Маршрутами, тропами



жүктеу 3.19 Mb.
бет53/61
Дата12.02.2019
өлшемі3.19 Mb.
1   ...   49   50   51   52   53   54   55   56   ...   61
Во время банкета нас обязали выходить на сцену и исполнять национальные песни. Пение, невзирая на ранги за застольем – прекрасная китайская традиция. Спели китайские профессоры и академики (например, господин Ту Гуанжу – три куплета на разных языках: китайском, английском и русском. На русском «Славное море, священный Байкал»). Спели американцы, немец и японец, а затем и мы по-удальски «Ой, мороз, мороз…», и мне показалось, что аудитории наше исполнение понравилось. Во всяком случае, публика всегда с энтузиазмом аплодировала выступающим.

Старое поколение китайской профессуры, учившееся в Советском Союзе (В России и на Украине) настроено к русским ностальгически хорошо, памятуя о помощи нашего народа в послевоенные годы. Многие из них могут говорить по-русски, хотя за многие годы этот язык основательно подзабыли. Молодое поколение выбрало европейско-американские стандарты жизни, ориентируясь на создание технически передового, зажиточного общества.
С 18 по 20 ноября состоялись геологические экскурсии на юго-запад от города Гуйян – на знаменитый водопад Хуангуашу («Мандариновый») и два месторождения золота.

Дорога вела через живописнейшую горную местность – часть огромной горной системы Няньлин, занимающую большую часть южного Китая. За окнами маленького японского автобуса непрерывной чередой проносились старые деревни и городки в долинах и на склонах гор, с домами, построенными из камня, под крышами из чёрной черепицы. Повсюду вокруг возвышались горы высотой 1500-2000 метров, сложенные напластованиями карбонатных пород, изрезанных самым причудливым образом. Здесь тысячи отдельных пиков и «сахарных голов», хребтов и хребтиков, усыпанных отвесными скалами, глубокие ущелья и множество водопадов, карстовых провалов и пещер. В котловинах среди крестьянских полей сохранились «каменные леса» – скопления мелких острых скал. Вдоль горных дорог в мастерских под открытым небом можно было видеть, как из известняка ремесленники-каменотёсы высекали больших традиционных львов со специфическими «сердитыми» выражениями.

В горах дорога делает замысловатые повороты, извиваясь над пропастью бесчисленными «тещиными» языками и ныряя в туннели. Местами множество рабочих вручную ремонтировали дорогу – вгрызались в скалы, отсыпали путь гравием и бетонировали полотно. Камень перевозился ими на тележках, запряжённых небольшими лошадками.

Южный Китай (район двадцатипятиградусной широты) – зона субтропиков, и даже зимой горы покрывает тёмная зелень лесов или яркая изумрудная зелень бесчисленных рисовых полей и огородов. Климат для занятий сельским хозяйством здесь идеальный.

Овощи и фрукты произрастают круглый год, стоят недорого и продаются на каждом углу. Грузы перевозятся на лошадках, на которых можно увидеть богатую медную сбрую. Маленькие размеры огородов не позволяют применять технику, и поэтому земля вспахивается на круторогих буйволах или обрабатывается вручную. В особенно каменистых местах среди огородов можно увидеть кладбища со склепами.


Грандиозная панорама, насколько глаз хватает, расположенных террасами на склонах и огороженных каменными оградами огородов очень впечатляет, и нельзя не почувствовать восхищения перед великим трудолюбием китайского крестьянина. Сами деревенские труженики часто попадались на дорогах – небольшого роста, с лицами, коричневыми от постоянного пребывания на свежем воздухе, с мотыгами на плечах. На головах у женщин какие-то интересные тёмные тюрбаны, вытянутые по сторонам.

Водопад Хуангуашу находится в национальном парке в ста пятидесяти километрах на юго-запад от Гуйяна. Он является одним из крупнейших в Мире и хорошо известен своими размерами (семьдесят четыре метра в высоту, восемьдесят один метр в ширину) и захватывающей красотой нескольких мощных пенистых струй, отвесно падающий в глубокое ущелье реки Биушун. Через ущелье проложен подвесной мост, а под водопадом – проход-туннель через карстовые полости со сталактитами. Местами туннель выводит прямо к стене воды с её внутренней стороны. Влажные от водяной пыли склоны окружающих скал поросли мелким или толстым двадцатипятиметровым бамбуком и субтропическими деревьями с висячими корнями. Ниже водопада находятся несколько каскадов-порогов. В ущелье к воде можно спуститься по крутым каменным лестницам или на фуникулере. Внизу для туристов приготовлено шоу: на ровной площадке установлен вертикальный шест с поперечно вставленными острыми саблями лезвиями вверх. По этим саблям взад-вперед голыми пятками резво карабкаются акробаты. Спрыгнув на землю, они c весёлыми криками задирают ноги, демонстрируя мозолистые пятки, на которых после таких пробегов – ни царапины! Выше находится другая площадка, где весело хихикающие девушки народности мяо в национальных красных вышитых костюмах и красных же шапках в форме цилиндра предлагают вам недорого с ними сфотографироваться.

По дороге мы останавливались на обед в придорожных харчевнях, где нам сервировали на интересных железных круглых красных столах, от которых исходило тепло – внутри были вделаны железные дровяные печки.

Для ночевки мы проследовали в городок Чиниз в трехстах пятидесяти километрах к юго-западу от Гуйяна. Отсюда мы совершили две геологические экскурсии на месторождения золота Гетан и Зимудан. Район этих месторождений особенно богат полезными ископаемыми: здесь обнаружены руды барита, сурьмы, ртути, урана, таллия, свинца, цинка, селена и германия. Месторождения относятся к низкотемпературными и размещаются в карбонатных породах палеозоя и мезозоя. Руды подразделяются на первичные гидротермального происхождения и вторичные – в зонах окисления и в брекчиях, заполняющих карстовые полости. Они добываются с помощью экскаваторов или ручным способом с отгрузкой в мешки (рыхлых руд) и на машины. В карьерах месторождений, к которым мы подъехали, копошились сотни людей с кайлушками и лопатами, похожие на каторжников – возможно, по этой причине нам не дали возможности фотографировать, приставив для надзора двух офицеров.

В Чинизе в уютном ресторанчике для нас устроили ещё один банкет, группка иностранцев разместилась в одном зале, наши китайские коллеги в другом. Необычно, но удивительно приятно и уютно было ощущать себя в этом тёплом экзотическом уголке Мира в удаленных, окутанных облаками горах Южного Китая. Атмосфера застолья была доверительной; мы о многом поговорили с нашими иностранными коллегами, выпивали. Я принес «Столичную», которую прихватил из Хабаровска, и она пошла на бис: «О, смус, смус водка» (мягкая). Они были удивлены, узнав, что международное (давно уже) слово водка произошло от русского «вода». Пели песни по очереди, и китайцы подпевали нашей «Катюше» и «Подмосковным вечерам». Иногда включали китайскую музыку, и миловидная девушка-официантка подпевала ей, да так чисто, мелодично! Музыка естественно, как лесной родник, лилась из её простой души. Попросили её спеть что-нибудь для нас, но она застеснялась, стушевалась и спряталась.

В этой дальней провинции появление европейцев сразу привлекало внимание: взрослые с любопытством оборачивались, а дети, которые, возможно, впервые в жизни видели белые лица, стайкой шли следом, кричали «Хай!» либо «Хэлло!», а если мы отвечали тем же, то это вызывало взрывы их восторженного хохота. Дескать – «Ты посмотри-ка! Они ещё и разговаривают!»
2001 г. Китай (Сычуань, Тибет). В стране изумрудных озер и перечных деревьев

В конце апреля – начале мая 2001 года нам с Колей Бердниковым вновь удалось побывать в Китае, на этот раз в юго-западной провинции Сычуань по приглашению Университета технологий города Ченгду.

Поездка заняла две недели. Летели из Хабаровска через Харбин, столицу северной провинции Хэйлунцзян («Река Чёрного Дракона»), где пробыли одни сутки. Из просторного современного аэропорта в этот город ведет прекрасный бетонный хайвэй (многорядная дорога) вдоль хорошо ухоженных полей с теплицами.

В Харбине проживает более трёх миллионов человек. Начал строиться он как станция КВЖД в 1898 году. В центре сохранились красивые двух-четырёхэтажные старые русские здания, построенные в европейской традиции начала двадцатого века, и сложилось впечатление, что это уже тогда был крупный город, строящийся быстро и с перспективой. В центре города к реке Сунгари ведет мощеный брусчаткой пешеходный бульвар, по которому в двух направлениях бредут толпы прогуливающихся. Там, где улица подходит к реке, она переходит в площадь, на которой множество отдыхающих запускают сотни воздушных змеев самой разной формы, размеров и окраски – у кого на сколько хватает фантазии. Чаще всего можно увидеть змеев в виде птиц.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   49   50   51   52   53   54   55   56   ...   61


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет