Маршрутами, тропами



жүктеу 3.19 Mb.
бет42/61
Дата12.02.2019
өлшемі3.19 Mb.
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   61
Основным видом транспорта для местного населения являются зимой снегоходы («Бураны»), летом лодки. Зима является основным промысловым сезоном, а летом перемещаются редко. Многие уезжают летом к родственникам в Новокиевский Увал или Майское вблизи Норска.
В мае мы выехали на краткосрочный отдых и на посадку картошки в Хабаровск.
Вторая часть сезона началась с того, что мне предложили съездить в верховья Норы к Василию Петровичу Дубовику – поделиться опытом, так сказать, и заодно завезти ему продукты. Поехали на вездеходе МТЛБ, который в условиях здешней тайги в хороших руках водителя Алексея показал себя отличной машиной. Кроме того, путешествовать по Норе с её живописными берегами – это всегда удовольствие: вдоль реки скалы чередуются с крутыми склонами, а вдоль гравийной поймы тянутся густые лесочки из мелких тополей с узкой кроной.
К концу дня мы оказались в национальной деревеньке Джелтула, где познакомились с гостеприимными эвенками Афанасием, Семеном и Раечкой, а также русским охотником Сергеем Захаровым, женатым на эвенкийской женщине Марийке. Домов, весьма приличных, было столько же, сколько и людей; они стояли на травянистых полянках в чистой берёзовой роще, где видны были также амбарчики «на курьих ножках», склады, небольшие огородики и парники. Хуторок пристроился на берегу шумной горной реки, на другой стороне которой в два яруса высились серые скалы. Места эти, выглядевшие весьма приветливо, показались мне удивительно живописными, настоящим национальным парком.

На следующий день мы отбыли к Василию Петровичу. Вездеходчик последовал по реке и попытался пройти за посёлком большую яму между скал, где проезжал, по его словам, всегда, но на этот раз это ему не удалось.

Вездеход начал стремительно тонуть носом вперед, заваливаясь в самую глубину пучины. Всё вокруг нас быстро завертелось, вместе с пока ещё плывущей и вращающейся в сильной струе воды машиной. Вода хлынула в люки, и мы, схватив вещи, оказавшиеся под рукой, бросились к корме. Мелькнули непонимающе вытаращенные глаза вездеходчика и сигарета, зажатая в его зубах – вода лилась на него водопадом.



В результате, передняя более тяжёлая часть шестиметровой машины ушла вниз, и над водой остался только едва выступающий задний ее бортик – всё остальное оказалось в яме. Слава богу, никто не утонул. Я был в состоянии, близком к шоку: под водой остались мои бесценные полевые материалы с документацией скважин. Раздевшись, тут же попытался их спасти, ныряя в ледяную воду и ловя там руками и ногами, что попадется. Часть документов удалось достать, так же как и винтовку старика эвенка Афанасия, который согласился нас сопровождать. После примерно пяти-шести погружений тело начало сводить судорогами, и пришлось оставить эту затею. Думаю, что я неизбежно бы подхватил воспаление легких, если бы Раечка не отпоила меня самогоном с кабарожьей струей.
Вечером мы вышли на связь с ВП по маленькой радиостанции «карат». Надо отдать ему должное: он не задавал лишних вопросов, сразу же понял обстановку и был у нас с бульдозером уже на следующий день. Благородная готовность всегда прийти на помощь является отличительной чертой Василия Петровича – он помогал нам, чем мог, и в дальнейшем. Нам удалось-таки вытащить бульдозером на сушу МТЛБ, вода из которого стекала на берег мощными струями. Управились мы во время: вскоре пошёл дождь, и уровень реки резко поднялся. Скорее всего, если бы мы не успели, вездеход бы замыло на такую глубину, что вытащить его оттуда было бы невозможно.
Первым делом я развесил документацию, и за несколько дней она высохла.
Да нет худа без добра! Пока чинили вездеход, у меня появилось дня три на ознакомление с окрестностями, которые оказались замечательно живописными. Самое удивительное в этих местах – это сама река Джелтула, текущая в ущелье или в тесной долине. Берега её скалисты, а скалы состоят как бы из больших каменных щепок и пластин, плотно подогнанных друг к другу. Размываясь, они образуют удивительную гальку, напоминающую огромные серые сплюснутые огурцы. Бывают вообще невероятные экземпляры: я нашел одну такую – гладкую и хорошо окатанную, толщиной всего сантиметров пять, зато длиной около двух метров!
Кроме того, Джелтула славится обилием перекатов, бурных порогов и небольших водопадов, где вода прорывается сквозь тёмные сырые теснины мощными желтоватыми потоками. В небольших темных заводях между скалами плавают, медлено кружась, большие пышные хлопья белой пены. У кромки воды много пологих отполированных водой плоских каменно-монолитных берегов, где приятно полежать на солнышке – комаров здесь почти нет.
Все это время проживали в старой тёмно-бурой от времени избе, построенной старателями в 1939 году. Позже её занимали эвенки, а сейчас она служит гостиницей приезжим.
С течением времени народу в посёлке становится все меньше – кто умирает, кто уезжает.
Когда мы высушили и починили технику, то съездили к ВП в верховья Норы, в края уже совсем гористые, сильно залесённые, изобилующие совами, а потом я вернулся в свой отряд – продолжать вторую часть сезона.
Она оказалась куда как менее благополучной, чем первая. Неудачи преследовали нас одна за другой. По дороге на Асмакан наши бравые «курильщики» запалили тайгу, бросив на марь недокуренную сигарету, и мне пришлось побегать с вёдрами, чтобы погасить горящие очаги.
Местные болота и талики оттаяли, и наша тяжёлая техника начала в них буксовать и тонуть. Вагончики стало таскать невозможно, и мы поставили их на прикол. Жили в палатке без печки, вповалку, как цыгане. Ремонтной базы, по сути, не было, и подремонтировать технику мы тоже не могли. Буровая завязла в глинистом плывуне однажды настолько, что мы не могли её вытащить полмесяца. Бульдозер забарахлил, а вездеход МТЛБ и вовсе сломался.
Мы оказались в сложнейшей ситуации – вся техника встала и работа остановилась. Для того чтобы сдвинуть дело с мёртвой точки, мы решили снять стартер со сварочного агрегата и поставить его на оставшийся целый вездеход ГАЗ-71, стоящий на Иликане. Для этого надо было пройти, где по болоту, где по таёжной дороге примерно сорок километров. Я хотел было отправиться один, но геолог Витя Малахов настоял, чтобы я взял его попутчиком. И правильно сделал.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   61


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет