Маршрутами, тропами



жүктеу 3.19 Mb.
бет14/61
Дата12.02.2019
өлшемі3.19 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   61
Бригадир эвенов Илья Бабцев (почти все остальные имеют фамилию Громовы) оказался общительным, остроумным и неглупым человеком. Он гостепреимно пригласил нас в свой чум на чашку чая, познакомил со своей женой и детьми. Живут эвены небогато, что и не удивительно при их постоянно кочевой жизни. Летом они ставят конусовидные чумы из палаточной парусины, натянутой на жерди. В крыше остается отверстие, откуда выходит дым, внизу тлеет костёр из трёх сухих жердей, просунутых в «двери», вверху обычно болтается коптящаяся рыба. Интерьер дополняется несколькими оленьими шкурами, на которых обычно сидят и спят. Таким образом, все жилищные удобства сведены к минимуму.

Гостеприимная хозяйка подала нам чай в фарфоровых чашках на деревянном подносе, хозяин рассказал о житье-бытье. Детей в семьях обычно много, что быстро, наряду с тяжелыми условиями таёжной жизни, старит женщин. Молодёжь предпочитает учиться на зоотехников и ветеринаров. Зимой бригада и стадо обычно мигрируют на другие места восточнее, где построены колхозные деревянные дома.
С оленеводами, выпасающими другие стада, мы встречались и потом, в разные годы. Примечательно, что при встрече оказывалось, что о нас уже знали, даже по именам могли назвать.

Любимая одежда у эвенов – пиджак и резиновые «болотники», любимое имя – Степан, самое распространенное оружие – винтовка-«мелкашка». Питаться предпочитают они мясом и рыбой, дикоросы собирать не любители. При этом с удовольствием выменяют у вас на свою оленину картошку, сгущёнку и борщи в банках. Жары не выносят, посидев в палатке в гостях минут пять, выскакивают – от печки слишком жарко. По этой же причине не любят и ходить в баню.

По Нилгысыгским местам, как и везде в Охотском районе, встречается много медведей, и при случае они не прочь полакомиться отбившимися от стада оленями. Когда мы стояли на речке – притоке Нилгысыга, медведи постоянно крутились вокруг, и один из них залез на высокую отвесную скалу над водой напротив лагеря. Увидев его над обрывом, мы с Г. Щербаковым тут же схватили ружья и подбежали поближе. Щ. прицельно выстрелил снизу вверх и попал медведю в горло. Раненый зверь шарахнулся было в сторону, но кусты кедрового стланика пружинисто отбросили его, и он полетел вниз с высоты метров пятьдесят прямо в речку в омут под скалой. Таким образом, смерть у него получилась тройная – от пули, падения с высоты и утопания в реке.


Конец сезона мы встретили на реке Нялоп, севернее, куда нас перебросили вертолётом в район «Потеряйкинской» аномалии. По осени приятно было побродить здесь по ярким жёлтым долинам, по пустынным каменистым горам. Воздух в это время становится прохладным и очень прозрачным, и с отчетливой резкостью становится всё видно далеко вокруг. Обычно подсвеченные солнцем осенние лиственницы «горят» как свечки на тёмно-синем фоне горных громад. Природа погружается в тишину и засыпает, и только иногда набегает порыв ветра, с мягким шелестом осыпая на землю жёлтый дождь из лиственичных иголок.



1984 г. В верховьях Индигирки и на Улье.

В сезон 1984 довелось попасть ещё севернее. Из Охотска летели через крошечный поселок-метеостанцию Уегу, которая находится в Кухтуй-Охотской межгорной котловине километров двадцать в поперечнике. Уега – это благословенный край, почти райское местечко с озёрами, вблизи которых некогда стоял пионерский лагерь. Летом тут всегда тепло, а по осени много грибов и брусники. В больших озерах в изобилии водится красная рыба-голец.

Переночевав там ночь, вылетели в район водораздела Сунтар-Хаята. Над самым хребтом вертолет сделал большой полукруг, и под нами красочным калейдоскопом завертелся захватывающий высокогорный пейзаж: зелёные долины глубоко внизу, высоченные голые горы со следами конусовидных отложений желтоватых селевых потоков у их подножий. В заснеженных ледниковых цирках величественно покоились огромные молочно-белые бугры ледников, подёрнутые светлой дымкой испарений.

Места эти – самые высокие на Сунтар-Хаята и одни из наивысочайших на Дальнем Востоке: зубчатые гребни гор венчаются пиками около 2500-3000 метров высотой. Один из пиков был поименован в честь Л. Берии, другой носит название «Мус-Хая» (Ледяная Гора). По долинам ниже тянутся выпаханные ледниками тундровые или редколесные пространства с наледями вдоль рек. Одна из наледей громадного размера – девять километров длиной, более километра шириной – оказалась недалеко от нашего лагеря на реке Делькю-Куйдусунская. По ней было хорошо и удобно ходить, за исключением тех мест, где река пропилила во льду отвесные каньоны глубиной до четырех-пяти метров. В разрезе таких ущелий обычно виден чистый слоистый голубейший или зеленоватый прозрачный лёд, намерзавший здесь, вероятно, тысячелетиями. Местами на поверхности лед раскристаллизовался в длинные прозрачные ледяные иглы, со стеклянным звоном рассыпающиеся под ногами. За краями наледи, где она была некогда и растаяла, тянутся километры безлесной каменистой промерзшей долины с тундровой растительностью и жёлтыми скромными полярными маками.

Климат тут соответствующий – недаром недалеко находится Полюс Холода северного полушария Оймякон. Все лето у нас штормило и шёл снег, иногда такой обильный, что казалось – опять пришла зима. Снег довольно быстро таял, речки и ручьи бурно вздувались, и однажды нашу банную палатку, натянутую на деревянный каркас с обвязкой из бревен внизу, унесло водой. Она стояла на берегу озера, а потом очутилась в нём самом, и, надуваемая ветром как парус, плавала туда и сюда, пока мы не сделали плот и не выловили ее.

А однажды в тех краях нас чуть не прибило камнепадом.

Как-то раз мы вчетвером шли по узкому ущелью с почти отвесными высоченными скальными стенками. Вдруг высоко наверху раздался тяжёлый грохот: в нескольких сотнях метров выше лопнула скала, и здоровенные обломки со зловещим жужжанием с неимоверной скоростью понеслись прямо на нас. Один из них, диаметром в метр, летел прямёхонько в Г. Щербакова, который шёл впереди от меня в нескольких метрах. Когда он увидел летящую глыбу, ему стало плохо, он покачнулся и в полуобморочном состоянии отступил на шаг. Это его и спасло: через секунду валун так ударил ему под ноги, что затряслась земля. Рядом градом посыпались другие обломки, и мы бросились спасаться бегством вперед по ущелью.

Ещё эти места интересны тем, что здесь находится водораздел двух великих океанов – Тихого и Ледовитого. Река Делькю-Охотская течет в Тихий океан; Делькю-Куйдусунская, приток Индигирки, несёт свои воды в Ледовитый. Обе реки берут свое начало из озера на пологом водоразделе. Я прошел к этому месту и вышел к Д. Охотской. Оказалось, что это большая белесо-мутноватая река с очень быстрым течением. Перейти ее оказалось невозможным, потому как вода вырывала камни из-под ног. Когда взобрался на скальный обрыв над рекой, то увидел, что широкая верхушка его была ровной, срезанной, как ножом, древним ледником.

Какие удивительные, впечатляющие грандиозностью горных форм места! Это арена тысячелетней борьбы непримиримых природных стихий – ледников, бурных рек, неотектонически воздымающихся гор, и штормовых неистовых северных ветров. Как результат их столкновений, рождаются ландшафты, запоминающиеся на всю жизнь.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   61


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет