнях), в частности, неумение прогнозировать цены на нефть на мировых рынках, неспособность быстро реагировать на начавшийся еще в 2007г. ипотечно-кредитный и долговой кризис в США и других странах; стремление, как и в советские времена, представить на уровне высшего руководства и общественности ситуацию в мировой и российской экономике (ЦБ РФ, Минфин, Минэкономразвития, Росстат и др.) в розовом цвете. Это в то время, когда требуются честная диагностика, разработка жестких сценариев с ориентацией на наихудшие условия, что позволяет создавать дополнительные резервы, предвидение обострения социальной ситуации. Потребовалось время для преодоления растерянности в высших и средних эшелонах власти. В результате недостаточной компетентности экономических советников даже высшие руководители государства «подставлялись» под личные рублевые сбережения (август – сентябрь 2008г.), обещали сдержать и снизить потребительскую инфляцию, адресно и пропорционально помогать отдельным государственным и коммерческим банкам, нефтяным компаниям, госкорпорациям и федеральным торговым сетям. Законодательно принятая антикризисная программа (с пакетом соответствующих законов) сопровождалась использованием «ручного управления» применительно к 295 предприятиям из специального списка.

Есть ли понимание того, как сохранить корневую систему частной собственности МСП, с тем, чтобы вернуться к рыночным механизмам при новой структуре экономики и модернизированной системе госуправления? Надо начинать с науки и образования, многократно увеличивая с помощью «легких» нефтяных денег государственные инвестиции в эти сферы. Радикальные перемены в контексте системной модернизации должны были коснуться и собственности, и технологий, и управления.

Несмотря на кризис, цели и стратегия социально-экономического развития нашей страны до 2020 года, а именно рост производительности труда в 3-4 раза и эффективности производства с опорой на малое и среднее предпринимательство инновационного типа, пока не менялись.

В антикризисных мероприятиях акцент делался и делается, прежде всего, на помощь людям, потерявшим работу, и другим социально уязвимым группам населения: многодетным семьям, людям с ограниченными возможностями (более 10 млн. чел., в том числе инвалидов по зрению – около 2 млн. чел.), пенсионерам (более 30 млн. чел.), увольняемым в запас военнослужащим и т.д.

В целом итоги социально-экономического развития нашей страны в 2009 году оказались, мягко говоря, малоутешительными. Спад, выраженный в снижении объемов ВВП – составил почти 8%. Это больше, чем у абсолютного большинства стран СНГ, не говоря уже о ведущих европейских государствах. В Германии, Франции, Италии и других странах симптомы окончания рецессии или, по крайней мере, определенной ее фазы проявили себя к концу 2009 года.

Инфляция в России имела тенденцию к снижению. При жестком давлении Председателя Правительства РФ Владимира Путина руководители Центрального Банка снизили ставку рефинансирования сначала до 8,5%, потом до 8,25 %.

В 2009 году административные барьеры для желающих открыть свое дело были существенно снижены. Отныне есть более 10 видов деятельности, когда бизнесмен просто уведомляет власти о желании выйти на рынок. Но государство не остановится на достигнутом. Тем более, что в одних регионах согласования (там, где они нужны) занимают дни, в других - годы.

Инвестиционная же привлекательность России за 2009 г. снизилась. В мировом рейтинге стран с благоприятными условиями для ведения бизнеса Россия занимала 120-е место из 183. Для сравнения: Казахстан и Белоруссия стоят на 63-м и 58-м месте соответственно. В 2009 году объем капитальных вложений в российскую экономику уменьшился на 17%, на 41% снизился приток прямых иностранных инвестиций. Минэкономразвития вместе с Минфином разработало меры по улучшению инвестиционного климата. Одно из направлений - поддержка инноваций. Меры по снижению налоговой нагрузки практически исчерпаны. В феврале 2010 г в правительство были внесены предложения по точечной поддержке инновационных проектов и моногородов.

Для стран с развитой экономикой, разнообразными социально-экономическими условиями развития регионов, а также отдельных групп населения включение программно-плановых механизмов, например, для преодоления кризисной ситуации и обеспечения стабилизационно - восстановительного периода, является на определенном этапе необходимым.

Обеспечение модернизации и инновационного прорыва потребует еще раз переосмыслить возможности программно-целевого подхода и планового инструментария на всех уровнях государственного управления. Для обеспечения модернизации и инновационного прорыва необходимы реформы в обществе и экономике.

Глубокая общественная реформация в направлении создания реального правового гражданского общества должна включать создание устойчивой политической системы, действенной многопартийности. Это предположительно новый уровень политической культуры, преодоление терроризма и экстремизма во всех формах, снижение уровня бедности и преодоление разрыва в доходах между социально-экономическими группами, рост среднего класса и МСП, укрупнение субъектов РФ.

Вместе с тем нужна глубокая реформация собственности в аграрном секторе (деревне). Требует модернизации весь технологический цикл «зеленой революции», результатом которой должно стать обеспечение продовольственной безопасности нашей страны и выход, как и в начале XX в. после реформ С.Ю. Витте и П.А. Столыпина. Необходимы новая селекция, биоинженерия, нанотехнологии, дороги, Интернет, новое отношение к труду.

Предпринимательская реформация должна сделать МСП создателем 30-35% ВВП, с долей в 40-50% в инновациях, науке, производстве, строительстве, сервисе. Создается новая конкурентная среда, условия для снижения инфляции.

Управленческая (менеджерская) реформация должна носить принципиально антикоррупционный характер. Кроме того, необходимы реформация образования и науки, освоение университетской модели. Только осуществив эти реформации, можно создать новое общество и экономику.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет